Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [8.04.1086] Вести из столицы или почтовый Советник


[8.04.1086] Вести из столицы или почтовый Советник

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

- примерная локация
земли ульвов. Степи Безмолвия.
- действующие лица
Шериан
Ургаш
нпс - Уильям
- описание
Шериан оказалась далеко от дома с поручением от Императора, которое она непременно должна доставить на совет демонов, но большинство путей перекрыто, приходится добираться своими двумя, да еще и старший сын вместе с ней оказался. Пока она идет по пустыне безмолвия, женщина встречает на своем пути Ургаша и вместе они отправляются в Кабалу.

0

2

Как только в городе объявили военное положение, Шериан снова пришлось покинуть стены родного дома и забыть о том, что такое спокойствие. На этот раз было кое-что хуже, чем простая война. Она не могла понять, как всего один человек может создать такой хаос во всем мире, но против фактов не попрешь. Некромант делал свою работу, и приходилось как-то оборонять города, которые ещё успели уцелеть, но чем дольше продолжалась война, тем больше их тактика напоминала отступление и защиту, но даже эта тактика начинала трещать по швам. Защита не выдерживала, а отступать уже просто было некуда. Многие мелкие деревни сдались во власть некроманта, города пали. Один за другим обращаясь в пепел и лишь воспоминания вампиров для которых город когда-то был родным домом. Кое-как держал осаду нежити и темной магии Сеонес и Мирдан, объединив свои силы, но даже эти, некогда величественные города, уже не были столько прекрасны и могущественны. Никто уже не отрицает того, что скоро и на их месте появится безлюдная пустыня, ведь даже боги забыли дорогу на землю, где правит один некромант.
Странным было то, что облава началась именно в землях вампиров, а не некромантов, что именно поспособствовало этому - Эрейн не знала. Возможно, именно это могло бы им помочь.
Что-то о Кайлебе она узнала благодаря Алеку, который не стал сидеть на месте. Если даже он перестал играть в прятки, то на это была какая-то весомая причина и всё же ей казалось, что парень что-то недоговаривает. Выяснить, что именно, она так и не смогла и вряд ли сможет. Видимо у этих двоих есть общие темы для разговоров.
За день до того, как началась облава на город, пришлось перебраться в более безопасное место, но даже там они не смогли осесть надолго. Сначала пришлось уехать Шериан и забрать вместе с собой сына, понимая, что парень не будет сидеть на месте, когда вокруг твориться что-то подобное. Она была бы рада, если бы он оставался вместе с Лис и другими в безопасном месте, но надеяться на что-то подобное было слишком глупо. Ариго ничего не оставалось, как оставить детей с той, кто несколько лет делила с ней одну крышу и написать письмо тете, с просьбой присмотреть за Эстель и младшим сыном, который еще не успел понять, что такое жить в этом мире.
Спустя несколько недель от Лис пришло известие о том, что Шейли попала в список зараженных неизвестной болезнью. Новости были не самыми лучшими, но больше её насторожило то, что через несколько дней после обнаружения болезни девушки, Алек вместе с ней покинули город и больше от них не было вестей.
- Надолго ли тебя хватит... - Шериан прикрыла глаза, когда она уезжала, оставалось совсем немного колб с противоядием. Этого должно было хватить до её возвращения, но теперь в этом нет смысла. Она даже не знает, где они находятся и сможет ли некромант получать необходимую ему дозу лекарства от другого поставщика.
Еще больше рвало на части сердце от той мысли, что давно не было вестей от Харуки. Его первым забрали на войну. Уже во второй раз он рискует жизнью вдали от дома, а она ничем не может ему помочь. Он оставил ее дома, с детьми, надеясь, что война не затронет их, но ошибся. Война не щадит никого и вскоре Эрейн пришлось вспомнить о том, что и у нее есть обязанности перед Советом. Император возжелал ее видеть и поручить ей важное задание, жаль, что Шериан не разделяла его точки зрения, но противиться воле Виззариона бесполезно. Его лучший Советник на фронте, ее Хару не может отговорить его от безрассудства, а даже если и смог бы что-то сказать. Разве бы его кто-то послушал? Сказал бы, что его мнение подкреплено любовью и нежеланием видеть супругу в окружении пепла и огня. И она приняла это.
Дороги были перекрыты. Возможность пользоваться телепортами – тоже. Магические купола и барьеры расславлены везде, где только можно, а дорога до Чертовой Кабалы далека и опасна, но выбора нет. Путь шел через Степи Безмолвия к Цахесу. Самый короткий путь, который можно было найти с нынешним раскладом. Все началось отсюда, поэтому на пути вряд ли встретится кто-то живой, готовый свернуть тебе шею, но нужно быть начеку в любом случае и мертвая земля полнится тупоголовыми тварями, готовыми поживиться свежим мясом.
- Там кто-то есть, - голос Уила помог немного взбодриться и отвлечься от ненужных мыслей, Эрейн открыла глаза и посмотрела вперед. Как и говорил дампир, в нескольких метрах от них был неизвестный мужчина.
- Будь здесь, - коротко ответив сыну, она слезла с лошади и, вытянув меч из ножен, медленно подошла к незнакомой фигуре, попутно пытаясь присмотреться. Ничего такого необычного в нём не было, хотя и судить было слишком рано - Назовись, - Ариго не стала подходить слишком близко и оставлять сына одного. Пространство между ней и неизвестным еще может понадобиться для отражения возможной атаки. В это время никому нельзя доверять, даже себе.

0

3

Демоны. Сила, с которой надо считаться. Обитатели Ада. Создавший Ад на земле и под землёй. Ха. Их называли злом, а в итоге всем принёс смерть некромант. Города людей падали один за другим, города эльфов и тех забавных меховиков. А демоны...демоны остались. Конечно, многие из них подвергались нападениям, защита их испытывалась каждый раз. Но можно было с гордостью сказать, что один из немногих наземных городов, Власком не сдавался без боя и ещё не был взят ни одним войском ни до, ни после некроманта. Странного некроманта. К сожалению, в мире всегда будет оружие невероятной мощи, и, как убедился на своём опыте Совет, кто-то захочет его заполучить. Пожалуй, события были бы другими, если бы демоны получили эту силу. Но, что бы да кабы. Увы, всем теперь заправлял некромант, и города его врагов под натиском его чудовищных тварей едва держались, едва могли защититься. Власком каждый день заполнялся народом, и в конце каждой недели половина из них, в основном неопытные безусые юнцы, ещё не успевшие познать даже объятий женщин или радости от пролитой крови первого убитого врага, которых отправляли на войну. В мясорубку. Вместе с тем, росла и преступность, и нищета, и Ургаш Ирар фон Власком старался хоть как-то стабилизировать обстановку. Он даже покинул свою резиденцию, хорошо укреплённую и находящуюся недалеко от города, днюя и ночуя в Дворце Военачальника, тренируя и тренируясь, желая обеспечить мир и спасение всему. Иногда его брало отчаяние, ужас, депрессия, но он не показывал этого своим подданным, продолжая бороться, организовывать оборону и диверсии в тылу врага. Только тыла этого не была, ибо полем битвы был весь Рейлан.
Сейчас, правитель-воин сидел в своём кабинете, в обнимку с последней бутылкой виски и стаканом, в каких-то жалких обносках, пытаясь хоть как-то придти в себя после последних событий. Все его родичи, и близкие, и дальние, давно уже спали, солдаты несли вахту на всех постах, рядом устроился, скуля, огненный пёс Игнис, а на столе высилась кипа донесений. Жалобы, доносы, приказы, распоряжения. Совет был в панике, на Ди-Иссара было дурно смотреть - блондин побледнел и поседел на пару сотен лет. Да и у самого Ургаша прибавилось седины в волосах. Тяжёлые времена - тяжёлые меры. Многие говорят, что настал Конец Времён. Что же, в чём-то правитель Власкома был с ними согласен. Это и впрямь был конец старого времени и начало чего-то нового. Но вот чего - зависело от них. Некроманту можно было дать отпор, это уже доказано. Но чтобы уничтожить его окончательно - тут уже совсем другая палитра. Демон не успел закончить собственные мрачные размышления, как дверь в его кабинет распахнулась, пропуская внутрь встревоженного стражника, охранявшего крайние рубежи Власкома. В последнее время, после участившихся набегов, Ургаш и немногие его маги организовали своеобразную защитную сеть из амулетов, что предупреждали о проникновении на территорию демонов с той или иной стороны. Видимо, один из них сработал.
- Сир, у нас новое проникновение, со стороны вампиров. Может, это и не твари вовсе, а обезумевшие беглецы из их народа?- встревоженно произнёс стражник, высокий и грубо сложенный молодец, облачённый в обычную кольчугу и шлем, с мечом и щитом. Как и у всех, как и у правителя, всё было помято и избито, покрыто заплатами. Они почти держались.
- Соберите отряд из моих лучших следопытов, тех, что гоняли кровососов по лесам в далёкое светлое время. Они и Игнис будут моей охраной. Этим набегом я займусь лично, иначе эта ночь закончится для меня в петле или на дне бутылки. Снаряжайтесь и отправляйтесь.- молча выслушав приказания, стражник отдал честь и незамедлительно скрылся, закрыв за собой дверь. А правитель же, несколько тоскливо оглядев свой кабинет, немедленно бросился в оружейную комнату, стремительно облачаясь в кожаную куртку и лёгкую кольчугу, чтобы не стеснять движений. Изрядно изголодавшийся в последнее время трёхглавый огнедышащий пёс весело рыкнул, поднимаясь на все четыре лапы, и незамедлительно последовал за хозяином, который тут же облачил своего помощника в специально сделанные для него пару десятков лет назад доспехи. Латные щитки, острые когти, всё по высшему разряду, но уже изрядно пообносившиеся.
Уже через полчасаразнокалиберная группа в виде горстки следопытов во главе с правителем-воином и его псом вышли скорым шагом из ворот Власкома. У них не было лошадей, да это и не было столь важным, поскольку прирождённая выносливость и навыки разведчиков прекрасно им пригодились. Спустя некоторое время, отряд рассыпался на небольшие точки, залегая в глухой степи-пустоши. Погасли огни, которые рождал огнедышащий пёс Игнис, всё стихло. Почти всё. Издалека послышался шёпот, говорили явно на одном из вампирских диалектов. Нахмурившись, Ургаш поднялся в полный рост, глядя на двоих, женщину и мужчину. Для них это выглядело, будто тёмная тень появилась из земли. Неплохо. Совсем неплохо. Правитель демонов сделал несколько шагов вперёд, прислушиваясь к сказанным словам, вглядываясь в манеру движений и соображая, кого нелёгкая принесла в его владения, которые, увы, являлись самыми ближними к границам вампиров, да и вообще всего мира. Хотя, уже через секунду он перестал сожалеть, узнав знакомый голос. Лёгкий свист, непосредственно рядом с Шериан темнота окрасилась оттенками красного. Три главы огнедышащего пса и пылающие же его глаза были хорошо видны вблизи, но абсолютно никак издалека. Мягко запел родовой клинок демона, встретившись с клинком оружия Шериан, выдав пару искр, а после глубоко ушёл в землю.
- Во имя Фойрра, Шериан, что ты тут забыла, вдали от дома и семьи? Ведь и убить могли, сама знаешь, какое отвратное ныне время.- издав знакомую птичью трель, Ургаш молча наблюдал за тем, как вокруг двоих вампиров проявились из темноты демоны-следопыты, до этого словно слившиеся с землёй и травой, хотя какая уж тут трава. Слабый шорох, вспыхнул факел, хорошо освещая и встревоженное да хмурое лицо Ургаша, и мрачные лица следопытов, оскал пса да мины спутников.- Какими судьбами здесь, на пороге моих владений? Что с Эстель, она в порядке? Я давно уже не слышал от вас вестей, с тех самых пор, как объявился этот сукин сын-некрофил. И, пожалуйста, перестань пыхтеть, мальчишка, тебя бы шутя подстрелил любой из стрелков моего отряда. Где только берут таких посланцев?- закончив говорить, весьма встревоженный демон уставился прямо на Шериан, изучая её внимательным взглядом. Вот так встреча - явственно было на лицах обоих старых знакомых. Теперь следовало утолить любопытство сторон, успокоиться и аккуратно убираться с опасной территории под защиту стен.

+1

4

История повторяется. Меч высек искры, когда пришлось отражать атаку демона. Когда война, не задумываешься о том, кто перед тобой. Друг или враг – все здесь равны и каждый может сменить маску в любую секунду, и друг обернется врагом, а враг другом. Бой бесполезен, когда знаешь, кто находится перед тобой. Запах демонов витал в воздухе – его не скроешь от вампирского нюха, режущего ноздри запахом гари и пепла. В их городах смрад стоит еще хуже, но отвратен он только вампирам, у которых в крови неприязнь к таким, как они.
Прошлый конфликт их народов закончился войной, а она еще одним смутным примирением ради мира, который продлился недолго, но в этот раз – враг был общий и пришел он с материка, с земель, где люди привыкли не просто граничить со смертью, а жить ею.
Поняв, кто находится перед ней, Ариго на стала убирать меч. В Санесскую войну, борьбу между их видами, женщина помнила, что он сделал для ее семьи, но ныне другие времена и рисковать жизнью своего сына она не хотела, а в потайном кармане оставалось донесение Правителям города, которое она обязана донести, не столько из желания выполнить приказ своего Императора, сколько веры в то, что союз с демонами даст ее супругу больше шансов вернуться домой живым и закончить эту войну миром, а не рабскими оковами. Хищники не должны быть внизу пищевой цепи, не должны приклоняться перед теми, кто столетиями жрал траву. Лань никогда не будет есть льва. Это неправильно.
- Я здесь по поручению моего Владыки, - спокойно ответила вампирша, продолжая сжимать рукоять меча. – У Императора послание Совету и должна его донести. Надеюсь, ты не будешь стоять у меня на пути, Ургаш, - она не собиралась отступать от своего, даже если демон прямо сейчас заартачится и решит прогнать ее взашей вместе со своими последователями. Она должна это сделать – слишком многое поставлено на кон. И ни его войско, ни верный пес, ни он сам не должны этому помешать. – Я не отдам спокойствие моего сердца так просто.
Подросток не собирался оставаться в стороне. Пренебрег просьбой матери не вмешиваться – этого стоило ожидать. Уильям обладал специфичным характером. Вспыльчивый. Еще слишком юн для того, чтобы смотреть холодно. Он руководствовался своими эмоциями и принципами, которые зачастую сильно отличались от видения ситуации Харуки или Шериан.
Дампир отошел от лошадей и, высвободив меч, встал перед демоном, заслоняя женщину – весь в отца. Даже зная, что она в состоянии постоять за себя, толкнет за спину, не думая о последствиях. И взгляд так же холоден, решителен и зол, но сейчас не время показывать шипы. Один неосторожный жест может стоить ей его жизни.
Шериан положила руку на плечо сына, прося его опустить меч, и заговорила, обращаясь к демону.
- Надеюсь, ты еще помнишь моего сына. Уильяма, - женщина улыбнулась и дала ответ на вопрос мужчины. – С ней все в порядке. Она в безопасности, - Ариго хотелось верить, что за то время, что они отсутствовали, ничего не изменилось и дочери ничего не угрожает, но это лучшее, что она могла дать ей – не взять с собой. Здесь больше шансов на то, что она погибнет. Уильям – другое дело. Юноша, пусть и был еще недостаточно опытным в сражениях, но мог постоять за себя, да и оставить его в городе, зная юношеские амбиции и нрав, подкрепленные стремлением ввязать в бой, чревато тем, что на своем пути она встретит его тело, не преданное земле.

0

5

- Давний конфликт отошёл в прошлое, Шериан, сейчас у нас общий враг. Сначала подорвём ему седалище, а потом начнём грызню за трофеи.- мужчина с мягким стуком вложил меч в ножны, бросив внимательный взгляд на излишне возбуждённого пса. Да, зря он его на вампиров натравливал много лет назад, теперь ведь едва удастся удержать. Хотя, как посмотреть. Может быть, и выйдет. Правда, демон сразу же переключил всё своё внимание на вампиршу, и, скрестив руки, внимательно начал её слушать. Так, император, совет, вести. Всё как обычно. Значит, вампиры перетрухали и решили заключить альянс против помешанного некроманта? Разумный, и, что главное, верный ход. Не стоит их в этом винить. А вот в расизме стоит. Сколько уже держаться под натиском тварей некроманта, а до сих пор грызню хотят устроить. Непорядок. Впрочем, когда советник продолжила свою речь, демон изрядно удивился, что отчётливо можно было увидеть на его лице, а чувства заметными на нём оказывались нечасто. Однако. Его считают врагом, вторженцем. А всё то, что он сделал, вся эта защита этой семейки? Помощь, поддержка? Всё это мы забыли и выкинули, наплевав? Недобро сверкнули глаза правителя, он неосознанно опустил руку на меч, чем вызвал весьма бурную реакцию собственного пса, алчно зарычавшего в преддверии свеженькой плоти тех существ, которые не были сродни демонам.
Тем не менее, вспышка не разразившегося гнева миновала, рука спала с рукояти, плетью вися вдоль туловища, а сам демон задумчиво водил свободной по изрядно отросшей щетине, размышляя над словами посланницы. И мрачнея с каждой минутой.
- Я не ожидал, что ты так быстро запишешь меня в стан врагов, особенно после всего, что было. Видимо, я ошибался, и природу вампиров не переделать. Надеюсь, я доставил тебе удовольствие тем, что не ответил на твоё оскорбление. В следующий раз спуску я не дам. Не забывай - я милосерден и больше всех ратую за мир, но после таких слов я бы с удовольствием содрал с вас обоих шкуры, или же бросил на съедение местной живности некроманта. Благодари свою дочь за её доброту - этого не произойдёт. Мы отправляемся в Власком, оттуда я проведу вас в Совет. И не обессудь, вам закроют глаза при переходе, на некоторое время. Хочешь отказаться? Добирайся пешком до подземных городов. Я не буду мешать, но и помогать в таком случае не стану.- мужчина прервался, ответив не менее холодным взглядом на зырканье со стороны мальчишнки. Вампиры. Молодые, безумные кровососы. Вы так и не научились вести себя нормально. Худощавый, высокий, застывший возраст, знакомый юношеский максимализм. Все мы были такими. А потом быстро взрослели.- Надеюсь, он уже успел хоть раз омыть свой клинок кровью и познать объятья женщины. Вряд ли у него будет ещё шанс, ведь из земель демонов так просто не уходят.
- Сир! Амулеты на юго-западе пришли в движение! Это вновь те твари.- неожиданно громко заговорил один из стражников-следопытов, особенно сведущий в магии и потому взятый в отряд. Да, бывают и такие стражи. Если им только стрелы в колено не попадают. Нахмурившись, Ургаш посмотрел на него, а после на вампиров.
- Охота начинается. Мы пешие, но побыстрее ваших коней будем. Живо - вперёд и строем. Врата Власкома не столь далеко, как кажется. Урих, Церис - замыкаете. Бегом.- не глядя, следуют ли за ним вампиры, а его воины приказам господина всегда подчинялись, Ургаш побежал так, словно целый рой тех чудовищных тварей некроманта гнался за ним. Следом, отставая на полшага, мчался огнедышащий пёс, а на целый шаг отставали следопыты, прикрывавшие своего повелителя, а заодно и посланцев, коли те рискнули последовать за ними. Так, постепенно, они бежали несколько десятков минут по чёрной равнине, поднимались на холмы и огибали скалы, пока, наконец, перед ним не возникли обжитые владения Власкома. Леса, входы в пещеры для тренировок, сгоревшие малые поселения. Кровью сердце обливалось, стоило только увидеть эти попытки демонов жить вне городов-крепостей. Когда-то он продвигал политику расширения населения и владений. А потом Ургаш понял, что попросту ослабил защиту города. Лёгкая добыча. И много крови. Твари их уже нагнали, и нельзя было их описать. Врата оказались прямо перед носом, и, подчиняясь приказы господина, разведчики построились в боевой порядок перед самым рвом, что окружал город, как и несколько колец стен. Стрелы, дротики - всё пошло в ход. Только никто не учёл жуткой ауры чудовищ. Ауры, которая пугала даже выращенных в землях вампиров лошадей. Возможно, взрослая вампирша и смогла справиться с лошадью, но её сын - вряд ли. Конь сбросил седока и рванул прочь, чтобы через минуту оказаться сожранным вместе с седельными сумками, седлом и удилами, а заодно и подковами. Ургаш, уже почти добравшийся до ворот, резко развернулся, внимательно глядя на то, как одно из чудовищ прорвало строй разведчиков, и, несмотря на залп стрел со стен города, двинулось к мальчишке. Человеческие возможности тут не помогут. Нужно было быть очень быстрым. И сильным.
Тихий рык, правитель Власкома шагнул вперёд, и облик его стремительно стирался. Там, где стоял стройный воин, теперь возвышалось чудовище подстать слугам некроманта. Изогнутые бараньи рога, мощные мускулы и высокое тело, покрытое чешуёй, пылающие алым глаза и острые зубы. Демон бросился вперёд, схлестнувшись с чудовищем грудь на грудь. Стремительная метаморфоза - помнится, с последнего раза прошла не одна сотня лет, давненько он так не сражался. Без оружия. А теперь вот драл на части исчадие ужаса и отчаяния, радуясь издаваемым крикам ужаса. Громкий хруст, продолжительный крик, и чудовище рухнуло на опущенный ранее городской мост. Ургаш, покрытый кровью и ранами - тварь была той ещё, била даже шкуру демона - обернулся, внимательно глядя на Шериан, а после вновь растаял, став привычным черноволосым правителем Власкома. Правда, весьма бледным и серым на вид, едва держащимся на ногах.
- Отходим, быстро в город.- прохрипел воитель, с помощью своих солдат покидая мост, а заодно заставив и Шериан с сыном уйти, скрывшись за прикрытием надёжных крепостных стен и резко поднятого моста. Трупы раздели, забрав снаряжение. Похороны им устроят после. Через минуту, вся группа несчастливцев оказалась в кабинете у правителя города воинов, хозяин коего утопал в глубоком кресле и пытался придти в себя. Метаморфоза сказалась на нём сильнее, чем предполагалось, так что короткая передышка у группы явно будет.

+1

6

- Я никого не записываю во враги, но и в друзья тоже, - спокойно ответила женщина. Она понимала, что ее слова могли обидеть демона и зародить конфликт с пустого места, но и он должен был понять мать, которая хотела обезопасить своих детей, в то время, когда уже не знаешь, кто тебе друг, а кто враг и чего ждать от близкого.
Напряжение стало меньше, но не исчезло до конца. Отношения подорваны – пусть. Так будет даже проще, если после что-то пойдет не так. Она убрала клинок в ножны и показала сыну на лошадей.
- У нас с вами одна дорога, но цели разные, - ответила женщина, направляясь к сыну. – И желания тоже… - уже тише добавила она и отвлеклась на крик демона. – Нет времени продолжать разборки, - тихо рыкнула, понимая, что минута промедления может им дорого обойтись. Подтолкнула сына и сама влезла в седло, ударив коня по бокам сильнее обычного.
Уильяму не осталось ничего, как убрать меч в ножны и вернуться к коню, чтобы верхом последовать за ней. Если она так решила, значит, на то были какие-то причины, хотя сам дампир не доверял ни демону, ни его людям. И дело тут не в том, кто помогал кому, а в войне. Никогда не угадаешь, кто следующим вонзит нож в спину, с милой улыбкой на лице, припоминая былые годы дружбы.
Он не был таким быстрым, как его мать и не мог перемещаться на своих двоих так, чтобы не отстать, поэтому полагался на скакуна, который всегда служил ему верой и правдой, но не в этот раз. Не все животные переносят вампиров и дампиров, но его гнедой отличался особой стойкостью до этого дня, пока не встретился лицом к лицу с чем-то большим, чем мог вынести. Нежить его пугала, как чужие незнакомые края. Одной вспышки было достаточно для того, чтобы животное испугалось и встало на дыбы, пытаясь сбросить наездника и сбежать, пока еще есть возможность выжить.
- Bello! Subsisto! Subsisto!!* – тщетные попытки вернуть себе власть над гнедым и заставить его успокоиться. Эльфам всегда было проще общаться с животными, нежели вампирам. Их речь успокаивает, когда же он родным языком не может достучаться до ушей испуганного друга. Человеческий язык вылетел из головы полукровки. Поводья выскальзывали из рук.
Шериан чувствовала волнение лошади. Для этого не нужно быть эльфом, как и для того, чтобы удержать власть в своих руках. Достаточно оставаться наездником и помнить о том, что ты тут главный. Здесь нет место человеческому фактору, только грубая оплеуха, которая приведет в чувства. Ей удалось удержаться в седле и продолжить путь до врат.
- Vōbīs!** – рыкнул Уил, пытаясь заставить коня опуститься и как-то удержаться. Не вышло. Он упал с коня и едва успел откатиться в сторону, чтобы не попасть под копыта. Закашлялся от поднятой пыли. - Stultus pecus ...*** – проводив взглядом уходящего коня, он попытался подняться. Тряхнул головой, чтобы немного придти в себя. Поднял меч и поднялся на ноги, готовясь обороняться – вовремя. Твари не заставляли себя ждать, а то, что происходило здесь, у ворот города, едва ли похоже на тренировки с отцом или матерью, которые всегда в случае промаха могут дать второй шанс. Здесь его не будет и поблажек тоже.
Услышав голос сына, женщина обернулась. Он заметно отстал от нее и не мог справиться с взбунтовавшимся гнедым. Она видела, как Уил выпал из седла и что творилось там, рядом с ним. Защиту прорывали твари некроманта и некоторые из них, тут же ринулись к нему, вкусить молодую плоть. Опасности, нависшей над сыном, было достаточно для того, чтобы женщина резко повернула назад и понеслась обратно так быстро, как только могла.
Дампир подкрутил меч и вонзил его в плоть твари, подобравшейся слишком близко. Их много и не все они одного ранга, доступного ему по способностям, но это война, а не на ней не выбирают противника. Уперся ногой в голову существа, надавил и вытянул меч, дав черной крови брызнуть на одежду и в лицо.
Помощь Ургаша оказалась неожиданной, но, как нельзя, кстати, далеко дампир с такими темпами бы не ушел, а времени приспосабливаться попросту не было, как и кидаться заклинаниями, когда противник настолько близок к тебе. Одну нежить ему удалось убить самому, вторая ушла на честь и славу демону.
- Не время считать трофеи. Идем! – Шериан оказалась рядом с сыном и Ургашем настолько быстро, насколько могла. Протянула ему руку, чтобы одним рывком дать ему возможность снова оказаться в седле. Два наездника замедлят ход, но это лучше, чем конь снова сбросит его, пока она скачками будет перебираться до безопасного места.
Парень стряхнул кровь с меча и быстро вернул его в ножны. Не раздумывая. Сел в седло, дав матери возможность убедиться в том, что с Демоном все в порядке и помощь ему будет оказана и только тогда вместе с ней галопом направиться в город.
Оказавшись за крепостными стенами, в кабинете демона, Ариго немного успокоилась и дала волю чувствам, отвлекшись на сына.
- Как ты? Ты в порядке? – с беспокойством спросила женщина, коснувшись ладонью щеки дампира, чтобы заглянуть в его лицо и убедиться в том, что он не солжет.
- В порядке, - коротко ответил парень, убирая руку матери и перевел взгляд на Ургаша, но так ничего и не сказал ему.

-------------------------------
*Белло! Стой! Стой!!
**Черт бы тебя побрал!
***Тупая скотина...

0

7

- Спасибо, Шериан, я тоже чувствую себя просто замечательно. Хотя, радует то, что твой птенец успел уже испытать радость и страх сражения. Осталось научить его необходимости мира. А позже отвести в барьер, чтобы забить беспощадно его детство.- кряхтя, Ургаш наконец-то очнулся, распрямившись в кресле и сверкнув глазами. Пропали слабость и некоторая апатия, правитель Власкома вновь был юн душой и телом, передвигаясь со знакомой немногим грацией и изяществом опытного воина. А передвигался он затем, чтобы вынуть несколько артефактов из совсем неприметных мест, потайных ниш и прочего, с книжных полок. Забавно, но эти тайники не были защищены чем-либо, похожим на магию, и пока демон не извлёк их, ощутить присутствие такой силы вампиры не смогли. А почему только вампиры? Потому что вся челядь воина-правителя переключилась на реставрацию стен и похороны, а также обновление боеприпасов. Так что, вся троица расположилась в кабинете весьма и весьма удобно. На вид эти амулеты были похожи на звёзды и треугольники в круге, сделанные из серебра и иного металла, хорошо проводящего и удерживающего магию. На некоторых были самоцветы, и именно от них веяло тем самым жутким запахом Кабалы - золой и пеплом, с примесью вулканического пепла. Кто же знал, что кабинет был надёжно защищён, как и весь дом.
- Данные амулеты смогут привести нас через тоннели от Власкома до подземных царств, разумеется, обходными и неизвестными путями. Прости мои грубые слова, но я скажу - данные амулеты нельзя скопировать, любая попытка их повторного использования чревата последствиями. В основном, если ты вампир. Уж прости, но под конец своих годов я заделался изрядным параноиком. Мы сможем быстро добраться до Трерьяха, а оттуда уже будет достаточно пройти до временного зала Совета. Увы, нападение некроманта разрушило то, что являлось основным местом сбора.- глаза Ургаша, до того с некоторым оттенком мягкости, помрачнели, подобно земле под проливным ливнем. Увы, демон слишком хорошо помнил первые часы нашествия тварей чудовища, что ныне желало лишь власти над миром. Впрочем, этот миг, как и появился, так и миновал. Демон очнулся, поднял голову, и, улыбнувшись женщине и её ребёнку, в сравнении с которыми он был ужасным стариком, подошёл к одному из шкафов. Не было видно, что точно сделал Ургаш, но пол вместе с его рабочим столом отъехал в сторону, как и другая его честь, открывая вид на неширокий зёв лаза-тоннеля. Оттуда несло пеплом, не было никаких капель и сырости, лишь сухость и жуткая прогорклость, вызывающая немилосердную жажду. Нахмурившись, правитель подошёл к одному из кресел, поднимая с него и нацепляя себе на плечо ремень с множеством баклаг. Путь предстоял долгий, судя по всему, но по непонятным причинам пищи с собой мужчина не взял, лишь родовой клинок и, что несколько удивительно, семейный амулет. Ну, а те же артефакты, что он извлёк из этого, раздал вампиров, всего-лишь шесть. Остальные распределил по территории залы.- Советую держать эти игрушки при себе. Может быть, у вас и острое ночное зрение, но вы не видели изначальной подземной тьмы наших залов. Не отставайте от меня и не сворачивайте. В этих тоннелях есть кое-что пострашнее, чем некромант и его твари. Твоя дочь, Шериан, видела рисунки самых безобидных существ.- качнув легонько головой, демон начал спускаться по твёрдым, вырезанным в камне ступеням, не озаботившись сообщить вампирам, что уже поделился планами со своей супругой, оставив вместо себя её и военачальников с многими распоряжениями. Так что, Власком не остался без защиты и руководства в эти трудные времена. А лаз, с помощью магии или механизмов, через несколько минут сам собой закрылся, и путников поглотила чернота, сквозь которую едва ли что-либо можно было разглядеть. Но, благодаря амулетам, они могли видеть дорогу.
Они шли длинными и запутанными коридорами. Многие из них были очень узки даже для юнца-вампира, так, что взрослым пришлось сгибаться в три погибели и ползти, еле передвигая ноги. Потолок иных залов, связанных этими коридорами, терялся высоко вверху, подчас как и стены. Часто попадались реки лавы с узкими мостами из камня, ледяные пещеры и хрустальные кладовые. Богатства подземного мира впечатляли, несмотря на все те опасности, что поджидали здесь путников. А уж чего стоили одни водопады и горные озёра, которые, по непонятным причинам, не оставляли влаги в тоннелях, по которым и шла троица странников с верхних земель. Что уж поделать, таковы были эти странные ходы демонов, ведущие вглубь Кабалы. Подчас попадалась и серая растительность, без цветов, но живая и создающая воздух. Стены и потолок украшали россыпи светящихся в темноте кристаллов. Подчас, коридор раздваивался, иногда делясь на пять. Но, Ургаш всегда неизменно шёл прямо, лишь изредка выбирая другой проход, однако идущий в нужной стороне. Демон почти не разговаривал, да то и понятно - сам он не так часто пользовался тайной лазейкой Власкома, а потому должен был полностью сосредоточиться на пути. Он остановился лишь раз, когда на полпути им пришлось задержаться из-за обвала, оставшегося с времён вторжения некроманта. Тем не менее, демон, хмыкнув, быстро повёл посланников императора по совсем иному переходу. Почти иному. Группа прошла через пещеру, представляющую из себя выточенный кристалл, и вышла на берег глубокого подземного озера с высоким и дымчатым потолком. Берега озера были усеяны обломками скал, тяжёлым песком. И совершенно никакой растительности.
- Здесь и остановимся на несколько часов. Отдых нам не помешает. К тому же, мне надо осмотреться. Мало ли что изменилось в этих пещерах. Будьте осторожны и ждите меня здесь, я скоро.- положив свою часть припасов на землю, в виде баклаг с водой - демон взял лишь одну с собой - правитель Власкома скорым шагом скрылся среди камней, отправившись поглядеть куда-то вниз. Казалось, что прошло лишь пять часов, или около того, но на самом деле намного больше. Хотя сколько точно, затруднялся ответить даже Ургаш.

+1

8

[AVA]http://i.imgur.com/Ot69hCt.jpg[/AVA]
Никогда название "стратегия выжженной земли" из военных трактатов не было таким буквальным, и обратным своему хрестоматийному значению.

Тихий плеск воды глушится пронзительным щекочущим чувством, захватывающим кожу. Мышцы сокращаются с резкостью, которая чаще бывает при судороге. Опять. Глубоко вдыхая и откидываясь спиной на нагревшийся металлический борт ванной, мужчина позволяет слабости захватить тело.

Обычно, именно отступающие хозяева земли уничтожают посевы и дороги, чтобы не оставлять добычи врагу. Кайлеб Ворлак вёл войну на чужих территориях, и был первым, кто выжигал. Армии мёртвых не нужны провизия и припасы, чтобы держать осаду, армия мёртвых не боится болезней и отравленных источников, но нуждается в контроле больше, чем полки. Живая плоть расплачивается за независимость от магии и возможность познавать мир чувствами очень высокой для этой войны ценой.

Пожалуй, его ощущениям прекрасно подходило слово боль. Жгучая, вгрызающаяся беспощадно открытые ожогами нежные ткани, но Кай так привык к ней, что почти не замечал. Ценил даже. Она была ответом на движения, сигналом, что душа ещё держится в теле. Теле, которое нуждалось в отдыхе всё чаще и больше, пока хозяин видел вещи за много миль от себя.

Солнечно-жёлтые глаза смотрят внимательно, как мимо проезжает отряд владыки, буквально загнанный тварями в ворота. Ещё один голодный беженец, лишь слабый инкуб, гладит серого крыса, а затем подносит два пальца к повязке на лбу. Силой мысли и боголепным желанием, увиденное послано в Синдерспайр.

Кайлеб открывает глаза и несколько мгновений слепо смотрит в подрагивающую поверхность воды, по которой тянется маслянистая плёнка. Так растворяется застывшая глазурью мазь с его ожогов, смешиваясь с целебным раствором в ванне. Она – мазь – удивительно напоминает гной: и цветом, и запахом – только приносит облегчение и прохладу, а не лихорадку. Остальное – не важно.
Что заботит Кая больше в этот момент, внезапно поглощая целиком его рассеянное внимание – это подёрнутое радужным глянцем отражение. Глаза чужака смотрят с его худого лица, пылая, даже затенённые тонкими длинными седыми прядями. Это не взгляд псионика, который только что увидел уже знакомую чернокнижнику вампиршу. В воде его встречает другой цвет солнца – янтарный. Чуть рыжее, чем месяц назад, – отмечает про себя Кайлеб.
Мягкое касание на плече, задевающее воспалённые края ожога, отвлекает его от созерцания. В воде отражаются ещё одни глаза – красные, а в них – немой вопрос. Миниатюрная девушка с лисьим личиком держит в руках несколько склянок и полотенце. Она выглядит умиротворённой, и ей не нужны слова, чтобы понять своего пророка: огненная марка на её лбу, похожая на символ солнца, означает, что она одна из них и она – тоже слышащая. Ей, с её эльфийской кровью и талантами, место среди шпионов в далёком Ауреллоне, но тусклый красный в глазах говорит, что её время на исходе. А ему нужна помощь. Иногда.
- Не сейчас, – хрипло говорит ей Кай. Девушка удаляется.
Через узы пепельной порчи он дотягивается до демона во Власкоме уже сам. Тот не может не услышать зов источника.

- Сейчас, – произносит желтоглазый. Рыжеволосая красотка по левую руку от него переминается с ноги на ногу в нетерпении – она знает про эти телепатические сеансы и то, что Кайлеб Ворлак уже давно не занимается почти ничем, кроме раздачи указаний из своей башни. Она не видит в этом смысла и считает это слабостью: вожак должен сам вести в бой стаю, быть первым из первых. Впрочем, тогда он бы имел право оставаться сильным и в её глазах, а так быть не может, потому что он её и её только. Живой и мёртвый.
- Что? – она спрашивает инкуба, когда он выходит из оцепенения.
- Мы должны проследить и, возможно, напасть.
- Тоннели охраняются, нас засекут.
- Мы будем следить издалека, – продолжает инкуб, –  я буду использовать своих маленьких друзей.
С этими словами Гильермо-Крысолов убирает своего носителя и достаёт из-за пазухи четвёрку крысят, поочерёдно целуя каждого между ушками. С каждым сценарий один: первые секунды грызун дёгается, вгрызается в руки демона, а потом вдруг затихает. И в его глазах поселяется "солнце".
Красавица улыбается, с глубоким наслаждением запуская пальцы в роскошную рыжую гриву. Это её, а не Айрин Эллфорд, пряди с алым отливом, её лицо и золотистая кожа, но Кайлеб Ворлак так отчаянно запрещает Красавице их носить.
И пусть.

Кай смотрит рассеянно на ворох тряпок на тумбе, пока девушка – женщина, на самом деле, ведь эльфиниты долго остаются лицом детьми – с пепельной маркой на лбу обрабатывает его ожоги. Сейчас – это просто повязки, но в них есть волшебство. Как только стальные крючки закрепят плотную мягкую ткань вокруг тела, она снова обернётся второй кожей Кайлеба Ворлака, не оставляя метке и шанса проявить себя. Он стал сердцем порчи, чтобы ей управлять, но враги не должны знать, что самое страшное оружие некроманта – его же собственное уязвимое место. Кай в постоянной лихорадке уже пару лет, дольше всех остальных меченых тогда и сейчас, но и его силы истощаются. Повсюду полно призраков и замученных душ, но колдовать – не пользоваться Ключами, а именно колдовать – от этого не легче: мана нужна и для тёмной магии, а её постепенно становится всё меньше и всё труднее контролировать.
Как никогда, слова Безымянного о мире, как антагонистической игре с нулевой суммой, обретают чёткий смысл. Человеческие жилы стираются о гремучую смесь кровей, которая не позволяет ему сгореть, как прочим, это не может длиться вечно. Как и любую химеру, Кайлеба питает магия, поэтому то, что он когда-то затеял, означает его собственный конец в тысяче и ста исходах на один – выживания. Кай уже почти не рассматривает таковые.

- Крысы проживут день-два, – сообщает Крысолов. – Но они хорошо нам послужат.
Демоница, идущая подле него, с задержкой кивает, надвигая на голову плотнее капюшон. Канализации не по нраву охотнице, с одной стороны, но с другой – она не брезгует, ибо нелюдь. Нелюдь даже по меркам своих. Красавица плевала на имена, хотя ей нравится прозвище: она давно уже больше, чем суккуб-канибал или рыжая ведьма. Она – сила природы, такая же неудержимая, как пожар или обвал, её не уместить в одно слово. Она чует сладковатый аромат разложение, пронизывающий весь мир вокруг, и чует дымок, пропитывающий само его мясо. Она будет играть не пока Кайлеб Ворлак является обладателем ныне почти не сдерживающей её косы, а пока ей нравится играть. Играться с едой.
Ах, Кай, твоя любовь столь же жестока, сколь слепа, - сладко вздыхает ведьмочка, вытягивая губы в ещё одной плотоядной улыбке. Оставив раба метки Гильермо с его крысами, она отправляется собирать по норам немёртвое полчище на очередной кровавый пир.

Отредактировано Кай (2013-12-19 17:45:28)

+1

9

Это было не первое сражение молодого дампира, но он так же понимал, что опыта, что есть у него сейчас, недостаточно для того, чтобы стать на одну ступень с родителями или демоном, решившим ему помочь в нужный момент и все же… Он держался достаточно достойно для того, чтобы в случае необходимости снова дать своему мечу вкусить чужую кровь. Попытался снова оттереть следы запекшейся черно крови. Не выбор возможности сделать это тогда и теперь пятна, местами смазанные, украшали лицо, словно уродливые шрамы спину былого вояки. Мерзко. Уил испытывал не скрытое отвращение. Он поморщился. Понимая, что перчатки оказались не чище его лица и оттого, вместо того, чтобы вытереть пятна, он добавил еще больше черной мазни.
Шериан стоило бы, как истинной мамочке, достать платок да вытереть лицо ребенка, но дампир вышел из того возраста, когда женщина могла бы себе такое позволить, поэтому она только тепло улыбнулась и перевела взгляд на Ургаша.
- Прости. Когда дело касается мой семьи, я не могу думать о чем-то другом. Спасибо, что помог ему выбраться оттуда, - демон уже во второй раз спасает ее семью тогда, когда этого не может сделать она и страхует ее в отсутствие главы семейства, а этого порой сильно не хватает, особенно, когда тебя за одиннадцать лет жизни вне военной стези отучили от грубости. Для вампира одиннадцать лет – могли пролететь, как один день ничтожной человеческой жизнь. Моргнул и не заметил, как они пролетели, особенно, если эти годы были счастливыми, а они были и все же… Шериан настолько ценила эти моменты, что старалась запомнить все и настолько впитала эту любовь и спокойствие, что забыла, какого это быть воином. Военный Советник умер в ней очень давно и вспоминать это во время очередной войны сложно и невыносимо, когда не имеешь права на ошибку.
Ариго внимательно слушала демона. Сейчас она находится на его территории и ему виднее, как лучше поступить. Шериан даже была рада. Что на просторах пустоши смогла встретить старого друга семьи, хотя и не подозревала о том, что эта встреча не обернется ей боком. Если Ургаш поддержит ее на Совете, то все может сложиться лучшим образом и тогда им будет что кинуть против заигравшегося Ворлака.
- Если бы еще знать, где Марек… - вампирша знала, что некромант не стал сидеть дома, когда началась всемирная котовасия и понимал, что рано или поздно он решится выступить против старого друга. До конца она не знала, что именно произошло между ними, но из того, что ей поведали. Стало понятно, что война начала с их разногласий, и он должен положить этому конец, а остальные… лишь массовка. Которая должна помочь ему добраться до того, кому уже давно плевать на сохранность мира.
- Я понимаю, - женщина согласно кивнула. Друзья друзьями, а секретности никто не отменял. У каждого свои скелеты в шкафу, да и Эрейн не стремилась копаться в личном белье демона. Это его личные вещи, которые ее совершенно не волновали. Главное, доставить послание Императора и убедить совет демонов  в том, что это единственное верное решение, каким бы безумным оно не казалось со стороны, но они должны его принять, а все остальное лишь второстепенное. Не важно, как она это сделает, если все получится, то этот пусть будет оправдан.
Путь выдался долгим, но жаловаться не приходилось. Нужно было идти вперед, пока есть силы, и они это делали, пока Ургаш не заикнулся об остановке. Что не говорите, а отдыха был нужен всем, в особенности дампиру, который не имел той выносливости, что есть у чистокровного вампира и демона. Шериан было жаль сына, которому приходилось потеть большем, чем им, но ничем помочь ему не могла. Радовало то, что Уил не был чистокровным и жажда крови не настигнет его в трудную минуту – одной проблемой меньше.
Эрейн кивнула. Она не стала уточнять, зачем Ургашу нужно было их покинуть. Отдых был им необходим, поэтому она, особо не разбираясь, села на грубый песок, чтобы составить компанию сыну. Мальчишка всегда был упрям и не станет садиться раньше, чем другие, чтобы показать, что он чертовски устал, скорее будет рваться вперед, не думая о последствиях, а это не самая лучшая затея. Просить сына отдохнуть тоже не вариант – период сюсюканья прошел, когда мальчик повзрослел и научился держать меч в руках.
Пользуясь привалом, Уильям подошел к озеру и умыл лицо. Вода в демонских подземельях сильно отличалась, казалась какой-то вязкой – дампир не рискнул бы ее пить и лезть в нее с головой, поэтому предпочел только стереть размазанные пятна крови с лица и рук, а после вернуться к матери. Сел на песок рядом с ней и стал ждать возвращения демона. Стоило бы воспользоваться привалом и немного поспать в отсутствие Ургаша, но Уил упрямо клевал носом и не желал смыкать глаз в незнакомом месте. И все же… усталость вскоре его одолела, и он не заметил, как уснул, едва коснувшись головой колен леди Ариго.

0

10

Камни с шумом и треском скатились вниз. Встревоженный демон поднял клинок повыше, своим старым и добрым зрением пронизывая вечную тьму, которая царствовала в этих залах с того самого дня, как она была сотворена. С того самого дня, как зародилась вся жизнь в этом месте. Вообще всюду. И, стоит признать, здесь даже демону было не по себе. Не только из-за темноты, которую боятся все живые существа. Из-за чего-то другого. Чувства его говорили, что надо было торопиться. Чувства затравленного, не раз уже битого зверя, которому надо спасаться как можно скорее. Которого преследуют. Называйте это чем угодно - паранойей, диагнозом, что он уже слетел со всех катушек или самым банальным чутьём. Ургаш чувствовал, что если они сейчас же не достигнут врат Трерьяха, случится нечто ужасное, и последний шанс на победу над некромантом будет потерян. Покачав головой, демон отвернулся от темнеющего зёва пещеры, ведущей куда-то вглубь земли. Туда, куда не спускаются даже демоны, и никто из иных рас даже не мыслил о такой глубине. Месте, где живут самые древние жители Рейлана, с которыми правитель Власкома не желал знакомиться.
Передвигаясь быстро и бесшумно, демон быстро достиг пещерного озера, где он оставил Шериан и её отпрыска-кровососа. Появился он внезапно, вырос буквально из камней, закутанный в свой плащ и крепко сжимающий оружие. Взгляд был встревоженный, горящий, а лицо хмурое и мрачное. Не каждый день такой кошмар увидишь.
- Шериан, уходим.- прохрипел сдавленным шёпотом демон, помогая вампирессе подняться, оставив без внимания гневные взгляды со стороны юнца. Его он потом на кол посадит, а сейчас не время - необходимо было уходить.- Идём до врат Трерьяха - оттуда уже двинемся дальше. Не отставайте от меня и держитесь вместе.- так и не пояснив, что, в общем-то, встревожило демона - это было заметно даже неопытному дампиру - Ургаш немедленно зашагал прочь, наконец-то вспомнив нужный тоннель, который и вёл по тайному пути к запертым вратам Трерьяха. Запертым с тех пор, как появились эти твари Ворлока. Что же, посмотрим, какова былинная дружба внутри расы. Преисполнившись такой мысли, с клинком в одной руке и артефактом, который разгонял тьму подземелий, в другой, Вестник Битвы двигался всё дальше и дальше во мрак корней гор, углубляясь в такие места, какие и не снились вампирами. Что они видели там, в тайных местах? Хрустальные пещеры, где всё целиком выточено из хрусталя - даже сталактиты и сталагмиты вместе с полом. Огромные пустые колодцы, дна которых не было видно, или же оно сияло изнутри далёким багровым светом. В таких местах приходилось обвязываться верёвкой всем троим, и демон лишний раз подвергал себя угрозе, чтобы дотащить своих незваных гостей до Совета. Попадались и расселины, которые удавалось преодолеть довольно быстро. Капающие пещеры - постоянные потоки воды, сырость и влажность в абсолюте. Мхи, лишайники, ужас и тьма. Пещеры были неожиданным местом, красивым и отталкивающим одновременно. Ведь, как известно, в такой тьме самое место для наших кошмаров. Какие же кошмары были у обитателей подземелий?..
Какими бы они ни были, но путь закончился для группы у узкого моста из камня, созданного природой и доработанного демонами-гранильщиками Трерьяха. Это был узкий мост, где мог пройти только один человек, или его эквивалент, над бушующим океаном лавы. Вверх поднимались смрадные пары, от которых першило в горле и находила невыносимая жажда. Невыносимый жар и дым, застилавший глаза, постоянная дрожь земли под ногами. Это была своеобразная природная защита демонов от вторженцев из-под земли. Мало кто мог преодолеть этот мостик, переброшенный через пылающую бездну.
- Идите и покажите им артефакт, что я выдал вам, для освещения - там мой символ и моя сила, они должны её почувствовать! Пусть открывают врата, уйдёте в них немедленно - я прямо за вами.- убрав под одежду ненужный ему теперь светильник, демон поудобнее перехватил фамильный клинок, подаренный владыкам Власкома самим Фойрром в незапамятные времена древности и юности Рейлана. Именно это оружие и держал демон, вставший сейчас в самом начале моста, охраняющий его от возможной опасности. Пусть уж лучше женщина с вампирёнком пройдут раньше него, чем он - раньше них. Их послание гораздо важнее, если это поможет покончить с некромантом. Гораздо, гораздо важнее. Остаётся надеяться, что ещё не всё потеряно.

+2

11

Шериан никогда не была хорошим эмпатом и не могла наверняка сказать, что чувствует человек в тот или иной момент, за счет этого часто возникали разногласия, потому что слушать умеем, а слышать и чувствать – нет. Женщина старалась понять многое, что было ей недоступно, в том числе, предугадать ход действия противника, который решил преобразить мир и подстроить его под себя, создать что-то идеальное, как ему казалось, но сменить одну диктатуру другой. Да, их общество уже тогда начало гнить, еще до появления Ворлака, еще до того, как мальчишка из Альянса решил стать кем-то, решил что-то изменить. Все произошло еще до его рождения, когда между расами началась вражда только потому, что одни не похожи на других, но разве в этом вся суть? какая разница, кто и как говорит, по каким законам живет и в каких богов верит, они все – жители одного мира, дышит одним воздухом, даже если здесь, под землей, он горяч и сух, а там, в северных горах, морозен и тяжел. Горячая вода или холодная, сильный ветер или слабый, белая роза или красная – это не имеет никакого значения, они остаются теми же водой, воздухом и розой, которые наполнены жизнью. Которые существуют вопреки всему, потому что когда-то создатель увидел их такими, а ведь и их создал один бог. Люциан дал жизнь своим сыновьям, а они породили множество народов, которые такие разные и одинаковые одновременно. Мы народ одного бога, народ одно мира и как маленькие дети воюем в своей песочнице за право быть царем горы, но все это прощается, пока мы действительно дети и не выносим игры за пределы детской площадки, но песочница превратилась в целый мир, а игрушечные луки и мечи в настоящие. Кровь больше не вишневый сок, а настоящая, тягучая, горячая, а если смерть, то настоящая…
Эрейн боялась за свое будущее. Боялась за будущее своих детей. Они пережили одну войну, но на их головы обрушилась вторая, не дав оклематься. Они снова вынуждены бороться за право своего существования, за право жить так, как они привыкли и как хотели, как правильно для них. Пусть их не поймут, но это их мир, их свобода, их право выбирать.
- Мы можем наделать сотни или тысячи ошибок, но они будут наши, и наказание за них мы понесем сами. Это наш опыт, наша жизнь, наш путь.
Они воевали с демонами, не зная о том, что истинны враг находится намного ближе и этот враг – ты сам. Потому что ты создал этот мир таким и виновата здесь не власть, не аристократы и вельможи, не толстосумы или бандиты, виноваты все, равно. каждый кинул камень в чашу всемирного раздора и миру вместе с богами надоело постоянно мирить своих детей. Кажется, и мир им такой надоел. Боги отвернулись от того, что было ими создано. Обратят ли они свои взгляды вновь? Простят ли? Выживет ли тот мир, каким она его знала до войн? Начнут ли они все сначала или мир утонет в хаосе, и превратится в черную мертвую землю, над которой не кружат даже вороны.
Арис резко открыла глаза. На пару минут она погрузилась в  ужасный сон. Видела будущее своего мира и боялась, что сон станет пророчеством ужасного конца, который ждет их всех. Боялась, что они не смог все исправить и боги не дадут им второго шанса. Видела мертвую землю, на которой не осталось даже пожухлой травы. Взяла горсть земли. Просочилась сквозь пальцы. Пепел…
Она шла вперед и каждый шаг поднимал в воздух тучку пыли. Земля потрескана и уродлива и перед ней огромный пустырь, а впереди старой дерево. Столб его стал черным и обугленным. Здесь был пожар, задолго до ее прихода. Женщина опустила ладонь на ствол и закрыла глаза. Разум заполнили обрывки ужасных воспоминаний. Крики, огонь, тени, сражения, кровь, убийства. Руки задрожали и ноги подкосились. Ей едва хватило сил на то, чтобы устоять и не упасть. Облокотилась на древо, находя в нем опору. тяжело задышала, пытаясь успокоиться, но ничего… Воздух отравлен. Кашель. Легкие отзываются болью. ей стоит больших усилий сдержать себя от желания сделать глубокий вдох. который чреват новой болью.
Она осматривается. Над головой висит старая деревянная табличка. веревка перегнила, краска слезла и трудно разобрать надпись. Она протягивает руку и попыталась стряхнуть пыль и пепел, что насели на ней.
- «Мы слишком поздно поняли ценность мира».
Крик ворона над самым ухом. Шериан встрепенулась, переводя взгляд на птицу, но увидела пронзительные черные глаза сына. Она отвлеклась и не заметила, как выпала из реальности.
- Нам пора идти, - повторил полукровка, и вампирша кивнула, поднимаясь на ноги. Из головы не шла та ужасная картина, заполнившая ее сознание.
Она заметила обеспокоенное лицо демона, но не стала спрашивать, что произошло. Он помог ей подняться. Шаг, Эрейн пошатнулась, но устояла. Ноги казались ей ватными, а земля невесомой. Пришлось быстро вклиниться в происходящее. Она должна сделать то, что может. Донести послание своего Императора во чтобы то ни стало.
Они добрались до моста, но пугала ее не пропасть, который была под ними, а то, что Ургаш что-то предчувствовал и это что-то угрожало им троим, а этот глупый мужчина еще собрался пасть смертью храбрых ради того, чтобы они прорвались вперед, а что если впереди их ждем не меньшая опасность? Что если их не станут там слушать? Если она не найдет поддержку у других демонов? Что тогда?
- Не время жертвовать собой, Ургаш! Не дури! – Ариго рыкнула немного громче, чем следовало. Злость вылилась в заклинание – Советник наложила печать на место перед мостом. Это даст им немного времени, чтобы уйти без приключений. – Идем же!
- Или я никогда не смогу отдать тебе свой долг…

Использовано "Печать" (60 МгМ)

+2

12

[AVA]http://i.imgur.com/Ot69hCt.jpg[/AVA]
Демоница мчалась по пещерам, полузвериным кличем-воем собирая в погоню за путешественниками в глубине троп солнцеглазых химер, а хозяин - заканчивал с целебными ваннами в своей укреплённой башне, всё так же не отрываясь от нитей связывавших его с меченными.
Красноглазая эльфинитка молча промыла его прозрачно-белые волосы, после помогла обтереться и нанести мазь на ожоги и подала робу.
До каких невообразимых ранее вещей мы доходим порой, м? Молодые люди седеют и выцветают от череды бед, целительница становится ведьмой, чьё касание - исцеление сквозь агонию, вампиры и прочие, несомненно, излишние расы забывают ксенофобные предрассудки, боевой маг, некогда спавший на земле, начинает ценить мягкость ткани и уют и надёжность укрытия, точно какой-нибудь заучка из обсерватории...
О, Вермина как никогда его теперь презирает за это, но ей, животному без толики здравого смысла (кто бы говорил, семиличный безумец?!), неведомы правила ведения больших дел. Так, например, короли и генералы, едущие в первом ряду в битву, живут крайне недолго, а слабые места прячутся очень, очень, очень хорошо, подменяясь какой-нибудь фальшивкой. Кайлеб прячет от непосвящённых свою болезнь под зачарованными повязками, ведь сердце пепельной порчи - он сам.

Глаза Крысолова были то его, то не его, и до поры чародей лишь рассеянно наблюдал, как Гильермо гонит свою стайку следом за добычей.
Многим связанным с Ворлаком узами боли псионикам нужны были советы, чтобы не простаивали целые подсети этой огромной системы, созданной им. Великая власть, единоначалие, порождали и великую нагрузку и невозможность для некроманта уединиться в себе хоть на час: его разрывало уже не только душевно от личностей и физически - от вплетённой в формулу проклятия силы древнего огня, но и умственно.
- Гнать, - сказал сухим голосом маг, когда снова на долю секунды увидел вместо зеркально гладкого камня под ногами грубый пол пещеры. Чуть шатаясь - пар с запахом лечебной дряни вышибал из его головы чувство пространства, а из-под ног землю начисто - пошёл к мягкой кушетке. Наваленные ранее там грудой книги и свитки теперь покоились стопками рядом, а подушки и - о, только не надо смеяться! - валик под ноги были разложены именно так, чтобы сразу удобно лечь.
Именно так, никогда не знаешь, как тебя согнёт через несколько лет. Кайлеба от больного подагрой лорда сильно зрелых лет отличало то, что если лорда гнуло и старило чрезмерное пьянство, то мага - губила стократ более опасная и беспощадная ворожба, вырванная им с такой яростью из рук замёрзших богов и ритуалов замолкнувших алтарей.
А ещё, скажите, кто в здравом уме превратит самого себя в что-то едва ли лучше, чем рассадник для опарышей? Кай вот опарышей отвратительными не считал: во время войны, не имея в тылу объединённых племён ни запасов зелий, ни целителя, ни достаточного количества собственной магии, они с парнями сажали личинок в дурно пахнущие раны, лишь потом снимая с чистой плоти заворачивая чем почище и избегая, таким образом, гангрены. Хорошее и плохое - такие относительные категории, не так ли?
Свои дела Кайлеб тоже сравнивал с опарышами - неприятно, больно, тошнит, но необходимо во имя великого блага. Представлял себе, как чистит и прижигает раны сильно загнившего мира, а глазами сквозь прикрытые веки давно смотрел в вечность.
В переносном значении, конечно. Для прямого колдун был слишком занят: нынче он искал способ достигнуть ватаги умчавшей на охоту Вермины.

Красавица многое могла рассказать - в своём стиле, в форме песен и баллад, белым стихом и исключительно о чувствах - про то, какой была магия до этой скучной, обрезанной, лишённой жизни сухими книгами научной формы. Её собственное превращение из живой демоницы в не живое, но разумное и голодное нечто имело самое непосредственное отношение к тому, как первые колдуны искали рычаги для наполнявшей мир силы через жертвы и обряды на инстинктах. Её некромант, в своём исступлённом поиске становившийся всё более домашним, к чести его сказать, нечто такое нашёл и использовал. Теперь между ним и всеми, кого он пометил, была эта связь на боли и дурной крови, даже более мощная, чем родственная. И, как истинный "папочка" такой большой и разномастной своры, некромант не мог справиться с тягой следить, контролировать всё, особенно её, не меченную, чужачку.
Демоница умилялась, наслаждалась, ухмылялась и ещё раз наслаждалась таким пристальным вниманием. Она смотрела в жёлто-рыжие глаза очередной извращённой разной магией и порчей химеры, какой-то большой кошки со скорпионьими жалами на раздвоенном хвосте, и видела в них отблеск его давно вышедшего за рамки добра, зла, вообразимого и почти невообразимого сумасшествия.
- Мне нравится играть с едой, котик, - клацнула Красавица, перекидываясь в более "животную", удобную для быстрого бега форму и вставая на четвереньки. Теперь с собой она вела в глубинные тропы шесть химер и аберраций, но ни одна из них не встанет у неё на пути и не придавит веселье лапой, если Вермина не захочет. Кайлеб, скрежеча зубами, сделает новых пешек, слонов, коней, а она у него - единственная!

Одна из крыс Гильермо слабо пискнула, раздавленная тяжёлой лапой: они нагоняли. Уже отсюда демоница чувствовала жар подземных потоков, и это шевелило нечто забытое, зарытое, засыпанное слоем пепла в её нутре. Вот она, кровь земли, стихия, что обернула жизнь нежизнью в куске проклятой стали. Красавица затормозила на выступе и поднялась на ноги, в секунды меняя облик на рыжую и оглядываясь. Её ватага осталась рядом с ней.
- Там, - заметила она, махнув всё ещё когтистой рукой, в сторону моста над пылающей бездной. Не для себя - для спящего и зрящего глазами полоумных тварей хозяина. О, а если их убьют в это время, ему будет больно! Очень больно! Почти как умирать - нет, именно как умирать! Демоница улыбнулась, отвлекаясь от животного инстинкта спасаться от однажды наказавшей её лавы. Кайлеб не псионик, он не может оградиться от видений сам или покинуть сознание, в которое его приводит зов порчи. Ему будет так же больно, если не больше, чем ей, если она упадёт. Ведь её тело - всё ещё обман, осязаемый и ощутимый, но созданный лишь энергией поглощённых душ из косы. Что мертво, умереть не может, но Вермине нравилось быть как живой, охотиться и есть, и она хотела, хотела быть снова живой однажды.
Злорадство придаёт сил.
И память о том, что ты.
Путь на ту сторону в теле, наверняка, занял бы у неё целые сутки обхода. Потом пробраться сквозь охрану с той стороны границы, потом прошмыгнуть сквозь ворота и затаиться... Нет, определённо, это бы не сработало. Но Красавица - всё ещё не вполне живая и очень условно материальная тварь. Она не владела магией в том смысле, в котором подразумевали в нынешние дни, но была насквозь созданием магическим и иногда хорошо вливалась в тени.
По молчаливой указке свора побежала в обход, заходить в тыл к ведомым Гильермо и его крысами... путничкам. Как настоящая леди перед праздничным пиром, Вермина оставалась встречать гостей с парадного подъезда.
Вряд ли у стражи будет много времени, чтобы среагировать на то, что начнётся. Гильме, несколько химер, крысы и она. Оу, от её "гостей" не останется и кусочка в... пару минут!

Кайлеб очнулся от дрёмы, чтобы снова видеть глазами Крысолова, пребывая в сознании. Нередко такие пробуждения на зов бросали его на несколько мгновений в абсолютно невменяемое состояние дезориентации, когда он слепо смотрел на потолок или свою руку, точно обугленную на кончиках пальцев, с чёрными ногтями и венами, и никак не мог понять, что он такое сам. Человек? Разум с далёких звёзд, подсевший на крыло души из смертного тела? Общая бессознательная воля стаи-своры-прайда-роя?
- Близко, - шевельнул губами маг, и то же повторил шёпотом демон-псионик. - Бей.
Нет смысла объяснять, как именно подобрались к посланникам твари: любые тропы, известные более, чем двум людям - публичные тропы. Для юрких крыс, как Гильме - точно. Он направил химер по следам своих питомцев, и не собираясь влезать самостоятельно без надобности, так, чтобы трое оказались зажаты у края моста с двух сторон. Если Крысолов правильно понимал, Вермина была на это вполне способна.
- Не давай ей дурить, - прозвучал приказ.
Гильермо всё равно промедлил.

А тем временем, точно выйдя из тени от взлетевшей искры, Тварь вмешалась в препирательства лаконичным:
- Далеко собрались, сладенькие? - в устах людоедки, вернувшей улыбку на испорченное безжизненностью Айрин Эллфорд лицо, слова принимали ужасающий смысл.
Из прохода позади путников, одна за одной, крадучись, как кошки, выходили химеры.


Офф: итак, у вас семь противников - четыре нехилых таких, размером с лев-полтора химеры вроде мантикор, два изкуроченных ульва или оборотня - уже не понять, похожи лишь общими очертаниями и, собственно, пока не агрессивная Вермина. Прокидывание кубиков оставляю на Шериан с её стогранником - заклинание-мина всё-таки её. Если твари попадутся не все - оставшиеся без промедления бросятся. Друг на друга они наваливаться при этом не будут, но перекидывать через мост в лаву - пожалуйста.
Внешность Вермины в человечном облике мне больше всего кажется похожей на

этот арт

http://fc04.deviantart.net/fs70/i/2012/325/3/5/dark_phoenix_____again_by_meghanhetrick-d5loxyk.jpg

Плевать на ошибки и стиль, выражением лица попадает.

+1

13

- Этому миру не нужны герои, Шериан, ибо герои умирают, жертвуя собой. Их никто не помнит, ведь они не могут рассказать о своих подвигах. А потому закрой свой клыкастый рот и уходи ко вратам.- вполне себе спокойно, с лёгкой ухмылкой, произнёс воин-демон, привычно вскинув родовой клинок вверх, дожидаясь нападения химер с той стороны, откуда и пришла группа. Стражи Трерьяха не скоро среагируют, уж он-то знал. Необходимо было выбирать - защита или нападение. В случае защиты они смогут удержаться некоторое время, ведь мост весьма узок и крут, а внизу пылает лава. К тому же, лучникам здесь тяжело, если они есть у противника. Постоянный грохот и потоки пара могут легко сбить стрелу с траектории выстрела. Однако, и защитникам тяжко, если враг додумается обрушить мост. Прорываться - опасно, может пострадать вампирёнок, да и сами взрослые. Кхм, что же выбрать?
Демон с лёгкой улыбкой посмотрел на свой клинок, на Ур'Кеш'Фойрр, родовую их реликвию. Руны на лезвии сияли багровым огоньком, выдавая готовность оружия сражаться. Может, у него и не было разума, но разве между хозяином и его клинком не возникала связь, если им долго пользоваться? Род. Семья. Ха. Может, он просто сдохнет здесь, в тоннелях, вдали от дома из-за прихоти одного безумца. Сражаться, чтобы умереть. Пафосная фраза, пафосные мысли и сама ситуация, но это как раз по нему. Демон встретил с улыбкой на лице встретил появление безумной дьяволицы, держа в обеих руках клинок, дарованный Фойрром. И, оставалось надеяться, что если даже Ургаш здесь и погибнет, то клинок сам не дастся в руки врагов Чёртовой Кабалы. Хотите крови - получайте. Подняв вверх правую руку, демон, который был ещё и незаурядным магом, щёлкнул пальцами. Огонь - его стихия. Огненные шары, дыхание - всё это глупости молодых, любящих зрелищность. Правителю Власкому, не чуравшемуся любых средств в войне, не это было нужно. Всего-лишь огненная нить, полетевшая от Ургаша к потолку. Грохот и взрыв. Множество сталактитов с его стороны рухнуло вниз, на ту часть моста, где он был, неся смерть и обещая разрушить единственный переход над лавой. Демон не медлил - сразу же, как нить слетела с его рук, он развернулся и побежал к Шериан, встретив с ней лицом к лицу химер. Магию следовало беречь, а потому мужчина использовал лишь оружие, отбиваясь от когтей, клыков и безумных выпадов. Печать и падающие каменные глыбы задержат ту демонессу, но Ургаш не ослаблял своего внимания, присматривая за тылом. Им надо было вырваться из западни. Им надо было сражаться, даже не ради себя, а ради молодых. Глупые. Похоже, они так и подохнут здесь, с посланием от императора. Фойрр, почему ты не можешь давать не такие сложные испытания?! Плавный разворот, мужчина повернулся, глядя на результаты трудов своих на той стороне, которую он пытался ранее разрушить. И его зацепило, то ли осколком камня, то ли одна из химер постаралась. Ещё одна лишняя рана? Любопытно. Вот только, чародей вмиг озверел, принимая свой истинный облик рогатого чудовища с мощными когтями и клыками, рвущего на части своих врагов. Правитель города демонов, что славились своим буйным нравом, был очень зол, а потому спустил вожжи, сражаясь лишь на одних инстинктах. В конце концов, именно они спасали его чаще всего. Не время для разумности. Бешенно взревев, Пожиратель ударил лапами друг о друга, произнеся формулу слов, необходимых для одного, простого заклинания. Вы хотели разбудить зверя - вы его получили. Пожиратель - то самое, чего многие боялись. Возможно, Шериан и знала о действии этого заклинания, или же слышала хотя бы. Возможно, и Ворлок догадывался. Пожирание жизненной энергии ослабших противников, насыщение ею самого демона, для продолжения боя. Коварное заклинание, которое можно использовать как на врагах, так и на друзьях. В данном случае, целью стала эта свора исковерканных тварей..
Новый рёв, демон гулко захохотал, желая лишь битвы, и крови, и мяса, и новых песен о своих подвигах. Иди оно всё пропадом, он дотащит вампиров до врат Трерьяха даже на своей израненной шкуре. Смотри и любуйся, некромант, смотри и любуйся на очередных игрушек в твоей игре!


Огненный шар/дыхание - 55 МгМ.
Фишка персонажа - Пожиратель.

+1

14

Шериан со всей присущей ей щедростью влепила демону подзатыльник, как собственному сыну. Не будь ситуация такой серьезной, а проблемы великомасштабными, Уильям рассмеялся бы от души, потому как мать, кажется, повела себя со взрослым мужчиной так, словно перед ней был мальчишка, решивший проявить немного героизма и спасти весь мир, не думая о последствиях. Конечно, сдохнуть здесь было намного проще, вот только смысл бороться в одиночку, зная, что этого хватит на пару минут, за которые они все равно не успеют добраться до города и донести послание. Не лучше ли плюнуть на махания мечом и сделать ноги, пока эти лишние пару минут выигрывает заклинание. Твари все равно их рано или поздно догонят, но так они будут ближе к городу и шансов на то, чтобы добраться живыми, будет больше, но нет же. Так интереснее!
Рычать и ругаться с Ургашем было некогда, как и доказывать свою правоту. Эрйен отвлеклась на шум и посмотрела на нежеланных гостей, подступающих к ним. Хуже всего было то, что среди нежити была разумная тварь, руководившая ими. Возможно, она не так умна, как могло показаться на первый взгляд, но рано делать какие-то выводы.
Мужчина делал все по-своему, не считаясь с мнением Шериан. Чего и следовало ожидать. Бахнуло заклинание чуждой ей стихии и стены задрожали, обрушив вниз каменный град.
- Назад! – вампирша рявкнула и отпихнула сына от траектории падения камней. Не хватало еще, чтобы их завалило от действий демона или они лишились возможности перебраться на другой край ущелья. Пожиратель мог делать все, что он хотел, но пока от этого зависела жизнь всей троицы, то ему придется немного подвинуться.
Ариго побежала следом за сыном, понимая, что рано или поздно, мост не выдержит давления и обвалится прямо под ними. Принимать грязевые ванны, бесспорно, полезно, но не из лавы же! По утекающей мане и реву Эрейн поняла, что печать сработала. Насколько качественно – женщина не видела, потому как обернуться и посмотреть времени не было. Шум от когтей, царапающих камень, говорил о том, что не все твари канули в бездну и им еще придется вспомнить об уроках дрессировки.
Мина сработала на двух химер, ринувшихся первыми. За это твари и поплатились, но остальные действовали уже умнее, да и заклинание сработало всего раз, утратив свою силу. Этого мало для того, чтобы избавиться от преследователей, но это намного лучше, чем ничего.
Пока была такая возможность, Шериан хотела пересечь мост и остаться на безопасной половине, пока земля не ушла из-под ног, да и балансировать на хлипком мосте, отбиваясь от тварей – не лучшая затея. Если не ранят когтями, то запросто могут скинуть вниз, а то и сам оступишься и полетишь. Что так, что так, вариант развития событий женщину не радовал. Как назло, воспользоваться способностями своего клана, нельзя, потому как ни полукровка, ни демон ничем подобным не обладают. Оставалось только скрипеть зубами и пытаться наравне с сыном преодолеть мост. Добежать до безопасного места она не успела, как и Уильям. Пересекли меньше половины пути, а мост уже начинал рушиться, грозясь искупать в лаве не только посланников некромантов, но и посыльных императора. А до цели было так близко…
Стараясь выиграть еще немного времени, чтобы дать возможность пересечь мост, аристократка сконцентрировалась на еще одном заклинании.

Призрачная летучая мышь (105 МгМ)
3 штуки. Цели: химера, ульвы/оборотни или кто они там.

кидала кубики на мину и возможность пересечь мост:

мина - 70 % удачи, в мину попалось две химеры, остальные прошли. Больше она не сработает.
мост - 40% неудача, пересечь не удалось. Мост начинает разрушаться.

0

15

офф: согласованно с администрацией

Гильермо следил издали, сквозь глаза и уши своих желтоглазых крыс, как проваливается в огненную бездну секретное задание, попытка объединить заклятых врагов новой войне. А она проваливается, вместе с отделяющим троих беглецов от Третьярха мостом.
Лорд Власкома мог быть сколь угодно сильным, которому и три десятка Крысоловов не составит угрозы, но Вермина... Даже налетевшая с безумным и восторженным хохотом на древний демонический меч Вермина не выглядела так, будто её пир окончен. Она развлекалась, и даже бурлящая под ногами лава не пугала её.
Не слышь псионик источник порчи, он бы ещё сомневался, но даже поработивший тысячи тысяч и убивший миллионы чародей в далёкой сажнево-чёрной башне испытывал страх перед чудищем, которое выпустил когда-то на свет. Необъятно отвратительная сущность, обличённая в тело вечно голодная тьма. Он видел её носитель: ни живая собирающая падаль тварь, ни гордая охотница, убивающая чтобы жить - голодный до крови и плоти кусок чёрной стали в форме хищной косы. Иногда Гильермо размышлял, что вообще способно остановить и уничтожить Вермину, потому что без этого все искажённые безумием мечты Варлока были тщетны и обратились бы в пыль.
Под оглушительный визг Ургаш Ирар фон Власком скинул в бездну ещё одну химеру, но пепельно-серая гибкая тварь, вновь невредимая, будто её не пронзило мечом, уже подобралась к морде и глазам. Подбитые и две вовсе ещё нетронутые химеры набросились на ноги демона и на вампиров. Замедленные на уже разошедшемся в стороны мосте, враги представляли собой уже несмешной цирк над пропастью.
- Они готовы, - передал Гильермо. Его магические резервы, шипя, заискрились под кожей.
- Захвати их, не дай Вермине разорвать.
Общение с сердцем порчи не было приятным шептанием уж точно. Демон чувствовал себя так, будто из него нещадно выпили треть остававшейся силы в пару приказов. Но у него ведь было ещё.
Выйдя в открытую нишу над бушующим озером лавы, в которое осыпался мост, Гильермо отточенным жестом рассёк себе ладонь и призвал магические цепи. Специальные, помеченные, замаранные магией хозяина-чернокнижника цепи.
- Попались...
Кайлебу Ворлаку не требовались большие отряды, чтобы захватывать что-либо, он ещё до начала войны это доказал не раз и не два, так, что все начали понимать, что происходит и происходило когда стало слишком поздно.
- Вермина! - не привычным мягким, а севшим, каркающим голосом окликнул бестию псионик. Он видел сгущающееся вокруг пятачка на мосте сияние дымного оттенка и чувствовал тепло внутри. Хозяин телепортировал их так, как чернокнижники призывают низшие демонические твари. Химеры, из которых уже ни одной не суждено было пережить охоту, будто отделялись сиянием от сдерживаемых ими и цепями фигур. В этой войне побеждал точный расчёт расходного материала. Семь тварей послушных, одна сильная, один маг с маячком - и вот, отловлены главные мыши. По ту сторону портала их ждали подземные уровни Синдерспайра.

Использовано:
Телепатия - 45 МгМ
Жертва - 80 МгМ

[AVA]http://i64.fastpic.ru/big/2014/1009/36/40d3bc8dbbb7c998772b7cf925060036.png[/AVA]

эпизод завершён

Отредактировано Гильермо (2014-10-09 23:19:57)

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [8.04.1086] Вести из столицы или почтовый Советник