Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [01.06.1082] Крещение смертью


[01.06.1082] Крещение смертью

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

- Локация
Остебен, штаб Теней Алира, где-то у границ Пределов
- Действующие лица
Оливер, Тени Алира
- Описание
предыдущий эпизод — [28.05.1082] Из куля — в рогожку
Ритуал по отделению Тени Зенвула от заражённого человека не прошёл для Оливера бесследно. Близится час расплаты.

0

2

В тюремном крыле было удивительно тихо. Даже мыши не копошились в стенах. Не топтали крохотными лапками каменный пол. Не дёргали розовыми носами в поисках пищи и не пытались обокрасть одного некроманта. У Оливера не было компании кроме сырых и холодных стен. Листов пергамента, который он исписал в поисках лучшего варианта для заклинания. Обломков угольков, исписанных в «пробе пера» от скуки или с пользой. Была наглухо закрытая клетка. Старые заметки. Магические кандалы на руках и пустая миска, которую Оливер получил накануне. От восковой застывшей лужицы и истлевшей и давно потухшей свечи не было никакого прока. Больше ничего. Даже Бальдо, который так крепко ухватился за горло некроманта и оставил ему синяки от пальцев на долгую память, не заглядывал к нему, чтобы докончить дело.
За полночь, когда луна высоко поднялась над хмурым небом, в темницу Оливера всё же просочилась тень. Живая. Осязаемая. Она принимала черты алифера по мере его приближения к клетке. Гость вёл себя тихо. Осторожно. Несмело. Казалось, что боялся разбудить пленника или создать лишний шум. Не хотел никого тревожить или быть услышанным. С ним не было ни свечи, ни факела, ни магического огня, который бы слабо мерцал в помещении и создавал иллюзию тепла и жизни.
Фигура коснулась холодной решетки, за которой держали некроманта, и блеснула в темноте золотыми глазами. Живыми. Напуганными. Надеющимися…
- Ты сможешь повторить ритуал? Здесь. Быстро, - спросил знакомый Оливеру голос. Он принадлежал женщине. Сайбер. Сейчас она выглядела иначе, чем раньше. Не было в ней того пафоса, самоуверенности и несокрушимого желания сломить, подавить и растоптать некроманта, который посмел возомнить себя богом. Он стал для неё чем-то другим. Хватило всего одной демонстрации силы и того, что пленник, освобождённый от Тени Зенвула, всё ещё жив и дышит.
Дышал.
- Я освобожу тебя, если ты мне поможешь, - она просунула руку сквозь прутья, протягивая на раскрытой ладони мел и нож.
Оливер мог ей не доверять. У него были причины для сомнений. Но какой у него выбор? Сгнить в клетке? Стать ещё одним подопытным кроликом для Теней? Принять в себя волю зенвульской заразы и жить с ней, бесконечно подчиняясь и медленно умирая, отдавая ей все свои жизненные силы? Он мог не знать и не понимать всего, но явно не казался глупым.
- У нас мало времени. Решайся, - она тоже торопилась и нервничала, и это было заметно. А ещё она боялась и не пыталась скрыть этот страх.

+2

3

В тюремном крыле было хорошо. Темнота и тишина окутывали Таэриона, и он растворялся в них, отдыхая от звуков и красок, существуя в этот протяженный миг одной лишь только мыслью, позабыв об истерзанном теле и его нуждах. Единственный, кто мог потревожить его, был Оливер, но и его беспокойное сознание Безымянный укрыл в непроницаемом Ничто собственной воли. Этим вечером студент был обижен на него, точно ребенок: его бог не сделал ничего, позволил вновь надеть на себя оковы и заточить в клетку; его бог слишком часто ошибался. Человек пережил муки, какие даже не мог себе когда-либо представить, распрощался с жизнью и приготовился к смерти, после чего обрел надежду, чтобы вновь ее потерять. Некромант проклинал своего бога. Оливер был охвачен отчаянием настолько неистовым, что в какой-то момент его огромное чувство ненависти и страха отмерло, сменившись безразличием ко всему. Именно в эту минуту Таэрион поглотил его усталый разум. Все же это удивительное свойство смертных - терзать самих себя, когда их не терзают другие.
   Впрочем, мысли об этом занимали Безымянного не так сильно, как мысли о Розе. Он перебирал все имеющиеся у него знания о ней и догадки, выстраивал многомерные варианты развития событий. Но всем гипотезам отчаянно не хватало практической проверки. Связанные Тенью теперь уже очевидно не выдадут своих секретов добровольно, но отныне в одном из двух миров прибывала душа освобожденная, которую можно было бы допросить. Вот только Таэрион не знал ее имени, а кровь, на которую можно было бы ее призвать осталась на ноже…
   Бог вздохнул совершенно по-человечески, глубоко и тяжело. Нужно было признать - в своем гневном монологе Оливер был не так уж неправ в некоторых вещах.
   Что сделают теперь с ним Тени Алира? Или правильнее будет называть их Тенями Розы… Самыми очевидными решениями Безымянному виделись: смерть, дабы уничтожить опасное для Скелетного Древа знание и умение, или же приобщение к Теням, с намерением использовать эту силу. В Зенвуле Тень не зацепилась за него, но Таэрион не мог бы поручится, что этого не произойдет при целенаправленной попытке. И что будет тогда не мог с точностью предсказать даже он. Вряд ли у Розы хватит сил поработить разум бога, но их с лихвой хватит чтобы подчинить его сосуд, и тогда он останется в нем вечным пленником. Возможно, через сотню-другую лет Безымянный сможет пожрать ее изнутри, но у мира живых этого времени не было.
   Тихие шаги вторглись в мир Таэриона в разгаре его размышлений. Среди мертвой тишины они звучали для него отчетливо, несмотря на все старания неизвестного двигаться медленно и бесшумно. Тюремщики так не ходили, одни только крысы и мыши, но хозяин этих шагов был на порядок крупнее. Звук приближался, медленно отворилась и прикрылась невидимая в темноте дверь, и к его клетке пожаловал таинственный крылатый гость, за которым тащилась пресловутая Тень, темневшая для некроманта чернее стоявшей вокруг черноты.
   А затем послышался голос, шепчущий, но все равно знакомый. И Оливер поднялся со своей отсыревшей соломенной подстилки, чтобы подойти ближе.
   - Удивительно, - пробормотал он, касаясь холодными пальцами протянутых к нему ладоней, забирая с них “сокровенный дар” стоимость которого сейчас была для одной алиферки равноценна жизни. Кусочек мела и кусочек металла. Таэрион даже позволил Шоу если не увидеть, то осознать происходящее: взглянуть на своего “врага” такого же дрожащего, живого, надеющегося. Да, на подобный результат Безымянный не рассчитывал, когда демонстрировал свое умение, но нити Хаоса пришли в движение, дернулись и запустили иную цепь событий. Безымянный медлил, но в этом было не сомнение, а восхищение незапланированным результатом и иронией: за решеткой был он, но с той стороны к нему тянулась душа, молящая ее освободить. И бог не собирался ей отказывать, кем бы она ни была.
   - Да, - негромко ответил некромант. - Я могу.
   Оливер не доверял алиферке, даже когда она открыла клетку и сняла с него оковы. Его разум искал подвох, искал причину, по которой он мог бы укрепится в неиссыхающей обиде и злости. Но у Таэриона врагов не было. Смертные могли воевать с ним, желать поработить или уничтожить вовсе, но он им войны не объявлял. А потому общался с недавним палачом так, будто бы не было всех пыток и истязаний, точно она уже давно была ему знакомой… В каком-то роде так оно и было, ведь каждая из душ неоднократно была его гостьей.
   - Но нам потребуется немного света… мои глаза сейчас не то, что раньше, - с этими словами пленник вручил псионику оплывший огарок свечи, фитиля которой оставалось едва ли на десять минут и несколько соломин из лежака. - Просто поддерживай огонь, пока я не закончу, - и добавил, упреждая логичный вопрос: - если что, свечу проще задуть, чем шар света.
   На сей раз некромант обращался с мелом ловчее, чем при первой демонстрации, вычертив каждый круг от руки, легко и быстро выведя каждый символ. Ему больше не требовалось изображать важность и вдумчивость, не нужно было набивать себе значимости, оказавшимися столь бессмысленными для тех, кто порабощен и мертв. Оливер точно бы не готовил ритуал, а наскоро переписывал то, что ему давно хорошо знакомо, в чем он не боялся ошибиться, даже ускорив движение руки. Символ на нож он нанес своей собственной кровью, порезав палец на левой руке, что вызвало сильное возмущение юного Шоу, который по меньшей мере желал бы пустить кровь алиферке, а никак не жертвовать ради нее свою.
   - После всего у меня будет к тебе много вопросов, - предупредил некромант, обращая свой взор на пульсирующие петли Тени вокруг псионика. Их было больше чем он видел когда-то вокруг Рейн или того подопытного, что пожертвовал ему золотоглазый палач, но все же они не были перепутаны в мертвые узлы, которые можно было бы перерубить только вместе с жизнью. Очевидно Сайбер не так давно попалась в эту сеть…
   - Потому постарайся не умереть - это усложнит наше общение, - с этими словами Оливер перерезал нить.

Отредактировано Оливер (2019-12-24 09:45:58)

+2

4

Сайбер волновалась. Некромант казался ей последней надеждой на спасение или… избавление. Она не знала, как ритуал скажется на ней. Может быть, прямо сейчас Оливер воспользуется случаем, нанесёт ей удар в спину, убьёт её и сбежит. Может, она не переживёт ритуал и, в отличие от пленника, освобождённого от Тени Зенвула этим утром, она умрёт сразу же, когда тень отступит, потому что слишком та глубоко залегла внутри неё. Она видела, что меч Оливера сделал с рукой Бальдо, и думала, что этот меч – такая же магическая вещь, как тот нож, который Оливер разрезал нить, связывающую пленника с Зенвулом. Бальдо не выглядел освободившимся. Магия оголила его сущность, показав то, чем он является на самом деле, - мертвецом.
Открывая клетку, женщина испытывала трепет. Наверное, что-то подобное она ощущала уже очень давно. В детстве. Когда разворачивала шелестящую жесткую бумагу, в которую родитель тщательно заворачивал кэтельский подарок. Отец всегда использовал дополнительные листы и плотно скреплял их, чтобы Сайбер не могла подглядеть и раньше времени угадать, что же внутри. Там могла быть какая-то простая игрушка. Вещь, созданная руками её матери. Что-то, что ей понравится или не понравится вовсе, и пока была эта надежда на волшебство, её пальцы дрожали, губы пересыхали, а глаза неотрывно следили, как край за краем бумага сползает и приближает её к заветной разгадке.
Сейчас рядом не было ни отца, ни матери, да и Оливер был сомнительным подарком, который точно не хотелось разворачивать ткань за тканью. Пленник он и есть пленник. Без чистых вещей, воды для умывания, с отхожим местом, которое может в любое время опрокинуться и подмочить ему… репутацию. Но, несмотря на это, он мог подарить ей свободу и выбор.
Сайбер открыла клетку и отошла в сторону, выпуская пленника. Он согласился провести ритуал – а дальше она не заглядывала. Если что-то пойдёт не так, и она умрёт, то Оливер останется в темнице в ожидании участи хуже смерти.
- Свет? – удивилась алифер, когда некромант вручил ей огарок свечи, но предупредил, чтобы она не пользовалась магией. От свечи такого размера будет немного света. В разы меньше, чем от магического шара, но большего и не нужно. Сайбер опасалась, что кто-нибудь заметит, что в темнице стало на одно живое существо больше и оно – не крыса. Впрочем… как посмотреть..
Она устроилась рядом. При помощи магии создала искру тихим щелчком пальцев и подожгла фитиль. Искры хватило, чтобы свеча загорелась, отдавая последние минуты жизни, пока некромант быстро рисовал уже знакомые Сайбер фигуры на полу темницы. Он действительно занимался подготовкой ритуала, а не создавал его видимость. Она заметила, что в этот раз он делает всё намного быстрее, но качество рисунка от этого не страдает, а наоборот – он выглядит более ровным, целостным. Идеальным, если можно так сказать о рисунке.
«Притворялся или так страх сковывает его?» - Сайбер размышляла, наблюдая за ним, и иногда отвлекалась, чтобы подсунуть к пламени немного соломы, которая служила Оливеру постелью, а потом потянулась за рисунками на пергаментах. Поначалу под руку попадались наброски рун, которые некромант использовал во время ритуала, и какие-то непонятные для неё каракули, но потом она заметила портрет, и прекрасно узнала в нём бастарда императора Поднебесной.
Она не успела решить судьбу рисунка, как Оливер опередил её:
- Положи на место.
Сайбер не стала возражать и положила пергамент с рисунком на пол. Она заметила, что рисунок был не один.
Как странно. Он рисовал женщину, которая бросила его в плену у Теней и даже его не искала.
Она заметила, что для рисунка на ноже Оливер использовал свою кровь, а не кровь заражённого, как было с пленником. Что изменилось? Почему он проливал свою кровь? Боялся, что она воспримет этот жест как угрозу своей жизни и поэтому не подсунется ближе? Или для ритуала неважно, чья кровь прольётся в итоге? У неё было много вопросов к некроманту, но не было времени, чтобы их задать. Сайбер хотела как можно быстрее расправиться с ритуалом и убраться отсюда, если повезёт. Она зажмурилась, когда Оливер занёс кинжал, и ощутила, как по телу пробежал жар. Не тот, который она испытывала, когда во снах горела на костре в Зенвуле. Не лихорадки, которая мучила её от болезни. А тепло. Живое. Настоящее. Как собственная кровь разгоняется в теле, приливает к коже, даря ей настоящий здоровый оттенок, а не иллюзию. И она чувствовала боль, когда тень покидала её тело, выворачивала её изнутри, шипела и жалилась, не желая мириться с изгнанием.
Сайбер вздрогнула и повалилась на пол без чувств.
На торжественное возвращение в мир живых и крепкий сон у них не было времени. Пробуждение вышло резким, внезапным и грубым, но даже в нём Сайбер нашла что-то приятное для себя. Она чувствовала, она слышала, она осязала. Открыв глаза, которые стали синими, как у всех алиферов, Сайбер посмотрела на Оливера, на которого решила «прилечь» против его воли. Своей, впрочем, тоже, иначе бы выбрала место благоприятнее и чище, чем текущее.
- Смердишь, как выгребная яма, - комплимент без комплимента. И первая настоящая улыбка.
Она попыталась встать на ноги, и почувствовала, как тело дрожит от каждого движения. Сила, которой её наделял дух, ушла из её тела. Сайбер больше не чувствовала себя такой же крепкой и неуязвимой как раньше. Она замечала, как исхудало тело и насколько оно истощено, но сейчас женщина не могла мешкать и рассматривать себя. Клочки бумаги уже догорели, погрузив их в темноту, и Сайбер могла лишь идти к двери своим нетвёрдым, но уверенным шагом.
- Поторапливайся, некромант, я не хочу умирать из-за твоей медлительности.
Теперь им – двум живым – нет здесь места.

[nick]Сайбер[/nick][sign]У нас были тупые короли, короли-злодеи, но чтобы тупые злодеи...[/sign][icon]https://i.imgur.com/ExXhZJL.jpg[/icon][status]крыса, бегущая с корабля[/status]

Отредактировано Изувер (2019-12-27 20:43:15)

+2

5

Зовущаяся Сайбер была удивительно тиха для той себя, какой она впервые предстала перед Оливером. В ней больше не было гордыни и озлобленности, и эта перемена одновременно удивляла и ощущалась как само собой разумеющееся. Не надменная женщина, но маленькая девочка была сейчас рядом с ним - ребенок, испуганный, но открытый для перемен. Она послушно исполняла волю Таэриона, поддерживая огонь, и не ослушалась Оливера, запретившего трогать ей листы изрисованные ликом Рейн. Эта единственная фраза, брошенная от эмоций юного Шоу прозвучала сухо и звеняще, точно голос его был готов оборваться на злость. Человек обиженно не желал, чтобы Тень прикасалась к рисункам, пусть сам он распоряжался ими довольно небрежно. Оливер рисовал их бездумно, пока был в своей воле, то ли хватаясь таким способом хоть за что-то светлое в своей жизни, то ли наоборот желая исторгнуть образ алиферки из памяти, отдав его бумаге и забыв. Безымянный не препятствовал этому, пока оно приносило человеку успокоение.
   Ритуал прошел успешно. Обессиленная Сайбер ожидаемо лишилась чувств от телесного и духовного перенапряжения, но совсем не ожидаемо повалилась вперед на некроманта, которому ничего не оставалось, как рефлекторно подхватить ее. Тщетно. Сил удержать алиферку у Оливера не было, и он просел вместе с ней на пол, разве что предотвратив удар бесчувственного тела головой о каменные плиты. А вот собственным костлявым бедром он приложился довольно болезненно.
   Надо было попросить ее лечь…
   Морщась от болезненного чувства, некромант кое как сел под своей ношей, уложив ее голову себе на колени и вдумчиво посмотрел в исполосованное шрамом лицо - ничем не лучше его собственного. Однако думал Таэрион не об этом, а о том, что стоило бы отрезать от алиферки что-то на случай если она все же скончается и встанет необходимость призвать ее дух для беседы. Как на зло волосы псионика были остриженны слишком коротко, чтобы с них можно было срезать прядь. А Оливер мстительно и громко раздумывал не забрать ли у нее сосуд души, на случай если при опасности Сайбер вздумает спасать исключительно собственную новообретенную жизнь. Несмотря на эмоциональную подноготную мысль показалась Безымянному здравой, ведь столь ценная для всякого алифера вещица могла стать более надежной скрепой для их договора, чем простое слово. Они или вместе выживут или вместе погибнут.
   И некромант беззастенчиво обыскал безвольное тело, отыскав характерно сияющий сосуд, который спрятал на груди под просаленной одеждой. Лишь после этого Оливер похлопал Сайбер по щеке. Сначала легонько, а после, не получая должного пробуждения, уже ощутимо хлестко.
   - Ну же, крылатая, давай, поднимайся!
   Подействовало. Алиферка раскрыла глаза, показавшиеся голубыми в последнем всполохе света, и, несмотря на исторгнутую правдивую мерзость, в ее голосе послышалась улыбка - живая всепронизывающая эмоция.
    - Будем считать, что это "спасибо" по-алиферски… - хмыкнул Шоу, и не без усилия поднялся следом за своей провожатой. Он помнил этот первый коридор из вчерашнего путешествия с золотоглазым, сумев сориентироваться в нем даже в темноте, однако куда следовало идти дальше знала одна только Сайбер. Оливер рассчитывал, что в ее плане было покинуть крепость тихо, не привлекая лишнего внимания. Вот только…
   - Другие одержимые почувствуют, что кто-то освободился от власти Розы? - запоздало, но тихо спросил он. - Или для этого надо столкнуться с ними нос к носу?

Отредактировано Оливер (2019-12-25 08:28:23)

+2

6

- Я не знаю. Но если так… - Сайбер поджала губы и нахмурилась, вглядываясь в  темноту тоннеля, - то нам надо поторапливаться, потому что она уже знает.
Что за таинственная «она» женщина не уточняла. Она считала, что Оливер уже догадался, о ком идёт речь, или посчитала, что сейчас это не так важно.
- Моя связь с ними оборвалась после ритуала.
Сайбер не слышала голоса в голове и не чувствовала чужого присутствия на затворках своего сознания. Она ощущала эффект от чужого вмешательства и понимала, что происходило с ней всё время, пока её связь со Скелетным древом крепла, подпитывая его за счёт её жизненных сил. Именно эта связь сделала из Бальдо живого мертвеца, который больше походил на лича, чем на её крылатого собрата. Честно сказать, детали этой связи и её последствия больше не интересовали женщину. Она думала, как им убраться из крепости до того, как об их сговоре и побеге узнают. У Оливера не было крыльев. Он не мог улететь вместе с ней, а сама она не подняла бы мага и не понесла его на руках. После ритуала Сайбер не была уверена, что вообще сможет лететь. Ей и передвигать ногами-то было сложно, что уж говорить о полётах?
Они свернули в другое тюремное крыло. Оно выглядело ещё хуже, чем то, в котором удерживали Оливера. В их сторону задул ветер. Свежий ночной воздух. Сайбер не остановилась. Она продолжала идти, пока каменная стена не прервалась большим провалом, как от осадного оружия, которое пробило защитную стену. Каменный пол был чист, без разбитых камней, крошек или сора. В нём даже заменили повреждённые камни на новые, но в темноте, разбиваемой лишь лунным светом, не было времени рассматривать ни красивый пейзаж, ни каменную кладку.
Очень скоро Оливер и Сайбер снова оказались в коридоре, но на этот раз он уходил всё ниже и ниже под землю, пока не закончился скользким лазом.
- Вдохни поглубже, некромант. И держись за выступы на стене.
Сайбер опускалась первой. Она впивалась в камни до побелевших пальцев, пока с тихим плеском не ступила в мутную воду по колено.
Старый акведук практически не использовали. Он был заброшенным. Нечищеным. В нём встречались старые кости и крысы, бежавшие вдоль водостока. Вода и ил, скопившийся на дне, мешали передвигаться быстро и резво, отнимая силы у двух измученных беглецов. Сайбер дышала тяжело, ртом. Не столько из-за вони, которая становилась всё невыносимее, сколько из-за того, что дыхание уже давно сбилось.
Женщина остановилась, когда услышала всплеск в конце тоннеля, и показала некроманту жестом, чтобы он остановился. Она быстро полезла к себе под рубашку, пытаясь что-то под ней отыскать, а когда осознала пропажу, то успела бросить только несколько слов спутнику:
- Ты что…?!
Её речь прервалась рыком. Из темноты, расплёскивая воду, показалось существо, которое размером поднималось высоко над Сайбер и Оливером, и явно желало смерти двум забредшим душам. Чудовище было больше двух метров в высоту. Ходило на задних лапах с крепкими когтями, иногда опираясь на непропорционально длинные руки. За ним волочился крепкий и длинный змеиный хвост. Тело существа было гладким и безволосым. Оно отлично видело в темноте, обладало острым нюхом и зоркими глазами. Голова с деформированной волчьей мордой казалась маленькой и несуразной на жилистом теле. Нижняя челюсть выпирала. Нижние клыки выглядывали из-за тонкой губы и мешали пасти закрыться.
Глаза-бусинки посмотрели на гостей. Розовый маленький нос втянул воздух. Существо низко зарычало и направилось в сторону беглецов.

[sign]У нас были тупые короли, короли-злодеи, но чтобы тупые злодеи...[/sign][nick]Сайбер[/nick][icon]https://i.imgur.com/ExXhZJL.jpg[/icon][status]крыса, бегущая с корабля[/status]

+2

7

Дайсы

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 15 | reason = Оливер пытается переподчинить химеру.[/dice]

0

8

Ответ Сайбер заставил Таэриона задуматься. Он хорошо понял что скрывается за ее “она”, и похоже, что тем больше тени влияли друг на друга, чем крепче и дольше была их связь с Розой. Ну и конечно над всеми ними стояла она сама. Тогда, в Зенвуле, почувствовав опасность, она выпустила на незваных гостей своих мертвых кукол, и с большой вероятностью теперь должна была сделать что-то подобное. Даже если сами марионетки не чувствовали друг друга, мстительный дух мог распоряжаться ими на свое усмотрение, мог внушить любую мысль и заставить выполнить любой приказ. И Безымянному казалось, что отчленение одной из душ она ему не простит. Как знать, может быть именно ее гневом пылал крылатый, когда некромант успешно разрубил ритуалом первую нить…
   Дальше Оливер следовал за своей провожатой молча и слепо. Он не спрашивал ни куда они идут, ни каковы ее дальнейшие планы, просто потому что это было бессмысленным: желая вывести - она выведет, желая обмануть - не скажет правды. Маг шел скользя кончиками пальцев по каменной стене, служившей ориентиром в темноте и опорой для измученного тела. Второй рукой юный Шоу все еще сжимал ритуальный нож - бесполезный против неживых и полуживых марионеток Розы, но дарящий крохи спокойствия беззащитному человеку. Его, однако, пришлось сунуть за голенище сапога, когда алиферка предостерегла о трудностях дальнейшего спуска. Теперь за камни стены Оливер цеплялся едва ли не ногтями, отросшими за пару недель, до одеревенения пальцев, ибо ноги скользили при любом излишнем движении, грозя не удержать хозяина на этом пути и обрушить в черную зловонную дыру.
   От достижения ее дна, однако не стало проще, ибо идти по колено в воде, даже скорее густоватой жиже так же было тем еще испытанием для малохольного пленника. Как далеко они вообще смогут уйти? Измотанные, без провианта и питьевой воды… По всей логике - не слишком далеко, но то въедливое чувство, что звалось у живых надеждой и желанием жить, презирало скептицизм холодного разума. Для Таэриона наблюдать за этим было занимательно: в этот момент не бренное тело несло в себе душу, но душа несла в себе тело, выворачивая наизнанку обыденное мироустройство. И то касалось не только сущности студента, но и идущей впереди алиферки, также ослабленной телесно от связи с Розой.
   - Интересно… - пробормотал он и тут же ощутил раскрытую ладонь возле своего лица - жест призывающий одновременно помолчать и остановиться.
   Сайбер пошарила у себя за воротником, должно быть желая пролить больше света на путь впереди, и, кажется, наконец обнаружила пропажу.
   - Обсудим это позже, - невозмутимо произнес некромант, после того, как предостерегающий беглецов рык прервался.
   Вода ощутимо пришла в движение, когда огромная тварь поднялась на задние лапы, качнув мускулистым хвостом. В царившем сумраке сложно было разглядеть детали ее внешности, но внушительный силуэт вырисовывался в нем ясно, белели острые зубы и характерно поблескивали глаза. Рык повторился и химера, а это была бесспорно она, двинулась на своих гостей, со вполне ясными для таких как она намерениями. И пока беглецы не дергались, она наступала на них с уверенной и расчетливой медлительность хозяина владений, как делал всякий дикий зверь, пока не приблизится на то расстояние с которого может совершить один точный удар или прыжок, чтобы поразить свою добычу.
   Восхищение и пронизывающий страх прошли сквозь тело Оливера, однако Безымянный не для того вышел из клетки и волочился весь путь, чтобы закончить его здесь из-за нерасторопности студента. Действовать следовало не только быстро, но и тихо: если Роза уже подняла на ноги свои пернатые игрушки, то они все еще точно не знали где пленники, и обозначать свое место было бы крайне удручающим подспорьем противнику. А потому Таэрион хотел избежать громких боевых заклинаний, использовав переподчинение, которое бы не только обезвредило для них химеру, но и сделало бы оружием которое можно было бы выставить против возможной погони. Неприятность была одна - тварь оказалась впечатляюще здоровенной и глиф хозяина, располагавшийся на ее лбу, находился слишком уж высоко. Следовало заставить ее нагнуться. И самым простым способом виделся момент, когда она пожелает использовать для атаки зубы. Недостатком этой тактики была опасность в эти зубы попасть прежде чем пройдет заклинание. Отдавать химере псионика Безымянному также не хотелось - она все еще была его проводником их крепости, а потому некромант наскоро поднял одного скелета из плавающих в зловонной жиже костей, который должен был на какое-то время занять внимание волкоголовой зверюги.
   В это же время Сайбер выкрикнула что-то про свет, который мог бы ослепить живущую в сумраке тварь, но…
  - Я знаю, что я делаю! - ответил Оливер.
  Видя мельтешение, химера ожидаемо бросилась вперед, опускаясь на четвереньки и поднимая перед собой зловонную волну жижи. Некромант запоздало подумал, что она может смести легкого костяного слугу, выступившего вперед хозяина, но вода взрезалась тощими ногами не найдя упора для основательного толчка и тот выстоял. Повинуясь приказу, скелет атаковал противника не по размерам, но победы от него не требовалось, лишь занять внимание твари на несколько мгновений, пока маг подготовил бы заклинание переподчинения и переломил чужой глиф.
  План удалось осуществить лишь на половину: в тот момент, когда некромант уже был готов коснуться головы зверя, он встряхнулся и дернул непропорционально длинной лапой, желая стряхнуть со своей морды цепкого костлявого прислужника. Юный Шоу при этом отлетел в сторону, упав на спину и с головой погрузился в неглубокую, но отвратную воду, которая полилась ему в уши, рот и нос. Вкус у жижи был еще отвратнее, чем запах.
   Вынырнув, еще толком не оттерев глаза и не отплевавшись, Оливер увидел, что зверюга несется прямиком на него. Что же… оставалось использовать только отвергнутый план Сайбер. И маг потянул из-за шиворота цепочку с сияющим сосудом души, чей свет резанул даже по его собственным привычным к темноте глазам.
   Похоже дальше придется все же пошуметь...

+2

9

Дайсы Оливеру

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 0 | reason = Оливер пытается ослепить химеру светом Сосуда души.[/dice]

Дайсы Сайбер

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 10 | reason = Сайбер бьёт химеру заклинанием.[/dice]

0

10

Сайбер хотелось задушить Оливера на месте за кражу Сосуда души, но из-за наступающей химеры приоритеты сильно изменились. Вариант решения проблемы казался очевидным – убить тварь, чем, судя по всему, и занялся некромант, решив поднять одного из скелетов себе на выручку. Женщина его решение не разделяла. По её скромному мнению Оливер тратил их время.
- Он боится света! – выкрикнула женщина, надеясь, что Оливер сообразит использовать её Сосуд души, но она была слишком хорошего мнения об уме и сообразительности одного представителя тёмных магов.
— Я знаю, что я делаю!
«Знает он ять».
Оливер Шоу. Как вежливо послать без матерщины.
Сайбер возложила на него неоправданные надежды, когда отчего-то решила, что некромант сможет убить химеру или хотя бы подчинить её себе. С чего она вообще решила, что этот малый. Который попался в плен к Теням и не мог придумать, как из него выбраться, способен на что-то кроме обрезания Тени Зенвула? Может, ему этот ритуал показал какой-то другой некромант, а он его заучил, чтобы себя дорого продать?
Из рвения Оливера ничего не вышло.
Сайбер увидела, как химера замахнулась и наградила некроманта унизительным и болезненным ударом. Женщина не стала ждать, когда химера заинтересуется другой целью, а потому ударила первой, выпустив из ладоней столб пламени. Стихийная магия отняла у неё много сил. Недавний ритуал всё ещё сказывался. Сайбер пришлось опереться на стену, наблюдая за результатами своих трудов, чтобы не скатиться в зловонную лужу и не составить компанию Оливеру в купании.
Химера занялась, заревела, забила хвостом по стенам тоннеля, сбивая на голову убийц мелкие камни, крошку и пыль, но вскоре благополучно испустила дух и погрузилась в воду, продолжая гореть и дымиться.
Сайбер, убедившись, что химера мертва, отошла от стены, подошла к мокрому некроманту, смотря на него хмуро и с недовольством.
- Я знаю, что я делаю, - Сайбер передразнила Оливера и хмыкнула, проходя мимо некроманта.
Знал он, ага. Как же!
Подумал, что сможет в одиночку выкинуть какой-то магический финт, бросившись на химеру с голыми руками. Оливер бесспорно знал, как произвести впечатление на девушку. Впечатление полного идиота. Теперь этот ярлык накрепко прирос к некроманту и стал ему теснее и ближе, чем родная кожа. А ведь можно было сразу воспользоваться её советом – использовать Сосуд души, чтобы ослепить зверя и отогнать, но нет же. Геройство Оливера закончилось купанием в помоях – это Сайбер нисколько не смущало – но теперь они брели по тоннелю, в котором смердело горелой плотью. Вскоре пламя потухнет, встретившись с водой, но зловонный дым тянулся по тоннелю, вызывая кашель.
Сайбер прикрыла нос рукавом куртки и протянула вторую руку к некроманту, с понятным требованием вернуть ей то, что он у неё украл.
- Или будешь дальше геройствовать и мыться?
На споры и уговоры не было времени. Сайбер собиралась просто выхватить Сосуд души из лап некроманта, не дав ему снова спрятать под одежду дорогую ей вещицу. Они и раньше друг другу не доверяли, а теперь Сайбер подумывала, что стоит бросить вора в тоннеле и пусть его здесь найдут Тени, а она пока выберется и удерёт куда подальше. Зачем ей дальше возиться с некромантом, от которого одни проблемы? Везунчиком Оливера явно не назовёшь.
Впрочем…
Сайбер крепко и буквально схватила некроманта за яйца – этого жеста хватило, чтобы он, опешив, ослабил хватку на Сосуде души, который она второй рукой тут же выхватила. Пока Оливер приходил в себя, женщина успела вернуть Сосуд к себе на шею и торопливо направилась к выходу из тоннеля.
Выход показался через два поворота. Других тварей в тоннеле не водилось. Сайбер не стала заваливать тоннель камнями или пытаться его обрушить. Бессмысленно. Тени настигнут их, если захотят. С этого момента она собиралась с чистой совестью, едва продышавшись свежим ночным воздухом, расправить крылья и улететь, оставив некроманта разгребать свои проблемы самостоятельно.
Акведук вывел их на пустошь, где остались лишь старые и давно иссохшие поля с несобранной пшеницей. Вокруг было тихо и пустынно. Ни души. Даже сверчки молчали. В небе ясно светила луна, а отсутствие хмурых туч намекало на то, что они не в Альянсе, а где-то далеко за его пределами, где небо безоблачное и ясное.
[nick]Сайбер[/nick][status]крыса, бегущая с корабля[/status][icon]https://i.imgur.com/ExXhZJL.jpg[/icon][sign]У нас были тупые короли, короли-злодеи, но чтобы тупые злодеи...[/sign]

+2

11

Свет Сосуда Души резанул по чутким глазам химеры, и она болезненно зажмурилась, резко отвернула от некроманта морду, сжалась всем громоздким телом, не зная в эти первые мгновения куда деваться. Опомниться ей Сайбер уже не дала. Магический огонь быстро охватил чужой анатомический труд, заставив Оливера отпрянуть от ревущей в предсмертной агонии твари. Он отер лицо ладонью от бегущей с волос воды, отрешенно глядя, как догорает уже безжизненное тело. Тут же на поверхности жижи плавали кости разломанного слуги. Так или иначе они справились…
   Но алиферка не упустила случая бросить язвительный комментарий, вернув магу его же самоуверенные слова. Оливер мрачно смолчал. В его голове поединок с химерой выглядел изящно и просто, однако в него вмешались обстоятельства которые учесть он даже не подумал. При всех знаниях, являющихся столпами мироздания, житейским опытом Таэрион обладал немногим больше, чем юный Шоу, в теле которого он находился. Тоже касалось боевого опыта, да и любого другого, связанного со смертными нуждами. Как ни прискорбно сознавать, при всей своей самодостаточности, Безымянному все еще нужен был спутник для защиты. В том числе от себя самого.
   В этих размышлениях некромант плелся следом за Сайбер, пока та вдруг резко не остановилась, надумав что-то сама, и не потребовала от него Сосуд Души, который все еще был в руке мага и освещал их путь. Вот так запросто отдавать его Оливер не пожелал.
   - Это мои гарантии-и-и-и-и-и, - начал было он, и ровный голос соскользнул на жалобный писк. Чего и говорить, псионик умела крепко взять ситуацию в свои руки. Ни Таэрион, ни Оливер не ожидали этого совершенно. Неприятная и унизительная боль заставила тело сжаться, маг попытался перехватить безжалостную руку алиферки, но та гораздо шустрее перехватила свой сосуд, отпустив некроманта.
   - Драная курица, - от всей души обиженно и тихо отвесил ей юный Шоу в спину. Однако, переждав немного времени, привалившись к стене, поковылял следом, все еще морщась. По всем разумениям Оливера, псионик могла бы убираться на все четыре стороны - мстительно ударить ее в спину у него все равно не хватало духу, даже при виде того, что их путь из подземелья закончен и в проводнике больше нет надобности. Но она все еще нужна была Безымянному, ибо хранила в своей голове ответы, которых ему не хватало, и теперь, видя как она смотрит на яркое звездное небо, он опасался, что она упорхнет вместе с ними. В этот миг потеря сосуда души была значительным неудобством.
    - Подожди, - произнес некромант, выбираясь из тоннеля и подходя ближе к остановившейся поодаль от выхода Сайбер. Его голос вновь звучал ровно, точно бы не было всех минувших злоключений, сомнительных поступков и злых слов. Все точно бы начиналось заново. - Ты, конечно, теперь свободна, и честно выполнила свою часть сделки, несмотря на… мое недоверие. Но я должен у тебя еще о многом спросить. Это важно. О Тенях Алира, о их цели и количестве, о том как они выбирают новых рекрутов, о связи с Розой… Мне нужны эти ответы.
   Несмотря на бесстрастность, голос Оливера начал подрагивать, а зубы постукивать. Оказавшись в мокрой одежде, перед продуваемым полем в ночи, он начинал замерзать еще больше, чем в сырой камере. И тем нелепей звучали от него заботы о глобальном, когда он был не способен позаботится даже о себе. И тем страннее, что изрекал это некромант.
   - Вскоре все живое постигнет участь подобная твоей. Я должен знать насколько глубока эта зараза сейчас, чтобы понимать как надежно искоренить ее в будущем.
   Если это будущее вообще наступит. Взгляд темного мага упал на безжизненное пшеничное поле. Но не его мертвенный вид беспокоил его, а тот факт, что от крылатых преследователей в нем совершенно негде спрятаться.

+2

12

- Да плевать я хотела, что там тебе надо! – рявкнула Сайбер, и не думая как-то ответить на вопросы Оливера и послать его позаковыристей.
Она пыталась воспользоваться Сосудом души, чтобы призвать крылья, но, как и предполагала, слишком ослабла для этого. Ритуал выжила из неё много сил, а их остаток ушёл на бесполезную борьбу с химерой в тоннеле, а всё потому что один некромант попытался украсть у неё Сосуд души для гарантии! Ха! Это хорошо, что она была достаточно предусмотрительной, а потому перестраховалась на такой случай. Нет, что Оливеру вздумается украсть у неё Сосуд души, пошарив в декольте, пока она приходит в себя после ритуала, она не думала, но предполагала, что будет сильно истощена после ритуала, а времени унести ноги из крепости у неё не будет. Пришлось придумать запасной вариант на такой случай.
Оливер бросался какими-то странными аргументами в пользу того, что его должны взять с собой или не бросить у тоннеля одного. Сайбер его игнорировала как назойливую муху и собиралась по случаю приложить камнем по голове, если будет слишком мешать. Она быстро перерывала все потайные кармашки в поисках нужной вещицы и надеялась, что Оливер не перестарался с обыском, а то быть беде…
Небольшой камешек, размером с напёрсток, показался из-за бляхи пояса и выскользнул из скользких от грязи пальцев. Он упал в траву, Сайбер тут же ринулась за ним, накрывая собой так, чтобы Оливер, сообрази он дёрнуться следом, не смог его подобрать или как-то ей помешать.
Камешек оказался в её руках ровно в тот момент, когда из тоннеля начал доноситься плеск воды – кто-то быстро бежал в их сторону и шумел, нисколько не стесняясь того, что их услышат. Ещё бы. Это не они тут в ночь бежали из-под надзора Бальдо и Теней – им нужно поймать беглецов. И даже защитника в тоннеле не осталось, чтобы задержать их на минуту-другую.
Но это и не нужно.
Сайбер, что было силы ударила камешком о землю. Тот раскололся, будто стеклянный шарик, поранив ладонь. Женщина не придала значения боли – страх диктовал свои условия. Сайбер с опасением оглядывалась в сторону тоннеля, откуда уже показались другие алиферы. В сторону двух беглецов полетели болты, но Сайбер уже не смотрела на товарищей. Она ползла в сторону открывшегося перед ними магического портала, собираясь провалиться в пустоту и быстро исчезнуть, пока их не настигли. Она не следила за Оливером и, честно признаться, прыгни он следом за ней или повисни задом здесь, а передом с ней – не сильно бы расстроилась.
Магический портал схлопнулся перед носом у алиферов и оставил лишь обломки портал-камня и несколько капель чужой крови на примятой траве.

эпизод завершен


[nick]Сайбер[/nick][status]крыса, бегущая с корабля[/status][icon]https://i.imgur.com/ExXhZJL.jpg[/icon][sign]У нас были тупые короли, короли-злодеи, но чтобы тупые злодеи...[/sign]

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [01.06.1082] Крещение смертью