Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [01.08.1086] Выиграна война, но не мир


[01.08.1086] Выиграна война, но не мир

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

Война роз

- игровая дата
17 жнивня 1086 год
- примерная локация / месторасположение
весь мир
- действующие лица
Эдель
Марек
Шейли
- предыстория
Война роз [начат/набор открыт]

+2

2

Утро, очередное утро в Вильсбурге. Некогда цветущем и прекрасном городе, столице Великих Равнин. Остебен – одно из государств Рейлана, мир людей вновь был втянут в войну. Втянут в войну был весь Рейлан. Когда это произошло? Сказать было трудно, может лет 10 назад, а может и раньше. Да и какая разница, когда это началось? Важно то, когда это все закончится. А вот на этот вопрос не могли ответить никто, даже Видящие, те кому доступно не только настоящее, но я прошлое с будущим. Факт оставался фактом. Прекрасные равнины превратились в степи, а то и пустыни, особенно на севере, ближе к землям вампиров и демонов. Берсель почти стерт с лица земли, остались лишь пара десятков домов. От некогда величавого города-порта осталась только слава. Андерил – оплот Единобожия держится из последних сил. Маги там сильны да и вера помогает. Только надолго ли это? Так же почти склонил голову и Вильсбург, жемчужина на берегах Великой реки. Только угас теперь этот блеск столицы, пропали его величавость и стать. Как ушла еще пару лет назад полноводная река. Из главной артерии Рейлана превратившись в некое подобие тонкой речушки, что больше подходит течь меж вековых деревьев древних лесов. Да и сами леса возле города где-то поредели, а где-то превратились в непроходимые чащи. Множество дорог уже забыты.
А ведь во всем этом виноват один человек. Один простой человек. Хотя конечно не просто человек, а некромант, но это не совсем важно. Как может один человек все изменить.
Кейлеб Ворлак.
Это имя заставило травницу открыть глаза, сколько она не пыталась вернуть сон.
Нашла о чем думать с утра. Молодец. Доброго утра, дорогая.
Не отрывая затылка от подушки, Эд выдохнула и потерла виски. Голова болела, будто и не спала этой ночью.
А ты вспомни во сколько легла.
Девушка резко села, откидывая одеяло, и была тут же вознаграждена за это резкой болью в висках, будто тупой клинок вонзили. С тихим стоном она упала обратно.
Будто всю ночь пила в ближайшей таверне.
- Да помолчи ты… - дурацкая привычка разговаривать сама с собой не пропала со временем. Скорее просто внутреннее я проявлялось только в особо эмоциональных случаях. Вторая попытка была уже более аккуратной и медленной. И прошла спокойно.
Встав с кровати, Эдель направилась к окну, что в ее небольшой комнате не заняло много времени. Пять шагов от кровати и вот уже ладонь легла на штору, отодвигая ее и позволяя травнице выглянуть на улицу. Привычный утренний ритуал. Да и за окном все было привычно. Последние пару лет ничего не менялось, лишь времена года слегка добавляли нюансы в картину окружающего мира. Сейчас улица была зеленой, лишь с легким налетом желтизны, как и подобает последнему месяцу лета. Совсем скоро она станет… нет, не золотой и алой, эти цвета уже давно не видели в этом городе, скорее более желтой и пожухлой. Потом на смену ей придет грязь дождливой осени. И лишь следом землю накроет белое полотно зимы.
Прозвенела шпорами, прошедшая под окном Стража, возвращая Эд из задумчивости. Стража – еще одна обыденность этого мира. Стража и маги – вот то, что еще позволяли устоять Вильсбургу, не давая встать на колени перед этим зарвавшимся некромантом.
Закрыв окно, девушка потянулась. А после, улыбнувшись, пошла обратно. Еще одна утренняя традиция. Только не совсем к своей кровати, а чуть в сторону. Уже слыша тихое посапывание. Это заставило травницу улыбнуться вновь, только уже более искренне и открыто.  Протянув руку, она легонько провела кончиками пальцев по нежной детской щечке. Малышка спала. Спала спокойно и сладко, как умеют только дети, еще не зная всех ужасов этого мира.

+1

3

Ночь выдалась тяжелой. Большая часть сил ушла на защиту, когда должна была идти на дорогу.
Должна.
Некромант устало усмехнулся, не открывая глаз. Не было сил даже встать, не говоря уже о том, чтобы попытаться найти место получше для ночлега. Большинство городов были обращены в прах и просто стёрты с лица Рейлана. Если так пойдёт и дальше, новое поколение будет знать о свободе и других городах только понаслышке. Выжившие живут в запертых магических капсулах, которые ещё могут удерживать оборону и защищать город от разрушения, но даже они не продержатся долго без еды и воды, когда город с внутренней стороны стерегут маги, а со внешней эти твари.
- Нужно было его убить его тогда, когда у меня была возможность. Идиот, - маг сжал пальцы и с силой ударил кулаком по стене, обрушивая сверху пыль и небольшие осколки камня. Дом и без этого был слишком ветхим, но ничего другого в этой округе он не нашел. Он злился. Больше на себя, чем на те разрешения, которые повлекло за собой.
Марек шумно вдохнул, стараясь вместе с выдохом выбить из легких не только воздух, но и злость из недр своего сознания. Облокотился спиной о холодную стену здания.
Десять лет назад он подумал, что визит этого некроманта  заключался совершенно в другом, но он ошибался. И даже не попробовал прикинуть несколько других вариантов, когда всегда старался просчитать любую мелочь, сделать сразу несколько вариантов, а тут зациклился только на одном. Посчитал, что это всего лишь месть ему за смерть сестры. Просто отвод глаз.
Она, наверное, сейчас там с ним.
Открыв глаза, парень повернул голову немного в сторону, бросая взгляд в сторону Башни Альянса. До его родного города оставалось совсем немного. Чем ближе к Азероту – тем опаснее, но они не смогут добраться до Лейдера другой дорогой. Есть только эта.
С тех пор, как Кейлеб собрал всё в свои руки, даже кристалл изменил свой цвет на чёрный. Падение Альянса и только два непокорных главы. Вивьен приняла бразды правления ещё до того, как всё это началось. Её дом пострадал самым первым, но ключ оказался не у этого безумного некроманта, кто-то ещё играл в игру. Она всё знает, но скорей всего унесёт эту тайну вместе с собой. Замок Севелен пал первым, следом за ним стали преклонять колено один город за другим и в конце пал и Азерот. За несколько дней до его падения в дом Военного Советника пришла странное письмо, адресованное не Мареку, а Алеку Эарлану, который уже несколько лет считался мёртвым. Отец всё это время знал, где он находится и, предчувствуя то, что скоро может случиться непоправимое, отдал ключ ему.
Через пару дней следом за ключом Алек перенял и главенство, но его город пал, как и Альянс. Единственный город, который ещё держит осаду, это Пантендор. Возможно, что они ещё надеяться на то, что уцелевшие главы соберутся вместе и положат этому конец, но пока борется только Пантендор, когда же другие скрываются. Каждый ведёт свою собственную игру.
Нужно было просто сжечь все ключи. Избавиться от них, но даже если я сожгу свой. Я не знаю, где ключ Вивьен…Она точно не захочет избавляться от него. Это единственное, что может помочь ей противостоять Кейлебу. Наверное, я тоже не могу избавить себя этой силы, но и не хочу прибегать к ней, зная, чего это будет мне стоить.
Маг боролся, но совсем не за мир во всём мире, для него было кое-что важнее этого. Он сильнее прижал к себе заворочавшуюся во сне сестру. За эти годы Шейли успела повзрослеть, но не смогла пожить вольной жизнью. Он остался таким же. Манна поддерживает его, но и вместе с этим постепенно убивает. Но это не имеет никакого значения. Не имело до войны, не имеет и во время неё. Его сестра медленно умирает. После того, как Кейлеб выпустил в мир эту болезнь, многие попали под её влияние. В конечном итоге болезнь добралась и до Шейли. Он не смог заметить её на ранних этапах, но ему ещё хватит времени на то, чтобы всё исправить. На ладони девушки уже выступили багровые полосы и несколько потемневших прожилок – болезнь постепенно берет своё. Ей нужен отдых. Она устает намного быстрее него.
- Прости меня. Я не хотел, чтобы так вышло, - тихий шепот вместе с легким прикосновением к её волосам, убирая золотые пряди с лица. Сильнее закутав девушку в плащ, маг закрыл глаза и сам не заметил, как уснул. Дорога выдалась тяжелой даже для него.

Единственное, что в этом мире осталось таким же – это рассвет. Такая же яркая нить света, которую он, привыкший к пасмурному небу Альянса, никогда не любил. Кому-то это солнце навивало надежду на лучший исход, на то, что когда-нибудь всё изменится, но даже пророки не пытались предсказывать будущее, боясь, что сбудется его худшая сторона. Лето было совсем другим. Война поглощала мир и вместе с этим раньше приходила осень.
Когда лучи солнца коснулись его глаз, некромант проснулся. Рассвет означал, что им пора уже двигаться дальше.
- Шейли…Нам уже пора идти, - он склонился ближе к уху девушки, немного сильнее сжал её в своих объятиях, заставляя проснуться.

+2

4

Но в отличии от дочери, она знала все ужасы нынешнего состояния этого мира. Или почти все. Кроме того у нее были дела и обязанности, которые кроме нее никто сделать не сможет. Посему поцеловать малышку в сонный маленький носик, девушка отошла от кроватки. План был составлен еще несколько дней назад, и тянуть более было нельзя. Иначе просто упустит свой шанс, а ждать до следующего года не хотелось. Все-таки она травница. Травница, имеющая свою небольшую лавку и практику. А значит нужно думать не только о себе.
Сборы прошли быстро и тихо, дабы не разбудить малышку. Умыться, собрать сумку. Хлеб, кусок сыра, фляжка с водой – все это было убрано, следом в недра сумки вернулся нож, которым травницы срезала травы, несколько склянок для сбора сока. Далее одеться. Давно уже позабыты платья. Теперь Эд предпочитала более удобные варианты – брюки, к ним удобные сапожки на плоской подошве из добротной кожи, сверху рубашки свободного, почти мужского покроя. Волосы, все такой же длины, ныне редко когда свободной волной падали на плечи девушке. Чаще всего она их закалывала шпильками, дабы не мешались.
Одевшись, Эдель еще раз подошла к детской кроватке и, поправив одеяльце, вышла из комнаты прочь, прикрыв тихонько дверь да прихватив с собой сумку и плащ. Спуск по узкой скрипучей лестницы с чердака (а ее комната была именно там) занял немного времени и оказавшись внизу, в коридоре, девушка осторожно постучала в ближайшую дверь. Ответом ей был тихий женский голос, который тут же пригласил войти.
Хозяйка комнаты, она же хозяйка всего дома, что любезно отдала травнице комнатку, сидела в кресле у окна. Это была пожилая дама, но не утратившая задор и фигуру молодой девушки.
- Эд, милая, ты уже проснулась? Рано, солнце еще только встало.
- Да, но у меня сегодня много дел и мало времени… - улыбнувшись женщине, травница перекинула сумку через плечо да застегнула сверху плащ.
- Ты все-таки не передумала… Ох, не доведет это до добра… Неспокойные времена, лихие… Где это видимо, чтобы молодая девчонка одна по лесам бегала, тем более сейчас.
- Я знаю… - улыбнувшись вновь, Эдель подошла и поцеловала сетующую в щеку. – Но по другому нельзя. Тем более я вечером вернусь, обещаю. Если получится, яблок Вам принесу на пирог. Вкусных, лесных. Как Вы любите.
Женщина вновь покачала головой, но поделать все равно ничего не могла.
- Иди уж… С Лиз я побуду, да и что еще делать старой одинокой женщине. – На эти слова уже Эдель покачала головой.
- Вы не старая и тем более не одинокая. У Вас есть мы с Лиз! – поцеловав женщину еще раз, девушка вышла из комнаты, а далее и из дома.
Теперь путь ее лежал прочь из города, на юг. К небольшой деревеньке, точнее к тому что еще недавно было деревней. С одной стороны она граничила с речушкой (сейчас превратившейся в жалкий ручеек), что впадала в Великую чуть ниже Вильбурга. С другой – многовековой рощей, где произрастали множество полезных трав и деревьев. Вот именно в эту рощу, Эдель и нужно было попасть.
Солнце, что уже полностью показалось и неумолимо поднималось по небосводу, подгоняло травницу. Путь туда должен был занять часа два, столько же обратно. А вернуться нужно было до темноты, иначе большой риск вообще не вернуться.
Дома столицы остались за спиной, девушка же следовала только ей известным маршрутом, сторонясь  четких дорог. Порой замирая, прислушиваясь и продолжая свой путь.
Великая Скатия. Не оставь меня. Помоги. Я не могу оставить Лиз сиротой. Не могу оставить Женевру. Она любит нас, как своих родных….
Как бы не была она бодра и самоуверенна утром, разговаривая с женщиной, на самом деле травница боялась. Будь рядом с ней сейчас Олаф…
Если бы он сейчас был рядом, он бы тебя и за порог не выпустил. Не то, что пустить тебя куда-то за город одну.
Мотнув головой, она чуть ускорила шаг. Спорить с самой собой сейчас не хотелось. Она просто шла вперед ни о чем не думая, практически не замечая красоту природы вокруг. А ведь осталась в ней, природе, эта самая красота. В этих старых деревьях, что тянутся к солнцу, в птицах, что изо дня в день поют свою песню. Песню понятную только им, но тем не менее такую приятную и очаровательную.
Вот показались и дома деревеньки. Девушка чуть не пустилась бегом. Значит она на месте. Еще чуть-чуть. Быстро сделать здесь все свои запланированные дела и назад. В Вильсбург, где более-менее спокойно. Домой, к Лиз, которая наверняка уже проснулась и изводит Женевру своим нежеланием есть кашу. Пусть и твердит хозяйка, что малышке ей не в тягость, а даже наоборот.  И что для нее девочка – почти как внучка, а Эдель – сродни племяннице.
Склонившись над ручьем, травница сделала пару глотков и ополоснула лицо. Свежая вода приятно холодило лицо и возвращала ясность мыслям. Но было что-то еще. Что-то непонятное. Что-то, что заставило девушку встрепенуться и выпрямиться, оглядываясь по сторонам. Ощущение, что она тут не одна.
Или просто нервы разыгрались. Ромашки давно пора попить. Деревня давно заброшена. Тут никого не может быть.

0

5

Девушка мирно спала, прижавшись к боку брата. Пока он был рядом с ней, она на время забывала об этой болезни, которая медленно выжигала её изнутри. С каждым днём становилось всё тяжелее, но не столько от неизвестной болезни, насланной некромантом, сколько от того, что мир умирал. Оттого, что вся эта история оставила отпечаток на Алека. На её Алеке...
Шейли видела все те взгляды, которые он посылал столице земель некромантов. Как бы он это не отрицал, она чувствовала, что сейчас он хочет оказаться там. В самой гуще этих событий. Оказаться рядом с ней. С той, кого он когда-то потерял, пусть он не хочет признаваться в этом даже самому себе. Она, как никто другой, понимает его.
Девушка немного сильнее зажмурила глаза, прижимаясь щекой к коленям брата - лучшая подушка среди этих холодных стен разрушенного здания. Старалась быстрее заснуть, чтобы не думать о том, что их ждёт впереди. Только её сны оставались такими же яркими и радостными, какой когда-то была и её жизнь до того, как в неё попал этот отравленный некромантский цветок.
Сколько она себя помнила, она всегда хотела быть таким же некромантом, как и её брат. Никогда не считала, что некроманты это поголовно негодяи, ведь Алек не был таким. не был таким для неё, но сейчас. Всё изменилось. Она выросла и уже иначе смотрела на этот мир вокруг неё. иначе смотрела на других людей, но где-то в душе оставалась всё таким же ребенком, который пытается сделать этот мир чуточку лучше, чем он есть.
Девушка не заметила, как погрузилась в очередной сон и как прошла ещё одна ночь. Она проснулась от того, что объятия её брата стали сильнее и уха коснулось тепло вместе с родным голосом, который обратился к ней. Шейли приоткрыла глаза, какое-то время просто смотря на солнце, которое смогло пробиться сквозь разрушенное окно и сейчас касалось своими багровыми лучами её лица, заставляя щурить глаза.
Девушка протянула руку вперед, словно хотела коснуться этого красного ореола, которое всё ещё напоминало ей о прошлой спокойной и размеренной жизни в Сеонесе, но мелькнувшая перед глазами посеревшая повязка на ладони, вернула её в реальность. Шейли отдернула руку и подняла взгляд на брата.
- Доброе утро, - улыбнувшись брату, она согласно кивнула, помня о том, что им нельзя нигде задерживаться и время скоро пойдёт на часы, а не на дни.

И снова эта дорога. Пустыня, а не мир. Она бы хотела посмотреть в глаза этому некроманту, который такое сотворил, но понимала, что для него это всего лишь мир, какая-то временная игрушка, но больше этого.
Теперь, когда на её ладони расцветал этот пламенный цветок, Алек всё чаще делал остановки, боясь, что она не дотянет до нужного места, но всегда повторял ей, что просто немного устал сам. Просто хотел её успокоить. Устроившись по деревом, которое медленно придавала листья земле, напоминая о том, что лето уже заканчивается, девушка наблюдала за братом.
Тихий шум воды и его фигура рядом с ней навивали спокойствие.

+1

6

Дождавшись, когда сестра откроет глаза, маг немного отстранился от неё, но не стал вставать её, пока она не проснётся и не наберется сил для нового дня. Им нужно идти, но всё это может подождать, если она не в состоянии встать прямо сейчас. Алек всё чаще ловил себя на той мысли, что пытается дать ей больше времени на отдых, но этим только делает хуже, не замечая того.
Хотел лучше, а делаю, как и всегда.
Мысленно хмыкнув, некромант улыбнулся, почувствовав, что сестра уже не спит. Легкий жест с её стороны, желание быть ближе к теплу солнца? Если бы он мог...
- Доброе, - коротко ответив сестре и подождав, пока она сядет, парень встал.
Ещё один рассвет..
Альв, не драматизируй. Ещё никто не умер. Тут и без тебя драмы хватает.
Да, ладно?
Усмехнувшись своим мыслям, маг помог девушке подняться и вместе с ней отправился в новую дорогу.

До нужного им города было ещё далеко, но уже пора было решать, как им поступить с Азеротом и приближенных к нем городов. Телепорты сейчас не работали. Множество мест были защищены от магии и он не сможет перенестись вместе с сестрой даже в округу города, не сможет обойти эти барьеры.
Для этого мне нужно быть Архимагом, но, что-то мне подсказывает, что и ему бы это далось с трудом.
Ополоснув лицо холодной водой из ручья, встав посередине того, парень поднял голову вверх, подставляя лицо тусклым лучам солнца, которые едва могли пробиться сквозь серые облака.
Холодная вода омывала обувь от пыли, которая снова налипнет на них, стоит некроманту только выйти на берег. Им удалось найти живой клочок земли, где ещё осталась вода. Здесь живы были даже немногочисленные деревья, а кое-где была трава, которую он уже давно не видел. Везде была только пыль и песок.
Алек перевел взгляд на сестру, устроившуюся на берегу.
Как долго она продержится? Неделю? Две?
Никто точно не мог дать сроки этой болезни. Ему вообще повезло, что он смог почувствовать присутствие постороннеё магии раньше, чем болезнь полностью захватила её, но даже так, единственное, что он может для неё сделать, это найти этот чёртов город, который уже тоже мог давно обратиться в пыль, как и всё остальное.
А она держится, делает вид, что всё в порядке и так же продолжает улыбаться ему, как если бы они просто гуляли по Рейлану, пытаясь увидеть новые города, но пока видели только пыль, боль и чужие страдания.
Они смогли восполнить свои запасы воды, которых им хватит на несколько дней, но не более того. Снова придется где-то выискивать воду. Им повезло, что они попали на этот ручей, который когда-то был быстротечной рекой.
И что осталось от тебя сейчас..

+1

7

И пусть наши дети простят,
Убивают и мстят друг другу,
Так же как мы, точно так же как мы. (с)

Девушка тихо вздохнула, запрокидывая голову назад и закрывая глаза. Всё это казалось ей каким-то неправильным. Она, конечно, понимает, что брат всё это делает ради неё, но ей бы хотелось остаться в Сеонесе, а не бегать за этим неизвестным чудом. Алек сказал, что он знает одно лекарство, которое точно может её вылечить, но Шейли было всё равно. Даже если эта болезнь заберет её, ей хочется провести это время с дорогими ей людьми, ведь от этой войны страдает не только она, а и все те, кого она любит.
- И даже ты, - открыв глаза, магесса перевела взгляд на брата. Он снова специально стоит к ней спиной, не может увидеть того, что сейчас в её взгляде нет того веселья, а есть только боль и сожаление. С тех пор, как всё изменилось, изменился и он сам. Пытается скрыть от неё эту болезнь, не снимает рубашки, думая, что я она не увидит этих чёрных прожилок на его груди, которые почти сформировались в этот чёрный цветок. Убивает вместе с собой и её.
Шейли сжала тонкими пальцами плащ на котором она сидела, пытаясь найти единственный выход для своих эмоций. Сейчас ей хотелось встать и подойти к нему. Обнять со спины не обращая внимания на то, что он может снова рассердиться на неё и сорваться на крик. Снова говорить ей, что сейчас важен не он. Неважен для кого? Для него самого? Да, но ей важнее он. Ведь у неё больше никого нет роднее его. Нет никого связанного с ней кровными узами, ведь несколько лет назад она лишилась и отца следом за матерью, а теперь у неё остался только старший брат.
Хотелось прижаться к нему, крепко закрыть глаза и уткнуться в его спину, просто вдыхать его запах, который успокаивал. Коснуться груди ладонью с этой проклятой меткой и забрать её, не оставить после ней и следа, но снов осталась на своём месте.
Он не позволял ей даже разделить эту боль на двоих. Одиночка, который делает что-то для других, но не хочет ничего сделать для себя. Не хочет даже немного облегчить свою жизнь.
- Дурак, - поймав брат взгляд на себе, а вместе с ним и стекающие капли по его открытой груди, девушка отвела взгляд в сторону, стараясь в очередной раз сжать этот ком внутри себя. которому она не могла и не хотела находить название. Было больно. Больно именно оттого, что он вел себя так. - Если бы здесь была Алисия, он бы её послушал, - иногда Шейли задавалась вопросом, кого брат больше любит ту эниду или же то, во что превратилась его возлюбленная после воскрешения и питает ли он вообще что-то к ней, но сколько не пыталась найти ответ на свой вопрос, всё чаще понимала, что он любит каждую, но вот и любовь везде разная.
Опустив ладонь на грудь, девушка закрыла глаза, словно пыталась прислушаться к биению сердца в тишине, когда даже шум от воды отошел на задний план, но так и не смогла ничего выяснить. Просто не успела, отвлекшись на какой-то посторонний шум недалеко от них.
Шейли резко распахнула глаза и попыталась присмотреться к местности и найти источник шума. С тех пор, как в Рейлане всё чаще можно было встретить нежить, всё время нужно было быть начеку. Если раньше нежить можно было встретить преимущественно в ночное время, что теперь Кейлеб создал столько разных тварей, что достаточно часто приходилось отбиваться от таких и в дневное время. постоянно нужно было двигаться и нельзя было где-то долго задерживаться. Когда они пришли сюда, здесь никого не было, они всё тщательно перепроверили, но, кажется, они задержались здесь слишком долго и как бы им за это не поплатиться.
- Алек... - девушка тихо позвала брата, понимая, что этого будет достаточно для того, чтобы он обратил на неё внимание. Конечно же, она не будет кричать, как ненормальная и прятаться за спину парня, но и предупредить его тоже не помешает.
Найдя источник звука взглядом, Шейли замерла, не отрывая взгляда от одной точки, не заметив даже то, как бешено забилось сердце в груди. Наверное, именно ко встречам с нежитью она никак не могла привыкнуть. Особенно не могла привыкнуть к тому, что чаще всего в нежить превращали обычных горожан и можно было уловить в них знакомые черты. Так уже было в прошлый раз, но тогда рядом был Алек. И кто знает, что было бы, если бы не он..

+2

8

Теперь на всех патронах напишут наши имена
Я запрещаю этот мир вместе с тобой или один
Так искренне, так равнодушно
Я тебе в глаза смотрю в прицел
Я презираю этот мир и покидаю

Если им повезет, то они смогут добраться до города раньше, чем наступит темнота. Ночью ходить по Рейлану станет только сумасшедший, потому что именно это время уже давно отдано приспешникам Кейлеба. Большинство из них обычная тупая нежить, которая бродит по земле в поисках еды. Другие, более разумные твари, могут притащить хозяину новую игрушку. Такие создания встречаются крайне редко, но и их достаточно для того, чтобы истощить практически весь свой магический запас, который в последнее время всё сложнее восполнять.
Пока они не приловчились выбирать нужное время для переходов и остановок в безопасных местах, его запас маны едва успевал пополнять наполовину, как снова приходилось тратить силы на то, чтобы эта атака была не последней для него и Шейли. Пытаться требовать девушку вмешиваться в это он не хотел. Ей нужны были силы на борьбу с болезнью, но сестру это никогда не останавливало. Шейли упрямо лезла в самую гущу событий и пыталась ему помочь всеми своими силами, а потом ещё долго делала вид, что у неё достаточно сил для того, чтобы позаботиться о них двоих. И всё же он её любил...
Если первое время он пытался не подпускать девушку к этих "разборкам", то уже потом давал возможность отыграться и её. Светлая магия оказывала на нежить большее влияние нежели его магия некроманта. Ему приходилось брать каждый раз сильное заклинание, чтобы нанести необходимый урон, но так он все чаще доводил себя до предела сил и всё же старался не перегибать палку, как когда-то. Он до сих пор помнил тот случай в Сеонесе, когда ему пришлось спасать ту девчонку травницу.
Дважды.
Маг хмыкнул. В первый раз он вмешался просто так, решив помочь ей, во второй...Не смог позволить Алисии остаться в центре событий. Сейчас эат девушка была далеко от всего этого кошмара. Когда Алек уезжал, он оставил её в Мирдане. Этот город ещё долго выдержит осаду некроманта и она будет и дальше находиться в безопасности, пусть и Кейлеб уже давно не пытается её убить.
Я рад, что её сейчас нет здесь.
Ему бы не хотелось, чтобы с ней что-то случилось, даже после всей этой истории, когда он смог выяснить многое для себя и нёт ответственность не только за свою сестру. Он чувствовал вину перед Шериан, но понимал, что там он ей ничем не сможет помочь. Она покинула Северные земли раньше, чем это сделал он и Шейли. Вампирша просто выполняет свою работу, а он живет своими принципами. Парень понимал, что своим поступком заставил её изрядно поволноваться, но не может ей сказать даже о том, куда он направляется.
У неё тоже есть о ком позаботиться.
Засунув куда подальше чувство, которое чем-то уже напоминало внезапно проснувшуюся совесть, некромант отвел взгляд от сестры. Разумеется, он знал, что Шейли знает его лучше, чем кто-либо другой, но у него ещё остались некоторые привычки, свойственные старшему брату.
Например, эта привычка показывать, что с тобой всё хорошо, Альв.
А со мной разве что-то не так?
А то ты не знаешь, некромант.
Ещё раз ополоснув лицо холодной водой, приводя мысли в нужное направление и стараясь не думать о доме и прочем, что ему не поможет сейчас, некромант посмотрел в сторону гор. До полудня оставалось ещё несколько часов, до города часов шесть-семь.
В лучшем случае. Если не будет никаких незапланированных остановок в виде нежити или самочувствия Шейли.
Услышав голос сестры, некромант обернулся, отрекшись разом ото всех своих мыслей. Беспокойство со стороны девушки, как и её взгляд, направленный в одну точку, говорили о том, что они здесь не одни. Тому, что сюда могла заглянуть какая-то нежить он бы не удивился. Как говорится, вэлком ту Ад, здесь это нормально, но что-то странно всё же тут было.
Выйдя из воды, Алек высвободил руку, быстро что-то начертив в воздухе. Нежить бы уже давно напала, а не оставалась в стороне. Даже разумная нежить не остается в стороне и не выжидает удобного момента. Она нападает сразу, чтобы воспользоваться внезапностью, а тут было что-то другое.
Подойдя ближе к зарослям, парень резко отодвинул ветки, открывая себе вид на интересную картину, которая успела напомнить ему всего один день из жизни в Сеонесе.
- Опять ты, Одуванчик? - Некромант не удержался от ухмылки. Сколько бы лет не прошло и как бы он за это время не изменился, это был всё тот же Марек, который всего несколько лет назад вернул себе прежнее имя, прсото потому, что игра в прятки исчерпала себя.

+2

9

Шорох становился громче и ближе.
Нет, не показалось и ромашечка тут уже не поможет явно.
Девушка обернулась в ту сторону, откуда и шел шум. Напрягшись, будто готовая тут же прыгнуть куда-то или пуститься бежать. Хотя последняя идея и не была лишена здравого смысла.
Ну да, побегаем прежде, чем нас съедят.
Кусты уже явно шевелились и там кто-то был. Мгновение и местность огласил слегка едкий и до боли знакомый голос.
- Опять ты, Одуванчик… - последнее слово заставило чуть напрячься, но уже не от страха, а…
Одуванчик… Что-то такое… Из прошлого. Так называл её только один человек и сейчас девушка смотрела на него. Прошло четыре года, но он казалось бы и не изменился, в отличии от девушки. Что из юной девчушки превратилась в молодую женщину. Хотя каких-то сильных, особо существенных изменений не произошло. Просто добавилась та женственная округлость в паре мест, которой не имеют девушки (за редким исключением). Может еще более серьезным стало лицо. А так… Та же Эдель. Тот же теплый взгляд карих глаз, только может чуть-чуть грустный и усталый, те же каштановые волосы, за растрепанность которых она однажды и получила это прозвище. Одуванчик… Словно отголосок из того беззаботного спокойного времени.
- Марек… - тихо выдохнула, вспомнив имя этого некроманта.  Носителя этого ехидного голоса и ухмылки она уж точно не забудет. Первый человек, которого она узнала в Сеонесе. Много воды утекло с тех пор. – Откуда... – закинув на плечо неизменную сумку, девушка неспешно сделала несколько шагов в сторону парня. – И… Привет. – Приветствие она произнесла как-то нерешительно. Все это было странно. С одной стороны приятно увидеть знакомого человека в таком месте.
Знакомого спасителя… Не преминул вставить свою шпильку внутренний голос.
С другой же… Весьма странно и как-то… нет, не подозрительно, но интересно, что он тут делает. В таком отдалении от родного города.
Эту мысль девушка и озвучила почти сразу.
- Что ты ту делаешь?– карий взгляд изучающе скользнул по некроманту, отмечая вполне заметные детали. Припыленная и слегка помятая одежда, ноги были закрыты ветками куста, но девушка не сомневалась, что и на них будут видны следы дороги. Парень явно был в пути не первый день.

0

10

Шейли не сомневалась в том, что брат решит всё проверить сам и не даст ей вмешиваться. В этом был весь он. Одного намека было достаточно для того, чтобы он обратил внимание на неё и, проследив за взглядом, смело отправился вперед.
Иногда ей даже казалось, что Алек уже ничего не боится и подобные встречи с нежитью его совершенно не удивляют и всё это уже давно стало для него какой-то обыденностью. Ничего нового, всего лишь часть их новой жизни, к которой они постепенно начинают привыкать. Можно ли привыкнуть к вечным бегам и борьбе за жизнь? Да, можно привыкну даже к этому, как бы грустно это не звучало.
И всё же она не смогла просто так оставаться в стороне, пока её брат пытался взвалить всю грязную работу на свои плечи, которым тоже нужен был отдых. Девушка поднялась и подошла ближе, чтобы у неё была возможность помочь ему, если что-то пойдёт не так, а не просто отсиживаться в стороне.
Внутри всё сжалось, когда Алек начал отводить в сторону ветвь дерева. она ещё не смогла отойти от прошлой встречи с нежитью, когда ей попался один из хороших друзей, обратившийся в тупую тварь, которая может только питаться другими. Не смогла убить тогда, не сможет и сейчас, даже если и понимает, что уже ничем не сможет ему помочь.
К счастью, всё обошлось без приключений. Вместо нежити или чего-то похуже этого, они нашли такую же пострадавшую от всей этой истории. Брат расслабился, а вместе с ним смогла расслабиться и Шейли.
- Хорошо, что всё хорошо, - мысленно облегченно вздохнув, прикрывая глаза, магесса подняла взгляд на незнакомку. Она не смогла признать в ней ту девушку, которую ещё в детстве заваливала вопросами. Это было очень давно и с тех самых пор многое изменилось, да и не было больше возможностей видеть ту леди, которую ночью спас её брат.
Вместо опасения внутри поселилось совершенно другое чувство. Неизвестность и что-то вместе с ней. Она не знала, как стоит себя вести и можно ли доверять этой незнакомке. Брат вел себя с ней, как со старой знакомой, точно так же разговаривала и она. Словно два человека, которые уже давно знают друг друга и вот нашли возможность встретиться.
Шейли могла бы расслабиться и просто довериться брату, но что-то не давало это сделать. Сначала она подумала, что виной тому эта война, когда даже самые верные друзья предают тебя просто из-за того, что хотят жить. Кто знает, чем могло бы обернуться и это знакомство, но тут всё же было что-то другое.
Не зная, стоит ли вмешиваться в разговор брата и что она вообще должна сказать, девушка замерла в шаге от парня, едва выглядывая из-за его спины. Чем-то это напоминало ей привычку ещё из детства, смотреть на незнакомцев, прячась за спину брата, словно она стесняется или же боится, что чужак сделает ей что-то плохое, а брат обязательно её защитит. Только сейчас вместе с этой привычкой было и что-то ещё.
Шейли сжала ладонь и легко прикусила губу, наблюдая за тем, как её брат общается с этой девушкой, попутно пытаясь её рассмотреть. Что-то в ней было знакомое, но что магесса не сразу смогла понять. Эта леди была старше неё, но младше её брата, хотя и Алек с возрастом практически не изменился и сейчас выглядел как одногодка этой девушки, не более того. Магия всегда делала своё дело и, если бы не эта болезнь, её брат выглядел бы ещё лучше, ведь магия не только продлевает ему жизнь, но и ранит его каждый раз, когда он не рассчитывает свои силы. Нарочно не рассчитывает их.
- Сейчас не время об этом думать. Я...- Мысленно запнувшись, так и не поняв, что сейчас может быть важнее этого, Шейли всё же набралась смелости и заговорила.
- Здравствуйте, - голос прозвучал немного неуверенно, словно она ещё боялась, что сейчас что-то сделает не так, но при этом её больше беспокоила реакция брата, чем этой девушки.

+2

11

- Узнала? - Некромант легко усмехнулся. - Он самый, - парень не стал распыляться на мелочь в виде уточнения того, что Марек было всё же не настоящим именем и тогда Джеральд назвал его реальное имя, которое эта девчонка вряд ли помнит.
Девчонка? Я бы так не сказал, Альв. Ты только посмотри на эти фор...
Меня это не интересует. Совершенно.
Мысленно, как и всегда, заткнув свой внутренний голос, маг вопросительно посмотрел на девушку, проявившую интерес к короткой части его биографии.
- Да, вот прогуливаюсь. Дай, думаю, наведаюсь к тебе, а то, может, ты тут скучаешь во время военного положения. Пейзаж ведь не меняется, а из гостей только скопления тупой нежити. Поболтать даже не с кем, - Алек скрестил руки на груди, продолжая смотреть на свою старую знакомую. Заклинание, которое он готовил для неожиданно встречи, рассеялось, не успев толком сформироваться во что-то сносное. - А ты? Решила пойти по ягоды и грибы? Или снова какую-то травку ищешь?
Альв, куда тебя понесло? Чёрный некромантский юмор в твоём духе, но, может, не сейчас, м?
Почувствовав, что Шейли подошла к нему сзади, парень бросил на неё взгляд через плечо, но ничего не сказал. Она, наверное, и не помнит того, что произошло несколько лет тому назад и не помнит о том, кто эта девушка перед ними.
В любом случае...
- Тебе нельзя нервничать. лучше посиди, пока я разговариваю, хорошо? - Голос прозвучал спокойно и в какой-то степени даже ласково. - Со мной всё будет хорошо, - понимая, что Шейли так просто не отступит от своего и почему она вдруг решила подойти, парень постарался быть как можно убедительнее. В любом случае, что ему может сделать эта травница? Ничего, только попробуй это объяснить его сестре, которой для начала нужно просто вспомнить Эдель, а уже потом объяснить ей, что не все перебегают на сторону Кейлеба. Разумеется. в том, что конкретно здесь делает эта травница, он не знал, как и то, какое положение она занимает между этими двумя баррикадами и что она забыла здесь.
Парень хотел добавить что-то ещё, но резко запнулся, когда заметил то, что сестра находится не только во взвинченном состоянии, но в какой-то степени не находит себе места.
Что это с ней?
- Тебе нехорошо? - Взволнованно посмотрев на девушку, временно забывая о том, что он собирался поговорить с травницей, Алек развернулся и сделал один решающий шаг к сестре - то малое расстояние, которое их до этого разделяло. Не церемонясь аккуратно взял её перевязанную руку, проверяя состояние повязки. - Почему ты не сказала, что она в таком состоянии? - За всей этой распланировкой дороги он не всегда мог уделить внимание поврежденной руке сестры. Он не сможет её вылечить до конца, но банальную заботу в любом случае нужно применять. - Если ты перестанешь заботиться о своей ране, то она распространиться дальше, - сказав ей то, что она знает и без него, отсчитывая, словно маленького ребенка, некромант нахмурился. - Нужно сменить, пока какую-то дрянь в неё не внесли. Я же говорил тебе. Почему ты никогда меня не слушаешься, - тихо вздохнув, парень бросил взгляд через плечо в сторону травницы. - Ты там будешь стоять?

+2

12

Узнала… Такого и не узнать.
- Ты не поверишь, но до этого прозвища додумался только ты. Так что узнать не стоило особых усилий. Да и не особо изменился ты за 10 лет, сказала бы вообще не изменился.
Стоило ей только закончить свою фразу, как парень вновь заговорил.
Да, вот прогуливаюсь. Дай, думаю, наведаюсь к тебе, а то, может, ты тут скучаешь во время военного положения. Пейзаж ведь не меняется, а из гостей только скопления тупой нежити. Поболтать даже не с кем…
Эдель посмотрела на некроманта как-то чуть усмехаясь что ли.
Если я Одуванчик, то ты будешь Ежик. Такая мысль заставила улыбнуться, но вслух озвучивать её девушка не стала.
- Шутку оценила – чуть хмыкнула, на парня взглянув прямо и уверенно. - Ты прав. Скучно невероятно. Думаю, чего дома сидеть, раны лечить, людей выхаживать да лекарство искать.  Лучше прогуляюсь, приключения найду на свою…голову.  Может нежить какую встречу, на опыты магам нашим притащу. А нет… так в кустах на знакомых некромантов наткнусь может. Тоже экземплярчик по нынешним временам весьма ценный и интересный.
Неожиданно за спиной парня появился новый участник данной сцены воссоединения… нет, не старых друзей. Просто знакомых, хоть и знакомых давно. Именно, что давно и тьма знает сколько не видевшихся… И можно ли назвать их знакомыми в полном смысле этого слова? Хотя они ведь познакомились – значит все-таки «знакомые». Но следует вернуться к новому участнику. Точнее участнице. Стоило девушке появиться рядом с Мареком, травница перевела взгляд на нее. Простое любопытство. Женское? Отчасти. Весьма миловидная блондинка, лет на десять младше самой Эди. Примерно столько было травнице в день её памятной встречи с некромантом. Немного растерянный взгляд, а после и неуверенный тихий голос:
- Здравствуйте.
Что-то в ней было такое, что заставило Эд улыбнуться. Легко и весело, будто приободряя незнакомку. А может и знакомку, имя-то девушки травнице пока не известно.
- Да уж… Здоровье в наше время точно не помешает, - да, тряхнув головой мол «не стоит сетовать», вновь улыбнулась. – И Вам добрый день.
Уж не попала ли ты, ненормальная, опять в какую-нибудь веселую историю не в то время, не в том месте.
Бурчание внутреннего голоса были оставлены якобы незамеченными, и девушка вновь повернулась к Мареку. Как раз вовремя, ибо тот продолжил диалог. Правда слова были обращены не к травнице, а к подошедшей к ним девушке. Эдель же тихо стояла и слушала, как парень выговаривает блондинке. Была в его словах и забота, и… нет, не раздражение, но какое-то непонятное чувство.
А далее и совсем неожиданный поворот. Что там именно происходило, Эдель не видела из-за спины Марека, но о многом могла судить по телодвижениям и словам парня. У девушки была рана, которая весьма беспокоила некроманта.
Странно… Внешне она не заметила у девушки никаких повреждений, та вполне уверенно сама стояла на ногах, на одежде тоже следов видно не было.  Из размышлений о том, что случилось с незнакомкой, Эдель отвлек вопрос парня, адресованный уже ей.
- Ты там будешь стоять?
Такой поворот сюжета заставил девушку встрепенуться и вспомнить, кто она. Не лекарь конечно, но все же. Травница-знахарка тоже многое может сделать, по крайней мере, что в её силах. А силы эти во многом приходят с возрастом и опытом. Посему она быстро в несколько шагов подошла к парочке. Теперь их и травницу разделяли всего пару веток. Но это не мешало Эдель уже смотреть более серьезно, становясь именно той, кем она была каждый день. Травницей Эдель.

+1

13

- Хорошо, - согласно кивнул на просьбу брата не вмешиваться в разговор и снова вернется к своему вечному "излюбленному занятию", Шейли сделала шаг назад, намереваясь вернуться к прошлому месту отдыха, но пришлось остановиться, когда Алек снова обратился к ней. - Со мной всё хорошо, - девушка улыбнулась. С самочувствием сейчас, и в правду, всё было хорошо, но что-то в её поведении, вдимо, всё же заставило брата немного понервничать. - Наверное, моя реакция на эту девушку? - Девушка попыталась представить свою реакцию со стороны, но так ничего и не смогла найти, что могло бы как-то выдать её плохое самочувствие. Ничего, хотя бы потому, что всё было хорошо.
И всё же её слов было недостаточно для того, чтобы брат поверил и не стал проверять правдивость её слов. Это не удивило Шейли, как и то, что первым делом парень стал проверять состояние её руки, ведь теперь именно она служит показателем того, как сильно болезнь успела внедриться в её тело и разойтись по нему своим горячим пламенем.
- Всё хорошо, - отдёрнув руку, когда некромант едва успел коснуться её, Шейли снова перевела взгляд на незнакомку. Не только не давая брату сменить повязку, но и частично выдавая подобное своё поведение. - Не нужно. Я сама, - постаравшись быть, как можно, убедительнее, девушка отвела взгляд в сторону, чтобы не смотреть ни на незнакомку, ни на брата. - Нам уже пора идти, иначе снова попадём на нежить, - коротко объяснив то, почему не стоит возиться её рукой и тереть на это время, Шейли направилась к оставленным возле дерева вещам. Ловко перебросила сумку через плечо и снова улыбнулась беззаботно улыбкой, словно ничего не произошло. - Пойдём? - Стоит отметить то, что магесса обращалась только к своему брату, мягко напоминая ему о том, что у них были кое-какие дела и им уже пора отправляться. Впрочем, прощаться с незнакомкой она тоже не стала, понимая, что решающее слово всё равно будет за её братом, но и пытаться выяснить, кем является эта травница, она тоже не стала.
Возможно, что потом она попытается что-то разузнать у Алека, ведь они разговаривали друг с другом так, словно были уже давно знакомы и были хотя бы просто друзьями, не говоря о лучших, хотя, она могла и ошибиться в своих доводах. В любом случае, думать об этом прямо сейчас, не хотелось. Настроение было не тем и усугублять его просто не хотелось. Обстоятельства не располагали.
Почему-то сейчас ей вспомнилась Алисия, которая осталась одна в Мирдане, без их поддержки. Шериан, конечно, говорила о том, что её тётя сможет позаботиться об эниде, но всё равно, иногда магесса чувствовала какую-то вину за собой.
Лис была одной из двух девушек, к которой Шейли успела привыкнуть. Шериан всегда была для неё ещё одной мамой, а Алисия той, кто проводил с ней большую часть своего времени, когда брат снова уходил куда-то по делам. Со временем многое изменилось и в жизни брата появилась ещё одна некромантка.
Раньше Шейли многого не понимала и брат даже не пытался ей что-то объяснить, но теперь был дополнительный повод для беспокойство. Новые знакомства: одно за другим, которые, кажется, не сулили ничего хорошего.
- Кажется, я становлюсь слишком мнительной, - девушка тихо вздохнула и сделала шаг в сторону зарослей, намереваясь сделать первый шаг в ещё одну дорогу, которой, казалось бы, уже нет ни конца, ни края.

+1

14

В ответ на шутку травницы некромант сдержанно усмехнулся. У него было кое-что важнее, чем перебранки с Эдель, даже если эта перебранка шла в дружеской форме.
Алек удивлённо посмотрел на сестру, когда по непонятной ему причине просто взяла и отдёрнула руку, не дав ему возможности не то что осуществить задуманное, а даже приблизиться к нему.
Я чего-то не знаю?
Непонимающе посмотрев на сестру, маг не стал спрашивать, что не так. Не успел, Шейли частично сама выдала ему ответ на незаданный вопрос. Посмотрев на травницу вслед за Шейли, маг шумно выдохнул, закрыв глаза.
- Хорошо. Мы вернёмся к этому немного позже, - понимая, что сестра не отступит от своего, Алек не стал предпринимать ещё одну попытку сделать задуманное, оставив девушку в покое.
Ты решил кому-то уступить?
Внутренний голос присвистнул, но не получил в ответ ничего кроме характерного хмыка некроманта. Он, если говорить честно, не совсем понял поведение его сестры и чем именно её смутило появление Эдель. Побеспокоилась за него или же просто незахотела доверять себя кому-то кроме него? Не хотела показывать свою рану?
Или же что-то уже придумала себе?
Вопросительно изогнув бровь, провожая взглядом сестру, маг бросил короткий взгляд в сторону травницы, которая, кажется, собиралась ему помочь, но та ничего ей и не сказав, вернулся к их оставленным вещами и уже вместе с ними направился следом за сестрой. В отличие от неё, притормозив у травницы.
- Как далеко здесь до ближайшей деревни или города, которая ещё держится? - Если вести о главных городах доходили быстро, то о малых и деревнях чаще можно было узнать либо от спасшихся жителей, либо проверив это самим. На последнее времени не было. Первый вариант был ближе. Если Эдель забрела сюда в поисках каких-то трав или чего-то ещё, то, значит, где-то здесь должен быть и её дом, но сначала... - Шейли, - бросив взгляд в сторону сестры, которая, кажется, сама решила наметить им новый путь, Алек её окликнул и почти сразу же объяснил своё поведение. - Нам нужно пополнить свои запасы, пока она окончательно не иссякли, перед тем, как отправляться дальше, - его и самого не сильно радовало то, что придется терять даже несколько часов, но это было необходимостью. Если запасы воды они уже успели пополнить на долгое время, то с остальным было не густо. - Если будет чем пополнить, конечно.
С этим положением во многих городах высыхало практически всё, поэтому маг бы не удивился, если бы и в доме Эдель на счету была каждая крошка.
Когда-нибудь нужно будет всё же положить этому конец, но пока...
Пока приходилось просто отсиживаться в стороне. Некромант даже не пытался как-то обмозговывать эту ситуацию и искать возможные выходы. Голова была забита именно сестрой, а не мирскими проблемами.
Снова твой эгоизм. Ты сейчас правда о сестре думаешь или же о себе? Некромнат до мозга костей...
Вопрос, конечно, интересный, но я, пожалуй, промолчу.
- Ведите, Ваше Высочество, - Алек, такой Алек, даже в такое время не лишает себя возможности немного поиздеваться над кем-то, что в последнее время выдавалось крайне редко и чисто для того, чтобы немного разбавить нелепо-сложившуюся ситуацию, а сейчас это шло в удовольствие.
Как бальзам на душу.
Сделал гадость, на сердце радость, да, Альв?
И всё же мне интересно, какого мантикора она забыла здесь в глуши, когда здесь полно всякой нежити.
Днём этой дряни было значительно меньше, чем с наступлением темноты, но всё равно. Насколько он знал, эта травница не обладает даже зачатками магии. Соответственно, постоять за себя она вряд ли сможет.
А ты забыл, как тебя когда-то одна эльфийка бахнула каким-то зельем и ты почти сутки считал птичек, которые кружили у тебя над головой.
И то верно...

+1

15

Поведение девушки не ускользнуло от внимания травницы. Та нервничала или что-то вроде этого. Вот только с чего? Хотя с другой стороны разве не с чего? Они с парнем в лесу, на чужих землях (вроде как), а тут ещё и какая-то незнакомка встречается им на пути. Может, если бы Эдель и вторая девушка узнали хотя бы имя друг друга стало бы проще… Наверное. Ведь они были знакомы, пусть и недолго, но в памяти Эди это оставило большое впечатление. Только вот уже прошло десять лет. Шейли очень изменилась, выросла, посему Эд просто не могла узнать её вот так. Вот и оставалось ждать, пока до некроманта дойдет, что по правилам приличия незнакомых людей должен познакомить их общий знакомый. От легкого каламбура девушка усмехнулась и вновь посмотрела на парня. Ибо её внимание девушке явно было не нужно, как впрочем и профессиональные навыки. Более того та, похоже, просто мечтала поскорее оказаться подальше от этих мест и травницы в частности.
В это время парень закончил один разговор и вновь обратил свое внимание на неё.
- Как далеко здесь до ближайшей деревни или города, которая ещё держится?
- Вильсбург , - не задумываясь , Эдель махнула рукой куда-то на северо-восток. Да и чего задумываться, если она как раз оттуда пришла. Ехидный внутренний голос так и хотел добавить:
А что ты даже не знаешь, что находишься в двух шагах от столицы Остебена?
Но девушка благоразумно промолчала, пропустив этот внутренний комментарий и отвечая на вопрос парня.
- Часа два, может чуть больше. - Оглядев обоих, добавила – довольно быстрым шагом. Максимум три с половиной. Только… - тут она замолчала.
Только из-за тебя я опять не найду то, что искала. Идти завтра? Возможно. Но не факт, что день будет такой же удачливый и благосклонный, что не встретила на своем пути никаких приключений. Ну за исключением этого…старого друга. С другой стороны, ее статус и род деятельности обязывали помогать ищущим и страждущим. Посему травки-деревья в сторону, ведем путников обратно в город.
- Ведите, Ваше Высочество, - ехидная фраза парня, непроизвольно заставила девушку улыбнуться. А после… Ответить чем-то таким же. Может это было как-то по-детски, но...
- Конечно. Как пожелает Ваша Светлость, - промолвив это немного кротким голосом, как и подобает при таком обращении, девушка закончила фразу глубоким реверансом, склонив голову  и разведя руки, держащие воображаемый подол. Задержавшись так на пару секунд, она сначала подняла взгляд на «светлость» и только потом выпрямилась, поправляя сумку.
А после, ещё раз оглядев парочку, сделала пару шагов в сторону леса.
- Ну-с? Вы идете? Только учтите, приключений найти не хочу. Поэтому идти строго за мной, никаких других тропинок и… побыстрее.

0

16

- Хорошо. Мы вернёмся к этому немного позже, - вместе с этими словами девушка почувствовала пришедшее облегчение. пытаться сейчас что-то объяснить блату, тем более в присутствии этой девушки, ей точно не хотелось. Да, и что бы она ему сказала? Что его старая знакомая не вызывает у неё доверия.
- А вместе с этим и кое-что ещё... - Шейли сжала руку - это помогало ей немного отвлечься от ощущений и куда-то выплеснуть ненужные эмоции. В отличие от брата, она не могла ловко играть на публику и скрывать всё внутри себя, чтобы никто не мог подсмотреть. У неё всё и всегда было на лицо и при желании, Алек бы всё это понял. Это ей всегда приходилось долго копаться в потёмках его души и искать тщательно скрытые ответы на свои вопросы, но с годами она научилась и этому. - Но он всё равно не сможет понять абсолютно всего...
- Шейли, - радоваться своей маленькой победе, а вернее отсроченному поражению, пришлось не долго. Она снова услышала голос брата, обращающегося к ней, и последующие его слова её совершенно не порадовали. Если сначала она решила, что он просто спросит у этой девушки, где можно будет просто остановиться, то сейчас она понимала, что идти им придётся по одному пути и скорей всего даже в один дом, чего ей точно не хотелось.
пытаться переубедить Алека - верх идиотизма и заведомо проваленная попытка что-то исправить. К тому же, тогда он точно захочет узнать причину того, почему она так себя ведет.
- Придётся смириться с этим... - мысленно вздохнув, девушка попыталась взять себя в руки и немного расслабиться. В любом случае, брат должен знать, что он делает и вряд ли он поступит сейчас неправильно. Конечно, всем свойственно ошибаться, но, если Шейли не доверяла этой девушке, то она полностью верила своему брату.
Магесса остановилась и дождалась, когда девушка вырвется вперед, а брат подойдёт ближе. Конечно, высказывать своё отношение ко всему этому Шейли не стала, поэтому прости тихо шла рядом с братом, не говоря ни слова. Снова, как и в детстве, выступала в роли его хвостика, хотя в данной ситуации это её несколько успокаивало и уже успело войти в привычку. Во-первых, Алек сам настаивал в последнее время чтобы она всегда была рядом из-за того, что приключения можно найти себе на каждом углу, да и её состояние напоминает какое-то странно заклинание с неизвестным тебе эффектом, но ничего не поделаешь. Во-вторых, присутствие брата рядом всегда её успокаивало. Появлялось это чувство защищенности. Ещё бы, после того, как она потеряла мать, которую даже не знала, а потом и отца, которого не успела хорошо узнать, Алек - был для неё единственным островком спасения, который всегда был рядом в нужный момент. Вот так и сейчас рискует собой только ради того, чтобы найти это лекарство, не зная даже о том, есть ли оно на самом деле и сможет ли оно им помочь, когда ему самому нужна помощь.
- Наверное, именно поэтому я не могу назвать его эгоистом... - она понимала, что и в этой ситуации он может что-то делать для себя, но в тоже время он не пытается спасти жизнь себе, словно какой-то неправильный некромант, который в первую очередь пытается ублажить свой эгоизм через других, а потом уже через себя. - Если вообще будет...
Шейли сильно сомневалась в том, что брат пустится на поиски лекарства для себя, даже если они смогут найти лекарство для неё.

+1

17

Алек кивнул на слова Эдель относительно времени и дождался того момента, когда девушка перейдёт от разговоров к делу, показывая нужную дорогу. Он и сам понимал, что сейчас нет времени на бессмысленные и долгие остановки, если ты, разумеется, не самоубийца, но к подобным некромант себя не причислял, поэтому, захватив все вещи, последовал за травницей, не отходя далеко от сестры. Не столько привычка, сколько необходимость находиться рядом с ней, но у Шейли. кажется, это было совершенно другое. Впрочем, парень особо не заморачивался на этот счет. Главное, что она шла рядом и в случае чего, он успеет вмешаться.
Молча, смотрел на дорогу, прислушивался к окружению, изредка отвлекаясь только на мысли о том, что же именно привело сюда травницу. Не похоже на то, что она просто решила прогуляться в воскресное утро по окрестностям, которые кишат нежитью. Был определенный риск, который она осознавала, исходя уже из её слов об осторожности и живости, но что-то толкнуло её на такой шаг. Что именно - маг спрашивать не стал, пытаться питаться одними только догадками на этот счёт - глупость. Можно выстроить и логическую цепочку, но какова вероятность того, что это не только реально, но действительно? Приблизительно один к двум.
Большая часть дороги прошла в молчании. Алек никогда не был любителем почесать язык во время дороги и этот случай не исключение. Лень было искать подходящую тему для разговора, а задавать банальные вопросы о том, что произошло за эти года - не хотелось.
Когда нет интереса к подобному и вопросы кажутся ненужными и кривыми.
Мысленно усмехнувшись, маг перевел взгляд на сестру. осторожно поднял руку и опустил ладонь на её голову, чуть взъерошил волосы и улыбнулся. В последнее время обстановка слишком накалилась и больше соответствовала событиям, связанным с гибелью мира, но этот факт уже ухудшает само состояние Шейли, а добавлять ещё - не хотелось. И если он правильно заметил, то девушка была чем-то обеспокоена. Возможно, что именно появлением Эдель, которую она не помнит в силу своего возраста и изменения во внешности травницы или же что-то ещё.
- Шей...Всё хорошо, - голос прозвучал достаточно ласково и соответствовал появившейся на лице улыбке. Это бывало крайне редко, но сестра всё же входила в список исключений некроманта.
Если это поможет ей немного расслабиться и отвлечься - я прибью себе эту улыбку гвоздями.
Как мило.
Внутренний голос саркастично хмыкнул и заткнулся так же быстро, как и возник. Давно он уже не отвлекался на что-то подобное.
Снова перевел взгляд на дорогу. Несколько секунд и улыбка снова пропала, возвращая привычное безэмоциональное лицо мага. Только спокойствие и сдержанность, ничего лишнего и невяжущегося с тёмным магом.
Сейчас было не самое подходящее время на длительные отвлечения от основного действия. В отличие от Эдель и сестры он быстрее сможет почувствовать наличие нежити, но пока всё было спокойно.
Оставить у Эдель надолго он не планировал. Единственное, что им было нужно, это восполнить свои запасы и, возможно, какое-то время отдохнуть. Дольше одной ночи это не продлиться. У них просто нет времени на то, чтобы оседать где-то на длительный срок. Всё должно быть предельно быстро. исключения составляют только перепады в состоянии Шейли, не более этого. К тому же, вред ли кому-то понравится пребывание некроманта на защищенной территории, когда именно некромант виной тому, что твориться в Рейлане. Пусть и сам Алек виновником этого не является.
Это с какой стороны посмотреть.
Не он дал Кайлебу большую часть ключей и не он не взял во внимание пропажу одной из реликвий, но всё же это сделал его отец и Алек мог бы этому помешать, если бы был дома, а не был изгнан.
Обрести прощение только после того, как отец одной ногой находится на том свете.
Некромант усмехнулся. В этом не было ничего веселого, но дело скорее было в том, что в этом прощении маг не нуждался. Его всё устраивало и так. Находиться в неведении всего этого и как можно дальше от своих воспоминаний.
Всё равно они находят меня везде, ведь они неотделимая часть меня.
Как не крути, а это было именно так. Иного не дано.
Бросив короткий взгляд в сторону Азерота, пусть его отсюда и не было видно, некромант неосознанно нахмурился.

0

18

Весь путь прошел в молчании. Точнее в её молчании. А о чем им говорить? Как прошли эти десять лет да вспоминать прошлое? Глупо. Они не такие близкие знакомые, чтобы предаваться воспоминаниям или обсуждать прошедшее, с их последней встречи, время. Сейчас она была просто проводником. Доброй душой, что решила помочь странникам и провести их в безопасное место, дабы те могли отдохнуть, прийти в себя и набраться сил. Вскоре лес поредел, а потом и вовсе сошел на нет. Вильсбург вырос перед идущими как-то неожиданно. Некогда величественный и красивый, сейчас он был лишь неким подобие старой столицы. Какой-то пожухлый и серый. Или это еще погода и время года нагнетали негативных оттенков. Хотя с другой стороны им и красотами любоваться нет времени. Эдель вела брата с сестрой известной ей дорогой довольно быстро. В город они попали беспрепятственно и уже через какое-то время шагали по мощенным улицам, вроде в сторону центра, но в тоже время и нет. Скорее куда-то северо-западнее центра города. Редкие прохожие не обращали особого внимания на троицу. Главное – не наткнуться на стражу, а то замучаешься объяснять кто эти двое и что им здесь надо. Посему в городе девушка шаг ускорила, только бросив через плечо негромко:
- Давайте быстрее. А то вам же будет хуже, если вас увидит Стража.
После чего свернула с улочки в какой-то проулок. Минут десять по нему и они на другой небольшой удочке. А там… Там сразу поднялась  по крыльцу ближайшего дома. Только после этого заговорив.
- Ну вот мы и пришли. – Ключ в скважину и тихий щелчок открываемого замка. – Проходите. Чувствуйте себя почти как дома. – И вошла первая.
Дом был небольшим. Вошедшие сразу попадали в прихожую-холл, откуда вело две двери (сейчас открытые) – в гостиную и кухню. Кроме того здесь была лестница на второй этаж, где располагались две спальни и  еще одна лестница – на чердак, который вот уже сколько времени выполнял функцию комнаты Эдель и Лиз.
Из гостиной слышался шум. Туда же девушка и направилась сразу. Будто и забыв про гостей, что пришли с ней.
- Привет. – негромко так окликнула, ответом ей был тихий женский голос и неуверенный топот маленьких ног.
Бросив сумку у входа в комнату, она наклонилась, закрывая от Марека и Шейли того, к кому так тянулась. Но уже через мгновение выпрямилась, прижимая к себе дочь и покрывая её щечки  поцелуями.
- Солнышко моё, - девочка ответно улыбалась
- Ма.
Заметив еще две фигуры, девчушка с любопытством выглянула из-за материнского плеча, не отпуская маминой шеи и прижимаясь к ней. Девушка же так же прижимала ребенка к себе, вдыхая родной запах. Серые глаза всё так же с любопытством смотрели на некроманта и девушки. Правда сейчас было видно только их да кудрявые русые волосы.

0

19

Появление травницы и само её присутствие давили на магессу, вгоняя её в мысли о том, что же связывает брата и эту незнакомку вместе. Она даже не заметила того, как дорога постепенно подходила к нужному месту, куда девушка вовсе не стремилась попасть, но всё изменилось с этим невинным прикосновением Алека. Его рука коснулась волос и Шейли вынырнула из этого мира беспокойных мыслей. С полуприкрытыми глазами она наслаждалась его прикосновением и этой редкой улыбкой, которую в последнее время от некроманта практически невозможно было добиться. Впрочем, он никогда не был улыбчивой и особо радостной особой в отличие от неё, но и постоянной серо-черной тучкой - тоже.
От его улыбки на сердце стало теплее, Шейли не спешила закрывать глаза, хотела насладиться улыбкой мага, которая вскоре всё равно исчезнет и неизвестно, когда ещё появится.
- Да, - она кивнула на слова брата, пусть это было и не совсем так. Его голос успокаивал, как и само присутствие. Было легко и сразу возникло желание влезть под его заботливое крыло, что со стороны могло бы казаться несколько странно в силу её возраста, но вед иногда так хотелось наплевать на эти правила...
Эдель поторопила их, руша эту короткую идиллию, созданную некромантом. будь у Шейли нрав потверже и характер по-сквернее, она бы в этот момент адресовала бы травнице не наилучший взгляд, а то и позволила бы магии вылиться в какой-то подзатыльник от ближайшего дерева, но всё это осталось за пределами сознания. Девушка просто смирилась с тем, что брат больше не улыбается и снова играет роль черствого некроманта, как и он и должен был быть по меркам их отца.
Магесса вздохнула, но не стала ничего говорить или желать, только ускорила шаг, чтобы побыстрее добраться до нужного места. проблем ей точно не хотелось. Зная Алека, проблемы были бы у обеих сторон и достаточно крупные, но на это нет времени.
Оказавшись уже непосредственно в городе, Шейли шагнула ещё ближе к брата, на этот раз беря его под руку и едва ли не прижимаясь к нему. Ещё одна картина изуродованного города, который пострадал от действий некроманта. Она никогда не сможет понять этого поступка, как и не сможет спокойно смотреть на эту картину, умирающего мира, даже если люди пытаются хоть как-то сохранить видимость спокойной и защищенной жизни - это далеко не так. Она чувствует это.
Картина города закончилась, когда девушка уткнулась носом в плечо брата. Благодаря за годы жизни, которые она провела рядом с ним, девушка уже научилась доверять ему настолько, что спокойно могла дойти до нужного места, совершенно не следя за дорогой, ведомая только им.
Она чуть отлипла от парня только тогда, когда они оказались в доме Эдель. Шейли осмотрелась, пытаясь понять, куда их привела травница. судя по всему, все же к себе домой, но жила она там далеко не одна. Не став прислушиваться к чужим разговорам она обратила внимание только на ребенка, которого вскоре показала Эдель.
Магесса легко улыбнулась, чуть протягивая руку вперед, но не для того, чтобы коснуться ребенка. Рука замерла на приличном расстоянии от малышки, ладонью к верху, пока, словно из ниоткуда, на ней не появился крохотный фонтанчик, берущий начало из центра ладони. Сначала сформировался небольшой водяной шарик, приобретающий форму лебедя, который свободно умещался на ладони Шей.

+2

20

Алек привык к миру, который создал Кайлеб. Для того, чтобы что-то создать нужно разрушить старое. То, что устоялось веками и редко подвергалось весомым изменениям. Из праха должен был родиться новый мир, а пока он умирал, забирая с собой всех неугодных и слабых. В этой войне Эарлан старался казаться сильным ради сестры, но не всегда удавалось это сделать так, как он того хотел.[AVA]http://s7.uploads.ru/9rwTd.png[/AVA][i
Сильные не бегут от огня.
Он много раз задавал себе вопрос, пытается ли помочь сестре или бежит от неминуемой схватки, зная, что в конце останется ничтожный клочок земли, на котором погибнет один из них. Ни Алек, ни Марек смерти не боялись и вопреки своему эгоизму плевали окружение, но не могли и не хотели лишиться самого дорогого, что у них осталось.
Алек уже отказался от всего, что когда-то связывало его с Альянсом. От отца, власти, даже оболочка Алисии была далеко от него. Сколько он ее не видел? Неделю? Две? Месяца? После встречи с Айрин, Эарлан понял, что гоняться за оболочкой бесполезно, когда ее содержание находится далеко от тебя. Коснуться можно оболочки, но не содержания. Заменить утраченное — невозможно и он это понял. И все равно оставил оболочку себе, не стал нести ее к Кайлебу и просить переселить душу Лис в ее законное тело — привязался к эниде. Она живет чужими эмоциями, тоже любит и не может избавиться от проклятия связи с хозяином. Для нее мучение находиться вдали от него, а ему было тяжело прощаться…
Шейли прижалась и выдернула некроманта из мыслей. Он обнял сестру, создавая иллюзию защищенности, в которой она так нуждалась. Светлые маги ранимы, так же, как и эльфы, не выносят проявлений темной магии и умирают вместе с миром душой. Эарлан сожалел о том, что когда-то не позволил Шей заниматься темной магией и толкнул ее на светлый путь. Если бы не его эгоизм, сейчас она могла перенести все легче и не переживала бы по поводу умирающего мира и людей, которые ее окружают. Могла бы защититься от них безразличием некроманта и закрывать на все глаза, пока не заденут самолюбие. Он считал, что лучше жить без некромантии, идти вразрез с черной дорогой и противиться отцу. Не заметил, как стал его отражением и насильно заставил девушку измениться, а она поддалась, как со временем поддался и он…
Он хотел сказать, что скоро все закончится, но не мог лгать сестре. Все закончится тогда, когда он признается себе в нежелании сходиться один на один с Варлоком, как когда-то. Тогда амбициозный мальчишка рьяно защищал свое и плевал на мнение брата, потерявшего сестру. Теперь бороться было практически не за что. Самое драгоценное было рядом с Каем и ненавидело его, вопреки всем желаниям Эарлана. Он оказался слаб и не смог воскресить ту, кого так желал и… любил.
Ну, вот мы и пришли.
Марек поднял взгляд. Состояние дома, его внешний вид и содержание некроманта не волновали. Гостеприимство Эдель было как нельзя кстати и пренебрегать им мужчина не видел смысла. Шейли нужен должный отдых, а открытое небо не способствует выздоровлению — огонь разводить нельзя, магией пользоваться – нежелательно, а греть своими силами — сложно. Это только сон, а помимо него есть и многое другое, что влияет на ее состояние.
Спасибо, что приютила, — слова благодарности непривычны и несвойственны некроманту, но в этом случае они были уместны — влияние сестры оказывает положительное влияние и с годами Алек научился смотреть на вещи немного иначе, чем раньше.
И это делает меня слабым…
Оказавшись в доме, не мертвый повернул голову в сторону гостиной. Он еще не видел ребенка, но чувствовал сильный поток магии. Невольно напрягся и потянул Шейли к себе. Их приютили, но инстинкты остались. Эарлан чувствовал что-то странное, сильное и незнакомое ему.
Ребенок?
Вэлех удивился. Он ожидал, как минимум, взрослого мужчину, а то и старика архимага, который возглавляет эту семью, но увидел самого обычного ребенка с ореолом стихии огня.
Дракон? — тихо выдохнул некромант. Самыми сильными магами всегда были драконы — их стихия живет с ними так же едино, как ламары с океаном, без которого ни те, ни другие существовать не могут. Одной капли крови дракона достаточно для того, чтобы любой пустяковый эликсир повысить до ранга смертельного оружия. Одной капли… Это он слышал от своих учителей, но сам никогда не пробовал добавлять в зелья такой сильный ингредиент, который еще и достать практически невозможно.
Одной капли крови могло бы хватить для того, чтобы усилить эффект от целебного зелья и попытаться снять симптомы болезни Шейли, но попросить эту каплю у Марека язык не поворачивался. У него не было своих детей, но он понимал, что никакая нормальная мать не позволить делать из своего ребенка подопытного кролика.
Шей взглянула на ребенка иначе, как и подобает девушкам и светлым магам. Алек пересилил себя и отвел взгляд от ребенка, чтобы лишний раз не дразнить себя и не вызывать желание обнаглеть, как истинный некромант.

+1

21

Девчушка зачарованно смотрела на лебедя. Ничего не было и вдруг раз, такая занятная фигурка. Она была еще мала, чтобы понимать основы магия да и вообще что это такое. Ей был интересен сам факт неожиданного появления из воздуха нового, интригующего предмета.
Травница мягко улыбалась, наблюдая за дочерью и девушкой. В свое время она так же завороженно смотрела на появляющиеся и исчезающие в мгновения ока фигурки и символы. Правда, в её случае они были сотворены из огня, а не из воды.
Малышка же неотрывно следила за чуждой ей стихией и даже пыталась потрогать пальчиком – настоящее ли. Чуть свиснув с рук Эдель и совершенно более не обращая внимания на мужчину.  В её возрасте ничего не страшно, если мама рядом, а тем более, если ты сидишь у мамы на руках .
В отличии от дочери девушка на парня взор свой обратила. Точнее сначала, она, так же как и Лиз, была увлечена водным лебедем в руках Шейли, но стоило с губ некроманта сорваться заветному слову, как тут же лебедь ушел не то что на второй, а на десятый план, и взгляд карих глаз практически пронзил мужчину.
Неосознанно Эд крепче прижала к себе девочку, собираясь, будто хищник перед прыжком. Один неверный бы шаг от некроманта или движение, она бы набросилась как волчица, охраняющая своё дитя. И не важно, что природа не одарила её даром магии. Самая сильная магия – это любовь матери, что защищает своего ребенка.
Пристальный взгляд… Пристальный, настороженный, предупреждающий и … испуганный.
Только когда Марек отвернулся, девушка чуть расслабилась. Опасность миновала… Вроде как. По крайней мере, хотелось в это верить.
- Кто… - голос предательски дрогнул и захрипел. Пришлось прокашляться и заговорит вновь. – Кто будет чай? К сожалению, выбор у нас не большой, но могу предложить еще сыр, хлеб. И надо еще посмотреть, что есть в кладовой.  Варенье было точно. – Не отпуская Лиз с рук, девушка повернулась полностью являя гостям не только серые глаза и кудрявую голову, но и всю обладательницу того дара, что заметил в ней Эарлан.
Девочке было на вид года 2, может чуть меньше, а может чуть больше. Полная противоположность матери. Русые локоны, серые глаза. Некогда чистое утром, но уже запачканное вишневым вареньем, бело-голубое платье.
- Ну так что? Будете завтракать… Или скорее уже обедать, - поправила себя с легкой улыбкой. – Или так и будете стоять почти на пороге? Проходите. Мы не кусаемся.

+2

22

Шейли увлеклась малышкой. Девушка давно не видела маленький детей, да и настолько маленьких, видела ли вообще? Только когда сама еще была ребенком, но не помнила. Магесса с интересом наблюдала за ребенком, которому нравилась магическая диковинка и не замечала, что брат «умиляется» ребенком совершенно по другому поводу. Она была слаба для того, чтобы ощутить в полной мере поток чужой манны, поэтому он был сильно ослаблен и сошел за обычный ореол человека, который был рожден с огнем в душе и сердце.
[AVA]http://s7.uploads.ru/9rwTd.png[/AVA]
А стоило бы обнаглеть.
Рядом с ним был отличный шанс вылечить сестру и не гоняться за мнимым спасением, которого может не оказаться вообще. Кровь дракона — лучшее средство забыть обо всех проблемах сразу и нужно ему совсем немного, пару капель крови, она и не заметит, что что-то не так.
Алек заметил, что травница переменилась в лице и из гостеприимной хозяйки превратилась в мать, которая готова защищать своего ребенка до победного, зная, что перевес не на ее стороне. Материнский инстинкт — не лучшее, чем могли наградить боги. Вэлех считал это мешающим проклятьем, которое не дает мыслить здраво. Он сам не раз попадал на удочку братских чувств и рисковал всем, когда мог холодно оценить ситуацию и сделать все с меньшим ущербом. В жизни не обойдешься без минусов.
Не мертвый усмехнулся.

Шейли перестала поддерживать заклинание и вода исчезла, «растворившись» в ладони. Девушка удивленно осмотрелась, заметив, что между братом и его старой знакомой происходит что—то странное.
— Словно воды в рот набрали… — мысленно отметила магесса, но решила не вмешиваться. Она не помнила Эдель и не знала, что связывает ее с братом и почему вдруг они с дружеского едва ли не перескочили на врагов. Повисло неловкое молчание, которое нарушила хозяйка дома. — Я буду, — Шейли улыбнулась. — Давно не пила чай, поэтому буду рада всему, чем угостят.
Надеясь, что настроение брата пройдет, светлая прошла в дом, пользуясь приглашением травницы. Стоять на пороге, действительно, не самая лучшая затея.

Присоединяюсь к желаниям Шейли, — спокойно ответил некромант, опустив момент с недоразумением. Знать о его планах и желаниях Эдель не обязательно. Алек еще не решил, как он поступит в этой ситуации и будет ли брать то, что ему нужно или ограничится гостеприимством хозяйки.
Алисия точно бы дала ему по голове чем-то тяжелым, если бы узнала, что он думает навредить ребенку и пренебречь оказанным вниманием и добротой в военное время, когда каждая кроха на счету, а непрошенные гости, в особенности некроманты. До добра не доводят и тянут за собой шлейф из смертей.
Эарлан не хотел вредить ребенку, но, защищая чужого отпрыска, пренебрегал возможностью исцелить сестру.
Забросив попытки бороться с принципами и желаниями, мужчина прошел в дом и осмотрелся.
Давно я не видел целые дома.
С тех пор, как они покинули Сеонес, на пути встречались уже разрушенные или сожженные города и деревни. Мир страдал от перчаток некроманта, сжимающих ему горло, и Алек отвык видеть уцелевшие строения. Не хотел представлять Азерот и приближенные города, на которые свалилась милость Варлока. Родина волновала не мертвого в самую последнюю очередь, другое дело Сеонес, где он оставил Алисию. Самый крепкий город — город воинов, но и на него найдется брешь, в которую может полезть нежить, а что его ждет потом — история знакомая и предсказуемая. Очередное падение и подчинение.
Тебе помочь? — спросил, обратившись к травнице.
Сидел бы и отдыхал в гостиной, как положено гостю и наслаждался бы тишиной и спокойствием. Нет же. Решил дать себе возможность поговорить с Эдель наедине на тот случай, если он захочет воспользоваться кровью ее дочери.

+1

23

Лиз разочарованно выдохнула, когда лебедь исчез и ладонь девушки стала пуста. Еще бы – такое необычно развлечение.
Травница же поцеловала дочку в лоб и опустила на пол, успокоившись слегка, но все же поглядывая на некроманта.
- Милая, иди поиграй, - и чуть подтолкнула ту в сторону гостиной, неосознанно все равно оставаясь между дочерью и парнем.
- Я буду, - немногословная гостья все-таки подала голос, заставляя Эд вновь дружелюбно улыбнуться.
- Вот и замечательно, тогда ты тоже можешь пройти в гостиную, посидеть отдохнуть, а я пока все приготовлю, - кивок легкий в ту сторону, куда убежала, сверкая пятками Лиз. Хотя сама обладательница этих самых пяток сейчас хитро выглядывала из-за косяка комнаты, выжидательно смотря на Шейли. – А ты ей понравилась, - вновь улыбнулась девушка. – Даже странно.
После чего, решив что всё-таки пустыми разговорами сыт не будешь, отправилась на кухню. Фраза Марека про дома настигла её как раз в момент, когда она проходила мимо него. Задержавшись на мгновение, девушка негромко прокомментировала данное замечание.
- Несмотря на свою хрупкость, Вилсбург держится. Маги здесь сильны… А этот дом,- запнувшись на полу слове, Эд не сразу подобрала слова. – Знаешь, говорят у каждого дома есть свой Хранитель. Не знаю, как у других, но у этого точно есть. И дом, и его обитатели под охраной. -  Нет, она не хотела запугать или как-то впечатлить. Просто констатировала факт и продолжила свой путь на кухню.
По крайней мере, я надеюсь, что кое-кто до сих пор держит свое слово и не забыл про этот дом и его обитателей. Особенно про одну маленькую обитательницу.
Мысли о нем, заставили глубоко вздохнуть и закрыть глаза, а сердце сделать несколько резких и быстрых ударов, гораздо быстрее, чем билось до этого. Хорошо, что Марек остался за её спиной и не видел, как девушка почти до боли закусила губу, отгоняя от себя эти мысли. Мысли о том, кого хотела вот уже почти 2 года выгнать из своей души и разума. Хотела, но не могла. Как и не могла выгнать его из своей жизни, ибо частица их обоих сейчас чем-то гремела в гостиной.
— Тебе помочь? – вопрос донесся, когда травница, справившись с собой, уже открывала дверь на кухню.
- Ну, если ты сможешь порезать хлеб и сыр, то милости прошу, - бросила, даже не повернувшись, и вошла в кухню. Принявшись тут же наливать в чайник воду из ведра небольшим ковшиком. После чего чайник был водружен на очаг, а сама хозяйка положила на стол половину головки сыра и свежую, испечённую утром Женеврой, ржаную колобашку.

+1

24

[AVA]http://s7.uploads.ru/9rwTd.png[/AVA]— Угу, — Шейли кивнула, улыбнувшись. Она заметно успокоилась, когда увидела ребенка и совсем забыла, почему еще пару минут назад не хотела идти в дом травницы. Магессе было интереснее поиграть с маленьким ребенком, чем вникать в разговор брата и Эдель, поэтому она охотно отправилась в гостиную, чтобы там поиграть с малышкой. — Я тогда покажу ей еще несколько фокусов.
Шейли… — некромант укоризненно посмотрел на сестру. — Ты же знаешь, что тебе не…
— Нельзя использовать магию слишком часто, — устало дополнила девушка и кивнула. — Я помню. Я немного. И бытовушку.
Увидев улыбку сестры, не мертвый смирился и не стал настаивать на своем.
Только немного и бытовую, — сказал, как разрешил.
Шейли ничего не ответила, только улыбнулась и, догнав ребенка, продолжила играться водяными фигурками, словно маленький ребенок, кем она всегда и была для Эарлана. Марек усмехнулся, наблюдая за весельем сестры. Он давно не видел ее такой и не хотел отнимать у нее кусочек счастья, зная, что впереди их ждет дорога в земли некромантов, а там ничего светлого не будет.
Услышав слова травницы, Вэлех отвлекся от любования сестрой.
Я не верю в существование богов и тем более хранителей, — спокойно ответил некромант, посмотрев на женщину через плечо. И пресловутый Безымянный, которому было плевать на то, что в его мире твориться непонятно что, а человек возомнил себя царем Рейлана, не имеет права называться богом. Темный, могущественный не мертвый, но не божество. В это слово люди вкладывают другой смысл, но и тех, кто под него подходит, не сыщешь в горящем мире.
Ждут пепелища, чтобы станцевать на косяк.
Заслугу целостности дома Алек отдавал магам и воинам города, они, как правило, единственная надежда на выживание и существование, а если город не имеет особой ценности, то проживет он в неведении дольше других столиц, которые захватчику покажутся стоящей добычей. Эарлан не был в курсе последних новостей и точно не знал, где сейчас Кайлеб и на кого он точит зуб. За ним хвоста не было и на том спасибо, временно оставили в покое, но не мертвый все чаще смотрел в сторону Альянса, но хотел там увидеть не родной дом, а некромантку, которая когда-то была светлым магом.
Некромант не заметил подтекста в словах травницы и отнесся к ней равнодушно. Он не собирался вредить жителям этого дома.
Я еще не определился с тем, что мне важнее. Чей-то ребенок или родная сестра.
Выбор был очевиден, но что-то останавливало сделать это, когда была прекрасная возможность. Шейли начинала привязываться к ребенку — дополнительные проблемы. Будет сложнее подобраться к ней, если он решит выполнить задуманное, а Эдель наверняка не оставит свою плоть и кровь одну. Она уже видела его взгляд, почувствовала неладное. Так и должно быть, когда рядом с тобой ребенок, а другие видят магический пузырек с сильным составляющим для зелья.
Посмотрев, все ли в порядке с Шейли, Алек свернул на кухню.
С этим я как-нибудь справлюсь, — не мертвый усмехнулся, снимая перчатки. Подождал, пока хозяйка достанет из запасов продукты и потянулся за походным ножом. Искать на чужой кухне нож — бесполезная трата времени и своим орудовать привычнее. — Он чистый, — заверил некромант, чтобы со стороны хозяйки не было никаких возражений, и быстро нарезал сыр. — Ты живешь здесь одна?

0

25

Слова про богов заставляли девушку улыбаться. Она тоже во многое не верила, но Флэйк… Флэйк ей показал и доказал многое.
Взглянув на нож парня, лишь усмехнулась. Ну да, проще так, чем спросить про сей предмет у хозяйки. Пока чайник закипал, а Марек занимался приготовление бутербродов, Эд принялась искать что-нибудь вкусное на полках. Она точно помнила, что должно было остаться любимое вишневое варенье.
Баночка с оным нашлась на верхней полке в шкафу у очага. Достав ту и большую ложку, травница переложила большое количество вареной вишни в миску и поставила на стол к сыру с хлебом.
Лишь после этого решив ответить на озвученный ранее вопрос парня.
- Одна? Ты видел, мы тут втроем, - усмешка заиграла на губах. – А если ты хочешь узнать про мужа. Да, я живу одна. – Подпрыгнув она села на стол и чуть склонила голову, наблюдая за некромантом. – Муж не обязателен, тем более… - задумавшись, отломила кусок сыра и пожевала. – У меня есть Лиз и о мужчинах как-то нет времени думать.
Вновь задумчивый взгляд на парня, а после всё-таки решилась задать назревший вопрос. Точнее выяснить некоторые моменты.
- Быстро ты понял, кто такая Лиз… - негромко произнесла, не сводя глаз с темного. – Понял, хотя и ошибся. А еще тебя это очень взволновало… почему-то. Я, конечно, могу предположить, но всё-таки не буду. Может, ты сам скажешь, если хочешь. Ведь поэтому ты предложил свою помощь? – вновь усмешка. – Так что я слушаю… Всё… - покивала, потягиваясь. – Абсолютно всё. Начиная с того, что вы делаете здесь вместе с Шейли. И заканчивая тем, почему тебя так взволновала моя дочь. И учти. Я хочу слышать правду.

0

26

Втроем… Я видел двоих…[AVA]http://s7.uploads.ru/9rwTd.png[/AVA]
Некромант прокрутил в голове все, что произошло за последние десять минут. Он видел Эдель и ее дочку, но понять, кто третий, раскладывая таро на столе, не его метод. Другое магическое естество он не чувствовал, только ребенка, которого принял за взрослого мага.
И хорошо, что это был я.
Знакомство с Эдель мешало вспомнить, что он некромант и получить максимальную выгоду от того, что он увидел и узнал. Малышка ценный клад для любого мага и зельевара, которые знают, как распоряжаться жидким золотом. Тупая нежить не додумается приволочь дитя к своему хозяину, но в распоряжении некроманта были миньоны и последователи, которым ничего не стоит отнять ребенка. Пройти мимо и не сделать этого раньше, чем другие, сознательно отдав возможность… Алек не узнавал себя. Сначала дал выжить нелепой «невесте» (Живьен, а не Алисии), теперь наступает себе на глотку, отказываясь от легкой добычи. А мог бы немного потратить магический запас и взять то, что хотел.
Святая невинность.
Некромант усмехнулся на словах про мужа. Бросил короткий взгляд на травницу, чье бедро было рядом с нарезанным сыром. В шутку направил лезвие ножа на ногу женщины и поднял на нее взгляд.
— Это тоже нарезать или оно для избранных? — Алек убрал нож и, взяв хлеб, начал его нарезать, отправляя к сыру. — Сейчас нет времени думать о чем-то, кроме войны за окном, — сказал мужчина, не поднимая взгляда. Эдель шутила, а по Мареку никогда не поймешь, шутит он или говорит серьезно. Некромант всегда был скуп на эмоции, а после того, как от действий Варлока пострадала его сестра, шутки стали в край черными, в стиле некроманта, прожившего добрую половину своей жизни в самом центре Альянса.
Поймал себя на мысли, что в отличие от травницы он находил время думать о противоположном поле, но о конкретных двух женщинах и не в том смысле, от которого появляются дети. За проблемами об этом не думаешь. Нет времени, сил и возможностей.
Женщина сменила тему раньше, чем Алек решил подвести черту. Он думал, что Эдель станет интересно, почему он так смотрел на ее дочь и почему материнское чутье вынуждает ее защищать самое дорогое, что у нее есть. Предсказуемо. Травница сильно изменилась за те годы, что он ее не видел, но она оставалась девушкой, а эти «существа» мыслят одинаково.
Мужчина не поймет, если вы понимаете, о чем я.
Эарлан отложил нарезанный хлеб и вытер лезвие ножа.
Война принесла с собой пепельную порчу и мне бы не было никакого дела, если бы я не нашел ее черную метку на руке своей сестры. Шейли больна и сгорает изнутри. Я хочу ее вылечить, так как в мире еще не придумали лекарство, я пытаюсь найти то, что давно забыто. Магический источник в землях некромантов. Если я не ошибся, то смогу излечить ее, но у меня мало времени, и я понятия не имею, существует ли этот источник. Твоя дочь… — Алек сделал пауза и посмотрел в сторону гостиной, а потом поднял взгляд на Эдель. — Когда я оказался у тебя в доме, то почувствовал присутствие сильного мага, а потом увидел ребенка с меткой стихии огня. Вот и сделал вывод, что такая сила может быть у ребенка дракона, но, если она твоя дочь, то полукровка и поток не должен быть таким сильным. Рискну предположить, что ты ей не родная мать, пусть это не оскорбит твои чувства, но в тебе я магического потенциала не вижу вообще. Ты травница и должна знать, какой эффект может дать одна капля крови дракона. У тебе дракон. У меня больная сестра, которую нужно вылечить. Я ответил на все твои вопросы? — внутри все выворачивалось и сжималось в тугой узел. Накипело. В голосе появился холод, который утопил злость, но внутри это гадское чувство осталось. Оно не могло исчезнуть, потому что ни Эдель, ни ее дочь не имеют никакого отношения к причине ее появления.

+1

27

— Это тоже нарезать или оно для избранных? – раньше она вздрогнула и постаралась бы тут же отпрянуть. Сейчас же… Сейчас Эд лишь посмотрела с неким вызовом, а на губах вновь заиграла усмешка.
- Может и для избранных. А ты попробуй, если не боишься, тогда и узнаешь. – Однако маг прекратил игру прежде, чем дал ей развиться, переводя разговор в иное русло.
Точнее замолкая и продолжая выполнять данное травницей задание. Пока тот нарезал хлеб, девушка тоже молчала. Сказать, что она думала о чем-то конкретном, было нельзя. Просто наблюдала за монотонным и повторяющимися движениями руки парня. А потом Марек вновь заговорил, и уже отвечая на её вопросы. Сообщая девушке то, что возможно и не нужно было ей знать. Но раз она попросила рассказать всё и честно. Вот теперь и сидела, слушала, чуть склонив голову на бок.
Лишь когда парень замолчал, Эдель решила озвучит все, что она думает по этому поводу. Открыто смотря ему в ответ и не отводя взгляда.
- Про пепельную порчу я не слышала еще, но что-то мне подсказывает, что это еще хуже, чем Роза не мертвых. И да… Я знаю, на что способна кровь дракона. И знаю, какой ценный клад представляет Лиз, для жаждущих. – вновь полуусмешка-полуухмылка. - И ты вновь ошибся, хотя и прав. Лиз полукровка, - небольшой кивок, в очередной раз подтверждающий слова мужчины. – И она моя дочь. Моя родная дочь. – Повторила с ударением на слово «родная». – Полукровка с силой дракона. Я не сильна в вопросах магии, я простой человек. Но я знаю, что может кровь моей дочери, и знаю, что сможет она сама в будущем. Своей сущностью она должна быть благодарна своему отцу…
Тут девушка замолчала, а взгляд вдруг загорелся. А почему бы и нет.  Как любая мать она не согласится отдать своего ребенка на «опыты», пусть и нужны всего пара-тройка капель. Но добровольно колоть пальцы Лиз… Нет. Но ведь нужен дракон. И если Марека так захватила эта мысль… Ведь можно дать настоящего, истинного дракона на все не то что сто, тысячу процентов.

+1

28

[AVA]http://s7.uploads.ru/9rwTd.png[/AVA]Это намного хуже Розы.
Одно из двух «чудес» некромантии и ее последствия Алек имел честь испытать на себе, за развитием второго наблюдать благодаря сестре и видел с какой стремительностью эта зараза отравляет кровь Шейли. Светлые маги восприимчивее к некромантии и все болезни, которые они вызывают, тяжелее сказываются на них. Эарлан уже жалел, что когда-то позволил сестре избежать участи стать некроманткой. Тогда же он не знал, что в далеком будущем выбор школы может продлить ей пару дней жизни и облегчить протекание болезни. Хотел уберечь, а в итоге все вышло через задницу. Некромант никогда не может ничего сделать во благо и Вэлех убеждался в этом каждый раз, когда пытался кому-то помочь. Невесту воскресил, с отцом поговорил, сестру спас. Герой.
Только пишется это слово иначе.
Мне все равно, чья она дочь. Я к ее зачатию никакого отношения не имею, — слова могли прозвучать грубо, но к другому некромант не привык. Это были личные дела Эдель, кто родители ребенка. Марек доверял фактам и магии. Он еще не выжил из ума, чтобы считать, что полукровка может быть настолько сильной, как взрослый дракон, накопивший приличное количество сил, которому Алек мог только позавидовать и стоять, курить в сторонке, пока малышка играется в песочнице.
Забыл поменять пеленки, а она тебе на… фаерболом.
Маг не стал спрашивать, кем является отец ребенка, что его отпрыску перепала такая сила при смешении крови с человеком. Догадки о расе оправдались, и этого оказалось достаточно для того, чтобы Алек еще раз все хорошо обдумал.
Эдель, спасибо за гостеприимство, но мне нужна кровь дракона.
Представил, как женщина отреагирует на его заявление и сам себе отвесил подзатыльник. Он мог спросить прямо и не повести бровью, но это будет глупый шаг с его стороны, если он хочет сделать все аккуратно и без шумихи, чтобы не вмешать сюда Шейли, которая наверняка станет на сторону травницы и не захочет вредить ребенку во благо себе.
Пару капель. Я большего не прошу, Эдель, — заставил себя говорить спокойно и внедрить в голос инородное, не собственное ему — просьбу. — Я хочу спасти свою сестру.
Осталось только сказать, что я на все готов и можно смело выгонять меня из некромантов.
Травница должна была понимать, что мистик захочет настоять на своем и не факт, что откажется от затеи, не имея на то вески оснований, но что-то изменилось во взгляде женщины.
Что она уже задумала?
Алек ничего не сказал, но вопросительно посмотрел на нее, ожидая пояснения.

+2

29

Бросив уничтожительный взгляд на некроманта, девушка лишь огрызнулась.
- Знаешь, если бы ты имел хоть какое-то отношение к её зачатию, я бы помнила, - пожала плечами. – А так уж, прости. Оценить тебя не могу.
А хотелось бы... - чуть не ляпнула, в последний момент поймав себя.
И вновь замолчала, успокаиваясь. Это же надо так.
Тоже мне… Нашелся герой-любовник, разбрасывающийся направо и налево своим…ценным содержимым.
Теперь девушка злилась и на себе. Из-за таких неожиданных (или вполне ожидаемых?) желаний.
Однако мужчина изменился почти на глазах, прошло совсем немного времени, когда она услышала:
— Пару капель. Я большего не прошу, Эдель. Я хочу спасти свою сестру.
Вздохнув, Эдель заговорила более спокойно, стараясь вновь не сорваться.
- Я понимаю, Мар… Я тебя отлично понимаю. И просто не представляю, что было бы, случись подобное с Лиз, но… Но и ты меня пойми. Я не могу. Я не могу… - повторила чуть тише и вновь ненадолго замолчала, вытащив из-под рубашки круглый кулон и принимаясь его теребить между пальцами. – Ей еще и двух нет. Пара капель крови… Да, это немного. Но я не могу. – Подняла глаза на мужчину. – Я тебя тоже прошу меня понять. Понять, не обижаться и… не пробовать взять её силой. – Голос стал увереннее и тверже. Да и взгляд изменился, как тогда в коридоре.
Вновь подергав себя за кулон, будто волновалась из-за чего-то, травница продолжила.
- Но это не значит, что я совсем отказываюсь тебе помочь. Только объясни мне более подробно, что тебе нужно, для чего и… что представляет из себя эта… - запнулась, вспоминая название новой хвори, - пепельная болезнь. И тогда, возможно, я смогу тебе дать кровь дракона. Истинного дракона. – Повторила с улыбкой многозначительной. – Поверь, эта кровь будет гораздо ценнее крови Лиз… Только придется немного подождать и хватит недомолвок. Ты рассказываешь мне всё более подробно, я даю тебе кровь дракона.
Осталось только сказать ему об этом и уговорить дать свою кровь…некроманту.

+2

30

Не мертвый удивленно посмотрел на травницу. Он сказал, что ему нет никакого дела до кровных уз. Грубо и в своем стиле, но имел в виду совершенно не это и откровенно не понял, почему Эдель свела его высказывание к оценке его способности наделать ей спиногрызов.
Я, конечно, знал, что в военное время не выбирают… — сказал Алек, смотря на женщину. — И понял, что ты живешь скорей всего одна и, помимо дочери, еще один сожитель женщина, а не мужчина, но сейчас не то время и место, чтобы говорить на подобные темы.
Если говорить честно, для этого у меня никогда не будет ни времени, ни места.
Мне твои слова, бесспорно, льстят, но я предпочитаю сразу перейти к делу, — спокойно ответил некромант. — И не тратить время на слова, которые больше отбивают желание, чем добавляют его.
Эарлан не собирался что-то доказывать ей. Он вообще не пытался намекнуть травнице на интим. Считал, что есть дела важнее, когда вокруг идет война. Любовные утехи могут подождать, они не самое важное из перечня того, что он должен сделать в ближайшее время. Их в комнате ждут два ребенка. Ее дочь и его сестра, которые отдыхают и играют, вспоминая детство, которое у них могла в любой момент отнять война. Защита города может ослабеть и в него ворвутся миньоны и другая нежить некромант, которой наплодилось за последнее время столько, что очистить Рейлан от нее становится все нереальнее и нереальнее с каждым часом, не днем и не месяцем, как раньше. Его задержка и отвлечение на желания могут дорого обойтись.
Некромант придвинулся ближе, став вплотную к Эдель, которая продолжала сидеть и злиться на него. Опустил руки на стол по обе стороны от ее бедер и пристально посмотрел в глаза, оставив между лицами непристойно маленькое расстояние, заговорил:
Я ценю твое гостеприимство, но у меня не стоит — это раз, дома меня ждет женщина — два, и я без двух месяцев отец — три, — Алек говорил тихо, спокойно, насколько мог, подбирал слова, чтобы они не были резкими и не обидели хозяйку дома. Последнее из области невероятно, но факт.
Первой и самой важной причиной, по которой Эарлан не собирался развлечься, пользуясь выпавшим моментом, была Алисия. Он не смог воскресить ту девушку, которую полюбил много лет назад, но получил взамен не просто тело, которое напоминало ему былую любовь, а ту, в которую он втрескался, как мальчишка, но долго не хотел себе в этом признаваться. Гонялся за утерянным образом былой любви и смотрит на нее, как на сосуд с нелепым содержанием, которое все время хотел заменить, но боялся это сделать, думая, что потеряет даже то, что имел на тот момент. Понял свою ошибку спустя годы, когда заметил под слоем чужой оболочки другое лицо, оно имело свою форму, свой цвет, свой взгляд и ему потребовалось множество усилий для того, чтобы открыть глаза и заметить то, что он считал нелепой ошибкой призыва. Он полюбил не оболочку, а ее содержание. Девушку, которая ничем не была похожа на истинную обладательницу тела и теперь хотел видеть только ее, зная, что рядом с Ворлаком ошивается та самая девушка, которую он так долго хотел, но не стремился променять Лис на Айрин. Ни одна из них не  была похожа на ту Алисию, которую он любил, но эниду он хотел видеть рядом с тобой и не просто обладать ей, а отдавать себя, понимая, как много боли причинил ей за те годы, что использовал ее. Он ее любил и знал, что она в безопасности. Надеялся на то, что она его ждет или Шериан позаботится о ней, если он не смоет ничего не изменить и вся миссия провалится. Всего его мысли занимали две девушки — Айрин и Алисия, но последняя вытесняла первую.
Мужчина отстранился и вернулся к прежней теме разговора.
У меня есть исцеляющее зелье. На первых этапах оно помогало сдерживать ее болезнь, но сейчас от него проку никакого нет. Оно слабое для этой пепельной порчи. Я хочу усилить эффект от него. Для этого мне нужна кровь дракона. Этот вариант реальнее того, что я запланировал.[AVA]http://s7.uploads.ru/9rwTd.png[/AVA]

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [01.08.1086] Выиграна война, но не мир