Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [16.09.1082] Ветряная луна


[16.09.1082] Ветряная луна

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://cdn.hipwallpaper.com/i/49/27/ovmkOd.jpg
Bloody Romance - A Lifetime Waiting For You

Предыдущий эпизод
[12.09.1082] Пир стервятников

Место действия
о. Драконий зев, Край света

Герои
Рейн, Майлон

Солмнир решает, что делать с важным пленником и последствиями самоуправства дочери императора. Остров, который он вверил в руки Крейна, стал менее безопасным, чем Поднебесная с её интриганами.

+1

2

- Ты не умеешь выбирать места для свиданий, - вздохнула Рейн, остановившись рядом с тяжёлой дверью. Окошко в ней было таким маленьким, что пленник мог только злобно зыркать на своих пленителей, но едва ли как-то навредить им. Толстая решетка была узкой – руки не протянуть. Ладонь – и та застрянет. На Крае света позаботились, чтобы пленник не смог освободиться и никто его не услышал. Надо ли кому-то лезть в нутро горы по скользкому и узкому тоннелю, чтобы добраться до сырой темницы, в которой даже у Рейн от короткого нахождения рядом крутило кости?
В синих глазах залегла грусть, несмотря на все попытки Рейн храбриться и говорить весело, шутя, словно ничего плохого не случилось. Так, временные трудности.
- Держи, - просунуть вещи между прутьев, чтобы не застряла ни рубаха, ни штаны, было тем ещё испытанием. Никто не пожелал открывать для Рейн маленькое окошко, куда Майлону подавали воду и еду. Ей и находиться здесь запрещали, но несколько дней уговоров, криков и ругани сделали своё дело.
Стражники неотрывно следили за ней, чтобы не сделала ничего глупого. От Рейн ждали подвоха, а потому разговор шёл при свидетелях, но без Рита. Сам Солмнир не торопился навещать пленника. Всю нужную информацию он уже давно получил – от Рейн, от Нарин, от Чёрных. Больше всех досталось Крейну, который не должен был допустить ни бегства Майлона из темницы, ни самоуправства Энгерана, которого его благоверная обманула, прикрывшись волей Солмнира. И, что хуже всего, - сама Нарин – образец здравого смысла и правильности в их прогнившем мире – тоже покрывала действия госпожи.
- С сапогами накладка, - немного извиняющимся тоном бросила Рейн и добавила к одежде несколько тряпок. – На ноги намотать…
О будущем Майлона она тактично молчала, потому что даже в мыслях боялась себе представить, чем всё это обернётся для алифера. Послушает ли её отец, если она попросит не казнить алифера, что сам пришёл с повинной? Да и есть ли смысл обвинять Лаллен, предъявляя им за старые грехи, когда ничего кроме слов самого Майлона нет? Нашли ли они того второго гвардейца, о котором он говорил? Рейн сомневалась. Прошло столько лет, а Лаллен привыкли убирать за собой. Их даже в отравлении не удалось обвинить!
- Лаллен не знают, что ты здесь, - поспешила заверить Рейн. – Так что… ничего мы не испортили.
«Ничего» - это испорченные отношения с Солмниром, подорванная репутация советника и куча проблем, которые свалились снежным комом.
- С Нарин тоже всё хорошо, - не задерживаясь долго на одной теме, бросила Рейн, и присела тут же – на выступающий холодный камень, чтобы не стоять и не маячить лицом перед носом заключённого. – Тени просто её оглушили, но она уже пришла в себя. Поправилась.

+2

3

Чужие шаги в коридоре были слышны в маленькой камере Майлона гулко и отчетливо. За те несколько дней, что Бэл провел в заточении он научился на слух распознавать своих тюремщиков, их количество и даже их настроение по одному лишь звуку шагов. Тишина обостряла чувства, которые без того были у алиферов развиты. И приближение Пташки он услышал загодя. Ее шаги были тише и легче, чем у стражников, а еще точно бы неуверенней. Это были женские шаги, но лишь одна женщина, по разумению Майлона могла бы наведаться к нему. Сердце пропустило один удар и он подскочил со своей постели, шлепая босыми ногами по холодному каменному полу к двери. Взялся за прутья окошка пальцами, сунул между ними нос, силясь разглядеть родной силуэт еще на подходе, но увидеть Рейн смог лишь когда она встала напротив.
   - Ты не умеешь выбирать места для свиданий, - объявила она, и недавний писарь заулыбался, как деревенский дурачок. Никто не открыл им камеру, и уже по первому взгляду на маленькую бастардку он понимал, что та пришла не освободить его, но все равно был рад ей безмерно.
   - Зато сколько впечатлений и воспоминаний! - задорно отозвался алифер, и голос его зазвучал сипло даже на собственный слух - все же не стоило орать столько песен на холоде и в сырости, да еще не имея возможности нормально согреться. Бэл попробовал прочистить горло, кашлянув в сторону, но это не помогло, только в ребрах тягуче заныло. Вновь повернувшись к окошку, Майлон уткнулся носом в просунутую меж прутьев шерстяную рубаху, и с готовностью потянул ее на себя, затем штаны и обмотки.
   - Вот уж не думал, что ты когда либо будешь носить мне передачки… Но и без сапог - спасибо, - алифер не переставал улыбаться. - Гулять мне здесь все равно особо негде.
   Он пытался выдерживать беззаботность и непринужденность, видя глубокую озабоченность и тоску в глазах Рейн. Точно бы все и правда было в порядке, и ничего дурного не произошло, и их не разделяла прочная дверь камеры, и не была близка смерть. Тоже самое пыталась делать Пташка, заговаривая лишь о том, что было в порядке, но умалчивая о прочих вещах, явно бывших не такими радужными. Рейн отвернулась от писаря, села в стороне, так чтобы не пересекаться взглядом, и Бэл некоторое время еще стоял, обхватив руками принесенные одежды, и пытался разглядеть в маленькое окошко фигурку бастардки, но видел лишь ее плечо, и серебряные локоны волос. Улыбка спала с лица сама собой и Майлон принялся натягивать на себя штаны и рубаху.
    - Скажи Нарин, что у меня есть один знакомый драконий лекарь, - попробовал пошутить он. - С хорошей практикой. Но пусть не соглашается, если будет предлагать мазь. С другой стороны, обмазанная она распугает вонью любого неприятеля!
   В одежде стало немного теплее, хотя за минувшие дни Бэл, кажется, промерз до самых костей и отогреть его сможет теперь лишь обильное горячительное и жгучая ванна. Или ласковая женщина… Ничего из этого ему в жизни, скорее всего, уже не светило. Может и с Рейн он сейчас говорил последний раз в жизни и все, что она смогла выбить перед судом и казнью - эта встреча, за время которой они могли бы попрощаться. Можно ли было как-то ее утешить? Майлон не знал. Хуже всегда не тому, кто должен умереть, а тому, кто остается жить. И настоящая смерть с его стороны была таким же предательством и бегством, как поддельная в прошлом. Они конечно жили друг без друга все эти годы, но оглядываясь назад в собственную жизнь и видя состояние Пташки - время это было так себе, мягко говоря. А теперь он должен был ее бросить со всеми ее тяжелыми обязанностями и угрозами, среди государственных проблем, разладив отношения с мужем, в мире, где единственным близким другом оставалась бутылка спиртного?
   Бэл привалился спиной к двери, искоса поглядывая сквозь зарешоченное окно, но не видел в нем ничего кроме противоположной темной стены.
   - Прости, что у нас было так мало времени. Но я рад был провести его с тобой. Каждый минувший день, - невольная улыбка вновь показалась на губах алифера. Говорить что-то честное и сокровенное не глядя в глаза было даже проще, точно в исповедальне, и не важно, что помимо Рейн все эти откровения сейчас слышали толкущиеся неподалеку стражи - Бэл слышал их шоркающие движения и бряцающую амуницию, и они, несомненно, слышали его речи. - Так что если ты как-то переживаешь за меня, то не стоит! Мы с парнями тут отлично проводим время! У меня есть где спать и что поесть, и крыс тут нет, только мокрицы и слизни. Собеседники они не очень, но им определенно нравиться мое пение… За последний месяц я был в разы счастливее, чем за последние семь лет вместе взятых и не стал бы ничего менять, даже будь у меня возможность. Надеюсь ты тоже хоть немного развеялась. Тебя никто там не обижал?
   Под “никто” Майлон подразумевал одного только Рита, чье имя произнести вслух у него не поворачивался язык, как и назвать его в разговоре мужем или супругом Рейн. Делить с кем-то Пташку ему не хотелось даже в мыслях, даже стоя одной ногой на эшафоте, даже зная, что по всем законам мира писанным и неписанным она принадлежала другому.

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [16.09.1082] Ветряная луна