Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Край света»

Жители Анвалора часто видели, как над горами парят драконы, рассекая воздух огромными сильными крыльями. После уничтожения родины драконов, они не имели земли, но здесь, в горах, смогли воссоздать свою резервацию. «Гнездо дракона» — так она называлась. Великий Драак-Тал. Жители деревни — негостеприимный народ, который знает об алчности людей, желающих заполучить чешую и кровь драконов. Они живут своим огненным племенем, где нет места чужакам. Но вопреки своему недружелюбию, желают общего мира и стремятся к нему.



«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [27.08 — 02.09.1082] Холерный оксюморон


[27.08 — 02.09.1082] Холерный оксюморон

Сообщений 31 страница 53 из 53

1

- Локация
Альянс, г. Атропос
- Действующие лица
Гипнос, Оливер, Вилран, ГМ (Шериан)
- Описание
предыдущий эпизод[02.09.1082] While every piece had a voice
В Атропос пожаловала делегация некромантов с тщательной проверкой на вшивость от Магистра Альянса. В это же время в город направляется Гипнос Беннатор, чтобы спасти брата до того, как правда о нём вскроется.

+1

31

Дайсы

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 10 | reason = Алекто пытается открыть портал в замок.[/dice]

0

32

— Чем вы успели так сильно насолить своему кузену?
- Всего лишь назвала его калекой, - сквозь зубы процедила некромантка.
Откуда, Безымянный побери, она знала чем!?
Беннаторы из Акропоса всегда были странными. Ровенна помнила важный приём, когда нищенку из Севелана сватали Беннаторам. Тогда Гипнос, который, как считали все, идеально подходил по убогости наследнице ничего, тоже вышел из себя, услышав правду. Логичных поступков Ровенна от него не ждала и была бы рада, убейся Гипнос где-то по дороге до замка.
- Я уверена, что без поддержки Культа он долго не протянет.
«Жалкое ничтожество, возомнившее себя магом!»
«Жалкое ничтожество» брало замок штурмом.
В комнату через портал уже проникали мертвецы, нестройным рядом проваливаясь в пространственную брешь. Их встречали, пусть и с запозданием, маги, посланные Тоддом. Мистик быстро закрыл портал за спинами мертвецов, не позволив из портала вывалиться целой орде или войти какому-то магу вслед за ними. Остальные маги занимались мертвецами, убивая их и очищая помещение.
Они должны были дождаться вестей от Эарлана, и для этого нужно было место, куда можно открыть портал. Более того – им самим он был нужен, чтобы в случае неудачи быстро покинуть замок. Но враг продолжал наступать. Они уже доказали, что среди них есть опытные мистики, способные доставить неудобства. Осадные оружия продолжали обрушивать камни на замок, пытаясь сломить его стены и вселить в сердца защитников ужас и желание быстро сдаться.
Подчиняясь приказу Тодда, мистики избавились от портала. Стражники – от нежити. Из комнаты порталов уходили в спешке, чтобы запечатать коридор при помощи магии земли – одной большой каменной плитой, усиленной магическими печатями, чтобы с той стороны магам пришлось повозиться, а на полу оставить несколько магических мин, чтобы проход не показался слишком лёгким и быстрым. Всё это, конечно, не спасало оставшихся в замке, но давало им время придумать другой план.
План виделся только один.
- Полагаю, ответ Магистра прибудет только утром и лучше нам получить его за пределами замка, чем погребёнными под его обломками, - Ровенна хмыкнула. Она уже считала, что нет смысла оставаться с замке, а без портала уйти за стены города будет сложно, хоть и возможно.
***
Алекто удерживал портал, пока ему хватало сил выдержать переход мертвецов и кто-то с другой стороны не вмешался. Мистик зло посмотрел на то, как плоды его трудов беспощадно портят. Портал закрылся, отрезав их от комнаты с порталами. Что происходило внутри – они могли лишь догадываться по редким теням, скачущим по ту сторону портала, пока он всё ещё был в их области зрения.
В этот раз Алекто знал, что по другую сторону будет мистик, способный перехватить портал, или же стражники, которые поубивают всех, кто сунется по другую сторону.
Во второй раз портал поддался ему. Ладони горели от концентрированной магии.
По ту сторону портала комната казалась пустой, если не считать пепельный ковёр, останки разорванных и обугленных тел живых и мертвецов, которые оказались погребены. В комнате отчего-то стало темно и плохо видно. Алекто захотелось проверить всё магическим зрением, но он знал, что сделать это с расстояния и через портал невозможно, а потому он лишь мотнул головой в сторону портала, чтобы сначала вошла нежить, а уже после живые, которых не так жалко.
Дакей с опаской пошёл, когда все заметили, что никто не нападает на мертвецов, а они как-то странно скребутся в стену.
- Там это… стена. Глухая. А маги где? – долетали разговоры до магов, оставшихся по другую сторону портала. Приглушенные и будто из-под воды, но оставалось ясно, что никто не пытается напасть ни на мертвецов, ни на магов. Защитники оставили комнату и запечатали проход.
Алекто только руками развёл. Дальше его власть как мистика не распространялась.

[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+3

33

- Я уверена, что без поддержки Культа он долго не протянет.
   - А без поддержки Магистра Эарлана не протянем мы, - заметил Тодд, сделав очередной глоток вина. Вино успокаивало. При всем внешнем спокойствии, ум посланника метался в поисках решения и камни, бьющие о стену, совсем этому не способствовали. Тодд даже не предполагал, что город, по которому потоптался Культ и Альянс, вдруг кому-то понадобиться и понадобиться так не вовремя. Неприятнее всего было то, что силами Гипнос Беннатор располагал небольшими, но противопоставить им ничего Гоуэн не мог - все его люди были заточены под иное нежели открытый бой. Однако в этом ином они были хороши.
   Связной, отправившийся передать приказ магам, вернулся с донесением, что портальную комнату пришлось замуровать, дабы избежать нашествия мертвецов, пополнивших ряды нападавших. Тодд едва заметно покривился - их самый легкий путь к отступлению теперь был отрезан, а сам он оказывался еще теснее всязан с тонущей в семейных дрязгах Ровенной. Впрочем, из этого все еще можно было вытянуть выгоду. При условии, что они оба останутся живы.
   - И как же вы намерены выбраться за пределы замка? - поинтересовался Гоуэн, впервые за все время осады отставляя кубок и придвигаясь ближе к столу. По-хозяйски выискав на столе Магистра лист бумаги, посланник открыл тяжелую чернильницу и взялся за перо. - Порадуйте меня и скажите, что у вас припрятан старый семейный лаз на случай подобных неприятностей. И он не заделан из-за капризов потомков прежних магистров, или не обвалился от минувшей осады и ветхости… Потому что я его не нашел.
   Люди Тодда действительно изучали замок Атропоса, как только бегство Стефанна позволило им находится в его стенах с большими обоснованиями. Конечно же в первую очередь они искали потайные комнаты и чужие секреты, а с приходом сына Дедалуса спешно налаживали оборону и возможные пути бегства. Путей вышло не много…
   Перо скрипело в пальцах Гоуэна и он невольно марал их в чернилах, торопясь выводить строки. Почерк у посланника был далек от затейливости с которой писали маги и выходцы из благородных семей, был далек от сдержанной аккуратности писцов, но все же оставался разборчив и ровен даже в спешности - в свое время Тодд потрудился получить недостающее для вращения в высоких кругах образование.
   В своем письме Тодд обращался к Гипносу Беннатору, сообщая ему, что в стенах атакованного им замка находится миссия Альянса и нападение на нее равносильно нападению на Магистра Эарлана. Он призывал его умерить пыл и предлагал переговоры, условия которых следовали за этим. Знаком согласия посланник называл прекращение обстрела. Бумага была скреплена печатью с магистерского перстня.
   - Я попробую выиграть нам немного времени, - пояснил свои действия Гоуэн. - Если мальчишка купится, то нужно просто заболтать его до утра. Но при этом мы подготовим бегство.
  Письмо было свернуто и крепко прикручено к стреле, которая в свою очередь была выпущена с замковой стены и вонзилась в одно из орудий, переставленных для атаки дома Беннаторов.
[nick]Гоуэн Тодд[/nick][status]Старый лис[/status][icon]https://cdn1.radikalno.ru/uploads/2019/12/28/cccb85a38bdda0f0f53d1b7279f120e6-full.jpg[/icon][sign]Подлость не порок, а профессия[/sign]

+3

34

Гипнос начинал уставать.
Кончики пальцев немели от магии, которую он щедро вливал в своих мертвых слуг, очаг боли в голове пульсировал все сильнее и отчетливее. Воздух перед глазами трепетал - пожары в городе разгорались, и в сгущавшихся сумерках ослепляли глаза жгучими яркими всполохами. Удушливо пахло дымом и тошнотворно - горелым мясом.
А пробиться в замок все еще никак не удавалось.
- Милорд, они замуровались изнутри, - Дакей был бледен, по вискам мистика стекали крупные капли пота. - Те мертвецы, кто успел проскочить, перебиты, иных потерь среди нас нет, но и внутрь не пробиться...
- Так продолжайте пытаться! - хрипло отрезал Гипнос, не желая признавать, что этот путь для них потерян. - Они сами себе отрезали возможность отступить. Теперь мы зажмем их, не изнутри - так снаружи!
Собственно, пока что никаких иных идей ни у кого не было. Осадные орудия еще пристреливались, наиболее удачный выстрел проломил крышу башни в южном крыле замка, и на мгновение у Гипноса перехватило дыхание. Он сам десять лет своей жизни обитал в такой же башне, чьи стены оставались единственным его убежищем от внешнего мира, и собственной тюрьмой - и сейчас представил, что именно там могли держать Вилрана. Или любого другого узника, которого не желают показывать людям...
Он почти было выкрикнул приказ остановиться, но вовремя одернул себя. Вряд ли Ровенна поместила бы Вилрана туда. Скорее всего, брат сейчас где-нибудь в подземельях, и обрушение замка ему не грозит. А все прочее - глупая сентиментальность.
- Мы зачистили квартал, милорд, - Сигвин возник откуда-то сбоку от его коня, но мертвая химера вовсе не пугалась ни внезапного появления человека, ни пламени и криков. - Здесь нет войск Магистра. Выжившие сдаются в плен и просят пощады...
Гипнос помедлил. Пока что они заняли и опустошили район, прилегающий к воротам. Если дать его бойцам волю, до рассвета они вырежут весь город. С другой стороны, даже ослабленные, жители Атропоса могли оказаться полезнее живых мертвецов.
- Пристрой их к делу, - Полумертвый потер немеющие руки. - Пусть подносят камни для катапульт. Выставь оцепление. Сейчас наша главная цель - Ровенна. Возьмем замок, и остальные сдадутся сами...
Его прервал возглас Дакея:
- Это послание! На стреле! Из замка прилетело.
Гипнос повернул к нему голову и молча ждал, не двигаясь, пока маг сам не передал ему стрелу с примотанным к ней куском бумаги. Взял, не снимая перчаток - Ровенна та еще змея, и вполне могла пропитать послание каким-нибудь ядом. Пробежался глазами по строчкам, набросанным незнакомым, быстрым почерком.
- Это от посланца Эарлана. Просит переговоров...
- Милорд?
Но Гипнос не слушал его, задумавшись и остекленев взглядом. С одной стороны, не было смысла давать Ровенне передышку, которой его кузина, несомненно, воспользуется - как бы он к ней ни относился, дурой она не была, и затеяла все это не просто так. С другой стороны - он, конечно, может разнести замок в щебень, но если при этом действительно пострадает Вилран...
- Прекратить огонь! - он вскинул руку, и Сигвин, недоуменно хмурясь, выкрикнул его приказ воинам. Машины, скрежетнув механизмами, тяжело остановились, рычаги замерли у земли.
- Это похоже на ловушку, - подсказал капитан.
Гипнос одарил его холодной, мрачной улыбкой. В резком свете догорающих костров тени на его юном, почти мальчишеском лице казались резкими и глубокими, словно маска старика.
- Я знаю, - обронил он. - И все же послушаем, что они скажут. Оставайтесь начеку и охраняйте машины. И будьте готовы вступить в бой, если что-то пойдет не так.

Старое ристалище за замком Беннаторов выглядело заброшенным. Возможно, в лучшие дни Стефанн тренировался здесь со своими воинами, оттачивая свое знаменитое мастерство и поддерживая славу непревзойденного рыцаря Атропоса - но с началом войны поле забросили. Трибуны были разрушены, а уцелевшие - растащены на доски для починки и строительства, песок разметало ветрами и пожарищами, проросшая трава пожухла и обгорела. Замок высился слева мрачной громадой на фоне багровеющего неба, но дострелить с его стен, да еще и в темноте, было практически невозможно.
И все же Гипнос пришел сюда, разумеется, не в одиночку и, разумеется, не беззащитным. Охранные чары над собственной головой он поддерживал и сам, и с помощью двоих магов, и воздух вокруг него потрескивал и искрился от магии. Оставшиеся мертвецы и два десятка бойцов окружали Полумертвого, щетинясь мечами и арбалетами.
Он двинул морсу чуть вперед, давая понять, что вот он - явился и готов поговорить, коль скоро посланник Альянса так этого хочет.

Отредактировано Гипнос (2020-02-21 12:01:23)

+3

35

- Ах, как вы догадливы, - Ровенна позволила себе немного сарказма в адрес посланника. Смысл сдерживаться, если они, учитывая текущие обстоятельства, так и не доживут до вердикта Эарлана, а раз этого не случится, то и лизоблюдить при Тодде нет никакого смысла. Его оценочное суждение не имеет ни малейшей ценности. – Мой отец был не идиотом, и оставил в сохранности старый лаз, который периодически чистили и латали, чтобы им можно было воспользоваться.
Именно благодаря этому лазу они выбрались за стену города, когда Культ брал его измором. Дальше было дело портала и огромной трусости магистра.
- Удивительная ненаходчивость ваших подопечных, - это она тоже не оставила без комментария.
Место, откуда можно опасть в нужный проход, некромантка предусмотрительно не назвала, опасаясь предательства. Уж лучше она сама его покажет, когда рядом с ней будет мистик и парочка умелых магов. Сама Ровенна далеко от лаза не уйдёт без способностей к телепортации.
- Что вы там пишите? Завещание? – Ровенна хмыкнула.
— Я попробую выиграть нам немного времени.
Ровенна удержалась от язвительного комментария. Уж больно хотелось сказать, каким образом Гоуэн заработал своё почётное место среди верных псов Эарлана. Что? Мужчины промышляли этим ничуть не реже, чем женщины. Достаточно посмотреть на совет Магистров и советников Магистра Альянса, чтобы убедиться, что женщины в нём редкость. Другое дело мужчины…
- И как вы собрались забалтывать мальчишку до утра?
***
Алекто не нравилось предложение переговоров, но если близкие сторонники Беннатора считали, что приглашение – это ловушка, то мистик считал, что это попытка потянуть время. Рано или поздно катапульта разрушат замок, а все, кто в нём находится, включая Ровенну и её сторонников, погибнут под завалами. Алекто предполагал, что у них либо нет другого выхода, либо прямо сейчас, пока они идут на ристалище, ждут переговорщика и ведут с ним замудрённую беседу о ценности бытия, Ровенна может бежать из замка.
Вариант с порталами они не смогут разыграть. Алекто был в этом уверен. В замке не было другого подходящего места, а чтобы телепортироваться, придётся выйти за пределы замка, где их тут же схватят если не руками, то магией. Значит, мог быть другой вариант. Тайный лаз?
Обдумывая все возможные варианты, Алекто создал магический щит вокруг себя. Он не был параноиком, но и глупцом – тоже. Стоя по правую руку от Беннатора, маг смотрел в сторону замка.
Фигура в отдалении показалась не сразу, но при её приближении Алекто рассмотрел очертания женщины.
Неужели Ровенна настолько отчаялась, что решила отдать себя кузену?
Нет, вряд ли. Девушка, которая направлялась к ним, выглядела обычной простушкой, и всё же от неё разило магией, природу которой Алекто не узнавал.
Мистик нахмурился, пристально наблюдая за девушкой – ровней ему по происхождению.
Взгляд девушки был пустым. Лицо её было заплаканным, но она уже не лила слёз и, казалось, вообще не была живой в полном смысле этого слова. Она остановилась рядом с ними, не проявляя ни враждебности, ни скрытой угрозы.

[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+3

36

- И как вы собрались забалтывать мальчишку до утра?
- Найду тему, которая ему интересна, - с улыбкой ответил Тодд.  На словах все было просто, но на деле разгадать собеседника, которого ты не знаешь и не сможешь увидеть его лица и глаз, даже для Гоуэна было непростой задачей. Если этот собеседник вообще согласится на разговор, а не продолжит долбиться в стены с тупым упорством, какое можно было бы ожидать от увальня в доспехах, но не от потомка магов. Против слепой силы у Тодда не было надежных козырей, лишь набор уловок, которые не имели больших шансов против целой армии. Его одного, пожалуй, было маловато. Время было единственным, что оставалось на их с Ровенной стороне - чем больше его пройдет, тем вернее придет ответ Магистра, тем меньше сил останется у мальчишки Дедалуса и его магов - поддерживать орду мертвецов крайне затратно. Главное, чтобы зодчие прошлого потрудились на совесть над Атропским замком.

   
   Письмо на стреле было отправлено. Гоуэн допивал вино, когда громыхать вдруг перестало, и он отставил кубок, недоверчиво прислушиваясь к внезапно возникшей тишине.
   Неужели и правда купился?
   - Наир! - позвал Тодд своего посыльного. - Приведи мне псионика! А госпожа Магистр предоставит нам кого-то из своих людей, кого бы она не боялась потерять…
   Посланника совсем не удивило, что этим “кем-то” в итоге оказалась Мэгги. Служанка и раньше не нравилась хозяйке, а теперь Ровенна и подавно знала, что она доносит посланнику. Проку от таких ушей не было и самому Тодду. Мэгги не постеснялась свалиться рыдать к нему в ноги, когда услышала, какое приказание ей придется исполнить. Милости от Ровенны она не ожидала, а вот Гоуэн все еще виделся ей тем, кто мог бы заступиться за нее. После всех его речей! И Тодд продолжал ей ласково улыбаться, заверяя, что ничего ужасного с ней не случится, если она не будет сопротивляться вмешательству псионика и сделает все, чтобы тем самым помочь спасти целый город. Разве то не великая честь для маленького человека? Спасать город Мэгги не хотелось, хотелось позаботиться только о собственной жизни, но выбора у нее уже не было. Вскоре ее недалекий разум потонул в чужой воле.
 

   Подготовка переговоров уже сама по себе была способом потянуть время и Тодд не торопился насколько это было возможно, балансируя между медлительностью и моментом, когда противоположная сторона могла бы потерять терпение. Даже кукла-Мэгги двигалась от замка размеренным и неторопливым шагом, пока не подошла достаточно близко к отряду Гипноса. Нелепо она смотрелась одна против них - вооруженных и готовых к любой атаке, стоящих в полной защите. Гоуэн не мог видеть ее глазами, но его слова звучали из ее пухленьких уст, и ее уши слышали то, что услышит он.
   - Приветствую тебя, Гипнос Беннатор, - заговорила Мэгги, безжизненным голосом, едва ли передающим истинные многогранные интонации на которые был способен Гоуэн. Зато в полной мере передавала неторопливые и нарочито длинные, витиеватые речи. - Прошу простить меня за столь непрезентабельный вид, но обстоятельства не располагают выйти к вам лично. Мое имя Гоуэн Тодд и я посланник Магистра Альянса, которому принадлежит этот город. Разрушая его, вы поступаете не слишком разумно. Возможно мы могли бы разрешить все недопонимания здесь и сейчас, предотвратив дальнейшее противостояние.
[nick]Гоуэн Тодд[/nick][status]Старый лис[/status][icon]https://cdn1.radikalno.ru/uploads/2019/12/28/cccb85a38bdda0f0f53d1b7279f120e6-full.jpg[/icon][sign]Подлость не порок, а профессия[/sign]

Отредактировано Оливер (2020-02-25 00:11:02)

+3

37

- Что за... - Гипнос не закончил, недоверчиво уставившись на тонкую женскую фигуру, медленно, словно во сне, двигавшуюся к ним от замка Беннаторов.
Она была одна - одна и без оружия, что настораживало еще сильнее. Он, возможно, и не ожидал увидеть Ровенну самолично, но чтобы к нему навстречу выпустили одну-единственную женщину...
Затем он понял - понял, когда она раскрыла рот и заговорила. Говор у нее был простецкий, выдавал в ней обычную дворовую девку, но вот обороты речи, построения фраз - слишком изысканны для простой служанки.
Ровенна говорила, что у нее есть псионик. Псионик, которым она расколола Вилрана. Вероятно, именно этого псионика она и использовала сейчас. Гипнос никогда не сталкивался с такой магией, и опасался, что у девицы припрятано атакующее заклятье или амулет - подобно тому, как он сам подловил Ювеабериса Гина на безобидного с виду зомби, - а потому спешиваться не стал, и его стрелки продолжали держать девушку на прицеле.
- Так значит, - Гипнос усмехнулся уголком рта, - моя кузина настолько боится меня - меня, калеку и мальчишку! - он удивительно точно скопировал презрительные интонации Ровенны, - что выпустила на встречу со мной марионетку псионика? Чем провинилась эта девица, Ровенна, перегрела тебе щипцы для волос?
Он рассмеялся с неподдельным весельем - впрочем, быстро посерьезнел и обернулся к Дакею, стоявшему возле его мертвой лошади. Если Ровенна и посланник выслали вместо себя куклу - значит, сами в этот момент что-то затевают. И вряд ли ему понравится это что-то.
- Отправляйся к Сигвину. Передай ему приказ: пусть осматривает все выходы из замка и будет готов возобновить стрельбу по первой же команде.
Мистик, кивнув, исчез в короткой вспышке портала. Гипнос же выпрямился в седле, вновь развернувшись к девушке, говорившей от имени посланца Магистра.
- Что ж, и тебя приветствую, Гоуэн Тодд, кем бы ты ни был, - имя было Гипносу незнакомым. Он знал генеалогию знатных семей Альянса, включая магов-вассалов Магистров, но это ни о чем ему не говорило. - Жаль, что ты не набрался храбрости поговорить со мной лично - я не убиваю посланцев. Впрочем, не буду говорить долго, перейду сразу к делу...
Как и Алекто, Гипнос понимал, что Ровенна и ее люди тянут время, и не хотел предоставлять им его больше, чем уже предоставил.
- На подступах к городу я выставил условия, на которых готов был отозвать войско и прекратить захват. Сейчас, как вы видите, город я уже практически захватил, а взятие замка - лишь вопрос времени. Тем не менее, я все еще готов прекратить кровопролитие и даже отпустить лично тебя живым и здоровым к твоему хозяину, и советую рассмотреть мое предложение. Мои условия остаются прежними: выдача моих кузенов, Ровенны и Стефанна... точнее, того человека, которого вы называли Стефанном последнее время. Я знаю, что он был раскрыт вами, - Гипнос помолчал, чувствуя, что на этой фразе его голос дал постыдную слабину. - Но я требую доказательств того, что он все еще у вас и все еще жив. Дайте мне возможность с ним поговорить, а также - немедленно назовите мне... его имя. То, которое он сказал бы вам, если бы вы действительно схватили его, - если бы они пытали его. Если бы они мучили его... - Хочу сразу предупредить, что любой ущерб, нанесенный этому человеку, вернется к вам сторицей.

Отредактировано Гипнос (2020-02-25 13:12:43)

+3

38

Вот почему сразу струсили и испугались? Может, Ровенне и Тодду было куда приятнее медленно потягивать вино, сидя в кресле у камина, пока Гипнос ломает замок, а не болтать с ним на продуваемом и грязном ристалище?
Мотивы Ровенны и Тодда были простыми донельзя. Даже если предположить, что они оба сейчас сидят в одной комнате и ведут светские беседы с Беннатором через служанку, а не идут по очередному старому лазу, чтобы сбежать, - они тянули время. Слишком явно для людей, у которых всё под контролем.
Ровенна уже жалела, что не раскусила обманщика раньше и что позволила ему бежать. Гипнос уж больно хотел получить его обратно живым и невредимым.
«Любовник?»
Ну а кем ещё он мог быть.
Пленника у них не было, да и верить словам некроманта, что он отведёт войско и перестанет брать замок штурмом, если ему выдать не-Стефанна, - наивно. Некроманты не отступятся от своего, а Гипнос и за меньшее устраивал драку и демонстрацию силы, чтобы в нём не видели ущербного калеку, который ничего не может без своего отца или поддержки Трайх. Но, насколько заметила Ровенна, Гипнос не знал, что пленник сбежал, и этой информацией можно было торговать, если бы не неудобные вопросы, которые он задавал. Имя. Откуда она знала, как его зовут. Беглец даже в письме не удосужился представиться!
Весь разговор Ровенна доверила Тодду, а сама же собиралась по возможности склонить посланника к бегству. Хотя бы попытаться, а не сидеть на месте.
***
Алекто не разбирался в псионике, поэтому на зарёванную девушку, которая говорила высокопарно, смотрел с лёгким сочувствием. Фойрровы аристократы. Всё они свои задницы берегут, засылая челядь прикрывать их и рисковать своими жизнями. Алекто знал таких, именно поэтому он пошёл за Имахиром, когда улыбнулась возможность изменить свой статус. Это не сделал его порядочным и благородным человеком, но дало возможности, которые он использовал.
В разговоре он не принимал участие, только слушал. Пока Дакей проверял все известные им ходы из замка, Алекто следил за магическими перемещениями на тот случай, если у замка есть какой-то лаз, о котором они не знаю, - а Алекто не сомневался, что такой есть – и прыжками в портал из места, незащищённого магией.
Мистик не понимал, зачем устраивать второй разгром города ради какого-то Беннатора и зачем он так сдался Гипносу, поэтому, по случаю, следил только за тем, чтобы самому не умереть, пока благородные некроманты общаются между собой.
В комнате порталов уже работали маги, пытаясь пробить стену, созданную защитниками замка. Рано или поздно, но они смогут войти внутрь и весь этот спектакль кончится.
[nick]Алекто[/nick][status]Молчун[/status][icon]https://i.imgur.com/vkhSNXM.png[/icon][sign]
По всякому можно делить людей. Иногда их делят на людей и не людей.
Удивленный палач сказал: «А я делю их на головы и туловища».
[/sign]

+3

39

Тодд гордецом не был. Если Гипносу Беннатору нравилось чувствовать себя хозяином ситуации, насмехаться над положением своей кузины и радоваться сиюминутной власти над Атропосом - что ж… По расстановке сил он вполне выигрывал сражение на данный момент, но проигрывал войну. Маленький некромант совсем не смотрел в будущее, и Гоуэн не торопился макать его в это носом. Наоборот, если Магистр все же решится дать военный ответ, будет гораздо лучше, если мальчишка не станет этого ждать. А потому посланник снисходительно помалкивал, когда сын Дэдалуса даже по словам заметно гордо вздергивал нос, обещая милости победителя и общее великодушие. Он в это время вовсе попивал вино.
    Калека Беннатор очевидно цеплялся за Стефанна. Тот был ему нужен, причем настолько, что мальчик был готов мстить за него. Он явно был той темой, которой юнца можно было взять за горло, но Тодду отчаянно не хватало карт в этой партии. Кем он вообще приходился Гипносу? Если судить по оставленной записке, то творением, повязанным в единое целое… чтобы это не значило. Гоуэн не слишком хорошо разбирался в тонкостях некромантии, но очевидно маг экспериментировал с некими ритуалами. Мог ли он расщепить собственный дух? Или слова были лишь красивой метафорой.
   Тодд побарабанил пальцем по краю кубка. Улыбка не касалась его губ, он был непривычно задумчив для сторонних глаз.
   - То, что за твоей спиной стоит “армия”, мальчик, не дает тебе права приказывать мне и угрожать, - спокойно заговорил Гоуэн, уже понимая, что не сможет выжать многое из сложившейся ситуации. Но он все еще мог уйти от прямого ответа, завуалировав незнание оскорбленностью. - У нашей ситуации есть и обратная сторона: если ты решишь похоронить меня здесь, то я позабочусь, чтобы столь желанная часть тебя самого была упокоена вместе со мной. В доказательство я дам тебе переговорить с ним, и увидеть его. А после мы обсудим более подробные условия сделки. Я выведу его на стену. Надеюсь твоей собственной храбрости хватит подъехать ближе - посланцев я тоже не убиваю.
   Коротким жестом Гоуэн дал знак псионику оборвать связь. Последние дни были вытерты из памяти Мэгги и Тодд не опасался оставить ее за стенами, более того было еще не известно как это последнее заклинание в целом скажется на ее уме, но в любом случае она была больше не нужна. Как не нужен был ему и ответ Гипноса, ибо предъявить очевидно было нечего - тварь с поддельным именем бежала куда-то в сторону Остебена. Кусок времени они разыграли. При хорошем исходе у них будет еще некоторое время, пока сын Дедалуса будет готовиться к встрече, опасаясь бросать камни в стену, на которую могут вытащить поддельного Стефанна. В остальном козыри у Гоуэна кончились.
    - Ну а теперь я послушаю где там ваш тайный ход, - обратился он к Ровенне, отставляя вино и поднимаясь с кресла. - Мы отступаем.
[nick]Гоуэн Тодд[/nick][status]Старый лис[/status][icon]https://cdn1.radikalno.ru/uploads/2019/12/28/cccb85a38bdda0f0f53d1b7279f120e6-full.jpg[/icon][sign]Подлость не порок, а профессия[/sign]

+3

40

тыц

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 15 | reason = Сохранился ли у Мэгги разум после гэнг-бэнга с псиоником[/dice]

0

41

Он был очень самонадеянным, этот Гоуэн Тодд, посланник Магистра Альянса. Слишком самонадеянным для человека с таким скромным титулом, для человека, который в данный момент находится в осажденном замке под прицелом нескольких катапульт.
Слишком самонадеянным, чтобы угрожать ему, Гипносу Беннатору, смертью его единственного брата.
- Ублюдок... - зарычал Гипнос, чувствуя, как ярость - та самая, что почти лишила его разума у ворот Атропоса, - захлестывает его снова.
Никто из них - из тех тварей, что засели внутри! - не знал, кем был Вилран, и каких рисков стоило вытянуть его из Бездны. Никто из них не понимал, что все эти жертвы и разрушения, включавшие в себя и мясорубку в Атропосе, окажутся напрасны, если Вилран будет потерян...
Подхлестываемый гневом, некромант двинул было коня вперед, но девчонка, служившая передатчиком между ним и посланцем Магистра, внезапно вздрогнула и осела в грязь - словно марионетка, у которой разом оборвались все ниточки. Ноги ее подкосились, взгляд стал ошалелым, а затем - осмысленным. Она дико огляделась вокруг, на окружавшие ее незнакомые, злые, утомленные лица вражеских воинов и колдунов - и губы ее задрожали и скривились, лицо исказила гримаса неподдельного ужаса.
Гоуэн Тодд оставил свою куклу во вражеском лагере, не заботясь более о ее жизни и целостности, и она это поняла.
- Мил... милорд!.. - она задыхалась от душивших ее рыданий, но все же нашла в себе силы подползти ближе к его мертвому коню, безошибочно узнав предводителя в Гипносе - он единственный был верхом, возвышаясь над ней, холодный и злой, словно лич. - Прошу... милорд!.. Я ни в чем не виновата, я... я... мне сказали... меня заставили!
Гипнос только вздохнул - глубоко, несколько раз, пытаясь собрать мысли воедино. Ее всхлипы и рыдания отвлекали, но если она хоть что-то знала - то могла быть полезной. Конечно, если только ей не стерли память подчистую. Впрочем, ей и без того удивительно повезло - после такого ментального воздействия могла бы стать пускающим слюни младенцем, неспособным даже к самостоятельной речи.
Что ж, он так и не услышал от Тодда подтверждений, что Вилран у него - но тот обещал показать его. Показать. Живым.
Возможно, он всего лишь тянул время. Даже наверняка всего лишь тянул. Здравый смысл подсказывал отдать приказ снова открыть огонь и превратить замок Ровенны в груду обломков, под которыми упокоится и она сама, и прихвостень Магистра, но...
Но что если Вилран действительно у них?
- Да заткните ее кто-нибудь! - раздраженно рявкнул Гипнос, ощущая, как вновь возвращается головная боль. - На время. Но не убивать, она еще нужна. Что там у Сигвина?
Всхлипывающую девчонку бесцеремонно сгребли в охапку, утащили куда-то прочь. Гипнос развернул тяжело ступавшего коня, направляя его прочь от ристалища.
- Капитан ждет вашего приказа. Наши люди ведут наблюдение за замком. Пока там все тихо, нет признаков готовящейся атаки...
- И все же они что-то задумали, - Гипнос нахмурился. У него не хватало людей, чтобы оцепить весь город, а в том, что Ровенна попробует сбежать, он почти не сомневался. - Мы подождем еще полчаса. Всем оставаться начеку. Я попробую узнать хоть что-то...

***
Уже почти совсем стемнело, и только догорающие костры давали свет армии, рассредоточившейся по городу. Дакей и и маги контролировали территорию возле замка, готовые подать сигнал при первом же движении на стенах или в окрестностях. Поднятые Гипносом мертвецы копошились возле ворот, пытаясь не то прорыть, не то взломать, часть их билась в комнате с заваленным проходом.
Все было слишком тихо. Подозрительно тихо.
Рыдавшую служанку отволокли подальше от передовой, и Гипнос лично явился туда, чтобы допросить ее. Тодд легкомысленно отбросил ее за ненадобностью, но ему любые сведения были ценны на вес золота.
Ее звали Мэгги, Матильда, и она была служанкой Ровенны. Служила, как и водится: крутилась в покоях госпожи, подворовывала по мелочи, собирала колотушки и слухи...
Слухи о том, каким вернулся Стефанн Беннатор больше месяца назад.
Слухи о том, что он делал в Атропосе все это время.
Гипнос сидел напротив нее, жадно ловя каждое слово - а Мэгги, на удивление успокоенная таким пристальным вниманием вражеского полководца, пела птичкой, даже просить не приходилось. Слишком боялась за свою жизнь и торопилась купить ее любой информацией, которую помнила.
Стефанн Беннатор явился потерявшим память и странным - не узнал ни ее, ни собственную сестру. Обжился, впрочем, быстро, и так же быстро взял в свои руки часть управления городом - лично помогал отстраивать и укреплять, заботился о пропитании, все свободное время посвящал тренировкам.
И сестре.
Слушая Мэгги, Гипнос все крепче стискивал переплетенные пальцы. Стефанн снова стал близок с Ровенной. Очень близок. Служанка не скупилась на подробности - в последнее время близнецы из Атропоса уже не скрывали своих отношений, весьма далеких от братских. А еще - тут Мэгги понизила голос, не сводя глаз со своего бледного собеседника, - госпожа была беременна от собственного брата!
- Что?! - тут Гипнос не сдержался, вскочил на ноги, наплевав на головную боль. - Что ты сказала?!
- Я и говорю... - пролепетала Мэгги, мгновенно сжавшись в комок. - Знаю я, как себя непраздные ведут, а кроме как с ним госпожа... ну... ни с кем больше...
- Ясно... - Гипнос медленно сел обратно. В животе пульсировала что-то горячее и огромное, подступало к самому горлу, будто тошнота. Голова кружилась. Его маленький брат, его Вилран - с этой ведьмой...
По словам Мэгги, он любил Ровенну.
Любил?
Ложь! Вранье!
Он не мог. Это же его Вилран. Его брат...
- Продолжай, - он закрыл глаза. - Что с ним сейчас? Где он?
Этого она не знала. Псионик Тодда поработал на славу, вымарав из ее памяти самое важное. Самое ценное. Мэгги еще помнила приезд самого Гоуэна, но что было после - для нее было покрыто мраком.
- Проклятье! Бесполезная тупая шлюха! - Гипнос с силой прижал пальцы к глазам, надеясь утихомирить боль в голове. Все перемешалось. Все было слишком зыбким, неясным, непонятным.
Перепуганная Мэгги вновь залилась слезами, затем, видя, что он больше не обращает на нее внимания, робко попыталась позвать его. Будь у него под рукой псионик, Гипнос не церемонился бы с девицей - взломал бы ее память, вытащил бы все, что попытались наспех стереть маги Тодда. Но псионика у него не было, а его собственные способности были слишком слабы.
Вилран и Ровенна.
Ровенна и Вилран...
Ложь.

Ровенна - сучка, которая лишь прикрывалась любовью к его брату. Она и выродок в ее утробе, которым она попробует защититься от него. Знала ли она, кто сейчас ее Стефанн, когда ложилась с ним в постель?
Боги, даже думать об этом было невозможно...
Пошатываясь, Гипнос поднялся на ноги, молча кивнул подручному Сигвина, чтобы присматривал за Мэгги. Пусть живет. Возможно, она скажет что-то еще, а пока...
- Милорд! Там на стене что-то происходит!

Отредактировано Гипнос (2020-02-27 13:55:06)

+3

42

Алекто всегда казался отстранённым в вопросах, касающихся работы. Любую задачу он принимал с весельем, как очередное развлечение и возможность с пользой размяться, но, смотря на зарёванную простушку, с трудом сдерживал гнев. Живая рука непроизвольно сжималась в кулак и разжималась, когда он осознавал, что ногти болезненно впиваются в кожу до красных следов. Внутри всё горело и полыхало, несмотря на попытки мистика держать эмоции под контролем. Он бы тоже предпочёл, чтобы девушка сошла с ума от магического вмешательства, или чтобы её убили сразу, не сохранив жизнь, но здесь отдавал приказы не он.
С трудом Алекто заставил себя стоять на месте, когда Мэгги потащили в сторону, как ненужную марионетку.
Алекто оставался рядом с Беннатором. Лениво ковырял грязь под ногтями, используя охотничий нож. Услуги мистика не были нужны в ближайшее время, хотя Алекто мог бы предложить попробовать переместиться на стену замка, где должны показать пленника, или поймать его в воздухе, если Ровенне и посланнику Эарлана надоест играть в игры и мальчишку просто сбросят со стены.
Он напрягся, когда в очередной раз на допрос притащили Мэгги. Девушка стелилась перед Беннатором, унижалась, и целовала бы землю у него под ногами, чтобы вымолить жизнь и свободу. Алекто её не осуждал и не винил, а понимал, что её поведение продиктовано незавидным положением – той разницей в статусах, которая всегда будет между их классом и аристократией, даже если у Гипноса не осталось ничего кроме руин родного города за плечами.
Терпение мистика кончилось, когда подручный Сигвина грубо поволок перепуганную до смерти Мэгги. Алекто вмешался, грубо вырвал девушку из его рук и одним взглядом показал, что ещё раз к ней притронется – и лишится руки. Гипнос получил не менее говорящий взгляд.
Мэгги, не понимая, откуда взялся защитник, взмолилась, вцепившись в него. Алекто настойчиво отцепил её руки от себя, поставил девушку на ноги и повёл её за собой. Если она и знала что-то полезное, то Алекто собирался достать информацию другими способами.
***
Шпиона на стену, ха!
- Вы же не надеетесь, что подделка даст нам много времени? – Ровенна хмыкнула.
Она не осуждала Тодда, но сомневалась, что у них есть время на побег.
- Если поторопимся, то можем успеть. Нам нужен мистик или несколько боевых магов как минимум, чтобы выставили щит на случай неприятных сюпризов.
Сюрпризы – не единственное, что беспокоило Ровенну. Она так же опасалась, что Гоуэн её предаст. Воспользуется ситуацией и выбросит как котёнка на помойку, потому что кому она нужна с разрушенным городом и дырявым замком? С больным народом, от которого почти ничего не осталось, но зато с амбициями, которые некуда приткнуть, и ребёнком от покойного брата.
Ровенна осознала, что Стефанн мёртв. От этих мыслей она до боли закусила губу, когда почувствовала, как к горлу подступает шершавый ком. Ей хотелось заплакать, но она не позволила себе такую роскошь. Не сейчас. Ещё будет время оплакать брата, если они выживут.
Тайный ход, о котором говорила Ровенна, открывался из её собственной комнаты. Некромантка даже не подумала забрать из башни безумную мать и честно считала, что Беатрис уже померла под завалами, а если нет – то это очень скоро произойдёт. И кончатся её мучения с больным разумом.
Дверь в тайный проход находилась под кроватью Ровенны. Слугам пришлось попотеть, чтобы сдвинуть её в сторону, а после – убрать ночной горшок и уже открыть дверь. Вниз вела крутая лестница в абсолютной и непроглядной темноте. Ровенна шла первой, подсвечивая дорогу магическим огнём.
- Будем надеяться, что проход не завален стараниями калеки.
Это было бы обидно.
Как и говорила некромантка – проход был чистым, без пыли и паутины или дохлых жуков, которые лежали здесь со времён строительства замка. Стены тоже периодически латали – меняли камень, из-за чего он выделялся на фоне ровной и кое-где заметно постаревшей стены. Длинная и крутая лестница сменилась узким проходом на одного человека. Ровенна намеренно пропустила одного мага впереди себя, чтобы он при помощи магии проверял наличие других людей в самом тоннеле или в его конце.
- Мы выйдем в старый акведук, а там можно использовать портал, - объясняла Ровенна, обращаясь к Тодду.
Она использовала магический щит с самого начала и рекомендовала сделать то же самое магам. Особенно мистику, который любой ценой должен выжить.
[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+3

43

- Вы же не надеетесь, что подделка даст нам много времени? 
   -  Нет, не даст, - согласился Гоуэн. - Поэтому лучше поторопиться.
   Вывести всех своих людей посланник не мог, хоть возможная потеря столь качественных кадров била Тодда по сердцу. Он потратил не мало времени и ресурсов подбирая их под себя и свои цели, и за каждым из них стояла многоопытность в своем деле. Однако большому отряду было не выжить: не пробраться скрытно если то потребуется, не переправиться через портал быстро. Пришлось выбирать. Помимо мистика, Гоуэн сразу же включил в число избранных псионика, который присутствовал при переговорах, в целом нес много информации о происходящем, а также мог банально саботировать побег, про который знал, если его не возьмут. И в тоже время Тодд желал наверняка быть уверенным, что если что-то пойдет не так, он сможет прикончить мага собственноручно, чтобы все его знания были утеряны.
   Всем остальным оставалось надеяться только на себя, и посланник был уверен, что как истинные крысы они будут искать возможность выбраться даже из запечатанного каменного мешка, который скоро вновь начнут обстреливать.
   А пока Гоуэн следовал за Ровенной в ее покои. Их то как раз изучить досконально не удалось, а ведь самое очевидное, что можно было предположить - выход располагается как можно ближе к Магистру. Тодд только хмыкнул, наблюдая всю возню слуг с тяжелой и монументальной кроватью. Удивительно как много вещей решалось в этом мире через постель, иногда в самом буквальном из смыслов.
   - Будем надеяться, что проход не завален стараниями калеки.
   - Он бьет по верху, - спокойно заметил Гоуэн, спускаясь следом за Ровенной. - Разбирайся он хоть немного в фортификации сам или имей толкового знатока - нам давно бы пришлось туго.
    Магистр не лукавила - о тайном ходе действительно заботились. Когда лестница кончилась, впереди всех зашагал псионик, мистик же замыкал их маленький отряд. Тодд, шагая по коридору, казался расслабленным и немного хмельным, однако левая рука крепко придерживала ножны одноручного меча, на случай если последний придется спешно выхватить.
  - За портал, возможно, придется побороться, - обронил мистик. - У них в войске есть хороший маг, который почуствует магию…
   - Значит поборемся, - ответил Гоуэн, точно бы это ему предстояло открывать портал.

   Меж тем пленника не торопились выводить на стену, как то обещал посланник - время нарочито растягивали. Но и вечно это делать было невозможно, и вот меж зубцов стены над замковыми воротами показалась небольшая группа людей: двое стражников волочили кого-то третьего, длинноволосого седого, чей торс и плечи были намеренно замотаны в широкий плащ, дабы несоответствие статной фигуры Стефанна и того, что имелось не бросалось в глаза при большом расстоянии. Каких либо указаний относительно этого действа Тодд не давал, приказав только одно - тянуть время, и стражники, озлобленные жизнью и новой осадой в целом, а также назревшим неудовольствием от собственных хозяев, намеревались спустить все это на недосягаемого врага.
   - Эй, уродец Беннатор?! Тут у нас твой дружочек! Выходи поглядеть! - орал во всю глотку первый из стражников.
   - Как мы его огуляем! - остроумно ввернул второй.
   - А то поднимайся и тебе меч по рукоять в жопу вставим!
   Выкрики становились все веселее и забористее, пока раззадоренная собственной бравадой стража, не перегнула и не выронила слабо трепехавшегося пленника в ров.
   - Бля… - едва ли не хором сказали озадаченные стражники, глядя вниз.
[nick]Гоуэн Тодд[/nick][status]Старый лис[/status][icon]https://cdn1.radikalno.ru/uploads/2019/12/28/cccb85a38bdda0f0f53d1b7279f120e6-full.jpg[/icon][sign]Подлость не порок, а профессия[/sign]

+3

44

С того самого момента, как дозорные заметили движение на стене замка, для Гипноса не существовало больше ничего другого. Ни зареванной Мэгги и насупленного Алекто, грудью вставшего на защиту девчонки - в иное время Беннатора удивило бы такое поведение мистика, но никак не сейчас. Ни условий Гоуэна Тодда, ни опущенных катапульт, готовых снова взметнуть вверх снаряды, ни мертвецов, которых сам Полумертвый уже устал поддерживать.
Только Вилран.
Он спешил к замку так, что стук копыт морсу слился в один сплошной грохот, и еще издали заметил на стене три подсвеченные заревом догорающих пожаров фигуры. Двое - в плащах Атропоса, а тот, что между ними...
Высокая фигура с длинными белыми волосами.
Гипнос прищурился, пытаясь унять колотившееся сердце. Зрение у некроманта было не идеальным, хотя он и не жаловался - в полумраке и в неверном свете не понять, действительно ли пленник - его брат.
Он надеялся на собственное внутреннее чутье, но оно молчало. Гипнос был уверен, что узнал бы своего близнеца еще издали, но ничто не подсказывало ему, прав ли он или нет.
В тот самый момент, когда с руки Полумертвого сорвался ворон-шпион, который мог бы стать его глазами сразу возле орущих непристойности стражников, беловолосое тело внезапно перегнулось через парапет и, беспомощно кувыркаясь, полетело со стены, и его вопль слился с испуганным вскриком самого Гипноса.
Никто не успел ничего сделать - даже мистик не успел бы вмешаться, чтобы подхватить. Человек с жутким хрустом ударился о каменистое дно высохшего рва - и этот звук был оглушительно громким в наступившей тишине.
Гипнос даже не осознал, что зажмурился, словно ребенок, стремящийся оттолкнуть неизбежное. Он ждал собственной боли, почти невыносимой - боли не физической, но приходящей изнутри, пронзающей все существо. Такое уже было. Они с Вилраном были связаны так неразрывно и тесно, что он почувствовал бы смерть брата. Непременно почувствовал бы.
Но сердце пропустило удар. За ним второй.
Возможно, он отупел и оглох от свалившейся потери...
Он открыл глаза и понял, что прошла всего пара секунд, и стражники, сбросившие Вилрана со стены, все еще смотрят вниз, на вздрагивающее в последней предсмертной агонии тело.
В полной тишине его ворон спустился вниз, чтобы взглянуть в глаза умирающего. Не Вилрана.
Не Вилрана...
Они попытались обмануть его, но это был пустой блеф. У них не было его брата - с самого начала не было.
Гипнос расхохотался - нервным, звенящим смехом, прикусил собственную живую руку, но остановиться не мог. Смех все длился и длился, пока Полумертвый мгновенно перестраивал в голове картину произошедшего. Его обманули, и он купился на это, как дитя - и сейчас Ровенна, возможно, пытается бежать, но это не главное.
Главное, что Вилран все еще жив.
Гипнос распрямился, и улыбка застыла на его лице оскалом.
- Залп! - выкрикнул он, и первый же выстрел вдребезги разнес кусок стены, на которой стояли незадачливые стражники. Самого Гипноса окутало облаком пыли, и он поспешно тронул морсу пятками, отводя от стены. Ворон вновь взмыл вверх, пытаясь в городе, превратившемся в хаос, в мешанину пожаров и темноты, разглядеть беглецов.
Теперь ему уже плевать было на потери. Гипнос хотел только найти их и убить - за то, что они позволили себе сделать.
Катапульты вновь грохотали, разнося замок Ровенны. Кто бы там ни остался, их жизни Полумертвого больше не волновали. Пусть станет руинами. Пусть весь город станет руинами.
И, словно уловив его настроение, Дакей крикнул:
- Я засек вспышку магии! Это попытка открыть портал... вне замка!
- Алекто! - Гипнос мгновенно нашел глазами мистика. - Помешай им улизнуть! Дакей, определи где это, и перенеси нас туда!..
Сигвин и его люди бросились к Полумертвому, готовые отправиться за ним.
Пусть они умрут. Пусть сдохнет Ровенна, осмелившаяся так над ним подшутить. И Гоуэн Тодд, решивший выиграть время таким образом.

Отредактировано Гипнос (2020-03-01 18:04:51)

+3

45

Вилран торопился так сильно, что не давал передышку даже несчастному взмыленному коню, что уже хрипел на подходе к Атропосу, и не менее несчастному уставшему Эвану, наверняка, сто раз пожалевшему, что связался с распроклятыми Беннаторами. Вилран ничего не замечал вокруг – его вел Зов, и он боялся потерять ту связующую с братом нить, что внезапно обрел спустя множество дней.
Он не знал, где находится Гипнос, и немало удивился, когда дорога повела обратно к Атропосу, а уж когда в подступающих сумерках на горизонте показался город, утонувший в мареве пожаров, то удивился вдвойне, ведь когда они с Эваном покидали городские ворота, все было в порядке! Так что могло произойти за время их отсутствия?
Ответ появился позже  - ближе стал различим шум боя – грохот катапульт и рушащихся зданий, людские крики. Вилран непроизвольно сжал зубы, ощущая охватывающее его чувство гнева, до сих пор ему еще незнакомое. Он столько времени потратил, чтобы привести Атропос в порядок, но стоило уйти, и все его старания ушли псу под хвост!
Глаза Воскрешенного вспыхнули недобрым огнем. Он только что так радовался, что найдет брата, но теперь радость смешалась со злостью, и Вилран сам уже не понимал, что ощущает.
- Гипнос в городе, - крикнул он Эвану, когда они притормозили недалеко от выбитых городских ворот. Штурмующая город армия, видимо, уже проникла на улицы Атропоса.
Но причем тут Гипнос, Вилран ответить не мог – он только знал направление, куда следует двигаться.
- Не понимаю, что здесь происходит, но убью любого, кто встанет на моем пути, - сообщил он Эвану и вновь тронул коня пятками, чтобы пустить рысью, – и всех, кто разрушает то, что я строил, тоже.


В воздухе тянуло гарью, кровью и падалью. Вилран пришпорил коня, стрелой несясь по узким, извилистым улочкам мимо разрушенных домов, пожаров, сражающихся людей и мертвецов. Кто сражался и с кем, он не знал, да и не стремился понять, но люди и мертвецы явно были с обеих сторон – и нападавшей, и оборонявшейся. Воскрешенный мечом порубал себе среди них дорогу или топтал конем всех попавшихся на пути, кто не успел убраться и преграждал путь к заветной цели. Несколько раз он оборачивался, чтобы проверить, не отстал ли Эван. Шпион был на месте, стараясь держаться за его спиной. По правде, выбор у того, раз уж сунулся в Акропос, получался совсем небольшим – либо держаться рядом с безумным Беннатором, либо повернуть обратно и сгинуть где-нибудь на охваченных безумием улочках. Эван благоразумно выбрал первое.
Зов вел прямиком к Цитадели – к самому замку Ровенны, и Вилран даже начал волноваться, как там кузина, и не пострадала ли она во время этих боев – вовсе не хотелось, чтобы с ней произошло несчастье. Он ведь и ее обещал защищать, как брата, и, получается... подвел?
Мысли в голове Воскрешенного путались: и брат, и кузина, и разрушенный город – все сплелось в один клубок, разобраться в котором ему казалось невозможным. Столько опыта в человеческой жизни у Вилрана еще не накопилось.
Он вылетел на площадь перед замком, заполненную людьми, мертвецами и катапультами, как раз в тот момент, когда посреди нее засветилось яркое пятно портала. И Гипнос был рядом с ним - опять рядом с этим фойрровым порталом!
Так неужели портал снова их разлучит?!
- Гипнос! – в панике крикнул Вилран, стараясь перекричать шум катапульт, едва удерживая перепуганного грохотом коня и отопнув ногой сунувшегося было к нему что-то говорящего человека. – Гипнос, стой!
Если брат сделает еще шаг, то он снова его потеряет.
Сердце Вилрана сжалось от страха.

+3

46

Дайсы

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 10 | reason = Алекто шаманит с порталом.[/dice]
[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 10 | reason = Мистик Тодда открывает портал в Анейрот.[/dice]

0

47

Чем ближе был выход наружу, тем волнительнее становилось Ровенне. Она не думала о встрече с Эарланом или о том, что её ждёт после, когда она выберется из разрушенного Атропоса и останется ни с чем. Только с фамилией, которая связанная с предателями. Ровенна просто хотела выжить любой ценой, именно поэтому пошла на сотрудничество с Гоуэном и не лезла в самую гущу событий, до последнего надеясь, что Магистр Альянса всё же покажет характер и отбросит чужие войска от города, который Культ Безымянного уже дважды брал штурмом. Но, кажется, все её надежды были тщетными.
- Проверь портал, - посоветовала Ровенна, когда им всё же удалось выбраться из акведука под открытое небо.
Выходить было рискованно, как и задерживаться. В любое время к ним могли сбежаться солдаты Гипноса или нежить, которую он привёл или воскресил здесь же. Мистики могли уже раскусить подставу Тодда и готовиться перехватить беглецов.
Ровенна нервничала всё сильнее, но продолжала поддерживать магический щит. Она нервно облизнула губы, неотрывно следя за тем, как мистик создаёт портал, как входит в него, чтобы проверить, что по ту сторону действительно Анейрот, а не Гипнос и его свора, желающая их убить.
- Анейрот! – крикнул из портала мистик и в голосе его были неподдельные радость и облегчение.
Ровенна тоже поспешила к порталу, не собираясь дожидаться, пока кто-то ещё её опередит.
***
Алекто пришлось оставить Мэгги. Девушка не верила своему счастью и всё пыталась навязать ему свою благодарность в той форме, в какой привыкла, - телом. Алекто такой вариант не устраивал, но всем магам и воинам, которые остались возле девушки следить, чтобы она не сбежала, он доступно объяснил, что с ними будут, если они решат воспользоваться её предложением или как-то ей навредят.
Отъявленным мерзавцем Алекто не было. Но на падение человека с высоты замковой стены смотрел почти равнодушно. Этот человек отчего-то был важен Гипносу, но сейчас Алекто был так зол на аристократию, что не пошевелил даже пальцем, чтобы что-то изменить. Он не хотел напрасно рисковать своей жизнью и пытаться дважды за один прыжок создать портал, чтобы поймать летящего вниз. Он мог и сам просчитаться и разбиться в лепёшку. Нет уж, спасибо.
Позже оказалось, что и спасать было особо некого. Какой-то мужчина, которому просто не повезло быть издали похожим на Стефанна Беннатора или кого там хотел заполучить Гипнос?
Если жизнь незнакомца почти не волновала Алекто, то поймать пса Эарлана он мог бы с большим удовольствием. Здесь действие как-то оправдывалось перед Имахиром и могло бы показать Алекто с лучшей стороны. Мистик всё ещё не терял надежды выслужиться перед Уравнителем и присоединиться к другим его соратникам за одним общим столом.
Фойрров портал не поддавался. Алекто почувствовал, как кто-то переместился за стену и попытался выбраться из города, но чужой маг оказался сильнее – или удачливее – а потому все потуги Алекто что-то изменить оборачивались провалом.
Он попытался не перехватывать портал, а открыть его в то же место, не защищённое магией, вдруг получится перехватить? С этой задачей он справился намного быстрее, а потому в созданной магической бреши уже видел белобрысую бабу, темноволосого мужика рядом с ней и группу магов, которые тут же ощетинились на него заклинаниями, стоило увидеть портал.
[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+3

48

[nick]Гоуэн Тодд[/nick][status]Старый лис[/status][icon]https://cdn1.radikalno.ru/uploads/2019/12/28/cccb85a38bdda0f0f53d1b7279f120e6-full.jpg[/icon][sign]Подлость не порок, а профессия[/sign]
   В акведуке и на самом выходе им никого не встретилось, что совсем не означало, что люди мальчишки Дедалуса не навалятся на них сразу же, как группа беглецов покажет наружу носы. Из города даже сюда затягивало запах гари, дыма и жженой плоти, взвесью висела в воздухе каменная крошка и пыль, отчего нет-нет, да кто-то порывался закашляться, давился в рукав или ладонь, чтобы не шуметь.
   Беглецы остановились на границе акведука, там где стены еще позволяли им укрыться от стороннего взгляда хотя бы немного и Ровенна предложила попробовать открыть портал. Мистик немного помялся в сомнении, потому что в случае неудачи они останутся не просто без портала, но и выдадут свое точное местоположение. Опыт с портальной комнатой показал, что на той стороне имеется далеко не новичок своего дела, и за всплесками магии наверняка давно следили.
   - Ну, что ты жмешься, как целка? Давай! - совсем недипломатично подбодрил мага Тодд. Из его речи заметно быстро исчезла посольская вежливость и витиеватость слога. Мистик мрачно зыркнул на своего начальника, но приказ поторопился выполнить. Портал открылся, однако маг тут же почувствовал чужое вмешательство в свое заклинание.
   - Второй раз со мной такое не пройдет, - процедил сквозь зубы он, стабилизируя собственную магию и первым прошел через брешь, проверяя сделанную работу. В тот миг, когда голос мистика возвестил об успехе, совсем рядом вспыхнул еще один портал, в котором замаячил силуэт непрошенного гостя. Очевидно что до того, как сюда хлынет очередная орда, оставалось совсем немного времени. И терять его Гоуэн не собирался.
   Когда засиявшая трещина вражеского портала отвлекла на себя всех оставшихся возле акведука, заставив сконцентрироваться на магии, Тодд хвататься за меч не стал. Скрестным быстрым шагом он переместился за спиной Ровенны, буквально просачиваясь в то малое пространство, что отделяло ее от спасительного портала, и одновременно положил руки ей на бедро и плечо - те точки несущих суставов, при воздействии на которые сложнее всего оказать сопротивление. Крутящим, точно бы  танцевальным движением Гоуэн толкнул Магистра от портала в сторону показавшегося неприятеля, а сам провалился в магическую брешь.
   Никакого прощального или поясняющего слова от него не последовало - это было лишь тратой времени. Ровенна без Атропоса была ему просто не нужна.
   - Закрывай! - скомандовал он вместо этого мистику. Видя предательство посланника, оставленный вместе с Магистром псионик было бросился в портал следом, но не успел. Заклинание оборвалось, отсекая магу торопливо протянутую кисть руки.
   - Гнида! - взревел он от отчаянья и боли, сгибаясь пополам, зажимая обливающуюся кровью культю.

Отредактировано Оливер (2020-03-04 20:21:23)

+3

49

Атропос пылал и истекал кровью, а его новоявленный Магистр бежала прочь с поля боя, бросая свой город Всюду, где пролетал зачарованный ворон, он видел лишь разрушения и бездушные тела мертвецов, примыкавшие к отряду некроманта. И живых, запиравшихся в домах и отчаянно молившихся - должно быть, Безымянному, хотя вряд ли бог смерти мог бы спасти хоть кого-то на этом пиршестве мертвых.
Гипнос Беннатор смеялся - безрадостным, нездоровым смехом человека, который сам не понимает, к чему теперь идет.
Вряд ли что-то уже могло измениться. Даже если Ровенна сбежит, Атропос пал и обращен в руины. Он, Полумертвый, разрушит его до основания, чтобы отомстить тем, кто вздумал насмехаться над ним - за все те годы унижений и за сегодняшний день тоже! - а затем вернется к Имахиру вместе с пленными жителями.
Но без Вилрана.
К чему все это, если он так и не нашел Вилрана?
Он видел, как между руками Алекто вспыхнул сияющий проход портала - и в этом окне, словно затянутом маслянистой пленкой, видел Ровенну. Встревоженную, растрепанную, уже отнюдь не такую самоуверенную, окруженную всего лишь несколькими людьми.
Что ж, к его сегодняшним разрушениям можно добавить и ее тоже.
- Взять их, - первыми в портал посыпались оставшиеся мертвецы, за ними - волчья стая опьяненных кровью людей Гипноса. Некромант выждал, понимая, что маги Ровенны непременно будут палить по всем, кто покажется из портала, затем спешился, подходя к сияющему окну. Как бы там ни было, уничтожить Ровенну он должен сам.
Его костяная рука почти уже коснулась портала, когда...
— Гипнос, стой!
Он замер. Тело словно молнией прошило.
Голос, едва слышный в грохоте катапульт и лязге оружия, был знакомым. Таким знакомым, что осознание его вызывало настоящую физическую боль.
- Вил...
Гипнос развернулся. За его спиной боевые маги вступили в схватку с Ровенной, и Алекто продолжал удерживать портал, но сам Беннатор не замечал этого, широко распахнутыми глазами лихорадочно блуждая по охваченной огнем площади, выискивая, пытаясь высмотреть...
Утомленная, хрипящая от усталости лошадь неслась к нему через площадь, высекая подковами искры, а на ней, пригнувшись к седлу и отчаянно понукая ее, сидел Вилран.
- Вил!..
У него ослабели ноги - разом, словно из него выдернули все удерживавшие его нити. Гипнос сделал несколько нетвердых, ковыляющих шагов - а затем, очнувшись, побежал. Со всей скоростью, на какую только было способно его оживленное Ключом тело. Оступился, едва не поскользнувшись на кровавой луже, но даже не заметил этого, спеша навстречу Вилрану - резко затормозившему коня так, что бедное животное вздернуло голову к небу, спрыгнувшему с седла Вилрану. Своему брату.
Гипнос влетел в него, обхватил его обеими руками, вжался лицом ему в плечо - словно не он был только что хладнокровным некромантом, командующим армией мертвых, намеревающимся убить собственную кузину. Он ослеп и оглох, но чудесным образом слышал - а может быть, чувствовал, - как колотится сердце Вилрана, и если бы мог в этот момент снова срастись с братом, то наверняка сделал бы это без колебаний.
- Вилран...

***
Маги и воины Гипноса, скользнувшие в открытый портал, ожидали встретить яростный отпор и выставили магические щиты, зная, что придется сразиться с далеко не самыми слабыми противниками. Но вместо этого успели увидеть лишь мелькнувшую вспышку схлопнувшегося перехода, мага, со стоном зажимавшего обрубленную руку, и саму правительницу Атропоса - одинокую, ошеломленную, преданную. Оставленную врагам, словно подачка.
Мертвецы, не чувствовавшие ни усталости, ни страха, без промедления рванулись вперед, но остановились - внезапно лишенные управлявшей ими воли: Гипнос больше не думал о них, не отдавал им приказа, и они растерянно топтались на месте. Капитан Сигвин ударом в висок оглушил раненого, лишившегося руки псионика, двое же боевых магов, до этого сопровождавших самого Гипноса, атаковали Ровенну.

дайс

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 15 | reason = Двое магов пытаются оглушить Ровенну[/dice]

Отредактировано Гипнос (2020-03-06 14:00:23)

+3

50

Вилран на ходу соскочил с коня, увидев, что брат услышал его и обернулся. Выдернул впившуюся в плечо стрелу (в бешеной гонке по улицам Атропоса Воскрешенный даже не заметил, когда и откуда та прилетела), и откинул ее в сторону.
Он успел, и Гипнос его услышал – единственное, что захватило все его мысли, когда Вилран увидел, что брат бросился ему навстречу. Он тоже поспешил и едва успел подхватить Гипноса, когда тот неловко поскользнувшись, чуть было не растянулся на разбитой, залитой кровью мостовой.
- Я искал тебя, брат, - Вилран обнял его, как маленького ребенка, когда Гипнос повис у него на шее, уткнувшись носом в плечо.
Сердце защемило, но в то же время Воскрешенный почувствовал на душе огромное облегчение – они снова были вместе, едины и неразлучны. Как когда-то в детстве. Ему не хватало этого все прошедшие дни разлуки.
- Я потерял тебя в портале, прости, больше такого не допущу, - Вилран склонил голову, прижавшись щекой к светлой макушке брата. – Я должен был защищать тебя.
Он не заметил изменений в его облике – все произошло слишком быстро и внезапно. Он узнал его чутьем и верил тому, что чувствовал. На какое-то время Воскрешенного захлестнуло радостью, которую он не испытывал раньше, и уж тем более его не волновало, как их встреча выглядела со стороны.
А между тем и солдаты Гипноса, и Эван немало опешили от подобного проявления чувств, не зная, что делать и как все понимать, никто ведь не знал, что Стефанн Стефанном на самом деле вовсе не является, и подобное проявление чувств с его стороны и со стороны Гипноса выглядело довольно... странно, если не сказать дико.
Где-то рядом вновь громыхнула катапульта, и Вилран пришел в себя первым, вспомнив про Атропос и про свое недовольство, которое он испытал при виде разрушений, въезжая в охваченный войной город.
- Так это все ты? Зачем? – он чуть отстранил Гипноса от себя, чтобы видеть его лицо – смотреть ему в глаза. – Отзови людей. Я пытался здесь все восстановить!
В голосе Воскрешенного проскользнул лед, но, отстранив брата, он наконец-то заметил произошедшие с тем изменения и замолчал. Вилран помнил его другим – с уродливым мертвым отростком, некогда бывшим им самим - Вилраном. Но сейчас не было ни мумифицированной головы, ни иссохшей руки.
- Как... ты смог? – он осторожно прикоснулся пальцами к плечу Гипноса, где когда-то была его собственная голова. Он не жалел – он был удивлен. В памяти отпечатался другой образ, ставший привычным, и сейчас Вилран пребывал в некотором замешательстве, что привычное внезапно исчезло.
Но долго недоумевать ему не дали.
От портала долетели крики и шум, и Воскрешенный поневоле обратил туда все внимание, услышав знакомый голос – Ровенна пыталась отбиться от пришлых магов.
Но как она здесь оказалась? Почему на нее нападали?
Что вообще происходит?!
- Убери своих людей, брат, или я убью их, - рука Вилрана легла на рукоять меча. – Она не причинила ни капли зла и заботилась обо мне все это время.
Лицо Воскрешенного стало совсем непроницаемым - в мыслях он уже просчитывал, с какой стороны подступиться к магам Гипноса, чтобы их атаковать.

Отредактировано Вилран (2020-03-07 11:42:28)

+3

51

Заветное спасение, казалось, было всего в шаге от Ровенны. Некромантка уже тянула руку к порталу, собираясь вот-вот ступить в него, как почувствовала совершенно неуместные прикосновения к телу, а после – резкий разворот, который силой оттянул её от портала. Не понимая, что произошло, Ровенна едва устояла на ногах. Она бросила взгляд в сторону портала, видя, что мужчиной, помешавшим ей воспользоваться порталом, был Тодд.
- Ах ты мерзкая тварь, - нисколько не смущаясь, выпалила Ровенна, приходя в бешенство от осознания, что этот человек её всё-таки предал.
Она собственными руками подарила ему возможность спасти свою задницу из пылающего Атропоса, а он решил её предать, потому что она ему больше не нужна. Что ж… Ровенна собиралась угостить его заклинанием напоследок, вытянула перед собой руку, выкрикнула заклинание, вкладывая в него столько энергии, чтобы у Гоуэна переломалась каждая кость в теле, но, кажется, не успела вовремя.
Магический портал закрылся по приказу Тодда. Зато рядом открылся другой.
Псионик, который как и она оказался в западне, кричал от боли и ругался вслед убежавшему посланнику с мистиком. Ровенна бы тоже ругнулась со вкусом, но у неё вполне закономерно появились более существенные проблемы, чем желание Гоуэнну Тодду просраться собственными кишками. Из портала, созданного мистиком Гипноса, высыпалась нежить и боевые маги. Ровенне пришлось переключиться на них, не забывая одновременно и о защите, и об атаках. Сдаваться просто так без боя, даже зная, что без мистика у неё нет шансов сбежать, некромантка не планировала. Свою шкуру Ровенна собиралась дорого продать, убив неожиданно вставшую нежить, которая почему-то перестала на неё нападать, и отсыпав щедро боевым магам. С нежитью она справилась, но насчёт боевых магов явно погорячилась, когда решила, что выстоит одна против группы.
Магический запас некромантки быстро опустел. Несколько хороших магических атак боевых магов хватило, чтобы лишить Ровенну сил. Магический щит пошёл трещинами от заклинаний, когда по нему заплясали молнии. Одна из молний, хоть и ослабленная, смогла просочиться внутрь и ударить некромантку. Ровенна тихо вскрикнула от боли и повалилась на землю. В ушах звенело. Она не осознавала, что происходит вокруг, хотя видела, как к ней подбираются боевые маги, как они её окружают, держа наготове защитные и атакующие заклинания, если у неё в руках останутся силы ещё раз их атаковать.
О, если бы она только могла. Если бы весь мир перед глазами не крутился. Если бы не этот противный звон в ушах и обожженные от кистей до локтей руки, она бы убила их всех вместе с собой. Но Ровенна Беннатор не могла. Вслед за звоном её накрыла абсолютная темнота.
[nick]Ровенна[/nick][status]стерва со стажем[/status][icon]https://i.imgur.com/1DaVJqq.png[/icon][sign]Мы близнецы, мы все делим пополам. То, что его — мое, а то, что мое — тоже мое.[/sign]

+2

52

- Вил...
Он был рядом. Живой. Здоровый. А значит - все не напрасно, и все не зря.
- Брат мой... сокровище...
Им столько еще нужно обсудить. Вилран - даже сейчас он был выше Гипноса почти на целую голову! - говорил теперь так быстро и чисто, теперь они смогут поговорить, как должны были уже давно. Только не сейчас. Сейчас еще нужно...
Вилран первым отстранил его, и в его лице мелькнуло неудовольствие. А за ним - и гнев. Гнев? На него, Гипноса?!
- Ты что... - Гипнос изумленно нахмурился, затем начал осознавать. Вилран, наивный маленький мальчик, так отчаянно желавший хоть где-то пожить, как дома, начал воспринимать собственным домом Атропос. А собственной сестрой - Ровенну.
"Отношения между Стефанном и Ровенной стали в последнее время такими близкими... она даже носит ребенка от собственного брата..."
- Ты с ума сошел?! - Гипнос сделал шаг назад, высвобождаясь из хватки брата. Нежность, затопившая сердце, мгновенно застыла, смерзлась комком льда. За его спиной, в портале, Ровенну атаковали его собственные маги, но Полумертвый смотрел только на ладонь Вилрана, легшую на рукоять меча. Он собирался обнажить оружие против него? За Ровенну?! - Ты так ничего и не понял? Она хотела тебя убить! Она знает, что ты не ее брат, и она собиралась убить тебя на моих глазах! Я пришел сюда, чтобы тебя спасти!
- Я обманул ее, - расстроенно покачал головой Вилран, не спуская глаз с Ровенны. – Прикинулся Стефанном, которого сам и убил... Я уничтожил несгруд, - он обернулся к Гипносу, на мгновение отвлекшись от портала. – Отзови людей, Гипнос, я не хочу, чтобы ее убивали...  Я виноват больше, чем она.
- Что ж, теперь она знает, что ты не ее брат, и не оставит тебя в живых, если ей представится такая возможность. Она сказала мне, что пытала тебя, - жестко отрезал Гипнос. Его маги попали в Ровенну, но он видел - и видел Вилран, - что она была еще жива и шевелилась на земле, пытаясь приподняться. - И она совершенно точно убьет и меня, если сможет. Зная это, ты действительно хочешь оставить ее в живых?
- Она меня пытала? – Вилран несколько опешил. – Она меня пальцем не тронула, наоборот, заботилась и... любила... Вернее, любила, она, наверное, все же Стефанна... Не было никаких пыток, что ты...
Воскрешенный замолчал, глядя на то, что происходило у брата за спиной. Маги Гипноса угомониться не спешили, да и он их не останавливал,  и Вилрану ничего не оставалось, как действовать самому. Не добавив больше ни слова, он направился к порталу. 
- Стой! - в голосе Гипноса прозвенел металл. Некромант рванулся вперед, чтобы схватить Вилрана правой рукой, и костяные пальцы вцепились в плащ Воскрешенного.
Вилран остановился так резко, словно врезался в стену. Он недоуменно уставился перед собой, не понимая, что происходит, а затем медленно выдохнул, чувствуя, как в душе нарастает гнев. И страх. Что-то в его разуме никак не давало нарушить приказ брата, хоть он и не понимал что.
- Гипнос, отзови людей, - растерянно повторил он все еще глядя на портал. 
Несколько мучительно долгих ударов сердца Гипнос молчал. Он стоял у Вилрана за спиной, и его лица не было видно.
- Брать живой! - наконец, выкрикнул он, и маги, склонившиеся было над Ровенной, остановились. Схватили оглушенную девушку, поволокли к порталу и вытащили на эту сторону, к ногам братьев Беннатор.
- Она тебе нужна? - невыразительным, пустым голосом спросил Гипнос. Больше всего он сейчас не хотел, чтобы голос выдал всю бешеную ревность и ненависть, пожиравшие его изнутри.
"Нужна больше, чем я?"
- Ты ее не отпустишь? – уточил Вилран, обернувшись. Ровенна была жива, и его едва зародившийся гнев отступил.
- Я не могу, - отрезал Гипнос. - И не хочу. Она - мой враг, и это не изменится.
- Я не понимаю, почему вы враждуете. Ты мне потом объяснишь? - ответил Вилран, склоняясь к Ровенне и поднимая ее на руки. – На земле лежать холодно, и ей надо к лекарю, - он быстрым взглядом окинул стоящих рядом с Гипносом людей, выбрал того, что покрепче и вручил девушку ему. – Держи.
Гипнос невольно сжал губы: человеком, которому Вилран поручил Ровенну, был Алекто. Похоже, у мистика в скором времени прибавится причин для неприязни к Беннаторам.
- Лишить магии и связать. Глаз с нее не спускать, - велел он, кивком позволяя Алекто передать пленницу магам. На вопрос Вилрана он не ответил. Вся радость, вспыхнувшая в нем при виде брата, сменилась черным, жгучим, терзающим, как горечь, чувством ревности.
С другой стороны... Ровенна Беннатор носит ребенка. Близнецов. И если эти близнецы будут обладать магическими способностями...
А женщины некромантов нередко умирают в родах.

Гипнос едва заметно усмехнулся.
Вокруг него осада постепенно заглохла. Катапульты больше не стреляли, и воины шакальей стаей рыскали по развалинам, выбирая что ни на есть ценного, но ничего не находя.
- Есть в замке что-то важное? - обернулся Гипнос к брату.
- Мм-м... – задумался Вилран, глядя на свой недавний дом, изрядно теперь порушенный. – Только люди. Разве что еще припасы и украшения Ровенны... Ох, там же еще мать... Стефанна мать. Она больная на голову, все время играет в куклы. Поэтому заперта. Думаешь, ее будет кто-то кормить, если мы заберем Ровенну?
- Мне плевать! - взорвался Гипнос, развернувшись к нему так резко, что мантия черной молнией хлестнула по ногам. - Мне наплевать, будет ли кто-то ее кормить! Я разрушил весь этот фойрров город до основания только потому, что ТЫ был здесь! Как думаешь, важно ли мне что-то еще?!
- Тебе плевать на то, что я пытался здесь построить? – Вилран расстроенно наморщил лоб. – Я думал, ты меня любишь... – он никак не мог понять причину, почему брат злится. – Ты сказал мне быть Стефанном, и я выполнил все, что ты хотел. Чем ты недоволен сейчас?
Гипнос скрежетнул зубами, но ответить не успел.
- Милорд! - Сигвин подошел к нему, с подозрением покосился на Стефанна, но ничего не сказал. - Следов посланника Альянса нигде нет. Вероятнее всего, он сбежал телепортом, который мы не успели остановить.
- Значит, он уже у Эарлана... - Гипнос сжал кулаки. - Готовимся к отходу, и быстро. Капитан, собирайте людей! Мы отступаем через четверть часа, пока сюда не нагрянули войска Магистра.
Он был, пожалуй, рад возможности отложить разговор с Вилраном на более позднее время. Когда на них не будут смотреть. Когда он сможет логически допустить и принять то, каким стал его бесценный брат.
Вовсе не таким, каким Гипнос ожидал его увидеть...

+3

53

Вилран же еще немного подождал ответа, хоть и заметил, что брат отвечать не спешил. Да и вообще не спешил, что-либо объяснять. Приняв это, он вздохнул и отошел в сторону, чтобы не мешать Гипносу раздавать указания своим воинам. Впервые за все прошедшее время Вилрана укололи сомнения, стоит ли вообще уходить из Атропоса, и не зря ли он так спешил встретиться с братом? Ведь они же с ним одно целое... Или уже нет? А что если они все время были разными, даже тогда, давно в прошлом, но поневоле оказались связанными вместе одним телом? Вилран никогда не думал о подобном и, ужаснувшись собственным мыслям, поскорее отогнал их подальше – нет, они с Гипносом едины и всегда будут рядом.
Вокруг них закипел людской водоворот - солдаты и маги спешили свернуть нападение и перестроиться для отхода и телепортации. Гипнос стоял, не двигаясь с места и не сводя глаз с Вилрана. Что-то в брате изменилось. Изменилось так сильно, что одновременно и мучительно притягивало его, и вызывало гнев.
Возможно, он просто слишком устал. Возможно, они оба слишком устали.
Главное, что Вилран жив. Не этого ли он хотел все это время?
- Вил... - тихо проговорил Гипнос и, потянувшись, коснулся живой ладонью опущенной руки брата. Его разрывало от чудовищной смеси любви и ревности.
- Да? – Вилран поспешно обернулся, словно ждал его слов, и руку не убрал. 
- Ты ведь... со мной? - Гипнос сжал пальцы в его ладони. - Ты все еще со мной, и веришь мне?
- Конечно, - Вилран по-детски искренне улыбнулся. – Я всегда буду с тобой. Если бы не эти дурацкие порталы... Я ведь уже отправился искать тебя, Эван говорил, что знает, где ты... Но потом я почувствовал, что ты каким-то образом появился в Атропосе, и вернулся. Хорошо, что успел.
Он с жалостью обернулся к полуразрушенному замку Ровенны. Наверное, успей он еще раньше, и город вообще бы мало пострадал. Но кто ж знал, что Гипнос атакует Атропос? Да и Ровенна... Почему она солгала, что пытала его? Вопросы в голове Воскрешенного так и остались без ответов. 
Позабытый Эван, чудом уцелевший во всей заварушке, осторожно приблизился, кашлянул в кулак, привлекая к себе внимание обоих Беннаторов. Шпиону уже совершенно не хотелось разбираться, кто из них кому кем приходится, но числился он до сих пор человеком Гипноса, и опустился на одно колено, когда Полумертвый повернул к нему голову.
- Милорд... - откашлялся шпион. - Я Эван Руд, милорд. Я... был с вашим... - он кинул быстрый взгляд на Вилрана, запутавшись, как его назвать.
- О, точно! Это Эван, - поддержал шпиона Вилран, опустив руку тому на плечо. – Он теперь мой друг. Мы три дня вместе плутали по болоту. Здесь кошмарные болота – я уже два раза успел в них заблудиться.
- Друг? - искренне изумился Гипнос, не сразу сообразив, что этот человек - тот единственный шпион, что был захвачен в плен. - Так это ты вывел Ви... Стефанна из Атропоса?
- Да, господин, - Эван встал с колена, оказавшись выше некроманта почти на целую голову.
Гипнос бледно улыбнулся.
- Я непременно вознагражу тебя за верность, когда мы уйдем отсюда, Эван Руд. Ты проявил мужество и стойкость.
"Друг, подумаешь тоже!"
- Ну, я же говорил, что брат тебя похвалит, - Вилран радостно шлепнул Эвана по спине, а когда тот отошел, то обратился уже к Гипносу. – Знаешь, мне надоело быть Стефанном. И я решил, что больше им не буду. Буду собой, так что зови меня Вилраном.
Гипнос глубоко вздохнул. Затем взглянул ему в глаза и улыбнулся.
- Как скажешь, брат.
Сейчас - после всего этого! - таиться уже не было никакого смысла.
Полумертвый присвистнул, и морсу, изваянием застывший неподалеку и таращившийся в пустоту, послушно подошел на зов хозяина, волоча по земле тяжелые крылья и длинный хвост.
- Поедем? - уж на что Вилран точно должен был обратить внимание, так это на чудовищную мертвую лошадь с горящими синевой глазами.
- Это твое? – глаза Воскрешенного от восхищения чуть ли не полыхнули как у морсу. – Какой чудесный...
Он подошел к удивительному созданию и, протянув руку, осторожно коснулся пальцами перепончатых крыльев, затем погладил длинную гриву и провел ладонью по щеке оживленного коня, недовольно при этом фыркнувшего.
- Он намного лучше того, что ты оживил в Лунных Землях, - вынес Вилран свой вердикт. – Ты сам его создал? Он летает?
Гипнос усмехнулся. В чем-то его брат оставался неизменным.
- Конечно я. И он летает, - заверил он и хлопнул морсу по боку.

+3


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [27.08 — 02.09.1082] Холерный оксюморон