Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

Добро пожаловать на карнавал в День Мёртвых!


В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [13.06.82] Укрощение строптивого


[13.06.82] Укрощение строптивого

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

- примерная локация
Остебен, небольшая деревня рядом с Пределами.
- действующие лица
Вивьен, Астаэр
- описание
Некромантка решила воспользоваться ключом и призвать демона, но темные не всегда пляшут под чужую дудку и отродье Безымянного не исключение.

0

2

Начало, что ли

Долгая, долгая тьма... Ни движения, ни звука. Ничто не нарушало покой вечной тьмы уже много лет. Даже сам демон, погруженный в черный сон, давно уже потерял счет времени в этой бесконечной темноте.
И вдруг раздался звук. Он был подобен лавине, сорвавшейся с вершин гор, он будто всколыхнул тьму, скатывая ее в снежный ком и спуская вниз по склону, заставляя разорваться полог сна. Звук был похож на требовательный звон маленького колокольчика, в который звонят господа, вызывая своих слуг.
Демон очнулся ото сна. Его будто втягивал в себя водоворот тьмы, скомканный лавиной звука, которому не мог противиться ослабший после двухсотлетнего сна демон. Еще один виток бесконечно темного смерча, несущего демона вверх, в мир смертных. И - свет. Первое, что он увидел... девушка. Смертная девушка, замершая в нескольких шагах от демона. Сначала пришло удивление. Это какой же силой обладает эта смертная, что способна вызвать из нижнего мира столь могучего демона? А за удивлением пришла злость. И кто же она такая, что посмела вызвать его из темных недр!? По возрасту он бы не дал ей и тридцати лет, хотя и не мог точно судить о возрасте представителей смертных рас - ей вполне могло быть и триста лет, просто эта внешность была для нее предпочтительней.
Демон рванулся к наглой особе, не размениваясь на долгие речи приветствия и вопросы, а собираясь убить смертную, посмевшую прервать его сон. Усилия и яростный рывок пропали втуне, древний демон даже не сдвинулся с места. Астаэр прислушался к себе - его будто сковывали невидимые цепи, не позволяющие шелохнуться. А не так проста эта смертная... - мелькнуло на задворках сознания кощунственная мысль.
Темный снова дернулся, пытаясь с помощью магии тьмы сбросить невидимые оковы, но они будто еще сильнее сдавили его, притягивая к земле. Издав тихий рык сквозь клыки, демон пригнулся под тяжестью неведомого заклятия, падая на колено перед смертной. На колено... Как низко, как позорно...
Взгляд взбешенных желтых глаз метнулся к хрупкой фигурке. Только сейчас он различил вокруг нее некий ореол, который окутывал девушку с головы до ног. Что за?.. О Великий... - белая дымка, заметная лишь ему, не предвещала ничего хорошего. Это была отметка, знак. Знак того, что эта девушка находится под защитой демона. А так как других демонов поблизости не наблюдалось... От осознания того, куда он вляпался, Асту захотелось провалиться сквозь землю или истаять черной дымкой. Зато оковы перестали сдавливать тело демона, позволили ему выпрямиться и посмотреть на внезапную хозяйку с высоты немалого роста.
Ситуация была донельзя комичной. Он, демон, сын, чтоб его, Безымянного, стоит перед юной смертной, не в силах причинить ей никакого вреда. Могучая же сила пробудила его и привязала к душе этой девчонки. И та же могущественная сила заставит его... служить ей? Подчиняться? О Боги, за что...

+1

3

Вивьен слишком долго играла по правилам Альянса. Старалась не посрамить честь семьи и добиться высот, не прибегая к крайним методам. Потратила столько месяцев для того, чтобы найти потерянную семейную реликвию и найти покой, но он не пришел.
Альянс стал не тот, как и мир в котором его создали. Рейлан изменился с приходом к власти Варлока. Он только начинает свою деятельность, но все чаще заявляет о себе новыми вспышками трагедий и террором в малых городах и деревнях. Один за другим пропадают ключи и некромант набирает силу, в один день грозясь погрузить весь мир в хаос.
Безымянный не простит ему игр, а пока приходится терпеть и ждать, когда его силы иссякнут, а до того она должна оставаться сильной и обезопасить себя и Севелен, а для этого одной ее магии недостаточно. Сколько бы она не развивала свой магический дар и не оттачивала навыки фехтования, вынуждая совершенства от всех жителей льдов, ничего не изменится. Рано или поздно Севелен падет и тогда на порог ее дома ступит нога темного мага, желающего склонить каждого, кто живет в этом мире.
Вивьен не хотела этой судьбы, но и выходить на борьбу с Варлоком, когда Альянс только-только начинает понимать угрозу, нависшую над ним – безумство. В одиночку ничего не решится, а она может только отсрочить момент, когда Кайлебу достанется последний ключ, если достанется вообще.
Она должна была это сделать, не видя другого выхода. Не ради власти, а ради того, чтобы не дать этому некроманту стать еще сильнее и немного обезопасить себя и врата. Это долг ее семьи. За это умерла ее мать и отец, но вот Вивьвен умирать не собиралась ни при каких обстоятельствах, но и бежать, поджав хвост, тоже не выход. Пока…

Несколько дней ушло на дорогу. Де Трайх старалась найти подходящую деревню, а до того тщательно выучить запретное заклинание, чтобы не ошибиться в произношении. Все это время она подпускала к себе только полукровку, но сейчас его не было рядом – некромантка хотела побыть одна и закончить заклинание без него. Никто не должен помешать ей в эту ночь.
Никто точно не знает, какое заклинание находится в ключе. Каждому городу досталось своя часть прогнившей пустоты Безымянного. Будет ли ее жертва оправдана или нет, Вивьен не думала. Старалась не отвлекаться на раздумья, а делать уже то, что было намечено еще до того, как она остановилась в деревне, от которой вскоре останутся только пустые дома и мертвый клочок земли, на котором больше никогда и ничего не прорастет.
Заклинание требовало сил и концентрации. Требовало огромной платы за активацию, но еще больше оно брало с создателя потом, когда уже ничего нельзя будет изменить. Женщина сознательно шла на это.
Несколько дней они подготавливали деревню. Вивьен тщательно прорисовывала каждую пентаграмму, тщательно выбирала место ее нанесения. Маскировала их, чтобы не вызвать подозрения со стороны жителей. Ей понадобится каждый, кто еще может дышать.
В такие моменты ты радуешься тому, что ты – некромант, бездушная оболочка того, кто когда-то был человеком, но заполнила его не душа, а бесформенная темнота. Безразличие позволяет справиться со страхами и подавить в себе человеческий фактор, который не позволяет принести в жертву такое количество людей и не пожалеть о содеянном. Несколько месяцев назад Вивьен допустила одну ошибку – позволила себе проявить эмоции и теперь жалела об этом, пытаясь убрать их в сундук со сломанным замком. Эмоции мешают сконцентрироваться. Тот, кто привык плевать на всех, впервые попросил кого-то уйти, чтобы его не задело заклинанием. Отослал Альтаира как можно дальше от деревни под глупым предлогом, только чтобы его не задело заклинанием. Смешно.
Время. Остановившись на холме, недалеко от деревни, Вивьен протянула руку к городу. Здесь он был виден, как на ладони, давая ей необходимый обзор и пространство для действий. Она зачитывала заклинание и пентаграммы в городе вспыхивали одна за другой. Рисунок начал светиться и прорисовываться над деревней, пряча ее под холодный купол, давящий на людей. Паника. Попытки покинуть территорию и спасти себя – бесполезно, круг уже замкнулся и никто не сможет его покинуть. Де Трайх при желании не сможет снять его и выпустить всех, но она и не хотела. Только продолжать и пропускать мимо ушей крики, молитвы, мольбы. Заклинание заставляет окунуться в мир паники, услышать всех и каждого, словно она стоит в центре деревни, там, в толпе, но одна сохраняет спокойствие и безразличие по отношению к происходящему.
Один за другим люди падают от бессилия, сгустки их энергии тянутся вверх, формируя портал над деревней.
Заклинание бьет по запасу манны, истощая ее и город. Жертвы, тысячи душ, которые нужны для одного заклинания. Всего одного. Вивьен пожалела о том, что не может заменить количество нужной манны на еще пару-тройку душ, чтобы не истощать себя раньше времени. Силы ей еще понадобятся для того, чтобы приструнить того, кто откликнется на ее зов. Она слышала, что заклинания не всегда выполняют желания призыватели и иногда жертв недостаточно для того, чтобы подчинить себе призванное существо. Нужно точно все рассчитать для того, чтобы не проиграть.
Свет пролился на деревню, обращая ночь в день. Что-то показалось из портала, давя на нее темной незнакомой маной. Сильной, но такой желанной. Вивьен невольно напряглась, но не сделала шага назад и не убрала руку, продолжая читать заклинание. Она должна закончить. Сейчас или никогда.
Деревня умерла. Черное кольцо опутало ее – мертвая земля. Холодная, безжизненная. Вместе с жителя умерла и земля, а аура могильника заполнила воздух. Знакомый запах говорил о том, что заклинание достигло своего пика. Она точно не знала, как происходит активация и что она повлечет за собой, но что-то такое она уже видела… В одном из своих ведений много-много месяцев назад, когда она еще гонялась за ключом по Рейлану.
Существо, не размениваясь на слова, ринулось в атаку. Никому не хочется быть пленником и никто не любит, когда твой сон прерывает тот, кто возомнил себя сильнейшим.
- Моё имя Вивьен де Трайх. Я глава замка Севелен и твой хозяин. Подчинись мне, - некромантка сжала ладонь, и кровь из пореза закапала на пентаграмму под ней.
Что-то изменилось. Существо не только не смогло коснуться ее, но и опустилось на колени, не имея возможности вырваться из ее оков. Почувствовала приток неизвестной силы и власть, которую она получила после заключения призванного. Невидимые, но такие ощутимые нити кукловода. Черные и липкие, обволакивающие тело демона исходили от нее.
- С этого дня ты будешь служить мне.
Она не хотела унизить призванного, поэтому немного ослабила оковы, дав ему возможность подняться и достойно встретить мир, в котором он – ее собственность.
- Назовись, демон.

+1

4

Демон заинтересованно склонил голову. Глава замка... Знатная смертная? - ее имя ничего не говорило древнему существу. Дочь местных правителей? Потомственный маг? Если маг, то ее сила была сравнима с силой самого демона, раз она смогла прервать его сон и вызвать из нижнего мира.
Или сила была не совсем ее? Демон чувствовал запах смерти, которым будто был пропитан воздух. Боль и ужас множества душ, насильно покинувших этот мир, но до этого отдавших свою жизненную силу ради прихоти мага. И смерти недавней, призванной даровать энергию для вызова. Четкий контур черной пожухлой травы выдавал радиус свершившегося могучего заклинания, а сам демон стоял точно в центре мертвой воронки. Девчонке так нужен был могучий слуга, что она готова пожертвовать столькими жизнями других смертных, отдать их души в распоряжение темной магии? Астаэр усмехнулся в клыки. Темная смертная начинала ему нравиться.
- ...и твой хозяин... - демон прищурил желтые глаза, поморщившись от коробившего слух слова. Никто не смел называться его хозяином. Единственным его владыкой был сам Хаос и Безымянный, что создал его. Тем более... девушка, будь она хоть трижды главой человеческих замков.
Вокруг нее все еще клубился слабый белый ореол защиты, видимый Астаэру даже с закрытыми глазами. Он еще не заключил сделку со смертной, поэтому и душа девушки еще не была окончательно связана с демоном. Так что и ореол не вступил полностью в свою силу и лишь тускло светился, напоминая, кто здесь хозяин, оберегая душу. Если у нее была душа. Демон всмотрелся в странно-тусклую ауру девушки. Слабые отклики эмоций редко вспыхивали на полупрозрачном силуэте магической сущности, будто бы подавленные самой смертной, но не было ярких сполохов, присущих людям. Странно. Она выглядела, как человек, говорила на их плебейском наречии, но ее аура больше походила на ауру вампира, будто бы она уже умирала. Или старалась быть такой. Внешне она действительно выглядела слишком спокойной, будто каждый день сталкивалась с существом мира демонов, и этот властный тон уверенного в своих силах существа...
- ...Подчинись мне, - алые капли окропили магические знаки. Запах крови ударил в голову, опьяняя изголодавшегося демона, разрывая остаток смога смерти, окутавшего местность вокруг. Путы будто бы ослабли по велению магички, но одновременно проникли сильнее в само существо демона, пытаясь подчинить его волю.
Не желая становиться слугой, но все сильнее ощущая на себе древнюю силу заключаемой кровной сделки, демон пытался пробудить в себе дремавшие силы, чтобы воспротивиться чужеродной энергии.
- Ты слишком самоуверенна, с-смертная, - человеческий язык давался с трудом и больше походил на змеиное шипение, чем на связную речь. Долгие годы бездействия давали о себе знать. Демон расправил крылья, разминая затекшие суставы и заодно пытаясь определить границы дозволенного, отведенные ему неведомым колдовством. Черные крылья летучей мыши будто запутались в тонких невидимых ниточках, что спеленали тело демона, предохраняя его от необдуманных действий. Подстраховалась, девчонка, - вновь сделал неутешительный для себя вывод Аст, ощутив непривычное чувство бессилия. Как марионетка, по воле кукольника запутавшаяся в собственных оковах. Стоит хозяину дернуть за ниточку - и кукле придется повиноваться мастеру, играя в его же игру. Что ж, поиграем.
- С этого дня ты будешь служить мне. Назовись, демон.
- Меня зовут Астаэр... - издевательский наклон головы не смирившегося со своей участью существа, хитрый блеск янтарных глаз. И будто бы подчинившееся, тихое шипение, проникнутое смертельным ядом: - ...гос-спожа ...
И рывок восставшей марионетки сквозь путы, ослабленные видимым превосходством внезапной хозяйки. Как говорилось в древних текстах? Чтобы стать хозяином демона, нужно его победить, доказав свою силу? Пусть доказывает!
Сила еще не заключенной кровной клятвы ослабляла демона, но вернувшихся за время короткого разговора сил хватит, чтобы лишить смертную жизни и выпить ее сладкую душу. Признавая право демона на поединок за имя сильнейшего, расступился белый полог на ауре смертной, подставляя ее под удар. Росчерк черных когтей, нацелившихся в горло наглой смертной, утробный рык почувствовавшего силу демона... Жаль, что он был лишь в полудемонической форме, но обращаться сейчас было бы глупо и долго. Да и когтей ему вполне хватит, чтобы покончить с этой Вивьен раз и навсегда.

Отредактировано Астаэр (15-11-2013 18:45:29)

+1

5

Вивьен знала, что все призванные существа – разумные твари, с которыми опасно иметь дело, если сам умом недалек. Она понимала. Почему большинство некромантов предпочитают не пытаться найти ключи и воспользоваться силой, сокрытой в них. Сплошная неизвестность ждет впереди и вместо власти можно получить надпись с твоим именем на надгробной плите с припиской: «Самоуверенный идиот».
Некромантка не собиралась отступать от своего. Раз начав, не имеешь возможности повернуть назад, а она и не хотела, намеренно идя на эту жертву, плюя на тех, кто полег за это дело. Главное, чтобы в итоге вместе со всеми не полегла и она.
Не время расслабляться и давать слабину. Она дала демону слишком много, проявила уважение, которое было неоцененно, и за это могла поплатиться своей шкурой. Пусть так, она еще возьмет свое, позже, а пока стоит показать ему, кто здесь главный. Укрепить сделку, доказать, что она имеет право подкорить его себе, может и сильнее, если пожелает того. Нить дает определенные привилегии, но даже их недостаточно для того, чтобы не лишиться головы, если будешь медлить.
Один неосторожный шаг может дорого ей обойтись.
Она чувствовала, что демон пытается высвободиться и его силы, подаренные ему Безымянным. Могут помочь ему в этом, сыграв на руку, но и в Вивьен есть что-то от бога. Некроманты все ходят под его черным мертвенным плащом, пусть она и не Фойеррова дочь, но знает толк в хаосе и беззаконье.
- Запомни мое имя, Астаэр, оно будет последним в списке тех, кто призвал тебя в этот мир, - в глазах заплясало пламя. Все же ее «занятия» с полукровкой пошли ей на пользу. Она смогла пробудить эмоции и использовать их тогда, когда они нужны ей больше всего, в ее родной стихие, в огне – единственном, что как-то приближает ее к ступени призванного демона. Некромантия и огонь схлестнулись, покрывая черную нить красно-оранжевой. Холод и жар противоречивы и не совместимы, но оба смертельны.
Вивьен высвободила один из клинков. Блок, закрывающий грудную клетку и горло. Магия зашевелилась в руках, опутывая черное лезвие пламенем. Отвести правую ногу назад, чтобы занять устойчивую позицию и в случае необходимости поднырнуть под рукой демона.
Сочетать магию с ближним боем всегда было сложно, особенно, когда ты знаешь, что в магии ты сильнее, но в ближнем бое она практически бесполезна. У опытных мастеров на это уходят годы, а Вивьен… У нее не было этого времени и приходилось оперировать лишь тем, чем она научилась до этого дня. Холодный разум давал ей возможность концентрироваться на заклинании и не терять из вида противника, иначе следующий его удар может стать для нее последним.
Снова выброс магии. На этот раз схлестнулась темная магия. Некромантия, такая знакомая тому, кого не просто так называют сыном Безымянного.

Использовано: Пламенное оружие и Костяная радуга

0

6

Черные когти звякнули по металлу клинка, не достигнув своей цели. Разочарованно взревев, демон отпрянул назад от ярко вспыхнувшего лезвия. Свет причинял боль существу Хаоса, выжигал глаза и опалял бледную кожу. Вся его сила заключена была во тьме, в отсутствии света. Так что ночь - идеальное время для магических манипуляций, сейчас все играло на руку демону.
Не тратя зря магии против почти равного сейчас противника, Астаэр переключился на ближний бой, не давая девушке возможности произнести заклинание. Была надежда на ее слабость в ближнем бою, маги обычно надеются лишь на силу заклинаний, не уделяя должного внимания физическим тренировкам.
От ауры девушки отделилась еле заметная дымка черного заклинания, не видимая простому глазу, но ощущаемая на магическом уровне существом, созданным той же магией. Демон подошел слишком близко, времени на произнесение защитного заклинания не оставалось - его ошибка, он дал волю гневу и подобрался к магичке вплотную, забыв об осторожности. Придется жертвовать малым. Демон подставил крыло; заклинанию было все равно, в каком месте дробить кости, а крыльями ему сейчас все равно не воспользоваться: черные нити все крепчали, связывая демона и магичку, не позволяя ему отдалиться от места призыва и самого заклинателя.
Легкий толчок, хруст тонких костей - и волна боли, которая еще больше распалила ярость плененного существа. Крыло безжизненно повисло в плечевом суставе, словно старый плащ на вешалке, обтрепанное и бесполезное.
Трезво мыслить получалось все сложнее, проснувшаяся демоническая сущность пыталась вырваться наружу, стремясь рвать противника когтями и клыками, забыв об оружии. Обуздав не достойный древнего демона порыв, Астаэр рискнул потратить на девчонку часть своей магии - от когтистой ладони существа отделилась серая дымка, устремившаяся к глазам девушки. Едка тьма. Неприятное заклинание, отвлекающее внимание мага жжением и зудом в глазах и на коже. Будь у него больше сил, на простом отвлечении это заклинание бы не остановилось, став разъедать кожу. Но сейчас, экономя силы, демон отправил в магичку лишь слабый отголосок этого заклинания.
Вызвать бы сейчас хотя бы клинок тьмы, но это заклинание требует концентрации, которой у взбешенного демона оставалось все меньше и меньше, так что придется использовать дарованные природой орудия. Не задерживаясь боле, демон снова рванулся к Вивьен, стараясь попасть когтями в левый бок, в область сердца.

Использовано: едкая тьма (серая дымка, жгущая глаза и кожу - неприятно, больно, при долгом воздействии смертельно)

0

7

Девчонка она или нет, а поток маны говорит за себя. Вивьен не привыкла проигрывать и бросать дело на полпути. Этот раз не исключение. Осознание того, что перед ней само творение Безымянного, не останавливало. Все мы смертные, в том числе творения того, кого называют Покровителем Смерти и Тьмы. И созданный им демон не более чем смертная оболочка, сдерживающая магию, и силу и у него есть слабости, нужно только знать, как ими воспользоваться и не дать слабину самой, ведь и она мешок из кожи, нашпигованный мясом и костями.
Вивьен стиснула зубы. Хороша тактика, ослепить противника и отвлечь его от ближнего боя, чтобы выиграть здесь, но демон не учел одного, тот, чья стихия огонь, быстро распыляется и его магия скорее эмоциональный выброс, чем стоящая концентрация потока манны. Темная не щадила сил и щедро вылила эмоции в огонь. Кольцо поможет ей выиграть немного времени, ведь оно, то единственно, что пока может защитить ее от нападающего, которого не видишь. Прислушиваться к свисту воздуха и шагам – бесполезно, если ты не занимался этим едва ли не того момента, как впервые стал на ноги. Пусть мир пылает в огне, как деревня в дымке ее заклинания, пусть ночь превратится в день и тогда она не будет тонуть в темнота, которая давит на нее болью и дает по глазам.
Сломанных крыльев демона ей было мало, так же как и ему ее слепоты. Выбор был невелик, или он подчинится ей, или это последние мгновения ее жизни в борьбе за свет. Смешно, некромант пытается создать что-то светлое, чужеродное и такое несвойственное ему для того, чтобы подкорить себе собрата и надавить на больную мозоль.
- Порождения тьмы не любят свет, верно? – этому в первую очередь учат всех некромантов. Нежить убивают светлой магией или огнем, и то и другое оказывает на них такое влияние, которого никогда не добьешься проявлением темной магии. Темнота поглощает темноту, но свет пробивает в ней брешь и делает уязвимой. Ей же огонь не сделает ничего, это ее стихия и ей она повинуется.
Боль мешала, но Вивьен понимала, что она не закончится, пока их состязание не придет к какому-то из финалов и нужно, стиснув зубы, продолжать бороться. Что-то быстро соображать и делать, а лучше сразу делать, а потом уже продумывать, ведь не последнее времени нет, когда ты слабее в ближнем бою, да еще и ничерта не видишь из-за боли и темноты.
Злость хорошая подпитка, если знать, как ее применять. Защитить себя или пленить. Последнее было, кстати, даже больше, чем первое и пусть стена станет выше за счет половины времени, пусть она потратит на это больше своих сил, но сможет еще немного выиграть время, заключив демона в огненную клетку, где больше не будет темноты и теней, пусть огонь прибивает его желание бороться.

Использовано: Адское пламя (время действия – 15 минут, высота стены – 3 метра, огненное кольцо вокруг демона)

0

8

Будь проклят огонь и свет, та немногая сила, что способна одолеть создание тьмы! Демон зашипел раненным зверем, попавшим в ловушку, отшатываясь от высокого кольца огня и щуря чувствительные к свету глаза. Девчонка нашла его слабость, его уязвимость. Игра опять пошла по сценарию кукловода, и вольность куклы вновь ограничилась тонкими нитями и пылающим кольцом огня, определяющим сцену действа. Магическое пламя жгло жаром стихийной магии, опаляло темную сущность демона, оставляло ожоги на создании ночи. Внутри пылающего кольца исчезли все тени, подвластные существу Хаоса, превратив помощницу-ночь в злейшего врага всякой тьмы. Сквозь огонь демон видел только размытую фигурку мага, вызвавшего его из небытия и создавшего опаляющего темницу, которая, казалось, вытягивала из демона последние силы, выжигала тьму вокруг и внутри него.
Демон забился в огненной клетке, пытаясь найти брешь в магической стене пламени, но тщетно - девушка была уверена в своих силах и мощи своих заклинаний, иначе не стала бы зря тратить свою энергию на неравного противника. Существо тьмы бросилось на яркую стену света раз, другой, жалея об отсутствии былой силы, когда даже бы это заклинание, убивающее тьму, показалось бы легкой вспышкой далекого костра, сверкнувшей в непроглядной ночи. Казалось бы, вот она, безысходность, когда каждый твой следующий шаг преследуется враждебной магией и не дает продолжать бой, умаляет жажду сражения и заставляет опустить руки... Не сейчас.
Демон повстречал поистине могучего противника, стоило это признать. Может, сила ее магии и не была сравнима с мощью существа Хаоса, но в умении ее применять и грамотно расходовать в данный момент она превзошла его, поймала нужный момент, когда сила демона еще не восстановилась полностью из-за сосущего чувства голода, и нашла древнее заклинание, способное сдержать сына Безымянного. Все эти моменты были ей на руку, чтобы помочь одолеть демона. Но никогда темный не признает за собой поражения, не в этой жизни. Думаю, это понимала и сама магичка, продумывая дальнейшие действия относительно слуги-демона. Он будет сопротивляться, искать любой шанс сбросить рабские оковы и вырваться на свободу, в мир смертных, где уже никто не сможет ограничивать его волю.
Астаэр оставил попытки вырваться из круга света, прекратил метаться по клетке словно загнанный зверь, выпрямился во весь рост, сложив черные кожистые крылья за спиной, и посмотрел сквозь полотно огня на девушку, сощурив желтые глаза от бьющего света.
- И что теперь, смертная? - шипящий голос прорезал легкий треск магического огня, разорвал тишину поединка. - Тебе нужен был слуга, выполняющий все твои прихоти? Ты сама знаешь, что невозможно подчинить себе демона - клыкастая усмешка, оживившее бледное лицо демона. - Так зачем я тебе?
Он сдался? Нет, никогда. Скажем так, эта уверенная в себе девчонка действительно его заинтересовала. Вырезала целую деревню, чтобы призвать демона, использовала некое древнее заклинание, которое, наверняка, не каждый смог бы себе позволить применить. Кто она? Не человек, это уж точно. Как бы смешно это не звучало, но огонь охладил ярость демона, вернул возможность рационально мыслить и дал взглянуть на ситуацию под другим углом.
Он спал, долго спал. За это время в мире произошло множество изменений, о которых он, демон, был бы не прочь узнать. Кто знает, что случилось тут за время его вынужденного отсутствия. Теперь Астаэра вело к девушке любопытство, свойственное этому древнему существу. Ему была интересна причина, побудившая Вивьен на столь отчаянный шаг, ведь, пойди что не так, она и сама могла бы потерять жизнь, не справившись с силой заклинания. Что ж, если заключить с ней сделку, желательно, на выгодных обоим условиях, он сможет утолить свое проснувшееся любопытство. А что до роли слуги... О-о, она еще познает коварство демонов...
Демон заинтересованно уставился на девушку сквозь уже начавший опадать полог пламени, ожидая огласки условий его нахождения в этом мире под патронажем магички. Не столько правил несения тяжбы, сколько тех оговорок, которые могут позволить ему иметь чуть больше свободы, чем замышлялось девушкой. Веди, кукловод.

Отредактировано Астаэр (17-11-2013 14:01:04)

+1

9

- Я – некромант, демон и мне не чужды людские чувства. И знание того, кто ты, не мешает мне распоряжаться своей судьбой так, как я того пожелаю, - Вивьен старалась не терять бдительности. Ей удалось заключить демона и не дать ему сделать очередной выпад в ее честь. Выиграла себе время и немного охладила пыл демона.
Те увечья, что она нанесла ему, быстро заживет и оставят только смутные воспоминания о былом недопоражении, но она и не хотела побеждать официально, только вытрясти из демонической сути желанную сделку, а остальное пусть остается магам, которые хотят превзойти творения Безымянного. Ей не нужно было бояться, что она ненароком убьет его. Сила и желания не позволят, как бы сильно она не пыталась изловчиться. Единственное, что она может сделать, если все пойдет не по плану, закрыть проход и выпустить нити, чтобы он вернулся туда, где ему и место, но еще рано думать о плане отхода.
- Мне не нужен верный пес, лежащий у моих ног, - демон правильно заметил. Некромантка не нуждалась в услугах слуги и раба – это предлог пленить его, подавить в нем то, что заложено было самим богом Смерти, а де Трайх хотела другого. Оставить в нем этот хаос и темноту, вложенные в него самим творцом. Он должен быть такой птицей в ее призрачной плетке. – Мне нужен тот, кто будет противостоять некроманту, который решил подкорить себе Безымянного. И я – не твой противник, Астаэр, - слова о Кайлебе должны были вызвать, если не смех, то улыбку демона. Он смеялся над ней, просто смертной, которая решила подчинить его волю себе, а он лишь сын Безымянного, когда кто-то другой покусился на более зрелый и сладкий плод, но сладость эта может отравить. – Я позволю тебе убить того, кто сейчас сильнее всех на этой земле. Позволю доказать, что ты, воплощение тьмы, не жалкая пародия на сыновей Безымянного. Научу тебя не бояться света, а взамен… Ты сохранишь мне жизнь до того момента, пока я сама не освобожу тебя, иначе все твои силы уйдут со мной, а ты останешься здесь, в мире людей, догнивать свои дни, а такие как ты живут долго, если не попадают в клетку.
- Хочешь узнать, чем теперь славится этот мир? Хаосом, но создают его не такие как ты… А смертные, возомнившие себя богами.
- Позорно прогнивать в их тени, когда ты демон… Где твое самолюбие?
- Я даю тебе знания и власть в этом мире, а ты – защиту мне и Храму Безымянного. Мой замок – Севелен, с некоторых времен подвергается нападениям Кайлеба Ворлака. Он желает заполучить последний ключ и открыть Врата. Ты должен отдать должное своему Отцу, это твой долг оберегать его сон и я буду помогать тебе в этом.
- Темнота должна оставаться там, где ей место, а не ходить по земле, которая умирает без его участия.

0

10

Некромант... Слово оживило воспоминания на границе памяти демона. Да, он слышал о них. Практически те же люди, но обратившиеся ко тьме. Так мы с тобой одной крови, некромант?
- Покорить Безымянного? - из пасти демона вырвался короткий смешок. Смертные возомнили себя равными первородной тьме? Неужели равновесие сил так успело измениться за время сна демона? Одной магией невозможно победить бога, здесь нужны иные силы. Артефакты? Помощь других богов? Вопросов про "того, кто сильнее всех" оставалось еще много.
Магичка говорила достаточно складно, чтобы ей можно было поверить. Если бы демон мог вообще кому-либо верить. Резало слух самоуверенное "позволю", словно бы демон уже стал рабом "всесильной некромантки". Хотя... Она поймала его в клетку и лишила половины сил, поэтому и могла так уверенно заявлять о своей власти над ним.
- Ты заинтересовала меня... некромантка, - новое обращение к девушке, вызвавшее улыбку на лице демона. С издевательской ноткой, по-другому никак (не считать же смертных равными себе; хотя демон тоже по-своему смертен, но это уже проблема глубоко личностной философии), но на ступень выше, чем презрительное "смертная". - Я дарую тебе защиту, а ты... "позволишь" мне пребывать в этом мире, - выделив голосом слово "позволишь", с сарказмом заметил демон. Выгодное предложение, ничего не скажешь.
Возможность защитить Безымянного... Никаких родственных чувств демон к своему "отцу" не испытывал - так, уважение, как перед сильным, и немного благодарности за то, что он вообще сейчас существует. Демонам мало знакомо чувство привязанности. Но то, что смертные посмели возжелать власти Бога, вызывало негодование. Каждый должен знать отведенное ему место в мире, и не дело муравьям посягать на власть давящего их ботинка.
Но Вивьен действительно так уверена в силах того, кто покушается на ее владения и на сон Безымянного. Этот некто ищет последний ключ к Вратам... Неужели к тем самым Вратам, за которыми скрыта книга Темных заклинаний, могущих дать достаточно силы для свержения бога?
Демон посмотрел на некромантку иначе. Эта девчонка впутана в сложную историю. Не так просто будет одолеть того, в чьих руках есть ключи от Врат, - и теперь в эту историю пытались впутать и самого демона, чтобы... чтобы хоть немного уровнять шансы двух сторон?
Он будет защищать девушку, помогать ей бороться с неведомым ему врагом, а если все выгорит - сможет отстоять власть Безымянного в этом мире. Что ж, отличный предлог проявить себя перед Отцом. И отличная возможность размяться после долгого отсутствия.
Пора умерить гордыню, переступить через себя. Какие-то жалкие сто лет службы смертной (а то и меньше, если некромантка не вовремя прикажет долго жить) и - свобода. Заклятие, призвавшее его, уже привязало его сущность к душе этой девушки, фактически не оставив ему шанса избежать сделки. Осталось произнести кровную клятву, чтобы потом не возникали ненужные вопросы.
- Хорошо, - медленно проговорил демон, не отводя от некромантки взора желтых глаз. - Я буду защищать тебя, некромантка, но если ты погибнешь в момент, когда у меня не будет возможности помешать этому - оковы спадут сами. Меня не прельщает возможность гнить бессильным в вашем мире, если ты случайно свалишься с крыши, - демон склонил голову набок, смотря, как опадает стена пламени - выходило время заклинания. Ночь снова вернулась в свои права, восполнив силы темного, дав возможность видеть в темноте, а не щуриться из-за яркого света.
Астаэр легко перешагнул через невысокую боле стену пламени, негодующе дернувшуюся к сбежавшему пленнику, и подошел к некромантке. Девушка, совсем молодая, не просто симпатичная личина, а действительное состояние души - ее аура, хоть и тусклая, как и у всех некромантов, переливалась эмоциями и била силой молодости.
- Я буду выполнять твои приказы, смертная, и забирать жизни по твоему велению. Не жди от меня покорности или смирения, как не надейся и на то, что я приму роль слуги. Твоя жизнь отныне под моей защитой, так что победа - лишь вопрос времени, - самолюбиво прихвастнул демон, распарывая когтем ладонь левой руки.
- Я, Астаэр, сын Безымянного, клянусь под его взором служить тебе, некромант Вивьен, пока твоя смерть не разорвет оковы или ты сама не подаришь мне свободу, - унизительные слова клятвы, выдавливаемые сквозь клыки, будто обретали материальность, заполняя ночной воздух. Кровь собралась в ладони маленькой лужицей, которая исчезнет, когда некромантка произнесет свою часть клятвы. Девушка должна помнить, что демон никогда не смирится с рабской долей. Но, кажется, эта история обещает быть веселой. Почему бы ему не присоединиться к ней?

+1

11

- Тогда тебе же будет выгодно, если я не упаду случайно с крыши, - Вивьен не собиралась отступать от своего. Случайной смерти быть не должно и она не собирается умирать так глупо, пока не исполнит то, что задумала, а для этого ей нужен он. Непокорный, своевольный, вспыльчивый демон, которого привязывают невидимые цепи заклинания. Он – ее живой ключ, который вряд ли достанется теперь кому-то кроме нее и, если она падет, то он исчезнет.
Варлок не получит того, что так желает, а единственный последний ключ теперь ходит по земле и имеет свои мозги и волю. Перестраховавшись, некромантка сожгла ключ, когда выучила заклинание, теперь оно было только в ее памяти и наяву, так что если вселенскому злу захочется завладеть им, то придется сильно постараться.
Ей нравилось, как демон относится к их ныне общему врагу. Пусть тешится, пусть смеется, интересуется, но сбрасывает его со счетов. Пусть помнит о том, кто возжелал власти больше, чем она. Пусть знает, даже если ему плевать на судьбу Альянса и того, кто его создал. Интерес возьмет свое, а она то, что причитается ей, в свое время каждый получит то, чего хотел.
- Если бы мне нужен был раб, я бы нашла что-то не такое сложное и более симпатичное, - спокойно ответила Вивьен. – И зачем искать, когда один итак все время рядом со мной… - ей нужно было поторапливаться, пока полукровка не почувствовал что-то неладное и не решил вернуться, чтобы проверить свои догадки. Минута медления может дорого ей обойтись, а проявление эмоций только помешают делу.
Темная провела лезвием по ране, делая ее еще глубже. Она уже успела покрыться корочкой и не так кровоточила. Приятного мало, но лучше лишний раз порезать себя добровольно, чем это потом сделает Варлок.
- Я, Вивьен де Трайх, глава замка Севелен и хранитель Врат, принимаю твою клятву,- она сжала руку демона, давая крови смешаться. - Где бы ты ни был, чтобы ты ни делал. Ты появишься тогда, когда я призову тебя снова, а до тех пор, стань моей тенью, демон.
Некромантка не хотела сразу обнародовать все свои козыри. Ее аура немного изменится, но она не сможет сказать того, что скрывается за ней, за счет чего она станет сильнее и чем платит за эту силу. Она призовет его тогда, когда будет нуждаться в этом больше всего, а до тех пор, он может оставаться рядом и время от времени сеять хаос в этот мир, ведь ему тоже нужно питаться, а его пища это плоть и страх других. Она не может дать ему больше, чем это, но разделит с ним часть воспоминаний и чан скудных эмоций и мыслей.
Она получила свое, но не забыла о том, чего ей будет стоить сделка и насколько сильно все изменится с его присутствием рядом. Проклятие, который сам навлекаешь на себя, еще сильнее того, что тебе посылают недоброжелатели и освободиться от него практически невозможно, насколько сильным духом и магией ты бы не был. Она это понимала, но знать это другим не обязательно. Некроманту все равно на свою судьбу, а отсутствие эмоций не дает пропитать мысли должными чувствами и никак не влияет на ход решения и действия.
Портал захлопнулся и нити окрепли, сильнее привязывая демона к ней, но вместе с этим к нему вернулись утерянные силы, в очередной раз напоминая, кто дергает за нити и кто дает ему эту силу, в любой момент имея право отобрать их по первому желанию и надобности. И все же… Вивьен не торопилась отпускать его полностью, решив запечатать демоническую ипостась. Сейчас в ней нет надобности. Он силен и так.
И вместе с тем дала ему облик человека, скрыв демоническую форму под иллюзией смертной оболочки.
- Мое окружение не привыкло видеть демона, свободно расхаживающего по городу во второй ипостаси.

+1

12

Смешанная кровь двух темных существ испарилась багровой дымкой. Клятва принята и одобрена Безымянным.
Тут же окрепли нити кукловода, нависшие над демоном. Они стали еще тоньше, достигли состояния натянутой струны, когда каждое воздействие на них отзывается звуком покорности. И одновременно пришло чувство свободы. Ограниченное сетями и волью некромантки, но давшее новый глоток воздуха. Повысился возможный запас магии, и темная сущность по крупицам стала собирать ее из окружающего мертвого пространства, кропотливо выискивая любую упущенную частичку остаточной энергии принесенных в жертву душ.
- ...а до тех пор, стань моей тенью, демон. - слова отзывались эхом. Демону вполне понятно было стремление магички сохранить в тайне его нынешнее пребывание в этом мире. Кажется, игра некромантки намного серьезней, чем он сейчас предполагает. Он будет скрываться, не проявляя свою истинную сущность, ожидая момента, чтобы нанести точный и неожиданный удар по неведомому врагу, которого укажет... хозяйка? С заключением клятвы она получила власть над демоном, так что, да - хозяйка. Смешно, хозяйка хозяина Хаоса. Не будем упускать этот каламбур - демон никогда не любил называть никого по имени - тем более смертных - теперь магичке не отвертеться от издевательски раболепного тона. Хозя-а-айка...
- Стать тенью смертной... Не боишься, что тень окажется живее тебя? - с лица демона не сходила клыкастая улыбка, ситуация его довольно-таки забавляла. Сложно будет избавиться от рабских оков, поэтому придется смотреть на положение с оптимистичной стороны - он, как никак, уже смог попасть в этот мир, что есть несомненный плюс. А некромантка, карающим мечом нависшая над ним, никак не минус, а лишь небольшое неприятное дополнение к любому положительному событию.
Демон почувствовал, как напряглись нити силы - кукловод ударил по струнам, вызывая аккорд подчинения. Каждая частичка демона приняла приказ и не смела ему сопротивляться. Впрочем, демон и сам бы сменил ипостась - крылья, хвост и рога подчас вызывают неадекватную реакцию у непросвещенного населения.
Нужно найти подходящий человеческий облик. Не тратя много сил на энергоемкую смену ипостаси, демон решил изменить лишь самые заметные черты, то есть убрать, собственно, смущающие смертных рога, хвост и покалеченные крылья: черные рожки надо лбом медленно втянулись в тут же разгладившуюся кожу, сложенные крылья слились со спиной, оставив два небольших шрама на лопатках, исчез хвост. Растаял янтарь глаз, втянувшись в черный зрачок и открыв темную радужку. В общем, на этом преобразования закончились, и на месте демона сейчас стоял молодой парень с длинными черными волосами и диковатыми глазами, чью звериную сущность было не скрыть за простым пологом заклинания. Он был на голову выше стоявшей рядом девушки, а также, к усмешке демона, совершенно нагой. Магичка ничего не говорила про создание одежды, на которую, впрочем, у демона могло не хватить сил после смены ипостаси - из окружающей среды крупицы маны собирались крайне неохотно и в совершенно мизерном количестве.
- Что дальше, х-хозяка? - шипяще протянул демон, сложив больше не когтистые руки на голой груди. Вивьен не нужен раб, ей нужно оружие, способное победить ее врагов. Теперь демон будет на острие атаки. И одновременно он будет защищать хрупкую на вид магичку от особо прытких зложелатлей. Что ж, следующий век обещает быть з-занимательным...

Отредактировано Астаэр (18-11-2013 19:59:10)

+1

13

- Если эта тень не станет мертвее раньше меня, то мне все равно, - некромантка безразлично дернула плечом. Она привыкла не обращать внимания на незначительные выпады в свой адрес. Дни и месяцы, проведенные под одной крышей с Эаралном, научили ее, что шутки – пустой звук, пока не последуют действия, а они последуют, рано или поздно. Хуже всего, когда оппонент молчит. Тогда черта с два поймешь, что в этот момент творится у него в голове и во что это может вылиться.
- У болтунов тоже есть слабости и одна из них – длинный язык, который опережает их действия, - наверное, за это она отчасти и любила Варлока (не совсем той любовью и тем теплым чувством, которое вкладывают в это слово все нормальные люди и светлые).
Человеческая ипостась была по душе Вивьен. Она не присматривалась к демону и не пыталась определить его уровень мужской красоты. Ее интересует исключительно сила, не более того. А кому какое дело до того, как выглядит оружие, если он самое ужасное и негармоничное может перерезать глотку лучше, чем самый искусно отделанный кинжал? Чем неприметнее оно, тем лучше.
Варлок вряд ли обратит внимание на такую безделицу, а если и заметит подвох, то будет уже поздно что-либо менять. Она свой ход сделала и разложила карты так, как того хотела. Изрядно потратив на это свои силы, которые еще долго будет восполнять, а до того времени нужно устоять на ногах. Падать на колени от бессилия пярмо здесь и сейчас – не лучшая затея. Сделка уже заключена и ему можно наплевать на отношение демона к ней, который никогда не будет считать ее равной, не говоря уже о том, чтобы сильнейшей. Ее сила в ловкости пользоваться тем, что она имеет и никак иначе, а гордость не позволить сесть в грязь раньше времени. Это как с эмоциями, которые она всегда прячет под маской, давая им проявиться только там, где надо и можно, а не везде, где им заблагорассудится.
- Насколько я знаю, сделка заключается на крови, а не на блуде, так что… Оденься, - она кинула мужчине сумку с вещами. Вещи принадлежали не ей, а Альтаиру, но смотреть на то, как один хвост болтается без дела, удовольствие ей вряд ли доставит. – Ты же не носишь меч вне ножен, когда в нем нет необходимости, верно? Это смотрится, как минимум, глупо.
И что он хотел ей этим показать, свою принадлежность к сильному полу или просто смутить ее? Некроманты не знают, что такое смущение, даже если он для нее вдруг бы открыл новый мир и впервые показал, чем одно отличается от другого.
- У нас еще много работы, - Вивьен не стала вдаваться в подробности, что именно их ждет и чего она потребует от демона кроме убийств в ее честь. Сначала нужно отдохнуть, а потом приступать к работе. Он должен насытиться, а она – отоспаться и восполнить резерв. Для этого нужно спуститься в деревню и устроить последний пир.

0

14

Доставляла высокопарность встречи демона и некромантки - колкие фразочки, призванные показать непокорность первого и безразличие второй, словно продолжение недавнего боя, в котором нет и никогда не будет однозначного победителя. Ехидные перепалки могли продолжаться еще дольше и, скорее всего, еще не раз будут иметь место быть на пути к победе над позарившимся на власть Безымянного. Но сейчас все меньше хотелось отвечать на едкие замечания девушки, в демоне проснулся голод. Даже не так - Голод, с большой буквы. Во время сна темному не требуется подпитка человеческими душами: так как и сама сила никуда не девается, то и новые поступления ей ни к чему; но сейчас, после неожиданного появления в мире смертных, пленения и краткосрочного боя, Голод давал о себе знать.
Как некромантка планировала "прокормить" демона? Будет раз в неделю отпускать его на прогулку в ближайшие деревни? Подавать собственных неугодных слуг к пиру? Или демон станет новой разновидностью казни для особо провинившихся? Любой вариант был смешон, но и не лишен некоторой возможности.
Демон поймал сумку с вещами, носившими остаточный след незнакомой ауры. По следу уже невозможно было определить, кому именно они могли принадлежать, но, раз девушка так безропотно отдает их, то предыдущему хозяину они, видимо, уже не нужны.
Демон быстро оделся, краем глаза поглядывая на некромантку. Безразличное выражение лица и полное отсутствие эмоций, странное для живого существа. Все некроманты такие? Или ему в кукловоды попался особый экземпляр? Конечно, он не планировал как-то смутить девушку (хотя внутренняя натура демона потешила бы в таком случае свое самолюбие), но полное отсутствие реакции если и не задело, то оставило заметку - заставить некромантку проявить какие-либо эмоции, на потеху демона, будет непросто. Придется приложить к этому больше усилий, хе-хе.
Демон не знал, что именно вкладывает девушка в фразу о "много работы", но сейчас ему хотелось лишь одного - есть. Сладкой теплой плоти смертных, что насыщает сильнее любого изысканного блюда. Вся остаточная магия из мертвой деревни уже была под властью демона, но она не могла полностью восстановить былой запас маны или хоть как-то притупить голод. Где-то вдалеке он чувствовал еще одно скопление смертных, куда стремилась демоническая сущность.
Астаэр втянул появившиеся вновь когти, из-за жажды крови не сдерживаемые человеческой ипостасью, и ждал приказа некромантки. Внутри него словно бы очнулась верная собачка, крутящаяся на месте в ожидании подачки и команды, что позволит ей сорваться в быстрый бег за желанной добычей. Внешне демон старался никак не проявлять этого, только черные когти то появлялись, то вновь исчезали за розовыми человеческими ногтями, и черная радужка отдавала янтарной желтизной глаза сдерживаемого внутри зверя.
- Я чувствую рядом живых, гос-спожа. Не наведаться ли нам к ним с визитом? - привыкая к нежеланной роли слуги, спросил демон у своей "госпожи", как бы не хотелось ему назвать ее "смертной", и стрельнул глазами в направлении, откуда исходило желанное тепло жизни. Души смертных, так манящие силой. Надеюсь, некромантке не жаль будет десятка-другого из своих многочисленных слуг?

Отредактировано Астаэр (19-11-2013 19:54:20)

0

15

- Всему свое время, - коротко ответила некромантка и больше не обронила ни слова.
Демон чувствовал живых не зря. Она знала, что призванное существо в любом случае будет хотеть жрать рано или поздно и его нужно кормить. На этот случай она оставила в живых несколько «счастливчиков», которым в эту ночь не повезло умереть с остальными ради общей цели – призыва демона.
Вивьен спустилась в деревню. Спокойно проходила мимо трупов, заполнивших город, как комары лес возле болота. Спокойно переступала через тела, не придавая значения ни возрасту убитых, ни заставшей на их лице маски боли и отчаяния. Изуродованные тела ее не касались, впереди ждала таверна, где она может отдохнуть, а Астаэр утолить свой голод.
Дорога заняла немного времени. Холм, на котором происходил призыв, был недалеко от города, а выбранная таверна находилась недалеко от границы черного круга. На двери остался выжженный след печати, защищающей тех, кто находится в ней от влияния заклинания поглощения. Небольшое отклонение в ней не позволяло запертым людям покинуть ее стены, а тихо наблюдать из окна за тем, что происходит снаружи. Все они находились в сознании, но некоторые уже начинали сходить с ума от того, что видели и той темной магии, которая давила на них на протяжении призыва и оставила след, уходящий глубоко в землю.
- Десерт будет позже, - свойственное приглашение утолить голод.
Вивьен не хотела прикладывать свою руку и подтаскивать одного человека за другим. Сил хватило на то, чтобы пройти через толпу, остановить самых активных заклинанием, не позволяя им снести ей голову раньше времени и устроиться на диване, чтобы дать телу немного расслабиться. Стоило подняться наверх и лечь спать, но она хотела посмотреть, как демон будет расправляться с людьми и готовить себе ужин из ух душ или голов, что такие как он предпочитают? Души или мясо?
Это была свойская тренировка перед встречей с Варлоком. Некромантка хотела знать все стороны того, кого она призвала себе в телохранители и если ей суждено пользоваться его услугами, то лучше знать, к чему быть готовой и какой козырь может оказаться у нее в рукаве.
Еще одной причиной должен быть приезд полукровки. Вивьен хотела убедиться в том, что Астаэр не заглотит его вместе с остальными, когда увлечется своим пиром, и надо было как-то привить демону то, что он не обязан оберегать его, но и вредить не может. Она пыталась создать слабую нить связи, которая не даст ему возможности подчинить демона, но и не позволить навредить ему, но… когда дело касается ульвов, сложно что-то говорить о магии вообще. Никто не знает, как кровь волка отреагирует на это и примет ли ее желание, как должное или оно упрется в защитный барьер, растворившись в воздухе.

0

16

Альтаир, особо не жалея, гнал лошадь в сторону деревне, где оставил Вивьен. Точнее, она его заставила оставить ее. Отправила в город, сказав, что что-то забыла, и он как собачонка поехал, чтобы узнать, что это все ложь. Гнев пришел почти сразу, и теперь полукровка желал выяснить отношения. Это, с какого она его обманывает? Как Ал сможет помогать некромантке, если она его черти куда отправляет? Не сказать, чтобы полукровка вот так горел желанием соблюдать давний договор, но и наплевать не может. Они уже не малое  времени путешествуют вместе, да и не только путешествуют. Практически, они живут вместе, хоть эта жизнь все время была в дороге. Вот так нагло обманывать, совершенно не подходит.
Сжал поводья в руках, пришпорил лошадь. Ничего, потом отдохнет. Будет время. Когда на горизонте появилась деревня, Уолкер начал чувствовать запах крови, который приносил ветер. Нахмурился. Много крови, среди которых теряется запах Вивиьен. Что вообще произошло? Или, она все-таки сделала то, что так хотела? Призвала демона? Тогда убийства людей оправдываются. Хоть Альтаир и не разбирался в магии, но уже успел что-то запомнить за время совместной жизни с некромантом. Остановил лошадь уже возле домика на холме, где увидел девушку с каким-то парнем. Оставил средство передвижения возле дерева и направился к «парочке». Внутри что-то начало щемить. Вив была его некроманткой и делить с кем-то он не собирался, даже с демоном. Да, этот парень был демон, это полукровка понял, когда подошел ближе. Конечно, набрасываться на демона Ал не собирался, а смысл? Он только с нелюбовью осмотрел демона, который находился в его одежде. Вообще отлично. Развлекается с левым, да еще и его одежду раздает.
- Так вот зачем ты меня оправила черти куда, чтобы с демоном развлекаться?  - практически прорычал Альтаир на девушку, уже не обращая внимания на субъекта мужского пола. Осмотрел девушку, вид у нее уставший. Наверное, демонов нелегко вызывать.


Одет: черные штаны, ботинки, серая льняная рубашка

0

17

Демону не терпелось запустить когти в податливую плоть смертных, а молчаливость и безэмоциональность смертной начинали выводить из себя. Он понимал, что после призыва любой будет чувствовать себя, как выжатый лимон, но эгоистичному нутру было сугубо наплевать на уставшую магичку.
  Когда она двинулась в сторону живых, демон нетерпеливо пошел рядом, втягивая в себя приближающийся запах живой крови и слушая испуганное сердцебиение. Демон старался не отставать от некромантки, чувствуя себя матерым волкодавом на тонкой привязи, показывающей нарочитую небрежность и легкость, с которой его удерживает хрупкая девушка.
  Кончилась мертвая территория, выжженная темным заклинанием, на самой ее границе стояло небольшое сооружение, в котором демон ощущал присутствие тех самых живых. Магичка подготовилась к встрече, молодец-с, - одобрительно подумал демон, нетерпеливо заходя в таверну.
  Люди... Около десятка жалких смертных, в испуге замерших возле стен. Несколько мужчин, женщин и совсем молоденькая девушка с ребенком, прячущимся за ее спиной. В глазах селян все еще читался тот ужас, который накрыл их во время переходя демона в мир смертных. Они наверняка слышали крики боли заживо пожираемых заклятием товарищей, а, может, даже видели то немногое, что оставила после себя магия. Все здание таверны было заполнено страхом, липким, густым, как варенье, и таким же вкусным и сладким для демона.
Он видел их ауры, наполненные фиолетовым мерцанием страха. Не спеша приступать к трапезе, он притянул к себе облачко ауры от ближайшего мужчины, тонким ручейком слившееся с аурой демона. Пришел сладкий вкус ужаса, немного восполнивший магический запас. Смертный удивленно покачнулся, ощутив внезапное безразличие ко всему, потеряв съеденный демоном страх, и бросился на как раз проходившую мимо магичку. У той еще оставались силы, раз она походя сбила его слабеньким заклинанием, но дюжий мужик быстро выпрямился и попытался напасть на девушку сзади. А демон определился с первым блюдом.
  Человек угрожал жизни Вивьен, и кровная клятва, выполняя условия соглашения, тут же откликнулась на угрозу. Нити, связывающие девушку и демона, напряглись, дернулись, показывая Астаэру нарушителя спокойствия госпожи. Он будто бы увидел того человека перед внутренним взором и почувствовал место, где он находился. Интересно, так и будет действовать клятва, приказывая защищать магичку? Но потом проверим.
  Демон длинным прыжком сбил человека с ног, тут же впившись выросшими вновь клыками в сочную плоть. Мужик закричал от ужаса и боли, но вскоре умолк, потеряв сознание. Сейчас Астаэр понимал пристрастие вампиров - кровь обладала изысканным терпким солоноватым вкусом, согревающим темное существо изнутри и дарующим новые силы. Оторвавшись от кровавой трапезы, демон вгляделся в ауру умирающего. Он должен успеть поймать душу до того, как она сама покинет тело. Не знаю, как выглядят смертные души для других, но демон видел их небольшим пульсирующим сгустком белого света, мерцающего в центре ауры человека, примерно напротив сердца. Когда человек умирал, этот сгусток разгорался ярче, собираясь перенестись в иной мир и становясь особо уязвимым для ловцов душ. Сейчас белая точка души пульсировала в серой пелене ауры, вновь начинавшей заполняться фиолетовым цветом страха. Демон протянул когтистую руку, не вяжущуюся с человеческой ипостасью, и поймал отделившуюся частичку. В ладони она тут же угасла, испуганно затрепетав и почувствовав существо из другого мира. Демон закинул ее в рот как конфетку, смачно облизнув окровавленные губы. Душа не обладала никаким вкусом, но имела эффект живительной волны, которая вернула демону утраченные силы, но и еще сильнее пробудила жажду плоти. С голодом души справиться не могли, они только восполняли магический запас.
  Демон поднялся с трупа, пожелтевшими, совершенно безумными демоническими глазами окидывая помещение. Оставшиеся в живых испуганно жались друг к дружке, одна из женщин лежала без сознания рядом с ними, жалостливо хныкал ребенок. Пир только начинается. Кинув на других заклинание неподвижности, чтобы добыча не разбежалась и не совалась под руку, Астаэр двинулся к ребенку. У детей самые нежные души, еще не испорченные жестокостью окружающего мира. И самое сладкое мясо.
  Трапеза изголодавшегося темного представляла из себя не самое приятное зрелище. Кровь, крики, мольбы о пощаде, утробное рычание насыщающегося демона - все вместе сливалось в жуткую мелодию, направляющую пирующего. Он поймал все души, ни одной из них не дав шанса возродиться в новом теле, полностью восстановив ограниченные клятвой силы и собрав немного энергии про запас. Магичка, отрешенно наблюдающая за происходящим, не всякий раз будет устраивать подобное пиршество, надо пользоваться моментом.
  Стены таверны украсились алым орнаментом, на полу маслянисто блестели липкие лужи, одуряюще пахнущие свежей кровью, возле стен валялись изгрызенные обескровленные трупы, да и на самом демоне одежка была изрядно испятнана бурыми подтеками, в основном на рукавах и груди. Теперь это место мало отличалось от того, что осталось от деревни, только запах смерти заменял терпкий привкус крови. Голод, сводивший с ума, был утолен. Обычно демон убивает намного чище, но в этот раз звериная натура взяла свое, испачкав все вокруг ошметками мяса и темными брызгами. Неаккуратная работа, с сожалением стоит это заметить.
  Демон, в горячке трапезы принявший почти полудемоническую ипостась, чтобы помогать себе когтями и клыками, стоял посреди всего этого кровавого безумия, тяжело дыша после сытного пира. Демоническая ипостась рвалась наружу, стремясь убивать и разрушать, Астаэр как мог сдерживал ее, правда, убрать желтые глаза без радужки и клыки не получалось из-за витавшего в воздухе запаха крови и сырой плоти. И только сейчас он заметил новое действующее лицо, появившееся в таверне. Его промашка, забылся голодом и не следил за обстановкой.
  Демон уже было дернулся к вошедшему парню, как вдруг почувствовал еле заметный рывок нитей - так маленькая девочка дергает за поводок огромной овчарки, надеясь удержать ее от прыжка. Но, как и овчарка, демон вынужден был выполнять все команды "маленькой девочки", хоть его "девочка" и была властной некроманткой, так что остановился в нескольких шагах от вошедшего, слегка согнув колени в атакующей стойке.
- Гос-спожа? - вопросительно прошипел демон, рассматривая вмешавшегося в его пир гостя. Человеком он бы его точно не назвал: не только из-за волчьих ушей и хвоста, которых у людей отродясь не бывает, сколько из-за пришедшего вместе с ним запаха зверя. Оборотень? Интересные знакомые у его хозяйки. В друзьях одноглазый полуволк, в слугах трехсотлетний демон, во врагах некий всесильный индивидуум - хорошо живется на свете некроманту.
  Хотя, может, этот одноглазый и не друг - тогда зря он пришел сюда. Магичка пыталась распространить на него действие клятвы, запретить демону причинять вред. Посмотрим, что сейчас она скажет.

Отредактировано Астаэр (21-11-2013 19:06:41)

0

18

Повторять демону не пришлось. Он, не размениваясь на слова, принялся за дело. Сначала устранил предполагаемого убийцу, решившего покуситься на некромантку. Вивьен нарочно никак не отреагировала на желающего свернуть ей шею. В любой другой ситуации, она бы проявила магию или прибегнула бы к использованию оружия, чтобы напомнить, кто дал им пожить немного дольше, чем другим и что она может в любое время забрать свой подарок, имея на это право. Без сожаления, без жалости и сострадания. Все так, как и положено некроманту.
Темная внимательно наблюдала за действиями подопечного, старалась запомнить все его стороны, чтобы оптом знать, с кем ей придется работать и кто пострадает от демона больше: она или Ворлак. Вполне возможно, что цена, которую он вложила в заклинание, может оказаться неоправданной и тогда все ее усилия пойдут лошади под хвост, но попытаться стоило, как и рискнуть всем, чем только можно.
Жестокость на грани безумства. Фанатичность и жажда крови хороши, когда демон может сам себя остановиться и самообладание имеет силу. Дергать его каждый раз за нити и навязывать свою волю – лишняя трата времени сил. Научить того, кто привык жить так, невозможно, а это минус, если он увлечется и упустит важную деталь. Подтверждением мыслей некромантки стало появление Альтаира. Демон настолько увлекся своей трапезой, что пропустил самое главное – в заведении оказалось новое лицо и это лицо могло бы уже попытаться навредить ей. В этот раз это был полукровка, который, как таковой, угрозы не несет, а но это сейчас… В другой раз возможности на ошибку у него не будет, как и Вивьен.
Не зря она осталась наблюдать за Астаэром. Теперь приблизительно знает, что ждать от демона и когда он уязвим, как и она. Кормление отвлекает, но избавить от него невозможно, это неотъемлемая часть круга, если она хочет, чтобы ее страж всегда оставался сильным и не просто сильным, а был сильнее других, чтобы противостоять тому, кто смог поставить на колени большую часть Рейлана за короткий срок. Она еще подумает о том, как лучше поступить, а пока…
Она непроизвольно опустила ладонь на живот, когда демон подобрался к ребенку, но тут же убрала ее, когда на пороге заведения появился полукровка. Отвлеклась от редкого зрелища и посмотрела на парня.
Не нужно быть эмпатом для того, чтобы понять, что Альтаир злился. Она обманула его – это первый повод начать скандал, не позволила ему вмешаться и сделала все по-своему – второй, ее застукали с мужчиной – третий.
- Хорошо, что я дала ему одежду, - мысленно цокнула языком. Лучше она выслушает от полукровки, что позволила себе распоряжаться его одеждой, чем потом выслушивать непонятные обвинения и подозрения в чем-то.
Она ничего не ответила на провокационный вопрос волка и посмотрела на демона. Он опомнился не подошел слишком близко, как она того и хотела. Нить не позволила ему перечить ее желанию.
- В следующий раз, будь внимательнее, Астаэр, - короткий укол в адрес его невнимательности. – Альтаир не твой поек, запомни это. Возвращайся к тому, с чего начал.
Угрозы ее жизни не было, а еды от этого не прибавилось и не убавилось. Устраивать разборки с полукровкой Вивьен была не намерена и дело не в третьем лишнем, а в ее усталости и нежелании отвечать на выпады Альтаира. Он вспыльчивый, а она слишком сдержанная и хладнокровна для того, чтобы начать реагировать на его слова по достоинству и как-то отвечать на них. Усталость ко всему прочему требовала своего.
- Тошнит от вас… - негромко бросила темная и, встав, направилась к лестнице. Запах крови в таком количестве был ей непривычен и вызывал не самые лучшие позывы ее желудка. Она могла спокойно смотреть на то, как демон пожирает плоть, потрошит и выворачивает все изнутри, но запах крови в таком количестве вызывал спазмы желудка, а они в свою очередь не скрытое раздражение.

0

19

Альтаир ждал, ждал. Неотрывно смотрел на девушку, чувствуя, как внутри бушует его злость. Ох, как же он зол на нее, очень зол, да просто в бешенстве находится! Как так можно было с ним поступить? С ним! С путником, защитником конце концов, а она… Захотелось зарычать, но это для Уолкера было что-то новое. Ал чувствовал ее эмоции и понимал, что раскаяние он не дождется. Впрочем, это было ожидаемо. Она продолжает показывать из себя холодную леди, но Альтаир-то знает ее. В те не многие моменты уединения, он чувствует ее эмоции.
То, что Вивьен решит вообще не отвечать на вопрос полукровки, еще больше разозлило его. Даже захотелось схватить ее за плечи и хорошенько так стряхнуть, но, он даже не дернулся, и демон не причина. Просто рука не поднялась. Нет, Альтаир не с тех, кто вообще девушек не бьет, но, просто не смог, и только обиженным взглядом проводил некромантку. Вздохнул, рукой потер переносицу.
- Ну что за девка, - проворчав Альт. – Делает что хочет, - потом покосился на демона, стоявшего рядом. Уши полуприжались к голове, шерсть на хвосте поднялась дыбом. На волчьем языке  это было сообщение, что самка его, и делить он ну ни как не собирается, и плюет на то, что чужак, а демон был для Альтаира чужак, демон.
Бегло осмотрелся. Кровь, мясо. В воздухе висит сильный запах смерти. Постарался демон, ничего не скажешь. От запаха крови, волчья часть дала про себя знать. В горле пересохло, не совсем приятное ощущение. Никогда Альтаир такого не любил. Ему самому захотелось крови, но диким зверем полукровка себя не считал. Пришлось желание придушить. Чуть позже что-то скушает, а сейчас пойти за Вив. Убедится, что с ней все хорошо, но, скачала демон. Надо что-то решить с этим демоном. Ну и нафига она его вызвала?

0

20

Демон почувствовал недовольство госпожи. Да, сейчас он мог признать, что сглупил, отдавшись трапезе и забыв про безопасность. Хотя, конечно, о любой опасности ему бы теперь сообщили нити кровной клятвы, но все равно это не повод забываться. Слишком велик был голод, и демон, дорвавшись до сочной плоти впервые за триста лет, не мог ему сопротивляться.
Пусть пока считает его слишком увлеченным, это не последний шанс доказать свою силу. Некромантка должна знать, на что он способен. Будет еще не один повод продемонстрировать ей свои возможности. Особенно теперь, когда утолен первый голод, и он может не питаться долгое время, перебиваясь одними душами или обрывками эмоций, но при этом не боясь потерять в силе. Он отобьет все сомнения своей госпожи, касательно его компетентности. Теперь Астаэр, как бы ему не хотелось этого признавать, - оружие, которое должно быть начеку и всегда готово к бою.
- ...Альтаир не твой поек, запомни это... - демон выпрямился, не скрывая насмешливого взгляда, адресованного ульву. Забавный парень. Кажется, это след его ауры был на вещах, отданных ему магичкой. Значит, они действительно были знакомы, можно слегка расслабиться. Но лишь слегка, потому что демон чувствовал возникшее между ними напряжение. Он не понимал всех этих волчьих ужимок, но видел в его ауре четкий след недовольства в свой адрес. О-о, так между ними было что-то больше дружбы? - еще одна насмешливая улыбка. И эта девчонка так просто ушла, кинув ему напоследок оскорбление, а он даже никак не отреагировал. Кто из них вожак в их маленькой стае?
Демон любопытно притянул к себе кусочек багровой ауры полуволка, переливающейся недовольством. Острый вкус ревности, демон даже облизнулся от удовольствия.
- Не бойся, волчонок, - демон улыбнулся, сверкнув белыми клыками. - Нас связывают исключительно... рабочие отношения, - хотя... поток раздражения со стороны одноглазого был так силен и терпок, что стал достойным десертом кровавого пира. Может, не давать ему расслабиться? Пусть ревнует, а демон будет подливать масла в огонь. Связываться со смертными себе дороже, но "его" некромантка доказала, что она много выше простых смертных. Почему бы не разыграть маленький спектакль? И потеха, и... сытное блюдо.
Демон посмотрел на лестницу, за которой скрылась магичка. Видимо, на этом она посчитала призыв демона и его краткое знакомство завершенным. Что теперь будем делать, госпожа?

0

21

Со стороны могло показаться, что некромантка избегает конфликтов и предпочитает влезть под кровать, чем пытаться облаять в ответ. Темным магам положено отмалчиваться тогда, когда они считают это нужным и не тратить ни время, ни силы. Эмоции под тяжелым замком и это позволяет не реагировать на выпады оппонента, но молчание и спокойствие, как правило, подливает масло в огонь, поэтому женщина решила уйти от источника конфликта, чтобы не раздражать волка своим равнодушием.
Альтаир знал ее побольше, чем некоторые, поэтому прекрасно понимал, что ее эмоции проявятся, как только со сцены исчезнет левое лицо, но в этот раз этого не произойдет. Демон не исчезнет, он ее тень, которая всегда и везде будет следовать за ней против своей воли. Он будет все слышать и чувствовать, читать их эмоции как книгу и использовать так, как он того пожелает. Это была одна из причин держать себя в руках и никак не реагировать. Другая – ее споры ни к чему не приведут. Полукровке нужно выпустить пар и только потом они смогут поговорить, конечно, если некромантка изъявит желание, а волк снова не взорвется или демон не влезет в разговор, где ему нет места.
Вивьен не знала, что происходило во время ее отсутствия, да и не стремилась. Ей было достаточно знать, что демон не навредит полукровке. Еды для него должно хватить на первое время, а дальше будет что-то вкуснее, чем испуганные люди и что-то серьезнее, чем сожрать уже пойманную добычу. С каждым разом некромантка хотела усложнять поставленную задачу, чтобы знать, до куда сможет дойти Астаэр и где заканчиваются его возможности.
Впереди ждал отдыха. Поднявшись наверх, некромантка вошла в комнату, которую незадолго до зачистки города успела снять, развязала шнуровку на корсаже. Расстегнула пару верхних пуговиц на рубашке и легла на постель.
Хотелось отдохнуть. Заклинания с призывом сильно истощило ее, как и попытка доказать, кто тут главный. Продержаться до победного, чтобы не рухнуть перед демоном стоило больших усилий. Задуманное было выполнено и Вивьен, стоило голове встретиться с подушкой, закрыла глаза.
В голове было множеством мыслей и большинство из них, так или иначе, касались грядущих планов. Мозг упрямо желал действовать и продумать все до мелочей. От усталости и активности появлялась головная боль. Пришлось пересидеть себя для того, чтобы хотя бы пару минут ни о чем не думать и дать себе возможность уснуть, чтобы набраться новых сил и как-то восполнить свой магический запах.
Энергетика искусственно созданного кладбища ее не касалась. Вивьен привыкла к ней. Холод был привычен и успокаивал, а запах крови уже не дразнил ноздри. Тошнота стала меньше давать о себе знать, что не могло не радовать, а усталость… Она возросла, как и желание заснуть и ни о чем не думать ближайшие пару часов.

0

22

Уши приподнялись, шерсть на хвосте опустилась. Резко куда-то злость ушла. Настолько резко, что это даже неожиданно. Альтаир никогда вот так быстро не отходил, ему нужно хоть несколько минут, а не секунд.  Только не сегодня. Как-то удивлено посмотрел на демона, чувствуя мимолетное безразличие ко всему, даже к словам нового знакомого. Кажется, Вивьен демона называла Астаэр. Но если подумать, то полукровке еще было плевать на его имя.  Мотнул головой, отгоняя неожиданное безразличие.
- Вот пусть и дальше связывают, - проворчав Уолкер. – Кажется, Вивьен говорила, что я не твой паек, так может, ты не будешь свои возможности использовать на мне? – Альт все же понял, что такое резкое безразличие как-то связано с этим демоном. Больше никого здесь не было, а некромантка такое не умеет делать, да и не училась бы. Это ей не нужно.
Отвернувшись от чужака, ушастый парень отправился на запах девушки, не забывая ворчать на тему, что она отдала его одежду. Нашел нужную комнату, легенько постучал, но никто не ответил, зашел, увидел, что девушка спит, и улыбнулся. Милая. Во сне Вивьен была очень милой. Улыбнулся, подошел, укрыл одеялом, поцеловал в уголок губ. Потом присел возле кровати, как верный пес, охраняя сон своей хозяйки.
Альтаир никогда не считал себя прирученным, даже сейчас, когда хочет всегда следовать за девушкой. Возможно, это пропадет, как только разорвется цепь, а возможно, останется, или, дикий волк нашел свою стаю. Покосился на некромантку и прошептал, почти одними губами.
- Зачем тебе демон? Меня мало? – вздохнул. Конечно, этот вопрос она не услышит, но он еще успеет задать его.

+1

23

– Кажется, Вивьен говорила, что я не твой паек, так может, ты не будешь свои возможности использовать на мне? - демон проводил ушедшего наверх волка взглядом. Тот чувствовал себя фривольно рядом с госпожой, не боялся ни ее, ни демона, будто бы Вивьен и так повсюду сопровождают трехсотлетние тени-хранители. Только острое недовольство от нежеланного спутника и возможного соперника, ничего более. Полуволк так храбр или просто слабо представляет себе исходящую от демона опасность? Хотелось надеяться на первое, смелые защитники госпоже понадобятся в ее черной войне.
- Мнения могут меняться... - сказал он вослед волку, усевшись за более-менее чистый стул, не забрызганный кровью. Не трогать оборотня - пожалуйста, если госпоже так угодно. Этот запрет, правда, на его ауру не распространялся и запрещал лишь причинять ему физический вред, так что этим демон воспользуется. Но если полуволк позволит себе хоть один неосторожный жест в адрес девушки - тут уж даже от самого демона ничего зависеть не будет, воля клятвы сделает свое кровавое дело. И будет одним оборотнем в округе меньше (демон сомневался, что он сможет оказать ему хоть какое-то сопротивление).
Астаэр оглядел место пира. Засыхающие бурые подтеки, белые иссушенные тела, витающий в воздухе слабый отголосок боли - это лишь первая кровь, которая прольется на пути к победе. Силы, затраченные на его призыв из тьмы, должны окупиться в схватках и сражениях против неизвестного врага. Что движет противником? Желание мирового господства? Собственное тщеславие? Плевать. Он пытался убить госпожу, и теперь, волей-неволей, демону придется исполнять клятву, данную госпоже.
Впереди будет не одна битва. Но сейчас есть время отдохнуть и распределить полученные задарма силы от убитых смертных. Демон прикрыл глаза, внимательно вслушиваясь в окружающие звуки и разгоняя силу по всей ауре. Стрекот кузнечиков. Свист птицы. Шорох какого-то мелкого зверька. Тихий шепот одноглазого волка на втором этаже погруженной во тьму таверны. Хозяйка спит, а у ее постели сидят два верных пса, готовых защитить ее. Один по велению души или по своему личному желанию, второй под принуждением клятвы. Поводок первого спущен, давая мнимую свободу, поводок второго натянут до предела и направляет все его действия. И строгий хозяин, скрывающийся за личиной красивой девушки. Пусть крепче держит поводок, второй пес не упустит возможности сорваться с него.

конец эпизода

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [13.06.82] Укрощение строптивого