Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [12.09.1082] Семь ступеней в темноту


[12.09.1082] Семь ступеней в темноту

Сообщений 31 страница 47 из 47

1

- Локация
Окраины Остебена, крепость Ривирр
- Действующие лица
Гипнос, Вилран, Имахир
- Описание
предыдущий эпизод[03.09.1082] Те, что с рождения рядом
медовый месяц Единение двух братьев подошло к концу. Закончив с основными делами, Имахир снова обратил внимание на чету Беннаторов, и на одного из братьев у него большие планы.

0

31

Ровенне не нравилось, что она связалась с Беннаторами из Акропоса. Обещанное покровительство дурно пахло. Буквально. Из-за своего положения некромантка с трудом передвигалась. Она не привыкла к долгим переходам. К тому же, по бездорожью и пешей, а не верхом на лошади. И не отказалась бы, чтобы кто-то помог ей идти, но, раз все здесь кроме Гипноса, были заражены чумой, то лучше держаться от них подальше, спотыкаясь на кореньях от усталости и невнимательности. Умирать Ровенна не хотела. Потерять детей – всё, что у неё осталось от Стефанна, - тоже. Отсутствие нормально сна, пищи и постоянные нервы сказывались на её здоровье. Ей нужен был лекарь, но теперь Ровенна понимала, что всё это – прошлая жизнь – теперь роскошь и мечты, которым не суждено сбыться. В Атропос она уже не вернётся. Магистром не станет. И даже статус аристократки отдаёт с привкусом издевательства, а не благородства и статуса.
Она молчала всю дорогу, даже игнорировала Джеда, когда тот напоминал о сломанном пальце и о том, что ему ещё до встречи с ними пришлось пережить. В том числе, из-за Вилрана, который и до чумы не гнушался есть живую плоть. К этой особенности Ровенна уже привыкла, и после рассказа Гипноса о том, что Вилрана воскресили, понимала, что это именно последствия ритуала. Эта особенность делала его сильнее и неуязвимее, но доставляла проблемы, потому что питаться в лесу особо было нечем, и, как заметила некромантка, в пищу годились только люди, а не животные. Иначе бы поймать в лесу белку и сожрать её живьём – было бы самой большой проблемой.
Ровенна быстро устала. В отличие от мужчин, которые тащили только себя, ей казалось, что у неё к животу привязана бочка с гвоздями.
С наступлением темноты пришлось остановиться на отдых и развести костёр, который в условиях вечной сырости, кажется, больше дымил, чем давал тепла. Было холодно и голодно. Ровенна старалась не жаловаться – гордость не позволяла, поэтому сидела в стороне от мужчин, тряслась от холода, и молчала, даже не пытаясь обменяться с остальными колкими фразами.
- Она беременная что ли? – осведомился Джед, когда получше присмотрелся к Ровенне, устроившись с другой стороны костра. – А я думал, ты только прятать задницу за Алекто научился, - усмехнулся некромант, посмотрев на Гипноса. Почему-то он решил, что это именно он наследил, и даже не подумал о Вилране. Вилрана в качестве отца он не рассматривал, потому что… кем надо быть, чтоб лечь в постель с чокнутым каннибалом?
Ровенна оставила это без комментария, только отвернула лицо, скрестила руки на груди, пытаясь немного согреться, и старалась не думать о том, что завтра ждёт такой же длинный и утомительный путь, а сил за ночь не прибавится. Скорее их станет ещё меньше от таких условий.
О заражении Вилрана Джед рассказал всё, что знал – что видел сам за то время, пока они сидели в одной камере, и что когда-то слышал о Ключе с заразой внутри.
- Сколько у тебя долга накапало за исцеление? На год жизни хватит? – Джед не смущался говорить о таких вещах, пока подбрасывал в огонь ветки. – Чума, если заразишься, заберёт ещё больше. От неё, как и от смерти, нет лекарства, а значит, твоё существование – это ещё одна аномалия. Жизнь в долг.
[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+2

32

Уйти Вилран не смог, – Гипнос его не отпустил, - снова врезался в ту невидимую преграду, стоило брату отдать приказ. Он не мог ослушаться, хоть и попытался, – из головы вылетали все мысли, кроме слов Гипноса, а тело и вовсе отказывалось повиноваться. Но если в первый раз Вилран на брата был зол за подобное, то в этот... наверное, даже благодарен. В глубине души уходить он не хотел, хоть и думал, что так будет правильнее. И сейчас, оставшись со всеми вместе, испытал вместо злости лишь облегчение – Гипнос снял с него ответственность за поступки, и ему не нужно было блуждать по болотам в полном одиночестве, пытаясь справиться со своей болезнью наедине.
Вилран был рад, хоть внешне это никак не проявилось. Он шел со всеми вместе, но все же чуть в стороне, не зная точно, как быстро сможет заразить других и насколько эта зараза окажется сильна. Имахир говорил, что другие от нее умирали, и Вилрану от этого воспоминания становилось страшно – тем, кто сейчас находились с ним рядом, он смерти не желал.
Позже, пока шли к жилью, что высмотрел ворон Гипноса, Воскрешенный рассказал брату обо всем, что с ним произошло, как тот и просил. Правда, рассказать он смог немного, так как и сам ничего толком не знал.
Но Вилран хорошо запомнил слова Гипноса про охоту – он и сам думал, что ему придется кого-то поймать, чтобы обеспечить себя кровью заранее, до того, как рассудок отключится, вот только все, чем делилась Кинатан в Лунных землях, сейчас пригодиться никак не могло. У Вилрана не было никакого оружия для охоты – ни лука со стрелами, ни даже ножа. А без меча он и вовсе чувствовал себя как без рук – с самого воскрешения он привык, что клинок все время находился с ним – даже ложась спать, он оставлял его рядом с постелью. И все же Воскрешенный не падал духом, рассчитывая, что справится и без оружия, и кого-нибудь себе на ужин выловит – ведь должен же вообще хоть кто-то съедобный водиться на болоте!  Пока шли, Вилран слышал крики птиц, но птиц ему без лука было не достать, а лук и стрелы без ножа не сделать. Так что охота на птиц отпадала сразу. Возможно, брат или Ровенна смогли бы сбить кого-то из пернатых заклинанием, но Вилран тут точно помочь не мог. Значит и искать ему нужно было нечто другое, более доступное - не летающее, а бегающее или ползающее.

На охоту Вилран собрался, когда уже стемнело. К тому времени как раз остановились на отдых и развели костер. Расселись друг от друга на расстоянии, пытаясь согреться от огня, а заодно не заразиться друг от друга.
— Она беременная что ли? – подал голос Джед, пялясь на Ровенну и обращаясь при этом к Гипносу.
Но ответил ему не Гипнос, а Вилран:
- Еще одно грубое слово в ее сторону, и я снесу тебе башку на раз. Понял меня? – он одарил Джеда тяжелым взглядом. – Если оскорбишь моего брата – тоже. Ты своим заклинанием прицелиться не успеешь, как уже сдохнешь. Я не понимаю шуток и могу ошибиться в твоих словах, приняв их за правду, так что будет лучше, если ты заткнешься, пока тебя никто не спрашивает.
Вилран никогда раньше не испытывал такой злости, но сейчас чувствовал жуткое раздражения на беспечно несущего полную чушь человека, с которым ему пришлось оказаться рядом. Он не мог сказать, чем его так бесил Джед, но бесил неимоверно.
Но, возможно, дело было вовсе и не в нем, а в жжении, что снова начиналось в груди.
Вилран быстро глянул на свою руку – кожа снова начинала высыхать, покрываясь трещинами. Пора было срочно искать себе пропитание.
- Я вернусь, как только найду что-нибудь, что смогу съесть, - он поднялся на ноги и побрел в лес, очень надеясь, что оставшись у костра трое его спутников не поубивают друг друга. Ну, разве что Джеда прибьют за тупые шутки, но за этого парня душа у Воскрешенного не болела, так что и волноваться за него он не собирался.

Вернулся к костру он уже на рассвете, но зато сытым и довольным.
С охотой повезло – удалось выследить двух выдр, хоть выслеживание и заняло почти всю ночь. С их убийством Вилран не мудрствовал – забил палкой, вернее стволом небольшого молодого деревца, избавленного от веток и верхушки и превратившегося таким образом в довольно увесистую дубину. Одну выдру Воскрешенный съел сам еще почти живой и теплой, а вторую насадил на толстую ветку как на копье, чтобы не прикасаться к тушке руками и забрать с собой к костру. Еще он попробовал поесть лягушек, которых на болоте скакало в изобилии, но те оказались слишком уж мелкими и насыщения почти не приносили. Попадались и змеи, но Воскрешенный совсем в них не разбирался и не знал, которая может оказаться ядовитой, поэтому оставил в покое, не рискнув отправить к себе в рот. Единственным минусом была темнота, – Вилран по-прежнему ее боялся, - но страх перед голодом, на удивление, умудрился заглушить страх перед темнотой. И после удачной охоты Воскрешенный даже задержался, чтобы умыться и смыть кровь хотя бы с рук и лица.
- Я ее не трогал, - Вилран стряхнул выдру с ветки перед костром. Пересчитал по головам своих спутников – вроде все на месте и живы. Порадовался. – Ее можно пожарить, - кивнул на мертвую тушку, бросил уже ненужную ветку в огонь, почти потухший за ночь, и сел рядом, пытаясь согреться. После еды жар сменился холодом, как и всегда.

Отредактировано Вилран (01-05-2020 14:42:57)

+3

33

С наступлением темноты Гипносу стало казаться, что он снова попал в Лунные земли, и снова изнывает от нечеловеческой усталости, холода, жижи, противно хлюпающей в сапогах, гнуса, лезущего в лицо, и промозглого ветра, от которого негде было укрыться.
Спутникам его, впрочем, было ничуть не легче. Джед ныл и жаловался на сломанный палец, которому никто не придавал никакого значения. Вилран, за которым Полумертвый наблюдал внимательнее всего, пока что мужественно перебарывал болезнь, и не показывал никаких признаков истощения, но Гипнос чувствовал медленно растущий в нем голод. Ровенна, к его удивлению, больше молчала, и только когда мглистые, мокрые сумерки окончательно опустились на болота, и кузина присела на какую-то сухую корягу, стало видно, насколько она утомлена: лицо ее посерело, губы были плотно сжаты. Гордость не позволяла Ровенне жаловаться, а в спешке никто из них и не задумался о ее положении.
С другой стороны, отягощенная детьми в своей утробе, она, возможно, меньше станет рисковать и пытаться строить козни, если такая мысль вдруг придет ей в голову...
Джед тоже заметил состояние спутницы только сейчас, о чем не преминул подколоть Гипноса. Полумертвый, такой же уставший, как и остальные, только скрипнул зубами, собираясь послать наследника Пантендора подальше - но за него это сделал Вилран.
- Мы - Беннаторы, - коротко пояснил Гипнос оторопевшему Джеду, когда Воскрешенный закончил свою угрозу и отошел. - И она также носит наследников Беннаторов. Подумай об этом.
Он отлично помнил отношения Джеда с собственной семьей. У них троих все было ничуть не лучше. И все же Ровенна - до тех пор, пока в ней зрели близнецы Беннаторов, - была их с Вилраном невольным союзником. Не Джед же, в самом деле, будет заинтересован в выживании ее самой и ее детей...

Вилран отправился на охоту, и над их тусклым костерком повисло тяжелое, низкое небо. Джед, что знал, рассказал Гипносу о чуме, поразившей его брата, и теперь наблюдал, как Полумертвый, спустив с плеча плащ и рубашку, пытается приспособить к креплению поломанную костяную руку. Помочь ему наследник Морета, разумеется, и не думал, а Гипнос его не просил, не собираясь унижаться.
— Сколько у тебя долга накапало за исцеление? На год жизни хватит? Чума, если заразишься, заберёт ещё больше. От неё, как и от смерти, нет лекарства, а значит, твоё существование — это ещё одна аномалия. Жизнь в долг.
Гипнос наконец сумел кое-как приладить сломанный артефакт Камелии к плечу. Двигать и управлять им он не мог - из-за разрушения была нарушена и тонкая псионическая связь между ним самим и костяной рукой - и рука висела бесполезной плетью. Впрочем, хотя бы не потеряется и не помешает.
Полумертвый натянул на плечо плащ и коротко взглянул на Джеда:
- Я всю жизнь живу в долг, - негромко проговорил он. - Мне не привыкать.
Но слова Морета пробежали по спине мертвящим холодком. Он не знал, сколько ему осталось сейчас. И если он заразится от Вилрана болезнью - то, возможно, и не умрет, вылеченный Ключом Пантендора. Но сколько проживет после этого? Как будет считать каждый день, когда откроет глаза? И каким образом Ключ расправится с ним, когда долг Гипноса превысит отпущенный ему срок?
С некоторых пор Полумертвый стал очень настороженно относиться к собственным долгам.
Он прикрыл глаза и вздохнул. Нужно как можно скорее добраться до ближайшего большого города, раздобыть инструменты, возможно - связаться с Камелией, если она все еще его союзник. Нужно извлечь из Вилрана Сердце Чумы, пока оно не убило его - и их всех заодно. Нужно обеспечить Вилрану безопасность от Культа на тот случай если... если сам Гипнос не сможет уже о нем позаботиться.
Даже в мыслях Гипнос не хотел думать о собственной смерти. Смешно быть некромантом, который боится ее - но он боялся. У него было слишком много незавершенных дел.
А значит - не было смысла сидеть и трястись, ожидая невесть чего.
Полумертвый с коротким стоном приподнялся на ноги, разгоняя кровь. Сосредоточился, вновь творя заклятье призыва. Охотиться он не умел - даже Кинатан ничему не смогла его научить, - но он все же был магом. Не мог он сидеть и подыхать от голода, полностью взвалив все на Вилрана...
На этот раз не ворон явился на призыв заклинателя - зашуршали сухие тростники, и к троим магам, настороженно блестя зелено-желтыми глазами, вышел крупный камышовый кот. Не призрак Бездны, сотворенный симбиозом псионики и некромантии, но настоящий обитатель болот.
Косясь то на Ровенну, то на Джеда, животное, зачарованное призывателем, подошло ближе к Гипносу, понюхало его руку, настороженно шевеля кисточками на ушах. Если он принесет задавленную птицу или разорит сплетенное из камышей гнездо - у них будет еда. Хоть сколько-то еды.
- Вставай, - Гипнос легко коснулся носком сапога ноги Джеда. - Не одному Вилрану охотиться... Может, хоть что-то найдем.
Он посмотрел на Ровенну - у кузины побледнели даже губы. Тепла, даваемого слабеньким костром, ей не хватало, а подойти поближе к мужчинам не позволяла гордость.
Гипнос скрежетнул зубами. Меньше всего он хотел помогать Ровенне Беннатор. Но она была беременна, и тратила свои физические и магические силы на поддержание тех, кто рос внутри нее.
Он ничего не стал говорить ей. Лишь сотворил "малый огонь", посылая в ее сторону маленький шарик тепла, остановившийся рядом с некроманткой. И отвернулся, не желая встречаться с ней взглядом.

К тому времени, как вернулся Вилран, у них и самих было, чем похвастаться. Они с Джедом обнаружили камыши, крахмалистые корни которых, отвратительные на вкус, можно было, тем не менее, есть. Болотный кот, призванный Гипносом, навел их на гнездо какой-то нелетучей птицы - и хотя саму птицу маги поймать не смогли, но притащили в лагерь ее яйца. И теперь еще и зверь, которого добыл Вилран...
- Как ты себя чувствуешь? - Гипнос, пытавшийся приготовить корни камыша на огне, поднял голову к брату. Его одежда была вся в засохшей крови, но Вилран не выглядел умирающим. - Нам кажется... мне кажется, - поправился он, - ...что это тоже можно съесть. И выдру разделать, только нечем.
Это было несправедливо. Он - вивисектор и ученый, он привык, что под рукой всегда были необходимые инструменты для снятия и сшивания кожи, для разрезания костей и сухожилий. Как свежевать животное, ничего не имея под рукой?
[status]Полумертвый[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/501/76990.png[/icon]

+3

34

Ровенна удивилась, когда Гипнос поделился с ней магией, чтобы она погрелась, но ничего не сказала. Ни благодарности, потому что они оба для неё были гордецами и врагами, ни колкости. От магического пламени шло хоть какое-то тепло, но и его не шибко хватало. Прогулка по болотам не сделала вещи суше или теплее. Приходилось мириться с тем, что есть.
Некромантка молчала всё время, лишь слушая разговор Джеда с Гипносом о Ключах и чуме. Что-то новое и интересное. Гипносу даже мстить не надо – сам умрёт, если верить словам этого пантендорского мага о силе Ключа и цене за него. Может, поэтому Гипнос пошёл с ней на мировую, зная, что вскоре может погибнуть и тогда его любимый младший брат останется совершенно один, без покровителя и защитника? Не могли же его так интересовать не рождённые близнецы. Беннаторы они или нет, но это не наследники Акропоса. Да и… есть ли им всем что наследовать после действий Культа?
Из разговоров она поняла, что ей нельзя прикасаться к кому-то из мужчин даже случайно. И трогать те вещи, которые они брали в руки или как-то их касались, потому что магическая чума страшнее обычных болезней, передаётся иначе и вряд ли как-то лечится.
- Эту чуму может вылечить только Ключ Пантендора? – она впервые заговорила, когда Джед и Гипнос вернулись к костру с добычей.
- Не уверен, что даже Ключ Пантендора на это способен, - Джед пожал плечами. – Узнаем, когда кто-то заразится, - некромант хмыкнул. Он хотел отшутиться, но помня об угрозах, решил промолчать и просто заняться делом. За годы, что он прожил среди джалсов, он научился выживать в лагере, готовить у костра, но не охотиться. Охотой он никогда не занимался, да и разделыванием туш – тоже. Только видел, как это делали другие люди. Разве что мог выпотрошить тело, которое после пустит под химеру, но вряд ли подготовка к созданию твари чем-то отличалась от подготовки к ужину. Вот только под руками не было ничего, чем можно было бы эту тушу разделать.
А подойдут ли когти?..
Джед задумчиво посмотрел на пальцы, пытаясь проверить, насколько они острые.

Ровенна была настолько голодная, что ей было уже почти всё равно, что есть. Носом не воротила и жевала камыш, подавляя позывы всё вернуть, старалась не вдыхать запах еды и не акцентировать внимание на вкусе. Без еды долго всё равно не протянуть, а сил и так практически не было. Ману она тратила на согревание.
- Дай мне кость, - Ровенна протянула руку, когда Гипнос заговорил о выдре и том, как её разделать.
Магия плоти, конечно, не была предназначена для подобного, но это всё, что смогла придумать Ровенна. Использовать боевое заклинание, чтобы создать из косточки дротик. Резать им будет неудобно из-за размера и формы, но он хотя бы был острым и кое-как мог заменить отсутствующий нож. Пожалуй, больше ничего такого полезного она не сделала, оставив охоту и разделывание туш на мужчин, потому что ни того, ни другого не умела. Могла только при помощи магии метнуть в животное костяное копьё или сломать ему шею, но для этого нужно было сначала найти это самое животное.
Джед пихнул в огонь гладкий камень, чтобы тот нагрелся от пламени, и ждал времени, когда можно будет разбить на него яйцо и не смотреть, как оно стекает в костёр. Может, стоило съесть их сырыми?.. Но сырые яйца Джед не любил. Они напоминали мерзкую слизь.
- Больше не хочешь жрать людей? – не отрываясь от дела, спросил Джед у Вилрана.
Вспомнив о болезни, Ровенна посмотрела на Вилрана, испачканного в чужую кровь, но не нашла особых следов болезни, если не считать незаметное изменение кожи на руке.
- Чума не убьёт тебя? – спросила она, не отводя взгляда, и по голосу не было понятно, то ли она беспокоится, то ли спрашивает просто так, чтобы присоединиться к разговору.
- Скорее нас убьёт холод, голод и воспаление лёгких, если не доберёмся до города, - высказался Джед. – А в городе уже вариантов убиться будет побольше!
[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+3

35

— Как ты себя чувствуешь?
Вилран обернулся на голос брата. На душе потеплело. Еще бы сейчас обнять его, положить голову на колени, чтобы  Гипнос мог погладить по волосам и сказать, что все у них будет хорошо. Так было раньше, - еще несколько дней назад, - но сейчас Вилран не осмелился бы сделать ничего подобного – чем меньше он сам к кому-либо прикасается, или прикасаются к нему, тем лучше.
- Все хорошо, - ответил он брату, устраиваясь на земле возле костра, чтобы полежать и подремать.
Все же сон ему тоже был необходим, хоть и не такой долгий, как всем остальным. Чем больше сил он восстановит, тем лучше будет справляться с чумой.
- Я съел вторую выдру, и теперь мне лучше, - пояснил он. – И еще пробовал лягух, но они очень мелкие, и толку от них мало. Когда я не испытываю голод, то не нападу. Свежее мясо и кровь помогают сдерживать болезнь, но я не знаю, можно ли с ней справиться вообще. Через сутки все повториться... и я к этому времени постараюсь кого-нибудь раздобыть себе заранее.
Вилран замолчал, закрыл глаза и дальше просто дремал, наслаждаясь покоем, пока все вокруг костра занимались собственным завтраком – ели откуда-то взявшиеся яйца и потрошили выдру.
— Больше не хочешь жрать людей? – поинтересовался Джед, пытаясь готовить себе на камнях яичницу.
- Хочу, - отозвался Вилран, приоткрыв глаза. Он-то думал, что парень теперь будет с закрытым ртом всю дорогу, но молчания Джеда хватило лишь на несколько часов. – Так как я люблю Гипноса и Ровенну, то в фаворитах моего ужина только ты. Но пока что я буду считать тебя неприкосновенным запасом на черный день. Вдруг мне ничего не поймается? Так что не нервничай, кушай и толстей. Здоровый упитанный Джед – залог моего хорошего самочувствия.
На лице Воскрешенного не промелькнуло и тени улыбки, так что понять, пошутил он или нет, было сложновато. Но вообще, он, конечно же, шутил, хоть и точно знал, что если придется выбирать, и болезнь припрет к стенке, то шутка превратится уже в реальность. 
— Чума не убьёт тебя? – спросила следом Ровенна.
Вилран приподнялся на локте и обернулся к ней. За всю дорогу она не проронила ни слова в его сторону, общаясь разве что с Гипносом. У нее было на это право – ведь и Стефанн оказался убитым, и сам Вилран совсем ребенком. Да еще и с чумой! Как будто мало ему было той твари, что вечно жаждала чужой крови!
- Я не знаю, - он вздохнул и качнул головой. Как бы ни желал Воскрешенный обратного, он понимал, что все с Ровенной для него уже закончилось. И от этого накрывало еще большей тоской. – Пока что справляюсь и живу. Но я чувствую боль в груди – там, где Ключ. Это странно, ведь боль я до сих пор не чувствовал и уверен, что обычную не чувствую и сейчас! Но Ключ – это нечто другое. Он словно растет во мне и горит. Имахир говорил, что все предыдущие носители умерли... но они были людьми, а я... не совсем человек. Ты же знаешь. Я боролся с той тварью, что перешла со мной из Бездны, но сейчас именно она помогает мне жить, хоть и таким... – Вилран задумался подбирая слово. Ужасным? Кошмарным? Но мясо лично ему нравилось, главное, было не сожрать своих близких. Кровавым? Но съесть лягушку или выдру не так уж и кроваво. -  ...необычным, - подобрал он наконец, - способом.
— Скорее нас убьёт холод, голод и воспаление лёгких, если не доберёмся до города, — высказался Джед. — А в городе уже вариантов убиться будет побольше!
- Я в город не пойду, - отрезал Вилран. – Это опасно. Останусь где-нибудь на окраине. Мне легче найти в лесу себе пропитание, и опасности ни для кого не будет.

+3

36

Он смотрел на брата так пристально, будто надеялся прочитать в его душе - точно так же, как когда-то, когда оба они находились в едином теле. И сейчас, когда Вилран был рядом, но не коснуться, не обнять, не успокоить, - а он чувствовал, что брат отчаянно желает этого утешения, - от этого было почти так же больно, как если бы их снова разделяли многие мили.
Но Вилран был жив. Уравнитель пока что все еще не воплотил в жизнь его самый большой кошмар. Жив, но измотан. Пока что удивительная регенерация его тела давала ему силы, но как долго это будет продолжаться?
Впрочем, все они были измотаны. Сам Полумертвый со своими хрупким телом подростка, Ровенна, отягощенная беременностью... разве что Джед был повыносливее их обоих. Гипнос без раздумий пожертвовал бы и наследником Пантендора, и кузиной, если Вилрану потребуются их силы.
Даже если сам Вилран этого не поймет.
- ...в городе уже вариантов убиться будет побольше, - заметил Джед.
- Вряд ли, - отозвался Гипнос. - Все-таки голод, холод и воспаления справятся с нами быстрее...
Он хотел было заметить, что Джед, долгое время живший среди джалсов, наверняка перенял и джалсовское же умение мастерски дурить людям головы за звонкую монету, что определенно дает ему преимущество там, где есть люди, а не только болота и звери, но тут заговорил Вилран.
Первым желанием Гипноса было надавить. Настоять, что в любое поселение Воскрешенный пойдет с ними - потому что оставлять его из виду хотя бы на несколько часов было невыносимо. Но затем он задумался - и кивнул.
- Если я правильно разглядел, это не то чтобы город - скорее, деревня большая, - задумчиво сообщил некромант. - Попробуем раздобыть там еды и одежды и узнаем, где вообще находимся. Но да, мы слишком приметны, и если ты не сможешь контролировать голод...
Он не закончил. Что-то болезненно шевельнулось в груди, будто легкие на мгновение забыли, как дышать. Полумертвый умолк, с тревогой прислушиваясь к собственному состоянию, но странная боль не повторилась вновь, и он осторожно выдохнул, надеясь, что ни Вилран, ни, тем более, Джед с Ровенной ничего не заметили.

Остаток ночи и хмурого, серого рассвета провели в тщетных попытках уснуть. Даже магические огоньки не давали столько тепла, сколько было нужно, а придвинуться друг к другу, как сделали бы любые нормальные люди в любой нормальной ситуации, они не могли. Гипноса хватало лишь на то, чтобы на несколько минут забыться тревожной дремотой, а затем вновь открывать глаза, высматривая постепенно светлеющее небо. Чувствовал он себя нисколько не отдохнувшим, а напротив - разбитым и уставшим.
Дальше тронулись, почти не сговариваясь - как-то разом понимая, что сидеть и пытаться отдохнуть уже нет смысла. Новый переход давался ничуть не легче - даже после того, как на пути попались относительно крепкие древесные заросли, из которых получилось наломать себе что-то вроде дорожных посохов.
Гипносу не впервой было идти, опираясь на палку. И ему очень не нравились эти воспоминания.
Деревню они сперва почуяли, чем увидели: сырой смрад воды и мокрого леса разбавился запахами человеческого жилья, где-то в отдалении забрехала собака.
- Ты точно не пойдешь? - на всякий случай снова уточнил Гипнос у брата. И, подумав, предложил, - Может, и она с тобой останется?
Хотя беременная женщина в любом случае вызовет меньше опасений у местных. Как-то больше ждешь подвоха от троих парней, чем от утомленной женщины - пусть даже такой стервы, как Ровенна Беннатор.
Вблизи выяснилось, что поселение куда меньше, чем Гипнос ожидал. Точнее, домов было много - но большинство из них были пусты, смотрели на улицы черными провалами окон, и по разоренным дворам гулял холодный ветер. Ни скота, ни даже гусей и кур видно не было. Единственный человек, заметивший их издали, поспешил спрятаться в дом и громко хлопнуть дверью.
- Здесь, похоже, прочесали войска Магистра... - Гипнос задумчиво потер лоб. - Такое запустение... Эй! Есть кто-нибудь? Мы безоружны, нам нужна помочь, и с нами беременная. Пожалуйста!
Дожили. Магистр Акропоса, в жизни не привыкший о чем-то просить, словно последний нищий побирается по дворам простонародья, надеясь если не на лохмотья с чужого плеча, то хотя бы на кусок хлеба.
Хотя еще больше Гипнос надеялся на информацию. Ее он всегда ценил пуще всякой еды.
[status]Полумертвый[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/501/76990.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (06-05-2020 00:23:36)

+3

37

- Плохая шутка, - нахмурился Джед, когда Вилран заговорил о еде.
Но после этого маг из Пантендора замолчал и сосредоточился на приготовлении пищи. Жареные яйца теперь хрустели на зубах песком, и пару раз Джеду даже попался зажаренный муравей. Надо было чистить камни лучше перед тем, как использовать, но что уже махать кулаками после драки? Куда больше песка и муравьёв в яйцах Джеда волновало то, что рано или поздно Вилран действительно может сорваться и попытаться его сожрать, а быть сожранным он не хотел.
О своих намерениях по случаю, если заметит угрозу, убить Беннатора, он ничего не сказал. Оставил это при себе. И так очевидно, что он сделает всё, чтобы спастись, понравится это Имахиру или нет.

У Ровенны было абсолютно иррациональное желание – забраться под бок к Вилрану, прижаться в поисках не столько физического тепла, сколько за успокоением, что она здесь не одна и он всё ещё рядом. Пусть у него было лицо Стефанна, но сам он им не являлся, она не могла отрицать того, что за то время, что они вместе провели в Атропосе, привязалась к нему. Ей нравился этот другой Стефанн, и понадобилось много времени, чтобы понять, что этот другой - действительно другой мужчина, просто похожий внешне на брата. В самом начале, когда правда о Стефанне вскрылась, Ровенна собиралась сохранить Вилрану жизнь, но лишь для того, чтобы вернуть в его тело душу Стефанна. Теперь же об этом не думала вообще.
- Нельзя прикасаться к коже или через одежду тоже?
Джед как-то странно посмотрел на неё, когда она задала вопрос, и Ровенна почувствовала себе глупо. Нормальный человек, который боится заразиться неизлечимой болезнью, не будет искать способа как-то прикоснуться к зараженному. Даже если нет никакой угрозы в том, чтобы трогать его в печатках или через куртку, - никто бы напрасно не стал рисковать и приближаться к источнику заразы.
Если нельзя трогать то, к чему он прикасался, то и его трогать тоже нельзя.

Путь до деревни, которую нашёл ворон Гипноса, прошёл в молчании. Джед радовался тому, что на какое-то время они смогут избавиться от Вилрана, а потому его жизни ничего не угрожало. Уж деревенских жителей он как-то уболтает и там себе жизнь спасёт без труда, чего не скажешь о беннаторской компании, где смерти ему не желал только… а, Фойрр! Да все они желали, что уж тут!
Ровенна тоже молчала. Посох, казалось, нисколько не помогал ей идти, а становился в руках только дополнительной ношей. Тащить её на себе никто, конечно, не собирался. Скорей всего, и в лучшие времена – не обременённые угрозой заражения – тоже не протянули бы руку помощи. Гордость не позволяла жаловаться и просить останавливаться и делать передышки. К тому же, Ровенна понимала, что чем дольше они задерживаются в лесу без нормальной пищи и одежды, тем больше шанс остаться здесь голыми костями на земле.
Бросив неуверенный взгляд на Вилрана, когда он решил остаться в лесу и не идти с остальными в деревню, Ровенна поначалу думала остаться вместе с ним. Пусть он и был сильнее обычного человека, но что он может с голыми руками против вооруженного человека или мага, случись ему столкнуться с ним в лесу?
- Не лучше ли кому-то из магов остаться с ним? – предложила Ровенна, но не была услышана.
Пришлось идти в деревню втроём и надеяться, что их внешний вид и неожиданное появление не испугают деревенских.

Джед нисколько не расстроился, когда от них шарахнулся и тут же заперся в доме испуганный житель. В чужой деревне он, кажется, чувствовал себя свободнее, чем в лесу, а потому как-то незаметно исчез, затерявшись из поля зрения спутников. Ровенна во время его отсутствия, побродив немного по деревне, села на первую попавшуюся лавку, чтобы дать отдых спине и ногам. Вот что-что, а просить приюта и помощи она не умела совсем.
Джед вернулся удивительно скоро и едва ли не бегом. Думая о пантендорском маге исключительно плохо, Ровенна уж подумала, что сейчас за ним гонится толпа с вилами или стражники, но заметила тучную женщину, которая бежала за ним следом, придерживая юбку платья и передник, чтобы не путались под ногами и не замедляли.
Как только они начали приближаться, Ровенна расслышала слова некроманта:
- Там… моя жена и её брат. Боюсь, как бы не родила раньше времени, - Джед так изображал беспокойство о своём наследнике, что даже Ровенна опешила и ему… поверила.
Истинный отрок джалсов…
Женщина, которую привёл Джед, тут же, подоспев, села рядом с Ровенной, деловито ощупала её живот, так что некромантка даже возмутиться не успела, а потом сказала, обращаясь к мужчинам:
- Отведите её в дом, - строго отчеканив слова, женщина указала направление и сама пошла вместе с чужаками.
Ровенне так и хотела спросить, что Джед ей наплёл, но он как-то загадочно и самодовольно усмехнулся, а потом вновь начал причитать, что-то говоря о вечной любви и долгожданном ребёнке…

Инга, местная целительница и повитуха, жила в доме на окраине. Она принимала у себя всех, кто нуждался в помощи, а после визита стражников из Лейдера, как оказалось, больных и раненных прибавилось. Она уж подумала, что и трое некромантов тоже угодили под метлу несправедливого закона Магистра, и постоянно ругалась, пока кипятила воду в котле, что именно Магистр Лейдера занимается бесчинством, оставляя в неведении Эарлана. Оказалось, что всех молодых парней и мужчин он приказал собрать из города и деревень, чтобы пополнить личную армию и защитить город от Культа, да только где держат этих магов и вернутся ли они домой живыми – никто не знал.
- Хорошо, что снадобья не побили, - вздыхала женщина, протягивая Ровенне кружку с каким-то отваром. – Всю скотину отобрали, только что припрятано и осталось…
[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+3

38

Следовало признать: уж в чем Джеду не откажешь — так это в умении пудрить мозги так, что даже самые перепуганные крестьяне проникались к нему доверием и приглашали в дом. Всем некромантским кагалом.
Впрочем, этому Гипнос был даже рад. Сам он, если по чести, не умел вот так вот разговаривать с людьми ни о чем — чтобы разговор как-то вот так, сам по себе, выводил в нужное русло.
Играя роль заботливого брата, каким его представил Джед, Полумертвый глубоко вздохнул, словно перед прыжком в воду, и поддержал Ровенну за локоть и за пояс. Почему-то он ожидал, что ощущение будет как от прикосновения к змее — такое же холодное и шершавое — но бывшая правительница Атропоса оказалась совершенно обычной женщиной. Исхудавшей и уставшей, метнувшей на него затравленный и озлобленный взгляд.
- Не вздумай бузить, - сквозь зубы процедил ей Гипнос. - А то испортишь Джеду весь спектакль... сестричка.
В доме целительницы Инги было благословенно тепло. Может, конечно, и не так тепло, как хотелось бы — в грязном очаге горели не хорошие добротные дрова, а какой-то вонючий плавник-торфяник — но троим иззябшим некромантам и это показалось лучшим ощущением за последние дни.
Знахарка протянула Ровенне дымящуюся кружку, и Гипнос уловил запах укрепляющего отвара. Голод подал о себе знать с новой силой, и он попытался отогнать мысли о еде.
Тем более, что сейчас у него был уникальный случай.
- Она здорова? - спросил он у знахарки, кивая на Ровенну, сидящую рядом с ним. - С... моими племянниками все в порядке? Каков срок?
Так мог бы действительно спросить любящий брат, но в голосе Полумертвого против его воли звучали нотки, скорее, исследовательского любопытства. И в самом деле: о смерти он познал практически все, что мог узнать в его возрасте молодой и очень талантливый некромант, а может даже и чуточку больше. А вот о развитии жизни в утробе и последующем рождении — практически ничего.
Он бы даже потянулся потрогать вздувшийся живот некромантки под грязным черным одеянием, но наткнулся на предупреждающий взгляд Ровенны, ясно говорящий, что одно прикосновение — и она отбросит в Бездну всю маскировку и нападет — и передумал.
А ведь там, внутри, действительно росли будущие наследники Беннаторов. Возможно - будущие Вилран и Гипнос, близнецы, чьи жизни будут так же тесно и неотрывно переплетены друг с другом, как и жизни всех Беннаторов. Вот бы почувствовать биение этой жизни под кончиками пальцев...
Тем временем Инга рассказывала много интересного. Оказывается, поблизости был Лейдер. Лейдер, обирающий собственных жителей и крестьян и, словно урожай, собирающий с них всех молодых магов и всю доступную провизию для армии.
Похоже, Магистр Эарлан готовился нанести новый удар по Культу. Или просто стягивал силы.
Что ж, в Лейдере, с его библиотекой и Академией, они могли поискать хоть какую-то информацию по Лейдерскому же Ключу. Уж там наверняка должны быть все знания о Пепельной Чуме, терзавшей Вилрана. И возможно — о том, как ее снять.
И тогда Вилран, к которому постоянно возвращались его мысли, Вилран, оставленный там, на опушке леса с его фамильяром, снова стал бы свободен...
Воспрянув духом от этих новостей, Гипнос принял из рук Инги плошку с жидкой похлебкой, в которой плавали какие-то коренья, и проглотил, почти не чувствуя вкуса.
- Нет ли в деревне провианта на продажу? Хотя бы немного хлеба и овощей для... моей сестры, - спросил некромант, подняв глаза на женщину. Уж мяса какого-никакого они добыть могли, но от него одного никто себя сытым не чувствовал. - Нам бы только до Лейдера добраться, а там спрячемся у отца моего зятя, - он кивнул на Джеда. - Тот в обиду не даст.
[status]Полумертвый[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/501/76990.png[/icon]

+3

39

- …а там спрячемся у отца моего зятя. Тот в обиду не даст.
«В обиду не даст, потому что мёртвый?» - хотелось пошутить Джеду, но он сдержался. Сказать что-то подобное при знахарке – равносильно тому, что самому себе отвесить пинок под задницу, а после в эту же задницу воткнуть вилы. Настолько дураком он не был, и ценил то, что удалось добыть с таким трудом. Ладно, труд был сравнительно небольшим. Всего лишь улыбаться, искреннее переживать за жену и делать вид, что они три несчастные сиротки, которым просто не повезло в пути. И пока все играли свои роли – всё было хорошо. Уж лучше провести ночь в старом и обшарпанном доме, но зато с крышей над головой, тёплой пищей и без ужей в заднице. И без угрозы быть сожранным!
Ровенне, как беременной, выбрали место для сна получше и дали чуть больше еды, чтоб набиралась сил. Есть всё сразу она не стала, а часть еды, которая не испортится и может полежать, спрятала под одежду. Инга оказалась женщиной удивительно хорошей и доброй, и для Ровенны, видя как та дрожит от холода, словно осенний лист на ветру, даже нашла немного тёплых вещей. В другие времена что-то такое старое и нищенское некромантка бы ни за что не приняла и даже в руки не взяла, не говоря уже о том, чтобы надеть, но сейчас понимала, что не в том положении, чтобы воротить носом. Надела, что дали и… действительно стало теплее. Слова о том, что вещи принадлежали сестре Инги, которая умерла от чахотки, правда, не согревали.
Некромантка и так злилась на Гипноса за то, что он к ней прикасался. Это нужно было для дела, чтобы сыграть свою роль, но если Вилран прав и все, кто к нему прикасался, уже заразились чумой, то теперь и она была заражена. Заражена по глупости! За себя она переживала не так сильно, сколько о детях, которых боялась не выносить. Слова повитухи немного успокоили Ровенну, заверив, что с детьми всё в порядке, что стоит ждать их к началу зимы, и подтвердила догадки Беннаторов, что в утробе их двое, а не один. Инга так же сказала, что белые волосы в роду скорей всего проявятся и в детях, несмотря на то, что Джед был смуглым и тёмным. Почему-то кровь Ровенны казалась ей сильнее, и если бы Инга знала, что права она по другой причине!
Ночью, убедившись, что хозяйка уже спит после долгих разговоров о том, что происходило в Лейдере за последние месяцы, где бы раздобыть еды и с кем можно на повозке отправиться в город, Ровенна решила выйти на улицу. Места здесь вряд ли были опасными. При ней всё ещё оставалась магия, а тревоги гнали её прочь в ночь из чужого дома не просто так. Идти к лесу среди ночи было опасно по многим причинам, и рискованно, чтобы никто из деревенских её ни в чём не заподозрил, но она хотела сама убедиться, что с Вилраном всё в порядке. И для него она несла еду, которая осталась со скромного ужина – всяко лучше сырой пищи в лесу, да и вдруг сегодня ему не удалось ничего поймать?
- Сте… Вил?.. Вилран?.. – она позвала его по имени, всматриваясь в густые заросли, и очень надеялась, что навстречу ей выйдет Беннатор, а не дикий кабан.
[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+2

40

Нет, в селение Вилран точно идти не хотел и нянек себе не желал – отказал и Гипносу, и Ровенне. Ему начинало казаться, что если план Имахира по заражению всей округи не сбудется, то из этого получится отменная месть. А потом он как-нибудь переборет Ключ и вернется в крепость. Вот только в этот раз вовсе не с официальным докладом и не на разговоры – Уравнитель и глазом дернуть не успеет, не то что чары наложить, как уже останется без головы. Возможно, мечты Вилрана были детскими и наивными, но они давали ему цель и помогали ради нее выживать.
Он проводил своих попутчиков взглядом с опушки, пока те не скрылись из виду за деревьями, росшими на окраине деревни, и вернулся к костру. План на вечер и ночь у него был несложным – наловить себе еды и поспать. Вилран подождал немного, вдруг кто вернется, а затем, успокоившись, что все у остальных в порядке, отправился в лес. Однако здесь его ждало разочарование: если в первый день повезло нарваться на выдр, то сейчас ничего толкового не попадалось – птицу не поймать, белки и мыши – слишком верткие, чтобы ухватить рукой, встретившийся было кабан унесся от Воскрешенного со скоростью зайца – болезнь не позволила Вилрану бежать с ним наравне.
В конце концов, Воскрешенный решил пойти по более простому пути и вернуться к деревне. Наверняка ведь, хоть какая-то скотина там была. Он украдкой дошел до окраины, незаметной тенью прокрался мимо нескольких брошенных дворов к жилым домам, но ничего не обнаружил – никакого запаха свежего мяса, кроме местных жителей! Если только самих этих жителей и жрать... Но они вовсе не были врагами, чтобы он так поступал, а потому и трогать их пока что Вилран не собирался. Разве что в крайнем случае, если выхода у него не останется. Уж лучше сожрать чужого крестьянина, чем брата или беременную кузину! 
Вилран уж собрался уходить, как заметил движение у дома рядом. Он потянул носом воздух, принюхался, присмотрелся – крупная псина, темная, почти не различимая в ночи, бродила у крыльца. На притаившегося чужака она не обращала ни малейшего внимания.
Это был шанс.
И Воскрешенный, перебравшись через покошенную изгородь, пригнувшись, побежал к дому. Псина его заметила, но не тявкнула, не зарычала – засеменила навстречу, виляя хвостом. Но гладить и ласкать ее Вилран не стал – быстро свернул шею, схватил в охапку и пустился бежать обратно в лес.

Когда к костру со стороны деревни внезапно вернулась Ровенна, Вилран был уже сыт. Собака оказалась старой и тощей, но голод утолила. Ее останки он спрятал в лесу, умылся в пруду возле деревни, и теперь чувствовал себя совсем неплохо.
- Ровена? – Вилран поспешил ей навстречу, но близко не подошел. – Ты вернулась? Что-то произошло?
Он готов был броситься за братом, если тому требовалась помощь, но кузина лишь отрицательно мотнула головой. Мало того, она присела и развернула на земле сверток, в котором оказались скудные деревенские припасы – все, чем могли поделиться местные.
- Это мне? – Вилран удивленно, но в то же время с огромной благодарностью взглянул на девушку.
Он-то думал, что кузина примчалась звать на помощь, а она, оказывается, пришла из-за него – позаботиться и помочь. Вроде бы сущая безделица, но в душе Вилрана что-то шевельнулось, радостно затрепетало, и от сердца отлегло. Видимо, для Ровенны он все еще имел какое-то значение, даже не будучи Стефанном, раз она сейчас оказалась посреди ночи рядом с ним в лесу.
- Спасибо, - Вилран забрал подношение, когда девушка отошла в сторону. – Я бы хотел обнять тебя, но не могу. Я вообще ничем не могу помочь, прости. Но я рад, что больше не вызываю у тебя ненависти.

Отредактировано Вилран (10-05-2020 16:56:50)

+3

41

Гипнос проснулся среди ночи - так же резко и внезапно, как если бы кто-то шепнул ему на ухо его имя. Не подскочил на тощем тюфяке в холодном углу, не распахнул глаза, даже не задышал чаще, чем дышал сонный человек. Просто что-то нутром почуяло чужое движение. Нервы, оголенные за многие недели паранойи, опасности и невзгод, словно натянутые струны, прозвенели тревогу.
Но это была Ровенна. Гипнос наблюдал за нею из-под ресниц еще когда они ложились спать, и сейчас длинные белые волосы бывшей хозяйки Атропоса блестели в тусклом лунном свете, проникавшем сквозь щелястые ставни.
Куда она пошла?
Он не спросил ее об этом и не шевельнулся, чтобы не выдать себя. Молча и неподвижно проследил, как она вытащила припрятанный под бесформенными одеждами, подаренными ей Ингой, узелок, как бесшумно вышла из дома, притворив за собой дверь - и только тогда приподнялся и сел, оберегая сломанную правую руку.
Она решила сбежать? Достигнуть Лейдера раньше них в одиночку? Куда она уйдет, ослабленная беременностью и с таким небольшим запасом еды?
Полумертвый тихо поднялся и вышел за нею следом. Нет. Задумай Ровенна сбежать, она предпочла бы порешить их с Джедом - его так точно! - спящими. И кроме того, среди них оставался тот единственный человек, который удерживал ее с отрядом.
Он прошел за нею следом до окраины деревни и понял, что его подозрения были правдой. Она шла к Вилрану.
Среди ночи.
Горячая, острая волна злой ревности повернулась где-то внутри. Почему она пробирается к его брату тайком, словно спешащая любовница? Почему несет ему еду, которую они и так с утра бы ему принесли - Гипнос бы позаботился об этом? С Вилраном все было в порядке - он знал это. Они были связаны неразрывной нитью, а кроме того, с Воскрешенным оставался фамильяр Гипноса, который предупредил бы...
Значит она шла к нему, чтобы
заменить
его заменить, Гипноса
стерва...

Полумертвый опустился на землю, почти невидимый в ночной тени, переключил сознание на ворона, остававшегося с Вилраном. И птица, задремавшая было на дереве, встрепенулась, повернула голову, высматривая гагатовым глазом Воскрешенного и его гостью. Его глаза и уши.
Благородно ли это - шпионить за собственным братом?
Если его нужно было оградить от этой змеи - более чем.
Зубастая волна ревности вгрызлась в горло изнутри. Это проявление заботы со стороны Ровенны... она ведь и вправду любила Вилрана. Не притворялась больше, пыталась быть честной даже с собой.
Неужели она думает, что настанет день, когда связь между Беннаторами из Акропоса ослабнет настолько, что можно будет занять место одного из них?
День, когда Гипнос Беннатор станет не нужен собственному брату?
Не нужен...
Гипнос повторил это одними губами, и ревность свернулась в сердце холодной змеей, разбавилась болью и злостью, стала тяжелым могильным камнем.
Однажды этот камень ляжет на могилу Ровенны.
[status]Полумертвый[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/501/76990.png[/icon]

+3

42

Заметив Вилрана, Ровенна успокоилась. Живой, целый… Да что ему станется? С его способностями к исцелению – это ей стоило бы опасаться за свою жизнь и жизнь близнецов. Если Беннатору не посчастливилось сегодня поесть и утолить голод, превращавший его в безумную тварь, то одними грибами и лепёшками она не отделается.
- Подумала, что ловить дичь голыми руками сложно. Это, конечно, не поможет с исцелением, но с обычным голодом – должно.
Скромный свёрток Ровенна отдала Вилрану, а сама села на корягу за неимением чего-то лучше. От неловкости она поправила на плечах шерстяную накидку, отводя взгляд и рассматривая ночной лес. Стоило бы вернуться в дом, пока её пропажу не заметили, и отоспаться перед новой дорогой, но Ровенне не спалось. В тёплом доме и на кровати не из корней и мха, пропахших грязью и сыростью, она не нашла себе покоя. И чувствовала себя глупой женщиной, которую отчего-то волнует, сытый ли какой-то мало знакомый мужчина.
- Мы договорились с жительницей деревни, - Ровенна завела разговор, потому что сидеть в тишине ей было не по себе. – Утром мы можем поехать с обозом в Лейдер. Деревню разграбили люди Магистра, забрали большую часть еды и всех мужчин, кто владел магией или был достаточно здоров, чтобы махать кулаками. С запасами еды у них скудно даже на продажу, но что-то в дорогу нам соберут.
Посмотрев на Вилрана, она немного подумала и решила добавить для ясности:
- Я тебе не ненавижу.
Действия Ровенны говорили об этом и без слов, но это стало причиной, чтобы продолжить разговор:
- Гипнос ко мне уже прикоснулся. Так что… если он уже болен, то и я тоже.
Этого никто из них не знал наверняка, но Ровенна не исключала такой возможности. Вообще сидеть и просто говорить с кем-то ей было непривычно, но не противно или скучно. Некромантке хотелось с кем-то поговорить и выговориться, но ни Гипнос, ни Джед для этого не подходили. Она не подумала, что своими словами могла как-то настроить Вилрана против брата. Ровенна вкладывала в них другой смысл, поэтому, не акцентируя на этом особого внимания, продолжила:
- Мы встретили в деревне повитуху. Она сказала, что у нас… - Ровенна запнулась и исправилась: - у меня… будут близнецы.
***
- И что ты тут делаешь? – чуть насмешливо спросил Джед, когда вышел в ночь следом за Гипносом.
Наследнику без наследства тоже не спалось ночью. Несмотря на довольный вид и беззаботность, он с настороженностью относился и к доброй хозяйке, и к своим спутникам. От хозяйки он ждал больше беды, чем от беннаторской троицы.
Поравнявшись с Гипносом, он не собирался его атаковать и избавляться, пользуясь случаем. Не было выгоды в том, чтобы сделать своим врагом Вилрана. Джед не знал, какие заклинания против этого странного чумного сработают, а какие нет, и не хотел рисковать понапрасну. К тому же, до города без помощи он бы вряд ли добрался.
- Хочешь создать для Инги ещё одну легенды. Что спишь с моей женой и дети не мои? – усмехнулся некромант, всматриваясь в темноту. – Или боишься, что она его у тебя украдёт? – предвидя бурю в ответе, Джед поспешил добавить, вскинув руки: - Да видел я твою привязанность. У тебя на лице всё написано… У неё, впрочем, тоже.

[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+3

43

- Спасибо, - поблагодарил Вилран еще раз, доставая лепешку из свертка.
Он сидел по другую сторону костра от Ровенны, и смотрел на нее сквозь яркие всполохи пламени. Пламя его согревало, слова кузины тоже.
Она его не ненавидит...
Вилран был почти счастлив! Был бы полностью, если б не было в нем Сердца Чумы, ведь рядом был и брат, и девушка, которая ему очень нравилась, но с Чумой счастье до полного никак не доходило.
— Гипнос ко мне уже прикоснулся. Так что… если он уже болен, то и я тоже, - добавила Ровенна.
Но Вилран лишь покачал головой:
- Нет-нет, это не так. Уравнитель говорил, что брата хранит действие его Ключа, так что он не болеет, а потому вряд ли заразен, раз сама болезнь пристать к нему не может. Поэтому не рискуй напрасно – еще все может быть хорошо. Я не прикоснусь к тебе, хоть и хочу этого.
Он замолчал, задумавшись о Лейдере. Это ведь большой город. Как он сможет туда пойти? Если в лесу Вилран мог надеяться, что не причинит никому особого вреда, то в городе все становилось сложнее... Но об этом надо было говорить с Гипносом, а значит утром.
— Мы встретили в деревне повитуху. Она сказала, что у нас… — произнесла тем временем Ровенна, спутав Вилрану все мысли, — у меня… будут близнецы.
- Но это... здорово! – он, сам от себя не ожидая, искренне обрадовался, и мысли о Лейдере тут же позабылись.
Сначала ему казалось, что ребенок Стефанна – это то, что встанет между ним и Ровенной, но позже Вилран понял, что его почему-то не тревожит этот факт, ведь дух Стефанна уже давно покинул этот мир, а ребенок был не только его, а и Ровенны тоже. Сейчас же новость о близнецах вернула на мгновение в детство – то, которое он когда-то потерял, но все равно помнил и считал пусть не очень счастливым, но все равно хорошим.
- Могут родиться два мальчика, как мы с Гипносом, или мальчик с девочкой, как вы со Стефанном, - продолжил рассуждать Вилран вслух. – А может две дочки. Но это все равно здорово, ведь так всегда было в наших домах. Я за тебя рад, - он на мгновение замолчал, засомневавшись в том, что хотел сказать дальше, но все же договорил до конца. – Но если у тебе получится такое, как у нас с братом в детстве, то все равно их люби. Нас, кроме тетушки, все ненавидели, смеялись за спиной и тыкали пальцем.  Я не понимал этого в детстве - прислуга боялась отца и старалась не выказывать своего отвращения. Но сейчас я знаю, насколько сильно нас презирали – я слышал это и дома, когда брат меня воскресил, и в Атропосе от обычных людей, что не связывали меня с Вилраном, а потому и не стеснялись в выражениях. Я не ощутил этого презрения на себе, так как по глупости умер, но брат с этим жил все прошлые годы... – он замялся, подбирая слова и совсем не зная, как объяснить Ровенне то, чего она никогда не испытывала. – Я к тому, что любых детей надо любить, а физические недостатки со временем можно исправить. И если я чем-то смогу, то буду тебе помогать. Я бы хотел этого, но... совсем не знаю, что со мной произойдет дальше. Но до этого... если выживу, то первым делом убью Имахира. За то, что он обманул брата, вынудил меня согласиться на сделку, подверг опасности тебя... Я его все равно достану, чего бы мне это ни стоило.
Он улыбнулся, глядя на отблески пламени в глазах Ровенны, и твердо веря, что так все и будет.

+3

44

Голос, ворвавшийся в видение, оборвал транс Гипноса. Полумертвый открыл глаза и уставился на Джеда - в глубине его зрачков все еще застыли образы Вилрана и Ровенны, сидящих друг напротив друга. Смотрящих друг на друга. Улыбавшихся друг другу.
В этой боли, которая снова кольнула в сердце, было что-то сродни исступлению.
Гипнос опустил ресницы, а когда снова поднял их - то больше не видел глазами ворона, и смотрел теперь прямо на бывшего наследника Пантендора.
К чему теперь все насмешки Джеда? Все они в одной лодке - по крайней мере, пока. Насколько Гипнос успел узнать воспитанника джалсов, все его нахальство и язвительность были не более, чем иглами, которыми Морет бил превентивно - пока не ударили его самого.
— ...Или боишься, что она его у тебя украдёт?
Впрочем, некоторые из его игл били в цель весьма точно.
Глаза Гипноса посветлели, словно две пустые луны - так сузились до крохотных точек черные зрачки. Джед был догадлив. Понял - или узнал у кого-то в крепости - и о взаимоотношениях близнецов-Беннаторов, и о происхождении Вилрана, и о том, что связывает его с Ровенной. Прощупывал почву? Вонзал нож между пошатнувшимися плитами доверия в их непрочном отряде, силясь расшатать их еще сильнее? Или просто, по обыкновению своему, молол языком?
- Он - мой брат, - наконец, просто ответил Гипнос, словно это объясняло сразу все. - Но так случилось, что и ее брат тоже. Ты же знаешь что это такое, не так ли, Морет?
Он вспомнил молодого мертвеца, найденного им в подземельях Пантендора, и неподдельную боль, промелькнувшую в лице Джеда. Что связывало детей магистра Пантендора?
- Риган, - имя само всплыло на языке. Гипнос поднялся на ноги, придержал сломанную правую руку - это движение уже входило в привычку. Примотать ее что ли к телу, чтобы случайно не сломать еще сильнее? - Наши семьи - наша самая большая боль. У тебя тоже был брат... и остается сестра. Как случилось так, что ты оставил Ригана, Морет?
[status]Полумертвый[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/501/76990.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (13-05-2020 21:43:41)

+3

45

- Поставил свою жизнь выше его – не очевидно? – Джед усмехнулся, но как-то горько. Без веселья.
В лесу он не видел ничего необычного. Оно и к лучшему. Но смотрел всё равно на кусты и деревья, а не на Гипноса.
- Не всем хочется умирать, знаешь ли. И не у всех чувство прекрасного и светлого превращается в слепую привязанность.
Впускать в душу Гипноса Джед не собирался. Он не привык с кем-либо вести откровенные разговоры, да и вообще вспоминать, что случилось в Пантендоре и как он оказался в окрестностях Лейдера. До появления Гипноса и Алекто в Пантендоре Джед вполне себе жил среди джалсов, хотя знал, что когда-нибудь сестра или даже отец придут за ним, чтобы присказка о мёртвом наследнике притворилась в жизнь. Теперь за ним могла придти сестра, потому что слухи о его смерти несколько преувеличены.
Гипнос хотел отомстить ему за упоминание Вилрана и кольнуть в ответ? Что ж… это почти получилось. Джед махнул рукой на разговор. Друзьями они не были.
- Оставлю тебя с твоей ревностью и тоской, но скажи блондинке, чтоб вернулась, пока Инга не хватилась.
***
Действие Ключа…
Ровенна задумалась над словами Вилрана. Она что-то помнила о том, что Гипнос не то заключил какую-то сделку, не то выкрутился с тёмной магией, а потому от него уже не разило так болезнью и смертью, как раньше. До этого она не шибко присматривалась к некроманту и вообще не вникала в то, чем он жил и кем стал за последние годы. Может быть, он и не болен. Рисковать глупо, поэтому Ровенна не стала приближаться к Вилрану и как-то его касаться, зная, что все её желания – всего лишь глупые эмоции.
И то, что говорил Вилран после, о близнецах, только насторожило Ровенну. В их роду не было таких близнецов. Все рождались здоровыми, хотя и не были оба магами, но все эти дети появлялись от союза людей, никак друг с другом кровью не связанных. Сейчас же она носила ребёнка Стефанна, а потому могло произойти что угодно. Ровенна слышала, что дети рождались уродами, мёртвыми, с хвостами или сросшимися. Что если её дети тоже будут такими? Она была тем, кто насмехался над Гипносом за его уродство, и никогда с ним не считалась. Ни раньше, ни сейчас. С Вилраном, останься он куском плоти на теле брата, было бы то же самое. Она не понимала, почему Беннатор не убил близнецов, когда они появились на свет. Мог же украсть другого ребёнка и выдать его за своего наследника. Или жениться ещё раз и зачать другого наследника. Ровенна не знала, что сделает сама, если её близнецы будут такими же, как близнецы Акропоса. Это дети Стефанна и других у неё уже не будет.
- Если они будут такими же, то их жизнь я уже не застану.
Потому что мать Гипноса и Вилрана умерла в муках, и вряд ли иная судьба постигнет Ровенну, когда время придёт.
[nick]Джед[/nick][status]Наследник без наследства[/status][icon]https://i.imgur.com/1gZyPsS.png[/icon][sign]Вы привлекательны, я чертовски привлекателен - чего зря время терять. Ровно в полночь приходите к амбару, не пожалеете![/sign]

+3

46

Вилран не думал, что его слова настолько заденут Ровенну. Он даже не представлял, что рождение и жизнь, естественные для него, могли до этого вообще не приходить ей в голову. Но кузина расстроилась, и он это заметил.
- Наша мать нас ненавидела за то, какими мы родились, и за то, что она от этого умерла. И я даже судить не берусь, из-за чего она ненавидела нас больше - из-за первого или из-за второго, - произнес Воскрешенный, все так же глядя на Ровенну сквозь огонь. – Нашей вины в том не было, ты же понимаешь, но это не помешало ей даже после смерти нас преследовать и стремиться отомстить. Когда мы с братом были детьми, нам не говорили, что склеп Амисы опечатали из-за этого, и мы по наивности думали, что она любит нас, и даже как-то пробрались туда. Но мы не нашли то, что хотели... и чуть не погибли от руки собственной матери. От смерти нас спас отец, которому доложили, что мы ушли ночью из дома, - он на мгновение замолчал, подбирая слова. - И я не хочу, чтобы это все повторилось. Мы найдем выход, и никто не умрет. Если подготовиться заранее ко всему возможному, что может произойти, то возможно победить.
Вилран даже не заметил, как перешел на «мы», хоть Ровенна не обмолвилась, что нуждается в помощи, и уж тем более не упоминала, что ожидает этой помощи от него. Ведь он до сих пор оставался убийцей Стефанна, братом ненавистного ей Гипноса и воскресшей тварью, что спокойно жрет людскую плоть. Да еще и эта Чума! В общем, помощник и защитник из него был тот еще, но Вилрану, согретому заботой и теплыми словами, подобное не подумалось.
- Иди спать, ты замерзнешь здесь, - от него не укрылось, как зябко Ровенна кутается в шерстяную накидку, и он посчитал, что должен закончить разговор, даже если ему этого вовсе не хотелось. - Со мной ничего не случится до утра. Все будет хорошо.

А когда она ушла, еще долго сам не мог уснуть, думая, насколько другой могла бы стать его жизнь, не уйди он из Атропоса... Или не пойди Гипнос к Имахиру. Он вдруг вспомнил про Эвана и Мэгги – людей, которых тоже мог бы назвать своими друзьями. Но если Эван еще мог постоять сам за себя, то с Мэгги все было печальнее – она для Культа оставалась чужой, и помочь ей не мог никто. А ведь он обещал ей свою защиту! Как обещал ее брату и Ровенне... На него рассчитывали жители Атропоса и уже давно мертвая Зарина. Он так легко раскидывался клятвами, которые не в силах был исполнить! И от собственного бессилия становилось горько. Жизнь оказалась не такой простой, как когда-то ему казалось, его желания ничего не значили, а выбор не всегда вел к верному решению.
Вымотав себя мыслями, заснул Вилран лишь под утро, да и то ненадолго. Едва успел позабыться, как послышались шаги и голоса его спутников, мгновенно вернувшие сознание в реальность – сон Воскрешенного всегда оставался чутким.
- Ну как там, в деревне? – как ни в чем не бывало, приветствовал Вилран остальных, подкидывая веток в почти затухший за ночь костер.
Про то, что Ровенна была у него ночью, он упоминать не собирался. Сам не знал почему, но это казалось ему лишним.
- Что-то случилось, брат? – изменений в настроении Гипноса Вилран не увидел, но почувствовал их. Ментальная связь между ним и братом не исчезла даже после воздействия артефакта, и сейчас от некроманта тянуло тоской и безысходностью.
– Расскажешь мне? – он положил руку ему на плечо. А затем обнял, как маленького ребенка, прижав к себе. Он все обдумал ночью и пришел к выводу, что магия Ключа хранила Гипноса от заражения, ведь не смотря на то, что брат держал его за руку перед Порталом, никаких симптомов у него так не проявилось. Да и Имахир, наверняка, имел в виду то же самое, когда отправил его следить за проявлениями болезни.

+3

47

Гипнос посмотрел на Джеда и вновь отвернул лицо. Что они могли сказать друг другу? Что они хотели друг другу сказать?
Да ничего, в общем-то.
Скорее всего, в Лейдере их пути разойдутся - Гипнос полагал так. Что наследнику Морета делать с Беннаторами, когда он, благодаря собственной харизме и подвешенному языку умеет выживать куда лучше, чем все они вместе взятые?
И тогда они останутся втроем. Только они трое - и та мешанина чувств, что стоит между ними, то, с чем неизбежно придется столкнуться и распутать этот клубок.
Или порвать его к Бездне.
— Оставлю тебя с твоей ревностью и тоской, но скажи блондинке, чтоб вернулась, пока Инга не хватилась.
Гипнос хмыкнул, но промолчал. Только ворон, сидевший над головами Вилрана и Ровенны, встрепенулся вновь, обретая подвижность живого, любопытного существа.

Что ему делать с самим собой? Что ему делать с Вилраном и Ровенной? И с ее нерожденными еще близнецами, за которых брат, еще не видя их, уже радеет душой, уже тщится уберечь их от своей собственной судьбы. Может ли Ровенна родить чудовище, подобно Амисе Беннатор? И что она сделает с этим чудовищем - если, конечно, выживет?
Матери некромантов умирают в муках. Такова цена, которую платят мастера смерти за возможность привести в мир жизнь. Равновесие, которому учит Безымянный - не в этом ли оно состоит? Чтобы вернуть душу из Бездны требуется обмен. Чтобы создать душу из ниоткуда и родить младенца - требуется смерть...
Ворон летел над Ровенной, пока она пробиралась обратно до окраины деревни, где ее ждал Гипнос. Полумертвый выпрямился, позволяя ей себя заметить, поднял здоровую руку, чтобы фамильяр мог опуститься на запястье, посмотрел на Ровенну.
Что они могли сказать друг другу? Что они хотели друг другу сказать?
Он промолчал. И, повернувшись, пошел вместе с ней к дому Инги.
По счастью, деревенская целительница обладала крепким, на зависть здоровым сном.

К обозу их допустили, опять же, благодаря ловкому языку Джеда - там и были-то по большей части женщины, ведь мужчин в деревне почти не осталось. Это означало, что проехаться в телеге позволят разве что беременной Ровенне, из женской же солидарности, но Гипнос не жаловался. С вечера он попросил у Инги клейкого состава и нить с иглой и залатал и поношенные сапоги, и потрепанную одежду, готовясь к дороге.
Но сначала нужно было забрать брата. Взамен на одно из колец с пальца Гипноса некромант выторговал для Воскрешенного чистую одежду и даже длинный, почти с локоть, клинок - не то охотничий нож, не то плохонький меч. А лучшим в деревне было и не разжиться.
Сколько всего он хотел сказать Вилрану - наедине. Не под взглядами Джеда, который и без того знал больше, чем Гипнос хотел бы ему позволить, и Ровенны, которая обманывала Воскрешенного ложными мечтами о счастливой семье и маленьких здоровых детях. Воплощенными мечтами, которых у Беннаторов не было никогда.
Змея...
— Ну как там, в деревне?
- Все уже готово, нас ждут, - Гипнос не смотрел ему в лицо. Тогда Вилран понял бы, что он все знает, что он следил за ними, и что он...
— Что-то случилось, брат?
...уже все понял.
Легко было сказать, что не случилось ничего. Что он просто не выспался и жутко не хочет тащиться в Лейдер. Что волновался за него - ведь это даже и правда, правду так легко сказать...
Вилран обнял его.
Просто обнял, послав в Бездну и всю опасность заражения, и Джеда с Ровенной, и тот клубок, о котором думал ночью Гипнос. Просто обнял, понимая, что они хотели сказать друг другу - и не сказали, потому что в этом не было нужды.
И Гипнос уткнулся лбом ему в грудь, ничего не отвечая. Потому что если чума Вилрана уже дохнула на них всех, то смысл сторониться друг друга и отгораживаться невидимыми стенами? Потому что если все равно умирать, то он никогда больше не посмеет оставить брата в темноте и одиночестве за пределами голосов, света и жизни.
Потому что он любит Вилрана, и никакая Ровенна этому не помешает.
[status]Полумертвый[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/501/76990.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (16-05-2020 16:00:18)

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [12.09.1082] Семь ступеней в темноту