Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [26.о3.1082] Кровью триединства запачканы руки


[26.о3.1082] Кровью триединства запачканы руки

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

- примерная локация
старое родовое поместье рода Виззарион
- действующие лица
Арника, Шейн, Элен
- описание
Многое изменилось с тех, пор как Шейн сбросил с себя оковы Совета и тот переключился на его сестру. Жить стало свободнее и появился не один десяток весомых перемен. Вампир продолжает отдаляться от сестры и старается не вникать в ее дела, но что-то идет не так, когда Арника отсылает Элен письмо, с просьбой приехать.
- в последнее время с Шейном происходит что-то странное и это сильно заботит Арнику. Девушка считает, что родная кровь поможет ему лучше, чем ее;
- первый пост с Шейна, затем Элен и Арника;
- Арника уже в роли невесты/супруги Шейна (на усмотрение игроков.)

0

2

Забудь о слезах, ты в ловушку тебе предназначенную попал.

Каждую ночь один и тот же сон. Одна история, одно лицо, но нет объяснений. Поместье вокруг которого выстроился народ вампиров. Огромная огороженная территория, имеющая всего одного хозяина, чье имя стерто со страниц истории и памяти народа. Поместье горит в огне. Крики, плачь разгораются как и это пламя, поглощая все и унося в потусторонний мир, оставляя только пепел. Умирают все, кроме одной фигуры, которая роняет капли свежей крови на февральский снег.
Дикий холод и от идущего снега не становится теплее. Мертвецкий холод.
Мужчина лет около тридцати. Порождение льда и снега. Белые роскошные одеяния под стать аристократу запачканы в кровь, как и его руки и лицо, но вампира это не смущает и не пугает.
Он давно не слышит криков умирающих. Никто не придет на помощь. Он делает короткий шаг вперед и отдает в объятия снега свой дар. По губам проскальзывает тень безумной улыбки. Вампир слизывает кровь с пальцев и покидает это место, оставив на снегу жертвенный знак и двенадцать остывающих сердец.
Шейн жадно глотнул воздух и открыл глаза. Ощущения были такие, словно он долго находился под водой и только сейчас смог вынырнуть. Смутно различать происходящее. Осознать, что он стоит во дворе родового поместья босыми ногами на снегу. Ночь осталась позади, как и сон, но он уже давно не в своей постели, а находится там же, где и мужчина из его сна.
Прошлые сны были не такими яркими и не имели последствий. Эта ночь не прошла бесследно. Молодой вампир меняется, не осознавая того. Настораживает то, что он находится здесь, а не в своей постели. Не помнит этого фрагмента, когда поднялся и добрался во двор. Что он делал до этого и что вообще произошло.
Потер лицо, стараясь привести мысли в порядок. Разворачивается и поспешно направляется в дом в надежде на то, что не навредил ей и не заставил волноваться. Виззариона по-прежнему больше волновала девушка и даже странный факт его хождения во сне, как и странность его сновидений, не  могли оттеснить Арнику с первого места, но все выходило как из глубины его сознания. Не он хотел заботиться о ней и переживать, а что-то другое, что жило в нем и мешалось жить иначе.
Остановиться и вместо спальни подняться в кабинет, чтобы снова и снова переворачивать содержимое полок шкафов и ящиков, но не понимать, что именно он пытается здесь найти. Поднимать шум, привлекать внимание, но не давать ни единого ответа, только рычать, уподобляясь зверю в ответ на попытки помочь ему. Ему не нужна помощь. Он ее не желает и не ждет.

+1

3

Элен хотела отправиться в родовое поместье в тот же день, когда получила письмо от Арники с просьбой помочь. Что именно произошло, девушка не объяснила. Считала, что это нужно говорить лично, или же сама не понимала, что происходит – неизвестно, но ни один из вариантов не вызывал желания услышать именно его.
Беспокойство за брата всегда брало над ней верх, и это известие стало той вершительницей, которая перевернула чашу весов.
Мать уговорила не пороть горячку и отправиться утром, когда разум прояснится. Возможно, она была права, потому как после сбора вещей Элен могла спокойнее рассуждать на тему того, что же случилось с ее братом. Но ответов не было, как и зацепок, которые могли бы помочь принцессе начать думать в правильном направлении.
Кругом одни загадки, на которые нет ответов. Неужели, их семья никогда не сможет жить спокойно? Этот вопрос Элен задавала себе каждый раз с тех пор, как несчастье одно за другим сваливалось на их голову. Приказ брата, развал Совета, предательство, убийства, нарушение законов и пошатнувшаяся власть, а теперь что-то странное происходит с ее братом. Тем, кто первым кинул вызов судьбе и нарушил законы их рода.
Неужели Бэлатор решил наказать ослушавшегося сына и послал на него свою кару? Элен надеялась, что бог вампиров не прикладывал к этому своей руки и иначе здесь не придется ждать положительного разрешения ситуации. Где они, и где их творец.
Она нервно сжимала подол платья, и слепо смотрела на мелькающий пейзаж за окном, пока эскорт вез ее к брату.
Элениэль изначально не нравилась эта затея жить в старом родовом поместье. Оно было угодно для жилья и его отреставрировали, чтобы здесь могли жить люди их круга, но каждый раз, когда девушка спрашивала, почему поместье забросили и построили дворец, мать отмалчивалась, говоря, что это старая историю, которую уже давным-давно никто не помнит. Это не вселяло надежды на лучшее, хотя девушка сомневалась, что проблема была именно в доме, ведь брат с Арникой жили там уже достаточно давно. И если бы с ним было что-то не так, то они бы собрали вещи у укатили бы обратно во дворец, но этого не произошло.
Стоило эскорту только остановиться, как девушка, не дожидаясь слуг, поспешила к его дверям, не слушая выкрики по поводу того, что леди не стоит бегать, и она испачкает платье в грязь, скопившуюся у ворот от растаявшего снега. Ей было не забот о своем внешнем виде, главное узнать, что происходит с Шейном, а все остальное простая ерунда.
Как только дверь открылась, девушка поспешила войти внутрь и отыскать взглядом брата или его избранницу.
- Арника? Шейн?

+1

4

Крупные проблемы обычно всегда начинаются с мелочей. Так случилось и у Ри. Вернее, у них с Шейном. Изначально девушка вообще ничего не замечала, лишь отмечала про себя, что, пожалуй, любимый стал гораздо рассеяннее, чем обычно. Она не сильно беспокоилась, поскольку понимала, что Его вампирское Высочество (как с улыбкой она мысленно окрестила Виззариона) вполне может быть озабочен делами государственной важности. Время шло, но эта отрешённость не пропадала, заставляя Арнику волноваться всё больше и больше. Даже само поведение его изменилось. Нет, он не стал относиться к ней хуже, он по-прежнему был ласков, но это был уже не тот вампир, что раньше. Всё реже и реже девушка стала слышать его голос, фразы становились всё скупее и скупее. И даже не это было страшно. Через какое-то время Арника вдруг поняла, что её пугает больше всего – его взгляд. Говоря ей что-то, Шейн как будто смотрел не на неё, а сквозь.
Возможно, ему и казалось, что его неразговорчивость убережёт Арнику от лишнего беспокойства, но это было не так. Если совсем точно, получалось совсем наоборот.
А потом началось это..
На её памяти Шейн ещё никогда не был замечен за лунатизмом. И тут, здравствуйте, я ваша тётя ! Возвращаясь со своих ночных прогулок, он отказывался что-либо объяснять и на всю ночь запирался в кабинете.
Стоило ли уточнять, что молодая вампирша сходила с ума от волнения ? Да нет, зачем. Это итак ясно. Вот только помочь ничем не могла. Любой разговор, начатый на эту тему, мгновенно обрывался – Шейн о помощи и слышать ничего не желал.
Промучившись какое-то время, девушка вдруг с кристальной ясностью поняла, что затягивать опасно. Кто знает, к чему могло бы привести такое состояние Виззариона ? Понимая, что из него она едва ли выбьет хоть что-нибудь, Арника приняла единственное правильное решение – написала его сестре. Ведь кому как не родной крови знать, что может беспокоить молодого императора ?
В письме девушка не стала обрисовывать суть проблемы – мало ли, в чьи руки оно могло попасть помимо самой Элен? Просто написала, что беспокоится за Шейна и была бы очень благодарна, если Элен прибудет как можно быстрее.
И та не отказала в помощи – уже на следующий день девушка оказалась в поместье, чем несказанно обрадовала Арнику
- Элен ! Спасибо, что приехала !

0

5

Шейн вступает в игру по конец диалога девушек
следующий пост за Элен

0

6

- Разве я могла отказать? – улыбнулась девушка, приобняв невестку.
Судьба брата, несмотря на несостоявшуюся свадьбу, по-прежнему продолжала беспокоить ее, поэтому, узнав о том, что спокойствие таит, как лед на солнце, она незамедлительно поспешила приложить все усилия, чтобы не дать свершиться чему-то непоправимому.
Девушка не знала, что за причина послужила волнению Арники, но, если она написала ей, то дело действительно серьезное, а предчувствие и вовсе не покидало ее.
- Что у вас случилось? – вампиресса решила сразу перейти к делу, хотя и разговаривать на пороге дома брата было не лучшей затеей. Кроме того, она не знала, есть ли тут лишние уши, в том числе брат, которым не следует слышать этот разговор.
Беспокойство было слишком сильным для того, чтобы оттягивать. Она и так потеряла время на ночь и дорогу, хотя и понимала, что спешить тоже не выход, но кто знает, насколько все серьезно, да и почему именно она должна помочь?
Родственная кровь имеет свою силу, но в последнее время они с Шейном очень редко виделись, поэтому Элениэль не думала, что сможет оказать брату столько помощи, сколько Арника. В конце-концов. Избранницей императора была именно она, а не Элен.
Я бы приехала еще в тут вечер, как получила письмо, но матушка сказала не палить горячку и мысли здраво, а не на эмоциях, но, кажется, у меня это несильно выходит, - немного виновато улыбнулась вампиресса и, осмотревшись, подняла взгляд на хозяйку поместья. – Где нам лучше всего поговорить, чтобы нас не тревожили? Я думаю, что пока лучше обсудить все без присутствия Шейна.

+1

7

Времени побыть вдвоём у девушек почти не оставалось. С минуты на минуту мог спуститься Шейн, привлечённый шумом у парадного входа. Поэтому девушка решила действовать быстро. Она воровато оглянулась по сторонам, проверяя нет ли кого поблизости, словно не была почти полноправным членом императорской семьи, а воришкой, незнамо как забравшейся в дом. Следом, подхватила Элен под локоть, жестом показывая, чтобы следовала за ней и не отставала, и потащила её вперёд.
- Во-первых, начнём с того, что Шейн не должен узнать ничего из того, что я тебе сейчас скажу, - на ходу пропыхтела Ри, делая особое ударение на слово «не должен». Она спешно перебирала в голове варианты, в какой из комнаты могла бы спокойно побеседовать с Элен хотя бы пять минут.
Поместье было хоть загородным, но по размерам едва ли уступало резиденции в столице. Огромное количество комнат, но совершенно негде спрятаться, ведь благодаря нюху и повышенной чувствительности, Его Вампирского Высочеству не составит большого труда их найти. Тем не менее, подумав, девушка всё-таки вспомнила закуток, где парень мог бы искать их в последнюю очередь.
Поднявшись по лестнице до второго этажа, притворила дверь в библиотеку, заглянула, следом проскользнула внутрь, по-прежнему таща за собой Элен. Отсчитав третью секцию у стены и четвёртую полку, дёрнула какую-то древнюю книженцию за корешок. Внутри стены что-то щёлкнуло. Секция отъехала в сторону, являя взору узкий проход с небольшой площадкой и лестницей вниз. Этот проход когда-то ей показал сам Шейн, только, похоже, напрочь забыл об этом. А вот Арника нет – частенько пользовалась им, чтобы улепетнуть из поместья из-под надзора дотошной прислуги.
Дождавшись, когда девушка зайдёт, Ри дёрнула рычаг, отходящий от каменной кладки, и псевдо-секция с негромким щелчком встала на место.
- Теперь можно говорить. Минут пять у нас есть, - произнесла вампирка, по привычке переходя на шёпот, - Надеюсь, ты понимаешь всю серьёзность происходящего, раз нам приходится так скрываться.
Она перевела дух и добавила:
- Если ОН спросит, то ты приехала, потому что соскучилась..ну, или придумай что-нибудь на своё усмотрение, ладно ?
Вспомнив об элементарной вежливости, ненадолго прервалась, чтобы отдать должное девушке, ведь она проделала нелёгкий путь:
- Огромное спасибо, что откликнулась так быстро, и извини, что сорвала тебя с места, - с тяжёлым вздохом чуть потише произнесла, - Просто я правда волнуюсь за него и не знаю, как мне быть. И если ты не сможешь мне помочь, то можно хоть сразу в петлю лезть.
Далее последовали долгие объяснения ситуации. Девушка говорила быстро, как можно тише, боясь быть услышанной. Если её любимый узнает, что она задумала, то гнев его будет страшен. Он уже несколько раз дал ей понять, что не нуждается в её помощи, причём от раза к разу всё грубее и грубее. В другой раз впору было бы и обидеться, но изо дня в день наблюдая, как нечто, что грызло Шейна, выматывает его, девушка не могла позволить себе такой роскоши. Нужно было действовать.

+1

8

Элениэль почувствовала что-то неладное в тот самый день, когда получила на руки письмо от Арники с просьбой приехать, но не думала, что все будет настолько серьезно. Девушка корила себя за то, что не сорвалась с места в тот же час, хотя и понимала, что время роли бы не сыграло, а ночной визит брату вряд ли объяснишь, как страстное желание увидеть его в столь поздний час.
Принцессе оставалось следовать за девушкой и внимательно слушать все, что она ей рассказывала, стараясь не перебивать.
- Я не могла иначе, - ответила она на благодарность невестки. Как бы там ни было, чтобы не произошло между ними тремя, Элен любила Шейна и готова была сделать все для того, чтобы он был счастлив. Когда-то она уже пожертвовала собственным счастьем ради него и, кажется, готова была сделать это снова, понимая, что уже не сможет потерять что-то дороже, чем он.
Со временем и эта рана немного затянулась. Грело то, что брат был по-настоящему счастлив, и Арника была достойной девушкой, как бы Совет не пытался этот отрицать по политическим взглядом, плюя на чувства всех и каждого. Родословная и чистая кровь не главное, так думала Элениэль, но Совет хотел наследника и не какого-нибудь, а чистокровного. Интересно, как они будут требовать с Императора то, что, априори, невозможно?
В этот раз проблема была не в Арнике, а в самом Шейне. Если с Ри было все понятно, с братом – сплошные потемки. Девушка рассказала свое видение ситуации, но не могла назвать причину или как-то намекнуть на нее. Поведение Шейнира было странным и не похожим на нее. Вряд ли бы брат рычал на ту, ради которой пошел против Совета и Северных земель в целом, переписывая вековые традиции. Волк будет защищать свою подругу до последнего, но никогда и никому не позволит скалиться на нее, в том числе и себе.
- Я думаю, что у Шейна есть весомая причина на то, чтобы вести себя так, но пока не могу понять какая, - девушка задумчиво выдохнула. Можно было, конечно, скинуть все шишки на Совет, но в последнее время им точно не до молодого Императора и история с избранницей как-то поутихла с тех пор, как Совет решил переключиться с наследника на наследницу. Вряд ли бы кто-то решил снова напакостить вампиру, но и этот вариант девушка решила не исключать. – Я попытаюсь поговорить с мамой, возможно, она что-то подскажет. У нее больше опыта, чем у меня… Но… я хочу перед этим поговорить с братом. Узнать что-то у него, посмотреть на ситуацию своими глазами, - девушка была намерена на серьезный разговор, но, прислушиваясь к Арнике, решила делать все аккуратно и задавать вопросы с легким подтекстом, который бы не навел брата на смутные сомнения и домыслы. – Пойдем. Думаю, наше отсутствие вызовет у него еще больше подозрений, чем мой внезапный приезд.

+1

9

Веская причина ? Арника горько усмехнулась. О, едва ли. Это было больше похоже на быстро прогрессирующую болезнь. Когда сам больной твёрдо уверен, что с ним всё в порядке, ну, может, есть небольшая усталость, а в остальном – всё в норме. И только близкие люди видят, как, казалось бы, до мелочей известный им человек, постепенно становится другим.
Она не стала переубеждать Элен. В конце-концов, это её субъективное мнение. Эл же всё-таки может посмотреть со стороны и уже тогда решить, так ли всё плохо, как кажется лично Ри.
- Это было бы замечательно, ваша мать наверняка должна знать, что с ним происходит. Но прошу тебя, не дави на него, действуй осторожней. Я..., - вампирша тяжко вздохнула, - Я не хочу очередных ссор. Мириться с ним с каждым разом всё сложнее и сложнее.
За этой фразой крылось гораздо больше, чем на самом деле сказала Ри. В их паре раньше было твёрдое разграничение – у Ри тяжёлый характер, Шейн же был более отходчив, способен сглаживать острые углы. Теперь этому приходилось учиться и взрывной Арнике, и это было адски сложно. Когда парочка начинала грызться, Ри, привыкшая ранить с полуслова, приходилось сжимать кулаки и, мысленно считая до десяти, подбирать слова осторожнее, чтобы Шейн, не дай боги, не рванул. Ведь, как ни крути, даже если сейчас с ним плохо, то без него всё равно гораздо хуже.
Понимающе кивнув на последнюю фразу девушки, Арника выбралась из лаза, выпуская следом с Элен. Закрыв проход, девушка подмигнула вампирше и, уже с совершенно обычной громкостью в голосе произнесла:
- Хм, странно. Я думала, Шейн окажется здесь. Ну что ж, пошли поищем его ещё где-нибудь. Я уверена, он будет в востороге от твоего приезда.
С этими словами Ри, как ни в чём не бывало, взяла Элен под руку и направилась к выходу из читальни. Особая связь, образовавшаяся с молодым императором, позволяла Ри чувствовать, что он где-то поблизости, поэтому было бы лучше принять как можно более беззаботный вид.

+1

10

Элениэль согласно кивнула, но больше ничего не сказала. Девушка понимала, что нужно действовать аккуратно для того, чтобы не навлечь беду на свою голову и оградить от нее Арнику, которая хотела помочь Шейну так же, как и она. Любовь в такие моменты сближает и уже не думаешь о том, что кто-то и когда-то кому-то перешел дорогу, сильно ранив. Сейчас главное разобраться с братом и оградить его от ненастий, который одни за другими сыплются на голову молодого правителя, словно кто-то желает несчастий их роду и потому вместо наследника посылает Императору очередные проблемы.
Вампиресса улыбнулась. Ей нужно было отыграть роль соскучившейся младшей сестры, которая давно не видела дорогого ей вампира. Это несложно, учитывая то, что она действительно давно его не видела и безумно соскучилась за то время, что они провели порознь. У нее не было возможности навестить его раньше. Чем не повод все исправить, когда даже сама судьба кричит о том, что это должно было случиться.
- Жаль, что объединило горе, а не счастье.
Девушки шли недолго и из читальни поднялись в кабинет. Связь между Арникой и Шейном была сильнее, чем между ней и братом. Родственные узы не давали ей той силы, которую им объединивший их укус. Элен была лишена возможности утолить свой голод и только сейчас подумала об этом.
- Оно и к лучшему.
Если бы это произошло, ей было бы тяжелее отказаться от дорогого вампира в пользу чужого счастья. Это слишком большая ответственность и власть над другим, но иногда от нее есть польза – связь помогает найти того, кто дорог, где бы он ни был. Почувствовать его и знать, что с ним все в порядке.
- Шейн?
Брат действительно сильно изменился. Элен надеялась, что внутри он остался тем же, но, если верить словам Арники, то изменения постигли вампира, не оставив в живых ничего, что было ей так дорого. Кажется, он не замечал их. Не хотел и был чем-то занят, считая, что его занятие важнее, чем визит сестры, которую он не видел.
- Ты еще не забыл, как я выгляжу? – отшутилась вампиресса, надеясь, что брат все же как-то отреагирует и не будет играть в молчанку.

+1

11

Мать была права, но Шейн не хотел это признать. Упрямство и самоуверенность не позволяли ему поступиться и прислушаться к кому-то кроме себя. Так он лишился отца, брата и сестры, терял свое государство, терял свое лицо, терял все и отдавал, получая взамен только безумство и рычание озлобленных волков, желавших вгрызться ему клыками в глотку.
Занял позицию одиночки и, вынувшись к привычному ритму жизни, снова ушел в мир непонятных иллюзий, но они были навязаны и чужое выдавалось за свое. Виззарион уже не мог отличить, какие мысли и воспоминания принадлежали ему, как какие навязывал ему чужой голос, который с каждым днем казался ему своим собственным. Он сводил его с ума, не давал ни есть, ни спать, ни думать о чем-то другом. Вампир вдавливал и царапал виски, желая выдрать чужака, незваного гостя из себя, но слышал только гнусный смех, который издевался над ним, не давая желанного покоя.
Родовое проклятие медленно убивало его, но было в этом что-то еще. Какая-то странная здравость, которая граничила с безумством, но и она не принадлежала вампиру. В ней было что-то не предельно родное и оно руководило им, бросая из одной крайности в другую, но и там, и там, оставляло сознание под чьей-то властью, не возвращая бразды правления ее хозяину. Молодой император больше не принадлежал себе.
Голос в голове смеялся и издевался над ним, руки упрямо искали, глаза безумно бегали по комнате.
- Где же…. где же… - тихо шептал вампир, быстрее и быстрее перебирая бумаги, значения которых он не знал.
Голос сестры его остановил. Чистокровный перестал искать, но не обернулся. Сгорбленная спина, рубашка настолько натянулась, что можно было, не касаясь, пересчитать все позвонки. Он напоминал загнанного и заморенного зверя, который настолько озлобился на мир, что выпускал шипы, не разбираясь, кто перед ним. Он рефлекторно защищался от всего.
- Убирайся.
Вместо привета и ответа. Виззарион не разбирался, кто перед ним и зачем сестра заявилась в его дом. Она должна уйти и не мешать ему.
- Я же говорил тебе не мешать мне, когда я работаю, - рыкнул на Арнику, которая хотела ему помочь. Они все мешали. Все. Слишком много голосов. Слишком много личностей, которые выводят его из себя и не дают сделать то, что он должен.

+1

12

Элениэль доводилось видеть брата в гневе, но все те случаи, которые выпали на их долю, имели на то веские причины, которые девушка, так или иначе, могла понять и принять. То, что происходило сейчас, выходило за все рамки. Виззарион понимала, что для любого поведения есть причина. Да, она не всегда оправдает поступок человека, но она есть.
Холод и злость, которыми пронзили ее взгляд, и слова чистокровного стали опасным оружием в руках вампира, которого она любила. Шейнир по-прежнему занимал большое место в сердце вампирессы и правил там, как истинный император, умело, но жестоко, беспощадно и в очередной раз ранил, не думая о последствиях.
Чистокровная сжала руку в кулак, но не ответила брату, который был слишком занят своими делами, которые оказались на несколько планок выше его близких. Элен переживала за брата, и к беспокойству за родную кровь примешалось сожаление по отношению к его избраннице. Арника пережила ничуть не меньше, чем она и Шейн. Пострадала от его выбора и стала жертвой игр Совета. Настало перемирие и спокойствие в которое, казалось бы, можно было исправить былые ошибки и жить нынешним, не сожалея о прошлом, но снова что-то не так. Боги издевались над их семьей, подбрасывая одно несчастье за другим.
- Но в этот раз я не останусь в стороне, - бросив короткий взгляд на невестку, вампиресса учтиво склонила голову, прощаясь с ней, и покинула стены поместья. Она увидела то, что хотела. Обращенная не преувеличивала, Император изменился и не в лучшую сторону. Как обстоятельства сложатся дальше, елси они ничего не предпримут, неизвестно, но что-то подсказывало, что времени у них практически нет и единственный вампир, который может им помочь и что-то объяснить, это Императрица-мать, чьи слова был пророчеством, к которому никто не прислушался, когда еще была возможность что-то исправить.

эпизод завершен

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [26.о3.1082] Кровью триединства запачканы руки