Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [27.08.1082] Победа или смерть


[27.08.1082] Победа или смерть

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

- Локация
Альянс, г. Атропос
- Действующие лица
Вилран (лже-Стефанн Беннатор), Ровенна (Шериан), Оливер
- Описание
предшествующий эпизод[29.07.1082] Тёмная башня
По приказу Магистра Альянса в Атропос отправилась делегация тёмных магов - его глаза и уши, шпионы и псионики, которые должны проверить нового Магистра Атропоса на вшивость и переловить всех адептов Безымянного.

0

2

[icon]https://i.ibb.co/dctMpwq/567.jpg[/icon][sign]Подлость не порок, а профессия[/sign][nick]Гоуэн Тодд[/nick][status]Старый лис[/status]
Если кто-то ожидал пышную делегацию от Альянса, то мог быть разочарован или озадачен. С некоторой разницей во времени в разных местах Атропоса вскрылось несколько вспышек порталов, которые выпустили в город разночисленные группы магов и людей иных специализаций. Каждый из них уже знал, что ему следует делать, и все они, точно стая крыс, рассредоточились по израненному Атропосу.
Никто не должен был с этого часа запросто выскользнуть из каменной коробки городских стен, и не должен был без ведома вскочить.
   Впрочем официальная часть, перетягивающая на себя внимание и заботы новоявленного Магистра, у этого визита так же была. Возглавлял ее человек, от ауры которого не веяло магией, а от фамилии известностью. Он заявился к дверям обители Беннаторов в сопровождении лишь двух магов и велел привратникам доложить, что Гоуэн Тодд - посланник Магистра Альянса - желает говорить с хозяином Атропоса.
    И менее всего господин Тодд напоминал именно посланника, но куда более уличного барона, какие заправляли иной раз целыми кварталами и имели в них влияния больше, чем законная власть. Гоуэн был стар, об этом говорили и множественные морщины, безжалостно изрезавшие его лицо, и седина, охватившая большую часть его волос и короткой щетины, но то, как он стоял и как двигался не наводили на мысли о немощи. На фоне более молодых, сопровождавших его магов он выглядел и крепче, и коренастее. Рука, которой он подал Беннаторам верительное письмо, красноречиво свидетельствовала о многолетнем тяжелом труде, а на коже ее проглядывали выцветшие узоры старой татуировки, отчего золотой перстень посланника на указательном пальце смотрелся чужеродно. Одет посланник был просто, в удобные дорожные одежды, дублет, служивший легким доспехом, а поверх на плечи был накинут короткий черный плащ с капюшоном, полы которого частично прикрывали ножны с коротким мечом.
   - Мое почтение Магистру Атропоса, - мягко, даже как-то ласково проговорил Тодд, и взгляд его светлых, водянистых глаз неотрывно следил за сестрой и братом, точно бы уже знал о них все.       
   Роль посланника была нова для Гоуэна и служила скорее красивой иллюзией, которая разбивалась довольно быстро в глазах любого хоть сколько то здравомыслящего человека. Гость даже не старался ее поддерживать. Сын остебенского беглеца от закона и служанки в доме мэтра некромантии, без капли столь ценного в Альянсе магического дара, он рос как прислуга, пока однажды не осознал какой силой обладают те, на кого благородная кровь даже брезгует лишний раз взглянуть. Они подают вино, заправляют постель, нянчат детей - зримы, но не видимы, и именно этот навык поднял Тодда до того, кем он являлся теперь - Крысолова. Ведь никто не сведущ лучше в повадках “крыс”, чем тот, кто ей был…
   - Господин Эарлан выражает свои надежды на мудрость нового поколения...

Отредактировано Оливер (2019-12-27 09:50:50)

+3

3

Ровенна ждала от Магистра Эарлана прибытия с помпой и подвывертом. Когда в городе начали открываться порталы, а из них – показываться его ищейки, она лишь прыснула, всматриваясь в пейзаж города за окном. Загнать своих псов в город, который едва дышит после визита Культа, - проще простого. Лучше бы он организовал подобную облаву, когда Культ ещё был здесь и мучил жителей города. Глядишь, не осталось бы от Атропоса тени с руинами и умирающим населением, которое чаще справляет нужду на улицах города, да и то, если есть чем справлять из-за голода.
Истинные мотив Эарлана, который отчего-то всё же взялся за город, ускользали от Ровенны. Она всё думала, отчего Магистр решил послать к ним своих людей. Уж не ради её письма и просьбы о помощи. Когда он на прошение отвечал согласием? Такого история не знала. Скорее пытается что-то разнюхать. И даже не в Атропосе, а в Акропосе, где пропала его армия вместе с сыном.
- Господин Эарлан выражает свои надежды на мудрость нового поколения...
- …но не сильно надеется, - докончила за посланника Ровенна, подняв колючий взгляд на мужчину. Она рассчитывала увидеть перед собой сильного и опытного мага, но вместо него видела скорее торгового барона, которому стало скучно в личном имении, и оттого он отправился решать дела в Атропос, потому что больше некому. Беннатор не торопилась делать поспешные выводы. Как известно, зачастую именно под маской простеца скрывается истинная сила и настоящая угроза.
Она встречала посланника без лоска и изящества. В простом длинном платье, которое не слишком облегало живот, оставив немного пространства для комфортного вдоха и выдоха. Уже знакомые Стефанну бутоны роз, украшали её грудь и плечи, пряча убегающий в ложбинку вырез. Руки от плеча и до кисти скрывала тонкая чёрная ткань. Рукав заканчивался ажурной вязкой, расширявшейся к основанию пальцев.
Уверенным жестом Ровенна забрала письмо из рук посланника, не удосужившись протянуть ему руку для формального поцелуя, а просто вскрыла печать и вчиталась в строки. Она не стала протягивать письмо брату, чтобы он тоже прочёл письмо Магистра, а оставила его при себе, сложив руки на животе.
- Личный кабинет больше подойдёт для нашего разговора.
Ровенна развернулась и направилась к лестнице, показывая дорогу и уходя первой, будто намеренно хотела обозначить посланнику Магистра, что она женщина с твёрдым характером, властным нравом и контролирует ситуацию в городе, который разрушен и переживает свои самые неудачные дни. В письме Эарлана не было ничего примечательного или настораживающего. Лишь указана должность посланника, его имя и цели визита – официальные. Не официальные, как предполагала Ровенна, откроются со временем. Сейчас она лишь способствовала скорому выполнению работы посланника и держала самое опасное знание у всех на виду, поближе к себе. Не прятать же ей брата в чулан, в самом-то деле?
Ровенна прошла в кабинет, села в кресло за столом, оставив место после себя для брата и напротив – для посланника Магистра. Удобно расположившись, устроив руки на подлокотниках, она посмотрела на мужчину ровно и спокойно, с присущей ей холодностью.
- Господин Тодд, верно, хочет узнать подробности кончины прошлого Магистра Атропоса.

[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+3

4

Вилран не разделял волнения Ровенны от приезда людей Альянса, возможно, даже не потому, что этот визит совсем его не интересовал, а по большему счету из-за скупости своих эмоций. Они все еще были новы для него, и доступны не все и не всегда. И даже если Воскрешенного что-то и волновало в глубине души, то внешне это проявлялось довольно редко – обычно со стороны он казался отстраненным и равнодушным. Так было и сейчас, когда визитер Альянса вторгся в их жилище, нарушив своим приходом размеренный и привычный ход вещей.
Должность Магистра после смерти отца заняла, конечно же, Ровенна, ведь магом была именно она. Вилран не возражал – он не так хорошо еще понимал городские порядки, да и вообще жизнь людей вокруг, чтобы активно желать руководить ими. Его устраивало просто быть рядом с сестрой и наблюдать – каждый день он открывал для себя нечто новое, каждый день старался все больше походить на обычных людей, среди которых жил. Он слишком многое пропустил за прошедшие годы, чтобы разум смог ухватить все разом, но Воскрешенный старательно учился снова быть человеком. И получалось у него неплохо, если вспомнить, что в первый месяц после вселения в тело Стефанна он не умел даже говорить, а сейчас в это никто бы уже и не поверил.
Единственное, что осталось неизменным – это оружие. Вилран не расставался с мечом, даже когда тот был и не очень нужен, – он его успокаивал, давал чувство уверенности и защищенности. Воскрешенный тренировался каждое утро, фехтуя во дворе, пока загнанные им до изнеможения стражники не начинала валиться с ног от усталости – выносливости у Вилрана было намного больше, чем у обычных людей, а мастерство владения клинком он оттачивал постоянно.
И сейчас, когда на пороге появился господин Тодд, Вилран встретил его во всеоружии. Он не доверял ему, как, впрочем, и никому другому, кроме сестры и брата, и уж тем более не доверял людям, что его сопровождали.
Ровенна приняла протянутое посланником письмо и пригласила следовать в кабинет для разговора, Вилран лишь сухо поздоровался и последовал за всеми. Свою миссию он видел в охране сестры от чужаков, а поэтому не упускал их из виду и не отвлекался на свои собственные мысли. И даже в кабинете не сел, остался стоять за ее спиной, чтобы быть готовым защитить, если потребуется. Жизни приезжих послов для него ценности не представляли, но раз Ровенна хотела принимать их с миром, то он не возражал.
- Господин Тодд, верно, хочет узнать подробности кончины прошлого Магистра Атропоса, - проворковала Ровенна.
Вилран по-прежнему не проявил ни малейших эмоций. Убитый Магистр был для него никем, и он не ощущал ни горя, ни страха, ни жалости. Умер и умер. Если Ровенна его убила, то это только ее личное дело – Вилран не встревал. И не мешал врать для господина Тодда, как все произошло, ведь господину Тодду вообще не следовало совать нос не в свои дела.

+3

5

Ответ Ровенны, дополняющий слова посланника и пропитанный неприкрытой язвительностью, вызвал у Гоуэна улыбку, мягкую и, казалось, вполне искреннюю, точно бы юная Беннатор высказала дружественную шутку. Мимика Тодда в целом отличалась живостью и текучестью, отчего в уголках его глаз и губ морщин было характерно много. Он не стал как-то опровергать это дерзкое предположение, позволив новой правительнице Атропоса почивать в мыслях о собственной правоте. Магистры и мэтры земель Альянса очень любили быть правыми… Ровенна держалась горделиво и холодно, не пыталась произвести впечатления, скорее снисходила до общения, и будь они не в рамках официальности, Тодд нарек бы эту девчонку просто - “королевой помойки”.
   Молчаливый, непроницаемый братец был ей под стать. Он следовал за ней тенью, вооруженный и напряженный, не пожелавший сесть за общий стол переговоров, хоть место ему было приготовлено. Гоуэн повидал таких не мало - псов, которые готовы бросится по единственному короткому жесту или слову, псов верных и опасных, но лишь псов. Пока хозяин не прикажет, от таких не стоило ждать лишних проблем.
   И посланник уселся на предложенное ему место, устроившись в кресле довольно вольно, положив ногу на ногу, навалившись локтем на левый подлокотник, отчего глядел на беловолосую пару чуть искоса. Сопровождавшие его маги остались возле дверей, один внутри и один снаружи, тоже в своем роде сторожевые псы: послушные и тихие.
   Следовало хорошенько перетрясти этот дом, но не прямо сейчас. Интересно насколько новоявленная Магистр добра к своим слугам? Что-то подсказывало, что она держится с ними так же. Некроманты гордились своей мнимой безэмоциональностью, думая, что она приравнивает их к Безымянному божеству, думали, что скрывают за этой маской непроницаемости свои помыслы, но на деле это был грубый и не гибкий инструмент. Довольно предсказуемый. Слуги наверняка боялись Ровенну, Гоуэн сам когда-то боялся своих господ, и не нужны были никакие пытки, чтобы знания прислуги полились наружу. Достаточно было пообещать им место в другом доме, в городе не стиснутом разрухой и голодом, к которому не дотянутся руки молодой хозяйки. И даже исполнять это было не обязательно…
   Но а пока юная Беннатор сама предположила о целях его визита и завела тему, к которой должно быть готовилась загодя и вдумчиво. И Тодд был не против послушать, что же девочка подготовила ему на этот счет.
   - Верно, - повторил он за Ровенной, чуть кивнув в такт, краем мысли подмечая как дистанцировалась от него Беннатор, и от собственного отца, назвав его “прошлым Магистром”. Милые детишки, что один, что второй. Впрочем в знатных семьях некромантов никогда не было теплых чувств. Как кукушата, отпрыски неизменно лили кормильцам яд и толкали с лестниц. Расследование таких смертей зачастую было можно закончить назвав имя наследника, и только потом уже их догоняли в этом желании соседи и конкуренты.
   - Прошу, присаживайтесь,  - предложил Стефанну Тодд, щедро взмахнув рукой на свободное кресло, точно бы принимал Беннаторов у себя. - Мне, право, неловко сидеть, когда хозяин дома стоит! Разговор, полагаю, предстоит не быстрый.
    Доброжелательная улыбка все таилась в уголках губ посланника. Он нарочито обратился к тому, кто был явно подчинен, чтобы немного пошатать привычные им роли и посмотреть, что поменяется. А заодно вывести этого пса из его боевой стойки.

[icon]https://cdn1.radikalno.ru/uploads/2019/12/28/cccb85a38bdda0f0f53d1b7279f120e6-full.jpg[/icon][status]Старый лис[/status][nick]Гоуэн Тодд[/nick][sign]Подлость не порок, а профессия[/sign]

Отредактировано Оливер (2019-12-29 00:42:27)

+3

6

Стефанн держался будто бы в стороне от разговора и больше походил на верного слугу или защитника, чем на брата-близнеца и мужчину, который в этом городе далеко не последнее лицо. Некромантка давно подметила изменения в поведении брата, но списывала их на то, что плен у кузена и столкновение с Культом Безымянного сделало из него мужчину. Стефанн казался ей взрослым и состоятельным мужчиной, на которого можно положиться в сложной ситуации. Она чувствовала защиту, которая подкупала её, и готовность Стефанна сделать всё ради неё – такое поведение брата располагало намного больше, чем дерзкий нрав самовлюблённого мальчишки, которому нравилось фехтовать и унижать, выбирать себе красивые наряды и распускать павлиний хвост перед женщинами.
Ровенна понимала, почему брат не торопится присаживаться в свободное кресло, а стоит возле неё. Посланник Эарлана был угрозой для их скромной семьи – того, что от неё осталось общими стараниями Беннаторов. Гипноса к этому числу она больше не относила, да и сумасшедшую мать тоже. Именно сейчас любые связи с Беннатороми Акропоса светили им большими проблемами, если Магистр Альянса заподозрит Ровенну и Стефанна в измене и потворстве Культу.
Столичный крыс не смог смолчать и оказал милость, разрешив Стефанну присесть. Ровенна про себя хмыкнула и пообещала себе, что в ближайшем будущем посланник за это поплатится. Она легко тронула руку брата, показывая ему, что разговор будет деловой и дружеский, а потому он может спокойно сесть рядом с ней, а не ждать удара.
- Культ напал на Атропос, - понятный и известный всем факт. - Пытался взять измором, насылая на нас тварей. Им даже удалось пробить брешь в защитной стене. Мы кое-как её залатали своими силами и силами магов из Атропоса, но это нас не спасло. В городе оказались шпионы Культа. Продовольствие мы не получали. Свои запасы зачаровали магией, которая не позволяла ими воспользоваться без риска подохнуть. В конце концов, помощи мы не получили ни от соседей, ни от столицы. Культ взял город меньше, чем за неделю. Стефанн защищал его с воинами сколько мог, пока не угодил в плен, - она перевела короткий взгляд на брата, а после снова пристально посмотрела на гостя. – Мой отец не пожелал связываться с Культом, и сбежал из города при первой возможности. Недалеко. Культ догнал его и убил, - подробностей убийства Ровенна не рассказывала, и оставила их на будущее, если у господина посланника будут вопросы. - Мне удалось спастись и отсидеться, пока Культ не оставил город. Незадолго до того, как столичное войско добралось до него. Культ забрал всё ценное, что было в городе. Пищу, воинов, оружие. Оставил в нём нищих, больных и раненных. Альянс тоже надолго не задержался. Даже воинов на защиту не выделил, - она тихо хмыкнула. – Проверили, что в городе никого нет и отправились дальше.
[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+3

7

- Я постою, - Вилран попытался выдавить из себя улыбку на предложение Тодда присесть. Улыбаться у него получалось плохо, кривовато, хоть он и тренировался заранее перед зеркалом – тренировался тайно, так что вряд ли сейчас сестра и посол могли оценить его старания по достоинству. – В свое время я уже насиделся, так что мне полезно. Не волнуйтесь, если мне надоест или я устану, то непременно сяду.
Он убрал улыбку с лица. Ровенна вновь повела разговор о том, что случилось в Атропосе за предыдущее время. Что-то из этого Вилран уже знал, что-то и сам слышал впервые. 
Заговорил он, лишь когда сестра замолчала.
- Мне удалось сбежать из плена, - добавил он, зная, что вопросы об этом все равно последуют.
Иначе было бы удивительно: по словам Ровенны, он в плену, а на деле находится в той же самой комнате, где и сам Тодд.
Когда столкнулись силы Альянса и Культа, - продолжил он, - никто за пленными не следил – культисты либо воевали, либо удирали. Мне удалось выбраться на улицу... Там царил хаос: шли бои, стены домой рушились, везде кишели поднятые мертвецы, а в небе парил дракон. Я попробовал добраться до городских ворот, но... Наверное, плохо вам объясню, но я не маг, так что не знаю всех тонкостей: в Акропосе сработало несколько порталов, и, видимо, один из них случайно зацепил меня, но как-то неправильно, потому что очнулся я в полном одиночестве уже на болотах далеко за городом и после этого три дня блуждал по лесу, пока не выбрался на дорогу, где меня подобрал отряд воинов уже из Атропоса.
Вилран лишь повторил то, что они решили с сестрой донести до посланника, но получилось вполне складно и достоверно. Придраться, на его взгляд, было не к чему. Он умолчал о Гипносе, и о том, что из-за портала потерял его, хоть и предпочел бы остаться вместе. Умолчал и о том, что здесь выполнял лишь волю брата – стал тем, кем он ему приказал.
- В Атропосе обо мне позаботились, и здесь же я встретил сестру, - Вилран украдкой глянул на Ровенну. – Она мне рассказала, что произошло за время моего отсутствия... И многое другое... Увы, я ничего не помню до момента своего пленения. Очнулся тогда уже в Акропосе, и все мое прошлое оказалось для меня стертым, кроме отдельных моментов, которые, как цветные картинки иногда вспыхивают в памяти, но в цельный образ все же не собираются.
В последнем Вилран даже душой не покривил – все так и было. Он был искренен. Да что уж там говорить, он не умел вести переговоры, ни хрена не понимал в интригах и даже предложение Тодда присесть, принимал за обычное беспокойство и вежливость. Вилран вовсе не был глупым, но житейского опыта ему не хватало катастрофически – за годы, проведенные его душой во Тьме, ему негде было этого опыта набраться, и на обман он мог купиться также легко, как и любой ребенок, хоть внешне он на ребенка совсем не походил.

+3

8

[nick]Гоуэн Тодд[/nick][status]Старый лис[/status][icon]https://cdn1.radikalno.ru/uploads/2019/12/28/cccb85a38bdda0f0f53d1b7279f120e6-full.jpg[/icon][sign]Подлость не порок, а профессия[/sign]
Гоуэн наблюдал, как лицо Стефанна исказилось улыбкой - неестественной, больше похожей на внезапную судорогу мышц. Ее можно было бы назвать надменной или злой если бы не глаза. А Тодд часто смотрел своим собеседникам именно в глаза - они хуже всего умели лгать, если дело касалось чувств, любых. И глаза юного Беннатора были пустыми: они не улыбались, не злились, не выказывали презрения. Оттого старание изобразить ответную вежливость даже позабавило посланника. Стефанн мог думать, что своим упрямым отказом сесть, не ступал на чужое поле игры, но ответив на улыбку улыбкой, даже фальшивой, начинал играть не по своим правилам.
   - Что ж, если так, то я уважаю ваше удобство, - ответил ему Гоуэн, со всей щедростью собственной души. - Тогда перейдем непосредственно к делу…
   Его внимательный взгляд упал на Ровенну и именно она начала свой рассказ. Тодд уже был немного знаком с судьбой Атропоса, и рассказ новоявленного Магистра лишь структурировал эти общие сведения и был приправлен личными обидами девчонки, которая похоже все еще по-детски считала, что в этом мире кто-то кому-то что-то должен. С таким подходом ее собственная обретенная власть грозила вскоре сильно ударить ей же под дых.
   Но Гоуэн склонен был ей верить, если, конечно, так можно назвать то базовое отношение к знанию, которое пока не было возможности сравнить с другими показаниями. Ни сестру, ни брата он сейчас не собирался ни в чем уличать, тыкать с порога носом в их оговорки или нестыковки повествования, - он просто принимал сведения в том виде, в каком ему хотели преподнести их Беннаторы. И задавал простые уточняющие вопросы, лишенные двойного дна. Посланник изучал своих собеседников, ведь в конечном итоге, следуя приказу, ему потребуется вынести вердикт: заключить союз или уничтожить. И ошибка в ту или иную сторону могла повредить собственному имени Крысолова перед Магистром Альянса, а потому он не торопился. Он просто слушал.
   Тем занимательнее было, что Стефанн заговорил сам, вдруг, не дожидаясь какого-либо вопроса относительно своего плена. Это выглядело одновременно предусмотрительно, и одновременно нелепо. Тодд чувствовал себя учителем, которому подопечные торопятся рассказать выученный урок, но вовсе не препятствовал столь горячему желанию говорить. Всегда хорошо, когда собеседники настроены на диалог до того, как ты возьмешь раскаленную кочергу. Даже если они заливисто лгут, иметь дело с такими людьми всегда приятнее, чем с упертыми молчунами.
   - Тяжело вам пришлось, - вбросил Тодд в чужой рассказ свою толику сочувствия. И это даже не звучало издевательски, хотя вполне могло быть истрактовано так. Боевые маги и рыцари, особенно происходящие из благородных семейств, почти всегда носили в себе гордость, которая болезненно ущемлялась пленением. Это было ударом по сиятельной славе имени, унижением. Об этом говорили неохотно, а если приходилось, то в глазах неизменно стояла злость. Стефанн же был все так же пуст. Потерянная память? Какое удобное обстоятельство, но Гоуэн принял и его, не выразив ни словом, ни лицом ни единой капли сомнения. Что его действительно зацепило, так это слова:  "как-то не правильно". Они были незначительны и неприметны на первый взгляд, но покоробили слух Тодда. Он даже не сразу сообразил почему. Лишь вернувшись мысленно назад и повторив для себя он понял, что с ними не так: чтобы судить о том правильно ли сработал портал или нет, нужно знать для чего он был открыт и куда. Однако акцентировать на этом внимание здесь и сейчас посланник не стал. Сама по себе эта оговорка была бездоказательной мелочью и набирала стоимость лишь будучи присовокупленной к чему-то ещё.
   - Ваш кузен, Гипнос, был с Культом, верно? Это же вы помните... Добровольно? Для чего он сохранил вам жизнь? Ведь вашего отца Культ не пожалел...
   Старый Магистр был убит Культом? Пусть так. Это всегда можно уточнить у самих приспешников, каковые будут пойманы. А потому Ровенне посланник задал всего один невинный вопрос:
   - К слову, кто принес вам весть о смерти отца?
   И лишь получив ответы, словно бы невзначай вдруг заговорил, улыбаясь в манер себе мягко и любезно.
   - А ведь я подумал - среди моих сопровождающих есть отличный псионик, можно считать мэтр своего дела. Уверен, он мог бы помочь восстановить память. Все-таки наше прошлое делает нас теми, кто мы есть...

+3

9

Ровенна не перебивала брата – дала ему высказаться и самому рассказать, что с ним произошло. Эту историю они уже обсуждали ещё до визита посланника, и некромантка не переживала на этот счёт. Она знала, что Стефанн скажет всё правильно.
- Я послала группу стражников к Акропосу, чтобы они разведали обстановку, - пояснила Ровенна, откуда взялась на дороге группа атропоских воинов. – От войска Альянса не было никаких вестей уже долгое время. Мы опасались, что что-то произошло, и не знали, чего нам ждать.
Это была правда. Не пришлось придумывать очередную правдивую легенду. Им повезло, что разведчики и Стефанн столкнулись на дороге и вместе вернулись в Атропос – этот ход оставил их без такой нужной разведки и полезных сведений, но Ровенна об этом нисколько не жалела. Она получила самое главное. Брата. То, что и рассчитывать не могла.
В то же время, внимательно слушая брата, она старалась не уделять слишком много внимания Тодду, чтобы не выказать своё опасение излишними попытками присмотреться к его поведению и изучить.
Ровенне не понравилось, что посланник задаёт вопросы напрямую Стефанну, но она не пыталась отвечать за брата и без крайней нужды не вмешивалась в разговор, оставив всё на Стефанна. О плене он мало что помнил, иначе бы рассказал обо всём ещё до визита посланника. Ровенна, как считала, знала достаточно, чтобы не беспокоиться. Навряд ли Стефанн начнёт с упоением рассказывать, что его раны чудесным образом затягиваются сами, а у него от гнева и ранений появляется аппетит вкусить человечинки. Сырой.
- Я, - вмешалась Ровенна, когда посланник заговор о покойном Магистре Атропоса. – Стефанн узнал о смерти отца от меня, уже по возвращению в Атропос, - она пристально, не без лёгкой надменности во взгляде, посмотрела на Тодда. Посланник ей не нравился. Он не задавал странных вопросов. Не пытался уличить их во лжи. Он вёл себя так, словно хотел получить любую версию того, что случилось, верил им на слово и с тем собирался вернуться в столицу. Это вызывало подозрения и сомнения у Ровенны. – Мы с отцом остановились в трактире, переждать ночь перед отправлением. Ночью на трактир напали культисты. Они искали отца. Полагаю, они хотели забрать Ключ, но, когда поняли, что его при нём нет, убрались.
Предположения Ровенны строились на том, что она видела и… приукрасила.
- Когда я вошла в комнату, он был уже мёртв.
Не был. Но да это такая мелочь!
- Вспомнить плен у Культа – сомнительное удовольствие, - хмыкнула Ровенна, нисколько не скрывая того, что эта затея кажется ей сомнительной и бесполезной. И она не вызвала у неё нервозности или опасения, что посланник может узнать что-то такое, о чём она сама пожалеет. Ровенна не видела подвоха в брате – или же старалась не замечать всех странностей в Стефанне – потому она не видела никакой надобности в том, чтобы восстанавливать ему память, но прекрасно понимала, что Тодд это сделает, если посчитает нужным.
«Я сильно удивлюсь, если он не пустит в ход псионика».

[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+3

10

- Я не знаю, с кем был Гипнос, - равнодушно пожал плечами Вилран. – Я не интересовался. Когда ты не помнишь, что было вчера, то странно давать оценку тому, чего не понимаешь. Да и разве кто-то интересовался воззрениями Гипноса? Магистр Акропоса  – Дедалус, он и выбирает, с культом город сотрудничает или с Альянсом.
Все так и было, и Вилран никак не мог взять в толк, зачем кому-то нужно мнение его брата о выборе стороны – Гипнос тут не решал ровным счетом ничего. Это даже Воскрешенный понимал. Если бы с мнением брата считались, то и из Акропоса бы, как щенка, не выкинули. А его выкинули, и он уехал, подчинившись приказу отца, хоть этого и не хотел.
- Для чего сохранил жизнь? – вот тут Вилрану предстояло снова пофантазировать. - Вряд ли и на это я могу ответить точно. Быть может, он хотел получить союзника в Атропосе? Сестра говорит, что до моего плена мы не ладили, хоть и не было никаких особых на то причин. Возможно, обычная антипатия, ничем на деле не подкрепленная – мы просто никогда не нравились друг другу.
Вилран спокойно выслушал рассказ сестры о смерти Виктуса и уж думал, то на этом все вопросы закончатся, и послов можно будет отправить обедать и отдыхать, как Тодд высказал совсем неприятное:
— А ведь я подумал — среди моих сопровождающих есть отличный псионик, можно считать мэтр своего дела. Уверен, он мог бы помочь восстановить память. Все-таки наше прошлое делает нас теми, кто мы есть...
— Вспомнить плен у Культа — сомнительное удовольствие, — тут же отозвалась Ровенна.
И знала бы она, как не хотел сейчас это вспоминать Вилран! Тем более, с псиониками!
Эти маги, что копаются в твоей голове, пугали близнецов еще с детства. Они были полезны для Дедалуса, но никто их из простых смертных не любил. Кому приятно, когда все твои тайны и грешки могут быть прочитаны кем-то третьим, абсолютно чужим и этих тайн недостойным? И сейчас Вилран задумался, что мог узнать псионик, если бы покопался в его разуме? О том, кто он на самом деле? Что много лет он был во Тьме? Или бы увидел одну лишь пустоту, ведь искал бы он разум Стефанна, а его уже в этом мире не существовало?
- Наверное, это было бы хорошее решение – встретиться с вашим псиоником, - кивнул Вилран посланнику.
Он не мог отказать – слишком уж подозрительно это выглядело бы и для Тодда, и для Ровенны, а Воскрешенный даже решить для себя не мог, кого он сейчас боится разочаровать – посланника или сестру.
Примет ли его Ровенна, если узнает, что он вовсе не ее брат?
Вилран до сих пор помнил ее объятия, прикосновения, поцелуи. Нежную теплую кожу и влажные мягкие губы. Аромат ее резких странных духов вился вокруг облаком, и, вдохнув его, Воскрешенный понял, что разочаровать сестру не сможет.
А значит, у него пока что оставался один лишь план дальнейших действий – старательно заменять Стефанна и тайно уйти из города, как только предоставится шанс. Он сыграл роль, как и просил Гипнос, но брат не указал, как долго эту роль он должен был терпеть.
Возможно, пришло время ее оставить и отправиться дальше. 

Мысли Вилрана прервались внезапно. В кабинет постучали, и, не дожидаясь ответа, дверь отворилась, пропуская одного из охранников – запыхавшегося и перепуганного. Последнее Вилран понимал – любой бы испугался, если бы ему пришлось прервать беседу Магистра.
- Господа, простите, что прерываю, - он поклонился и взглянул на Ровенну. – Госпожа, мы только задержали шпионов, что пытались тайно проникнуть в замок. Пока мы еще не знаем, кто их подослал и их цели... – он красноречиво взглянул в сторону Тодда, явно намекая, что это может быть и дело рук Альянса. – Что прикажете с ними делать?

+3

11

[nick]Гоуэн Тодд[/nick][status]Старый лис[/status][icon]https://cdn1.radikalno.ru/uploads/2019/12/28/cccb85a38bdda0f0f53d1b7279f120e6-full.jpg[/icon][sign]Подлость не порок, а профессия[/sign]

Из общей истории уже было понятно, что на момент смерти отца Стефанн был в плену, однако осознанно или нет Ровенна выгородила его, обмолвившись, что о смерти магистра тот узнал от нее и позже. Тодд отметил это все так же краем мысли. Эти двое производили странное впечатление: их связывала близость которую редко встретишь среди некромантов и в этом было даже что-то поэтичное. Однако куда больше лирических ощущений Гоуэна увлекал ответ новоявленного магистра относительно себя: она вошла и нашла отца мертвым. Это было так просто и так глупо, что даже могло оказаться правдой. В любом случае правды в подобных разговорах было не открыть, лишь версии событий. Истина, как всегда, лежала на перекрестке. А иногда, она не так уж была и важна…
   Вот истинная позиция Гипноса могла бы заинтересовать Магистра Альянса, если бы он вдруг пошел против отца и Культа. То было делом чреватым смертью в его окружении, конечно, но молодость частенько диктовала свои безумства… В данном случае, однако, отпрыск был подавлен родителем всецело, если верить словам Стефанна, а значит род Беннаторов Акропских, и без того убогий, в скором времени должен будет прерваться. С Беннаторами Атропскими все пока было менее однозначно.
   На предложение посланника прибегнуть к помощи псионика, Ровенна не дала однозначного ответа, прикрывшись сарказмом, и должно быть давая себе время на раздумье, а вот ее брат неожиданно легко согласился. Лицо Тодда сохранило добрую улыбку, хоть он был порядком удивлен ответом Стефанна: во-первых, он был сделан явно без оглядки на сестру, а, во-вторых, был положительным. Неужели младшему Беннатору нечего было скрывать? Или он таким способом лишь хотел получить отсрочку? Заверить в своей готовности сотрудничать, чтобы иметь свободу ускользнуть или убить… Гоуэн чуть прищурился.
   - В любой момент, как будете готовы, - подхватил это настроение он, - хоть завтра. Я буду рад вам помочь от имени Альянса.
   Тодд нарочито не оговорил жестких сроков, ему хотелось посмотреть, как поведут себя Беннаторы теперь: с благими намерениями они придут в любом случае, а после попытки дурных - он будет вправе взломать ум Стефанна силой. Но и, конечно, слишком долго просто откладывать это действо он им не позволит.
   В дверь постучали, после чего в нее сунулся слуга Беннаторов, на которого посланник даже не обернулся. Зато маги, сторожившие дверь по обе стороны, заметно напряглись.
   Пойманные “шпионы” не могли быть людьми Тодда, таких приказов он им не давал, но кто-то явно опростоволосился, или же то была уловка чтобы прервать неприятную беседу?
   - Кстати об этом, - заговорил Гоуэн. - Любых соглядатаев, особенно приверженцев Культа, вам должно отныне передавать в мои руки. Они не просто ваши личные враги. Они враги Альянса...

+3

12

Если сам Стефанн согласился на псионика, то что ей переживать? Разве что Альянс узнает, что делал с ним Гипнос Беннатор и Культ, как он стал таким… особенным – назвать брата «монстром» у неё не поворачивался язык – и почему его раны быстро затягиваются, стоит съесть человеческую плоть. В истории были маги, которые так «поедали» могущество, но Стефанн всё же не был некромантом, несмотря на то, что родился в семье потомственных тёмных магов. Что ему давал обычный каннибализм, как человеку? Ничего кроме дурной репутации людоеда.
«Может, с ним там проводили какие-то эксперименты?»
Ровенна гадала, стоит ли об этом узнавать Альянсу, но понимала, что в этой ситуации у неё просто нет выхода. Отказ вызовет подозрения, а они не в том положении, чтобы ёрничать и юлить уже сверх того, что есть.
- Я буду рад вам помочь от имени Альянса.
- Как это любезно с вашей стороны, - Ровенна натянуто улыбнулась, словно мучилась от изжоги, но нормы поведения требовали выказать вежливость. Хотя бы условную.
Некромантка собралась встать из-за стола, чтобы проводить гостя, как в кабинет вихрем ворвался слуга. Ровенна сдержала порыв кинуть в него фаерболом, чтобы в следующий раз стучался и не отвлекал её без надобности, когда ведутся важные разговоры. Она вздёрнула бровь, выслушала слугу и не успела ответить ему, как заговорил Тодд. Всё тем же лилейно-вежливым голоском намекая на своё положение. Так вежливо попроситься на встречу, чтобы у Ровенны не осталось выбора кроме как согласиться.
- Отведи пленного в темницу. Допросим его там.

Спускаясь в темницу, Ровенна думала, откуда взялся шпион и что ему вообще понадобилось в разорённом городе. Атропос – это не место, которое можно разграбить. Навряд ли Культ стал бы тратить разведчиков на место, которое сам же бросил догнивать. Магистра Альянса тоже такие игры не с руки. Тогда кто же? Соседи? Кто-то из тех, кого они со Стефанном обобрали, чтобы не сдохнуть с голода? Вполне вероятно. Другого варианта некромантка не видела.
Она никак не ждала подвоха от этого допроса. Да и с чего бы ней?
В темнице был всего один пленный. Мужчина. Судя по закованным рукам в самые обычные цепи – даже не маг. С расквашенным носом он и вовсе выглядел каким-то оборванцем, вываленным в пыли и грязи дорог стараниями защитников Атропоса.
- Госпожа, - вновь заговорил слуга, виновато смотря на неё, - мы видели трёх шпионов…
- Трёх? – в голосе Ровенны появился предостерегающий холодок с шипением.
Она видела одного пленного и явно была недовольна тем, что слышит.
- Один умер, когда пытался отбиться, а второй… - мужчина запнулся, нервно сглотнул и бросился на пол. – Простите, госпожа, он был мистиком. Мы не успели его схватить. Да и где нам… не магам…
- Заткнись.
Ровенна поморщилась. У неё прямо руки чесались выместить на ком-то злость, но в обнищавшем Атропосе разбрасываться слугами, которые тебя всё ещё боятся и при этом продолжают служить, - непозволительная роскошь, да и при посланнике Магистра она не хотела излишне проявлять свой нрав.
- Кто ты? – холодно спросила некромантка, обращаясь к пленному. – Кто тебя послал, крыса?

[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+2

13

- Смотри прямо, когда с тобой говорит Магистр Атропоса, тварь!
Увесистая затрещина – разумеется, не первая и, как подозревал Эван, далеко не последняя сегодня – заставила его поднять голову и болезненно сощуриться, разглядывая вошедших. Целых троих. Во главе с бешеной девицей Беннаторов, новоявленным Магистром. Еще одного мужчину он не знал, а последний, беловолосый…
Эван облизнул разбитые губы и уставился на Стефанна, пытаясь собрать в голове все то, что ему было сказано о нем перед отправкой в город.

Он всегда гордился собственной удачей. Эта изменчивая сучка была благосклонна к отпрыску незначительного рода Акропоса, сыну некроманта, не обладавшему темным отцовским даром – Эван всегда считал, что именно в качестве компенсации за отсутствие такового. Еще в юности, утомившись разочарованием родителя, он изрядно помотался по Альянсу, помаршировал с наемничьими отрядами, вместе с которыми и примкнул к Культу под водительством Ворлака. На сами идеи Культа ему было глубоко наплевать, но это была многообещающая кампания. Весьма и весьма. И к тому же прихотливая дорожка Культа, в конце концов, привела его назад, в Акропос.
Ему везло, как утопленнику: ни одно из многочисленных ранений до сих пор не оставило его без руки, ноги или глаза, и он, так или иначе, возвращался живым и более-менее при деньгах. И даже колоссальный выброс магической силы Ключа, полностью уничтоживший город, прошел стороной – вовремя успел нырнуть в один из порталов. Дакей, хоть и сволочь, а дело свое знал: половина спасшихся из Акропоса бойцов-немагов были обязаны своими шкурами именно ему.
А дальше – рекомендации лично капитана Сигвина, направление на «почетную миссию» в Атропос и этот нелепый плен. Все казалось элементарным: пробраться в город вместе с беженцами и окрестными жертвами войны, лишенными дома и крова, пообтесаться изнутри, сойти за своих – и выведать информацию о Стефанне Беннаторе.
Для чего именно Стефанн вдруг понадобился новоявленному мальчишке-Магистру, Эван не знал. Среди бойцов ходили скабрезные шутки, но ходили шепотом и не всерьез. Позубоскалить о начальстве дело святое, но в глубине души Эван куда больше полагал, что дело в каком-то колдовстве, что заставило Беннатора-из-Атропоса переметнуться на сторону Гипноса. Впрочем, его это не слишком и касалось, его дело было небольшим – добраться до Стефанна и передать ему информацию.
Кто ж знал, что у Беннаторов такая бдительная охрана! Креон, придурок, первым их выдал: напоровшись на стражу, не стал вести себя, как подобало бы схваченному простолюдину, а показал зубы – маг, мать его в печень. Первым же и помер. А Дакей успел прыгнуть в портал, захлопнув его за своей же спиной - Дакей, хоть и дело свое знал, а был все же изрядной сволочью…

И сейчас, схлопотав от всех обозленных охранников, Эван сплевывал кровью и лихорадочно размышлял, как спасти собственную шкуру и, по возможности, не запороть задание окончательно. Никто не ожидал, что все обернется таким образом. Если бы не Креон, можно было бы попробовать выкрутиться, списывая все на банальную ошибку и излишнюю расторопность стражников Ровенны, но как объяснить, что простолюдин крутился возле замка Беннаторов в компании мистика и боевого мага?
Впрочем, попытаться можно было и сейчас, мешая правду, полуправду и откровенную ложь в правильных пропорциях.
- Эван… миледи, - прошепелявил он (один зуб все же выбили, суки!), глядя на Ровенну заплывшим глазом. – Никто не подсылал, матерью-покойницей клянусь! Из Акропоса бежали, искали… где б осесть… Дезертировали, грешен… да ребята говорили, что за Акропос сражаясь, только голову напрасно сложишь, а у меня… и нет ничего, кроме собственной-то башки…
Действительно, можно ли было винить Акропосских дезертиров, пытавшихся хоть как-то спастись в рушащемся мире и от предателя-лорда? Может, и можно, но в Альянс же в итоге прибежали. Про себя Эван поклялся, что если удастся выбраться живым, он и дезертирует. Не будет больше искушать ложью удачу…
- По делу говори, когда госпожа спрашивает! – излишне ретивый и старательный стражник, притащивший Эвана сюда, чувствительно пнул в поясницу, где и так уже все болело от синяков.
- По делу и говорю… - простонал Эван. – Втроем бежали, товарищ мой некромансером был, надеялся у миледи место попросить, да помер, пока нас задерживали… мы бы и так миром пошли, да уж больно неожиданно все… миледи, молю о милосердии, ничего злостного не умышлял!
Он снова поднял глаза на Ровенну, перевел взгляд с нее на Стефанна. Эван не мог не заметить, как в холодных лицах близнецов из Атропоса вспыхнуло любопытство. Все, что касалось Акропоса, не могло быть безынтересным для них. Но как бы при этом переброситься словом с самим Стефанном… глядишь, и спас бы его, упырь белобрысый…
[nick]Эван Руд[/nick][status]Охотник за удачей[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/000f/3e/d5/501/33920.png[/icon]

+2

14

Поначалу пойманный шпион Вилрана заинтересовал лишь отчасти – угрозу он уже не представлял, но предстояло еще узнать имя того, кто его в Атропос отправил. И, по чести сказать, Воскрешенный в глубине души желал, чтобы пойманный оказался человеком Тодда. Если бы так произошло, что посланника можно было бы обвинить в нечестной игре и выставить поскорее из города с позором и без всяких вмешательств менталистов. Быть может, тогда и вся жизнь в Атропосе вернулась бы в прежнее русло? Вилрана вполне устраивало то, что было до Тодда, и бежать в скором будущем никуда бы не пришлось.
Но, увы. Пленник на присутствие Тодда никак не отреагировал, да и сам сказал, что пришел из Акропоса. Что ж, Акропос Вилрана тоже интересовал – там он расстался с братом, и, кто знает, вдруг этот человек мог что-то о нем рассказать?
Но как спросить о брате, если рядом стоят люди, которые его не очень-то жалуют?
Как спросить...
Да прямо! Прямо в лоб.
- Эван... – произнес Вилран задумчиво, словно пробуя имя на вкус. – Значит, ты из Акропоса, а если так, то участвовал в битве Культа и Альянса? Расскажи про нее, что знаешь. И что было потом.
Воскрешенный смотрел на мужчину в упор, не сводя глаз. Ровенна и Тодд его пока интересовать перестали. Узнать о судьбе своего родного города и брата сейчас для Вилрана было более важной задачей.
- Где сейчас Магистр Дедалус? Он жив? – вопросов у Воскрешенного накопилось много за все проведенные в Атропосе дни. – А Гипнос? Ворлак? Если ты расскажешь все честно, и твои слова окажутся полезными и подтвердятся, то тебе сохранят жизнь.
Потому что я не дам тебя убить, если ты будешь мне полезен.
Возможно, самонадеянно и слишком смело, но Вилран знал, что так и сделает – ни Ровенна, ни, тем более, Тодд, не смогут встать на его пути к брату. Разведка, посланная сестрой в соседний город-близнец, не принесла никаких особых вестей, кроме того, что Акропос вымер. Так может этот человек сможет хоть что-то прояснить, что там произошло на самом деле?
- Мы, конечно же, проверим каждое его слово, - произнес Вилран тихо, обернувшись к Ровенне. – Но, может быть, этот... Эван действительно сможет прояснить нам все то, что Культ устроил в соседских землях? Не думаю, что кто-то из граждан Акропоса будет действительно так уж предан Культу, после того, как их город смели с лица земли, - он взял Ровенну за руку и слегка сжал ее маленькую ладошку. – Давай выслушаем его, а потом все проверим. Это может оказаться полезным, ведь за соседскими землями тоже нужен присмотр, когда они брошены совсем бесхозными...
Ведь они могут стать нашими.
Вилран полагал, что эта идея должны была сестре понравиться, а значит, и убивать шпиона сходу она уже не будет стремиться. А это уже давало время, чтобы понять, насколько он важен – знает ли что-либо о Гипносе.

+3

15

[icon]https://cdn1.radikalno.ru/uploads/2019/12/28/cccb85a38bdda0f0f53d1b7279f120e6-full.jpg[/icon][nick]Гоуэн Тодд[/nick][status]Старый лис[/status][sign]Подлость не порок, а профессия[/sign]

Магистр не смогла ему отказать и Тодд улыбнулся ей еще ласковей. Он неторопливо спустился в темницу следом за хозяевами полуразрушенного города все так же в сопровождении двух молчаливых магов. Однако оба они остались прохлаждаться в коридоре, лишь только стало понятно, что камера с пленным не ловушка для их господина, и внутри действительно присутствует некий побитый субъект.
   В допрос Гоуэн не вмешивался. Совсем не по чину и статусу он привалился спиной к влажной каменной стене камеры, сложив руки на груди, отчего особенно стал походить на личностей поджидающих достопочтенных горожан в переулках. Он просто наблюдал и слушал, как плененного “дезертира”, так и Беннаторов, с одинаковым желанием раскусить их подноготную. Вопросы, которые задавал Стефанн были небезынтересны и ему самому. Что случилось и происходит сейчас в Акропосе никто не знал: соглядатые не выходили на связь, не было вестей и от армейских чинов. Будто бы все просто провалились в Бездну к Безымянному… и это не могло не настораживать. Более того, Тодд ничего хорошего от этого затишья не ждал, нутром чуя неладное. Однако здесь и сейчас, не Акропос был его первостепенной задачей, а его город-близнец и его новый магистр.
   Гоуэну пришлось изрядно поднапрячь слух, чтобы разобрать хоть немногое из того, что Стефанн тихонько заговорил сестре, беря ее за руку нежным жестом. Странной они были парочкой… Устремления их, однако, если судить по обрывкам услышанного, были вполне обычными и даже банальными.
   - Магистру стоило бы думать о своих разоренных землях в первую очередь, - заговорил посланник, точно бы невзначай. - Чем больше места занимаешь на карте, тем больше голодных ртов имеешь. Судьбу мятежного Акропоса будет решать Магистр Альянса. Поберегите силы...
   Тодд счел возможным предостеречь от глупостей юных владык, которые обсуждают свои планы даже не удосужившись уединиться, пусть и приглушив голоса.

+3

16

Ровенна не рассматривала Акропос как место, которое может принадлежать им двоим – ей и Стефанну. Брат мог бы стать наместником разрушенного города, заняв своё место по праву рядом с ней, потому что города-близнецы уже не первое поколение принадлежали Беннатором, а смерть Гипноса и Дедалуса – лишь вопрос времени. Теперь, когда их предательство Альянса было подтверждено, Эарлан не позволит им владеть чем-либо. Город остался без магистра, но вместе с тем в нём не было практически ничего живого, если верить разведчикам. Город вымер целиком и полностью, и выглядел он куда хуже, чем Атропос, который они со Стефанном с трудом поддерживали и поднимали.
На короткое мгновение, когда Стефанн сжал её руку и тихо зашептал, делясь своими мыслями, Ровенна действительно посмотрела на Акропос как-то иначе. Как на свои владения, но Тодд быстро напомнил, в каком они положении. И, как это ни мерзко, не могла с ним не согласиться. Гоуэн прав. У них нет сил удерживать Атропос. Они едва справляются. Что уж говорить об ещё одном городе? Откуда взять силы, чтобы охранять территорию от соседей и поддерживать голодных оборванцев? Им бы справиться с Атропосом.
Она ничего не ответила на слова Тодда, но внутренне напряглась, как змея перед броском. Подавить в себе желание укусить и отравить ядом получилось с большим трудом. Как этот человек смеет вмешиваться в её разговор со Стефанном и указывать ей на их положение? Она сама знает, во что они вляпались!
Ровенна не могла позволить себе нежности в присутствии Тодда, хотя они были приятны ей. Брат говорил удивительно спокойно и вежливо с пленником, которому некромантка не доверяла. Черты лица смягчились, пока она слушала Стефанна, но в них снова появилась жесткость, когда Ровенна посмотрела на пленника и обратилась к нему:
- Говори всё, что знаешь об Акропосе, Культе, который его удерживал, и что случилось, когда пришла армия Анейрота.
Пока что она не видела смысла избивать и пытать пленника дальше. Даже если он лгал - а Ровенна считала, что он лгал - то он действительно мог прикрыть эту ложь правдой – сведениями о городе и культе, которые интересовали всех в темнице. Беннатор надеялась, что шпион – это не фокусы Тодда, который проверяет Беннаторов на вшивость, и точно знала, что этот человек не имеет никакого отношения ни к ней, ни к её отцу, а третья сторона конфликта – это Культ. В лучшем случае – это дезертир из армии Анейрота, которому удалось сбежать во время сражения, почуяв неладное. Правда легко вскроется даже без пыток. Тодд упоминал псионика, а потому Ровенна нисколько не волновалась, и подумывала, что стоило бы не тратить время на болтовню, а пустить псионика сразу.
Стефанн задал достаточно вопросов, чтобы Ровенна больше ничего не спрашивала. Она пристально смотрела на пленника, пытаясь считать его в жестах, мимике и эмоциях. Хотела увидеть ложь до того, как её услышит. Этот человек явно боялся за свою жизнь, но да кто бы не страшился на его месте?
[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+3

17

Чем дальше заходило, и чем больше вопросов задавали высокопоставленные особы Атропоса, тем отчетливее Эван понимал: попал он здесь, как куренок в ощип.
Лгать напропалую - обречь самого себя на смерть, и смерть весьма неприглядную. И во имя чего? Верности калеке-Беннатору, которой Эван (да и большинство солдат Акропоса, кстати говоря) не испытывал никогда?
Но и говорить правду, как она есть, он не мог: расписаться в шпионаже - это привести себя ровно к тому же самому итогу. Шпионов не любит никто.
Настораживал также третий мужчина, находившийся в комнате. Себе подобных Эван наметанным глазом распознавать умел, а пожилой мужик явно не принадлежал к числу ближайших советников Ровенны и Стефанна. Если здесь еще и наблюдатель от Альянса - что, скорее всего, так и было - дело совсем плохо.
Оставалось продолжать гнуть единственную доступную ему, Эвану, линию: полуправду. Что мог знать обычный, рядовой солдат Беннаторов о планах своих господ? Да ничего сверхъестественно важного! Эван и не знал - кто б стал посвящать его в детали военной стратегии и политических союзов? Он и Магистра-то видел всего пару раз в жизни.
И потому, облизнув губы и чувствуя на языке привкус крови, Эван принялся говорить - и говорить ту правду, что была ему известна:
- Во время битвы с войсками Анейрота произошел ужасный взрыв... такой мощный, что никто даже не успел ничего понять. Это была... какая-то магия, но я, милорды, не маг, и понять не мог, - он обращался, на всякий случай, сразу ко всем троим, не зная, кто именно сейчас отдает окончательные приказы и решает, жить пленному или умереть. - И наступление, и оборона захлебнулись, нас всех побросали в порталы - милорды Беннаторы были к этому готовы, только мы ничего не знали. Переместились в подвалы, где именно - знать не могу. Нас держали в неведении, говорил с нами только наш непосредственный командир...
Все это была абсолютная правда, и по напряженным лицам господ Эван понял, что они, хоть и недовольны ответами, но и поймать его на лжи им тоже неоткуда. А потому он собрался с духом и выложил один из главных козырей, которому стоило бы пустить их мысли в новое русло:
- Вскоре после этого стало известно, что Магистр Беннатор... умер. Командир сказал, что он не пережил того магического взрыва. Милорд Гипнос был жив, я видел его лично там, где нас держали. Он сейчас - Магистр Акропоса, но о планах милорда мне ничего не известно...
С этими словами он осторожно поймал взгляд Стефанна Беннатора - единственного из всех, кто обещал ему жизнь. Если он действительно был скрытым союзником Гипноса, в этой информации он мог увидеть для себя хоть что-то интересное.
- А потом товарищ мой и подбил нас втроем дезертировать. Он, видите ли, мистик, вот и сказал, мол, вытащу нас и бежим. Я не стал за место держаться... там ни еды, ни жизни никакой не будет, вот и согласился. Думал от войны уйти...
Это была единственная ложь во всем его рассказе, но Эван рассчитывал, что важные особы будут куда больше поглощены новостью о смерти Дедалуса, чем рассказом о мотивах, побудивших дезертировать какого-то солдата из Акропоса.
[nick]Эван Руд[/nick][status]Охотник за удачей[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/000f/3e/d5/501/33920.png[/icon]

+3

18

Новости Вилрана и порадовали, и расстроили, и ошеломили одновременно. Он услышал про Гипноса (он так ждал этого, что сердце невольно наполнилось светом), но сообщение о смерти отца эту радость затмило. Возможно, Дедалус и не любил Вилрана никогда, но это не мешало Вилрану любить его в ответ – отец был требователен, но всегда заботился о своих детях. Был сильным, властным, величественным. В детстве Вилран всегда хотел быть похожим на него, хотел, чтобы отец им гордился, и, если подумать, то и магией владеть хотелось лишь для того, чтобы Дедалус похвалил, и в его глазах читалось бы то одобрение, которое проскальзывало, когда он слушал об успехах Гипноса. Вилран уважал отца, и его смерть показалась ему чем-то нереальным и необычайно жестоким.   
- Магистр Беннатор... умер... – эхом повторил Вилран, рассеянно глядя на пленника.
С этой мыслью еще предстояло смириться.
Хорошо хоть Гипнос был жив!
Впрочем, в последнем Вилран и не сомневался – он до сих пор чувствовал ту невидимую духовную связь, что установилась у них с братом еще в глубоком детстве, она не прерывалась ни на секунду, а значит, Гипнос точно был жив, в какие бы края не занесла его судьба.
А если этот пленник знает, где находится Гипнос, то и его жизнь становилась очень ценной для Вилрана. Если он знает, то покажет – приведет прямиком к брату.
Воскрешенный посмотрел на Эвана уже совсем с другого ракурса – как на нечто важное и полезное. И нет, теперь он точно не даст его убить и пытать – Эван нужен здоровым и телом, и рассудком.
- Я думаю, мы узнали достаточно, - произнес он, оборачиваясь к сестре и Тодду. – Этот человек Культа не маг, не важная шишка в иерархии наших врагов – всего лишь мелкая сошка. Так что разберемся с ним завтра – спешить некуда. К тому же сегодня у нас важный гость, и встречать его с дороги в подвале совсем негостеприимно. Правда, сестра? – он взглянул на Ровенну. – Предлагаю вернуться к более приятным делам. Для вас и ваших людей накрыт стол, господин Тодд. Ваш приезд стоит отпраздновать. Прошу.
Вилран указал послу на выход, намекая, что уходит сам, и чужим в подвале сейчас тоже делать совсем нечего.
- А после обеда мы с сестрой покажем вам замок, - продолжил он. – Или даже устроим поездку по Акропосу, если город вас интересует. Либо можете отдохнуть, - скакать через порталы утомительно, знаю по себе, - принять ванну... или развлечься. Как вы предпочитаете развлекаться? Мы с сестрой хотим быть гостеприимными с посланниками из Альянса.

+3

19

[icon]https://cdn1.radikalno.ru/uploads/2019/12/28/cccb85a38bdda0f0f53d1b7279f120e6-full.jpg[/icon][nick]Гоуэн Тодд[/nick][status]Старый лис[/status][sign]Подлость не порок, а профессия[/sign]
   Ровенна молча проглотила замечание посланника, даже не взглянула, но потому, как надменно держалась ее белобрысая головка можно было точно сказать - она услышала. Этой девочке хватало ума не возражать, а значит она понимала в каком положении находится, и значит с ней можно было договариваться. То, что Магистр не испытывает к нему добрых чувств Тодд понимал прекрасно, как и то, что будь у нее возможность она убила бы его на месте, но они здесь были не для того чтобы друг другу нравиться.
   А меж тем пленник Беннаторов рассказывал интереснейшие вещи. Гоуэн, в силу своей профессии, не имел привычки верить людям вот так на слово. Слово требовалось подтвердить, но общие моменты скорее всего были правдой: Акропос постигла незавидная участь - это бы объяснило молчание тех, кто отправился к нему. Тодд даже не исключал, что Дедалус мертв, но все это требовалось проверить - нужно было отправить Магистру Альянса весточку, ибо не посланнику сейчас этим было заниматься.
   Но еще интереснее слов “дезертира” была реакция Стефанна - он оживился. Нет, все таким же постным было его лицо, все такой же непринужденной речь, но Гоуэн смотрел не на то, как было произнесено, а на то, что именно было произнесено. С того момента, как пленник заговорил, брат новоявленного магистра перестал походить на ту безмолвную псину, что преданно стояла у кресла Ровенны, готовая лишь выполнять приказы. Теперь Стефанн пытался манипулировать сестрой, а заодно и самим Тоддом. Причем делал это крайне неуклюже. Однако посланник лишь улыбнулся, - ему было также интересно посмотреть как отреагирует Магистр: общая ли это их игра, или брат имеет свою заинтересованность, отличную от интересов своей сестрицы.
   - Я лично и Альянс в моем лице, благодарны за ваше гостеприимство, - Гоуэн ради этих слов даже отстранился от стены и принял вид более подобающий, расплел руки и приложил правую ладонь к сердцу. Короткий, чуть прищуренный взгляд в один миг метнулся к лицу пленника, что бы подметить возможные перемены в нем, и вернулся обратно к Стефанну. - Но не смею отбирать у нуждающегося города его ресурсы, в том числе управленческие. Право, не стоит меня развлекать - при желании я всегда смогу найти себе развлечение сам. Но я польщён вашей заботой. Впоследствии мне и моим людям достаточно будет крова над головой в вашем доме и той трапезы, что обычна на вашем столе.  Если мы придем к согласию и город будет сочтен свободным от людей Культа, Альянс непременно наладит в него поставки.
   Последнее слово, конечно оставалось за Эарланом и он мог счесть Атропос ненужным, оставив город умирать. Это уже не было заботами Гоуэна.
   Он не сдвинулся ни на шаг, пока Магистр сама не приняла решения покинуть камеру. Его взгляд любезно скользил по присутствующим, дольше всего задерживаясь на пленнике. Своими поспешными выводами о никчомности пойманного, Стефанн обещал ему надежду, намеренно или по глупости вот в чем был главный вопрос.
   - Мои люди готовы работать. И с вашего позволения, мы бы занялись этим субъектом, как вы выразились - позже. Мелкие сошки иногда сами не подозревают, что хранят большие тайны...

Отредактировано Оливер (2020-01-16 10:07:02)

+3

20

«Вот как… Значит, старая псина Дедалус тоже мёртв, - Ровенна немного удивилась этой новости, но не выказала по этому поводу ни сожаления, ни печали. Она никогда не испытывала привязанности к родственнику из Акропоса, но ей показалось, что брат будто бы изменился после этой новости. Или только показалось? – Интересно, как он умер на самом деле. Не с лёгкой ли руки главы Культа? Тогда за что? За предательство? За то, что много знал или упустил Стефанна?»
О том, что к смерти Беннатора приложил руку его собственный сын-калека, Ровенна даже не думала. Калека же. Что он может против опытного и сильного мага?
Эту новость Ровенна не посчитала радостной, потому что городом давно управлял не Дедалус, а тот, кто стоял за всем, - глава Культа. Перемены в управлении происходили в Культе намного быстрее, чем Магистр Эарлана справлялся о верности своих приближённых. В последнее время Магистры дохли как мухи, но едва ли этого кого-то интересовало, если выжившие, оставшиеся у дел, хранили верность Магистру. Ровенна знала, что никак не причастна к делам Культа, а потому, если отбросить в сторону убийство отца, она чиста перед Эарланом.
- Магия, которая нанесла удар по всем? – Ровенна удивилась ещё больше. Она не понимала, какой в этом смысл. Зачем Культу или Альянсу жертвовать своим войском? Какой маг вообще на такое способен? Или же слухи верны и в Акропосе действительно использовали запретную магию?
Ровенна ничего не знала о том, что сын Магистра уже вернулся в столицу с новостями и успел пересказать то, что видел собственными глазами.
- Может, удастся отследить, куда переместился выживший мистик, - предположила Ровенна. От простого человека, который не имел магического дара, никаких важных деталей – а использованное заклинание она считала важным – не добиться без псионического вмешательства и взгляда со стороны на всё, что уже случилось, но и этого мало для полной оценки событий.
Дезертирство на войне – не редкость, но что ещё говорить человеку, которому за шпионаж положена смерть? Признаться в трусости и надеяться на милость.
Ровенна удивилась, когда Стефанн неожиданно обернулся к ней, прерывая едва начатый допрос. В чём-то он был прав – с простого человека много не спросишь. Он не высокого ранга в Культе, чтобы знать все тайны хозяина, но это, по мнению Ровенны, не повод так быстро отказывать от допроса, когда есть другие способы достать информацию. Если этот человек шпионил для Культа, то промедление выйдет им боком.
Некромантка не понимала, откуда взялась такая поспешность в желании Стефанна угодить посланнику Магистра, но скрывать им было нечего, как она считала, и никаких связей с этим шпионом у них тоже не было.
- Что ж… Если посланнику Магистра угодно, то прикажу подать обед.
Ровенна не хотела марать руки допросом, но для себя сделала пометку позже спросить у Стефанна, что его так гнало из темницы, и не посчитает ли Гоуэн это подозрительным. На месте посланника, заметив что-то неладное, она подослала бы псионика прямо сейчас, пока готовится стол и хозяева обедают вместе. И непременно бы сделала так сама, если бы у неё был нужный маг.
Она вышла из темницы, приказав запереть её и охранять пленника.
Ровенна не была таким вежливым и гостеприимным хозяином, но по её распоряжению уже накрывали стол на три персоны и готовили пищу для всех магов и воинов, которые прибыли в Атропос вместе с Гоуэном. Некромантка лишь про себя считала, сколько уходит драгоценных запасов, добытых с таким трудом грабежом, и надеялась, что вскоре это окупится.
Последние запасы добротного вина подходили к концу, а в соседних деревнях их днём с огнём не сыщешь.
Мэгги поставила перед Гоуэном тарелку с румяными рябчиками, как бы невзначай наклонившись ниже, чтобы посланник рассмотрел грудь в вырезе платья, и улыбнулась ему, подливая в кубок вина. Ровенна пристально следила, чтобы служанка не наделала глупостей, не сказала ничего лишнего, не наседала на посланника с откровенными предложениями, но и не забывала одаривать его знаками внимания и расположения, если господин изволит развлечься. Лучше она повиснет на шее у Гоуэна, чем ещё раз взглянёт на её брата.
- Прошу простить за скромный стол. Времена не располагают к пиршеству. Даже по такому поводу.
[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+3

21

Вилран за столом разговор не поддерживал, да и еда его не особо интересовала. Последнее было немного удивительным, но он не обратил на этот факт внимания, полностью погрузившись в свои мысли. Эван, сам того не ведая, принес вести, которых Воскрешенный ждал уже много дней и, наверное, даже отчаялся дождаться. Он ничего не слышал о Гипносе, после того, как попал в Атропос, не чувствовал направления, чтобы отправиться на поиски (видимо, брат был слишком далеко), единственное, что знал точно – Гипнос жив. Но где? И как до него добраться? Ответить на это Вилран не мог, а потому старательно играл роль Стефанна, как брат ему и поручил.
Но сейчас все изменилось, и он мог вернуться. Прямо сейчас он мог встать и уйти! Но... Вилран медлил. Машинально копался ложкой в тарелке, посматривал на сестру и тянул время.
Он вдруг понял, что ему не так уж и хотелось уходить.
Ему было хорошо в Атропосе. И хорошо с Ровенной. Бросить ее становилось сложным шагом – в глубине души Вилран этого совсем не желал. Он привязался, ему казалось, что она его любит – ведь кузина сама это не раз говорила, когда он ложился с ней в одну постель. Она не лгала, - он это чувствовал, - но с другой стороны, всегда видела в нем Стефанна, которым Вилран никогда не был, мало того,  сам его и убил окончательно, разбив несгруд. О несгруде Воскрешенный не жалел – выжить мог только один из них со Стефанном, и он, конечно же, выбрал себя. Но поняла бы его Ровенна? Вероятно, нет. Он и сам не понял бы того, кто убил бы его родного брата.
А значит, все же нужно было уходить и уходить навсегда.
Вилран внимательно посмотрел на сестру, но лишь грустно улыбнулся, когда она заметила его взгляд. Доожна ли она узнать правду? Он думал, что да. Возможно, правда разобьет ей сердце, но она же и отрубит все желание самого Вилрана остаться в Атропосе. Скорее всего, это было хорошо, ведь его ждал брат, и любые промедления и сожаления приходились сейчас совсем не к месту.
Но как сказать?
Вилран подумал и понял, что сказать не сможет. Но сможет написать!
Да, это было неплохой идеей, и он решил, что именно так и поступит.

После обеда Вилран покинул Ровенну, оставив ее развлекать посланника разговорами, и поднялся к себе в комнату. Приказал принести перо и чернила и принялся сочинять послание. Зачем ему нужна было эта правда, он толком сам до конца не понимал, но думал, что так отвяжет сестру от себя. Даже если она после и отправит своих людей в погоню, то явно из чувства мести, а мести Воскрешенный не боялся, ведь убивать, не раздумывая, - это самое простое, что он мог делать.
Вилран пододвинул себе стул, разложил письменные принадлежности на столе, собрался с мыслями и взялся за работу.
Получилось следующее:
«Ровенна, я думаю, что ты должна знать правду, поэтому написал это для тебя, но когда ты прочитаешь, то в Атропосе меня уже не будет. Я ухожу туда, где я должен быть.
Так вот, я должен сказать, что я – не Стефанн. И никогда им не был. Мало того, я послужил причиной его смерти, а когда встал выбор ему жить или мне, то выбрал себя. Возможно, он был хорошим человеком. Я точно знаю, что он любил и тебя, и свою безумную мать – часть его памяти осталась со мной, хоть при жизни мы и не были знакомы, разве что видели пару раз друг друга – не более.
Я не хочу себя оправдывать. Все сложилось так как сложилось. Наверное, это ирония, что меня закинуло порталом в Атропос, но мне здесь понравилось. Здесь я многому научился и многое понял. Я не совсем человек, - ты сама это видела, - но я старался им быть. Не мне судить, насколько хорошо или плохо у меня получилось.
При других обстоятельствах, наверное, я бы никогда не написал то, что ты сейчас читаешь, и остался в Атропосе. Я привязался к тебе, ты стала для меня слишком дорога, чтобы уйти. Но все изменилось. Я возвращаюсь, и выбора у меня нет. Я не служу ни Альянсу, ни Культу, - мне нет до них дела, - лишь человеку, что дал мне жизнь. Он дорог мне, мы с ним связаны в единое целое.
Будет лучше, если ты никого не отправишь за мной следом – не хочется причинять вред людям, которым я пытался столько времени помогать. Но если меня будут преследовать, то выбора у меня не останется.
Прощай, Ровенна. Я бы сказал, что люблю тебя, но я не знаю, что это такое, поэтому и врать не буду.
НеСтефанн.»

Имя свое Вилран так и не рискнул написать. Зачем оно ей? Да и Гипнос никому его настоящего имени не раскрывал. Пусть так все и остается.
Он посмотрел на написанное еще раз и вздохнул. Даже почерк у него был как у кузена... Но он не был им самим и не стремился им стать. Сейчас особенно.
Воскрешенный подождал, пока чернила просохнут, свернул лист вчетверо и сунул его себе в карман. Ровенна получит его позже – после того, как он поговорит с Эваном еще раз. Поговорит без свидетелей - наедине.
И Вилран вышел из комнаты, намереваясь заняться переговорами немедленно и выяснить, насколько долгим может обернуться для него путь к брату.

Отредактировано Вилран (2020-01-18 16:17:32)

+3

22

По наблюдениям Гоуэна, Магистр, похоже, не разделяла планов брата - его предложение застало ее врасплох - это было видно по взгляду и нерешительным словам, перекладывающим окончательный выбор на плечи посланника. Похоже отношения брата и сестры были не такими однозначными, как то показалось с самого начала. Но именно потому Тодд предпочитал сначала просто собирать всю возможную информацию, после выжимать невозможную и лишь затем принимать решения.
   Стефанн взглянул на Ровенну, Ровенна - на посланника, посланник - на Стефанна… тот был преисполнен решимости покинуть камеру и всем своим видом желал если не вывести за собой, то вытеснить. Гоуэн улыбнулся, как всегда располагающе мягко.
   - Что ж, почему бы и не отобедать…
   Упорство здесь и сейчас на продолжении допроса, могло породить интереснейший конфликт. Но быть настолько прямолинейным, вбивая клин между братом и сестрой, значило обратить на себя гнев обоих, тем самым результат мог оказаться прямо противоположным. А потому Тодд решил немного выждать, и возможно близнецов удастся разделить более тонко.
    Теперь он первым сделал шаг из камеры, а после позволил проводить себя наверх. Пока накрывали стол в большой и пустой столовой, пережившей откровенный грабеж, Гоуэнн успел коротко переговорить со своими людьми. Первый маг получил приказ найти среди прибывших в город псионика и явится вместе с ним в дом Беннаторов, а также передать в столицу записку насчет Акропоса, второй же должен был “невзначай” пообщаться со слугами. Сам Тодд продолжил развлекать хозяев. За стол он сел уже без дорожного плаща и без оружия, выказывая тем самым свое уважение и доверие.
   - Куда ценнее видится щедрость, когда делятся не излишком, а отделяют от себя, - ласково ответил Магистру он.
   С первых же минут трапезы вокруг Гоуэна стала виться одна конкретная служанка, то норовя невзначай коснуться, подавая полотенце после омовения рук, то излишне низко наклоняясь, едва ли не роняя из выреза грудь, то игриво улыбаясь. Девица была миловидной, не обделена женственными формами и ее неумелое обхаживание должно быть безотказно работало на местных конюших или дворовых, и уж конечно показалось бы вершиной эротизма для любого неискушенного юнца, но Тодд был уже давно не мальчик. Более того, пока годы позволяли ему, сам не гнушался использовать собственное тело в достижении целей: похоть одинаково захватывала и мужчин, и женщин. Теперь же все чаще наблюдал за чужими попытками в свою сторону. Старания этой служанки в равной степени могли быть обусловлены желанием вырваться за счёт посланника из умирающего города или же исполнением приказа. Стефанн однозначно дал понять ещё в камере, что готов развлекать любые прихоти своего гостя. Гоуэн не отказывался от этой игры, одаривая девицу той долей внимания, которая бы не перетягивала внимание с хозяев дома. Так или иначе, чтобы узнать о планах противника больше, требовалось ближе его подпустить. Хозяева же дома возможно были бы только рады, если бы посланник занялся служанкой вместо них, хоть бы прямо тут на столе, избавив от необходимости какого-либо общения. Это хорошо читалось по их лицам, особенно на лице Стефанна, вновь ставшего отстраненным, точно бы не он зазывал Тодда на обед. Даже желторотый соглядатай смог бы увидеть где просыпается личная заинтересованность у этого человека и где засыпает. Беседы о будущем его собственного города, этого мальчишку не интересовали, а вот пойманный шпион похоже сумел захватить его думы.
    И вот, стоило Стафанну оставить Гоуэна наедине с сестрой после конца трапезы, скудной для родовитого дома, как посланник заговорил именно о нем.
   - Ваш брат, довольно переменчивая натура. Он всегда был таким? Я имею ввиду до плена. Потери памяти… и прочего.
   Тодду было интересно, видит ли Ровенна то, что происходит, испытывает ли подозрения, или же сестринские чувства, которые очевидно были у нее, застят глаза? Конечно она не скажет об этом прямо, не ему, но Гоуэну важно было посеять это сомнение даже если его ещё не было. Разделяй и властвуй, как говориться...
[nick]Гоуэн Тодд[/nick][status]Старый лис[/status][icon]https://cdn1.radikalno.ru/uploads/2019/12/28/cccb85a38bdda0f0f53d1b7279f120e6-full.jpg[/icon][sign]Подлость не порок, а профессия[/sign]

+2

23

Поверили они ему? Эван готов был зуб дать (все равно один уже выбили), что нет. Слишком подозрительно глядел светлоглазый старик, посланник Магистра, укоротивший амбиции обоих Беннаторов, слишком сжимала губки белобрысая миледи. Эван определенно подкинул им пищу для размышлений, они переварят эти новости и вернутся, чтобы взяться за него вновь.
А ему больше нечего им предложить, и солгать, чтобы отвести от себя палачьи клещи, тоже нечего. А если уж за него и впрямь возьмется псионик...
Во рту мгновенно стало сухо, и Эван облизнул губы, покрытые корочкой запекшейся крови, шершавым языком. Псиоников справедливо ненавидели и боялись все, кому было, что скрывать. Да и те, кому скрывать нечего, ненавидели тоже - приятно ли, когда к тебе в башку в любую минуту может забраться какой-то хмырь? И пусть Эван не знал ничего существенного о перемещениях и планах Культа - он знал о Гипносе Беннаторе, и о том, что Стефанн Беннатор на его стороне, и уже этих знаний вполне достаточно, чтобы запороть все задание и обеспечить себе путь на дыбу.
Стефанн Беннатор...
Он единственный из всех пытался отвлечь внимание сестрицы и посла от пленника. Если он и вправду в сговоре с Гипносом - ему ох как невыгодно, чтобы Эван заговорил.
Вот только - здесь Эван не обольщался, - спасти его, не подставив самого себя, Стефанн не сможет, да и не станет. А вот убить и уничтожить тело, чтобы никакая информация не попала в чужие руки даже после смерти шпиона - вполне. Что ему - наследнику Атропоса, лорду, сыну некроманта, брату Магистра! - жизнь такой мелкой сошки, как Эван Руд?
И потому, даже когда господа вышли, а молчаливый стражник, убедившись, что Эван надежно скован по рукам и ногам, захлопнул дверь камеры, спокойнее пленнику не стало. Та жилочка, то удивительное чувство, отвечавшее за всегдашнюю удачливость Эвана, молчало, и Руд все больше убеждался в том, что удача ему изменила. С кем-то другим, видать, спелась, сучка!
Вот бы только выбраться из этой передряги... ничего другого Эван не желал так страстно.
Когда снаружи вновь послышались шаги по каменному мешку коридора, этим он и занимался: сидел, отчаянно думал и отчаянно желал выбраться. И когда дверь распахнулась, и внутрь зашел беловолосый Стефанн - пленник сжался, мгновенно вспоминая обо всех своих подозрениях на счет Беннатора.
- Милорд... - он подобрался, сцепив скованные руки вместе.
Он решил, что Стефанн определенно пришел убить его.
- Нам никто не должен мешать. Проследи, - Вилран отправил сторожа, что пришел с ним вместе, обратно за дверь, и, когда тот поклонился и вышел, а дверь снова закрылась, обратился уже к пленнику. – Я пришел выслушать тебя. Значит, Гипнос жив?
- Да, милорд, - поспешно проговорил Эван, внимательно его разглядывая. - Господина Гипноса я видел, когда покидал его... около месяца назад. Он был жив после магического взрыва и сообщил о смерти Магистра Беннатора.
- Значит, ты знаешь, где он? – поспешил увериться в своих догадках Вилран.
Это был двоякий вопрос. И слишком размытый. Эван помедлил прежде, чем ответить - он до сих пор не знал, друг ему Стефанн, или враг. Хотя, глупый вопрос. Откуда у некромантов друзья?
- Я могу... предположить, - осторожно произнес он. - Где он сейчас, я не знаю, но могу предположить, где он был.
Он задумался, припоминая кое-что еще. Незначительную, но очень важную деталь, не имевшую смысла ни для кого, кроме, вероятно, самого Гипноса.
- Господин просил назвать одно имя, если вас встречу. Это имя Вилран, - так, кажется, звали погибшего брата Беннатора, насколько помнил Эван, но к чему оно было сейчас? - И хотел убедиться в том, что вашей жизни и здоровью ничто не угрожает. Это была часть задания.
Вилран помолчал, обдумывая то, что услышал. Зачем брат называл его имя? Вероятно, чтобы подтвердить, что этому Эвану можно доверять.  Другого в голову Воскрешенному не пришло – его удивило, как брат смог узнать, где он, но забота все равно тронула.
- Хорошо, - ответил Вилран чуть погодя. – Я тебя понял. Но если это была лишь часть задания, то что в остальной части? Я могу тебе помочь, но мне нужно все знать. Подробно. Выкладывай, пока сюда не заявился псионик.
Вилран лукавил. То, что ему было важно, он уже узнал, остальное – чистой воды интерес, который он хотел удовлетворить. Тайны, шпионы... Раньше он всегда был рад поиграть в подобное, сейчас же игры получались более взрослыми и злыми, но оттого не менее увлекательными.
- Вряд ли я знаю больше, чем уже смог сказать, - выдохнул Эван. - Господин Гипнос отдал приказ отправляться в Атропос самым первым, как только занял кресло Магистра. Его положение шаткое, но люди Акропоса ему верны. Со мной был мистик, в его задачу входило доставить вас к господину Гипносу, но он ушел один, когда нас схватили. Нам нужно было отыскать вас и переправить в безопасное место. Если об этом узнает псионик...
Он снова облизнул сухие губы. Вот он и вновь подошел к самому безнадежному: как быть с псиоником.
- Вашему мистику нужно свернуть шею за дезертирство, - буркнул Вилран, но мистик его внимание надолго не привлек. – Ты бы сам мог привести меня к Гипносу? Где он находится... или находился месяц назад? Это далеко отсюда?
- Да, - почти не медля, кивнул Эван.
На самом деле - не совсем. Не будучи магом, Руд мог разве что догадываться, где именно расположился Культ - по местности, окружавшей крепость, по слухам, по примерным направлениям, которые бросал Дакей, строя портал, - но все же догадываться.
- Это далеко, в Остебене, но я мог бы провести вас туда.
Кажется, госпожа Удача вновь поворачивалась к Эвану лицом. Не все ли равно, дойдет ли Стефанн до своего калеки-кузена или нет, если по дороге получится сбежать от него - и от всех Беннаторов заодно?
- Хорошо, значит, ты пойдешь со мной, - ответил Вилран, заметно повеселев. Самый главный вопрос, что его волновал, разочарования не принес. Без разницы сбежал мистик или нет, путь к Гипносу все равно был уже почти реален и осязаем. Так  Вилрану казалось и он себе доверял. Даже если брата не окажется в том убежище Культа, о котором рассказывал пленник, Воскрешенный надеялся, что найдет его – почувствует своего близнеца, как только расстояние между ними станет не таким огромным.
Эван уставился на него во все глаза. Вот так вот просто? Не проверяя его слова, не пытаясь отвести от себя подозрения, без планов по обману местного псионика... или Стефанн Беннатор был бесконечно наивен, или безмерно доверял и Гипносу, и его людям.
- Да, милорд, - только и проговорил он, сообразив, что слишком затянул с ответом.
- Ну и отлично, - обрадованно кивнул Вилран. – Я вернусь сюда ночью, заберу тебя, и мы уедем. Будешь показывать путь, остальное не твоя забота, - он развернулся к выходу, но, не дойдя до двери, обернулся снова. – Только если ты меня обманешь, я тебя убью.
- И в мыслях не держал! - тут же открестился Эван, радуясь, что Стефанн не может сам прочитать его мыслей, ведь буквально только что он размышлял о том, как бы сбежать от своего нечаянного нового хозяина.
Идея о том, чтобы продержаться до ночи, была яркой и блистательной, и нравилась ему куда больше, чем ожидание псионика и последующей казни. Оставалось ждать.
[nick]Эван Руд[/nick][status]Охотник за удачей[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/000f/3e/d5/501/33920.png[/icon]

+3

24

Ровенне не понравилось, когда Стефанн, едва закончился обед, оставил её один на один с Гоуэном. План своих действий в отношении посланника они обсуждали лишь в общих чертах, условившись больше действовать по наитию, чем по чётко прописанному списку. И всё же некромантке показалось, что её дорогой брат действует как-то странно. Парень, который стоял возле неё верным псом и готовился защищать в любую минуту, так легко оставил её наедине с посланником. Что изменилось? И это странное поведение в темнице…
— Ваш брат, довольно переменчивая натура. Он всегда был таким? Я имею ввиду до плена. Потери памяти… и прочего.
Служанка забирала со стола тарелки и грязные столовые приборы. Ровенна довольствовалась лишь кубком с вином, больше уделяя внимание выпивке, чем гостю. Как она считала, Тодд получил все возможные привилегии гостя, а потому она больше ничего ему не должна. Даже свою компанию она считала излишеством и роскошью. Мэгги подошла бы ему в самый раз.
А ещё как некстати Стефанн куда-то ушёл… Ровенна к своему неудовольствию подумала, что посланник расценит это как хитрый ход близнецов, которые что-то затеяли. Один развлекает, а другой проворачивает свои дела. Впервые за всё время Беннатор возлагала большие надежды на то, что у брата зуд в паху, а потому он воспользовался случаем задрать юбку первой миловидной служанке, пока Ровенна занята делами. В другое время провернуть подобное возможности не было.
Она задумалась над словами посланника.
- Мой брат… всегда был упрям и своеволен, - Ровенна не отпустила кубок и едва отвела его от лица, чтобы ответить на вопрос Тодда. – Из-за того, что он родился без магических способностей, спрос с него был меньше, а потому он привык к свободе и вольностям.
Это не совсем точно отвечало на вопрос Тодда, но было правдой.
Ровенна поставила кубок на стол, с ленцой поглаживая чуть влажные и липкие от вина края.
- Стефанн импульсивен и мало понимает в политике.
Она не могла сказать, что после плена Стефанн не изменился – такую ложь некромантка не говорила даже себе, и прекрасно понимала, что имеет в виду посланник. Понимала его опасения.
- Первое время поведение Стефанна меня настораживало, - Ровенна позволила себе немного честности, подняв взгляд на Тодда. – Но позже он меня убедил, что дело лишь в плене и тех мерзких опытах, которые проводил Гипнос Беннатор над моим братом.
На упоминании Гипнос Ровенна нахмурилась. Она всё ещё злилась на кузена и желала ему долгой и мучительно смерти.
- Я надеюсь, что люди Магистра найдут его и спросят за измену.
Тодд лишь в очередной раз упомянул псионика и быстрый способ восстановить чужую память. Ровенна не возражала. Может быть, так будет действительно проще для них всех. Что такого он найдёт в памяти Стефанна? Некромантка поднесла кубок к губам и вспомнила, что кое-что всё же было. Её разговор со Стефанном, в котором она сама признавалась, что убила отца. Вот это он не должен узнать ни при каких обстоятельствах.
К радости Ровенны, гость не стал надоедать ей своим обществом, а первым встал из-за стола, сославшись на усталость и желание отдохнуть. Некромантка подумала, что посланник торопится к Мэгги, готовой угодить ему во всех желаниях плоти, но эти детали её мало волновали. Она отправилась к себе в комнату, надеясь найти там брата и обсудить с ним планы Тодда на псионика.
[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+3

25

[nick]Гоуэн Тодд[/nick][status]Старый лис[/status][icon]https://cdn1.radikalno.ru/uploads/2019/12/28/cccb85a38bdda0f0f53d1b7279f120e6-full.jpg[/icon][sign]Подлость не порок, а профессия[/sign]

Многозначительно пообещав Ровенне, что Магистр непременно изведет всех врагов Альянса и возмутителей спокойствия, Тодд учтиво откланялся. Надавливать на нее сейчас еще больше, чем он это сделал, Гоуэн считал поспешным. Гораздо эффективнее будет прижать хозяйку Атропоса, когда у него на руках будут конкретные факты, а то, что что-нибудь непременно всплывет посланник не сомневался: в больших домах магов всегда есть свои скелеты. Во всех смыслах. 
   На выходе из столовой Тодд немного задержался из-за нарочито замешкавшейся служанки, не упустившей своего шанса вильнуть перед гостем юбками. Посланник с улыбкой вознаградил ее старания, коротко шепнув просьбу подать ему позже вина в комнату, которую для него определили, и девица буквально засветилась довольством и рассыпалась заверениями, что исполнит все. “Все” было настолько всеобъемлющим, что Гоуэн даже пожалел ее мысленно. Все было ему не нужно, лишь знания о господах Беннаторах, которые наверняка имелись в этой прелестной головке, и он был намерен вынуть их.
   А пока Тодд вновь пересекся в коридорах со своими людьми. Разительно менялось его лицо в те моменты, когда он не вел приятных бесед, а отдавал приказы. Точно бы кот, до того преисполненный ленивого довольства, теперь Крысолов выходил на охоту - если в этом доме были вредители, то очень скоро они должны были побежать…
   Псионику он велел вечером отправляться в темницу, и действуя от имени новоявленного Магистра и Альянса, дожать сегодняшнего пленного. Гоуэну нужны были сведения о случившемся в Акропосе, о Гипносе, о том месте где базировались отступившие войска Культа и прочие сопутствующие мелочи. Если потребуется, то псионики будут работать посменно, пока не вывернут дезертира наизнанку. Еще одним приказом было наблюдать за замковым двором и воротами: первая же ночь обычно становилась моментом, когда всяк паникующий торопился удрать или передать послание. И если гонец или письмо попытаются выскочить из этих стен, Тодд желал об этом знать. В довершении он выслушал отчёт о разговоре со слугами, который нес в себе довольно общие и поверхностные сведения. Нужно было допросить кого-то более основательно и визит служанки, обслуживавший господский обед, был бы весьма кстати. Отчёт о состоянии города и настроениях в нем был более глубоким, ибо работал над этими сведениями далеко не один человек. Тем забавный было недавнее предложение Стефанна показать посланнику Атропос - даже не видя его, он знал о нем отныне в разы больше, чем если бы прошел по улицам сам.
   Отдав еще несколько мелких распоряжений, Гоуэн наконец добрался до гостевой комнаты, где зажег тот огарок свечи, который ему от щедрости выделили хозяева. Свет рассеял вечерний сумрак, осветив сиротливое убранство - нужда Беннаторов была не показной - город, а вместе с ним замок были основательно разграблены. Что ж, господам именитым магам не мешает спуститься с золотых вершин и прочувствовать каково это, когда нечего жрать. Тодд вальяжно скинул с плеч черный дублет на спинку колченогого кресла и долгожданно распустил тугоподвязанный ворот рубахи, обнажив на шее старый уже едва различимый шрам от петли. Рука сама потянулась потереть его, и посланник опустился в кресло возле небольшого пищего стола, предварительно вытащив из доставленных в комнату вещей, колоду карт. Ловким и явно привычным движением он перетасовал изрядно потрепанные дорогами картинки, и стал выуживать их по одной, выкладывая на стол. За подобным пасьянсом Тодду гораздо лучше думалось.
   Вот на стол легла горделивая дама скал, а рядом с ней рыцарь, поодаль занял свое место маг, а между ними карта простолюдина; над магом встал король и король встал над дамой. Карт прибывало, вскоре на небольшом столе воцарился настоящий хаос картинок, связи между которыми оставались видны одному только Гоуэну.

+3

26

До самой ночи Вилран старательно избегал встречи с Ровенной. Он боялся расставания и лишних вопросов и от сестры, и от посланника Альянса, а потому уехал в город под предлогом контроля за ремонтом городских улиц и вернулся, когда уже успело стемнеть. Он подождал еще немного, бродя по опустевшему двору и коридорам, чтобы сестра уж точно легла в постель, и лишь потом отправился к ней в комнату.
Спальня Ровенны тонула в темноте. Вилран осторожно проскользнул внутрь, тихо притворил за собой дверь  и замер, прислушиваясь к ровному дыханию сестры. Или кузины? Он и сам уже путал, кем ему была Ровенна, и называл ее то так, то эдак. Когда-то он пришел сюда впервые, испугавшись темноты. Сейчас те, первые, страхи уже почти прошли, но появились другие – как бы не разбудить и избежать  объяснений.
Вилран достал из-за пазухи свернутый лист, что приготовил для сестры, и, тихо прокравшись вперед, положил его на стол. Когда Ровенна проснется утром, она обязательно его увидит. Он посмотрел в сторону постели, постоял еще немного и все же не удержался и вопреки своим планам приблизился к кровати.
Ровенна спала – в темноте Вилран видел лишь ее силуэт, укрытый покрывалом. Он присел рядом, аккуратно убрал рукой с ее лица светлую прядь и поцеловал, едва коснувшись виска губами.
Жаль, что Ровенна с Гипносом так ненавидели друг друга. Очень жаль.
Вилран вздохнул.
Ровенна шевельнулась, приоткрыла глаза.
- Спи, - прошептал он ей, поднимаясь на ноги. – Я буду позже...
Объяснять ничего не стал – итак задержался. Быстрым шагом, не оборачиваясь, вышел из комнаты, чтобы избежать долгих прощаний.
Дело оставалось за малым -  приказать седлать лошадей и забрать Эвана.
Конюху Вилран еще днем приказал быть ночью на конюшне и ждать. Тот наказ выполнил наполовину – успел нажраться самогона и теперь похрапывал в куче сена, сваленном в пустом стойле. Пришлось пнуть мужика по бокам, чтобы пришел в себя.
- Простите, господин, - тут же закудахтал тот, норовя бухнуться на колени.
Но Вилрану некогда было принимать его извинения – он лишь приказал седлать двух коней и отправился в подвалы, где держали узников. Вещей с собой Воскрешенный брать даже не подумал – у него было оружие, были деньги, и он считал, что этого достаточно. Оставалось лишь выпустить Эвана, чтобы тот показывал дорогу.



- Господин Стефанн, - охрана в отличие от конюха не спала даже ночью - играла в кости в своей каморке. – Вы тоже к этому шпиону?
- Да, - кивнул Вилран и тут же переспросил. – Тоже?
- К нему уже ушел господин маг, что приехал с послом от Альянса, - пояснил начальник охраны.
- Зачем? – насторожился Вилран.
- Не могу знать...
- Зачем пропустили?! – рявкнул Вилран. – Здесь кто хозяин? Беннаторы или приезжий «господин посол»?
- Но он же... – начал оправдываться опешивший мужчина.
Но Вилран тут же осадил его:
- Никого не пускать сюда больше. Ясно? И ключи мне от камеры живо!
- Да.
Большего от охраны и не требовалось, и Вилран, не тратя на них время, устремился к клетке Эвана. Только еще не хватало, чтобы маг успел что-либо из него вытянуть! Тогда весь план летел насмарку! Или не весь, но большей частью – Вилран не хотел лишних жертв, но знал, что без них не обойдется, если правда  всплывет раньше времени.

Отредактировано Вилран (2020-01-22 19:32:48)

+2

27

Какого человека проще всего сломать псионику?
Не нужно быть гением, чтобы ответить на этот вопрос: голодного, побитого, как дворняга, и весьма смутно представляющего себе собственное будущее. Ну и, конечно, не обладающего магией, но это уже частности.
Эван еще надеялся, что удастся каким-то чудом избежать этого, но нет - господин псионик, дери его Безымянный, заявился почти сразу же, как стемнело. Ничем не примечательный с виду мужик, на его, Эвана, сводного братца похож - встреть он его за стенами тюрьмы, даже не напрягся бы о том, что он может оказаться  мыслежором.
Тем гаже было это сходство, когда маг безо всяких объяснений втащил в камеру колченогий табурет, дождался, пока стражник молча запер дверь, и уселся поближе к Эвану. Деловито - он вообще действовал расчетливо и практично, будто не в мозг человеку намеревался влезть, а так, прочитать несколько страниц в книге, - закатал рукава.
- Э, мужик, ты чего... - забормотал было Эван, отодвигаясь от него настолько далеко, насколько позволяла цепь. То есть, совсем немного.
Страх перед псиоником затопил внезапно и полностью. Естественный страх любого человека, что его самые потаенные, самые скрытые мысли могут быть прочтены и обнародованы - даже не будь Эван шпионом, хранящим столь важные тайны, он испугался бы все равно. Поднял скованные руки, собираясь отбиваться - пусть как есть, физически, пусть хоть кулаками, хоть цепью, лишь бы чертов колдун оставил его в покое.
"Мужик" не тратил время на объяснения и, дабы не терять его и в дальнейшем, молча вмазал шпиону кулаком в скулу, да так, что зазвенело в ушах и перед глазами вспыхнули искры. А стоило им погаснуть - как в голове начался настоящий ураган.
Он явно не заботился о том, что чувствовал пленный, быстро, кропотливо листая страницы его памяти, вычленяя и безжалостно отбрасывая то, что казалось ему неважным - то, что составляло самую сущность самого Эвана. Все бережно хранимые воспоминания, все скрытые страхи и крушения, самые отчаянные желания - так просто, будто они не стоили вовсе ничего в его глазах.
Эван стиснул зубы, чувствуя его присутствие внутри собственной головы - должно быть, так баба может ощущать изнасилование, надругательство не только над телом, но и над волей, излом. Служба в наемных войсках, Культ, Акропос... слишком близко... слишком опасно...
Некогда один старый друг учил его: "Лезут в башку - представляй что угодно, лишь бы от тебя отвязались".
Эван считал себя хорошим шпионом. Он пытался по очереди представлять сиськи Эммы-Малютки, прозванной так в насмешку, рисовал в голове самые смелые и рискованные свои похождения по борделям Альянса - затем, вконец озлившись, представил, как отрубает суке-псионику поочередно кисти рук, наносит удары по костям, выбивает зубы ударами цепи...
Тот даже не дрогнул. Только боль в голове Эвана стала давящей, резкой, тяжелой - будто глаза сейчас выпадут из орбит, и череп треснет в кости. В висках звенело, из глаз катились слезы, кожа стала горячей, сердце колотилось так, что он чувствовал его биение где-то в горле и вот-вот готов был выплюнуть изо рта.
Битва в Акропосе... холодные подвалы замка... Беннатор... его приказ... Вилран...
Он не знал, сколько это продолжалось и уже продолжается. В его голове пролетали месяцы - те месяцы, которые он проживал, и которые псионик вытаскивал из его сопротивляющейся памяти, как червя из раны. Боль стала такой, что Эван тихо застонал, заскулил, как вытолкнутая на мороз псина - ломило уже не только в голове, боль расползалась вниз по позвоночнику, и он хотел только, чтобы это прекратилось.
Приказ... портал в Атропос... Стефанн Беннатор... Стефанн Беннатор... не думать о нем... не вспоминать то, что было совсем недавно, пару часов назад...
И внезапно оно превратилось - резко, разом, так внезапно, что Эван даже не сразу это осознал.
Открыл глаза - мир вокруг еще полыхал яркими пятнами, а сам он валялся, скорчившись, у стены, хотя псионик даже не прикасался к нему. А сам псионик...
Был мертв, и над ним стоял Стефанн Беннатор.
[nick]Эван Руд[/nick][status]Охотник за удачей[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/000f/3e/d5/501/33920.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (2020-01-22 20:35:15)

+1

28

Вилран опоздал совсем ненамного, но даже малое количество упущенного времени могло обернуться для него бедой, ведь псионик Тодда уж точно дурака не валял, а значит, мог высмотреть в памяти Эвана что-то и про Гипноса, и про то, кто Вилран такой на самом деле.
В общем, нечего было соваться псионику в чужие дела и головы, или хотя бы предварительно следовало думать, куда и зачем он суется.
Маг обернулся, едва Вилран открыл дверь. На лице промелькнуло удивление, замешательство, страх, но сказать в свое оправдание псионик ничего не успел – не успел даже крикнуть, чтобы позвать на помощь. Камера пленника была слишком маленькой, чтобы браться за меч, но Вилрану хватило и ножа – он приготовил его, еще пока шел по коридору. Один точный удар – и клинок по рукоять вошел под ребра жертвы. Псионик даже предпринять ничего не успел – все произошло за считанные секунды. Воскрешенный провернул нож в его груди, глядя как маг харкнул кровью, как расширились его зрачки, и вытащил клинок обратно, уже не обращая внимания на безжизненное тело, упавшее на пол к его ногам. Чувства жалости к убитому в нем не проснулось.
- Эван, - Вилрана интересовал лишь пленник, который находился то ли в состоянии шока, то ли под влиянием заклинания – слишком уж одурманенным выглядел. - Идти можешь?
Эван с трудом сел, часто моргая. Его мутило от такого быстрого и болезненного вторжения в память, но он вполне осознавал происходящее. И это происходящее походило на бред.
- Да... - выдохнул он и, ухватившись за стену, встал на ноги. Сплюнул вязкой слюной на пол. Тело псионика с расплывавшейся под ним лужей крови двоилось перед глазами.
Стефанн Беннатор его убил! Он хоть понимает, в какую авантюру ввязывается? Или ему просто нечего терять?
Эван в сердцах наподдал трупу ногой.
- Бежать надо, - проговорил шпион, подняв на Стефанна мутные глаза. - Тьфу, херов маг... Все мозги мне перетряхнул! Еще бы чуть-чуть...
Он уже не спрашивал о мотивах своего внезапного спасителя. Не до того было.
Вилран о мотивах и не распространялся – ему и в голову не пришло делиться своими планами с пленным. Он достал из-за пазухи связку ключей, высматривая тот, что мог быть от кандалов, а затем также молча принялся освобождать Эвана. И лишь, когда все закончил, то обронил краткое:
- Идем.
Тот направился за ним, не задавая вопросов. Проходя мимо стражника, привставшего при виде господина Беннатора и пленника, старательно опустил глаза. Мало ли, куда брат Магистра города может вести захваченного дезертира? Не его, стражничьего, ума это дело.
- Господин... - все же выдавил стражник, хмурясь.
- Он пойдет со мной, - ответил Вилран и бросил мужчине связку ключей окровавленной рукой. – Приберитесь там... – он оставил стражу в полном недоумении и вышел из подвала к лестнице, ведущей наверх. Несомненно, начальник охраны доложит о случившемся Ровенне, когда увидит, что произошло, но Воскрешенного это уже не тревожило – он из Акропоса уходил навсегда.

Конюх свою задачу на этот раз выполнил отменно – два коня уже ждали оседланными, и едва Вилран со своим спутником приблизились, как мужчина выбежал им навстречу с поклоном:
- Все готово, господин Стефанн. Как вы просили.
- Отлично, - кивнул ему Вилран. – Можешь идти спать, - он подошел к одному из жеребцов и указал на второго Эвану. – Ты ведь ездишь верхом? Этот твой.

+3

29

- Да, - кивнул ошалелый Эван. Вот уж чего он не думал, так это того, что Стефанн настолько не станет скрываться. Быть может, Беннатор безумен? В этом семействе все были слегка поехавшими, но чтобы идти глухой ночью с безумцем невесть куда...
С другой стороны, выбора у него не было. Или так, или дожидаться пыток и смерти в камере.
Он с трудом подтянулся и взобрался в седло. Тронул лошадь пятками, направляя ее вслед за Стефанном.
Ночной Атропос был тихим, но неспокойным. Беспорядочно мигали редкие огни на стенах - людей, чтобы обеспечивать полноценную защиту и ночной обход, в городе не хватало. Ветер завывал в развалинах тех домов, что еще не были восстановлены, и шептался сотнями холодных голосов. Или то были шпионы, завезенные в Атропос прибывшим посланцем..?
- Мы что, так просто проедем через ворота? - нарушил молчание Эван, когда его попутчик без всяких колебаний свернул к городским воротам.
- Да, - уверенно ответил Вилран, не понимая, что его спутнику не нравится. – У тебя есть другие предложения по этому поводу?
Эван раскрыл было рот - и закрыл его снова. Других предложений у него не было, а спорить со Стефанном сейчас было бессмысленно.
- Стой, кто идет! - среагировал ближайший стражник, щурясь в темноту и наставляя арбалет. Узнал господина, изумленно моргнул. - Милорд?
- Открывай ворота, мне нужно проехать, поживее, - нетерпеливо приказал Вилран, придерживая коня.
- Но... ночью, милорд...
- И что?
- Госпожа Ровенна приказала ночью ворота не открывать.
- А я приказываю открыть, - холодным тоном осадил стражника Вилран. – Или мое слово уже ничего не значит в Атропосе?
Охранник заметно струхнул. Оглянулся по сторонам, словно ищу поддержки у своих сослуживцев, но перечить не стал – про господина Стефанна в последнее время ходило слишком много слухов, и не все из них были приятными, как, например, те, про выпускание кишок.
- Мы откроем ворота, милорд, но госпоже Ровенне придется доложить, - осторожно намекнул стражник, попутно приказывая своим людям отворить засовы и поднять решетку.
- Это ваше дело, - равнодушно отреагировал на его слова Вилран.
Эван старательно проглатывал язык и изображал из себя неприметную тень при Стефанне, хотя и видел, что стражники таращатся на него во все глаза, наверняка подмечая каждую деталь и уже думая, что они скажут госпоже Ровенне.
Ворота со скрипом поползли вверх, и Эван тронул лошадь в ночную темноту за стенами города.
И только лишь когда Атропос начал расплываться за спинами, а стук копыт по земле превратился в мерный и постоянный звук, он решился обратиться к Стефанну.
- Надеюсь, у тебя вообще есть план? - он покосился на беловолосого рыцаря, невозмутимо разглядывавшего ночь. - Ну там... чтобы тебя не поймала погоня... не призвали к ответу... и чтобы справиться с нежитью?
- Если меня кто-либо рискнет преследовать, то я убью его, - ни капли не сомневаясь в своих словах, сообщил Вилран. – А твоя задача довести меня до Гипноса, - он чуть притормозил коня, натянув повод и осмотрелся. – Так куда мы едем? 
- К Остебену... так подожди, стой, эй! - Эван даже натянул поводья, заставляя лошадь двигаться медленнее и не сводя недоверчивого взгляда со Стефанна. - Ты хочешь сказать, что просто так взял и сбежал... и думаешь, что убьешь всех, кого за тобой пошлют твоя обозленная сестрица и хмырь из Анейрота? А нежить? Здесь в округе полно неупокоенных, как мы их убьем? У меня даже оружия нет!
- Всех убью, - ответил Вилран, по-прежнему не выказывая ни капли смущения или волнения. – Какая разница нежить или нет? Если кто-то встанет на моем пути, я его уничтожу – все просто. А если тебе тоже нужно оружие, то мы его у кого-нибудь заберем по пути – здесь задерживаться не стоит. Мне не очень хочется убивать людей Ровенны, если они отправятся в погоню, так что лучше нам не медлить. Ты хорошо знаешь путь до Остебена?
"Он даже не спросил, куда именно до Остебена..."
Все ясно. Он действительно отправился в охваченные войной земли Альянса вместе с сумасшедшим. Оставалось лишь надеяться, что где-нибудь по пути им встретится кто-то из людей Культа.
Эван невольно сглотнул и решил про себя, что сбежит при первой же возможности.
- Да, но это далеко и долго, - предупредил он и пустил лошадь вскачь, пока та не устала.
- Хорошо, - отозвался Вилран, удерживая жеребца с ним рядом. – Когда ты устанешь, скажи. Мне сон и отдых нужен меньше, чем тебе. Тогда мы остановимся, чтобы сделать привал.
[nick]Эван Руд[/nick][status]Охотник за удачей[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/000f/3e/d5/501/33920.png[/icon]

+3

30

[nick]Гоуэн Тодд[/nick][status]Старый лис[/status][icon]https://cdn1.radikalno.ru/uploads/2019/12/28/cccb85a38bdda0f0f53d1b7279f120e6-full.jpg[/icon][sign]Подлость не порок, а профессия[/sign]
В дверь постучали и нарочито тягучий женский голос произнес:
   - Вино, как вы просили, милорд.
   Гоуэн дозволил служанке войти и та, точно кошка на кухню - с довольством на миловидном личике, проскользнула в комнату. В руках она несла кувшин и кубок, которые хотела было выставить на стол перед гостем, но тот оказался занят карточным раскладом. Видя ее промедление, посланник одним широким движением смел все карты в одну кучу, а после сложил в колоду.
   - Милорд гадает? - с девичьим любопытством поинтересовалась служанка, ставя кубок на край стола и щедро заливая в него вино, должно быть последнее, что было в закромах Беннаторов. Попутно вертихвостка всячески старалась встать поближе, наклонится пониже, отставить зад подальше, исключительно для того, чтобы гостю не пришлось слишком тянуться, пожелай он схватить девицу. Но Гоуэн тасовал свою потрепанную колоду.
   - Как тебя зовут? - сухо спросил он, и служанка отставила кувшин, медово улыбаясь интересу посланника: - Мэгги, милорд.
   - Выпей вина, Мэгги, -  запросто предложил Тодд и улыбка девицы немного померкла, стала скорее неловкой, чем соблазнительной. Она никак не могла понять угощают ее или же бояться, что на дне может оказаться яд. Однако поступила достаточно умно не став ничего говорить и просто поднеся кубок к губам, пригубив содержимое.
   - Пей еще, - щедро позволил Гоуэн. - Когда еще удастся испить господского вина?
   Конечно же она пила его. Все достаточно ушлые слуги подворовывали у своих хозяев: из казны, из кладовой, со стола… Все достаточно ушлые и симпатичные служанки торопились запрыгнуть в хозяйскую постель не для утехи, а в поисках лучшей доли. Тодд хорошо это знал - его собственная мать была такой же: служанка в доме мастера некромантии, она одинаково ложилась, как в постель к своему мужу, так и к хозяину, рассчитывая выносить дитя с магическим даром, и получить от господина денежное довольство на одаренного отпрыска, но родилось, что родилось. Кто был его истинным отцом Гоуэн так и не знал, а все что заработал он и его мать - это ежедневные побои и упреки от того, чью фамилию они носили.
   Мэгги тоже торопилась продать свою молодость - это все, что у нее было. Он игриво жмурилась, не переставая улыбаться, и явно силилась подражать хозяйке в том как держать кубок, как подносить его, как поглаживать пальцем. Почувствовав к себе благосклонность и внимание, она чуть присела на край стола точно бы невзначай коснувшись стопой ноги посланника. 
   - Вы очень щедры, милорд. Могу ли я отблагодарить…
   - Давай я тебе погадаю, - точно бы не заметил ее слов посланник и на стол, рядом с юбками Мэгги полетели карты из колоды. - Смотри, я вижу девицу небольших умений в том как накрыть на стол или раздвинуть ноги, отчаянно хватающую свой шанс; с жалким будущим, где ей придется продаваться за черствую лепешку или того раньше быть забитой до смерти своенравной хозяйкой.
   Такое гадание девице явно не понравилось, однако сказать гостю она ничего не смела, забыв про улыбку и вино.
   - Бедняжка. Но! Я вижу и возможность, - воодушевил ее Тодд вбросив на стол карту с изображением лиходея. - Человека, который в силах изменить ее судьбу, если она сделает правильный выбор. Который сможет забрать ее в столицу и устроить в другой, богатый дом. А все что нужно из умений - это глаза и уши, и конечно ротик, который будет закрыт для прочих и говорлив со мной…
   Служанка поджала губы, внимательно глядя на карты на столе. На ее милом личике отразилось небывалое выражение - попытка глубоко задуматься, после чего она несколько раз моргнула и наконец выдала вкрадчивое: - Я не совсем понимаю, милорд… Что вы желаете?
   Рука ее легла на плечо посланника и тот стремительно поднялся, возвысившись над ней.
   - Мне нужны сведения о твоей хозяйке, за которые я буду платить. Если я буду знать все, что она делает, с кем встречается, что говорит и что думает сейчас и впоследствии, то я найду тебе лучшее применение в столице. Ты же хочешь увидеть столицу?
   В этот миг осознание наконец настигло Мэгги, глаза ее засветились, а улыбка вернулась на лицо. Все, что впоследствии говорила девица можно было сравнить с потоком реки, прорвавшем преграду на своем пути. Достоверные факты, которые служанка видела сама, мешались со слухами и ее собственными домыслами, охватывающими не только жизнь господ, но и всего дворового люда. Тодд лишь задавал наводящие вопросы, дабы Мэгги сильно не отклонялась от того, что было действительно важно. Как оказалось, у брата с сестрой Беннаторов действительно были близкие отношения, настолько, что плод их скоро будет очевиден. Но сколь отвратным бы то ни было, преступного перед Альянсом в том не было ни капли. Гораздо интересней была деталь, что Стефанн, по дворовым слухам, не брезговал человеческой плотью…
   И вот на этом с мимолетным стуком, в комнату ворвался один из магов.
   - У нас первые беглецы!
   - Кто?!
   - Беннатор, похоже. Из стражи их никто не остановил, прошли прямо через все ворота. У нас конюх, он готовил двух лошадей, но кто второй всадник пока не знаем.
   Гоуэн подскочил с кресла, хватая со спинки дублет и на пути к двери одел его.
   - Где Магистр?
   - У себя, похоже…
   - Похоже?! Где ты был, когда два поседланных коня стояли и ждали?!
  Походя Тодд схватил подчиненного за ворот и хорошенько встряхнул.
   - Молись Безымянному, чтобы у нас остался хотя бы один из Беннаторов! Ты! - обернулся он к служанке. - Проводи нас к покоям госпожи!
   
   По коридорам посланник летел, как коршун, понукая Мэгги шевелиться, а следом торопился маг. И лишь только ему указали на дверь, как Тодд побарабанил в нее кулаком.
   - Магистр?! Это дело не может ждать утра!

+3


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [27.08.1082] Победа или смерть