Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши (арх) » Начало нового...


Начало нового...

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

- игровая дата
лето 1071 года
- примерная локация/месторасположение
Деревня Берсвинкель и ее окрестности
-действующие лица
Эдель Хайлькраут

0

2

Разноцвет, день 4ый, года 1071
Лето всего 4 дня как вступило в свои права, но это было лишь по календарю. На деле же ясная и жаркая погода уже давно хозяйничала в этих краях.  Еще с начала травеня над головой было чистое небо, по которому, как белая ладья по прозрачным водам моря, ежедневно неторопливо плыло солнце. Вечерами скрываясь за Темными Пределами, а утром вновь выныривая с противоположной стороны, чтобы день за днем повторять свой путь от чистого моря, где светило умывалось по утру к темным, мрачным землям, которые как стражники огораживали те самые Пределы – высокие горы, практические опоясывающие земли Альянса. Будто жители тех самых земель, каждый вечер пытались запереть у себя солнце, но каждое утро оно вырывалось от них, чтобы дарить своей свет и тепло. Лишь изредка природа вносила изменения в свой ежедневный ритуал, и прозрачное небо затягивалось облаками. Белыми, как молоко и пушистыми как хлопок, что достали из коробочки. Но это было ненадолго, уже на следующее утро, а порой и к вечеру, небо вновь играло лазурными красками. Еще реже эти облака баловали и дождем. Так лишь спрыснет слегка, прибивая пыль по дорогам и не более. Старожилы охали и качали головой, приговаривая, что давно такого не было. Полвека, если не больше. И если так и дальше будет, то большого урожая не жди, если вообще вырастит что-то. А значит, и зима будет суровой. Сухие и теплые  лета всегда были характерны для этих земель, но этот год выделялся даже на их фоне. Отдаленность от моря, делали воздух сухим, а климат резким.
Девочка сдула со лба челку, что растрепал встречный ветер, и вновь высунулась из повозки, разглядывая придорожные пейзажи. Прямо перед ее глазами простирался большой луг, с ярко-зелеными травами то тут, то там разбавленными цветными точками: красными, желтыми и голубыми. Луговые цветы уже распустились, внося в это зеленое море яркие мотивы. Под легкими порывами ветра трава колыхалась, еще более усиливая его похожесть на море, то спокойное, то в мгновение становящееся бурным, чтобы спустя время вновь стать гладким. Она не никогда не видела море, но подумала именно о нем, когда зеленая масса всколыхнулась под очередным напором воздуха, открывая глазу все нюансы цвета, переливаясь от почти серебряного до темно-зеленого, изумрудного оттенка. Почему именно о море? Может эти движения растений да легкая качка повозки на мягком песке дороги, напомнили ей про рассказы, что любил ей ведать сосед. Он был уже достаточно стар, как ни как давно уж разменял восьмой десяток да подбирался к девятому, но тем не менее был в здравом уме и твердой памяти.  Многое и многих он поведал на своем веку, что-то можно было поведать детям, что-то нет. Посему часто сидя у своего дома на кресле, старый дед заводил рассказы о своей молодости, а все соседские ребятишки окружали его, слушая затаив дыхание. Видел старик и море, и не просто видел, но и плавал по нему и в нем, о чем особенно любили слушать малыши, окружая его своей небольшой стайкой, представляя, что это они, а не пожилой рассказчик видят эту бирюзу воды, слышат легкий плеск волн, что ласкают и лижут белыми языками пены ноги, ощущают на своих губах соленый поцелуй вечернего бриза. Но ни один из них не видел море, лишь небольшую речку, что текла неподалеку от Вальдбаха. А в это жаркий день так хотелось оказаться в прохладной воде, вот и вспомнились девочке рассказы старого соседа.
Далее за этим морем-лугом простирался лес. Он был гораздо темнее разнотравья, что разглядывала Эдель, но еще сохранял зеленые мотивы в своем цвете. И уже за ним темными громадами высились Пределы. Даже на таком расстоянии они казались огромными, а какие они вблизи, и представить страшно. Вершины гор круглогодично искрились снежными шапками. Говорили, что там, среди льдов и снегом, холодно даже летом. Малышка никак не могла понять, почему же снег не тает, ведь на улице так тепло. Наверно, это злые некроманты так сделали, - подумала Эд. – Интересно, а зачем им так много снега летом? Но мысли о снегах и злых некромантах отвлекла пролетевшая бабочка, девочка проводила ее своим любопытным, как у всех детей в ее возрасте, взглядом, забывая, о чем она думала до этого. Как только бабочка скрылась из виду, малышка вновь уставилась на этот ковер за бортом, но зрелище ей уже изрядно надоело, посему она забралась обратно в повозку. Перестав свешиваться за борт и прикрыв брезент, уселась спокойно на лежаке, чем вызвала облегченный вздох возницы. Ткань скрывала внутренности повозки от яркого солнца, что только-только перевалило за зенит и находилось высоко в небе, но это не спасало от жары. Сам воздух был нагрет и даже его движения, в виде ветерка, не приносили нужного облегчения. Путь от Вальдбаха к Берсвинкелю длился уже 10 дней. Испытание и для взрослого мужчины, что говорить о маленькой шестилетней девочке, которая никуда и не путешествовала за свою короткую жизнь. А тут родители решили отправить свое любимое чадо подальше от города, от его духоты, может у бабушки в деревне у гор будет лучше и легче. К сожалению, отец не мог бросить свою лавку, а мама осталась с ним, чтобы помочь. Поэтому маленькую Эд отправили в этот путь с близким родственником, который как раз направлялся в те края. Может это могло показаться грубо и в какой-то мере жестоко со стороны родителей, но и дела они бросить не могли. 10 дней туда, 10 – обратно да и не уедешь сразу, вот и получается, что почти месяц выпадает из жизни. А для лавочника это большой срок. Поэтому собрали дочке провиант да одежду, посадили на повозку, дали указания слушаться дядю да отпустили в путь, призвав на помощь им в дорогу благосклонность богов.
Девочка уперлась острыми локотками в коленки и стала сверлить карим взглядом спину мужчины, что сидел на облучке. Мужчина же в свою очередь встрепал парой движений волосы у себя на затылке и чуть причмокнул, подгоняя лошадь. Животное уже существенно утомилось за время пути и, если бы путники могли читать ее мысли или лошадь могла говорить, явно высказала бы им, что для нее сейчас важно только овес, прохладная вода и свежее сено.
- Я устала… - девочке надоело молча глядеть на возницу и она наконец подала голос. Голосок, стоит отметить, у нее был достаточно звонкий, как и у всех детей. А сейчас в него примешивались нотки недовольства, обиды и усталость. Лошади хотелось овса, воды и сена. Эдель же мясного пирога, который пекла мама по воскресенья, компота из яблок, теплой ванной и своей мягкой постели, а еще, наконец, чтобы закончилась эта тряска. Казалось еще пару дней пути, и она сама будет трястись во время ходьбы, без всякой повозки.
- Потерпи, еще немного осталось. К вечеру мы будем на месте, - ответом ей был спокойный хоть и измотанный баритон. Его хозяин был мужчина лет сорока. Не особо стройное, но поджарое тело, натруженные руки и волевой подбородок. Спокойный, но уставший взгляд серых глаз. Присмотревшись, можно было спокойно понять, что это человек много путешествует в своей жизни. И не для личного удовольствия, а скорее потому, что так сложилась судьба.
Малышка пнула с досадой сундук, что стоял по правому борту повозки, чем вызвала недовольный шик мужчины -Эдель!
Он был дядей ее отца, а следовательно ее дедушкой в какой-то мере. Но так она к нему никогда не обращалась. Для Эд этот мужчина всегда была дядя Тол. Любимый с детства, потому что у него всегда были какие-то интересные вещички, а порой и увлекательные рассказы, когда он в очередной раз возвращался из своей поездки.
- Я устала… - капризно так повторила, чуть дернув рубашку дяди сзади. – Когда мы уже приеееееедем?
- Я же сказал, вечером – ответом ей был все тот же спокойный и мягкий голос. – Ты пока ляг и поспи, а когда проснешься – будем уже у бабушки.
Девочка вздохнула и растянулась на лежаке. Спать совсем не хотелось, но может и вправду так время пролетит быстрее? Ведь когда чего-то ждешь, оно как специально тянется очень-очень долго. Сначала Эдель просто лежала на боку у смотрела на лучик света, что проникал через дырку в ткани, но потом ее веки устало сомкнулись, полуденная жара сморила малышку, а после девочка и вообще провалилась в глубокий сон. Она не слышала, как повозка подкатила наконец к нужному дому. Лишь слабо-слабо почувствовала, как чьи-то сильные руки подхватили ее и куда-то понесли и все, больше ничего не запомнилось.
***
Девочка медленно подняла веки. Солнечный свет резанул по глазам, от чего она тут же зажмурилась, но после все же повторила действие. Вторая попытка была успешной, и Эд смогла осмотреться. Никакой повозки и дороги не было и в помине, вместо этого малышка находилась в кровати, в чистой и светлой, пусть и бедно обставленной комнате. Вместо серого дорожного платья, чистая белая ночная рубашка. Каштановые волосы заплетены в две аккуратные косички.
С улицы доносился лай собаки и пара голосов. После чего один из них, явно женский переместился в дом, а через минуту и вовсе оказался в ее комнате. Точнее в комнату вошла женщина лет пятидесяти. Увидев, что девочка сидит на кровати и оглядывается, она радостно всплеснула руками.
- Хвала тебе, Великая Дивия, очнулась. Здравствуй, милая.
- Здравствуйте – девочка робко посмотрела на бабушку, что видела наверно года 2 назад.
Такая дорога оказалась большим стрессом, для неокрепшего детского организма. Поэтому поняв, что путь почти закончен и можно расслабиться, ее организм сдался. И девочку скосила лихорадка. Три дня провела она без сознания то ли в глубоком сне, то ли в полубреду. Жар… Бабушка все это время почти не отходила от малышки. То протирая ее горячий лоб тряпицей, смоченной в настойке. То смачивая ее губы отваром трав, чтобы полезные вещества хотя бы как то попадали в организм.
Так началось для Эдель ее первое лето в Берсвинкеле. Лето, которое стало для нее очень важным и изменило всю жизнь.

Отредактировано Эдель (2011-04-29 21:51:02)

+2

3

Страдник, день 29-ый, год 1071

Девочка сорвала последний цветочек и посмотрела на букетик.
- Красота, - утвердительно кивнув самой себе, Эдель отряхнула с платьица частички луговых злаков и направилась к дому. Букет был собран на лугу, на окраине Берсвинкеля. И собран он был специально для бабушки. Простенький и в то же время очень милый. Ассорти из полевых цветов и красивых трав. Девочка уже представляла как протянет бабушке его, старушка мило улыбнется и поставит его в вазочку. Эдель старшей всегда было очень приятно, когда внучка приносила ей какие-нибудь подарки, будь-то букетик небольшой или красивый камешек. Девочка делала все это от всего сердца и с той чистотой и непосредственностью, бескорыстностью, что присуща только детям.
- Ой, - внимание малышки, идущей уже по дорожке к дому, привлек яркий желтый цветок, что своей корзинкой напоминал маленькое солнышко. Эдель наклонилась, чтобы добавить его в свой букетик, но тут внимание девочки было отвлечено другой неожиданностью. – Ой, - повторный возглас был чуть громче, а предназначался он маленькой ящерке, что сидела на камне и грелась на солнышке. При появлении ребенка ящерица чуть подвинулась, но не убежала. Это позволило девочке хорошо ее рассмотреть. Длиной животное было сантиметров 10, причем половину из этих сантиметров занимал хвост. Коричневато-зеленого цвета, в серое пятнышко. Девочка сорвала травинку и легонько самым ее кончиком коснулась рептилии. Это явно не понравилось ящерице, и та махнув хвостом, быстро скрылась в траве. Вздохнув, Эдель выпрямилась и продолжила свой путь.
Когда до дома оставалось метров 20, девочке, вывернувшей из-за раскидистого куста, стало видно, что во дворе стоит повозка. Причем повозка ей знакомая.
- Дядя Тол! – подскочив на месте от радости, она вприпрыжку бросилась к дому. Любимый дядя приехал, значит, будет что-то веселое и интересное. Но вот только у дома ее ждал сюрприз, если можно так сказать.
Дверь оказалась запертой. Малышка еще раз дернула ее, желая убедиться – так и есть, не поддается. Это сильно удивило ее. Как так, куда это ушла бабушка и где тогда дядя. Окно рядом было открыто, и до девочки донесся слабый голос. Это заинтересовало еще больше, и Эдель полезла на кучу дров, что валялась тут, дабы посмотреть в окно. Встав на кусках дерева на цыпочки, малышка смогла заглянуть в комнату, положив подбородок на подоконник. Никого видно не было, но тихие голоса подтверждали, что в доме кто-то есть.
Сначала девочка хотела крикнуть, позвав бабушку, но потом детское любопытство взяло верх. Поэтому Эдель так и застыла на дровах, прислушиваясь и сжимая в руках букетик.
- Но как же это произошло…- тихий и какой-то грустный голос бабушки.
- Я сам толком не знаю, меня в это время не было. Я приехал только на следующий день и такое узнал… - продолжение фразы дяди Эдель не расслышала.
- Бедная малышка, я даже не знаю как ей это сказать лучше. Она так ждала, что мама приедет хотя бы.
Услышав родное слово «мама», девочка навострила слух. Но все равно фразы доносились только наполовину.
- Хвала Дию, что она не пострадала. Эдель, Вы будто знали и предвидели…
В этот момент девочка потянулась чуть выше, но покачнулась. Равновесие удержать не получилось, тем более на таком зыбком постаменте. Итогом стал полет малышки на землю и приземление на пятую точку, сопровождаемый глухим грохотом дерева. От неожиданности и боли она вскрикнула. Буквально через полминуты в окне появилась обеспокоенная бабушка, за ее спиной маячил дядя.
- Эдель, что случилось? – девушка внимательно посмотрела на сидящую на земле девочки.
- Я… упала, - честно ответила девочка, правда умолчав о причине своего падения.
- Ну, что же ты, родная, - бабушка покачала головой и скрылась в глубине комнаты. А в окне уже стал хорошо видим дядя.
- Сильно ударилась, Эдь?
- Да нет, - малышка качнула головой и улыбнулась, уже вставая. От падения букетик в ее руках чуть помялся, но остался жив. – А Вы давно приехали?
- Нет, где-то с час назад. А ты гуляла?
- Да, вот бабушке собрала цветы, - протянув руку с цветами для подтверждения, она легко улыбнулась
- Умница ты моя, - голос бабушки раздался уже от двери. – Но сейчас давай в дом.
Девочка пожала плечиками и вошла в дом, что с этого момента стал ей родным на 10 лет.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши (арх) » Начало нового...