Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [23.02.1082] Не все сказания спеты


[23.02.1082] Не все сказания спеты

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Где? – о. Силва, Гвиндерил, г. Эденвел, Окрестности.
Кто?Даниэлла, Морган.
Что происходит?
Сюжетная линия Песнь сирены.
Не так давно поймав в таверне слух о поэте, складывающем баллады о ранних днях острова Сильвы, Даниэлла, не без участия соседа, решила посетить старика в надежде, что его истории помогут ей в её нелёгкой миссии. Несколько дней прошли, и девушка наконец выкраивает время, чтобы навестить Харпера. Конечно, она до сих пор не знает, с чего молчаливый полуэльф так резво подвязался её сопровождать. А тот понятия не имеет, как бы поделикатнее сообщить девушке о том, что, похоже, Орден Крови ищет именно её.

0

2

Пять дней пролетели быстро: умные птицы не избегали эльфийских городов, как людских, и найденные рейнджером соколы успели трижды слетать с записками между Вервоном и Эденвелом и обратно. Элиор в удачу полуэльфа верил не до конца, и просил не раскрываться до полной уверенности. Помимо жемчужного венца в водном превращении, который описали завербованному беглецу в деталях ещё в первый день, при княжне должен быть медальон, подаренный наречённым. Медальон, похожий на чернильный рисунок на последней записке. Утром, получив послание, Морган как следует рассмотрел его и сжёг, чтобы не оставлять следов: при большом желании отправителя можно было бы вычислить по почерку, чернилам и бумаге. Что уж, при большом-большом желании вычислить тайные общества вообще легче лёгкого: если люди не имеют семей, не пьют в компании и спать ложатся либо слишком рано, либо к полудню – это повод задуматься.
…а ещё на днях он видел в портовом квартале нескольких ламаров в богатых плащах и почувствовал их настороженное внимание. Возможно, то были просто послы, и на это хотелось надеяться.
Анне он сказал, что они пропадут на полдня в окрестностях города, и для убедительности взял с собой лук. Цветочница, конечно, решила не мешать своим "деткам", но вот задержать девушку себе позволила на добрые полчаса. Эмпат уже не стал стучать костяшками по стеклу: спрашивать, долго ли, когда он чувствовал, что женщины заняты ему было не нужно, а просить поторопиться – бесполезно.
- Я понесу, - сказал полуэльф, поднявшись со ступеньки крыльца за секунду до того, как Даниэль появилась на пороге. О тяжёлой корзине он уже догадался и косо посмотрел на выглядывающую в окно Анну. Та помахала ручкой, умилённо улыбаясь. Иногда хозяйка своими безудержными фантазиями о том, чего вообще нет, уходила настолько далеко, что Моргану хотелось разбить себе лицо ладонью от стыда. Ну в самом деле, эмпат был весьма сентиментальным существом, но логики и здравого смысла придерживался. А тут… Женщины.
С матерью было проще, но мать не снаряжала пикники.

Погода радовала. Солнце приятно грело сквозь ткань одежды и даже подпекало макушку, а ясная и свежая погода напоминала скорее весну в Остебене, чем зиму. Благодатный край был… благодатным. Ещё пара недель, и на многочисленных насаждениях, менявших даже в мягкую сильвийскую зиму листву, раскроются почки.
- Западная окраина – это туда, - произнёс полукровка, закрыв калитку за фалмари. Он не хотел вообще никак комментировать смущающую обстановку в доме, но понимал, что молчание скорее насторожит его спутницу, и решил выбрать тему отвлечённую.
- Там, кстати, неплохое стрельбище, - начал он, только  после понимая, что девушку оружие вряд ли будет интересовать, и решил повернуть мысль хоть куда-нибудь. – Пикник там, конечно, идея весёлая, но нас съели бы вместе с корзинкой.
Боги, ну почему всё, что бы я ни делал, выходит так нелепо, м?

+1

3

Неделя выдалась спокойной и, на удивление, менее выматывающей, чем обычно. Или кто-то начал привыкать к труду, или же отдых стал веселее обычного. После выхода в люди на импровизированный праздник Даниэль не сразу выкроила время на запланированный визит к менестрелю. Что таить, девушка успела забыть о нем, пока работала и вспоминала уже слишком поздно, когда прийти незваным гостем было бы просто невежливо по отношению к старику.
Законный выходной начался с того, что пришлось рано встать, когда хотелось бы поспать немного дольше обычного, но не судьба. Если они еще собираются куда-то идти с Морганом, а Дель точно собирается, что отчаливать нужно было именно сейчас, а не ждать до вечера.
Молодые думали о менестреле, а Анна… Анна разложила карты так, как ей хотелось, поэтому их скромный визит к менестрелю превратился в пикник на двоих.
«На троих», - мысленно поправила себя фалмари.
Даниэль сильно сомневалась в том, что Моргану захочется идти на поводу у мечтательной женщины, да и сама девушка как-то не думала о том, чтобы устроить пикник в такое время года, еще и не имея повода в придачу.
«Интересно, что она там надумала после того, как мы оставили ее веселиться одну», - Дель казалось, что ноги у этого пикника растут именно с момента их уединения, а с хорошей фантазией Анны ламар знакома не понаслышке.
Взвесив предоставленную корзину, девушка хотела присвистнуть, но удержалась от комментария, который мог бы обидеть хозяйку.
«Судя по весу, мне успели признаться в тайной любви, да еще и под венец позвать», - усмехнулась рыжая.
Даниэлла решила не рушить иллюзию Анны и просто поблагодарила ее за то, что сообразила на двоих не только историю, но и обед. Насколько Дель помнила, им с Морандиром не помешало бы навестить менестреля, прихватив с собой плату для его благородного желудка. Чем не повод?
Оказавшись на улице, фалмари не успела сказать о грядущих планах, как получила предложение о помощи. Не то чтобы корзина была настолько тяжелой, чтобы Даниэлла не смогла ее унести самостоятельно, да еще и с ее упертым характером, но, коли бояре хотят помочь…
Погода располагала к пикнику, но Дель всё еще с опаской относилась к подобным вылазкам. В Фалмариле погода была устойчивей и благоприятней, к чему фалмари привыкла. Здесь же, немного непредсказуемой, но лучше, чем в Северных землях. «Только это и радует»
- Думаю, можно привести им моего хозяина на съедение, правда, бегает он быстро, но пока они попытаются его догнать, мы успеем и поесть, и посмотреть шоу «Догони меня, если сможешь», - шутливо фыркнула рыжая.

+1

4

Офф: я заказал нам мастера, если что.

- Хозяина? - не понял полуэльф. Моргнул пару раз. Через минуту дошло.
- Да ну, лучники так не догоняют. Восстанавливают цель в поле зрения и дзынь, - он поднял руки и изобразил движение, которым отпускается в полёт стрела. Корзина, ручку которой он держал вместо лука, легко качнулась. - Как минимум бегунку подстрелят что-нибудь, и скорость упадёт. А если стрелок ещё как следует натянул тетиву - силой удара и на землю швырнуть может.
Опять всё о старом.
- Но ладно, не будем о стрелах: подробности неаппетитные, - закрыл тему, не дав ей разгона, рейнджер. Он сам любил ощущение охоты и вкус мяса, но разделку туш не смаковал. А стрелять в разумных - нет, многие животные были разумными, - в говорящих, думающих существ было тяжелее многократно. Но приходилось.
Вниз по западному склону убегала их тропа. Не тропа, на самом деле, а дорога, но к этой зелёности эльфийской столицы полукровке предстояло ещё долго заново привыкать. Земля темнела меж пожухлой травы влагой: вчера, как чудный прощальный подарок мягкой сильвийской зимы, утром выпал последний снег. Теперь по веткам сновали первые сбросившие сонливость холодной поры птицы, а всё остальное замерло, копя теплеющий с каждой минутой солнечный свет для пышной весны.
- Я и забыл, как здесь приятно, - произнёс Морган, вновь подбирая упавший вместе с взглядом куда-то под ноги, на щебёнку, разговор. Он чувствовал, что фалмари свежий воздух кажется зябковатым, и это было странно, потому что он сам привык к холодам, при которых кололо глаза от мороза. Различие взглядов, мерил, вызывало в нём небольшой де... ди... диссонанс.
- Наверное, в Фалмариле в это время года очень влажно? - спросил Мор.
На большой дороге, в которую стекались зелёные улочки недалеко у ворот города, оказалось немало разномастного люда. Псионик внимательно вслушивался в ауры прохожих, солидно прибавивших в числе, но не замечал ничего сверх-интересного, кроме обыкновенной будничной озабоченности и праздничной весёлости. В обход повозок их, вместе с прочими пешими путешественниками, пропустили через малые ворота. Стражи без интереса оглядывали проходящих длинноухих, один лишь попытался заглянуть в глаза полукровке в тот же самый момент, когда о барьер того стукнулось чьё-то любопытство. Псионик псионика пробить не может и пытается прочитать по лицу - обычные дела.
Где-то на выходе они чуть не столкнулись с парой синеглазых фалмари, и лёгкое опасение всплеснулось в Моргане, когда он не признал в них ни своих, ни чужих.

- Думаю, пора поспрашивать, - тихо сказал спутнице полуэльф, когда они подошли к стрельбищу. Здесь было людно, как и у ворот, и знающих можно было найти.

+1

5

офф: пост согласован с Шериан

- Немного прохладно, но терпимо, - улыбнулась Даниэль. Она была не так давно в эльфийских краях, поэтому не успела окончательно привыкнуть к холодам, даже того времени, что она провела в Северных землях, было недостаточно. Дни проходили в стенах теплой и уютной таверны, когда же на улице фалмари практически не появлялась. «И это был конец лета, а не зима».
Погода была похожа на зиму в Фалмариле. Холодную, но терпимую, за счет этого Дель смогла продержаться в городе и не слечь с недугом.
- Ламары очень чувствительны к переменам температуры. Наш климат отличается от гвиндерильского, несмотря на то, что живем мы по соседству, - задумчиво сказала девушка, рассматривая окружающий мир. – Отсутствие снега и заморозков меня радует, но всегда хотелось попробовать покататься на к… ко… Как же из назвал Шейн, - тихо пробормотала рыжая. – Ааа… Коньки! Да, точно. Коньки, - кивнула она. – У нас в Фалмариле вода никогда не покрывалась льдом, а создавать его при помощи магии… Совсем не то. Точнее… Я так думаю. Только боюсь, что в такой холод, который должен быть для появления льда, я буду походить на огромный меховой шар, - усмехнулась рыжая.
Климат есть климат и тут как не крути. Если привык к одному и родился в тепле, которое окружало тебя большую часть твоей жизни, привыкнуть к чему-то другому практически невозможно, учитывая особенности организма ламаров. Только если прибегать к магии. Дель уже давно подумывала об артефакте, который бы помог ей справить с ее проблемой, но все время приходилось откладывать его покупку по разным причинам.
Фалмари кивнула в ответ на вопрос полукровки.
- Да. У нас всегда, как это… Как вы говорите… - короткая задумчивая пауза. – Повышенная влажность. Мы, ламары, этого не замечаем, но другим сложно.
К делу, так к делу. Меньше времени уйдет на всякие глупости и попытки завязать разговор, когда ни один, ни другой к этому не привыкли.
Даниэль никогда не считала себя тем, кто из толпы может вытянуть нужного человека, но лучше остановить несколько, чем искать то, не знаю что и там, не знаю где.
- Извините, - остановив статного мужчину, девушка приветливо улыбнулась. – Мы с моим другом немного заблудились. Вы не подскажите, где мы могли бы найти менестреля Харпера?
- Отчего ж не подсказать, коли спрашивает миледи, - улыбнулся мужчина. – Это вам туда, - взмахом руки он указал нужное направление. – Там за поворотом увидите нужный вам дом. Он один, поэтому не ошибетесь. А если пойдете по дороге, так и мимо не проскочите, - снова улыбка. – Только в это время его может не быть дома, а там, кто знает, может вам и вашему спутнику повезет застать его.
- Спасибо, - Дель улыбнулась. – Вы нам очень помогли.
Распрощавшись с источником информации, девушка подошла к полукровке и, взяв его за руку, потянула в нужную сторону быстрым шагом.
- Пойдем, а то корзина опустеет раньше, чем мы дождемся нашего информатора, - легко усмехнулась фалмари.
Существовала вероятность того, что они поцелуют замок вместо того, чтобы удобно устроиться напротив рассказчика и слушать его баллады и истории, но пытка – не пытки и стоило попытаться, а не сразу опускать руки. Мало ли когда еще такой шанс выпадет. «Если выпадет вообще».
Дорога вывела их в безлюдное место, но Даниэль это не смущало. Она была уверена в том, что дорога правильная и, как оказалось, еще и короткая. В подтверждение тому был небольшой, но аккуратный одноэтажный дом, у калитки которого заканчивалась дорога, вымощенная камнем.
Ни живности, ни хозяев во дворе не было. Оставалось надеяться на то, что калитка не заперта и в доме кто-то есть. Или Харпер или тот, кто мог бы сказать о том, когда вернется хозяин. Последнего не хотелось, в силу того, что придется думать, как проводить время за ожиданием чуда с небес. «Или куда он там пошел?»
Не церемонясь, позабыв о том, что у Морандира помимо нее, есть еще груз в виде увесистой корзины от Анны, девушка опустила ладонь на калитку, намереваясь войти. Тихий щелчок, которого не услышал даже чуткий ламарский слух, был тем спусковым клочком, на который неосознанно нажала Дель.
К счастью, крючок не имел никакого отношения к оружию, но повлек за собой немного неприятные последствия. Девушка была настолько увлечена своим желанием, что не заметила появления главного защитника дома. Пес выскочил как из ниоткуда и стал кидаться на калитку рядом с девушкой, лая и рыча.
Увлеченность сыграла злую шутку. Дель испугалась. Появление пса было неожиданным, когда же его настроение вполне понятным и свойственным бравым защитникам семьи, но девушка поняла это уже после того, как со страху прижалась к полукровке, с силой зажмурив глаза, едва ли не уткнувшись ему носом в грудь. Так как она так и не отпустила его руки, то сжала ее немного сильнее. Единственное, что отличало ее от большинства испуганных дам – отсутствие визга, вскрика или подобия на него. «Говорил же мне дедушка не лезть раньше отца в пекло, нет же…»

+1

6

Офф: Да, я клоун и не умею романтично, без всяких "Это не те дроиды, которых ищете вы" и шуток про Граммар Наци. Если надо - перепишу. На кубике выпала четвёрка. Заклинание использовано "Дар убеждения", не уверен, стоит ли отслеживать ману в эпизодах.

- Коньки – это здорово, - кивнул полуэльф, не спрашивая, кто такой Шейн. – В Лунных землях зимой малые реки покрываются крепким льдом, но у меня, несмотря на погоду, никогда не было возможности покататься.
Потому что шла война, по обе стороны рек пылали деревни и сражались ульвы с людьми.
Думать об этом не хотелось: настроение обязывало радоваться, хотя даже в ауре Даниэль подрагивало лёгкое чувство сожаления.
- Влажность – не беда, просто парилка после полудня, только и всего, - улыбнулся Морган. Больше говорить было как-то нечего.

Они добрались до столпившихся у ограды стрельбища людей, и девушка приняла повинность расспрашивать о подробностях, как ей и было предложено, не себя. Не то чтобы полукровка был совсем диким или стеснительным. Он знал, к каким людям в каких ситуациях не стоит подходить вообще и мог, несмотря на собственный дискомфорт, завязать небольшой разговор. Просто, по его личным наблюдениям, симпатичным девушкам помогали в принципе охотнее.
Так что Мор молчал и слушал. В этой части Эденвела – точнее, предместий столицы, - они с отцом не останавливались, и не было никакой вероятности, что со стариком полукровка был знаком хотя бы через отца.
Распрощались с мужчиной любители историй быстро. Эмпат даже удивился: незнакомец не имел никаких неприятных всплохов в ровном ореоле эмоций, только добродушие. На материке такое было редкостью. Эльфы – и сильвийцы вообще – были чем-то похожи на непуганых оленей по сравнению с ушлыми и подверженными паранойе жителями Остебена. Климат, наверное. И впору было усмехнуться такому утверждению, если б не кристальная чистота этого факта. Полукровке на острове даже в толпе дышалось чуть легче.

Заборчики, которые остановят разве что престарелого вора с хроническим остеахондрозом, голые кусты, темнеющие клумбы и аккуратные, мощёные галькой со дна реки дорожки, - вот, пожалуйста, типичный зимний Эденвел, но уже за городскими стенами.
- Сюда, - махнул свободной рукой полуэльф, чуть тормозя у поворота. Угол дома с хорошо побелёнными стенами вырисовывался из молодых тёмно-баклажановых прутьев сирени.
Калиткой занялась приободрившаяся с разговора с мужчиной у стрельбища Даниэлла, пока её спутник перекинул из руки в руку корзину. Его эмпатическое чувство дало ему сначала только два отзвука с участка, и он даже не задумывался над тем, что кроме поэта в доме могла быть...
Собака.
Ах ты ж удодство! Полное!
Для ученика рейнджера четвероногие друзья никогда не представляли какой-то особой категории живых существ: он различал только намерения. У животных они были спонтанны и основаны на текущих событиях и потребностях. Морган просто не успел выстроить верную реакцию до того, как его захлестнуло две волны: агрессия пса, верно знавшего, что гости в отсутствие хозяина дому не нужны, и тихая, сжатая, но от того, с точки зрения эмпата, особенно сильная паника. Фалмари его, вставшего, пожалуй, слишком близко, рывком назад чуть с ног не сшибла, и, качнувшись вместе с корзиной, Морандир отступил на шаг. Резкий всплеск за барьером и обыкновенный инертный ответ изнутри сбили и его мысли, и теперь поиск решения, лежавшего прямо под длинным носом, затянулся на несколько долгих, неловких мгновений.
Не потерять равновесие, не потерять мозги. Это же просто собака, это даже не смешно!
Успокоить девицу. Как? Э-э-э...

Псионик выудил руку, свободную от корзины, из пальцев Даниэль, обернул вокруг плеч и легонько похлопал кистью по лопатке. У парня правда, правда не было идей, как нужно поступать в такой ситуации. Он даже осознал всю курьёзность их положения только потом. Очень. Сильно. Потом...
Не уронить и не просыпать корзину у него вышло, как у заправского жонглёра, но он до сих пор не знал, что делать с псом, который продолжал заливаться лаем. С одной стороны, ему бы, восстанавливая холодную трезвость рассудка, отстранить девушку, к которой уже частично вернулось чувство безопасности, и разобраться с защитником участка так, как делают это любые уважающие себя эльфы, и, особенно, стражи лесов: поговорить. Чисто по-братски попросить уйти и умолкнуть, а ещё хозяина позвать. Но для этого надо было показать псу уверенность и прямоту, а внутренние весы эмпата были сбиты контактом с Даниэллой. Поэтому, щёлкнув всё теми же пальцами, которыми он успокаивал девушку, полуэльф собрал внимание собаки сначала на руке, потом на себе, и применил магическое убеждение:
- Мы – не воры, которых хочешь ты укусить, - нарушая всё, мыслимые и немыслимые синтаксические нормы эльфийского языка, сказал Морган.
Фраза звучала странно, и стало на мгновение даже непонятно, что происходит. Пёс ошалело посмотрел на псионика. Псионик вопросительно посмотрел на пса.
Возможно, - пришла ему в голову глупость – на нервной почве, - это особый обученный пёс-пурист эльфийского языка и он меня сейчас сожрёт за такие вывороты.
Представляя себе свою же глупость и пугаясь уже самостоятельно, полукровка чуть крепче прижал девушку себе: бояться вместе было как-то уютнее.
- Гав… гав… гав? – лай остановился, а непонимание в тёмных собачьих глазах нарастало. Заклинание всё-таки сработало.
- Он не тронет, - шепнул Морган девушке, опуская руку, и тут же обратил внимание на тропу позади калитки и пса. Кажется, дождались.

Отредактировано Морган (2013-10-05 17:08:49)

+1

7

«Не тронет… Конечно, не тронет! А потом догонит и еще раз не тронет за то самое… ну, вы поняли…» У Даниэль не было привычки доверять первому встречному. Моргана она, конечно, знала не первый день и кое-какие выводы из общения с полукровкой сделать успела, но этого было недостаточно для того, чтобы с полуслова поверить ему и успокоиться окончательно.
Эффект неожиданности спал и фалмари взяла себя в руки. Вовремя опомнилась и, чуть смутившись, отстранилась от парня.
- Прости. Это было… внезапно, - чуть виновато улыбнулась Дель и перевела взгляд на пса. – Хей… Да, ты прирожденный дрессировщик, - с легким чуть детским восхищением протянула девушка. На этот раз она опустила руки на калитку и чуть перегнулась, чтобы лучше рассмотреть того, кто не так давно едва ли не вынудил ее запрыгнуть на несчастного полукровку. «Да, и лежали бы мы сейчас вдвоем на земле в окружении продуктов…»
Как оказалось, прошлый опыт ничему не учит. Все нормальные девушка, да и парни, должны были сделать выводы и не приближаться к незнакомому псу, помня о последствиях, но Даниэль, кажется, быстро забыла о небольшой неувязке и едва ли не протянула руку к животному, намереваясь его погладить.
- Я ему дом доверяю, а он гостей собирает…
Мужской голос отвлек от затеи, едва девушка собралась совершить задуманное.
- Здравствуйте! – просияла она, заметив хозяина дома.
- Не помешает, - мужчина хохотнул и пригладил седую бороду. – Решили проведать старика? Похвально, - он улыбнулся, доставая из кармана связку ключей. – А друг твой что пригорюнил? – обратился он к девушке, да кивнул на полукровку. – Неужто, пса моего испугался, га?
- Скорее испугалась я, а Морган не ожидал, - снова улыбнулась девушка.
- И как зовут прекрасную миледи, что решила посетить мое скромное жилище? – не теряя времени, мужчина открыл калитку и шагнул во двор. – Милости прошу к скромному костру, - подмигнув гостье, хозяин сделал приглашающий жест.
- Даниэль, - спохватилась фалмари, вспомнив, что самое главное она забыла – проявить вежливость. Конечно, то, что они решили проведать старика, это уже само по себе дело благородное, но его явно не достаточно для того, чтобы выказать свое уважение к старшим, да и переходить сразу к делу как-то не хотелось. – Спасибо за гостеприимство, - рано благодарить за то, чего еще толком не было, но дедушка учил быть благодарным даже за то малое, что дают тебе другие.
Девушка посмотрела на полукровку и пошла следом за хозяином. Оказавшись до дворе, Дель уже во второй раз подверглась переизбытку внимания со стороны главного охранника. Пес оказался дружелюбным и мирным. Лизнул руку, за что получил в благодарность ласковое почесывание за ухом.
- А как его зовут?
- Кого? – мужчина остановился и оглянулся. – Этого? – он махнул головой на пса, переспрашивая.
Фалмари кивнула, не отвлекаясь от животного.
- Широ.
- Широ… - негромко повторила огонек и тепло улыбнулась. – Четвертый значит…
- Я вижу, вам он понравился, миледи, - старик улыбнулся, не торопясь входить в дом.
- Да, - коротко ответила девушка и улыбнулась. – Всегда хотела питомца, но… как-то так и не смогла себе завести любимца.
«С моим образом жизни и не смогу» мысленно усмехнулась рыжая.
- Ничего. Успеется еще, - мужчина махнул рукой и открыл дверь, приглашая войти в дом. – Сынок… Ты б дровишек захватил. Зима нынче теплом не жалует, а в доме холоднее, чем на улице. Негоже миледи мерзнуть.
- Я… - Дан запнулась, пытаясь что-то возразить.
- А ты заходи-заходи, - не дав девушке толком вставить слова, старик аккуратно приобнял ее за плечи и провел в дом. – Сейчас чай будем пить. Замерзли, небось, с дороги. Из города-то идти… Чай не близко…
Бросив неуверенный взгляд на Энгвиша, фалмари едва успела протянуть руку к корзине, чтобы облегчить ношу полукровки, но и этого сделать не дали. Мужчина пресекал, кажется, любую возможность связи-помощи между ними.

+1

8

Слова-слова.
Нет, правда, после нескольких лет в глухом лесу Моргану требовались определённые усилия, чтобы говорить с людьми просто так. Он их слышал и видел лучше, чем иные – сами себя, а если нужды выразить мнение или что-то узнать не было, о себе самом псионик как-то забывал. Под взглядом старика он лишь вежливо склонил голову, позволяя Даниэль вести диалог.
Пёс всё ещё озадаченно смотрел на него.
Да, я знаю, ты добрейшей души собака, - мысленно сказал четверолапому сторожу Мор, - только лаять громко не надо. Даже грачи орут куда музыкальнее твоего брата.
Ну, что поделать, полуэльф душой был птица, и в любви к другим семействам отталкивался от очень субъективных отношений пернатых к ним.
Услышав слова фалмари и прочувствовав, как глубоко идёт сказанное, в её ауре, рейнджер подумал, что подарил бы ей какую-нибудь неприхотливую, но дружелюбную птичку. Охотничий сокол был бы ещё лучше, но вряд ли девушке нравились хищные птицы.
Надо будет спросить.
- Хорошо, - кивнул Морган. Он холода не чувствовал вовсе, только приятную весеннюю свежесть. Три года назад в конце зимы в Альянсе тоже была оттепель, но воздух был холоднее, и солнце никогда не выглядывало из облаков надолго. А когда не нужен даже плащ – разве это холод?
Только второй мыслью полуэльфа было то, как просто он согласился с таким маленьким актом эксплуатации.
Всё дело, видимо, в лице, – сказал он себе, перехватывая корзину, пока менестрель отвлёк Дель, и отправляясь на поиски. Слишком бескорыстное лицо – за это сына подначивала Нимуэ. Отличный сигнал всем в округе, что на этой шее можно совершенно беспардонно ездить. Не то чтобы Морган был сильно против, после ушлых-то некромантов, с которыми эмпату часто было неприятно даже рядом стоять из-за тёмной магической ауры.
Навес с хворостом и – ура-ура, хоть этого не надо делать – уже наколотыми дровами нашёлся там же, где бывает у подобных домов – у хозяйственной пристройки рядом с забором. Тут возникла небольшая заминка: Морган слишком много на себя взял. Буквально. Поставив на землю корзину и набрав под левую руку полную охапку дров, он, не слишком грациозно, балансируя всем грузом и не давая ремню с чехлом для разобранного лука, добрался до крыльца и только с третьей попытки смог отворить одним мизинцем точно нарочно захлопнутую дверь. А ещё она оказалась слишком узкой, и полуэльф был вынужден чуть ли не ввальсировать внутрь, как циркач.
Ф-фу-у.
- Не знаю как вам, а мне уже жарко, - объявил о своём присутствии замечанием лучник, складывая по очереди с себя всё. Действительно, по его спине уже заструились от всех акробатических этюдов капельки пота, которые теперь отвратительно неприятно остывали.
А в помещении и правда было прохладно. Собственные слова Мора отразились от стен, которые, вопреки ожиданиям, оказались каменными. Что за дела? Зачем будет, наверняка, мучащийся с суставами старик жить в таком доме? Из любви к акустике как в храмах в Остебене?
- Я думал, у вас дом камнем только обложен, - сказал Морандир, сгрузив хворост и дрова у печи и закинув немного в уже разведённый огонь, над которым повис чайник.
Обстановочка была интересная. Побелённые стены с высокими потолками полнились полками с разными вещами. Некоторые выглядели простой утварью, иные – безделицами. Но были и очень старые, и очень странные вещи. Полуэльф остановился глазами на том, что казалось дырявым фонарём, но решил не разглядывать и, тем более, не мучить старика вопросами.
- Верхний этаж из дерева, - откликнулся певец. – Что ты там застыл? Проходи да присаживайся!
Парень вернулся за корзиной, донёс, поставил её на стол рядом с одинокой лютней и пустыми чашками, и кивнул Даниэлле, мол, разбирайся. Лук в чехле остался сиротливо лежать в углу, а Мор подзавис над стулом на пару мгновений, оглядываясь, прежде чем получил повторный кивок от хозяина.
Боги, он даже не знал, с чего бы начать или вступить в разговор! Или, хотя бы, что уже сказала или узнала фалмари. Чтобы не быть совсем как дурак, он честно заткнул себе рот куском яблока и распушил эмпатическое восприятие. Под столом, чуть ли не облизывая ноги Дель, разложился пёс.

0

9

Оказавшись в доме, Даниэль осмотрелась и чуть поежилась. Старик был прав, в доме и в правду было холоднее, чем на улице. На первых парах фалмари показалось, что изо рта идет пар, но это с непривычки. Ламару сложно привыкнуть к холоду или как-то подстроиться под него. Огонек не раз ругала себя на то, что пожадничала несколько золотых на артефакт, который бы помог ей избавиться от вечной проблемы контраста температур, но, когда такое случалось, воротить носом было уже поздно, и приходилось мериться с тем, что есть.
- Присаживайтесь, сударыня. В ногах правды нет, - мужчина похлопал рукой по спинке кресла, приглашая Дель устроиться у камина. «Если бы он еще грел…»
Хозяина не было дома и некому было заботиться о поддержании тепла в помещении. Пока оно нагреется, и мужчина разведет костер, фалмари успеет окоченеть. Пальцы уже замерзли и, если бы она держала корзину, то могла бы ее выронить, поскольку не чувствовала пальцев, а соответственно и вес корзины.
Сев в холодное кресло, девушка подняла взгляд на мужчину и не успела что-то сказать, как он укрыл ее ноги пледом.
Даниэль смутилась и опустила взгляд. В последний раз о ней кто-то так заботился много лет назад, когда дедушка был еще жив, и эта забота старика напомнила радужное прошлое, которое закончилось для нее самой настоящей трагедией.
- Спасибо.
Мужчина тем временем развел огонь  и отправил на него воду.
- Так что же вас привело ко мне, молодежь? – спросил мужчина, устроившись в соседнем кресле.
- Мы с Морганом слышали, что вы знаете много баллад и легенд. Хотелось бы услышать их из уст мастера, а не только слухи, витающие в городе. Ведь о вас ходят легенды, - улыбнулась фалмари. Она отогнала от себя ненужные воспоминания, сославшись на то, что они здесь не к месту. Она хотела не просто послушать легенды и сказания, а услышать как можно больше о ламарах и эльфах. О том мире, который когда-то был между ними, но в нынешнее время был безвозвратно утерян.
- Про любовь? – с хитринкой во взгляде спросил мужчина, приглаживая бороду.
- Любовь? – переспросила Даниэль, не поняв, почему мужчина выбрал именно эту тему.
- Молодая кровь, горячая кровь, но, когда дело касается амурных дел, молодые не торопятся, - старик вздохнул и кивнул на окно. – Смотри, как пыхтит. И тебя грузом обременять не стал, - усмехнулся мужчина, наблюдая за полукровкой.
- А? – Дель проследила за взглядом хозяина дома. Неловкость и чувство вины. – Я пойду, помогу ему, - девушка встала с кресла, намереваясь отправиться к полукровке.
- Сиди, - мужчина перехватил ее руку и мягко попросил сесть. – Не маленький. Мужчина должен уметь справиться с любой задачей, особенно, когда рядом с ним такая хрупкая и красивая леди.
- Я… - огонек запнулась и смутилась в очередной раз, но просьбу мужчины выполнила, вернувшись на место. Она опустила взгляд и чуть сжала плед. – Мы не пара, - тихо ответила она, смущаясь еще больше своих слов. Она поняла, почему старик выбрал эту тему. «Это не совсем то, что я хочу услышать и… чем это мы похожи на парочку?» Возмутилось сознание, поняв, наконец, что их поженили без ведома.
- Вот как, - протянул мужчина. – Это дело времени, - отмахнулся он.
Девушка задохнулась возмущением и хотела уже что-то сказать, как в доме показался Морган.
Старик, пользуясь моментом, направился к полкам, насвистывая какую-то мелодию.
Даниэль тихо вздохнула. Мужчины неисправимы, сначала пошутят, а ты потом отдувайся и думай, как выдать своего смущения и случайно что-то не ляпнуть, чтобы потом не пришлось очень сильно краснеть.
Встав, девушка занялась корзиной. Чай это хорошо, но Морган не зря же тянул эту корзину в такую даль и выделывал красочные пируэты. Им не помешает немного поесть и восполнить силы и в тоже время как-то по-простому отблагодарить старика и ответить вниманием на внимание, заботой на заботу. Пока чайник вскипал, девушка успела накрыть на стол и немного согреться, честно стараясь не думать о словах старика, но… «Кракен бы вас… » Дель неосознанно сжала вилку, чтобы куда-то выплеснуть свое напряжение, а ей ведь еще домой с ним идти и спать под одной крышей! «И почему я вечно влипаю в какие-то истории…»
Старик не стал мешать и решил немного скрасить обстановку. Сел на стул рядом со столом, вооружился лютней и стал играть.
- Пусть миром правит доброта,
Не год, не два, а все оставшиеся годы.
Пусть вечно будет красота,
У нашей жизни и природы.

Пусть люди мирно все живут,
Как дважды два четыре.
Пусть к Аллору все они придут
И будет праздник в этом мире.

Нас очень много в мире,
Мы говорим на разных языках.
Нас любит Аллор, его мы дети
И будет мир, сияющий в цветах.

Едва мужчина закончил петь и отвел руку от струн, как живот издал возмущенное урчание.
- Да… Фальшивые ноты портят все впечатление, - мужчина глухо рассмеялся.
- Я думаю, что сейчас мы это исправим, - улыбнулась фалмари, приглашая мужчину сесть за стол и присоединиться к общей трапезе. Разлила горячий чай по кружкам и, дождавшись, когда мужчины сядут за стол и их тарелки будут полными, она ела рядом, грея руки об кружку с чаем.
Почувствовав прикосновение мокрого носа к ладони, девушка опустила взгляд. Пес ее уже не пугал, а просящие глаза и виляющий хвост получили свое вознаграждение в виде лакомства и ласки. Фалмари улыбнулась.
- Так что же вы хотели услышать от старика? – спросил мужчина, когда с основной частью трапезы было покончено.
Фалмари отвлеклась и подняла взгляд на старика.
- Когда-то давно, от дедушки, я слышала, что ламары и эльфы жили сплоченнее, чем сейчас. Мой дедушка не смог мне рассказать всего, а я с тех пор никого не встречала, кто бы знал об этом больше, чем я или хотя бы слышал, - честно ответила фалмари.

+1

10

офф: Я старался подражать эпосу. Проблема в том, что эпики очень смутно рифмованные, а я вообще дилетант.

Немногие вещи могли вогнать в краску Моргана. Его эмоциональные барьеры сильно затормаживали всякие глупости, грозившие нагнать кровь, да и мало что могло по-настоящему озадачить врождённого эмпата. Пока это не касалось его или людей, представлявших определённый интерес.
Старик во время его отсутствия фалмари что-то наплёл, и Мор слышал, точно тихое побренькивание сильно ослабленных струн, задавленное смущение девушки. Первый же был абсолютно умиротворён и доволен, будто так и надо. Очень слабое, но всё-таки недовольство поднялось в полуэльфе. Так не годилось. Но выяснять в чём именно дело, разумеется, он не стал. Они пришли за песнями, историями и чем угодно душе княжны, пока Орден выясняет, что с внезапной и долгожданной находкой делать.
Я тут за внештатного выездного клоуна с дуделкой, - ещё в первый день уяснил для себя Морган.
Только он молчал, и физиономия у него была не по-клоунски задумчивая (чтобы не говорить угрюмая).
Вот старик сыграл что-то пространное и торжественное, и в ауре у него прозвучало что-то пространное, но такое же торжественное. Точно он не понимал, чего именно ждут от него гости.
Вот Даниэль, на удивление быстро освоившаяся в чужом доме, разлила чай с угощениями. К тому моменту её тайный телохранитель, чтобы оправдать своё невмешательство, затыкал себе рот уже печенькой - яблоко кончилось - и примерялся ко второй. Его (корявые) познания по вопросу не пройдут!

- Ну что ж... - начал менестрель, ставя почти пустую чашку на стол. - Всё очень просто. Когда-то давно все жили вместе и не носили оружия вовсе. На острове с самого начала творили три бога, а вокруг Вита, истока истоков жило три народа.
Жилистые руки с узловатыми пальцами аккуратно проверили и подтянули струны, удивительно ладно попадая каждым движением в неторопливую речь хозяина. Моргана нередко "ловила" такая гармония, и он стал даже жевать в такт.
- Балладу о Расколе - полную балладу, я не столько сочинил сам, сколько собрал по частям из изречений на древних скрижалях и старых песен о начале, середине и конце. Вы заметите это - и темп, и слог, и длинна фраз непривычна для современного острого уха.
Он усмехнулся, стёр тыльной стороной ладони крошки с белой щетины бороды, и, ещё раз глотнув чай, стал играть.
- Когда в зарю времён ковались силы мира
Питал его источник с живейшею водой
...

Глухое "хрум-хрум-хрум" собственных челюстей отвлекало, и полукровка стал хомячить печенье ещё тише и медленнее.
Существ из всех земель та магия манила,
Не знал, её испробовший, болезни и оков.

Эмпата очень просто ввести в транс. Привлеки внимание, вложи немного духа в любое действие и готово: сидит, смотрит в упор, видя что-то далёкое, не то что челюстями не двигая - почти не дыша.

Где не было беды - сбирается ненастье,
И вот из-за воды меж братьев зажжён спор
Из зависти иль просто, с пустой и гордой стати
Рандон желает дар, что у Аллора в власти...

Полуэльф всё-таки перевёл взгляд с переливающихся струн на огонь в очаге и сменил потерявшее вкус печенье глотком и новой порцией. Он очень настороженно относился ко всей божественной и народной мути. Будучи, по сути, бастардом двух абсолютно разных культур (не рас!), он был обречён на отчуждённость в каждой. Кем были в самом деле они, обладатели невообразимых сил, и зачем соревновались вот так, жертвуя всеобщей гармонией и создавая народы как пожелается, а не как уживается?

Напрасны уговоры, расстроенна богиня,
Сильвари вслед за ней уходят прочь от Вита,
И вот никто не держит узды войны, и время
Пришло, чтобы восстало Рандона волчье племя.

Очевидно, у ульвов была своя версия. Морган не имел возможности спросить: последнего перевёртыша он видел, когда пускал стрелу ему в глаз. Миролюбие миролюбием, эмпатия эмпатией, а восемнадцатилетний полуэльф ценил их ниже матери.
Ох.
Почти стихи.
Только они никак не попадают в переборы лютни, точно у баллады нет повторяющихся частей и она тёчёт и течёт дальше. Больше история, чем песня, история из разных частей. Никакое мастерство стихоплёта не могло, не испоганив смысла, сгладить края разных веков.

Где есть соблазн отнять, насилие - в ремёслах
Весной на берегах загрохотали грозы,
Вода багряна, зло сочится в корни мира
На части разлететься грозит источник Вита.

С богиней с гор сошли к сражающимся эльфы
Но без миротворцев разрешилась битва
Вкушают люди волн плоды своей победы
Напавшего Аллор поставил на колени

И гром, и дрожь земли, и весь позор гордыни
Не насыщают взор волн и штормов владыки
Источник осквернённый разверзнулся, и буря
Набросилась на выживших на влажном поле боя

Просила Алиллель тогда за брата брата
"... хоть именем отца - его удел - пощада!
Забудь и изгони, но не тронь Рандона.
За злую волю нас расплата ждёт сурова!"

И на том берегу, расколотом борьбою,
Решение Аллора смягчилось их сестрою.
Проклятье, но не смерть, изгнанье, но не рабство.
Поверженных вода снесла в потоков царство

Там магии навеки лишилось племя ульвов,
И их на берег дикий вынесло наутро.
Иссякли чудеса в багрянистом истоке
Его в себя земля впитала после вскоре

А Алиллель с Аллором, в негласном перемирье
Направили народы в другие земли Сильвы
И ныне не живут их дети
На останках Виты

Живут лишь только пасынки, то меньше, тише племя
Огней болотных тени, прошедшие сквозь время
Они поют и помнят раскол из-за гордыни
И тихо шепчут славу мудрости богини.

Морандир проснулся от транса с оладушком, торчащим в лениво жующем рту. Половины стола - печенья, сыра, яблок - уже не было, и были основания полагать, кто был виновником. И он бы повинился, не будь сосредоточен на истории.
Старик прочистил горло - долго, несколько раз, так, что эмпат прочувствовал, как на самом деле больно тому было - и запил песню любезно наполненной чашкой чая.
- Собственно, - после паузы сказал хрипло менестрель, - Раскол был не одним противостоянием, а целой войной. Изгнание Рандона и гибель Вита положили начало розни меж всеми тремя. Сильвари следующих веков писали, что Аллор присвоил себе магический источник, Комавита оказался именно на территории Фалмарила именно из-за этого, а ульвы - несправедливо наказанный братский народ. Если спросите меня - довольно лицемерно, потому как даже самые дикие эльфийские анимаги не хотели после пары попыток иметь с ними дел. Фалмари вообще то ли быстро дружно забыли об участии Алиллель в разрешении конфликта, то ли показательно умолчали, потому что только устранившиеся от войны за Вита эльфы сохранили исконное долголетие сильвийцев, хоть и лишились дара превращения без магии.
Мор проглотил оладью и сидел теперь с постным лицом, попутно ощущая тревожное клокотание боли в груди.
Он болен, - решил эмпат. - Вовремя мы услышали о нём.
- Так или иначе, старый источник стал границей двух держав. С установлением власти династий оба народа стали слишком заняты внутренними проблемами, побережья переходили туда-сюда несколько раз, пока не были объявлены нейтральными территориями, но Волчий след дети Аллора и дети Алиллель не пересекали войском никогда. Считается, что болота прокляты, хотя путешественники редко замечают что-то, кроме дурного настроения и плутающих троп.
Единственный выживший после приступа хомякоподобия Моргана кусок сыра лёг на одну из последних оладушек и узловатыми пальцами музыканта был отправлен в рот. У полуэльфа появилось время поглазеть на занятные штуки на полках у стены, потому что он не знал, что хочет спросить.
- Этой розни сотни лет, и просто вложить руки в руки и сказать "дружите" не получится, милая, - сказал Харпер фалмари. - Не знаю, есть ли вообще ответ на вопрос "как", пока большинство не помнит, а те, что помнят, из-за чего всё началось, тычут пальцем на Волчий след и обвиняют друг друга. Может, боги знают, но они давно уже не отвечают на зов.
- К чему впустую беспокоить тех, кто держит судьбы мира, - буркнул под нос полный скепсиса - позаимствовал у старика - полуэльф.
- Действительно, - хмыкнул тот. - Вот у изгоев с болот, кажется, всё в порядке, хотя их никто не видит и не говорит. Изредка являются в пограничные городки, выторговывают что-то, чего сами без цивилизации сделать не могут на свои редкости и древности, и не высовываются. У меня вон, целое собрание их интересностей, - Харпер махнул рукой на ту же стену, которой интересовался Морган. Среди поделок, сосудиков и плетёных украшений, на одной из полок стоял только бумажный фонарь. Рядом с ним, наверняка, лежало что-то длинное, но теперь была пустота.

Отредактировано Морган (2014-04-18 22:47:51)

+1

11

Зазвучала желанная забытая история народов, и жизнь в домике остановилась. Пес улегся у ног девушки, когда его перестали гладить и потчевать. Широ был моложе своего хозяина (даже, если переводить его возраст и сопоставлять), но, проживая со стариком, становился менее активным и предпочитал больше лежать, чем скакать, как годовалый пес.
Даниэль надеялась, что старик сможет рассказать ей что-то новое о враждующих народах. Слушала внимательно, стараясь не шуметь и не отвлекаться. Мелодия и склады отвлекали от содержания. Фалмари рада послушать балладу и насладиться ей, но сконцентрироваться на словах сложно, когда попадаешь под гипноз определенного такта, который задает ритм и погружает в транс.
Фалмари пришлось приложить много усилий для того, чтобы не сидеть и качать головой, наслаждаясь пением и стихочтением, а вслушиваться в каждое слово и собирать информацию, в которой она так нуждалась. Среди озвученного было кое-что новое, но истинную причину раскола между народами, девушка так и не увидела. Ульвы и ламары всегда были не братьями по крови, и воссоединиться  сними было проблематично. Огонек хотела скрепить и восстановить дружбу народов, которые так похожи между собой, а не только делят одну землю под солнцем. Причин для раскола ламаров и эльфов девушка не увидела. Что такого произошло в тот день между богами, что их дети перестали жить мирно и дружно между собой. Власти хотел Рандон и вместе с ним ушли его дети, но что случилось у Алиллель и Аллора? «Что-то мне подсказывает, что это только треть всей истории…»
Девушка расстроилась, когда история подошла к сворачиванию действия, а желаемого она так и не услышала. Она перестала пить чай, который успел порядком остыть (фалмари забыла про него, когда попыталась сконцентрировать все свое внимание на балладе), опустила голову и стала задумчиво смотреть в кружку. Взгляд заметно погрустнел. Она понадеялась на то, что ей это чем-то поможет, но снова уцепилась за воздух, который ничем ей не сможет помочь в ее поисках. Придется начинать все сначала, и отправляться в дорогу, толком не зная, куда идти и что искать. Она даже не знает, где именно это произошло. Есть ламары, которые знают о том, где находится Комавита, но вряд ли кто-то знает о том, где находится самый первый источник. прошло слишком много времени с тех пор, как он был уничтожен. Все, кто мог знать о нем, давно умерли. И среди эльфов не будет таких долгожителей. Если вообще кто-то из эльфов знал о нем. «Они о существовании Комавита только от нас узнали, куда уж им о первоисточнике знать…»
- Огней болотных тени.. – тихо повторила рыжая. Последние строки вырвали Даниэллу из омута самобичевания. – Вы хотите сказать, что на границе кто-то еще живет? В пределах Волчьего следа, который «умный стороной обойдет, а дурак покой найдет»? – девушка повторила слова своего дедушки и невольно улыбнулась. Воспоминания о старике всегда грели сердце остворетянки, и она была рада услышать что-то родное вдали от дома, где не осталось ничего, кроме реки, к которой уже давно не приносятся цветы и старой хижины. «Если она еще не развалилась»
Дель никогда не слышала, чтобы кто-то жил возле Волчьего следа. Эльфы предпочитали перебираться по воде, а не тонуть в топях. Долгий путь был безопаснее и для них, и для груза. Жить в таких условиях невозможно, поэтому большая часть земель Сильвы была нежилой и обходилась стороной, но если этот старик прав, то в этом месте будет то, что ей нужно. «Возможно, что я ошибаюсь, но… у меня все равно нет других зацепок кроме этой».

+1

12

- Как же, живут! А если б не жило даже малого путешественника - кто бы пускал слухи, м? - усмехнулся в усы Харпер.
- В каких только норах на этом свете не ютится жизнь... - пробормотал полуэльф. Он был в Лунных землях, где всё, что не проклято, одичало безнадёжно. Потом он стал егерем, отстреливавшим в самых дремучих лесах Альянса лезущую с гор неживую дрянь. И ему там было не так уж плохо, правда!
- А как... - было собрался задать просящийся вопрос он, но менестрель прервал.
- Не знаю. Да и кто знает наверняка? Говорят, что помимо непроходимых дебрей и трясины, возле Волчьего следа полно неконтролируемого волшебства, которое, как и стоялая вода, давно потеряло чистоту Источника. Говорят, болото со своими жителями делает очень странные вещи. Но песни и молва на то песни и молва, - Харпер махнул рукой. - Я там никогда не был, я только собирал слова и вещи, а их приносят с юга эльфы, такие же как везде, только не процветающие по-городскому, как столичные.
Повисла какая-то очень пустая пауза. Разговор зашёл в тупик. Все нити, ведущие к ответам на выросшее количество вопросов, как будто не спутывались, а все разом прерывались в этой паузе. Морандир чувствовал это всё больше в ауре погрустневшей спутницы, чем в себе, потому что его дела давно минувших дней и не совсем его родины... да, что греха таить, его вообще в жизни на данный момент ничто не заботило. Его и в Орден-то случайно занесло.
Ах, ещё же Орден и дело с несведущей княжной...
Как будто зная, что нужно его гостям, старик отставил чашку и выпрямился.
- Вот что. Если вам так хочется узнать, кто да что да как, нет лучше способа, чем разыскать людей из тех мест, которые болотников хоть раз в жизни видели. На проводника и результат не рассчитывайте, но ближе, чем так, к Вита и перессорившимся на его берегах богам вам не подобраться.
Седой менестрель грузно поднялся, отложив с колен свой инструмент на стул. Его пёс заскулил, внезапно бросаясь в ноги к хозяину. Тот усмехнулся, трогая ладонью покрытый короткой шерстью лоб.
- То есть, вы предлагаете нам просто туда идти? - спросил Морган. Не то, чтобы его пугало бездорожье - наоборот, он был рад забраться настолько далеко от городов, насколько возможно. Вот Даниэллу это должно было заботить. И Элиора. Потерять вновьобретённую княжну в топях - какова перспективка, а?
- Пойди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что... - с пафосом и расстановкой протянул Харпер, шагами отмеряя комнату на пути к своей полке. - Но мы же говорим с вами о легендах, которые ещё помнят, но едва ли кто видел - это ожидаемо, не так ли?
Со всё той же странной, слегка грустной улыбкой, он снова повернулся к своим сокровищам.
- Легенды на то и легенды, что умный народ оставляет их в словах векам, и редкие дураки, готовые положить жизнь на возрождение сказки, имеют шанс что-то изменить.
Рука с узловатыми пальцами взяла что-то с верхней полки.
- Большая часть этих вещей - побрякушки, принесённые с караванами из самых глухих деревень по краям топей, - сообщил он, - но были некоторые, попавшие в руки эльфов от самих болотников.
Менестрель прошёл назад к столу, поглаживая небольшой предмет, как самую настоящую драгоценность.
На стол с глухим стуком, каким равно могли бы похвастать кусок глины, кости или дерева, встала его небольшая ноша. Это была светло-серая фигурка неведомой зверушки, одинаково похожей на белку, ящерицу и летучую мышь со своими странно смешанными чертами. Она обнимала кусок коряги, в ней были отверстия, а хвост содержал одно весьма большое.
- Свисток, - сказал, нависая над столом, Харпер. - Его мне передал один из очень уважаемых магов из Долины Света давным давно, когда я только начинал и собирал скрижали.
Начало его коллекции, - догадался эмпат, вычитав не только в голосе скрытую значимость вещицы, но и в некотором всплохе гордости и жадности. И неужели старик был готов им отдать? Полуэльф поднял на него взгляд с невысказанным вопросом.
- У меня была ещё флейта - видно, для жителей Следа звуки важнее того, что видят глаза - но её я отдал.
Кажется, придётся спросить.
- И неужели, вот просто так?.. - тихим сухим голосом начал Мор. Сегодня ему не нужно было даже формулировать внятные фразы. Поющий человек имел ответ на его вопросы раньше, чем они произносились.
- Приближаясь к смерти, начинаешь думать о том, что продолжит тебя, - садясь снова на стул, кладя себе на колено лютню и поглаживая другой рукой голову пса, ответил Харпер, - Многие выбирают ответом своих детей, иные - возведённые ими дома и взрощенные сады...
Как Анна, - подумал Морган. Эмпатическая связь со всем живым вокруг делала его уязвимым, и стариков и одиноких людей полуэльф боялся больше всего. Густая и тягучая меланхолия увядающей жизнь была одним из самых сильных и заразных переживаний, пробиравшихся под все его щиты своими ленивыми, но цепкими лапами.
- Я всю жизнь пою песни. Если кого-то они вдохновляют на поиски... Что ж, - менестрель улыбнулся.
- Берите, пока я щедрый и верю, что у вас может хоть когда-нибудь в вашей длинноухой долгой молодости хватить духу и дурости пойти искать болотных светлячков. Или вы не слышали, что старый хрыч Харпер, коли не в духе, выпивает из своих гостей душу? - теперь он смеялся, и Морган как-то неловко фыркал вслед за ним. Только глаза смотрели на свисток, а все чувства настроились на фалмари.
Духу и дурости, серьёзно?
Нет.
Даже в самых дерзких мечтах нет.

Именно своей притягательностью полной глухой дырищи, где не живут цивильные люди, эльфы и кто бы то ни был с языком и возможностью нагло лгать в лицо, эта мысль пугала полукровку. Его задачей было не потерять княжну ламаров, довести её до рук сочувствующих её политическим интересам (точнее, желающим использовать её, как предлог для свержения узурпатора) рыцарей Ордена Крови и устраниться с чувством выполненного долга. Эмпат был готов молиться на благоразумие девушки, чтобы та так же отмела любую возможность авантюры и позволила вещам идти так, как должно.
Она ведь не возьмёт белко-ящеро-мышастую свистульку, так?

Отредактировано Морган (2014-05-02 04:31:51)

+1

13

Морган начал вытягивать информацию из Харпела, в которой так нуждалась девушка. Мужчина и рад был поговорить с кем-то, поэтому не артачился и рассказывал все, что знал и что у него спрашивали. В последнем варианте – и даже больше, за что ему огромное спасибо. Девушка понимала, что людям в его возрасте, которые к тому же одиноки, всегда хочется с кем-то поговорить. Неважно о чем: о своей жизни и былых подвигах, о своем опыте, житие-бытие и прочем-прочем-прочем, что только на ум придет, словно он долгие годы сидел с пергаментом в руках и сочинял, какие темы затронет, если внезапно на горизонте появится потенциальный собеседник. И вот они пришли – молодые умы, которые могли вобрать в себя столько информации, сколько он насобирал за несколько лет своей жизни. Были бы внуки или дети, он рассказывал бы одну историю за другой им, не уставая, как сейчас делал это, получив в свое пользования случайных гостей, которые пришли с определенной целью и потешили старика вниманием и своим присутствием. Ему в радость, им не в тягость. К таким людям хотелось тянуться и проводить с ними время. Даниэль выросла со стариком и относилась к желаниям людей пожилых лет снисходительно и с пониманием. Большая часть молодежи торопится уйти от подобных посиделок, потому что им нудно, неинтересно и они не понимают, что лишни полчаса сыграют очень многое в жизни из дедов и прадедов, которым одиноко при живых-то родственниках.
Дедушки не стало – Дель стала ценить время со стариками еще больше. Понимала, насколько ценна каждая секунда и насколько им важно знать, что умрут они не в одиночестве, и что кто-то будет их помнить, ведь тогда они не исчезнут бесследно, а это значит, что жизнь их не потрачена зря. Они жили для чего-то, и это что-то будет жить даже тогда, когда их не станет. Он уже сделал все, чтобы фалмари его запомнила так же, как и своего дедушку, которого любила.
Информации становилось все больше и больше. Она основывалась на россказнях, которые могли не иметь подтверждения, но дыма без огня не бывает. Фалмари могла проигнорировать менестреля и продолжить поиски в другом месте, но предпочла остановиться на том, что имеет и проверить полученные знания. «Сказки это или реальность – не узнаешь, пока не увидишь сам» Можно думать и гадать всю жизнь, но от этого ничего не изменится, пока кто-то не проверит, а так ли это. Дель имела такую возможность и право на ошибку, если ей не удастся осуществить то, что он хочет, хуже от этого никому не станет. Ее ошибка – это только ее оплошность, которую она же и исправит при случае. «А так буду знать, что один из источников уже проверенный и не буду терзать себя всякими «если бы да кабы»».
Морган не торопился брать подарок из рук старика. Одним богам известно почему. Стеснительным полукровка не казался, может, ему не было интересно. Он с ней вообще за компанию, кажется, пошел. «Ага. С венчального пинка Анны. Не иначе» Девушка давно просекла то, что женщина пытается из своего семейного гнезда сделать еще одно гнездо и то же семейное, только неопытных птенцов не спросила, чего они хотят: гнездовья или улететь в теплые края. «А у каждого край свой…»
Даниэль встала из-за стола и подошла к старику, взяла из его рук свистульку и тепло улыбнулась.
- Спасибо, - фалмари привстала на носочки и оставила легкий благодарный поцелуй на щеке старика. Мелочь, а приятно, да?

+1

14

Благодарность и симпатия - приятнейшие из чувств, такие тёплые и мягкие, что в них можно купаться. И не так важно, что не Моргану они были предназначены. Он был немного вор, наверное, в этом плане, ему ото всех по чуть-чуть доставлось.
Дар эмпатии, он таков, знаете ли. С ним тяжело не сойти с ума, не имея настоящего покоя и одиночества даже в самом удалённом уголке, но он же дарит целый мир, живой в деталях, какие только эмпат, пожалуй, и может оценить. Знаете, очень редко ночуя в тавернах, Морган то и дело соседствовал с разными парочками. Вот это было действительно немного неудобно. А от отголоска невинного чмока в менестрелеву щёку ему стало только чуть тепло. Даниэль излучала приятную игривость. Полукровка тоже слабо - как только позволял ментальный барьер - улыбался.

- Мы, пожалуй, пойдём, - дав Харперу и девушке небольшую паузу, наконец заявил рейнджер. Пустая корзина была у него уже в руке, ремень от чехла с так и не опробованным сегодня луком - на плече, а в мыслях планы наведаться в птичню. - Спасибо вам большое, и... не хворайте.
Как бы ровно и малоэмоционально не звучали слова псионика, он говорил искренне. Позволив себе ещё раз задержаться у калитки, и даже мягко потрепав рычавшего на них всего час назад пса за мягкое ухо, брюнет взглянул на синее небо с сияющим солнцем, и в приподнятом настроении пошёл со своей спутницей домой.
Это был чудесный день.
В него хотелось верить, как в баллады и сказки.

Эпизод завершён
Продолжение [23.02.1082] Кис-кис-кис

Отредактировано Морган (2014-05-04 22:25:08)

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [23.02.1082] Не все сказания спеты