Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Улыбайтесь, господа, улыбайтесь!


Улыбайтесь, господа, улыбайтесь!

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

Новогодний флэшбэк, сюжетный. Вы можете взять временного персонажа, чтобы присутствовать и играть. Все подробности и вопросы решаются в организационной теме.


Когда? 18 латня 1077 года – за пять лет до текущих событий.
Где? Альянс Девяти, город Нертан.
Кто? Алек Эарлан, Вивьен де Трайх, Живьен Вольсфорд, Кайлеб Ворлак (присоединение приветствуется)
Что происходит?
Бал-маскарад высшего магического общества Альянса, приуроченный к помолвке наследников двух влиятельнейших тёмных городов. Приглашены все магистры, их дети, видные чиновники и деятели культуры, представители различных обществ, некоторые полезные люди и редкие случайные гости. Оформление праздника сделано нарочито-ярким, и главное требование – носить маску и не использовать титулы и родовые имена до сигнала хозяина вечера.
• начинаем так: я, затем Вивьен, потом присоединяется Шальтиэль. Марек вступает по своему усмотрению.
• танцевальная часть пока не началась.
• учитываем, что знать, кто точно скрывается под маской, персонажи не могут, только догадываться или быть уверенными.

0

2

Ещё было рано, и не все гости собрались, а глаза Кайлеба уже начинали уставать от непривычной пёстрости красок ярко освещённого бального зала.
Он стоял, поставив локти на перила, и, подогнув при этом колени неудобно-длинных ног, впадал в уныние. Коленки заворачивались в алые портьеры и упирались в балясины. Дело было не в оформлении зала, но каждая частичка вечера Ворлака раздражала в утроенном объёме. Потому что этот вечер следовало проводить не здесь, не в этом обществе и совсем не за пустыми занятиями этих разряженных людей, но, выбирая из списка множества мотивов, Кай отдал предпочтение именно любезно предоставленной Культом возможности заявиться на светское мероприятие. То, что Эйр была мягко говоря не в восторге, его ничуть не удивляло. И не радовало, кстати, тоже. Девушка могла казаться навязчивой иногда, но это он не смог достать приглашение для неё и оставил одну в семейный праздник. А ведь за последний год его семья сократилась до неё одной и…
Эарлан. Мразь…
Кайлеб больше не рвал связей с Культом. Через контакты с гильдией убийц братья узнали, что Алисию Ворлак заказывали достаточно состоятельные люди, чтобы позволить себе зачарование одежды и контрактной бумаги для сохранения анонимности. То есть очень состоятельные.
А теперь этот приём и слухи о договорённости между главами городов.

Чёрная-чёрная ненависть горела в Кае, пока не закипая, но нещадно паря, точно на медленном огне. Он слышал про выступления Алека на открывшемся для боёв без правил Сайтере, но не собирался ловить в за углами, как какого-то вора. Это обычно не смущало Варлока, но не в вопросах семьи. Не-ет, Кайлеб собирался узнать, какие ветры дуют у кормушки номинальной власти, и только потом требовать сатисфакции.
Поэтому он скучающе наблюдал за медленно выплывающими из галерей гостями, выжидая. Хозяева встречали чинно подъезжающую аристократию у парадного подъезда, а он, как и многие другие незначимые и практичные гости просто телепортировался к указанной точке перемещения.
Чернокнижник повертел в пальцах маску. Простая деревянная безделица, выкрашенная белым с минимальным узором, она привлекала не много внимания, а мундир и офицерская – отстиранная, наконец, от крови предыдущего владельца – перевязь оставляли ещё меньше пространства для воображения. Но это было нормально: вся верхушка Альянса и так знала друг друга через пару лицемерных рукопожатий и чувствовала чужаков. Кай пришёл найти Алека и проверить слухи, а не играть в пустую угадайку.
- Я думал увидеть тебя одетым как подобает, – сказал голос за плечом, до зубовного скрежета знакомый. – Хотя бы в парадной форме. Ну, хоть на гречку с морковкой твои волосы больше не похожи.
То был старый-недобрый законник, буквально вытащивший Кайлеба из когтей трибунала. Вот ещё одна восхитительная лицемерная особенность тёмных магов: жизнь они не ценят, но законы свои берегут, как могут. Боятся, что ли, что найдутся в их царстве существа куда более смелые и беспринципные, чем они?
- Это праздничная, – фыркнул офицер, продемонстрировав золотистую оторочку на тёмно-тёмно-бордовом рукаве. Он любил форму за удобство и практичность, и терпеть не мог, когда военные рядились, как белоручки. – А можешь представить меня разряженным под… этих?
- Нет, – невозмутимо ответил адвокат, – ты слишком дурно воспитан для кружев. Впрочем, учитывая, как быстро ты поменял своё мнение о важности строевой подготовки, получив перевязь… думаю, ты мог бы меня удивить.
- Бесплатные выступления я даю только по своему усмотрению, – отрезал, пропустив мимо ушей замечания книжной крысы Варлок.
Зал стал гораздо люднее. Мимо прошли музыканты, тоже в масках, с накрахмаленными манжетами и абсолютно бездушным шлейфом официальности, тянущимся за полами камзолов. Кайлеб потряс длинной красновато-русой чёлкой, делая вид, что не разглядывает их и вновь повернул голову к собеседника.
- Чтобы играть по нотам, их надо знать, - заметил тот, поправив свою короткую маску и растянувшись в улыбке. Повторение движений – хороший способ расположить собеседника, но Кайлеб чувствовал неприязнь к выкидышу неприятного ему общества, так стремившемуся посидеть на коленке у роскоши, и перекрыть её было сложно.
- Это не мешает мне играть из головы, - ответил коротко чернокнижник. Вдруг в его голову пришла замечательная идея. – Кстати говоря
- Что? – не понял законник, но Варлок уже ускользнул. – Надень маску! – прозвучало вслед.

Кай нацепил кусок выбеленного дерева, скорее, просто чтобы освободить руки, и снял перчатки. Дурацкая, на самом деле, идея, но от скуки и из желания уйти от навязчивого брата он за неё зацепился. Узнать у ремесленников от музыки, где можно реквизировать хоть какой инструмент, оказалось очень просто: они, похоже, даже не поняли, что перед ними не слуга, а гость. Ему даже не пришлось идти далеко: музыканты оставили вещи в небольшой комнате на другом конце галереи. Кай быстро разжился мандолой и, нежно трогая пальцами струны, вышел, плотно прикрыв за собой дверь. И чуть не налетел на женщину.
Девушку.
Юная леди в чёрно-зелёном платье с чёрной же маской выглядела очень взросло, хотя что-то острое в её фигуре выдавало самый поэтичный возраст.
- О-хо, леди, и-извините, – когда дерёшься глефой, баланс держать учишься первым делом, поэтому Кай даже из неловкого почти-столкновения сумел сделать небольшой поклон. Большего делать не стал – мысли занимала мандола. Однако молчать с дамой было не вежливо.
И вообще, что это она жалась к стене с дверью?
- Вы что-то искали?

+1

3

Скучные балы и мероприятия никогда не нравились Вивьен. Больше всего тем, что приходилось вынаряживаться, как кукле и каждый раз играть роль, натягивая на лицо сотни различных масок. Зачем одевать настоящую, когда игра мимики и слов в сто раз ценнее куска папье-маше или ткани? В современном обществе ценится именно это.
Мать не успела привить наследнице любовь к украшениям и дамским нарядам, поэтому девушка чувствовала дискомфорт и не раз пыталась уйти куда-то от служанок или поджечь им платья, только бы самой не выглядеть как разодетый чайник. Отец не мог потакать дочери. Выше семьи стоял Магистр Призыва и его сын, а тем возжелалось не только женить молодого некроманта, но и раззвенеть об этом на весь Альянс. По мнения Вивьен, хватило бы и подписания контракта, все равно новости разносятся с сумасшедшей скоростью. Сегодня Эарлан налажает, а через пять минут об этом будет знать бедняк из самой захудалой деревеньки, где-то в лунных землях.
Маски… Маски… Девушка даже не знала, стоит ли радоваться тому, что ее на этом балу никто не узнает или же нет. Учитывая то, что она вообще не желала туда ехать, но была вынуждена делать это по примхе отца, какая-то жалкая маска и намек на инкогнито не могли сгладить ситуации вообще, особенно после того, как служалкам удалось загнать ее в угол, переодеть и вообще привести в должный вид, превратив то, что было, в девушку благородных кровей. Конечно, здесь не обошлось без вмешательства главы семейства. Его пришлось оторвать от дел и заставить следить за тем, как его дочь преображают, чтобы точно избежать новых жертв среди служанок, и они успели вовремя закончить со всеми приготовлениями к празднику.
При отце девушка не решилась пытаться насолить служанкам. Ну, по крайней мере, не в той степени, как раньше. Пару ожогов дамам было не избежать, пока Вивьен не поежилась под строгим взглядом отца и, вздохнув как последний мученик, не сдалась в их власть полностью и бесповоротно. Тут женщины и оторвались на полную катушку.
Глава семейства был доволен результатом в отличие от своей дочери. Вивьен ни в какую не желала смотреть на свое отражение в зеркале и предпочла последние минут пребывания дома посвятить музыке. Игра успокаивала и отвлекала от навалившихся проблем, превращая их в ничтожную крупицу, которую можно переступить и не заметить.
В комнату постучались, и девушка отвела смычок от струн, прерывая мелодию. Пора. Бережно положив инструмент в чехол, девушка прихватила со стола маску и направилась вниз. Впереди их ждет перемещение, а потом короткая дорога до замка.

- Р-розовый? – изумленно выдохнула Вивьен. Взгляд запрыгал по помещению, цепляясь за каждую деталь. Голубой и розовый. Захотелось пожать горло организатору. Девушка закрыла ладонью лицо, лишь бы не видеть этого кошмара. – На фоне этого мой внешний вид, глупость, на которую никто не обратит внимание.
Не сказать, что служанки не постарались. Наоборот, они приложили все усилия, чтобы угодить хозяину и сделать из его дочери конфету с кислинкой, раз на сладости она не соглашалась. Темно-зеленое платье оттенили черными вставками и узорами, сохраняя образ некроманта. В дополнение к тому пошли короткие сетчатые перчатки черного цвета, гладкая черная маска, с едва заметным темно-зеленым узором и туфли на небольшом каблуке. Вивьен не позволила взгромоздить ей на голове птичье гнездо, поэтому ограничились тем, что изменили ей пробор, оставив волосы распущенными, и добавили небольшую челку. Единственное, что девушка приняла из украшений и не решила убрать это как можно дальше – небольшой голубоватый кулон на тонкой цепочке, некогда принадлежавший ее матери. Отец знал, что стоит подсовывать переборчивой дочери, чтобы не получить отказ.
Глава семейства поспешил первым поздравить Магистра и его сына с грядущей свадьбой, но наследника не оказалось рядом, и разговор с Магистром плавно перескочил с грядущей свадьбу на какие-то важные политические дела, в которые Вивьен вникать не стремилась.
Пользуясь моментом, девушка покинула отца и отправилась искать тихое местечко, где она могла бы отдохнуть от суеты праздника и точно знать, что никто ей не помешает и не будет трогать до завершения бала, конечно, если отец внезапно не найдет ее.
Уединение было прервано раньше, чем Вивьен успела его найти. Она сделала полушаг назад, чтобы как-то избежать столкновения с незнакомцем.
Она чуть склонила голову в знак вежливости и принятия извинения со стороны парня. Взгляд зацепился за инструмент и образ мужчины. Военная форма… Офицерская… С этим образом музыкальный инструмент у Вивьен никак не вязался, он казался лишним. По ней тоже не скажешь, что она музыкант, служанки над этим постарались, но разве дело в обложке? Если умеешь играть, а талант не отнять, то не важно, кто и как выглядит.
- Тишины и приличной музыки.

+1

4

Все должно быть идеально. Сегодня мой день, сегодня я должна выглядеть лучше всех. Сегодня моя помолвка с сыном Магистра и это первый шаг к власти.. Темноволосая девушка смотрела на себя в зеркало выискивая хотя бы маленький изьян во внешнем виде. Но как и она требовала от слуг и прочих заботящихся о ней женщин было идеальным. Красивое платье с высоким воротником, в меру украшенное вышивкой и лентами, благородные ткани струились и переливались яркой отделкой. Платье было красивого фиолетового цвета, с белыми манжетами и рюшами украшающими декольте, кружевные перчатки до локтей, цвет туфелек и редикюля совпадает с цветом платья. Пока еще длинные черные волосы до середины спины блестят и отливают оттенком аметиста. Глубокий взгляд темных почти черных глаз, но счастливых и веселых. С ноткой игривости и лукавства. Хитрости и капризности. Гордый носик. светлая кожа. Высокая прическа украшенная маленькой шляпкой с белыми и фиолетовыми перьями редких птиц. На шее великолепное ожерелье с аметистами, в ушах длинные сережки с аметистами и браслет на левом запястье также украшен камнями из всего набора.
В руках девушка держит маску. Также как и основной наряд она фиолетовая украшенная черным гипюром и миндалевидный вырез для глаз, в центре этой вещицы сверкает красивая золотая брошь из которой идут вверх 3 лучика.
Красивая и достойная Живьен Вольсфорд, наследница г. Нертан, любимая дочь отца, смотрела на себя и улыбалась тому что спустя пару часов станет одной из важных личностей в Альянсе. Самое главное завоевать доверие и стать своей. Привлечь Магистра на свою сторону, стать ему поддержкой и тогда весь мир будет принадлежать ей.
В комнату вошел отец и улыбнулся. Карета готова, сейчас они поедут на бал-маскарад.

И вот они уже вошли в распахнутые большие двухстворчатые двери бальной залы старинного замка города. Предназначавшегося именно для таких мероприятий. Здесь уже было очень много гостей. Идя под руку с отцом Живьен улыбалась и кивала приветствующим их лицам. Конечно знала она пока еще не всех. Но манеры требуют. А вот и сам Магистр, договоренность родителей в силе. Отец и глава Альянса поприветствовали друг друга очень тепло. Эарлан-старший окинул девушку взглядом и довольный улыбнулся. Живьен ему нравилась, он считал ее достойной своего наследника. Правда вот своего будущего жениха девушка не видела. Алек был всегда несколько отстраненным и замкнутым. Она с ним общалась всего один раз и пока каких-либо выводов не смогла сделать. Поэтому и расчитывала сегодня на более подробное знакомство. Но парня нигде не было видно. Тем временем старшее поколение перешло на беседу о делах и сразу же стало несколько неинтересно. Точнее это может подождать, все-таки надо найти будущего избранника. Предупредив папу Живьен пошла через толпу гостей осматриваясь по сторонам, она уже достаточно по исследовала зал и поняла что тут Алека нет.
Возможно он уединился где-нибудь в кабинете или библиотеке. Шальтиэль направилась к лестнице ведущей на галерею и начала подниматься. Остановившись на площадке девушка снова посмотрела вниз проследив за новоприбывающими гостями отмечая кто прибыл. Точнее вдруг Эарлан войдет.
Но снова ее ждало разочарование и брюнетка направилась по коридору к комнатам. Несколько галерей совмещались между собой и пройдя в одну из арок она наткнулась на стоящую пару. Мужчина был в офицерской форме, а девушка в темно-изумрудном красивом платье. Они тихо беседовали, но было видно что и он и она вряд ли знают друг друга.
- Прошу прощения если помешала. Вы здесь случайно не встречали молодого парня?

+1

5

Девушка, с которой чуть было не столкнулся и полетел на пол Кай, оказалась самой обыкновенной тёмной магичкой. Маска на лице, маска вместо лица, и редкие тусклые проблески чего-то живого под тоннами напускной бездушности, привитой такими же изуродованными душой родителями. Хотя в праве ли был судить об этом он, Потрошитель ульвов, с одинаковой жизнерадостностью певший песни и сжигавший заживо врагов? Мораль – штука то-онкая. Пока некроманты красили Альянс и мир в чёрно-белое, Кайлеб смотрел на вещи со здоровым цинизмом и релятивизмом, получая от жизни удовольствие, пока ему жилось.
- Оу, понятно, - ответил он девушке, - а к комнате, в которой лежит реквизит, Вас, стало быть, принесла судьба.
В голосе офицера не было обвинения или подкола, чистый интерес. То, что девушка, несмотря на внешнюю светскость, искала уединения и признавалась в этом, говорило о… чём-то, да. Кай пока не мог описать это словами, как не мог объяснить, во что за прошедшую осень переросла его ненависть к магической аристократии. То, что поселилось в его голове, уже мало напоминало личный бунт из принципа. Это было семя идеи.
Сколько в тебе живого человека, милая? – спросил он, удивляясь интонации вопроса в собственных мыслях. – Можно ли тебя спасти, или…
Или вырезать и выжечь со всей твоей роднёй?
Вырезать?
Почему сразу вырезать?

- Не могу Вам обещать приличной музыки, но предлагаю наведаться в эту самую комнату, - Кай ничем, даже и особенно взглядом не выдавал внутреннего противоречия совести и жажды крови. Это происходило с ним уже некоторое время. Возможно, потеря семьи так наложилась поверх чувства вины, возможно, просто душевные силы были на исходе. Как заведённый, чернокнижник продолжал вытанцовывать рутину, не выдавая своего угнетения и ожидая нового подъёма. – Вы же играете?
Он одной рукой, не отрывая внимания от незнакомки, нашарил ручку двери и толкнул её внутрь, предполагая, что они зайдут. Простой парень по рождению как-то даже и не думал, что девушка может найти такое предложение невежливым.
А если бы и думал, это была бы первая и очень хорошая проверка куколки на живость.
Только начинавшийся разговор прервался появлением третьей персоны. Тоже молодой, судя по голосу и свежести бледной кожи, но очень высокой девушки. Ворлак не привык видеть таких барышень. Обычно ему приходилось опускать голову, чтобы смотреть на собеседниц.
- Однако, здравствуйте, - с игриво-ироничной интонацией ответил Кай. Пожалуй, эта особа ему импонировала чуть больше: её озабоченное состояние веяло жизнью куда отчётливее. Это было редкостью на сегодняшней ярмарке тщеславия, учитывая значительно более роскошный, чем у них с крапивной, как он прозвал чёрно-зелёную маску, леди, наряд.
У-ти какая фиялочка! С позолотой! – деланно умилился в мыслях Варлок.
- Молодого парня? Хм, дайте-ка подумать… - движения Кая были движениями опытного лицедея: он играл без натужности, но честно признавался, что всё не в серьёз, потому что иное было неуместно. Его лицо в маске на пару мгновений поднялось к потолку, описывая плавный полукруг, а потом резко вернулось к фиолетово-золотой даме: - Видел! Себя.
Голос и жесты компенсировали скрытую мимику. Офицер, не дав девушкам задуматься над сказанным, тут же продолжил:
- Но, боюсь, мне уже не смешнадцать, - оговорка была не случайна, - а Вы ищите лицо именно этих лет. Могу предложить Вам поискать молодых людей в бальном зале, либо присоединиться к нашему маленькому…  - Кай перевёл взгляд на Крапивку, словно позволяя ей решать, что делать. Для себя он уже решил: его занятием на следующую четверть часа было язвительное стихоплётство, – хм, камерному ансамблю? Если Вы цените музыку, конечно.

+1

6

- М? – некромантка перевела взгляд на дверь. Она и не думала о том, что здесь могут быть музыкальные инструмента, а если и так, то что? Свое она отыграет дома, а здесь – дело музыкантов создавать атмосферу. Заунывную, которую даже розовые стены не могли разнообразить напыщенным весельем аристократов. Вивьен было неудобно в такой обстановке, поэтому она хотела ускользнуть от суеты, а выйти и сыграть на публику – очередной повод для ее отца найти достойное занятие дочери и это не развлечение гостей. Развлечение – дело прислуги, а не аристократов. Можно было сослаться на то, что это свадебный подарок для сына Магистра и утолить жажду нормальной музыки, но некромантке было лениво что-то делать, даже зная, что у нее есть свойский единомышленник, решивший разнообразить темный вечерок некромантской аристократии. И откуда он такой взялся? Словно и не здешний, но аура темного мага выдала в нем такого же некроманта, как и она, как бы внешне он не походил на такового и видом, и манерами, и словом.
- Пожалуй, - безразлично ответила некромантка, не стремя присоединиться к затее темного мага. – Посмотрим, что выйдет из его желания разнообразить этот вечер.
Девушка обвела взглядом зал – скорее от нечего делать, нежели желания кого-то найти, если только отследить направление отца и предугадать его намерения относительного этого вечера. Она еще должна поздравить законнорожденного принца не мертвых, хотя ему, как казалось Вивьен, плевать на поздравления. Слишком много слухов вьется вокруг его натуры. Так молод, а уже при нем живом сложились едва ли не легенды и баллады. Девушка тихо хмыкнула и переключилась на вопрос некроманта.
- На скрипке, - коротко ответила темная. – Но я предпочитаю не изменять своему инструменту, - человек, который не знаком с музыкой, скажет, что все инструменты одинаковые, но Вивьен думала иначе. Она по прикосновению могла определить ее это вещь или нет, даже если опытный мастер создаст точно такую же копию, она все равно поймет, где та, что принадлежит ей.
В разговор вмешалась третья особа. Вивьен хотелось съязвить, но незнакомец опередил ее, по-доброму пошутив. Пусть так.
- Резонно предположить, что миледи ищет его Высочество? – некромантка вопросительно посмотрела на незнакомку, едва ли не сияющую от какого-то странного и чуждого де Трайх счастья. Сама Вивьен никогда эмоциональным фонтаном не отличалась, поэтому не могла понять тех, кто веселится и радуется жизни, когда в его руках темные нити смерти, ей был ближе характер Эарланов, в частности, сына Магистра, находившегося на грани двух восприятий мира.
Предположения девушки было частично оправдано. На балу множество молодых парней и мужчин, но. если она посчитала, что этого описания достаточно, то имела в виду она скорей всего того, кого знает едва ли не каждая шавка в подворотне, а под это подходили только двое: Магистр и его сын. Первый по возрасту отправился отдыхать на скамейку запасных, хотя со смертью жены, мог бы и подсуетиться, подыскав невесту не только себе, но и сыну.
- Хм… - девушка задумчиво посмотрел на инструменты в комнате, решая, подключиться ли ей к авантюре некроманта и ил продолжить поиски уединенного места. Немного поколебавшись, Вивьен вошла в комнату, чтобы выбрать себе подходящий инструмент, сожалея о том, что не смогла взять свой.

+1

7

Каждый из встреченных персон встретил Живьен по своему. Мужчина вежливо расплылся в улыбке и произнес несколько вежливых и остроумных фраз вызвав у брюнетки милую улыбку, свидетельствовавшую о благосклонности к кавалеру. Дама же напротив окинула Шаль холодным и безразличным взглядом, сразу отмечая что поиски ее направлены именно на наследника Альянса.
- И вам здравствуйте - начала она конечно же с вежливого мужчины, которому соответственно в силу более теплого приветствия Шальтиэль также импонировала теперь более дружественней. - Я вас заверяю что рада этой пусть и случайной встрече офицер...к сожалению мы с вами не знакомы.
Затем переведя внимание на девушку в зеленом Живьен теперь уже придерживаясь простых норм поведения нежели личных каких-либо эмоций также вежливо произнесла:
- И вам доброго вечера мисс. Да вы конечно же правы я искала именно его Высочество, но видимо его пока нет.
Возможно ему и вообще безразлично происходящее и Алек плевал на приличия и нее саму пренебрегая даже простым приветствием.
Другие молодые люди совершенно не привлекали Шальтиэль, особенно учитывая что отец Вольсфорд намеревался породниться с самими Эарланами. Сама же Живьен сильный пол воспринимала лишь как способ приятного времяпрепровождения.
- Мои поиски пока думаю подождут. Тем более что такое щедрое предложение насладится хорошей музыкой и к тому же в обществе кавалера проигнорировать как хозяйка вечера просто не имею права.
Подарив офицеру свою самую лучшую улыбку Живьен прошла следом за незнакомкой в изумрудном наряде.

0

8

Два месяца с небольшим… Оказалось, что этого времени достаточно для того, чтобы Магистр Призыва решил восполнить утрату своего сына и подыскать ему новую кандидатку, которая была бы выгодна Альянсу, но ничтожно мало для того, чтобы воскресить ту, которой принадлежало истинное право занять это место.
Младшему Эарлану не удалось ничего изменить и предотвратить ход неизбежных событий. Смерть Алисии стала достояние общественности и первым об этом узнал отец парня, решив воспользоваться полученной информацией, как желанным фактом и толчком к новым действиям, не дав очухаться от произошедшего наследнику. Некромант распоряжался жизнями и смертями так, как хотел, невзирая на то, кто попал в его руки. Вторым узнал Варлок, и проблемы начались с него. Факта кончины Алисии было достаточно для того, чтобы нажить себе врага, который никогда не простит, но тогда шанс на то, что конфликт замнется и останется без желание кровной мести, сводился практически к нулю и мог быть сброшен со счетов, но Кайлеб видел «куклу», созданную ним и хотел заполучить тело сестры, понимая, что был обманут женишком сестры с самого начала. Это не входило в планы аристократа. Алек собирался продолжить свои исследования и возобновить попытки воскресить девушку. В шансы того, что это реально, Ворлак, кажется, не верил, ослепленный своим желанием упокоить сестру и больше не терзать ее душу между двумя мирами, Эарлан придерживался другого мнения. Накосячил — исправь. Стоило махнуть на это рукой и забыть, как нелепый сон, но сын Магистра был слишком упрям и юношеский максимализм не шел ему на руку, зашкаливая и переваливая через опасный предел. Скоро будет бить через край, если он не остановится. Предпосылок для того, чтобы все бросить, было много, но Алек упрямо не хотел их замечать. Слишком упрям и в последнее время успел привязаться к эниде, которая отдаленно, но напоминала ему желанный оригинал. Возможно, что он начинал сходить с ума от безудержного желания вернуть то, что по праву считал своим. Собственнические замашки давали знать о себе и после смерти девушки.
Пришлось покинуть родительский дом для того, чтобы у отца было меньше желания сунуть свой нос в дела сына и повлиять на них. Один раз он позволил ему это сделать и поплатился самым дорогим. Алек знал, что его встреча с Алисией и представление отца, как невесты, окажутся гнилым яблоком, которое его заставят проглотить, смакуя каждый кусок на протяжении длительного времени, не давая привыкнуть ко вкусу, который каждый раз должен быть таким де отвратительным, как и прежде. Девушка ушла так же быстро, как и появилась, напоминая, что любая слабость и чувства не должны иметь места в игре верхушки. Ценность договора между семьями заключалась в том, что в случае кончины одной из сторон ничего не помешает заключить его с другой, пока не появится стоящая замена утерянному и тогда без доли колебаний он сможет продолжить начатое, пусть и с другой. Ход был прост и понятен даже ребенку. На первом месте польза от союза, потом отсутствие возможности манипулировать. В двух случая фаворитка сына Магистра проиграла, оставшись за бортом, когда Магистр Призыва решил, что брак ему неугоден и сыграет не на руку, а ножом в спину, когда настанет время. У Алека и без того было слишком много врагов и причин для того, чтобы в темном переулке получить кирпичом по затылку. Отец сделал лучшее, что он мог — дал им меньше почвы для действий и возможностей манипулировать сыном. Его можно было понять, но его действий парень не поддерживал, поэтому то, что у него осталось — тело Алисии, берег как мог, стараясь не открывать нахождение девушки ни Ворлаку, ни отцу. Ее существование должно было оставаться в тайне ото всех, но иллюзия защищенности рушилась, а вести о новой невесте раздражали наследника.
Бал — очередной предлог сделать новую ошибку, чтобы отбить желание стремиться к заключению союза. Он не мог оставить Алисию одну, как и отказаться от того, что должен присутствовать на мероприятии. Скрипя зубами, Алек принял решение взять девушку с собой. Явиться с ней на бал — неслыханная дерзость по отношению к невесте, которую он еще не видел, но кто говорил, что заключение договора не предполагает наличие других женщин, в числе которых избранница его отца не обязательно окажется фавориткой аристократа.
Эарлану пришлось изрядно потрудиться для того, чтобы придать эниде подобающий вид. Ее манеры могут быть несвойственными обществу некромантов и аристократии, но ему было все равно, какое впечатление сложится о девушке в обществе. Он сам был далек от идеала и был одним из первых, кто подбрасывал шпильки отцу, как в качестве мести за вмешательств в личные дела. Детские шалости, не иначе, и им никто не придавал особого значения. Принимая как должное.
Ехать пришлось верхом. Алеку стоило распорядиться об эскорте, чтобы не испортить образ девушки, но он поздно об этом вспомнил, но и тогда не хотел добавлять вечеру ненужной вычурности. Пришлось ехать медленно, и придерживать девушку, которую он посадил перед собой, чтобы довести ее, не «потеряв» по дороге. Мыслями некромант был далек от нее, поэтому за всю дорогу парень не обмолвился с энидой и парой слов. Он думал, как ему лучше представить девушку и как держать ее при себе, чтобы не дать отцу и Кайлебу ненужный шанс протянуть к ней свои руки. Сам он должен был отыграть запланированную роль и просчитать возможные последствия всех своих шагов. Он рисковал уже тем, что явился на маскарад вместе с Алисией и рисковал явно не своей головой.
Что бы ни происходило, не отходи от меня, — Эарлан заговорил, когда они остановились у лестницы перед главным входом. Слез с гнедого и снял девушку, осторожно поставив ее перед собой.
Ему пришлось долго и много думать, брать ее с собой или нет, и если да, то как преподнести ее, как представить, что сказать. Мелочи, но в эту ночь любая ерунда может потянуть фатальные последствия.
Мы пришли сюда вместе и уйдем тоже вместе.
Взяв девушку под руку, он повел ее в здание, но остановился на главной лестнице, откуда было видно весь зал с приглашенными аристократами и их отпрысками. Намеренно подставил под взгляды большинство себя и Алисию. Пусть смотрят и знают, что рядом с ним не предложенная избранница, и он имел дерзость явиться сюда с другой.

офф

Описывать одежду никогда нормально не умел, поэтому решил далеко не ходить и взять внешность Сайто и добавить к ней обычную черную маску на глаза.
http://s6.uploads.ru/QLg9f.jpg

+2

9

- Конечно, не знакомы. А если бы и были, я бы счёл притвориться, что нет, леди. Правила вечера обязали нас не называть имён до торжественной части, и до тех пор я рад предложить Вам себя лишь в качестве незнакомца.

А ещё лучше - не предлагать вовсе. Потому что...

Его Высо-о-о-очество.

Как хорошо, что сегодня на лицах у всех маски, а на его - полная. Как хорошо, что, чуть подняв голову, можно скрыться и от взгляда глаза в глаза. Потому что под маской улыбка Кая исчезла мгновенно, как только с губ Крапивки слетело чопорное обращение.

Его Ублюдчество, прозевавшее убийство собственной невесты и даже не изволившее ни упокоить, ни воскресить как полагается. Мразь, лишившая Кайлеба последней частички семьи и не давшая даже посмотреть на то, что стало с Алисией после вселения в неё той слабоумной... нечисти.

Если бы от ненависти отрастали у людей клыки и ядовитые железы, если бы покрывались они чешуёй, быть бы ему гилларианской древесной гадюкой, одной из смертельнейших из плюющихся ядом. Но Варлок боялся, что тогда бы укусил ненароком Эйр, всякий раз вытаскивавшую его из предрассветных кошмаров, всякий раз возвращавших его в призрачные окрестности Зенвула, где он видел невиданных чудовищ и уродов и где всякий раз его встречала Алисия. Босая, в окровавленной сорочке, с головой, убранной белыми вянущими цветами и этим немым укором в глазах. Его не самый ужасный, но жестокий кошмар.
За три года он так и не смог написать ей ни строчки, не выплёскивая на бумагу без фальши ничего, кроме признаний в том, какой он монстр, а теперь она присоединилась к чудовищам в его голове. Всё было бы иначе, имей Кай шанс с ней встретиться. Но случилось что?
Правильно.
Алек Эарлан не удосужился защитить любимую женщину от наёмного убийцы.
Если он вообще хоть когда-нибудь её любил.

Кайлеб проглотил свою ненависть, до поры, но она опять вставала поперёк горла как кость. Войдя в тёмное помещение вперед дам, он коротким хрустящим щелчком пальцев запалил все канделябры по стенам и стойкам.
- Скрипка, - коротко указал офицер на инструмент, видя, как осматривает комнату Крапивка. Про Эарлана он так и не сказал ни слова, но кто такая особа в фиолетовом - уже понял. Девица Вольсфорд, высокая, как её папочка. Замена его сестре.
Его руки никогда не перестанут просить стали, а глаза - кровопролития, но почему же так трясёт при одной мысли? Эта девица - Лис не ровня! Даже близко нет. Алисия никогда не была утончённой и манерной: в ней дышало изящество скромного ландыша, а не роскошь вульгарных ирисов, удушливых лилий и банальных роз.
Почему так упрямо загибаются пальцы в крюки?
Хорошо, что за маской не видны под глазами круги.
И опять мысли, строчка за строчкой, ложатся в дурные стихи.
Отвлечься, не думать, пустить по теченью…
"Я не могу понять, о чём ты думаешь, когда вот так вот замираешь, - говорила Эйр. – Но твой взгляд пугает меня до дрожи". Она всегда была хоть и невежественной, но довольно сообразительной девочкой. Но, опять же, совсем ЕЙ не ровня.

Кай сам не заметил, как, приткнувшись на угол заставленного футлярами стола, стал наигрывать какую-то мелодию из головы, губами нашёптывая ноты. Собственное горячее и влажное дыхание, отражаясь от маски, оседало на носу и щеках, вызывая очень странные ощущения. Как будто…
Пальцы без перчаток – видимо, он снял их, когда задумался, и заткнул за пояс – почти бессознательно распустили завязки маски и стянули её с головы. Раз уж девица Вольсфорд не желала играть по правилам своего вечера, то ему тем более не были интересны все эти кокетства и жеманства. Всё равно света, без зажжённой люстры, хватало едва-едва, а длинные пряди красного цвета и без того хорошо затеняли лицо. Он не хотел смотреть ни на одну из барышень: слишком тяжело было заглушить тягу сжечь кого-нибудь заживо по поводу помолвки предателя. Чтобы успокоиться, Кай стал напевать вздорные песенки под тихие переборы, давая и Крапивке время разыграться, но потом резко оборвался: поймал на себе слишком внимательный взгляд.
- Проявляете интерес к лёгкой сатире? – нагнув голову на бок и прищурив глаз поинтересовался офицер. – Я могу спеть что-нибудь… сейчас.
Он стал быстро перебирать аккорды песен, которые были абсолютно цензурны, но темы во многих оставляли желать лучшего. Очень привлекательной оказалась одна про полуульфку Ашу и её сучку, но Кайлеб был уверен, что девушки не оценят. Наконец, память зацепилась за что-то совсем невинное.
- Аха. Основано на реальной истории, о которой писал из Остебена мне друг, – объявил бывший музыкант, и, тронув пальцами все струны, начал:

Ах, какой был изысканный бал,
Бал, какого еще не бывало:
Их сиятельство граф всех у входа встречал,
Красотою графиня блистала.

А к столу в серебре подавали форель
И вино согревало сердца,
Канделябры горели, звучали свирели,
И не виделось счастью конца.

И не виделось счастью конца…

На лице Кая появилась хулиганистая улыбка и он ускорил темп.
Но нежданно под вечер случилась беда -
В чем-то граф заподозрил графиню,
Приказал запрягать, что-то дерзкое кинул
И умчался незнамо куда.

А графиня, рыдая, бежала к пруду,
Не найдя ни веревки, ни мыла.
И, молясь не бегу, даже думать забыла
О гостях, что остались в саду.

А в саду между тем назревала дуэль,
Там виконт не поладил с инфантом.
Оба с детства разили без промаха в цель,
И никто не разнял дуэлянтов...

Жаль, что граф далеко не умчал,
У ворот его лошади встали,
И не отпер никто - граф напрасно кричал
И уснул в совершенной печали.

А виконт был нетрезв и драться не мог,
А инфант в упор не попал арбалетом.
Да и пруд, к счастью был глубиною с вершок,
И графиню спасло только это...

Темп музыки и слов снова вернулся к спокойному, неторопливому, как в самом начале. На самом деле музыкант уже не думал ни о мелодии, ни о барышнях, ни о сестре: его ухо уловило резко усилившийся гул за пределами небольшой комнаты.

А на утро все те же, за тем же столом,
Приказав кто шоколад, а кто - эля.
Чуть смущенно беседу вели о другом
И глядели в пространство счастливо.

Мелодию Кай прервал довольно отрывисто: его язык уже тянула за собой другая мысль. Поставив корпус мандолы себе на бедро, а подбородок положив на сложенные на грифе, как у иных лордов с миниатюр - на рукояти меча - ладони, он посмотрел из-под красных прядей волос на девушек и сказал:
- Кажется, начинается танцевальная часть. Желаете присоединиться к балу, или пренебрежём, продолжим музицировать?

+2

10

Она смотрела на него сверху-вниз очень ласково, очень нежно. Не произнесла ни слова ни за время дороги, ни теперь, когда они приехали, лишь кротко кивнула в ответ - она не отойдет.
Энида прекрасно понимала, что слова будут лишними. И для нее, и для него, для которого этот вечер, как завершающий аккорд в симфоническом произведении. И дай то Бог, чтобы это произведение не оказалось реквием.
Лис легко соскользнула с гнедого, поддерживаемая Алеком, и встала напротив него, мягко и ободряюще улыбнувшись. Взяла под руку и сделала первый, не самый уверенный шаг. Полы ее платья, нежного цвета какао с молоком, касались земли, и Лис приходилось одной рукой придерживать юбку, чтобы не собрать с земли все, что можно и нельзя было собрать. Это платье купил для нее некромант, и девушка очень дорожила им. К тому же, оно село идеально, и было бы очень обидно, если бы Лис испортила его в первый же вечер.
Энида нервничала. Нервничала, возможно, даже больше своего создателя. Причин было много: во-первых, нервничал сам Алек, и это передавалось девушке, накладываясь на ее собственные чувства, во-вторых, это было ее первое публичное появление, и не важно, что ее, по хорошему, никто не узнает (спасибо амулету матушки Алека), в-третьих, на каблуках было ужасно неудобно, в-четвертых... В общем, много было причин. Энида хотела быть достойной своего создателя, но прекрасно понимала, что за тот короткий срок, что у них был для подготовки к балу, она не успела научиться вести себя, как светская львица. В ее движениях сплошь и рядом сквозила она настоящая. И как девушка ни старалась, она все равно выделялась на фоне людей светских. Плавность ее движений резко контрастировала с плавностью девушек аристократического сословия. Вместо условных и принятых улыбок, на ее губах сияла настоящая и искренняя улыбка. Этого нельзя было исправить, да и, признаться честно, энида не особо хотела. Она прекрасно понимала, к какому кругу принадлежит Алек, и понимала, что там свои правила и обычаи. Но ломать себя изнутри, притворяться и надевать маски, ей было трудно. Это было сродни предательству, а на это Лис пойти просто не могла. Чистое создание, рожденное из любви и необузданного желания жизни, не могло врать. Особенно себе.
Сделав последний глубокий (насколько позволял корсаж платья) вдох, Алисия посмотрела на Эарлана и, улыбнувшись, перевела взгляд на собравшихся людей. Все получится. У нее, несомненно, все получится.
Они стояли на главной лестнице: Алек, в своем темно-фиолетовом костюме выглядевший очень мужественно и внушительно, и она рядом с ним – тонкая рыжеволосая особа, со слегка вздернутым носиком и более заостренным подбородком, чем это было на самом деле. Из-под темной коломбины сверкают ее васильковые глаза. Они, да линия губ – все, что осталось от нее прежней. Темно-коричневый плащ скрывал, что платье девушки сверху открыто, а на шее вилась цепочка от амулета, уходившая под платье.
На них обратили внимание. Конечно, на них обратили внимание. Не могли не обратить. В горле внезапно пересохло, и энида, насколько можно более незаметно, сглотнула, чтобы избавиться от этой отвратительной сухости. Напомнив себе, что все будет хорошо, она расправила плечи и, когда ее спутник возобновил движение, выдохнула, разом став немного спокойнее и увереннее в себе.
С Кэтелем тебя, Лис.
[AVA]http://s1.uploads.ru/EzIfa.png[/AVA]

Отредактировано Алисия (2013-12-28 00:01:59)

+2

11

Вивьен провела пальцами по чехлу инструмента. Музыканту не сложно догадаться, в каком из множества сокрыт инструмент, который ближе ему по духу и найти скрипку не составило особого труда, но желания играть не было, как и наслаждаться музыкой. Настроение вообще было каким-то странным и непонятным, де Трайх не могла понять, что ее гложила и мешало наслаждаться неожиданной компанией, далекой от праздничного вечера и пышности бала.
Музыка из зала едва доносилась и для того, чтобы услышать мотив, приходилось прислушиваться. Понять, что происходила вне стен комнаты – сложно, но можно, если есть желание, а девушке не хотелось знать. Пусть это проходит мимо, она пришла не за тем, чтобы, как большинство, дождаться танцевальной части или поздравить сына Магистра и его будущую невесту. Ей было все равно, кто позже унаследует власть, а с принцем ей довелось пообщаться всего раз и случайно, но этой встречи было недостаточно, чтобы она стремилась встречать его с остальными девушками в зале. Ныне это привилегия будущей миссис Эарлан – новой избранницы его высочества, а кто ее выбрал для него – дело уже другое и ее никогда не касалось и вряд ли коснется. Ее видение мира находилось так же далеко от них, как ее дом от столицы и расстояние от смены мест не менялось, окажись она хоть в самих покоях Магистра.
Некромантка провела пальцами по струнам инструмента, но не стала играть, услышав, что офицер взялся за музыку первым решил напеть веселый мотивчик, разнообразивший вычурную музыку бала. Разнообразие не помешает и, пожалуй, именно оно запомнить за прошедший вечер, который позже станет одни из многих и забудется достаточно быстро, как что-то ненужное и не важное для нее.
Девушка бездушно слушала музыку, смотря на пальцы мужчины, перебиравшие струны.
Жизнь полна конфузов и песня тех, кто ее делает токовой , но веселости от этого в настроение девушки не добавилось. И некроманты могут улыбаться, смеяться и веселиться. Но настроение не располагало, его-то не хватало. Какого-то ощутимого толчка, чтобы стать заводной куклой, которая пляшет и веселит народ, пока ключик в ее спине не перестанет вертеться и механизм не умрет до нового поворота.
Музыка стихла и после слов незнакомца, девушка услышала, что зал ожил. Танцевальная часть не заставила себя долго ждать.
- Его Высочество прибыл… - тихо сказала Вивьен. Не сложно догадаться. Почему стихла фоновая музыка и зал ожил. Все ждали его появления, и он пришел, как и должен был, настало время веселиться и открывать бал официально с его приходом, а это значит, что впереди еще несколько часов «безудержного веселья», пока молодые не отчалят, оставив гостей на попечительство родителей.

+1

12

Войдя в след за девушкой в зеленом в комнату с инструментами, Живьен огляделась пока офицер и его первая знакомая выбирали себе приглянувшейся музыкальный кладезь звуков. Настроение отчего-то изменилось и это было скорее в воздухе чем в словах. Наглядно ситуация осталась такая же манерная и празднично-официальная. Из угла где расположился солдат понеслись легкие наигрывания, подбор и привыкание к новому инструменту. Вторая персона не торопилась начинать играть, но и звука музыки от одного мужчины было достаточно для полета мыслей и удовольствия от услышанного.
Шаль снова подумала о Алеке, неужели он не придет сегодня, пусть это решено не ними, но правила Альянса написаны четко и подчинятся им приходится не зависимо от желания. Да и Магистр и ее отец договорились о браке своих детей не вчера, это как по крайней мере знала Живьен была давняя идея, девушке так же как и младшему Эарлану пришлось смирится с фактом. Не в ее правилах было страдать или накладывать на себя руки из-за политики. Так тому и быть. Юная Вольсфорд отнеслась к этому легко, но смирится с позором и нарушением законов точно не собирается. И этот праздник ее величия если превратится в крах она не простит никому, а особенно Алеку Эарлану. Пусть ее все считают лишь папинкиной куклой, но она далеко не глупая овечка согласная на заклание и втаптывание в грязь.
И в этот момент из омута мыслей ее вырвал торжественный звук внизу. А также комментарий девушки в зеленом.
- Его Высочество прибыл…
Брюнетка встрепенулась, на лице все-же сверкнула улыбка. Алек приехал. И даже легкая обида за его опоздание, красивый и галантный офицер, совершенно подходящий для замены не смогли все-таки дать ей достаточных причин не спускаться вниз. Как ни как она тоже сегодня главная персона.
- Великолепная песня офицер, но как ни печально, мне придется к сожалению покинуть это уединенное музыкальное собрание. Долг зовет. Но я с удовольствием бы еще как-нибудь при случае послушала вас. Думаю вы знаете где можно меня найти... - присев в галантном реверансе, девушка развернулась и вышла торопливо идя к лестнице, желая поскорей увидеть жениха. Но преодолев лишь пару ступеней вниз замерла наблюдая как в зал входит наследник Альянса под руку с другой НЕВЕСТОЙ.
Прожигая спутницу парня взглядом Живьен более медленней и величественней спустилась вниз и подошла к Магистру и своему отцу. Противостояние началось...

0

13

Прислуга забрала у девушки верхнюю одежду. В помещении было достаточно тепло для того, чтобы платье девушки не только подобало празднику, но и не заставляло ее испытывать дискомфорт на тот случай, если им придется на балу исполнять роль мебели, а не играть в толпе на публику, но Алек не думал отсиживать задницу за столиком и ждать, когда все закончится. Парень пришел на маскарад с определенной целью. Он не мог отказать отцу и не придти. Это был хороший повод насолить родителю, решившему устроить собственное благо за чужой счет. Молодой некромант не смог выяснить, кто именно стоит за смертью его избранницы, но чаще метал стрелы в сторону Магистра, понимая, что в выгодном положении находится он и… как выяснилось позже, глава Нертана. Доказательств у Эарлана не было, мистик был занят попытками разобрать с энидой и, преуспев в одном, рисковал проиграть в другом. Следы со временем стали тусклыми и могли исчезнуть раньше, чем наследник решит к ним вернуться.
У него не было эмоциональной связи с эпидой, но некромант понимал, что девушке неуютно находиться среди незнакомых людей и в обстановке, которую она не знала и не понимала. Ни Лис, ни энида не были рождены в семье, где балы и маскарада это обычное дело и ее не учили с пеленок, как надо подавать себя в обществе, чтобы кольнуть и не быть уколотым самому. Ей это не потребуется, он сделает все сам.
Все будет хорошо, — тихо шепнул, чтобы его могла слышать только она и улыбнулся. Эарлан подал девушке руку и спустился вместе с ней в зал, к гостям. Макси позволяли оставаться инкогнито. Некромант намеренно выбрал маску, которая оставляла любознательным подбородок и губы обладателя маски, а по ним угадать, кто скрывался за ней, невозможно. В них не было отличительных черт, свойственных исключительно Алеку и глаза у некроманта самые обычные.
Над Алисией ему пришлось сильно потрудиться, чтобы девушка не была похожа на себя. Первый артефакт преображения пришлось немного доработать, чтобы сильнее изменить внешность эниды. Некромант не хотел рисковать. Из его общества мало кто знал о его прежней избраннице, а видеть ее в лицо… не предстало многим, но в зале были те, кто мог ее узнать – Магистр и Ворлак. Чутье подсказывало, что последний не сможет пропустить такое мероприятие и обязательно припрется, зная, что он будет здесь. Макси помогали и мешали. Он мог не раскрыть себя, если не хотел того, но и не мог найти в толпе других актеров нужного некроманта, чтобы знать, за какой овечьей маской его ждет волчья морда.
Парень не стал искать в толпе избранницу, выбранную ему отцом. Эта найдет его сама, если захочет, а до того момента, он хотел немного развлечься, чтобы подготовить нужную почву. Намеренно не подошел к отцу. Мужчина заметит его сам и поймет, кто скрывается за маской, раньше всех, но предпочтет скорее молчать и поджимать губы, чем говорить, что этот относится к его семье.
Алек намеренно вывел девушку в толпу, подождал, пока начнется танцевальная часть и повернулся лицом к своей спутнице, предлагая ей присоединиться к напыщенному цирку. Эарлан мог поступить сверхнагло и выбраться с энидой в центр зала, но предпочел не перегибать палку раньше времени. Он уже нанес оскорбление семье своей «невесты», только не все еще об этом догадываются.
Я уже выбрал свою спутницу.
Некромант улыбнулся и увлек девушку в танец. Он не знал, помнит ли энида о том, как нужно двигаться в танце и справится ли она с поставленной задачей. У него не было времени все тщательно перепроверить, поэтому действовал интуитивно. Двигался медленней положенного темпа и следил за тем, чтобы девушка успевала за ним и не падала. Он не собирается покорять всех изысканностью своей партнерши. Удовольствие, которое не будет наигранным – вот что он хотел.
[AVA]http://s9.uploads.ru/jB1ih.png[/AVA]

+1

14

Если бы Кайлеб пел от души, это была бы его собственная песня.
Если бы Кайлеб пел абсолютно от души, его песня стала задумчивей на третьей же строчке.
Если бы его душевный подъём был способен сохраняться хоть с минуту…
Если бы.
Только если бы в его жизни не существовало Алека Эарлана.
Чернокнижник умудрился совсем не подать виду, когда Крапивка решила озвучить и без того очевидную деталь – его руки были заняты струнами, а мысли в голове нарезали круги, уходя вниз по спирали водоворода… куда-то. Во тьму пучины. Его уже давно топило в отчаянии.
На зимней авеню
Средь сумрака и льда
Я сам вам объясню
Что значит никогда
Что значит никогда…

Кайлеба хватало на то, чтобы не вскакивать с места и не нестись вперёд Фиялочки – леди Вольсфорд, м? – навстречу другу. Но слова "Его Высочество прибыл" были лишними. Без замечания девушки ему бы было спокойнее и проще медленно вернуться к цели своего сегодняшнего визита, остудить голову, осторожно выйти и понаблюдать, а уже потом приступать снова к их растянувшемуся диалогу. Алек не сможет больше бегать: Кай имел слабее старты в обучении магии и, может, не блистал талантами в малолетстве, но с "хочу и получу" у него никогда проблем не было – этим принципом пробивались любые мыслимые и немыслимые преграды, а теперь ещё и пространство и время.
- Моё удовольствие, - ответил музыкант, снаружи оставаясь всё таким же приветливым. Изнутри видимость хрустела инеем, едва сдерживая занимающийся вновь пожар. Призрачная улыбка растворилась в тенях, заполнявших комнату, стоило лишь платью девицы Вольсфорд порхнуть за дверь. Кайлеб смотрел на выход несколько секунд, а потом перевёл взгляд на Крапивку.
- Итак… - протянул он, уговаривая свою жажду мести хоть немного примолкнуть до поры. Что-то просило в нём нарочно соблюсти все из не отвратительных ему приличий, подать ужин холодным. Что-то же тихо, прикрываясь здравым смыслом и чем-то ещё, просило вовсе крестовый поход за неупокоенной сестрой прекратить. Эта тройственность смущала и раздражала.
- Вы не хотите танцевать в зале, но и играть передумали и ничто вежливо-забавное не пронимает Вашей задумчивости. Вы отчего-то много думаете о… - струны в пальцах опасно погорячели. Лизоблюдское обращение не шло из горла без яда, поэтому Кайлеб не стал даже давить его из себя, - наследнике Магистра Призыва, но не проявляете желания его встретить в отличие от многих прочих родовитых девиц на этой вечеринке, - мужчина медленно отложил мандолу на стол и выпрямился. – Не будь я убеждён, что многие вещи люди делают без осмысленной причины и желания, я бы сказал, что Вас не понимаю.
Магия в руках без перчаток чуть ли не выплёскивалась искрами через кожу, но офицер не торопился подводить черту под вечером музыки. Живьен Вольсфорд немного отвлечёт Алека, пока он не обижает сестру по лире спешным исчезновением, но старательно отложенные гнев, обида и злоба уже тяготили Кая без меры. Он вертел в пальцах маску, чувствуя, как гладкая поверхность пролаченного дерева становится чуть липкой и мягкой с каждым мигом. Это просто неестественно, держать в узде эмоции для таких, как он, людей. Не найдя выхода, они выжигают изнутри.
- Есть ли хоть что-то, что Вы хотите от этого вечера, леди?
Скажи нет, маленькая ведьма.

+1

15

- Долг зовет? – Вивьен вздернула бровь, проводив взглядом удаляющуюся девушку. Маска мешала сказать наверняка, чье личико скрывалось за ней, но некромантка рискнула предположить, что только что их покинула новая невеста наследника Магистра. Несчастная девушка. Темной было жаль очередную пассию, которую, в случае неудачи, заменит еще одна, а за ней еще и еще пока наследница не станет угодна Магистру и его сыну. Ее сменят, как она сменила умершую невесту «принца немертвых».
Она осталась наедине с незнакомым мужчиной, но в этом не было ровным счетом ничего, что могло бы смутить молодую аристократку. Девушка взяла смычок чужого инструмента. Не то. И вес, и ощущения от касания пальцев, и даже на вид. Все не то. Вивьен не была капризной, но инструмент должен идеально лежать в руке, чтобы музыка шла от души и настроение творца передавалось слушателям, тогда игра имеет смысл, а в противном случае это взаимное мучение, от которого толку нет и не будет.
Офицер перестал играть, отложил инструмент, лишившись главного слушателя, и поднялся, обращаясь к ней.
- Боюсь, что чужой инструмент испортится в моих руках раньше, чем я успею сыграть, - ответила девушка, давая искре сорваться с пальцев и пробежать им по смычку. Ей было жаль портить хороший инструмент, зная, что, увлекшись, она перестает контролировать свою стихию, которая настолько разрушительна и голодна, что может сожрать не только инструмент, обжигая ее пальцы своим огненным дыханием. Это одна из причин по которой девушка не носила перчаток – они плавились и сгорали, принося больше вреда, чем непредсказуемая стихия, вышедшая из-под контроля.
- А танцы скучны до безумия, когда твой партнер аристократ, которого с детства учили вести, но не вкладывать душу, - некромантка дернула хрупкими плечами и перевела взгляд на мужчину, когда он заговорил о сыне Магистра. – Я не считаю, что титул делает его особенным, - в слоях общества, бесспорно, но не как человека или некроманта. Достаточно обмолвиться парой-тройкой слов для того, чтобы понять, стоит того собеседник или нет. – Не вижу смысла в обхаживании Эарлана, когда все решает его отец, а мне нет никакого дела до него, как до любовника или супруга. У меня нет павлиньего хвоста, и я не умею и не хочу его отращивать для того, чтобы записаться в число кратковременной пассии, а друзья некроманта – вещь сомнительная и часто лживая, но… - она взмахнула смычком. – Я ценю хорошую компанию, - темная улыбнулась впервые за вечер. – А с какой целью здесь вы, офицер?
Вивьен чувствовала в нем родную стихию. Сильную, необузданную, сжигающую все на своем пути, но пиромагу было проще противостоять собрату, ведь они рождены под одной стихией. Оба вспыльчивые и неконтролируемые, как пламя. Ветер может его раздуть, а может, и затушить все зависит от силы, угла и желания.
- Появление Эарлана означает, что скоро бал закончится, но прежде… снова поднимется шумиха, ведь молодой принц не торопится уделить внимание новой невесте, кажется, его все еще интересует прошлая и действия Магистра его совершенно не радуют, - девушка покачала головой. – Даже не знаю, кого мне жаль в такой ситуации больше: ее, его или семью той девушки, что покинула мир так рано, а я даже не успела с ней познакомиться. Говорят…. Она была необычной. Такой же светлой магессой, как и супруга Магистра. Мягкая, внимательная, заботливая, любящая… Такого от некроманта не получишь и самое лучше всегда скрывается в тех, кто рожден в городе светлых магов. Вот только… - она запнулась, подняв глаза к потолку. – Связь чуждого приводит к гибели одной из противоположностей, - в голосе просквозило сожаление.
Вивьен было сложно объяснить, почему она замечает многое, что связанно с наследником Альянса и в то же время не стремится оказаться в числе девушек, желающих согревать его холодными ночами или просто лицезреть его фигуру издалека и думать о том, когда освободится место рядом. Она может подойти и поговорить, этого никто и никогда не запрещал, но первая их встреча отложила свой след, а тот не давал определиться с отношением. Понимала, кто перед ней, но чувства шли в разрез с осознанием.
- Есть, - коротко ответила некромантка, подходя к офицеру. Он был выше нее, и девушке пришлось поднять голову, когда расстояние сократилось. Магесса не прижималась к нему, но стояла достаточно близко, сохраняя слабую пародию на расстояние, нарушив личное пространство, бессовестно ворвавшись в то, что принято называть «интимной зоной». – Узнать какого это, когда огонь касается огня, - и приподнялась на носочки, подтянувшись к губам некроманта. Каблуки немного исправляли дело, но лишь немного.

Отредактировано Вивьен де Трайх (2014-01-26 05:22:40)

+1

16

Ответ девушки его… устраивал. Нет. Не так. Он успокаивал с новой силой поднявшуюся жажду крови благородного ушлёпка. Чтобы добраться до него, Кайлеб должен был минуть свою нынешнюю собеседницу, а он совершенно точно не хотел придушить эту не до конца ещё испорченную напускной мёртвостью ветвь на дереве какого-то влиятельного рода. Как бы некромант из светлых ни был предвзят по отношению к самой видной аристократии – тёмной в большинстве своём – аристократии Альянса, он свою предвзятость старался держать в узде. Старался и держал – вещи разные.
Чуть наклонив голову, так, чтобы длинные пряди волос надо лбом затеняли взгляд, мужчина слушал рассуждения юной леди со смычком в руках. Бедная девушка, голодно, наверное, сидеть в высшем обществе, когда в шестнадцать или семнадцать хочется только чистых чувств. Хуже, чем в семье. И ещё хуже, что среди некромагов. Этих постных рож, которые хочется сжечь, сжечь, сжечь.
- Павлиньи самки хвосты и не носят… - тихо поправил Кай и, чуть громче, но коротко ответил. Точнее, уклонился от ответа. – Скажем так: для веселья я бы выбрал компанию поскромнее, дома.
Право говорить у Ворлака отбирали редко, но когда отбирали – он старался слушать как можно терпеливее. Слетевшее с языка Крапивки сахаристое "принц" заставило его зубы лишь скрипнуть ещё раз. А уж молва о сестре…
- Она была идеальной, – почти неслышно пробормотал Кай. По отцу – тоже, кстати, вероятно убитому – и матери со всей её роднёй он тосковал меньше и думал о них меньше, чем о Лис. Всё хорошее, что было в памяти и сердце, было связано с ней. Сколько ещё нужно сказать, чтобы описать масштабы потери?
С неизбежностью смерти Алисии Кайлеб был не согласен. Он прокопал достаточно, чтобы знать, что сестру заказали. Он состоял в тайном обществе довольно долгое время, чтобы знать, что защитить проще, чем убрать. Минимальные необходимые меры предосторожности: артефакт-маячок, артефакт-щит и телохранитель, и Лисса была бы ранена, может, даже очень тяжело, но жива. Жива! И, в конце концов, сразу после смерти её можно было воскресить. Правильно. Недавно умершую душу можно схватить за хвост ещё до выхода из тела. Призвав же неправильно, другую, можно с большей вероятностью поднять настоящую. И, конечно же, Алек Эарлан не потрудился сделать ничего из этого так, как следовало.
Всю осень и зиму огнём в Кае горела злоба. Он был так погружен в себя, что слышал всё и замечал – функционировал, словом, – как обычно, но придавал очень мало значения чему-либо за пределами этого обозначенного пламенной стеной круга. Начисто лишённый эмпатии без участия сознания – особенно сейчас, некромант, конечно, пропустил момент, когда намерения девушки стали явными. И подпустил к себе, хоть и не собирался. Даже ближе, чем обычно вообще кого-либо подпускал. Он, "открытый человек", застёгивавшийся по новой привычке на все пуговицы.
Наверное, в Пантендоре это считалось бы маленькой изменой, но Кай давно не примерял на себя лекала родины – не влезал, как ни крутился, а раз нет, то и лицемерить не было смысла. Кого-то возмутили бы даже братские или дружеские объятья, а кто-то не стесняясь бегал по проституткам, заявляя матери своих детей "в чувствах ты для меня одна". И Кайлеб пришёл к выводу, что значение имеет только то, во что сам человек вкладывает это самое значение.
Он приблизил к себе и приподнял девушку под локти, чтобы ей, и без того поступающей довольно смело, не приходилось неловко балансировать на мысках. Кай ценил смелые идеи и вопросы – с них начинались настоящие поступки, на которые, увы и ах, не были способны большинство людей, слишком задавленных страхом по имени "А что они скажут?". Он сам же наклонил голову и незнакомую девушку поцеловал. Мягко, тепло, почти целомудренно – почти по-братски, если бы он мог целовать Лис, но на месте привязанности была только искренняя вежливость. Не более.
Скорее всего, у него не было того, чего искала Вивьен, но была идея, которую хотелось донести.
И вот ещё удивительно, куда всё время уходила его пылающая ярость? Как будто что-то в голове мягкой рукой делало "щёлк" и отвлекало внимание как раз тогда, когда лучше было не вспылить. "Ты изменился, – говорила Эйр. – Ты предлагаешь мне нежность, но где твоя страсть?". "А страсть, милая, там, где, под перегоревшим костром, в толще земли, горит адским пламенем, как угольная шахта, жажда мести", – не отвечал ей, понятное дело, Кай. Лучшее начало сейчас было почти пустой половиной этих песочных часов. Только не надо ничего трогать. Не надо ничего бередить и напоминать. Не надо…
И зачем её рука скользнула по ожогу, который Потрошитель ульвов заработал, увлёкшись сжиганием заживо других?
- Простите, милая леди, - прошептал в губы девушке маг, отстраняясь, – буквально пробовать играть с огнём не советую, а символы оставьте для чисто символически мыслящих людей.
Он забылся слишком легко и слишком не вовремя. В бальном зале Ворлака ждали дела, а дома – его не благородная, но, тем не менее, избранная дама.
Сворачиваем лавочку, закрываем разговор.
- Имя, оттенок магии, знак стихии и звёздный рисунок в день рождения, – без передышки для барышни продолжил Кай, – это данности. По ним могут пролегать проторенные тропы, но Ваш собственный путь эти символы пройдут, только если вы придадите им слишком много значения. А я пришёл отдать дань памяти погибшей, и пусть это Вас больше не удивляет. А теперь… прошу прощения.
Почва в том городке над горящей шахтой была суха и в ней ничего не росло. А ещё она иногда расходилась под ногами несчастных, низвергая буквально в пылающую бездну. Кайлебу хотелось размазать что-нибудь изысканное по холёной эарлановской роже, пока не стало слишком поздно и он не стал сжигать людей заживо по своей самой устойчивой привычки последних трёх лет.
Коротко поцеловав крапивкину руку, надев маску и перчатки, Кай ретировался из этой романтично-тёмной-комнаты-с-музыкальными-инструментами.

Бал-маскарад – это несколько десятков людей, знающих друг друга хорошо (и, скорее всего, в случае некромантов – друг друга искренне презирающих), несколько десятков людей, приглашённых в незнакомую обстановку, но метящих в первые, пара случайных залётных птиц, слуги и стены, которые дружно договорились между собой, что, независимо от принадлежности к какой-либо из групп, сегодня они между собой не знакомы. Ворлак был среди болотных птиц и поначалу решил вновь поздороваться со стенами балкона, на котором изначально высматривал дичь.
- А вот и ты! – возник из ниоткуда проклятый законник. Кай сжал кулак, перекрывая ток маны по пальцам. Этот человек, в отличие от очаровательно невинной, но не наивной и не глупой Крапивки, его раздражал. – И от тебя пахнет духами! Неужели ты и юная Вольсфорд, только сбежавшая туда по лестнице…
О, проклятые боги, дайте сил и уважения к защите Культа, - взмолился чернокнижник.
- В твоих самых смелых фантазиях, – отрезал Кайлеб. Он не принадлежал гордому и самостоятельному племени женщин-проституток, чтобы решать проблемы через постель.
- Цель прибыла, но, как водится, его обозначили только музыкой, – сообщил адвокат. – Все будут ждать, когда прекрасный принц выберет из дам её, единственную – прекрасную принцессу.
- С каких пор в Нертане высшее магическое общество играет павлинье сватовство?
- Этот союз сулит огромную прибыль сторонам и, более того, теперь аристократы Фолента спокойны, что Пантендор не получит поддержки Азерота, если вдруг появится второй генерал Ворлак, который решит навести порядок землях семейной паршивой овцы.
Ах ты ж сукин сын!
Из пальцев Кайлеба прыснули искры. Потянулся аромат палёной портьеры. Он всё понял. Понял-понял-понял. Столько понял, что ему не хватало мышления, чтобы масштаб откровения охватить. Внезапно всё так резво складывалось, все кусочки, край к краю. Многие культисты высших рангов были богатыми, родовитыми или влиятельными людьми. Многие имели противоположные интересы. Некоторые владели псионикой и отбирали таланты себе даже из чужих попечительств.
Срочно… Срочно… Срочно нужно отвлечься.
- Где она, - нервно спросил пересохшим ртом мужчина.
- Кто?
- Живьен Вольсфорд, фиолетовые наряд и маска.
- Там, - законник указал на девушку с отцом под руку. – Эарлан привёл незнакомую девушку с собой, это скандал и он уже политический труп…
Кай, слушая, сосредоточился на Фиялочке, думая. Его почти трясло крупной дрожью переливающего через край гнева – теперь не только на Эарлана и его проклятого отца, но и на всё это поганое сборище. Мразь на мрази, как же хотелось иметь довольно сил обвалить сейчас на них эти убогие хрустальные люстры и…
Надо спустить пар. Магия!
В перегорающую от наплыва мыслей вместе с эмоциями голову пришла отчаянная, но гениальная идея. Использовать ещё непроверенное заклинание мистицизма в толпе – рисковое дело, и он едва ли сможет узнать отсвет магии Алека, пока заклинание будет действовать. Но он помнил амулет на том чуждом создании, что вселилось в плоть его сестры. Если… Если… Стоило попробовать.

И тогда, по резкому взмаху руки от точки по середине лба в пространство, его зрение переменилось. Зал вместо пятен платьев заполнился огоньками людских чар и вещей. Особенно сильных вещей. Из широко раскрытых глаз Кайлеба хлынули слёзы шокирующей боли. Слишком много всего. Слишком много всех. Слишком тяжело для первого раза, слишком много маны он вложил и слишком сильными эмоциями подпитался. Но его чары нашли искомое.
Здравствуй, солнце моё, зашедшее безвозвратно.
В ярком ореоле обманки слезящиеся бледные глаза Ворлака увидели Алисию. Те крупицы, что оставались ей в этом то ли демоническом, то ли просто абсолютно потусторонним сгустком полупереваренных миром теней человеческих чувств.
Синее солнце упрямо восходит под кожей,
Жжётся, смеясь.
Как ты нелепа и как ты смешно безнадёжна,
Радость моя...

Безумие Кайлеба Ворлака принимало угрожающие формы. Где-то там, между интуитивным пониманием, что всю их семью – кроме вовремя сбежавшей матери – разыграли в интригах как шваль, между отчаянными попытками сохранить в себе хоть каплю… чего-нибудь, кроме ненависти, желанием изничтожить всех виноватых, не быстрым потоком огня, а медленным и ужасно мучительным испепелением, сотней и одной причиной желать изменить мир и самим фактом, что его действия будут ощутимы, если он приложит всю свою жажду, огонь злобы, доросший до размеров звезды, красного гиганта, внезапно развеялся, уменьшился, похолодел… и превратился в чёрную дыру.
Я устрою вам такой блядский праздник, что вы все запомните его на долгое время, - прозвучали чужие мысли в опустевшем сознании. Если бы Кай занимался самоанализом, он бы сказал, что белое небо и выжженные степи в нём сменились тёмной комнатой без дверей и окон. Но он не занимался.
Алек Эарлан.
Политический труп, воистину.
Первый из многих.

Солёные дорожки, что остыли и высохли на щеках под маской, почти слышно хрустнули, когда Ворлак растянулся в блаженной улыбке. Он сыграет их всех, постепенно. Сначала – обескровит нетеневой Альянс, потом – уничтожит конкурентов и станет гроссмейстером, далее – возьмёт под контроль материк, а там уже и власть над всем разведанным миром будет недалека. Только тихо… тихо… никто не должен знать, как он баюкает демонов в своей голове.
Некромант покинул культиста без слов, держа в голове свежесобранную схему действий. Этого он тоже уберёт, больно много знает. Но не сейчас.

- Лорд, леди, - поприветствовал почтительным полупоклоном Кай. О, он помнил манеры всегда, и очень глупо, что не использовал.
- Позвольте выразить восхищение вечером, выбором музыки и декораций. Такое яркое оформление приятно освежает видение Альянса. Точно двор Остебена прыгнул во времени в будущее… лет на сто.
Распинаться бывший бродяга-виршеплёт мог бесконечно, не будь ему так скучно хвалить вечер, на котором он был чужаком.
- Леди, я похищу Вас ненадолго?
Офицер протянул несчастной невесте руку.


Использовано: Обнаружение магии (с двойными затратами) -120 МгМ

+1

17

Фанфары отзвучали, Живьен как и положено стояла рядом с Магистром и отцом главой второго города Альянса. А жених не спешил знакомится с избранницей, и это с каждой минутой ожидания накаляло обстановку. Не препятствовало этому даже звучание танцевальной музыки, проходящие мимо пары, собеседники, неподалеку стоящие компании гостей начинали перешептываться. Сначала тихо, единично, потом уже более открыто.
"Да Вольсфорд этого не простит. Он так любит свою дочь. Эарлан младший подписал себе приговор, Магистр должен сказать слово. И это была лишь малая часть распространявшихся по залу заявлений. Шальтиэль же стояла между старшими мужчинами и медленно хмурилась. Черт с ее позором, черт даже с тем что Алек предпочел ей кого-то другого, не простит она того что все это "женишок" сделал вот так публично, нанося оскорбление всему Нертану, и Альянсу в лице собственного отца. Да и личные амбиции Шальтиэль не могли дать ей упустить казалось бы идущую в руки власть.
Отец сжал ее руку приободряя и как бы говоря что они справятся. Но девушка уже мысленно придумывала способы расправы над теперь уже "бывшим женихом".
Значит так Алек. Что ж отныне у тебя не будет спокойной жизни.
В этот момент к ним подошел тот самый офицер с которым некромантка пересеклась в коридоре галлереи. Поприветствовал глав Альянса и города и ее. Живьен даже не успела сообразить как уже они шли в нише бальной залы, в неизвестном направлении:
- Офицер?

0

18

Итак, план.
Кай отвёл девушку к стене и провёл по проходам между столами с угощениями и стенами.
- Да-да, леди Вольсфорд, это снова я, – бросил он через плечо, поднырнув под обнявшую колонну хвостом с кисточками массивную портьеру. – А Вы ожидали не меня, не так ли?
Ворлак остановился и резко развернулся к спутнице на низких каблуках.
- Положение Ваше, прекрасная леди, печально и плачевно, ровно как и у отца жениха, чей прекрасный союз нарушается самовольством и самодурством его отпрыска.
Голос бывшего музыканта журчал, точно речка, почти ласково говоря о серьёзном политическом скандале.
- Естественно, никто этого так просто не оставит, но в первую очередь о решении конфликта и защите своей чести стоит задуматься Вам, как полноправной наследнице.
Они остановились у дальнего угла, где на столе пирамидой выстроились бокалы из волшебного льда, а прямо из вершины сам по себе бил винный источник, наполняя их до краёв, а переливаясь через край уже водой.
Ах, Реджи, тебя бы сюда. И лучшее вино, и прекрасные дамы, и приятная компания из старого друга, и куча тел, которые нужно до хруста поджарить – всё самое лучшее для твоего любимого "праздника жизни"!
- Покажите всем, чего Вы стоите, леди, – снова взяв руки девушки в свои, продолжал Кайлеб. – А ещё лучше – попробуйте уладить конфликт своим очарованием.
Интересно, что слышала из его слов Живьен? Офицер старался быть как можно нежнее и осторожнее с её обидой, но лица было не прочесть. Только глаза в прорезях маски, чуть покрасневшие от недавнего перенапряжения, блестели почти лихорадочно. Фанатично.
- Видите ли, я имел несчастье лично знать Алека Эарлана, и, подозреваю, я знаю ту безродную, что он приволок на бал с собой. Я помогу Вам найти его, как бы он ни старался затеряться в толпе и, когда узнаю – укажу Вам. Поговорите с ним, а я укажу его спутнице на её… место.
И Кай потянул отвергнутую невесту в зал, танцевать. Танцор из него был далеко не идеальный, и даже не любитель: в детстве уроки для старшего брата проходили в темпе крохотной сестрички, делавшей шаги, давя пяточками пальцы ему. Но у Кайлеба было две вещи: природное чувство ритма и рост. Обычно, рост без потерь возвращал его с взрослыми дамами в детство. Не в этом случае – Живьен была довольно высока. Поэтому мужчина был вынужден ступать, следя за своими движениями, и, в то же время, внимательно всматриваясь в проплывающие мимо пары. Магию использовать было нельзя – верный способ дать Алеку обнаружить себя. Поэтому…
Вальсируем, пока не удастся разлучить ту сладкую парочку.

+1

19

Стараясь успеть за довольно-таки быстрым шагом офицера Шаль и не успевала осматриваться и пытаться понять куда они в итоге идут. Оказавшись за портьерой так сказать в уединении и закулисной так сказать игрой. Она смотрела на своего знакомого и слушала, лишь иногда все-таки вставляя ответы:
- Отнюдь, может и ожидала в самом начале, но сейчас уже нет. А вы находитесь в списке желанных собеседников.
Как и на галерее на солдате была маска и лишь блеск глаз выдавал все же личность под ней, но Живьен не думала боятся, точнее наоборот ей даже стало интересно:
- Просто либо наследник слишком умен, либо настоящий глупец. Вероятен более 2 вариант.
Журчание искусственного фонтана вина, такое казалось бы романтичное уединение, создавалось вполне двусмысленное ощущение и статус, но это уже не имело значения, брошенная невеста наследника Альянса скрылась за портьерой с офицером, по сравнению с поступком младшего Эарлана ее еще и похвалят.
- Неужели офицер вы думаете что я не думаю о своем положении. Ошибаетесь. Но что по вашему я могу? - все что в данный момент она могла и хотела это просто разнести зал и выгнать всех. Злость, ярость и обида терзали пусть не влюбленную особу, но в некотором плане романтично настроенную еще в начале вечера.
- Очарованием, вы серьезно? Он посмел придти на собственную помолвку с паршивой безродной девкой, оскорбляя не только меня как невесту или девушку, но и мое доброе честное имя и репутацию. Выставив собственного отца посмешищем перед всем Альянсом. И после этого я должна стать соблазнительницей? Не знаю, я конечно согласна, но получится ли?
Стать так сказать ласковой красивой разлучницей это конечно интересно и эмоционально, Живьен любила представления. Вот только успех был как-то мало вероятен по ее предчувствиям.
Уступив правда словам мужчины в форме и позволив ему повести ее в ритме танца на центральную часть залы к другим парам. В надежде найти пару Алека и той кто испортила ей все амбициозные планы некромантки.
- Знаете? Откуда? Неужели...вы?
Это было уже в танце, было несколько непривычно, таких высоких партнеров у девушки бывало редко. Обычно мужчины приглашающие ее и которые нравились самой Жив не всегда были высокими. Но надо отдать должное танцевал он по всем нормам и законам танца, умело компануя разнообразные па.

0

20

- В нём нет политической жилки, а без неё знания спасают лишь умеренного деятеля, - чуть дёрнул плечами Кай.
Это было лишнее. Сплетничать об Алеке Эарлане с девицей его же возраста - даже младше! - которая тоже невесть как себя проявит, если проявит вообще - не к добру. Репутация Варлока заботила в после-третью очередь, а вот собственная собранность - в первую. Когда язык распускается, мысли сложнее сокрыть.
- А магия Вам на что? - он по-лисьи улыбнулся, и в уголках глаз собрались мелкие складочки. На верные мысли надо недвусмысленно наталкивать, а не пережёвывать и класть их в рот, оскорбляя достоинство собеседника. Леди Вольсфорд не могла не учить высшую магию: либо Мистицизм, либо Чаровничество, либо Псионика, хотя бы в азах должны были быть ей уже знакомы. Магократы не могут не учить своих детей с малолетства, на силе чар строится их власть. От Алека он знал, что за книги сажают как можно раньше, а практика начинается в подростковом возрасте. Это он, Кайлеб Ворлак, сын "ублюдочного" нетитулованного рыцарства, не родившись целителем, был вынужден вгрызаться в магию выше стихийной самостоятельно, уже во взрослом возрасте. Благо, детская фантазия и гибкость ума, не убитые воспитанием и учителями-формалистами, давали ему шанс догнать и перегнать аристократов если не в отточенном исполнении, то в понимании сути.
"Надо быть немного сумасшедшим, чтобы представить себе течение времени, - говорил его последний наставник. - Не увлекайся этим, одного своего ученика мне уже пришлось сдать на попечение лекарям".
Несчастный, - думал Кай тогда, в мыслях ухмыляясь, - не в силах был продолжить жить средь тлена и тщеты.
Если бы он не чувствовал, как грызёт его время, он бы учиться и не стал.

- Он посмел, но Вас ещё не видел. Не сталкивался. Не знает, на что Вы способны. И Вы не знаете. Так попробуйте же, - улыбка под маской стала ещё шире, но взгляд из-под прищуренных век - каким-то пустым, отвлечённым. Кайлеб ещё не знал точно, как повернутся события следующих минут. Это так весело! - заявляло его прошлое. Это до опасного неопределённо, - шептало настоящее.
В этот раз Ворлак не знал, с чем соглашаться.
- Ах, - с нотками сарказма откликнулся Кай, - неужели я - что?
Он не собирался раскрывать ничего о себе. А на кой, скажите на милость, если он в это сборище возвращаться не собирается? Разве только со штурмовым отрядом, чтобы огнём и мечом удались сердце опухоли. Ну, может быть, перед этим явится разок, чтобы найти среди молодёжи и отщепенцев несогласных и переманить на свою сторону. Те, кто может быть спасён - да спасётся, ухватившись за шанс.
Ноги сами по себе выписывали фигуры по полу, не сталкиваясь даже с подолами изысканных и вычурных платьев дам. Господа были одеты чуть скромнее и консервативнее - ближе к сухой традиции тёмных рядиться во всё чёрное. Но не все и не сплошь.
Все свободные от разговора мгновения чернокнижник посвящал ненавязчивому поиску средь голов и - по возможности - аур. Совсем не эмпат, но мистик потенциально сильный, Кай знал, что искал и знал, что момент должен настать. Остатки его выплеснутой через край маны ещё липли к зрачкам, подсвечивая мир искрами ирреального.
И вот, в свете софитов и просто слишком ярко светящей люстры вырисовалась пропажа, во всём чёрном, даже маске. Узнаваем, достаточно лишь знать изначально рост и привычку двигаться. А Ворлак общался с наследничком достаточно долго и изучил паттерны своих близких знакомых очень хорошо. Что-то в нём даже шевельнулось с надменной смешливостью спросить: "Алек, дорогой, а ты вообще хоть чу-у-уточку пытался?". Потому что Кайлеб уже точно знал, какими узелками завяжет свою новую гирлянду из кишок, если вариант плана "А" не сработает.
- Смотрите, леди, вот и он, чёрная маска, открыт подбородок.
Его белая была закрыта полностью.
Как раз вовремя музыканты сделали перерыв, а пары рассыпались, как зерно из мешка, создав более менее равномерную толпу.
Идеально.
- Ваш выход, обольстительная.
"Залюбить" женишка до смерти я не прошу.
Мне хватит пары минут.

Выхватить зомбо-демоно-какую-то чужачку в теле сестры - много ума и сноровки не надо. В любом случае лорды и леди в масках попытаются всех незнакомых утянуть поболтать.

0

21

- А магия Вам на что?
Живьен чуть вздрогнула от этих слов. На что ей магия? Он шутит, для некромантки магия это все. Сила, власть и возможности благодаря ей, и часть из этих планов в данный момент рушится. Так почему и не воспользоваться действительно своими так сказать запасными резервами в этой борьбе. Шаль будто и не заметила как повелась на каждое слово офицера, как в голове буквально щелкнуло и эта идея показалась сформированной ей самой, а не им. Сама придумала и надо гордится.
Вот только один вопрос кто этот мужчина и откуда он знает про нее столько. Или же просто предпологал что ей знакома псионика? Но даже предположение было произнесено с утверждением знающего человека. Брюнетка заглянула в разрезы маски предназначенные для глаз и попыталась уловить хоть что-то.
Но в этот момент солдат повернулся к ней профилем, а в следующую секунду указал головой направление и она посмотрела туда. Где на мраморном полу в окружении ярких платьев почетных леди и строгих нарядов кавалеров кружился весь в черном наследник Эарлан. Даже облаченный в строгие одежды и лицом скрытым маской он внушал трепет и поражал статью, гордость и величие сквозили в мужчине и этим он и привлекал Шаль. Истинный наследник внешне, но видимо совсем не рвущийся к власти данной ему судьбой. Пренебрегающий этими подарками, бессовестно и совершенно не считаясь с тем что это задевает еще несколько жизней.
Смесь эмоций влечения и жгучей злости потекла по крови девушки, смотря на хрупкое создание сейчас так нежно прижатое к телу Эарлана и его рука на талии, и глаза Шальтиэль полыхнули кровавым огнем. Спустя несколько танцевальных поворотов они оказались рядом с парой которую искали:
- Советую милорд либо отойти, либо выставить защиту - прошептала она офицеру и высвободившись закружилась налетая на эниду и Алека так чтоб эти двое для начала хотя бы разомкнули объятия.
- Этот танец предполагает смену партнеров - сказала она громче и вцепившись в руку наследника потянула к себе, заставив его посмотреть ей в глаза и ударить по нему своей псиотической магией.

Использовано: Целелос - 50 МгМ.

0

22

Воистину, глупости нету придела. Энида прекрасно знала, куда она попала. Знала, как напряжен был Алек из-за этого мероприятия, и что вообще-то расслабляться не стоит. Здесь ей не желают добра. Создатель об этом не говорил, но при наличии канала он мог вообще не произносить слов. И все равно стоило спуститься с лестницы, оказаться среди этих роскошных дам и кавалеров, как детский восторг засветился в глазах, выгнав из души страх. Алисия восторженно, во все глаза, рассматривала костюмы и маски, еле удерживаясь, чтобы не дернуть Эарлана за рукав, указав на тот или иной костюм.
На секунду можно было почувствовать себя Золушкой — очень волнительно. На губах улыбка — искренняя и добрая.
Лис не отказалась от танца. Наоборот, с радостью приняла идею некроманта. Она посмеивалась над своей неловкостью, когда в танце путались ноги.
- Прости, - тихо, но светло произнесла она, когда нечаянно наступила парню на ногу. Не сильно, но все же наступила.
Да, это было конфузно, но уже не имело значения, потому что Он держит ее в своих руках, потому что кажется, будто музыка играет только для них двоих. Волшебно, незабываемо.
- Спасибо, - нежно шепчет энида, а ее васильковые глаза светятся изнутри.
Она благодарила за все: и за то, что привел ее с собой, дав возможность окунуться в то волшебство, которое создают маскарады, за то, что терпит ее неуклюжесть, да и просто за то, что он с ней.
На щечках вспыхнул легкий румянец и девушка потупила взгляд, пряча от всех свет счастливых глаз.
Лис освоилась с незамысловатыми движениями танца, и вновь подняла голову. Энида не смотрела по сторонам — только на Алека. И в глазах этих он мог прочитать то, что творилось в душе призванного им существа. Он мог прочесть то незамысловатое и чистое чувство, которое...
Удар оказался неожиданным. Лис вырвали из ее маленького мира и вернули к действительности. Все произошло так быстро, что Алисия даже не успела сориентироваться. Она растеряно смотрела на увлекаемого незнакомкой некроманта, а потом на ее губах появилась понимающая и отчего-то виновато-извиняющаяся улыбка. Девушка еле заметно пожала плечами и, на секунду опустив голову, провела по шее рукой. Все правильно, они же не одни.
[AVA]http://s1.uploads.ru/EzIfa.png[/AVA]

Отредактировано Алисия (2014-02-12 22:02:34)

+1

23

Вивьен долго не показывалась в зале. Не бежать же ей за сбежавшим «кавалером» ей богу? Она лишь отчасти получила желаемое, но, как говорится. Отсутствие результата – тоже результат и большего требовать было грех. Некроманты, конечно, народ темным и чаще избирают греховную тропу. Святость свойственна святым, а где святой, там мертвых не воскрешают, хотя и у темного народца свои проповедники, жрицы и «небожители» и много-многое другое, что является темным отражением всего светлого на земле.
Де Трайх бескультурно сидела на столе в окружении инструментов, перебирала струны несчастной скрипки, ставшей жертвой музыканта, который не собирался играть, но и оставлять инструмент в покое – тоже. Все занимали мысли, анализ своих действий и слов, анализ итогов и желаний, которые вылезали из темных пещер на свет, что резал их естество, прогоняя обратно. Молодые некроманты, многие из них, еще не умеют, как и отцы и праотцы, натягивать на лицо маски и запирать эмоции, отказываясь от них окончательно и бесповоротно, чтобы казалось, будто родился человек без них и влияние кристалла тому виной, а общество лишь стимулирует быть таким, как все и не выделяться на их фоне, ведь тебя, таким, не примут ни здесь, ни в городе светлых. Для них ты инакомыслящий и слишком темный, непонятный, как и они для тебя, а выбрать одну из сторон… всегда сложно, если с детства эту науку не вбивают в голову ржавыми гвоздями, чтобы там засела и не смела давать дорогу чему-то новому.
Вивьен еще точно не была уверена в том, что хотела. У нее не было матери, которая должна была привыть мягкость и женственность, вложить в нее какую-то светлую изюминку, которая после сказалась бы на ее характере. Девушка матери не знала вообще. А если и знала, то забыла все, что было с ней связано. Да и не знала, к добру ее ранняя кончина или нет, и могла ли женщина подарить ей то, что должна была. Ведь в темной света не найдешь и все те чувства могли обернуться полным крахом для нее, а чувства в книгах не опишешь, не прочувствовав их, да и прочев, разве поймешь, как это произойдет потом, когда столкнешься нос к носу? Все познается на практике.
И даже прикосновение губ. Невинное, нелепое казалось ей каким-то… непривычным, странным, но от этого оно не становилось менее приятным. Сомнительные вещи, сомнительные личности, сомнительные чувства и никакой определенности.
Девушка спрыгнула со стола и отправилась в зал. Танцевальная часть уже давно началась и еще чуть-чуть, и все закончится. Стоило появиться на глазах у отца и поздравить наследника с новой избранницей, только сдавалось ей, что поздравлений некромант не ждет, как и самого торжества.
Вивьвен стояла в стороне и наблюдала за танцующими, стараясь среди приглашенных узнать сына Магистра, а это не сложно. Маска не скроет манеры и походку, тот же стиль в одежде и чуть взъерошенные черные волосы. Передние пряди чуть замяты – наследник снял кольца, но форма осталась прежней, говоря о том, что чего-то не хватает. Да и такого разве забудешь? И пусть она не стремилась  присоединиться к числу дам, окружающих его, не могла не согласиться с тем, что некромант был красив.
Девушка не хотела мешать и осталась бы в стороне до окончания танца, чтобы выполнить свое скромное дело и забыть о нем, но что-то дернуло ее, когда одну партнершу сменила другая. Наследница Нертана только подтвердила ее догадки. Некромантка быстрым шагом направилась к паре и, проявляя особую наглость, разбила их, повиснув на шее у наследника престола.
- Как давно я тебя не видела! – с веселой улыбкой протянула темная.
Шумиха, которую он поднял, могла плохо закончиться – Вивьен не сомневалась в том, что сейчас могут взбунтоваться не только Магистр и глава Нертана, но и дочурка последнего, изъявив желание отомстить женишку, позволившему себе слишком многое, но в этом случае… В этом случае де Трайх была на его стороне.
- Нет, не на его… На ее… - на стороне той, которую он все еще любил.
Ее поведение было неуважительным по отношению к Вольсфорд, но ее методы девушка не одобряла. Получив плевок, надо дать ему высохнуть, а не размазывать по всему лицу.
Подтянула парня ближе к себе, заставляя чуть наклониться, и сама на носочки привстала, чтобы слова ему уже в ухо прошептать и другие, чтоб не слышали то, что доступно должно быть только ему.
- Не сталкивайся с ней.
Вивьен не была точно уверена в том, что виной всему будет именно этот разговор, возможно, беда вообще придет с другой стороны, но видела лишь одну короткую картинку вспышкой, а такие, как правило, толковой информации не несут, только предчувствие подогревает воображение и, как раскаленное железо, жжет кожу до боли.
- Отец хотел тебя видеть. Извини, не хотела отрывать тебя от твоей дамы, - чуть виновато протянула девушка. Теперь ее могли слышать сторонние уши. – Сделай милость. Подойди к нему сейчас. У меня уже ноги болят от туфель, а отец не уйдет, пока лично тебя не поздравит, - поморщилась темная и за руку потянула некроманта за собой. – И девушку свою прихвати. Негоже ей скучать, пока ты принимаешь поздравленья, - фыркнула Вивьен, кивнув на эниду.

Провидение – 45 МгМ (расшифровка: персонаж не знает, что именно произойдет, но у него плохое предчувствие, вызванное разговором между наследничками)

+1

24

Кайлеб не располагал наверняка ничем: от философских мелочей вроде ответа на вопрос "следят ли за миром Боги?", ни жизненно важным знанием, увидит ли он следующий день. По части Богов ему были известны только летописи древних времён, когда их активное участие запечатлялось кровопролитными межрасовыми войнами (ай, молодцы!) и причудами видовой эволюции разумных существ. Для своих двадцати шести Кай очень много видел и ещё больше знал, так что у него были глаза без счастливой пелены, опыт и работала интуиция. И этого было более чем достаточно, чтобы решать проблемы по мере поступления, ведь загадывать некромант не любил: он уже "накаркал" пару раз, и в самых важных неопределённостях его жизни случились худшие исходы из всех.
Ничто так не отрезвляет, как печальные события, пережитые на собственной шкуре, к слову об опыте.
Он не подумал "Собачка, фас", когда обиженная леди заглотила наживку, ведь мысли словами чувствуются лучше всего. Маг просто сыграл в голове коварно-драматическое "пра-ра-па-пам!" и плавно двинулся в другую сторону.
- Офицер, пригласите даму потанцевать, - игристо-сахаристо сказал голос по левое плечо. Судя по нему, сухости запудренной кожи и абсолютно белой шевелюре, дама была третьей свежести.
- Позже, - бросил он в ответ.
У тебя есть время сдохнуть добровольно и закопаться поглубже, - добавил некромант в мыслях, уже не сдерживаясь, причём намеренно. Заигрывать с бесполезными личностями филантроп Ворлак если когда и планировал, то не сегодня. Убедившись, что девица Вольсфорд осталась отвлекать - привлекать, простите бессовестного манипулятора - внимание Эарлана, он направлялся к цели.
Была хлопающая ртом девушка - и нет: Кайлеб не слишком резко, но с бескомпромиссной силой вытащил её с проталины меж людей и юбок и повёл к дальней нише - той самой, откуда с другой леди начинал танец. Говорить прежде, чем прошёл хоть половину пути, он не собирался. И жалеть ноги сестры, то есть тела сестры, шагая быстро на своих - тоже. В конце концов, сильнее кровных уз не найти в мире. Только Алисия могла врачевать раны брата без обычной для тёмных магов невыносимой боли, и только он имел право её мучить. Боги, он многое бы отдал за то, чтобы подделка волшебным образом обернулась настоящей. Его чувство глубокой привязанности, противореча сознательной жажде справедливости, было согласно даже на подмену, скажи подмена, что всё помнит, чувствует и знает... Посмотреть в глаза настоящей сестре, не признавался, но чувствовал Ворлак, ему бы стоило огромных усилий. На четыре года он пропал без вести, чтобы снова вернуться, как снег на голову, но теперь героем не униженных и оскорблённых, а палачей. Они это уже проходили, и Кай был не уверен, что Лис простила бы всё во второй раз. Добрая, бескорыстная сестра всё-таки не была блаженной с нимбом святости и без мозгов. Она, кровь его крови, тоже должна была уметь делать выводы.
Мужчина резко остановился и крутанулся на пятках, чтобы смотреть на Алисию.
- Ну здравствуй, милая, - одним резким движением стянув с лица маску - на завязках осталась пара тонких волос - сказал Кай. Второй рукой он не переставал крепко держать чужачку.
- Я смотрю, кукольник во всю пользуется побрякушкой и тебя приучил?
Ещё одно маленькое оскорбление памяти убитой за короны никому не нужных правителей девушки.
- Или не может смотреть на то, что осталось от Алисии?
Интонация, ровно как и слова Кайлеба не предвещали ничего хорошего при любом неосторожном ответе, а хватка была мёртвой, но всё перечёркивало его лицо. Над переносицей на лбу собрались морщинки, но не хмурые-вертикальные, вытянутый в полосочку рот с поджатой, съеденной докрасна нижней губой как-то не тянул на обыкновенный злой ощер некроманта. Понимая, что в гляделки ему здесь не победить - сломается, Кайлеб поднял свободную руку, чтобы снять маску - если она была реальной.
- Сними чары, я хочу видеть.
Что стало с лицом моей сестры.
В прошлый раз зрелище под наваждением удивило, а потом, по мере узнавания правды не на шутку его разозлило, но нужно было перепроверить. Убедиться. Точно знать, чтобы точно решить, что делать.
Потому что в делах, касавшихся семьи, Кай всегда нуждался в хвалёной решимости по всем пунктам, кроме, конечно, исчезновения.

+1

25

Свернутый текст

Не нужно быть гением для того, чтобы понять, что тебя любят, достаточно быть идиотом, но наблюдательным. Насколько и того, и другого было в Эарлане — знала только мать, которая не дожила до того момента, когда сыну сосватают новую невесту. Эрика считала, что Алисия будет той самой, а оказалось, что та сама быстра была заменена другой так, что за метил это только сын светлой магички.
Романтизма в его натуре был целый ноль, но что-то от матери перепало, было где-то в этом темном коме просветление — белая блеклая нить, до которой можно докопаться, если есть желание. Алисия была человеком, который смог и рассмотреть и докопаться до того, о существовании которого не догадывался никто в Альянсе, кроме матери сына Магистра. Женщины видят больше, чем мужчины. Не всегда то, что есть и часто себе надумывают и Эарлан долго противился тому, с чем родился. Магия была темной, сам похож на черного ворона, но где-то на лапе белое пятно затесалось.
Энида светилась, и иногда ему казалось, что в танце кружится его Алисия. Мозгами он понимал, что в теле нет заветной души, а остались ошметки ее воспоминаний и чувств, которые плотно засели в родном теле без духа, но в остальном это была абсолютно чужая ему девушка. Существо, забравшее себе тело его умершей возлюбленной. Когда он это осознавал, то хотел крепко схватиться руками за бока девушки и разорвать ее на части, зная, что перед ним нелепая оболочка, а внутри ничего.
Шаг. Шаг. Поворот. Он прижимал ее сильнее, ближе, крепче, не желая отпускать. Знал, что в руках фальшивка, нелепая копия, но иллюзия дарила ему ощущение ее присутствия, в котором он нуждался. Он хотел, чтобы она была рядом с ним, но не мог ничего изменить. Боялся, что еще один эксперимент с призывом закончится неудачно, потому что он не сможет собрать все эмоции в кулак и запереть их, как это делает большинство некромантов, отказываясь от человечности. Любого другого — да, но не ее.
Потому что ты — то светлое, что есть во мне.
Перед глазами, как иллюзии у человека, мучающегося от объятий лихорадки, одно лицо менялось на другое. Эарлан не обращал внимание на неуклюжие шаги эниды, которая вспоминала, как нужно танцевать. Он подстраивался под нее, выбиваясь из общего ритма. Это их праздник и он может нарушать правила, если захочет.
Я не сделал ни… — некромант запнулся, усмехнулся и улыбнулся. — Не за что.
Музыка прервалась, и Алек остановился, но девушку не отступил. Полилась новая музыка, но он не возобновил танец, остался с ней, наклонился, прижимая к себе, немного приподнимая. Коснулся ее лба, полуприкрыв глаза, но не успел коснуться теплых губ — грубо выдернули из иллюзии.
Какого… — рыкнул темный, собираясь шарахнуть первым попавшимся заклинанием. Он не думал, что сзади может быть отец или высокопоставленное лицо, у которого поручение, Эарлан был занят, был погружено в иллюзию и хотел в ней остаться до конца вечера, а не отвлекаться на других.
Живьен повезло, сын Магистра был поглощен своей партнершей и, резко выбив его, она смогла получить желаемое — немертвый не успел защититься от псионической атаки и заклинание начало воздействовать на него, навивая еще одну иллюзию — любимый образ.
Лисса… — мужчина удивился, увидев перед собой два образа: новоиспеченной невесты и своей возлюбленной — иллюзия накладывалась на реальность, и он забывал о том, что существовало еще что-то, кроме обмана зрения и прилива чувств, которые и без влияния Вольсфорд били через край.
Он потянулся к ней навстречу, собираясь коснуться щеки девушки, но не смог — на шее повисла другая особа, которая могла при хорошем раскладе сбить его с ног.
Алек поморщился, но девушку обняв, не сразу поняв, что за тушка повисла на нем и с чего вдруг Вивьен так рада его видеть. Узнал ее по магическим потокам — несколько лет назад имел честь испробовать их на себе, но девушку как подменили — радуется ему, как принцесса новому платью и дорогущему украшению.
А кто-то в прошлый раз хотел меня убить, счев за вора.
Некромант хмыкнул. Опомниться не дали — некромантка зашептала ему на ухо, давая смутное объяснение своему поведению. Мужчина не стал переспрашивать, посмотрел на Живьен через плечо девушки. Он мог поклясться, что мгновением раньше видел там свою Алисию, но ошибся. Так ничего и, не поняв, что, как и зачем, Алек тряхнул головой, отгоняя наваждение. На языке остался приторно сладкий привкус и не догадаешься, что кто-то решил набросить на него любовные сети и приручить, как собачонку, чтобы лаял, когда надо и в хозяйские тапки не гадил.
Да… Я… Ладно… — согласился Эарлан и потер лицо, пытаясь снять липкую сеть с лица. Он ее не видел, но чувствовал, что странное, объяснения чему найти не мог. — Девушку? — переспросил темный и осмотрелся. Эта любовная лихорадка выбила у него из мозгов эниду. — Лис… Лисса! — опомнился. Проснулся.
Она же была здесь. Только что!
Мужчина рыкнул на себя. За то, что позволил забыться и расслабиться.
Он не сможет найти ее в этой толпе, среди танцующих, но магия должна все исправить.
Ему потребуется время на то, чтобы просканировать гостей и поймать след своей магии, но другого выхода у него нет — только идти по темной нити. Свою магию ему будет найти проще, чем ту, что спит в эниде. Эарлан стиснул зубы — он не ожидал, что на него свалится вся магическая смесь, которая будет давить на него. Дало по мозгам, и сильно разболелась голова. Виски сжало, но он не останавливался, отсеивая все ненужное. Пообещал себе, что в следующий раз обязательно усовершенствует это заклинание, а пока нет времени для экспериментов. Он немного оперся на плечо Вивьен, не найдя другой опоры.
Нашел.
Отпустил плечо девушки и направился за темной нитью. Он должен ее найти.

Обнаружение магии[AVA]http://s9.uploads.ru/jB1ih.png[/AVA]

+1

26

Вечер переставал быть томным. Закружившись в танцевальном ритме с Алеком и околдовав его "любовным гипнозом" Шаль не надолго получила желаемое. Глаза парня смотрели на нее, и не важно что назвал он ее чужим именем, но плескавшиеся чувства сделали его послушным и ведомым. Эарлан не нужен ей как мужчина, как возлюбленный, даже как любовник, нет он просто ступень, ступенька вверх. И ей не нужны его чувства, и душа не нужна. Но для достижения власти Алек нужен в роли послушной марионетки. А сделать это с помощью страсти не сложно, она завладеет его телом.
Девушка уже улыбнулась и даже готова была принять поцелуй.
Но молниеносно произошла расстановка сил в этом кругу знакомст. Живьен с негодованием посмотрела на девушку в зеленом из одной компании музыкальной комнаты. Вот только Вольсфорд и офицер оказались по одну сторону, а некромантка в изумрудном на другой стороне. Об этом свидетельствовали и шептания наследнику Альянса.
Сдаваться Вольс не собиралась, и ступеньку неожиданно уходящую из под ног так просто не позволит отнять. То что магия подействовала говорило о том что Алек без защиты и не думает о применении против него скрытых сил.
Кивнув головой музыкантам вступая в роль полноправной хозяйки вечера, Шальтиэль подхватила партнера подошедшего к ней при очередной смене и повела его благодаря превосходящему росту к паре некромантов уходящих с танпола.
Девушка видела как наваждение покинуло Алека и он расстеряно начал искать потерянную "невесту" с которой пришел, а не ее. Ярость затопила каждую клеточку и Живьен ловко маневрируя вскоре снова появилась перед младшим Эарланом перекрывая его путеводную нить тьмы, активируя очередной удар "любовного гипноза" заглядывая ему в глаза благо опять радуясь своему высокому росту. Дающему ей преимущество.
- Этот танец еще не закончился - произнесла она девушке в зеленом чуть колко, но снеотрывая взора от наследника. - Алек я здесь, не надо больше никого искать. Все уже решено и ты ничего не изменишь...
Шаль обхватила лицо Алека руками не давая ему возможности отвести глаза и приблизив шепчущие губы к его очень близко.

Использовано: Целелос - 80 МгМ

Отредактировано Шальтиэль (2014-02-25 11:03:17)

0

27

Вивьен продолжала тянуть Эарлана за собой, надеясь, что наследница Нертана не станет бежать за ускользающим женихом. Было бы лучше для нее, если бы она этого не делала. Некромантка не думала о том, что будет, если все пойдет не по плану и Живьен вздумает продолжить задуманное, она должна была что-то изменить – растолкать их по разных углам зала. И, когда женский силуэт  потерялся в толпе, де Трайх немного расслабилась, сбавила шаг. Разумеется, вести некроманта к отцу она не собиралась, это просто уловка, не более того. Да и наследник ей, по сути, не нужен, только избавиться от странного предчувствия, которое ее не собиралось покидать даже сейчас.
Алек остановился и ей пришлось встать рядом, потому как сдвинуть эту тушу с места больше не получалось. Поток темной энергии был ей знаком и, хотя она и была такой же темной, как и он, стало немного не по себе. Холодные мурашки пробежали по коже – стоило бы отпустить его руку, но не стала, не хотела нарушать его заклинание и позволила ему завершить начатое.
Поморщилась, почувствовав тяжесть тела и хотела уже выронить пару ласковых относительно того, что она не железная и не слишком ли наследник борзеет с помощью за последние пятнадцать минут, но промолчала, плотно сжав губы – они кое-что забыли. Вольсфорд такая же упрямая, как и отец Алека. Кроме того, дама была обижена поведением своего жениха и хотела, если не исправить ситуацию, то насолить жениху, отомстив ему за тот позор, который он свалил на ее голову, явившись с другой девушкой.
- Дуратская бабская натура, - вымученно выдохнула девушка, но другого выбора не было.
Вивьен уже порядком начинала злиться. Эта игра слишком затянулась, а ее видение продолжало преследовать и вот уже во второй раз эта парочка сталкивается, но некромантка была уверена в том, что этого быть не должно, иначе произойдет что-то ужасное.
- Если бы еще знать что…
Темная не тратила время на размышления, действуя спонтанно, поддаваясь порыву эмоций, который вылился в магический всплеск. де Трайх не нравились эти тонкие руки, касающиеся некроманта. Кто вообще ей позволил касаться наследника Магистра? Она еще не успела получить «права» на новоиспеченного жениха и, судя по его поведению, не получит.
На тот момент Вивьен не думала, к чему могут привести последствия ее действий, но она должна сделать все возможное для того, чтобы разорвать эту чертову пару, даже если ей снова и снова придется вторгаться в их «личное» пространство.

Использовано: Костяная радуга. Цель – ноги Живьен.

+2

28

Какое-то странное тепло прокатилось по телу, когда Алек попал под власть чар, но энида не успела этого осознать - кто-то схватил ее за руку и повел куда-то в сторону. Сопротивляться было бесполезно, да и девушке не пришло это в голову, - так безапеляционно все было проделано. Оставалось только удивиться, что Лис и не преминула сделать.
Мужчина шел слишком быстро, эниде преходилось чуть ли не бежать, чтобы поспеть за ним.
- Простите... - робко и осторожно начала девушка, несколько растерявшись, но не закончила мысль, точно почувствовала, что это бесполезно. Держи платье, Лис, и продолжай шустро перебирать ногами.
Создавалось впечатление, что если девушка начнет отставать или вдруг вздумает сопротивляться, ее просто потащат на буксире. И эниде внезапно стало страшно. Она мало знала о светстких мероприятиях и манерах высшего света как таковых, но была уверена, что с таким упорством волочить за собой даму по меньшей мере невежливо. "Алек, где ты?" - Алисия обернулась, ища глазами своего создателя, но не увидела его: все перекрывали пестрые и богато расшитые наряды. Маски. Везде маски.
- Вы не могли бы сбавить шаг? - не выдержав, все-таки поинтересовалась энида. В душе что-то опасно сжалось.
Кто ты, черт побери, такой? Незнакомцы незнакомцев так не тащат - Лис знала это совершенно точно. Но откуда ты меня знаешь?
Они, наконец-то, остановились, но руки мужчина не выпустил. Лис осторожно выдохнула и выпрямилась. Такими темпами на ее коже опять возникнут синяки. Не сжимайте, пожалуйста, так крепко. Я не убегу. Даже если очень захочу. На каблуках, увы, особо не побегаешь.
Глаза эниды заметно расширились, когда молодой человек снял маску. Ты! Лис непроизвольно дернула руку, но Кай держал слишком хорошо. И все же она отступила на полшага назад, увеличивая дистанцию.
Слова Кая не зацепили Алисию, просто потому, что она не поняла, о какой побрякушке говорил некромант. Впрочем, последовавшие за этим слова очень четко дали понять, о чем говорил мужчина. Не понять было невозможно.
- Отпусти меня, - сдержано произнесла энида, вновь пробуя освободить руку. Забавно. Что тогда, что сейчас. Отпусти. Ничего не меняется. "Алек, пожалуйста.." - взмолилась про себя. Спаси меня!
Каю было плохо, и Лис это видела. Но жалеть его, вопреки всему, не хотелось. Он был груб и несдержан. Его можно было понять. И в какой-то степени Лис понимала, но мириться с этим не могла. Она не его сестра. Она ничего не помнит. И сама она не заслужила к себе подобного отношения.
Энида решительно, но как можно мягче отвела руку Ворлака, в бесполезной, пожалуй, попытке не дать ему осуществить задуманое. Чары - это не маска. И чары она не снимет.
- Не надо, Кай, - Лис отрицательно покачала головой. Лучше ты не сделаешь. А эниде совсем не хотелось предстать пред всеми в своей истинной форме: нет, она не стеснялась, но помнила реакцию Алека, когда он ее увидел. Она не хотела повтора.
- Тебе не кажется, что мы выбиваемся из толпы? На нас смотрят. - Лис не знала, смотрят на них или нет, но очень надеялась, что в этом их аристократическом обществе не принято так впиваться в руку дамы и кто-то обязательно обратит на это внимание. - Мне больно, Кай. - Проникновенно сказала она, а брови скорбно сошлись к переносице, но это скрыла маска, зато глаза скрыть не могла. Лис не помнила прошлого, но кое-что знала (спасибо Алеку), и теперь, по сути, играла вобанк. Грозные интонации вполне могли оказаться реальной угрозой, но внешний вид некроманта говорил о том, что у нее еще есть шанс. Лишь бы Алек появился как можно скорее.
[AVA]http://s1.uploads.ru/EzIfa.png[/AVA]

Отредактировано Алисия (2014-03-28 11:08:41)

+2

29

Алек успел зацепиться за нить и увидеть в толпе Алисию. Присутствие рядом другого мужчины разозлило наследника. Он не мог угадать, кто скрывает за маской, но то, как он касался девушки, ему не нравилось. Некромант мог предположить, что подхалимы его отца или прислуга отца его новоиспеченной невесты решили замять конфликт и избавиться от его дамы, но это не самая лучшая затея, которую они могли выдумать вечером.
Эарлан мог вспомнить свои похождения до убийства Алисии и влезть в разборки, не прибегая к магии – закатать рукава и в дело. Он и хотел это сделать, пока не приклеилась девчонка Восфольд. Наследница поступила опрометчиво, считая, что Алек будет вообще на нее смотреть, когда все его внимание занято его предметом симпатии, к которому она не имеет никакого отношения. Некромант смотрел на Алисию и мужчину, который крутился возле нее и дразнил сына Магистра. Лезть к темному магу, который не всегда контролирует всплески своей манны и злится – глупость, которую могла допустить только женщина.
Он и не взглянул на нее, а, когда Живьен решила позволить себе слишком многое, и протянула к нему руки, получила соответствующую реакцию. Алек с силой оттолкнул девчонку от себя, не заботясь о своей репутации. Ему стоило огромных усилий сдержать себя и не задеть ее спонтанным заклинанием – руки так и чесались. Побывав на войне с ульвами, и отведав пищи Сайтера, некромант привык добиваться своего, и устранять любую помеху на своем пути грубо и как в последний раз. О том, что Вивьен помогла ему, мистик не знал и предположить, что заклинание направлено на то, чтобы сломать кости, предположить тем более не мог. Он даром провидения не обладал, но было в его способностях то, что позволяет решить все проблемы.
Понимая, что он в полной заднице, Эарлан пренебрег правилом распоряжения магическим запасом.
Это полное расточительство, но…
Другого выхода, который решил бы максимальное количество его проблем, некромант не видел, искать другой времени не было. Когда время было остановлено и все фигуры в зале замерли, попав под чары мистицизма, Алек, не теряя времени, которого было в обрез, рванул к Алисии, расталкивая гостей (если кто-то потом оттаял и шмякнется, он не виноват). Десять минут – ничтожно мало для того, чтобы сделать то, что он задумал, а хотел он провернуть грандиозное.
Не было времени выяснять, что за мужчина пасся рядом с его Алисией. Соблазн сорвать маску был, но Эарлан им пренебрег, посчитав, что девушка важнее. Высвободив Ворлак, которая, как и все в зале, напоминала восковую фигуру, но в отличие от удивленных гостей, выглядела немного злой, немного испуганной – не поймешь этих женщин, двадцать эмоций на лице, а на деле всего одна скрывается за ними, и на лице ее не прочтешь и в словах не уловишь.
Подхватив девчонку на руки, а нести ее было ужасно неудобно, Алек снова потратил магический запас, не жалея себя. Прошлое заклинание сильно ударило по его магическому запасу, но не было времени разбираться и проверять, сколько у него осталось манны вообще. Он бахнул очередным заклинанием и провалился вместе с Алисией в открывшийся телепорт, когда его первое заклинание потеряло свою силу.

Улицы Азерота
«Выпрыгнув» из телепорта, Эарлан ощутил, как его магический запас опустел до опасной отметки – он не только опустошил свой магический резерв полностью, но и, немного не рассчитав, дал заклинанию зачерпнуть недостающую манну из своего организма. Сил на то, чтобы устоять у него не осталось, а учитывая еще то, что у него в руках была девушка, которая показалась ему неимоверно тяжелым грузом, итог стал очевидным.
Некромант рухнул на каменную мостовую – Лис упала сверху, придавив его. Беря во внимания все события, Алек не смог порадоваться тому, что смог сделать ноги и не получить нагоняй от отца прямо на балу. Мистик хотел отдышаться и ближайшие десять минут лежать, не заботясь о том, что под задницей мостовая, которая не блещет чистотой и теплом.
Десять минут отдыха и я… сдохну…
Оптимизма хоть отбавляй.
[AVA]http://s9.uploads.ru/jB1ih.png[/AVA]
Девиация – 372 МгМ
Телепорт (2) – 120 МгМ

+2

30

Огонь - стихия жадная. Там, где горит один пожар, чужие костры задыхаются.  Огонь - стихия глупая. Он пожирает всё, до чего дотягивается, и самого себя в конце, оставляя лишь пепел и уголья. Кай не хотел, чтобы всё в его окружении, всё, что он ценил и любил, рассыпалось в прах. Просто так получалось. И тяжело было представить себе гордеца, который ненавидел бы себя больше всего на свете, даже в большей мере, чем когда-либо любил. И он ненавидел всех, в ком видел собственные дурные черты.
"Всех мучать привилегия моя!" - кричал безумный Нерон из пьесы "Горящий город". Прекрасная вещь, заключил бывший музыкант, услышав лишь первый акт. В ней невероятно точно был передан настрой упадка, который чувствовал некромант во всём, сильнее и сильнее с каждым годом. Как будто автор тоже пожил в Фоленте - городе, где не кончался пир во время чумы.

Вот почему Эарлан проворонил доверенную ему Алисию? Почему воскресил не так, как должно и не исправил ошибки? Это Кай был некромантом-самоучкой, это с ним никто не носился, развивая с детства способности, это его сестра, которую он всё пытался отпустить, чтобы не создавать своей тощей длинной фигурой тени в её светлом будущем!
- Нет, - дёрнул поджатыми губами он, раздражаясь отчего-то ещё больше. Она знала его имя. Эарлан рассказал, наверное, потому что в первый раз даже тени узнавания в пустоватых глазах чужачки не было.
- Мне плевать, - сказал скорее себе, чем эниде мужчина, едва заметно поморщившись от звучания собственного голоса в родном, но теперь чужом голосе. А ведь ещё полгода назад воображаемая Алисия зашёптывала его бессонное сознание в недолгий, но такой крепкий и необходимый перед боем на рассвете сон. Теперь он лишён и этого, а живая Эйр не всегда может помочь. Он зло посмотрел на того же кавалера поблизости, что и фальшивка, налету думая: "убью". Кай редко носил защиту от псиоников, у него в голове и так был шум, но ему было действительно плевать, кто из этих холёных патрициев дурно подумает о нём, которому по долгу службы было положено убивать. Он знал, что дурная репутация лучше никакой в обществе не ценящих ничего, кроме своей шкуры некромантов. Девчонка им никто, чужачка, как и он - зачем нарываться?

- Какая в тебе ценность без её ума, нашей памяти и радости? Ты ведь даже не копия... - пробормотал он, вновь посмотрев на девушку. Взлядом брата и мага, он точно развёл завесу морока, чтобы увидеть. Чуждая, чуждая тварь с чёрными глазами нелюди, что же она сделала с прекрасными чертами Лиссы!
Вопросам Кайлеба всегда в пару шли вопросы про него самого. Не только его возмущало существование чужачки, не позволяющей убитой упокоиться вместе с его привязанностью к ней, но и сама пришлая сущность. Она... Она могла хотя бы притвориться. Может, что-нибудь да вышло. Но нынешний Кай был человеком слишком сложным, чтобы любить.
И какая цена мне без моего прошлого в светлой головке сестры?
Стылые уголья.

Остатки смятения исчезли, а остуженная, как забытый ужин, ненависть, придавила все компромиссы к земле.
- Я всё исправлю, - дёрнув лже-Алисию в сторону самой стены, пробормотал вдруг мужчина. - Уж мне-то хватит духу довести работу до конца.
В сознании сумасшедшего всё очень просто. Сначала ты пытаешься играть по каким-то правилам, потом видишь приз прямо на расстоянии вытянутой руки и - почему бы нет? - просто решаешь взять. Мораль для психа, жгущего людей - понятие о-о-очень растяжимое. Оно вроде есть, но его как бы нет.
Он уже не чувствовал руки, которой держал эниду. Он уже совсем не слышал толпы, которая топталась в зале. Зазвучало вступление ко второй части танцев, а он плёл со старанием телепорт прямо из накрытого защитными чарами особняка домой. Кайлеб только начинал практиковать высшую магию - поздновато, конечно, в двадцать семь-то лет, но упорство ему хватало. Мистик может проникать в ткани времени и пространства, почему он не может прорвать чужие примитивные щиты, воспользовавшись временем, когда их не было? Любое волшебство имеет возможное противодействие.

Но что-то произошло. Его заклинание плелось слишком медленно. Его сознание отсчитывало время как-то не так.
Кайлеб телепортировался, уже чувствуя, что что-то не так.
Его рука сжимала воздух.
Тёмный узкий холл их небольшого дома был контрастно-холоден по сравнению с парящим воздухом полного народом зала.
- Ка-ай? - спросила Эйр сверху.
Виски, лоб, шиворот и хребет офицера покалывало от мигом выстывшего пота. В ночной темени помещения с одним узким окном у двери он не мог видеть даже синеватых очертаний вещей. Но не это пугало и выбешивало его одновременно.
- Милый, это ты?
Стук-стук-стук - Эйр идёт к лестнице.
Осознание накрывает Ворлака, точно холодный душ из ведра утром.
Нет, прекрати...
Громкий глухой звук удара кулаком по стене, рык:
- ЭАРЛАН!
- Кай?! - Эйр сбегает по лестнице меньше, чем за две секунды, - Кай, что случилось?
Её беспокойство не приводит в сознание звереющего от гнева колдуна, не помогает и щекочущее тепло крови, сочащейся по разбитым костяшкам внутри перчаток.
- Ответь мне! - требует невеста, беря в тёплые ладони похолодевшие щёки Кайлеба. На секунду, его сковывает странное кроткое смирение, как у собаки с отдавленной лапой, и он бормочет:
- Я убью его, клянусь, убью, - произносит сумасшедший севшим хриплым голосом. На последних слогах он снова обретает силу: - Убью!
Сегодня.
Сейчас.

Плевать на малый запас маны и риск выпрыгнуть не туда, он нашинкует скотину своей кровожадной косой!
Он снова слышит её злую песню.


использовано: Телепорт
офф: Марек, можно было и подождать  очереди :/ и маска была снята

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Улыбайтесь, господа, улыбайтесь!