Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [7.о2.1082] Ох уж эти путешественники...


[7.о2.1082] Ох уж эти путешественники...

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

- примерная локация
Мирдан; Дом Красного Солнца
- действующие лица
Шериан, Харука

0

2

Проснуться утром в родном доме, в своей кровати и с любимой женой – вот залог человеческого счастья. Но даже не будучи человеком, Хару ощущал себя счастливым. Пусть в последнее время ночи были холодными и бессонными, а мысли метались словно стая диких псов, мужчина все равно сумел в который раз превзойти свои эмоции и проявить твердость духа. Это было там, на совете, а здесь, дома, была Она.
Вампир с несвойственной нежностью посмотрел на жену. Небольшие морщинки, которые появились от улыбки, словно преобразили холодное лицо Карателя. Видимо, кожа не привыкла к подобным пыткам, но сейчас, советника это тревожило мало.
- Ты дома, - прошептал одними губами и коснулся кончиками пальцев волос Шериан, не желая ее будить, но и не сдерживая в себе порыв прикоснуться к спящей супруге. Сложно передать словами как он скучал и переживал за них, пока приходилось разбираться здесь, а не быть где-то «там», рядом с любимой.
Да, у него осталась дочь и домашний очаг, но без леди Шериан Эрейн Силиврен все это казалось пустым и чуждым. Удивительно, как быстро он сумел привыкнуть к такой роскоши как семья.
Ариго мог назвать точно, сколько дней, часов и даже минут, потребовалось ему, чтобы найти и воссоединить свою семью. Удивительно, как один ребенок мог причинить столько хлопот. Убежал из дома и прикинулся портовой крысой, только чтобы пролезть на борт отправляющегося корабля. Не хватило ума даже узнать, куда этот направлялся. Думал ли Уильям головой, когда высаживался в Теллине?
«Чертов мальчишка», - мужчина не злился, хотя, возможно, в первые минуты он чувствовал не только гнев. Сейчас же, это больше походило на ленивые рассуждения тигра, у которого в клетке остался кролик, даже не понимающий, что его могут в любой момент съесть. Если тигр этого захочет. Но Шериан, она была так счастлива, когда они вернулись домой. Харука даже не смог отчитать приемного сына за проступок, хотя и предполагал, что жена уже это сделала и без него.
В спальне, в последние минуты уходящего дня, он сумел забывать, что эта хрупкая женщина, внешне едва похожая на взрослую даму, на самом деле настоящая «Железная Леди», которая может дать фору многим мужчинам.
Вампир закрыл глаза, то ли полностью погрузившись в размышления, то ли просто постепенно погружаясь в сон, который когда-то был явью. Размытые фигуры начали обретать четкий образ. Сейчас он видит, как они прощаются на причале. Откуда Кречет знал, что это прощание? Он видел это по ее глазам. Она не кричала, не скандалила, просто просила отпустить ее за сыном. Знала, что ему будет тяжело отпустить ее, почти так же тяжело как пустить работу на самотек. Была настойчивой, но мягкой. Согласился, отпустил.
Дни растянулись до такой степени, что можно было услышать, как тикают часы, каждую чертову секунду. Собранный и холодный мужчина раз за разом не мог сосредоточиться на делах. Изменения были малозаметны внешне. Все тот же внимательный взгляд и скупое на эмоции лицо. Только старый дворецкий, что знал своего господина с самого детства, мог сказать – с Карателем что-то не то. Он не был рассеян, но его мысли были где-то не здесь. Он покорно выполнял свой долг и работу, но каждую свободную секунду возвращался в тот день, когда отплывал корабль, который уносил частичку его жизни далеко за море.
Длинные дни вынудили Кречета принять нелегкое решение. Со слов его людей он уже знал, что любимая жена уже нашла нерадивого приемыша, однако домой они не торопились. Харука даже не подумал, что благоверная могла просто устать и решить отправится домой утром. Мужчина желал видеть ее как можно скорее, поэтому покинув здание Совета и явно давая всем понять, что на сегодня его дела окончены, он еще раз уточнил маршрут и телепортировался в какой-то грязный трактир, где остановились его жена и приемный сын.
Тогда Эрейн явно не ожидала увидеть его. Как еще объяснить, что любимая встретила его с ножнами наготове? Хорошо еще, что не кинулась убивать. Кречет сдержал усмешку:
«С нее стало бы», - даже с некоторой гордостью, хотя это и не была его заслуга, подумал мужчина.
Покидали трактир в спешке, но на то была причина. Ариго хотелось как можно быстрее вернуться домой, но вернуться не одному, а всем вместе.
Дальнейшие воспоминания путались, но теперь, это было не важно. Каратель наконец-то смог расслабиться и впервые за долгое время погрузится в глубокий и спокойный сон, не беспокоясь о своей семье и супруге.

+1

3

Шериан мирно спала, устроившись рядом с супругом. Забавно, как всего в один момент может поменять своё восприятие мира и одни желания вытесняют другие.
Снова за долгое время он оказался рядом и оба в стенах родного дома. Здесь она не считала часы и минуты, наслаждаясь тем, что она получила, вернувшись домой - любимый супруг и семья, которую всегда так хотела.
Успела соскучиться по Хару и Эстель. Поняла это только сейчас, когда первая волна беспокойства за сына исчезла. Только ступив на порог родного дома, уложив спящего мальчика к себе в постель, она улыбнулась, ласково проводя рукой по его волосам.
Она любила этого мальчика и это уже доказало не только ее желание найти его, но и то, что она пошла до самого конца. Позволила сделать ему выбор и получила в ответ то, чего так долго ждала от Уильяма - его взаимности. Ответной любви от детей ждешь с замиранием сердца и дольше, чем от мужчины, который так любим тобой, но каждый раз проходит мимо, но и больнее, когда ребенок отворачивается от тебя.
Она улыбнулась, какое-то время так и просидела ряжом с постелью сына, а после, поцеловав его в висок, наконец осознала не меньшее счастье - она дома в своей крепости уютной и теплой.
Не стала будить спящую дочь, но не забыла наведаться и к ней. Поправить сползшее одеяльце, положить рядом с малышкой игрушку, которая теперь плакала, лежа на полу рядом со спящей маленькой хозяйкой. Поцеловать дочь в макушку и отправиться к тому, кто подарил ей эту жизнь.
Там, в таверне, вместо радостных объятий она схватила за ножны и только сейчас осознала, как нелепо это смотрелось со стороны, словно тогда она боялась проявлять свои чувства и продолжала играть роль железной леди, забыв, что доспехи отправляются на полку каждый раз, когда он находится рядом с ней.
Вернуться к нему, чтобы без лишних словно просто крепко обнять его, зарыться пальцами в белые волосы, которые успели отрасти и он словно изменился за то время, что она провела вне дома. Ее Хару, такой любимый и желанный.
Обнять еще чуточку крепче, закрыть глаза и сказать, как сильно скучала по нему. И ведь на сердце стало теплее от одной мысли о том, что он бросил дела в совете и отправился за ними, наплевав на последствия.
Она не могла представить себе супруга, разрывающегося между семьей и работой. Не хотела. Ей было достаточно уже того, что в этой борьбе победила семья. И вот теперь он снова рядом с ней.
Хотелось спросить, как он был здесь, когда ее не было рядом, расспросить о дочери, о том как они мирились с их отсутствием, но Шериан молчала, не желая нарушать момент словами и вопросами, которые не смогут передать всего того, что так хочется сказать на самом деле.
Просто коснуться его губ тепло, нежно. Заснуть в его объятиях спустя столько времени. А ведь так хотелось не спать всю ночь, говорить с ним о всякой ерунде, как обычно делают влюбленные подростки, но одно его присутствие, вселившие чувство чего-то родного, этого тепла и защищенности, сделали свое дело. Шериан уснула вот так просто, словно ребенок после колыбельной матери. Прижимаясь к нему даже через сон, неосознанно улыбаясь, словно чувствовала все его прикосновения и взгляды.
Тихий, мирный, спокойный сон, превращая железную леди в женщину, которая любит и любима.
Сладкий сон оборвался только к утру. Эрейн открыла глаза, наслаждаясь тем, что она видит супруга.
- Доброе утро, - сонно выдохнула. Улыбнулась и снова уткнулась носом в его грудь, едва потершись щекой. И кто теперь ребенок в их доме?
Вставать совершенно не хотелось. Пожалуй, если бы Эрейн ждали в зале совета или на очередном патруле, то она бы сказала, что у нее лихорадка, от которой так и не придумали лекарство, а для того, чтобы снова встать на ноги, обязательно нужен крепкий сон и постельный режим. Чего только не придумаешь для того, чтобы как можно дольше пробыть рядом с ним, даже такую детскую нелепую отмазку.
Сделать глубокий вдох. Знакомый запах. Снова закрыть глаза и просто наслаждаться моментом, хотя бы до того времени, пока не проснутся дети.

+1

4

Пожалуй, это было одно из самых приятных пробуждений за последнее время. Едва солнце озарило комнату мужчина проснулся, однако и не думал открывать глаза, а уж тем более подниматься с супружеской кровати, продолжая одной рукой обнимать жену.
Однако стоило женщине проснуться, как она сама прильнула к нему. Ариго улыбнулся в подушку, обнимая возлюбленную второй рукой и отпуская ее от себя. В какой-то момент, ему показалось, что стоит открыть глаза, как она ускользнет от него, словно это остатки сна, а Шериан все так же где-то далеко.
Однако в районе груди стало щекотно, видимо девушка вдохнула, так и не отстраняясь. Мужчина так и не открывая глаз потянулся к ней, чмокнув в макушку, а потом кончиками пальцев взял Эрейн за подбородок и легко коснулся губ. После этого в Харуке установилась твердая уверенность, что жена реальна.
«Наконец-то  спокойствие в родном доме», - как-то непривычно отстранено подумал Каратель, словно боялся зацепиться за эту мысль, ведь стоит лишь сказать: «Все хорошо», как может что-то случится. Глава дома отогнал подобные навязчивые идеи и поднялся, сев в изголовье кровати.
На глаза Харуки попало приглашение, которое уже несколько дней пылилось на прикроватной тумбочке. Игнорировать приглашение на бал было крайне не разумно со стороны члена совета, одного их тех, кто чтит обычаи и традиции, однако в последнее время Ариго несколько до веселья.
Вампир прикрыл глаза, мысленно посчитав числа и с немым ужасом, понял, что сегодня седьмой день снежня. В этот день в городе проходит пышное празднество в честь Ардора. Из кровати вылезать не хотелось, впрочем, как и вообще выходить из дома, но с другой стороны это был очень тонкий политический ход, а так же не плохая прогулка для семьи, которая наконец-то могла воссоединиться.
Появится на публике с красавицей женой и детьми – лучший способ утереть завистникам нос, которые, наверняка, могли услышать о том, что в семье Карателя произошло небольшое приключение. Харука строго, почти под страхом смерти, запретил кому-либо из своих приближенных говорить об этом, однако давно известно, что слухи как крысы. Их невозможно содержать, впрочем, как и игнорировать. Кто хотел что-то узнать об очередном побеге приемного сына, тот смог это сделать.
Раздумья, как и молчание, вампира немного затягивалось. Да, для него оно стало привычным, но сейчас, ему хотелось уделить драгоценные минуты этого утра любимой.
- Шериан, - тихо позвал мужчина, уверенный, что женщина его услышит. Кречет протянул приглашения Эрейн, ожидая ее реакции.
Сам Харука уже мельком глянул и знал, что цвет, который выбрали в этом году, был «черный». Из его груди вырвался сдавленный выдох. Какое-никакое разнообразие.
В виду своего происхождения, Ревио должен был ходить во всем белом. Нет, это не смущало вампира, но иногда даже привычные вещи приедались, поэтому «черному» он был рад.
Осталось дождаться решения супруги, может эта вольная дамочка сейчас закинет билеты за кровать и решит остаться дома, проведя Ардор со своими любимыми. При всем желании, Ариго не смог бы ей отказать, хотя бы потому, что сам в глубине души желал того же.
Но обязанности Совета и Карателя накладывают определенные правила и табу. Хочешь-не хочешь, а изволь выполнять.

+1

5

Следом за ней проснулся и Хару. По вине собственного желания, или ее нерадивого носа – неизвестно, но, как бы там ни было, за это ее еще и вознаградили. Сначала отцовским поцелуем в макушку, а затем нежным, легким, но супружеским и столь дорогим поцелуем. Улыбка стала шире и, как ни странно, довольной. Военному Советнику осталось только заурчать, как котенку, которому не только дали кувшин со сметаной, но еще и за ушком все это время чесали, говоря, какой он прекрасный.
Крепкие объятия супруга, его присутствие, тепло, все это снова и снова порождало приятную лень, когда не хочется вылезать из постели по одной простой причине – он рядом, а больше ничего и не нужно, но вскоре эта иллюзия исчезла. Мужчина решил сесть и создать хоть какую-то видимость активности. Шериан пошла иной дорогой.
- Мужчина… Имя тебе «Коварство», - сонно протянула вампирша и уткнулась лицом в подушку, обнимая и прижимая ее к себе. Стоит ли упоминать, что сия подушку принадлежала супругу? Во всяком случае, и не поймешь теперь, чего эта дамочка хотела на самом деле. Судя по словам, ее огорчил тот факт, что мужчина решил покинуть ее, но в противовес этому завоеванная подушка Кречета, мол, и возвращаться ему теперь некуда. Конечно, если мужчина не решит вспомнить молодость и не пустится в бой, отвоевывать свою территорию, а то и вообще нагло развалится на постели, придавив горе-захватчика в лице супруги.
- Шериан.
Услышав голос супруга, вампирша лениво открыла один глаз и выглянула из-за подушки. Она не видела того, что делал ее супруг, поэтому пришлось сначала посмотреть, а уже потом отвечать на его незаданный вопрос.
Она с неохотой села в постели, все еще не отпуская подушки супруга, которая теперь упала на колени.
- Что это? – сонно потирая глаза, Эрейн попыталась вчитаться в строки послания. – Снова приглашение… Хм, - не трудно было догадаться, что Хару ждал от супруги решительных действий. И кто тут глава семейства спросите вы? Да-да, издавна патриархат, но втайне от всех правит всем кто? Правильно, жен-щи-на, даже если она Военный Советник. Ну, кто еще может влезть под горячую руку Карателя и при этом остаться с головой на плечах?
Раздумывая над приглашением для вида, Эрейн неожиданно чуть сощурилась, швырнула приглашение за кровать, как ненужный мусор. Вообще она хотела попасть на тумбочку, но так уж вышло, что прицел был сбит. Ну, да ладно. Кому от этого хуже? Вернемся же к главному.
Распрощавшись с приглашением, едва не помахав ему на прощание ручкой и не отправив прощальный воздушный поцелуй, Шериан обвила рукой шею супруга и потянула того на себя, с явными намерениями провести это утро, а то и весь день, совершенно другим способом. А чего еще стоило ожидать от супруги, которая почти два месяца не видела своего мужа? Нет, конечно, на корабле было достаточно много мужчин, но, если бы Эрейн могла слать письма, то в каждом бы мелькала строчка: «И ты у меня все равно самый лучший», да и как-то в то время было вообще не до мужчин. То, как она соскучилась, Шериан поняла уже дома, когда причина для беспокойства лопнула, как мыльный пузырь. И вот теперь ее не могли остановить даже приглашения не то что на какой-то бал, а на само венчание его имперского величества.
Спокойствие спокойствием, но о нем чаще приходится только мечтать. И если же Харука и Шериан собирались тихо и мирно проваляться в постели, то другие члены семьи решили иначе.
Сначала был непонятный гул, предвещающий что-то бурное и запоминающееся, а потом до ушей супругов долетели детские выкрики и собачий лай. Эстель бежала в направлении комнаты родители, да еще и наперегонки с Росио. И все преграды нипочем.
Преодолев препятствие в виде коридора с боевым кличем, девочка вбежала в комнату, но если Эстель растерялась, не зная, к кому из родителей кинуться первому, то пес решил не останавливаться на достигнутом и тут же, не тормозя, влетел на постель к хозяевам, принявшись вылизывать лицо женщины и мужчины поочередно. Утренний душ был обеспечен.
- Вы вернулись! Я же говорила! – радостно протянула девочка и только после этого Шериан смогла заметить, как в комнату спокойно вошел Уильям, сонно потирая глаза.
Стоило главной веселухе утихнуть, как в комнате показался сонный Мино. Симурами настолько надоели крики детей и их бурная деятельность, что несчастное животное, которое до этого на каждом шагу подбадривала Эстель, не забывая говорить, что обязательно нужно БЕЖАТЬ в комнату мамы и папы. Ага. Так он и побежал, аж пятки засверкали.
Животное лениво вошло в комнату. Остановилось на пороге, сладко зевнуло во всю пасть, не собираясь разлеплять глаза должным образом. Лениво осмотрело комнату, не обращая внимания на общую метушню со стороны детей, и так же лениво поползло к кровати хозяев.
Добравшись до кровати (через пол часа), Мино кое-как запрыгнул, едва подняв откормленную пушистую… в общем… своей великое и пухнастое, которое упрямо тянуло зверька к полу. Влез на постель и, не обращая ни на кого внимание, влез под одеяло. Из-под которого сначала послышался облегченный выдох, затем тихое, довольное уруру, а через пару минут – сопение и храп.

+1

6

Выкинула. Харука проследил взглядом эффектный полет приглашения за кровать, мысленно отмечая, что не дело это сорить такими важными бумагами в спальне. Однако вслух он просто не успел ничего сказать, потому что его взору предстало просто обворожительное зрелище.
Мужчина обнял дорогую жену, явно одобряя ее немое предложение о том, как им лучше провести этот день.  Склонился над лицом девушки и мягко коснулся губ, сдерживая более страстные порывы. Она же никуда не денется.  Хотя зная Шериан, даже кречет не смог бы угадать, куда еще может занести любимую супругу.
Однако на утро был повешен ярлык «испорчено», сразу после того как в комнату ворвалась целая толпа. Ариго сдержал недовольный стон и смог натянуть довольную улыбку, ведь нарушители покоя были не те предатели и твари, которых он казнил своим мечом, а его любимая семья.
- Фу, Росио, - строго произнес вампир, однако не смог сдержать улыбки. Даже пес почувствовал перемены в семье и не удивительно, что  тоже переживал.
В этот момент Эстель, которая до сих пор медлила, заливаясь смехом и смотря на своих родителей, теперь с визгом приземлилась на кровать. Пес жалобно заскулил, изображая обиду, что его потеснили, но разве на это кто-то обратил внимание?
Хару обнял дочь и чмокнул ее в нос,  до чего же было приятно слышать ее заливистый смех и видеть широкую улыбку на лице жены. Каратель почувствовал себя счастливым.
Пришлось подвинуться, потому что в кровать пожаловал еще один гость, благо Мино не проявлял такой щедрой любви.
В этот момент мужчина заметил стоящего неподалеку Уильяма. Вампир сделал жест, подзывая дампира к себе. Мальчишка замялся, видимо думал, что Ариго собирается его отчитывать.
«Какой наивный», - каратель сдержал усмешку. Если бы он хотел, он бы нашел и более подходящее место и время. А сейчас, он просто хотел видеть свою семью счастливой.
Тонкий и просчитанный ход. Сейчас показать Шериан как они все вместе и как им хорошо. Семейными узами удержать эту взбалмошную леди подле себя. Когда это Харука успел полюбить это так, что теперь держится, словно это последний глоток воздуха в его жизни.
Кречет решил подумать об этом позже, а сейчас, он откинулся на спинку кровати и кинул подушкой в Эстель. Тут же завязался бой подушками. Перья полетели по комнате, вместе с самым обычным, почти человеческим, смехом и воем Росио. Пожалуй, только Мино пропустил это веселье.

+1

7

Конечно, имея детей и зная о том, что они могут проснуться в любой момент, Шериан знала, что те могут ворваться в комнату в самый неподходящий момент, когда их не то что просто не ждешь, а ближайшие часа два хотелось бы не видеть, но, увы и ах. Дети внесли свою лепту в утро двух вампиров.
Эрейн не успела вставить слова и что-то сказать про то, чтобы дети не носились по дому, ибо это грозит не только разрушением их фамильного гнездышка, но и синяками, которые совершенно не украшают детей, но Росио, предчувствуя грозу, принялся сглаживать ситуацию по-своему.
Хмурясь и силясь что-то возразить, Шериан все же сдалась и не удержалась от смеха. Ситуация показалась ей смешной ровно до того момента, пока она не вспомнила о супруге. Перестав смеяться, она опасливо посмотрела на Кречета. Конечно, Хару не был одним из тех, кто накричит на детей и выгонит их из комнаты, даже имея веселые планы на утро, но увидеть его лицо в момент нарушенного спокойствия – еще та картина маслом.
Женщина тихо хихикнула, видя, как сдерживается супруг от того, чтобы не превратиться в волка, воющего на луну. Что ж… Кречету всегда удавалось держать себя в руках, и только Шериан видела, когда он находится на пределе. Мужчина шикнул на пса, хотя как-то по-доброму и тоже не удержал улыбки. Все в порядке. Утро оказалось не таким уж и испорченным, по крайней мере, вампирше казалось именно так.
Она немного приподнялась и поцеловала супруга в щеку, как бы пожалев его, а то и просто от желания как-то выплеснуть свои эмоции и в тоже время, аккуратно в присутствии детей.
Только Эрейн предприняла еще одну попытку что-то сказать, как следом за псом на их кровать приземлилась Эстель. Прошлой ночью женщине не удалось уделить должного внимания малышке, поэтому она решила воспользоваться этим моментом. Шериан заулыбалась и, чуть наклонившись, чтобы быть с дочерью одного роста, поцеловала ее в щеку, получив дополнительную порцию веселого смеха. Чего еще можно было пожелать? Она успел соскучиться по своей малышке, а не только по любимому супругу. Вот только думать, по ком же она скучала сильнее, женщина не стала. Все для нее любимы и всех она очень и очень хотела видеть, даже Мино, который предпочел видеть красочный сны, чем присоединиться к общим обнимашкам.
- А-ну, иди сюда, ленивец, - решив, что все должны быть в куче (и как их только кровать выдерживает?), женщина влезла рукой под одеяло и, нашарив пухнастое тело потянула симурами на себя. Мино недовольно уркнул и лениво, но крепко вцепился лапками в одеяло. – Да, что же ты… За зверь такой… Говорили, милый, а он… - фырчала женщина, силясь обнять пухнастого. – Мино… Будешь противиться, подкинем тебе работку в виде еще одного ребенка, - словно поняв, что на этом его спокойствие закончится, существо резко отпустило одеяло и упало в руки хозяйки. – Вот так бы сразу, - улыбнулась Шер и почесала любимца.
Теперь на кровати было все семейство. Не хватало только дворецкого, но что-то подсказывало, что тогда им точно придется покупать новую кровать, да еще и пол ремонтировать, ибо ни то, ни другое не выдержит вес их счастья.
- Как же я по вам соскучилась, - Шериан постаралась обнять всех, насколько она это могла и не обделить вниманием ни детей, ни супруга, ни питомцев. Раздав всем поцелуи, объятия и почесывания. Увлеклась настолько, что даже супруга почесала за ухом, как Росио и тут же спряталась за Уильяма, понимая, что сейчас может получить по самое не балуй.
Харука решил не останавливаться на достигнутой планке веселья и устроил целое побоище. Хорошо, что под руки попадали только подушки. Летели перья, лился смех. И только Мино, по шумок, нашел себе укромное местечко под одеялом.

17.02.1082
Шериан никогда не думала, что когда-нибудь начнёт обращать внимание на время и чувствовать, как дни мучительно тянутся за прозябанием в тени одиночества. Она привыкла к шуму и веселью, глупым и иногда до смешного детским поступкам, которые совершали, казалось бы, уже давно взрослые вампиры. Но откуда взяться серьёзности мотивов и помыслов, а, тем более, действий, когда у обоих до сих пор ветер в голове? А ей другого и не нужно. Это она понимала сейчас как никогда остро и оттого ещё волнительнее мерила шагами гостиную, иногда останавливаясь возле окна, чтобы выглянуть на улицу и встретиться лицом к лицу с прискорбным и мучительным «ничего». В этот момент она ненавидела Совет и, попадись ей на глаза кто-то из них, сразу же кинула бы в него первым, что под руку попадётся, но, как назло, в поле её зрения не попадался ни желанный и ненавистный субъект.
Время тянулось. Ариго снова бросила взгляд на окно, затем на часы. Она уже начинала волноваться. Глубокая ночь ещё не наступила, но близилась после наступившего вечера. На улице уже успело стемнеть, и яркие звёзды маячили на небе, освещая дорогу к дому. Женщина, не замечая за собой глупой привычки, волнительно покрутила на безымянном пальце обручальное кольцо, и вновь, опустив руки, сделала ещё пару шагов по комнате.
Услышала тихий щелчок замка, скрип двери, а затем родные шаги. Она остановилась на полушаге и обернулась, поспешив обратно. В груди заворочался тёплый ком оправданных ожиданий и волнительный груз разом спал с плеч, когда она, оказавшись рядом, крепко обняла супруга за шею, в то же мгновение запечатала на его губах долгожданный поцелуй. Его не было рядом чуть больше недели. Совету зачем-то срочно понадобилось отправить его в соседний вампирский город, оставив молодую супругу в томительном ожидании возвращения возлюбленного.
Шериан не тратилась на слова. Не пыталась сказать, как она соскучилась, как волновалась, и как не желает снова отпускать его от себя даже на шаг – за неё это говорили действия. Поцелуй, переполненный и нежностью, и облегчением, и долгожданным теплом – её первый ответ на его возвращение, как награда за её ожидания. Но одни обороты сменяют другие. Она и не думала, что могла настолько соскучиться по нему, как поцелуй перетекает в новое русло и становится жадным, губительным для нежности и невинного проявления радости, с которыми она так спешила к нему. Он становится горячее, и руки сползают вниз по его груди, покидая шею и разрушая объятия; пальцы поспешно развязывают шнуровку рубашки, не спрашивая разрешения на вторжение, будто она заранее знает, что ответ положительный. Арис хочет снова почувствовать, что он рядом и забыть, что он когда-либо оставлял её одну, томиться в холодных стенах, от которых не предстало ждать тёплого отклика. Тонкие пальцы едва касаются кожи, открывающейся в искусственно созданном вырезе, но ей хочется большего и оттого она мягко увлекает вампира за собой, вынуждая подняться наверх.

+1

8

Что одна ночь для молодого мужчины, когда жены не было дома два месяца? Сначала помешали дети, потом чёртов совет, решивший, что именно его нужно отправить в Нерин с важным поручением, потратив на посыльное дело больше недели, когда и хотелось и моглось греться в определённом месте и под определённым углом.
Харука торопился домой. Он должен был вернуться ещё вчера, но капитан корабля так отчаянно не желал отправляться в порт Мирдана, что набрался, как последний заядлый пьяница. Ждать его пробуждения пришлось долго и Кречету стоило особых усилий встряхнуть капитана. В голове вертелась не покидающая его мысль – дома ждёт жена. Он слишком долго ждал её возвращения из путешествия, чтобы прождать ещё один день, бесполезно потратив его на попытку протрезвить человека, которого хочется отблагодарить за «быстроту», бросив трезветь в железную клетку. Холодный и спокойный вампир терял терпение, когда капитану нашлась замена.
Опоздал. Не вернулся в обещанный час и взмахом руки и короткими репликами обрывал на полуслове каждого, кто пытался узнать об успешности поездки. Всё потом. С наступлением нового дня, когда он насытится, когда отдохнёт, когда снова увидит её.
Долгожданная встреча. Ариго почувствовал себя юнцом, которого на несколько месяцев разлучили с первой любовью, и по велению батюшки отсиживался вдали от желанной девицы, но вот – тайная встреча и её крепкие объятия вместе с трепетным поцелуем, шепчущим «я скучала». Больше не нужно. Он закрывает глаза, опускает руки на талию супруги и притягивает её к себе, увлекая в объятия. После разлуки встречи всегда яркие. Веер эмоций пестрит яркими красками и играет на спектре чувств знакомые мелодии, переплетённые самим Бэлатором. Горячее. Жадность в опасном поцелуе – клыки слабо задевают губы, не ранят, но дразнят пульсирующей кровью, прилившей к щекам и губам. Горячий вдох. Он чувствует её пальцы с мягкой и нежной кожей; они касаются его груди и развязывают шнуровку. Камэль улыбается уголками губ, небрежно сбрасывает на пол плащ, который она не позволила ему снять. Её стремления подкупают и провоцируют, дразнят. Он поддаётся соблазну, прижимает её к себе плотнее, устроив руку на пояснице; вторая поднимается к её шее и пальцами касается мягких волос, не собранных в вычурную прическу. Ему нравится эта лёгкая небрежность. Она добавляет Шериан особого очарования. Она прекрасна в любом виде, но такой он знал её один и оттого любил её такой больше по той причине, что сам создавал этот смятый и скомканный образ – стоило только начать приставать.
Жадные поцелуи рвутся в шагах; вырывается сбитое дыхание, соскальзывая по её подбородку, щекам и губам. Мужчина с неохотой опускает руку с шеи на её талию, лишая возможности плотно прижать к себе.
- Дети..? – вдруг вспомнил Кречет, отвлекаясь от рваного поцелуя на реплику и снова возвращаясь к ней, мешая новыми поцелуями отвечать на поставленный вопрос. Мог и сам бы осмотреться, проверяя, нет ли кого из них рядом в роли наблюдающего хомячка, но всё о чём и, главное, чем мог думать в этот момент Харука – пылкая жена в его объятиях и несчётное количество ступеней чёртовой лестницы, отделявшей их от спальни и.. А может к чёрту её эту кровать и прямо здесь?
Он поднырнул вниз и рывком поднялся, отрывая жену от пола – не романтично, в меру похабно и нагло подхватив её под бёдра и усадив к себе на пояс. Дороги не видно – плевать. Как поднимался, не спотыкаясь, когда ничего, кроме новых поцелуев и серебряных прядей волос не видел, - не помнил, но не споткнулся и с женой в духе комедии не слетел с лестницы на смех соседям.
Открытая дверь. Возня наверху и дыхание, оборванное тихими заведёнными вздохами. Харука не торопился отпускать жену, остановился в шаге от постели, огладил спину супруги, встречая мешающую ткань, скользившую под ладонями – собиралась в складки, но не позволяла коснуться кожи. Опрокидывает на постель и нависает сверху, упираясь в покрывало коленом, вклиненным между её согнутых ног. Подол атласного платья скользит по её коже, и он ловит его у колена, задирая выше, властно скользя ладонью по открытому бедру; наблюдает. Ему начинает казаться, что прошлая совместная ночь настолько далека, что её и не было. Мало. Ему чертовски мало одной встречи. Больше..
Устраивается между её ног, до неприличного разведённых в стороны, выгибается, стягивая с себя рубашку через голову, небрежно отбрасывает её на пол и выпрямляется, с лёгкой ухмылкой любуясь супругой. Прекрасна. С разбросанными по тёмному покрывалу светлыми волосами. С платьем, смятым и спущенным с угловатых плеч и подолом, собранным ближе к низу живота, но не открывающим больший долгожданный вид – на это ещё будет время.
Мужчина целует в колено и бросает на девушку взгляд. Игривая улыбка и озорство в глазах. Поцелуй в низ живота и он поднимается выше, накрывая её тело собой. Увлекает в поцелуй и с мягким толчком плотно прижимается бёдрами к её паху, давая ощутить своё желание. Рука опускается по её животу, съезжает по скользкой ткани к талии и ниже, к бедру – сжимает его до её сбитого выдоха и лёгкого напряжения живота – хочешь? Ладонь оказывается между ними, скользя между её бёдер, издеваясь и раззадоривая сильнее. Месть за его ожидания? Вполне сойдёт. Поцелуи во вздымающуюся грудь и слабые укусы с приглушённым рычанием, но не достать до кожи, пока она нетерпеливо извивается в его руках, прося большего.

эпизод завершен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [7.о2.1082] Ох уж эти путешественники...