Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [27.09.1082] Мир тысячи дорог


[27.09.1082] Мир тысячи дорог

Сообщений 31 страница 50 из 50

1

https://steemitimages.com/DQmQPcjFdcjejtytRYGjPga3oBQzapXYrFEufsYi4poQzos/treevillage8.png

https://i.pinimg.com/originals/1a/2a/08/1a2a081dfefb65359ecc62a648043f56.jpg

- Локация
Фалмарил, деревня Айкв'э
- Действующие лица
Элиор Лангре, Даниэль
- Описание
предыдущий эпизод — [21.09.1082] Между молний над ревущим гневно морем
Орден крови остановился в одной из некрупных деревень в округе Артеса восстановить силы и отдохнуть от долгого перехода.

0

31

Как жаль, что впереди у них не простая жизнь. Элиор искренне не желал сейчас, чтобы Даниэль участвовала в последующих событиях, но прекрасно понимал, что теперь она точно не уйдет. Не сбежит, а будет стоять рядом, упрямо подпирать руками бока и отчитывать Элиора, если он будет не осторожен. Этот факт даже немного забавлял его. Представить подобное пару месяцев назад не пришло бы ему и в голову, но сейчас, он отчетливо мог видеть эту картинку перед своими глазами.
Он вновь признался и она ответила на них. Нет, это не было что-то обычное или наоборот. Дан вновь отчитала ламара, но сделала это таким же шёпотом, что не одна мысль, о том что он ожидал другой ответ, не закралась ему со спины и не подставила подножку. Сейчас, всё казалось правильным. Ситуация, обстановка вокруг, да это не то место, которое бы ламар предпочёл назвать своим домом. Небольшой домик, стражники у самого входа и ситуация вокруг, когда в любой момент могли ворваться сюда с донесением. Но при всём этом, здесь был какой-никакой уют и самый главный человек в компании которого, Элиору было всё равно где находиться.
Сейчас он внимательно смотрел на княжну. В её тёплый взгляд и добрую улыбку. Казалось, что подобного он раньше и не видел, хотя, правда, впервые за всё время, она так искренне улыбалась ему. Впервые, смотрела на него этим тёплым и нежным взглядом. В этот момент, Лангре показалось что она задумалась. Пытаясь решиться на что-то, но не найдя ответа у себя в голове, он услышал его из уст Дан.
Он смутился. Лицо залилось краской от осознания того, что он услышал. Элиор в большинстве своём, ночевал один, а если и кто-то был рядом, то явно не хотел рассказывать ему о том что он разговаривал во сне. Может это было постоянно, а может и было исключением. Ламар задумался. Когда он произнести эти слова? В голове сразу всплыла картинка, как он стоя на берегу пытался докричаться до неё. Тогда он впервые обронил эти слова, подумав что может они достигнут её. И достигли, но не во сне, а наяву. Пылающие щёки и отведенный взгляд, вот как Элиор сейчас выглядел.
Казалось, что он сейчас хотел оправдаться, спросить ещё что-то, но Даниэль перебила ход его мыслей, говоря что-то новое для него. Элиор не ожидал этой просьбы, но задумался, просить просто так отойти стражников, равноценно говорить им, чтобы они не подслушивали. Ламар редко врал своим подчиненным, да и скорее не договаривал некоторую информацию. Он задумался и найдя ответ, тяжело вдохнул.
- Вы стоите как на ладони, будто показываете что княжна тут, отойдите на семь шагов и постарайтесь не выдавать себя! - командным голосом выпалил Элиор. Наверное, для Дан это могло показаться смешным, ведь нежный Элиор, что шепчет ей на ушко признания в момент изменился, когда нужно было отдать приказ. Ламар замолчал, слушая тишину, а точнее вслушиваясь в то, что происходило за дверью. Охрана колебалась, но не могла пойти против, вполне логичного, приказа лидера повстанцев.
Около двадцати секунд они колебались, но после послышались шаги, как двое приставленных к двери охранников расходятся в разные стороны.  Топот стих и Элиор теперь был уверен, что ни одни лишние уши не подслушивают их. Лангре вновь посмотрел на Даниэль. Заглянул ей в глаза, будто желая по своей воле утонуть их. Легкая, теплая улыбка с тонкой ноткой грусти заиграла на лице.
- Я помню тот сон, - высказался ламар, делая голос тише и мягче. - Но я не знал что я разговариваю во сне.
Щеки ламара вновь покраснели. Он внимательно смотрел на Дан и не мог вновь сдержаться. Склонившись к ней, Элиор вновь поцеловал её. Небольшой нежный поцелуй, после которого он с улыбкой вновь посмотрел на Дан. Она ведь не просто так попросила ламара отвести охрану от входа. Возможно, ей надоело то, что они слышат всё что происходит внутри, да и их диалог днём, который они слышали, явно может обернуться неприятной ситуацией. Сейчас же, ламар, проводя тыльной стороной ладони по щеке княжны, чего-то ждал, но не теряя времени и момента любовался ей. Стараясь запомнить каждую черту её лица.

+1

32

喜歡
Даниэль тихо хихикнула в ладонь, когда услышала, что придумал Элиор для солдат. Он говорил по делу. Его слова не были лишены смысла, но со стороны казалось, что ламар не хочет, чтобы другие подумали что-то лишнее, когда услышат приказ командира. Она сама не знала, что произойдёт после, если произойдёт вообще. Они могли просто говорить до утра, устроившись поближе к очагу, чтобы никто им не мешал делиться чем-то важным и не предназначенным для сторонних ушей. За сегодня стражники наслушались с излишком, чтобы дать им ещё повода для сомнений, косых взглядов или мыслей. Даниэль почему-то не сомневалась, что воины, которых Элиор отбирал лично для охраны дома, не станут болтать о том, что услышали, открыто выказывать к этому отношение, что-то говорить или как-то не так смотреть в их сторону. Ланкре считала, что на одной ссоре можно закончить, а остальные разговоры казались ей ещё более личными и откровенными, чем рассказы об отношениях с Морганом. Даниэль закусила губу и понадеялась, что стражники этого не услышали и не изменят отношения к Элиору.
Княжну не смутила перемена в интонации. Она наоборот понравилась Ланкре. Строгость и субординация с подчинёнными. Мягкость и теплота с ней. Элиор казался ей уязвимым, когда оставался с ней наедине и позволял чувствам брать над собой верх. «Все мы слабы перед ними». Даниэль подумала, что почувствовала спокойствие и силу с уверенностью рядом с Элиором. Совсем недавно. Поцелуй-два назад, если можно так считать время. «Интересно, а он чем руководствовался, спроваживая товарищей от двери?» Ехидно и беззлобно подумала девушка, наблюдая за ламаром.
Даниэль немного знала об этикете и традициях в высшем обществе. В основном благодаря Мэтерленсам, которые занимались её обучением. Она знала, что в некоторых народах так положено спроваживать слуг, чтобы ничего лишнего не просочилось за двери комнаты. Притворяться слепыми и глухими, чтобы после не получить суровое наказание за провинность.
— Но я не знал, что я разговариваю во сне.
- Немного, - Даниэль улыбнулась, думая, что эта информация успокоит Элиора. – Важные секреты стратегии и тактики точно не выбалтывал, - фалмари внесла в разговор немного шуток, чтобы не позволить зародиться неловкости, которая отчего-то наползла с осознанием, что за дверью никто не стоит и не слышит. Ощущение абсолютного единства накладывало отпечаток на ощущение пространства вокруг, себя и Элиора рядом.
Ланкре ответила на поцелуй. Наклонила голову к ладони ламара и закрыла глаза, вслушиваясь в ощущения от простого и лёгкого прикосновения к щеке. Есть и спать не хотелось. Даниэль чувствовала себя бодро и при силах, несмотря на ранний подъём и бурный день с приключениями и склокой. Усталость, которая осталась после ругани, исчезла.
Княжна расслабила объятия, опустилась, потому что долго стоять на носочках даже при всём желании было сложно, но вместо этого легко скользнула одной ладонью к руке Элиора, которая касалась её щеки, вложила её в его ладонь и чуть сжала пальцы. Вторая рука спустилась от шеи вниз и осталась спокойно лежать на груди на уровне сердца, чувствуя его биение под пальцами.
Она отстранилась ещё раз, не выпуская руки Элиора, которую держала, отнимая от щеки. Даниэль улыбнулась ему уголками губ, села на настил возле очага, где свет то ярко разгорался, то затихал, стоило стихнуть сквозняку. Она чуть потянула ламара за руку, чтобы он сел рядом, и придвинулась ближе. И не нужно вставать на носочки, чтобы дотянуться до него.

+1

33

Его слова, может вызвали беспокойство у стражников, но Элиору скорее было их жаль. Им тоже нужен отдых, особенно после длительных переходов армии, особенно после всей той ругани что они выслушали от них двоих днём. Нет, они не будут задавать вопросов, Элиор был уверен в них, доверял им свою жизнь и свой покой, но он, в то же время понимал, что уставший солдат плохой солдат. Его решение, не столько говорило о том, что они хотят побыть вдвоем, сколько о том, что Элиор давал им волю. Возможность отдохнуть и восполнить силы. Стоять у входа весь день, а следом и всю ночь, тяжелая задача. Это наверное основное, о чём думал Лангре, после слов княжны, но её слова, заложили небольшую нотку того, что витало у него где-то в голове и не желало выходить на передний план.
Она изменилась. Возможно, она и была такой, но точно не с Элиором. Упрямая, недовольная своим положением княжна. Ей претила ранее мысль о нахождении в Ордене, а нахождение возле ламара, наверное, было тем ещё испытанием. Она расцвела сейчас, будто букет красивых роз, которому дали напиться прекрасной воды. Искрилась своим тёплым взглядом, нежной улыбкой, которую Элиор не знал, но был рад, этому проявлению. Рад тому, что даже не задумывался насколько она будет прекрасна в такие моменты.
Её правда о его словах была смущающей. Признаться во сне, это не то, как он хотел это сделать. Смущение всё ещё не покидало его лица. Даниэль небольшой шуткой пыталась скрасить это и у неё получалось. Оно отступало и через пару мгновений, Элиор уже принял это как должное и что-то обычное, хотя если она будет вспоминать это, то наверняка будет вгонять его в краску раз за разом.
Он чувствовал, как он отвечает на каждое его действие. Раз за разом, волнуя море внутри его сердца. Тихая гладь синего источника создавала новые волны, на каждое её действия. Нет, не предвещая шторм или бурю, а скорее действовало более успокаивающе на ламара.
Поцелуй не был долгим, но от этого не становился менее желанным и приятным. Когда девушка опустилась, Элиор вновь улыбнулся ей. Сколько он улыбается уже за этот вечер? Может он выглядит как наивный дурак, но пока ему хочется, он не видел смысла попрекать себя за это. Прикосновение её руки. Она взяла его за руку. Элиор внимательно наблюдал за этим. За тем, как она ведет себя, за тем, какие эмоции это вызывает у неё, а так же обращал внимание и на то, какие эмоции испытывает он, в эти моменты.
Даниэль потянула его за собой. Беря инициативу в свои руки. На момент он застыл, наблюдая, как тлеющее дерево и небольшой огонь освещали княжну, что сидела рядом. Сердце пропустило удар. Элиор несколько раз моргнул, будто хотел отпечатать это в своей голове навсегда. Ланкер, что смотрит на него, освещенная тёплым приятным светом огня и держащая его за руку. Прекрасно.
Небольшое одёргивание за руку вывело его из транса и ламар уселся рядом. Ощутив что Даниэль села ближе, Элиор, свободной рукой обнял её, чуть прижимая к себе. Сидел он чуть позади и потому, вид на тлеющие поленья раскрывался ему через плечё будущей жены. Он поймал себя на мысли, что и правда, она, будущая жена и то, что она приняла его сейчас, радовало как никогда раньше. Ламар уткнулся носом в её плечо, прикрыв глаза и задумался о чём-то.
Мысли беспорядочно витали в его голове. Не хотелось нарушать эту прекрасную тишину, но Элиор думал, что Дан чего ждала и ничего лучше, как поцеловать её ещё раз ему не пришло в голову. Задумавшись о поцелуе, Элиор нежно поцеловал девушку в шею. Сквозь густые рыжие волосы. Осознав это и немного смутившись, ламар решил, что они мешают и рукой, что обнимал, убрал с него пряди волос. Взгляд на лицо княжны. Элиор поцеловал её в щеку, так невинно, будто извинялся, после чего вернул руку обратно, чуть прижимая к себе даму сердца. Элиор вновь задумался и теперь уже специально, уткнулся губами туда, куда моментом раньше пришёлся поцелуй.

+1

34

Редкий ветер доходил до крон дерева, затрагивал зелёные листья, шелестом звучал в вышине. От очага шло приятное и согревающее тепло, которое Даниэль чувствовала на коже. Элиор закрывал её от окна, не прижимаясь, но обнимая со спины. Эти объятия показались ей незнакомыми, но они не отталкивали и не пугали княжну. Даниэль немного нервничала. Девушке показалось, что она истратила все слова, которые хотела сказать, и темы для разговоров исчерпаны. Ей казалось, что разговоры неуместны, а тишина обволакивала, согревала и дарила какое-то приятное ощущение редкого в их мире спокойствия. Даниэль хватало того, что она имела, без оглядки на то, что могло бы быть у неё, сложись всё в жизни несколько иначе.
Она почувствовала, как Элиор наклоняется, но не ожидала, что тепло от его дыхания мазнёт по щеке, но за ним не последует прикосновения губ. Поцелуй ламара был смазанным и не таким ощутимым, но Ланкре прекрасно осознавала, куда он пришёлся, поэтому когда Элиор тронул пряди волос, отводя их в сторону и открывая шею, Даниэль замерла, дыша медленно и прерывисто, она глянула на ламара через плечо украдкой. Сердце быстро забилось в груди, подогревая волнение. Вдвойне неожиданным был поцелуй в щёку после этого жеста. Даниэль зарделась, как будто Элиор сделал что-то такое.
Объятия стали крепче. Прикосновение дыхания в шее вызвало лёгкую дрожь по телу. Даниэль сделала глубокий вдох, вытянувшись в объятиях ламара, закрыла глаза и побоялась дышать. Она смотрела в сторону, на тени от языков пламени, которые танцевали на досках, оставляя меняющийся необычный узор. Ланкре чувствовала, как её щеки пылают от простых прикосновений, но они ей приятны. Она наклонила голову на бок, подставляя шею под поцелуи. Перестала краснеть и смущаться так сильно, как в самом начале.
В голове поселились абсолютно ненужные и неважные мысли о женщинах, которые были у Элиора до неё. Сколько их было, какие они были, любил ли он кого-то из них. Есть ли у него где-то дети или женщина, с которой он был счастлив до начала восстания. Даниэль ничего не знала о том, чем жил Элиор до встречи с ней. За сорок лет могло многое случиться в его жизни кроме Ордена, которым он занимался. Княжна гнала их от себя, чтобы не задавать глупых вопросов и не портить всё, потому что у неё появились зачатки ревности и собственности.
Она думала, как бы всё сложилось, если бы Элиор ничего не узнал о её отношениях с Морганом. Стал бы он отсылать стражников, сидели бы они так возле очага, обмениваясь поцелуями и теплом. Не заподозрил бы чего-то. Хватило бы у неё смелости самой подтолкнуть его к сближению или она сидела бы тихой мышью, потому что побоялась бы дать ему повод для сомнений. Было бы что-то такое, если бы истории с Морганом вообще не существовало. Действует ли Элиор с оглядкой на неё или это не имеет никакого значения и ничего бы не изменилось.
Даниэль отклонилась назад, прижимаясь спиной к груди ламара, и протянула руку, легко-легко касаясь пальцами его щеки, остроконечного уха, скулы, длинных прядей волос по краю лица. От близости ламара она забывалась, сводила руку поверх его рук, создавая свойские объятия поверх его.
Она вспомнила, что Элиор после ранений, а она наверняка давит на них, пока жмётся. Девушка отстранилась, отнимая руку от лица ламара.
- Прости. Я забылась, - Даниэль смутилась. – Я не сделала тебе больно? – в её голосе была настоящая тревога и опасение, что она сделала что-то не так.

0

35

Даниэль испугалась того, что сделал. Своего желания, которое могло принести боль ламару. Нет, это не та, душевная или сильная физическая боль, о которой мысли идут в первую очередь. Раны получены только днём и вполне логично, что они могут болеть от подобных прикосновений. Дан ошиблась на этот счёт. Никакой боли не было. Она ещё тогда, на берегу, вовремя обработала их и потому они скоротечно затягивались, собираясь полностью исчезнуть с тела Элиора.
Её прикосновение. Легкое-легкое. Щека. Ухо. Волосы. Всё это дурманило его, заставляя сердце биться чаще. То, что она отстранилась на момент от него, было обидно, но Элиор понял её мотив. Точнее будет сказать, что она сама сказала о причине этого. Румянец на лице и тревога в голосе преленили его в очередной раз. Он расслабился, сердце отстукивало свой ритм, а на лице появилась мягка улыбка. Он не ответил ей сразу. Его устраивала тишина, как и её моментом ранее.
- Всё в порядке, - нежно и ласкового прошептал Элиор её на ушко, прислоняясь соей грудью к её спине, показывая тем самым что всё в порядке и не стоит волноваться о таком пустяке. Ламар прижался к её спине, желая всем сердце чувствовать её тепло сейчас. Со спины поддувал небольшой прохладный ветерок, окатывая ласкуты на ране и частично оголенную кожу. Немного странно было то, что по сути, Лангре сейчас сидел с открытом торсом, частично забинтованным, но открытым! Ему не пришла эта мысль в голове и сам факт этого, никак не смущал.
Пойдя на поводу эмоций и желаний. Ламара протянул руку, проходясь ладонью по тунике княжны и остановилась ниже груди, на сердце. Что он хотел сейчас сделать? Увы, не пошлая мысль, но исходя из ситуации и его действий, ламар думал об этом, было бы глупо врать. Ламар чувствовал рукой её сердцебиение. Это то, что он хотел сейчас. Почувствовать как бьётся сердце девушки. Он прижал её к себе, а щекой коснулся её щеки закрывая свои глаза. Казалось больше ничего и не нужно было.
Элиор, осознавая, что его действия до этого были прерваны, вновь поцеловал Дан в щёку, чуть отстранился до её уха. - Не бойся, ведь любовь такова, что мы выбираем тех, кому позволяем причинять себе боль, - улыбка на лице ламара. Это была правда, ведь выбирая себе человека, ты открываешься ему, показываешь все свои недостатки и готов принять то, что именно этот человек может сделать тебе больно. Лучше это будет он, чем кто-то посторонний. Ламар вновь коснулся губами шеи девушки. Нет, не замер, а нежно окатывал поцелуями. Элиор надеялся на то, что ей это будет приятно.
Он на момент застыл от этой мысли. Показалось будто он действует только из-за своих желаний. Даниэль же, могла и просто терпеть это всё.
- Сложно.., - высказал он, говоря это туда, куда пришёлся последний поцелуй - мне продолжать, Даниэлла? Нежный голос. Ламар не властвовал сейчас над ним, но если всё было сказано до этого одинаково, то имя, что сорвалось с губ ламара, было наполнено чем-то кроме этого. Любовь? Страсть? Что-то ещё? Сложно было уловить всё вложенное в ей имя, произнесённое им. Элиор, не дожидаясь ответа, будто дразня, сначала не сильно укусил за шею, а после, сразу же, поцеловал то же место, ожидая что предпримет и скажет Дан.

Отредактировано Элиор Лангре (2019-12-14 18:31:44)

+1

36

Forbidden Love
Ланкре засомневалась в честности Элиора. Не специально ли он говорит, что всё хорошо, чтобы она не волновалась? Объятия ламара успокаивали и прогоняли сомнения и тревожные мысли, которые мешали Даниэль окончательно забыться и не думать обо всём подряд, словно происходящее её пугало или смущало до такой степени, что она подсознательно искала повод вернуться от действий к разговорам. В них она чувствовала себя свободно и уютно. Заслуги прошлых событий в этом не было, несмотря на то, что в самом начале, чуть больше месяца назад, Даниэль действительно льнула к Лангре от одиночества и желания заполнить пустоту чем-то отдалённо похожим на желанное тепло и внимание.
Даниэль расслабилась, отклонилась назад, прижимаясь к груди ламара, немного неуверенно и робко, как сомневалась, что ничего плохого точно не произойдёт. Элиор отвлёк её прикосновением. Даниэль почувствовала, как его ладонь медленно поднимается выше, разглаживая ткань, и перетекает из крепких объятий во что-то другое. Сердце учащённо забилось, Ланкре замерла, вытянулась и к удивлению осознала, что весь этот жест был для того, чтобы ощутить, как под ладонью бьётся её сердце. Он был сокровенным, но не имел того подтекста, о котором ошибочно подумала Даниэль. Вот кто так подбирается к сердцу? Снизу! «Он это специально или так случайно вышло?» Может, Элиор намеренно дразнил её, испытывал на прочность или прощупывал границы допустимого.
Сердце под ладонью билось тревожно и громко.
Элиор сгладил тревогу от прикосновения, когда подался ближе и она ощутила тепло от его щеки. Она закрыла глаза и наклонила голову в сторону ламара, прижимаясь к нему.
- Я не хочу причинять тебе боль.
«Больше той, что уже причинила». Даниэль открыла глаза и подумала, что они уже достаточно насолили друг другу со дня знакомства. Настоящего знакомства, а не самой первой встречи в стенах княжеского дворца, которой девушка в силу возраста не помнила. Она была месячный ребёнком, которого показали Элиору со словами, что в будущем эта девочка станет для него женой и тогда он взойдёт на престол Фалмарила. С тех пор многое изменилось. Подросшая девочка принесла ему много боли и страданий. Ланкре знала, что невозможно защитить друг друга от ссор, склок и недопонимания. В жизни всякое случается, но сейчас ей хотелось верить, что этого больше не произойдёт, потому что они вынесли слишком много боли на двоих за последние тридцать лет и впереди не самое благоприятное время для счастья.
- Что сложно? – Даниэль выхватила одно слово, тихо сказанное Элиором. Он задал вопрос, на который она не смогла ответить. Не сразу же. Это как предложение жемчужины, только серьёзнее. Даниэль знала, как близость меняет отношение друг к другу и немного боялась, что потеряет всю теплоту и нежность, которая создалась между ними за этот вечер или иногда мелькала раньше, пока они разбирались в отношении друг к другу. Она редко слышала, чтобы к ней обращались полным именем. До встречи с Орденом так её называл дедушка. У Даниэль появилось стойкое отторжение к нему, когда это имя Орден связал с долгом перед народом и прочим-прочим, что он возложил на неё, когда назвал княжной, но со временем она свыклась. От Элиора её имя звучало как-то иначе. На нём не было налёта ответственности и официальности. От него у Даниэль учащалось сердцебиение, жаром вспыхивало лицо и от волнения сжимались озябшие пальцы на руках. От него становилось и тепло и жарко, и оно не оставляло двузначности в вопросе ламара, подчёркивая тональность его поцелуев и лёгкого заигрывающего укуса.
Прошла минута или меньше или больше перед тем как она дала ответ. Не словами, как думала сначала. Она обернулась полубоком в его объятиях медленно и осторожно, будто хотела мягко прервать его или лишить прикосновений, но без колебаний и запинок поцеловала, положив ладонь на сгиб шеи ламара, касаясь пальцами скулы. Поцелуй длился долго, с упоением, тяжёлым выдохом каждый раз, когда она прерывалась.
Шумно выдохнув, она оторвалась от губ ламара, села ровнее, не прижимаясь к нему боком, как во время поцелуев, и опустила взгляд вниз, развязывая завязки на тунике. Даниэль старалась не поднимать взгляд на Элиора, но всё ещё краснела из-за того, что делала или чего хотела, находясь рядом с ним.

+1

37

Что же сейчас происходило? Почему всё шло именно таким чередом? Ламар в момент ожидания задался именно этим вопросом. Да, сейчас в голове всё было кувырком, а эмоции имели большую власть над сознанием, а потому, такие вопросы и лезли в голове Элиора. Нет, не потому что сознание не принимало действий, наоборот, это было больше похоже на совместное решение, но ожидание томило, а голова выдала вопрос, на который он искал сейчас ответ.
Наверное, все идёт так, как должно быть. Судьба? Может быть именно она, так, жестоко и не справедливо распорядилась с ними. Захотела, чтобы они прошли через многое, чтобы ценили жизнь. Ценили те моменты, которым бы не придали значение, в случае если бы всё сложилось по более благосклонному сценарию. Тридцать лет. За это время произошло столько всего, что казалось бы, Элиор уже должен был сдаться и забыть о душевном покое и благе.
Дан будто вырвала его из этого леса мыслей и рассуждений. Заставляя взгляд ламара быть направленным только на неё. Поворот, шея, которому он дарил моментом ранее поцелуи, ускользали от него. Секундное расстройство. Видимо Лангре поторопился. Такой же кратковременный виноватый взгляд на Дан, но она решила совсем иначе, чем повела его мысль сейчас. Поцелуй. Прикосновения. Щеки Элиора вспыхнули, хотя он сам затеял всё это сейчас. Глаза закрылись, отдаваясь во власть момента и бушующим внутри эмоциям.
Теплота ладоней, нежное касание лица пальцами. Элиор будто чувствовал тепло, исходящее от этих действий. Желанный поцелуй. Он бы наверное вечно мог бы касаться их. Мягких и пленительных. Ламар не думал ни очем другом, поддерживая её. Опустил руки на талию и чуть сжал тунику пальцами. Продолжительный поцелуй, редкие тяжелые вздохи, но даже когда они давали себе небольшую поблажку, вдохнуть побольше кислорода, ламара вслушивался в дыхание Ланкре. Тяжелые выдохи и вдохи, чтобы в последствии продолжить. Он поймал себя на мысли, что это ему нравится.
Момент, расстояние между их губами увеличилось. Томное дыхание, которое было больше наслаждением. Он внимательно посмотрел на неё. Пытаясь понять, что же сподвигло сейчас прерваться. Всё было очевидно, Элиор быстро подхватил её действия, позволив себе, сначала остановить её, положив ладони поверх её, а в последствии, сам продолжил их развязывать. Лицо ламара пылало, так же как и у девушки, казалось, наверное, что они впервые делают что-то подобное.
Закончив, Элиор не спеша опустил часть туники с плеча, что было ближе к нему. Склонился, даря новые поцелуи на коже, что была сокрыта от него до этого момента. Он не думал о том, стоит ли продолжать или стоит ли спрашивать разрешения. Действовал больше инстиктивно, давая себе упиваться ею. Ладонь скользнула по тунике, пробираясь под неё. Пальцы касались кожи проходя дальше. Вторая же рука, не теряя времени стянула вторую часть туники, оголяя девушку.
Продолжая поцелуи, Элиор дошел до ключицы, нежно прикусив которую остановился. Поднял голову и обняв княжну, прижал к себе, поворачивая её в более удобное положение к себе. Ощущая тепло её тела, ламар не сдержался, вновь впился в её губы, даря более страстный поцелуй.

+1

38

Как-то так получалось, что даже пытаясь снять одежду, Даниэль смущалась и не находила в себе сил поднять взгляд на Элиора. Она боялась его реакции на свои действия и решения. Вдруг он, посмотрев на неё, решит, что она сама соблазнила Моргана или что кроме полукровки был кто-то ещё, а Элиор лишь очередной мужчина в её жизни, которого она банально хочет. Что она бездумно бросается в близость, едва ситуация начнёт располагать к чему-то большему, или что это для неё ничего не значит. Она боялась осуждения, непринятия или отказа, или что Элиор поймёт всё как-то неправильно и его мнение о ней изменится в худшую сторону. В её голове крутилось столько разных опасений, страхов и сомнений, что когда Элиор коснулся её рук, взволнованно распутывающих завязки, то она вся сжалась, замерла и подумала, что он собирается её остановить, а вслед за этим жестом пойдёт неприятный разговор о чести, достоинстве, поспешности и прочем. Или что она не вызывает у него желание близости вообще. Вместо того чтобы остановить её и всё закончить, Элиор сам потянул завязки. Даниэль сложила руки на коленях, розовея ещё больше, но расслабилась, уже не выглядя со стороны перепуганным ребёнком. Она позволила Элиору самому справиться с завязками, но не нашла в себе силы поднять взгляд во время короткого действа и посмотреть на ламара. Она чувствовала, как завязки слабнут, вырез становится больше. Цепочка с жемчужиной мягко провалилась под ткань и холодным металлом коснулась кожи.
Даниэль захотела поцеловать ламара, пока он возился с завязками, но побоялась, что помешает ему, поэтому не стала ничего делать. Действие заняло несколько волнительных секунд после которых княжна почувствовала, как пальцы ламара едва коснулись её кожи у воротника, а потом медленно потянули ткань вниз. Ланкре ощутила, как прохладный воздух прикоснулся к коже. Сердце забилось ещё быстрее, разгоняя кровь по телу, и оглушило Даниэль, отбивая ритм в ушах. Она неосознанно задышала глубже, хватая воздух губами. От поцелуев к плечу ей стало жарко. Она нетерпеливо прикоснулась к груди ламара, спрятанной под повязками, в редкость нащупывала горячую кожу, где их не было. Закрыв глаза, она думала о поцелуях и прикосновениях ладони к коже, на которые отзывалось её тело, вызывая уже знакомое желание, и почти не обращала внимания на то, что вслед за одним краем туники второй тоже сполз вниз, пока это не начало мешать прикасаться к Элиору. Даниэль отняла руки от ламара, высвобождая рукава и не мешая стягивать тунику, которая неудобно собралась на поясе, и быстро вернула объятия на шею ламара, зарываясь пальцами в волосы на затылке. Ей не хватало дыхания от таких простых прикосновений и поцелуев, и она не могла думать больше ни о чём другом, кроме как о руках, которые прижимали её к себе, губах, которые оставляли на её коже жар поцелуев, или лёгком порхающем дыхании, которое подогревало предвкушение большего.
Элиор потянул её к себе. Оказаться у него на коленях в тесной близости было так же неловко, как осознавать, что одежды на теле стало меньше. Ну, не совсем меньше, но голой кожи точно больше! Она старалась чересчур не ёрзать у него на коленях и не прижиматься слишком откровенно и тесно. Поцелуй стал спасением от новой волны смущения, если бы Элиор решил рассмотреть её в свете догорающих поленьев в очаге. Света незаметно становилось всё меньше, но это не смущало Даниэль. Она отзывалась на прикосновения, хватала губы ламара, отвечая на его поцелуи, обнимала крепче, прижималась к груди теснее, не думая, что теперь эти прикосновения голой кожи к коже более открытые и сокровенные чем прежде, а прикосновения к его шее, плечам и спине даже с лёгкими поглаживаниями кожи и попытками запомнить каждую чёрточку его тела, уже не похоже на мило-невинное знакомство. Поцелуи не были такими же нежными и неторопливыми, как в самом начале вечера, но Даниэль это не смущало. Она тоже увлекалась. Происходящим. Чувствами. Элиором. Не думала о времени, проблемах, опасностях и прочем-прочем быте повстанцев. Она хотела чувствовать его поцелуи и блуждающие руки на теле, и отвечала ему тем же. Сначала скромно целуя у уха, по скуле до подбородка, а потом опустилась к шее. Вьющиеся волосы спали с плеч, спрятали лицо Даниэль, щекоча непослушными прядями ламара по шеи и груди.

+1

39

Страсть. Что же это? Почему она приходит так, словно твой лучший друг к тебе. Заставляя делать то, что ты бы не подумал делать никогда в жизни. Извергая в твою голову кучу различных мыслей и идей от которых становится только стыдно. Лицо покрывается румянцем, а руки, ох руки, не подвергаются этому воздействию. Идя на поводу у неё, будто у неё есть над ними власть. Ламар был подвержен ей. Сейчас, моментом ранее и с каждым поцелуем что Даниэль дарила ему, становилась на ноги всё крепче, заставляя мысли метаться, а здравый смысл и рассудок уповать в стороне. Желание. Похоть. Страсть. Все они будто подкрались к нему сейчас, схватили  и подставляли ему возможные действия, ситуации и заставляли желать больше и больше.
Ламар был крепок в этом плане. Не поддавался и держался, чтобы всё шло так, как должно идти. Нет, он не задумывался, не останавливался и не обдумывал дальнейшие действия. Он жил этим моментом. Вся суета повстанцев и армии осталась за дверью, вместе со стражниками. Ему же ничего больше и не требовалось. Один человек. Вот что ему нужно было сейчас и именно сейчас, он находился рядом. Дан сидела у него на коленях, видимо уже тоже поддаваясь и купаясь во власти своих желаний. Это было впервые. Впервые между ними, хотя до этого момента не было и мысли о подобном. Возжелать её всю, Элиор захотел сейчас, сидя около это постепенно тухнущего огня. Ощутить её тепло, вес и прикосновения на своем теле и в той же мере воздать ей.
Его руки сейчас, пальцами проходились по спине, ощущая тепло её тела. Изучая изгибы. Он не мог остановиться, поднимая их то выше, то ниже не имея возможности насытится одними лишь прикосновениями. Элиор упивался этим поцелуем, вкладывая в него больше и больше своих эмоций. Возможно ли было понять через поцелуй то, чего хочет сейчас ламар? Что творится у него в голове? Да и нужно ли это было когда всё продолжало развиваться дальше и дальше. Наверное, если бы это было возможно, то Дан бы точно понимала чего он хочет. Её и только её. Да, у них были связи до этого момента. Элиор не мог обвинить её, как и она не могла обвинить его в подобном, но ламар действовал без оглядки. Принимая её и показывал это своими действиями сейчас. Страсть исходила от них и только поддерживала друг друга, заставляя наслаждаться моментом.
Он почувствовал жар от её поцелуев. Кожа пылала, а сердце билось учащено. Элиор опустил руки на таз и усадил девушку плотнее, давая их телам полностью соприкасаться. Сейчас ламар чувствовал как её грудь прижимается к нему, хотелось окатить её поцелуями, хотя нет, желание было без остатка покрыть её ими, но манящие поцелуи Дан, сводили с ума, не давая возможности её остановить. Лангре поддался желанию и прижимая её руками к себе, опустился. Лёг на спину, чувствуя жар её поцелуев на шее, его руки скользнули ниже, забираясь под тунику, ощущая кожу сокрытую под ней. Элиор желал избавить её от этого, но больше всего желал сорвать себя лоскуты, сковывающие и не дающие полностью ощутить жар её тела.
Рука опустилась на ягодицу, пальцами немного сжимая её, вторая же, поднялась, не отрываясь от кожи девушки, до её волос, пробираясь и зарываясь в них пальцами. Элиор прижимал её к себе не давая оторваться, хотя не оторваться, а просто из-за желания ощущать её полностью. Он приподнял лицо девушки за подбородок и ухмыльнулся. Выдерживая небольшую паузу. Смотрел как лицо девушки пылало краской и молчал.
- Будь только моей. Всегда. - шёпотом высказал ламар, улыбаясь ей, после чего вновь подарил ей полный страсти поцелуй.

+1

40

Она думала крепко обнять его, отклониться назад и потянуть вниз, на себя, но Элиор опередил её и увлёк за собой на настил, отдавая ей в руки столько власти, сколько она не могла унести.
Почему-то в горизонтальности всё ощущалось и воспринималось по-другому. Даниэль запнулась перед ещё одним поцелуем в шею. Не потому что глаза разбежались от доступного всего, а потому что почувствовала себя как-то не так. В донельзя смущающей роли. Из нового положения она могла целовать Элиора с большим удобством, не выгибаясь и не выворачиваясь, а медленно сползая и перемещаясь, если нужно. Оставляя поцелуи не только на шее, лице и плечах, а на груди, и даже ниже, если хватит духа. Она могла дразнить его и контролировать ситуацию или бесконечно смущаться от того, что он видел её целиком или что она прижималась ещё теснее от положения и желания. Не спасали даже штаны в количестве двух штук по одной паре на ламара. Даниэль чувствовала, что желанна. Не сказать, чтобы всё происходящее не кричало об этом или девушка соображала настолько туго.
Она подняла голову, отчаянно смущаясь и краснея. Взгляд Даниэль убегал в сторону. Она не понимала, что Элиор пытается рассмотреть. Не грудь же? Княжне казалось, что она достаточно плотно прижимается и за сведёнными руками ничего не видно, но вдруг она себя обманывала и он её рассматривал. Специально смущал ещё больше, дразнил и томил. После затянувшегося молчания Даниэль посмотрела на ламара, плотно сжимая губы и «жуя» их от волнения. «Что он там такого увидел?» Он так усмехался, что она ждала какого-то подвоха.
— Будь только моей. Всегда.
Лицо Даниэль вспыхнуло. Элиору удалось смутить её словами больше, чем близостью. Его слова были приятными, и в другой ситуации Даниэль могла бы задумать об их смысле и причине, почему Элиор выбрал именно такую формулировку. Проклюнулась бы отсылка к Моргану и её похождениям, но в эту минуту Даниэль чувствовала себя счастливой и была опьянена желанием, чтобы думать о подводных камнях, скрытых смыслах и первопричинах.
Она не ответила. Не словами. Задержалась на поцелуе, прижимаясь к ламару всем телом, но одних поцелуев и блуждающих рук Даниэль отчаянно не хватало. Она отстранилась, выпрямилась, подавляя сковывающее её смущение, бросила короткий взгляд на Элиора, несколько секунд ничего не предпринимая, как хотела дать ему возможность полюбоваться собой или ощутить вес её тела на бёдрах, но на самом деле она набиралась духа для другого. Ухватившись за край ремня, она медленно потянула его в сторону. Бляшка зазвенела. Ремень натянулся, а потом расслабился и распался. Она слабо притронулась к краю штанов, но не закончила действие. Подумала, что это нечестно оставлять Элиора без одежды, когда сама прячется за вещами. Даниэль отняла руки от тела ламара, перехватила край туники и стянула её через голову. Вещь оказалась на полу в стороне от них. Рыжие пряди разметались по лицу, рассыпались по плечам и груди.
Даниэль неловко смахнула прядь с лица, спавшую на лоб и прикрывшую левый глаз. Княжна терялась, не зная, что делать дальше. Не смотреть же на ламара всю ночь. Она делала это уже не в первый раз, но неловкость и смущение с Элиором появились неожиданно, будто никаких ночей с Морганом не было вообще и она всё забыла, растратив и храбрость и опыт. В голове не оставалось никаких мыслей, не было чёткого плана, что делать дальше и как себя вести. Она точно знала, что хотела чувствовать его тепло. Чувствовать его.
Она впервые за всё время смотрела на лицо Элиора, тронутое лёгким румянцем, но он казался ей более решительным и уверенным, чем она. Не исключено, что и более опытным, но всё это не имело значения. Она просто тихо радовалась, что это он согревает её у огня. Что это он был мужчиной, которому она хотела не просто отдаться, а стать кем-то большим.

+1

41

После её слов, лицо княжны окрасилось подстать её волосам, не таким же цветом, но будто яркая вспышка прошлась по кожей, заставляя лицо гореть и краснеть. Это было настолько мило, что ламар запомнил это надолго. Этот взгляд от слов неожиданности. Того что сейчас между ними происходить. Она, наверное, и не думала о том, что дойдёт то такого. Что они вот так вот, перейдут грань разговоров и эмоций, что выражались только словами. Элиор не хотел нарушить эту тишину, которую разбавляли разве что звуки их движений, дерева под настилом и их вздохов. Это дурманило не меньше. Подобная атмосфера, ламар ощущал её впервые и ему нравилось. Нравилось что она была с ним, нравилось то, что она отвечает ему, нравились эти жгучие кожу поцелуи. Всё вместе опьяняло, лучше любого алкоголя.
Этот короткий момент, который Элиор создал, чтобы смутить Ланкре закончился, но только этот момент. Она прижалась к нему. Он чувствовал, как она льнет к нему. Как прижимается её грудь. Как губы, манящие и желанные даруют ему нежны, но в то же время страстные и жаркие поцелуи. Ламар чувствовал, как руки девушки скользили по его телу, ища что-то, оставляя после себя приятное тепло и Элиор был рад этому. Что она готова подарить ему это тепло, эту ласку и эту страсть, что закипела в ней сегодня.
Поцелуй закончился по её инициативе, оставив ламара лежать в негодовании. Он безостановочно искал ответ на этот вопрос, но понял, что напрасно. Туника улетела в сторону, оголяя её тело и Элиор теперь лицезрел его оголённую кожу, к которой сразу же захотел прикоснуться. Пройтись пальцами по каждому изгибу чтобы запомнить его не только взглядом. Он смотрел. Внимательно, сдерживая свои животные порывы. Как можно устоять перед ней? Рыжие пряди, прикрывающие часть кожи манили не меньше. Её цвет волос, будто зрительный наркотик, воздействовал на ламара. Элиор всегда смотрел на них, а точнее будет сказать любовался ими.
Её руки скользнули ниже и Элиор понял куда. Лицо всё так же заливала краска. Она была первой, кому он позволил восседать, отдавая всё в её руки. Нет, право, она не знала были ли у него до этого другие, но он никому не позволял этого. Сейчас, он отдавал ей власть над собой и не смел ничего противопоставить ей, хотя искренне желал, чтобы всё продолжалось. Звук бляшки. Стягивание ремня, которое он ощутил сразу же, а в последствии и отсутсвие давление его. Он смотрел на неё. Жадно, всем своим взглядом показывая что она может делать что хочет и он не будет против.
Она замерла не продолжая своих действий и он внимательно наблюдал за ней, давая возможность продолжить. Сомнение во взгляде. Пылающие щеки. Элиор хотел поцеловать их и мог это позволить сейчас, но выжидал, смотрел, изучал её тело. Чувствовал её вес на своих бедрах, от чего желание подарить ей всего себя только росло. Он приподнялся, упираясь локтем в настил и перенося свой вес. Оказавшись в положении сидя, между ними было небольшое расстояние. Сократить? Вновь прижать к себе и подарить поцелуй? Ламар решил по другому, он положил одну ладонь поверх её руки сжимая, тем самым показывая что всё хорошо. Вторая же, оказавшись в края штанов, медленно, поднималась выше по оголенной коже.
Пальцы внимательно с усердием проходили по коже. Пройдя до груди, он нежно провел ими по очертанию груди, поднимаясь выше. Нет, это не было его целью. Постепенно, поднимаясь выше он отодвигал пряди, что закрывали тело, доходя до шеи. Пройдя её, пальцы убрали пряди с лица, что всё так же неаккуратно лежали после последних действий. Он внимательно смотрел на неё, в её глаза. Нежность и любовь в его взгляде, наверное это было немного неожиданно, ведь они оба пылали и желали большего. Элиор чуть наклонился и подарил ей самый нежный поцелуй в его жизни, даже более нежный чем предыдущие. Они соприкоснулись лбами, после того как ламар разорвал поцелуй.
- Я рад, что ты будешь моей женой, - выпалил Элиор, осознавая то, что она ещё не дала ему конкретно ответа. Не говорила что любит, понимая то что возможно она просто ищет мужского тепла, но это было сказано так искренне, будто она уже дала своё согласие идти с ним рука об руку. Он отпустил её ладонь, располагая руки на ягодицах и притягивая её к себе, вновь даря, тот страстный поцелуй которого она заслуживала. Далее же, ламар сделал этот поцелуй продолжительным, прерываясь только чтобы набрать немного кислорода в легкие. Одна ладонь скользнула по спине, с небольшим нажимом, будто с какой-то жадность, вверх по позвоночнику, прижимая к себе. Вторая же, освободившись от своих обязанностей, протиснулась между ними, пытаясь расстегнуть ремень теперь уже на ней.

+1

42

Наверное, глупо было бы говорить, что она никогда не испытывала чего-то подобного. Желания. Влечения. Теплоты. Банального желания дарить тепло и получать его взамен. Она так долго хотела, что её по-настоящему любили. Чтобы она для кого-то была не короткой искоркой в жизни, которая стухнет и больше не загорится, а чем-то более постоянным, долгим, продолжительным. Простые девичьи желания раз за разом разбивались о реальность. Всегда всплывало какое-то противное и болезненное «но», которое то щипалось, то ранило глубоко и надолго. Элиор, как она понимала, тоже не мог подарить ей всего. Их жизнь оставалась на острие ножа. Судьба неизвестна. Будущее Фалмарила и их тоже что-то далёкое, неизведанное. Даниэль было страшно помыслить, что в одном из сражений Элиор погибнет и уже не вернётся. Что весь их брак закончится лишь на разговорах о нём и коротких редких мечтах, которые она начала себе позволять. Она не хотела снова лишиться чего-то, что неожиданно для неё стало ценным в опасное и непредсказуемое время больших перемен. Она не хотела, чтобы на одной ночи всё закончилось, и не подозревала, что даже быстрее, чем они думали, их мир перевернётся с ног на голову, а времени на спокойное наслаждение друг другом намного меньше.
Она приблизилась, ловя поцелуи, обнимая так крепко, словно завтра они бы попрощались и она отчаянно не хотела отпускать его или чтобы приближалось утро. Короткая, но искренняя нежность, которая удивительно ворвалась в водоворот из желания. Даниэль не рассчитывала на такую нежность. Не во время нахлынувшего порыва, который захлестнул их взаимным желанием, и не ожидала внезапных признаний. Элиор ничего не требовал взамен, а просто делился своими чувствами. Даниэль надеялась, что это не вызвано желанием близости, а Лангре действительно этого хочет, потому что она тоже хотела.
- Я ещё не согласилась, - Даниэль попыталась пошутить, но не сдержала весёлой и немного смущённой улыбки. В зелёных глазах заплясал огонёк хитрости, потеснивший ненадолго желание. Она не скрывала от Элиора лукавства в словах, и давала ему понять, что на самом деле она давно всё решила в пользу этого брака. Задолго до того, как они сблизились, примирились и начали сбрасывать вещи на пол.
Они никуда не торопились, изматывая друг друга долгими поцелуями, прикосновениями на грани. Даниэль нежилась в этом чувстве, пок анне начала в нём сгорать. Постоянно перехватывая губы ламара, обнимая его крепко, прижимаясь теснее или отдаляясь, она не замечала, что не могла от него оторваться. Не могла им надышаться. И отвлекалась, когда не хватало дыхания или пришлось приподняться и отстраниться от ламара, чтобы последние вещи свалились небрежно на пол. Даниэль замешкалась на несколько мгновений, переводя дыхание, когда вещей на полу стало больше, а на них... ничего не осталось. Она уткнулась лбом в лоб Элиора, крепко сжимая его пальцы, но не помнила, когда перехватила его руки, вырвав для себя немного времени успокоить бешено бьющееся сердце и свыкнуться с мыслью, что она перед ним полностью открыта. Не только физически, а духовно. Все чувства были обострены.
Огонь в очаге горел так тускло, отдавая последнее тепло и свет, что его редкие блики играли на их коже, выдавая невообразимый узор. Несколько секунд она дышала, закрывая глаза, сидя на коленях ламара, и осознавала, что сердце уже не замедлит ритм и не успокоится. Она потёрлась лбом о висок Элиора, расцепила их руки, сместив ладонь на его грудь и, следя за тем, как его грудь поднимается от дыхания, медленно повела её вниз по участкам открытой кожи и повязкам, выкрадывая ещё немного времени, прежде чем они станут ещё немного ближе.
Она наклонилась, но не поцеловала Элиора. Приблизила губы к его уху и тихо шепнула.
- Можешь сделать меня своей женой.
Может быть, это было наивной глупостью, но Даниэль улыбалась от мысли, что пусть так, в глазах богов и без всяких обрядов, они будут чем-то большим, чем простыми любовниками. После этих слов она увлекла ламара в поцелуй и сдавленно выдохнула, когда простое прикосновение разгоряченной кожи к коже, вызвало волнующую дрожь в теле и последовавшее за ней удовольствие.

+1

43

Слова сказанные Дан, лишь вызвали улыбку на лице ламара. Он знал, что она ещё не дала ответа, знал то, что она может и не согласиться. Кроткий смешок и смущенная улыбка, что она подарила ему, после его слов были иными. Не такими которые он ожидал услышать и увидеть на её лице. Элиор пришёл в ступор в который завел себя сам. Было ли это от того, что сквозь слова он видел то, что она хотела ему преподнести? Неужели она уже всё решила, хоть и не говорила ему. Смущенная улыбка. Что она означала?
Времени думать и искать ответ на этот вопрос ему не дали. Точнее он не дал себе сам. Поцелуи. Долгие. Продолжительный. Наполненные эмоциями и страстью молодых людей. Касание губ. Шеи. Груди. Спины. Элиор будто хотел держать её всю в своих руках, жадно, чтобы никто не посмел даже помыслить о чём-то в её сторону. Чтобы каждый знал, что она с ним и только с ним. Изматывающие поцелуи переросли во что-то большее. Страсть, что сопровождала их не угасала, а только росла. Заставляя действовать. Руки лишь иногда задерживались на одном месте, когда нужно было перевести дыхание или из-за желания посмотреть на будущую супругу.
Касание тел. Дан сжимала его в своих объятиях так крепко, что сердце отбивало танец. Быстрый. Суматошный и дерзкий. Заставляя всё внутри временами сжиматься от этого. Удовольствие от поцелуев. Желание чего-то запретного. Ламар не представлял сейчас, как он мог жить без того, чтобы её руки не гуляли по его телу. Без поцелуев что предназначены только ему. Без той любви и ласки что она дарила с поцелуями. Без той страсти, с которой она жадно впивалась в его шею, губы. Без того, чтобы её пальцы сжимались так сильно на его спине, что он чувствовал себя нужным, не как лидер, а как мужчина.
Время шло, но они не останавливались. Поленья догорали оставляя лишь небольшие проблески света и освещая всё меньше и меньше. Их тела, что казалось не могли отойти друг от друга, хотя бы на несколько секунд. Поцелуи, что в отблеске света, тенью отбрасывались на стене. Так слабо, что казалось будто это единое целое. В какой-то момент, Элиор пришёл к осознанию того, что не помнит в какой момент, последняя одежда была отброшена. Что теперь они были друг перед другом открыты. Ламар чувствовал то, что это было не только ощущение открытой кожи с каждой стороны. Было что-то большее. Они открыты друг другу, не было каких-то секретов, которые бы очернили всё это. Она высказала ему всё до этого и Лангре принял её со всеми скелетами что она хранила.
Он не осознал и того, когда его ладони оказались во власти девушки. Как он оказался скован в ожидании чего-то. Как румянец начал проступать на лице от того, что поцелуи на момент закончились и лишь их томное дыхание, требующее больше кислорода в легким, разносилось по комнате. Элиор смотрел на неё, как на самого желанного человека и она такой была. Для него. Сердце всё так же отстукивало ритм бешеного танца. Её ладонь скользнула по груди, задержавшись на груди, на уровне сердца которое колотилось с бешеной скорость, а грудь размеренно поднималась и опускалась от дыхания.
Она склонилась и казалось бы, сейчас всё пойдёт сначала, но её губы скользнули мимо, будто говоря что ему нужно подождать. Теплое дыхание Даниэль, что он почувствовал около своего уха сводило с ума. Заставляя сознание подавить желания и дать девушке возможность сделать то, что она хотела. Слова, это были лишь слова, но как много они стоило. Как долго он ждал их? Как много он уже раз говорил что любит её, но впервые, она сказала то, что он всей своей душой хотел услышать.
- Тогда... - Элиор замялся, дыхание сбилось и слова не вязались от услышанного - будь моей и только моей.
Нет, после этого они не станут официальным мужем и женой, но это будто связь, что нужна лично им. Отчетность перед богами, что это не всего лишь плотские и животные утехи. Что всё это сделано только из любви друг к другу. Его руки вновь бродили по её телу. Жаркий поцелуй сковал их воедино и дальше, они стали только ближе. Настолько, насколько это было возможно. Поцелуи, что Элиор дарил ей были жаркими даже для него, всё внутри пылало. Удовольствие, что приносило всё дальнейшее, было невообразимым. Будто ламар никогда не знал этого. Не чувствовал и не испытывал. Великолепие момента и единения этих двоих.
В какой-то момент, Элиор утянул будущую жену на постель, принимая более удобное место для продолжения всего этого удовольствие. Сколько времени прошло с того момента, как был сделан поцелуй? Сколько времени они ещё смогут наслаждаться друг другом? Элиор не знал, а потому дарил её всего себя и получал столько же взамен. Разгоряченные поцелуи, чувство её тела в своих руках. Бродящие пальцы, что скользили по её оголённым ногам. Он отвечал на каждый её зов, на каждое желание что приходило ей в голову, без слов, будто через поцелуи, прикосновения и через самые интимные действия, понимал, чего она хочет.

+1

44

Даниэль пошутила бы, что в Фалмариле запрещено многомужество, но увлеклась поцелуями, прикосновениями и подгоняющими жар фантазиями. Никаких ассоциаций. Никаких воспоминаний. Кое-что было общим с прошлым, но в эту секунду Даниэль понимала, что место – не так важно, как чувства, которые вызывает человек, который становится ближе, чем кажется на первый взгляд. Почему на самом деле лёгкое прикосновение к коже вызывает волнительную дрожь, а ласки на грани заставляют забываться, растворяясь в ощущениях и чувстве. Даниэль перестала смущаться себя и своих желаний. Она охотно шла в объятия Элиора, тесно и крепко прижималась к нему без стыда, потому что на самом деле этого хотела и не ощущала всё происходящее как обычное желание близости от изголодавшегося разума и тела. Оно не вызывало такого трепета, как мысль, что Элиор к ней прикасается, что это его губы оставляют влажный след на коже, что это его хочется крепко сжимать в объятиях. Даниэль так увлекалась, что временами путалась пальцами в повязках на его спине или скреблась в них, пытаясь сдержаться, потому что желание Элиора дурманило ей голову.
Она не помнила момента, когда ламар подмял её под себя, но в память врезался момент, когда они до невыносимого стали близко. Жарко. Неотвратимо. По оголённым и натянутым нервам. Она запомнила то короткое мгновение, когда он замер и они смотрели друг на друга, как будто решались на что-то важное и ещё сомневались, что поступают правильно. Нескольких секунд она смотрела на него, дыша поверхностно и медленно, касаясь его боков в простых объятиях, в смущающем положении тела, когда ей казалось, что она чувствует тепло от его тела на низе живота и между бёдер, но понимала, что он не прижимается. Одно движение отделяло их друг от друга. Они как без слов спрашивали друг у друга, хотят ли этого, и оба хотели.
Из-за долгого и томительного ожидания её бросало в дрожь и жар каждый раз, когда она чувствовала приятное давление, щепетильное наслаждение, сухость губ, подсушенных дыханием громким и тихим, с кротким придыханием или явным вздохом. Она слышала его тяжёлое дыхание так близко, что сама неосознанно будто пыталась вторить ему вдохом. Даниэль отчаянно нравилось извиваться в его объятиях, прижиматься теснее и подаваться навстречу, подставляясь телом под ласку, ловить его губы, пока хватало дыхания, и не отпускать от себя, растворяясь в желании, жажде и наслаждении. Всё происходящее казалось таким естественным, что она тонула в нём, вбирая в себя как можно больше чужого тепла, ласки, желания, нежности или страсти.
Последний уголёк в очаге потух. Даниэль нежилась в объятиях ламара, устроившись сбоку от него. Она перебирала пальцами повязки на его груди. Они порядком разболтались, пока она увлекалась, и не прилегали к коже так плотно, как должны были. Она думала, что нужно это исправить и перевязать их, но не хотела вставать, потому что придётся отстраниться от Элиора, лишить себя его объятий, тепла, рук, ощущение того, как он дышит и как его сердце громко бьётся в груди. Она подумала, что до утра ещё есть время, и потянулась к нему за новыми поцелуями и ещё одними объятиями. Время после того как первое желание насытилось и нега отпустила её, и медленно начало зарождаться новое, прошло в тишине и без разговоров. Они обменивались дыханием и лёгкими прикосновениями друг к другу с ленцой и лёгкой приятной усталостью. Глаза привыкли к темноте. Последним источником света была луна, что высоко поднялась над Фалмарилом. Её свет лился в комнату через окно, серебряным лучом вырезая из тёмного пространства силуэты. В основном вещи, который они оставили у очага. Даниэль угадывала в темноте немногое, но  не смущалась того, что целовала почти на ослеп, попадая по щекам и подбородку чаще, чем по губам. Или что гладила скулы ламара, чтобы примерно понимать, где его лицо в темноте. Элиор этого не видел, но она смотрела на него с теплотой и вспыхнувшей в ней влюблённостью. Не из-за близости и удовольствия, которое он подарил ей собой накануне, а потому что он дал ей нечто большее. То, что так отчаянно билось под её ладонью.
Даниэль подбиралась выше, водила ладонями по телу ламара, подстраиваясь, смещаясь. Она не тратила время на такие же продолжительные поцелуи и объятия, которые дразнили и не давали зайти дальше, а почти сразу льнула к нему, откровенно прижималась бёдрами, устраиваясь у него на коленях. Её первый вздох из-за темноты показался ей слишком откровенным показателем, что вторая близость ей так же приятна как первая. Ей было совсем немного совестно, что Элиор ничего не видит, но темнота подогревала желание и обостряла другие чувства, и позволяла без смущения выпрямить спину. Она сама ловила его руки и перемещала их в темноте, давая почувствовать, как под его ладонью живот «проваливается» и напрягается, как нервно проходит вдох, когда ладонь поднимается выше, и как она, оставаясь на месте, скользит вниз по телу от плавного движения бёдер вверх.
Она не решилась на разговоры даже когда обессилено опустилась на грудь ламара и прижалась к ней щекой. Через отступающую негу она расслышала как оглушающее громко бьётся его сердце прямо ей на ухо, закрыла глаза и заслушалась.

+1

45

Если вы когда-нибудь любили, то знаете каково это. Впервые коснуться чего-то запретного, сокрытого под одеждой, то к чему не каждому позволено прикасаться. Небольшое прикосновение к коже может сводить с ума. Не только того, к кому обращены эти действия. Есть и такой тип, который прикасаясь к заветному, любимому, боится и не решается, но получая разрешение и возможность, ценит это настолько сильно, что готов отдать всё ради этого человека. Элиор был из этого типа. Он боялся сделать лишний жест, лишнее прикосновение, когда осознал то, что любит Даниэль. Она казалась запретной, недоступной ламару, но сейчас, в этот момент, когда его пальцы скользят по её телу. По обнаженной коже, которая была сокрыта под одеждой, он испытывал то, непередаваемое ощущение наслаждения и блаженства. Лангре был счастлив. Нет, близость не была его главной целью, ведь мысли о княжне занимали его голову уже не первый месяц и за последние недели он уже признался ей, но только сейчас, всё началось по настоящему. Она согласилась быть с ним. Согласилась быть его женой. Согласилась на всё с ним.
Короткий миг. Ламар навис над девушкой. Внимательно всматривался в очертания лица, пытаясь найти ответ. Согласие. Он всё ещё боялся, что это лишь его инициатива. Свет от поленьев тогда еле освещал комнату не давая возможности взглядам соприкоснуться. Давление бёдер, после нескольких секунд томного дыхания и ожидания, стали его ответом. Элиор помнил как склонился, запустил пальцы в её волосы и подарил новый поцелуй, сводя их в новом потоке страсти. Она льнула к нему, прогибалась, томно выдыхала когда поцелуи уже были не нужны. Её голос сводил с ума, хотя она не говорила и слова ему сейчас. Дыхание под ухо Элиора заставляло его желать большего и большего.
Когда последний уголёк потух, они с ленцой лежали вместе. Приятная усталость и любимая Дан в его объятиях. Не было нужно ничего лишнего сейчас. Казалось, что не было и войны, не было и кучи солдат в округе и тех воинов, что охраняли их покои. Свет луны в зените, слабо освещал их комнату, но из-за расположения кровати, не освещал их, придавая своеобразную атмосферу сейчас. Вещи, что в хаосе лежали на полу, мысли что беспокойно бродили где-то глубоко внутри, стараясь не беспокоить их сейчас. Рука, что как-то игриво пальцами трогала ослабшие повязки на теле ламара. Дыхание всё ещё было сбито. Глубокие вдохи, сопровождались такими же выдохами. Он почувствовал как девушка поднимается, даря новые поцелуи, ламар же не раздумывая начал отвечать на них. Вновь и вновь чуть пересохшие губы касались кожи Даниэль. Её поцелуи опаляли его и поджигали заново, давая новую волну эмоций и желаний сейчас. Как бы он сейчас хотел чуть больше света, но в целом, это было не нужно. Глаза различали не всё, но уже привыкли к темноте. Сейчас прикосновения были лучше, чем присутствие света в комнате. Он чувствовал её, проводя по коже понимал где находится и понимал какое прикосновение хочет подарить ей дальше. Неловкие поцелуи приходились на всё лицо ламара, но были слишком ценными и желанными, чтобы жаловаться что они не попадали в его губы.
Поцелуев стало меньше, хотя правильнее было сказать что они стали короче. Он вновь чувствовал её вес. Как её бедра соприкасаются с ним, как желание этого переполняло его. Как она угадывала всё о чего он хотел сейчас. Она перехватила инициативу, взяв власть в свои руки. Направляя его ладони туда, куда считала нужным. Туда где они были желаннее всего. Её вздох. Казалось что сейчас он сведёт его с ума. Снова. Она показала то, что продолжение было настолько желанным, как и начало. Они увлеклись друг другом. Отдаваясь полностью новому акту ночной жизни. Чувствуя и наслаждаясь друг другом.
Элиор ощутил усталость. Приятную. Наслаждение от всех их действий впилось в его разум не отпуская. Её голова расположилась на его груди и вместе с его дыханием, поднималась и опускалась. Это немного смущало, потому что она слышала как громко отстукивало сердце свой бешенный танец. Разговорам не было места и Элиор довольствовался тишиной. Наслаждался тем, как она прижималась к нему. Как слушала биение его сердце. Пальцами он играл с рыжими прядями, рыжину которых не видел через кромешную темноту. Он аккуратно поднял лицо девушки за подбородок притягивая её выше, ближе своему лицу. Ламар почти коснулся её губ, но остановился. - Я люблю тебя, - очень тихо и нежно, едва касаясь её губ высказался Лангре.
Он подарил ей поцелуй наполненный нежностью, которую сложно было ожидать после всего этого. Он повернулся, заключая её в объятиях и даря продолжительный нежный и наполненный всей его любовью поцелуй. Элиор не заметил, как желание вновь заполонило его разум. Нежный поцелуй вновь перерос в страсть, не такую как до этого, более уставшую, что ей пришлось позвать на помощь всю ту нежность что была в ламаре. Он разорвал поцелуй, продолжая его по шее девушки, а в последствии располагая её на спине, а сам занимал положение сверху. Поцелуи проходили от скул к уху, следовали по шее сменяясь с нежных поцелуев, на небольшие покусывания кожи. Не сильные, но нежные. После они ушли до плеча, ключицы, спускаясь ниже и окатывая поцелуями грудь, живот и возвращались обратно. Руки аккуратно бродили по ребрам, иногда поднимаясь, а после опускаясь обратно и в конечном итоге остановились на бедрах, меняя их положение на более удобное. Новый прилив наслаждения. Соприкасание кожи. Элиор оперся на локоть, расположив его возле лица Дан, да бы не рухнуть на неё от постепенно накатывающей усталости, и даря новые, нежные и мягкие поцелуи её губам. Он чувствовал, как она прижималась к нему. Как её пальцы заплетались в повязках не его спине и как она, увлекаясь забывает о недавнем ранении иногда впиваясь ногтями, сквозь повязки в его кожу.
Элиор не замечал как время летело и теперь расположился подле княжны, соприкасаясь лбами. Истошное дыхание. Сбивчатое и тяжелое. Ламар не знал что такое бывает и сейчас, прижимая к себе княжну, хотел бы подарить ей ещё один поцелуй, но был слишком вымотан. Одной рукой он скользнул по коже, располагая ладонь на сердце будущей жены, а второй обнимал её. Никаких слов не приходило в голову и он попросту, закрыв глаза, провалился в сон.

+1

46

Даниэль поймала себя на мысли, что её всё устраивало. И даже более того. Не из-за того, как Элиор обнимал её, прижимал к себе или дарил наслаждение (хотя это тоже), а потому что она чувствовала, что её любят и ей нравилось ощущения тепла, защищённости, доверия. Ей нравилось, как она себя чувствовала просто лёжа рядом с ламаром, пока он перебирал пряди её волос. Как его сердце отбивало беспокойный ритм и учащалось каждый раз, когда она к нему прикасалась или нарочно прислушивалась так, чтобы он понял. Накатившая нега переросла в желание нежиться и не отстраняться от ламара, но и сон не шёл и разговоры тоже не шли. Даниэль почувствовала прикосновение к подбородку, подняла голову. В темноте этого не было видно, но она с лёгким вопросом посмотрела на Элиора. Ощутив тепло его дыхания на губах, она закрыла глаза, наклонила голову. В ожидании нового поцелуя по телу пробежало волнение, но Элиор подарил ей тройку слов, которые усилили её волнение и ускорили бой сердца. Поцелуй, который она ожидала в самом начале, был нежным и приятным дополнением, подкрепившим послевкусие после его признания. Даниэль сбилась со счёту, сколько раз за этот день Элиор говорил, что любит её. Искреннее и по-настоящему. А что она? Принимала это чувство, но сама боялась и слово в ответ сказать, хотя чувствовала к нему что-то большее, чем простую привязанность.
Нежность, перерастающая в приятное томление, была неожиданностью. Не после всего, что было, хотя и там Элиор был таким же нежным и желанным. И его прикосновения всё ещё вызывали у неё волнительный трепет, мурашки по коже и лёгкую дрожь каждый раз, когда он оставлял на её коже поцелуи. Даниэль казалось, что новый виток желания не зародится так скоро, но даже нескольких поцелуев по шее, плавно спускающихся к ключицам, хватило, чтобы она задышала неровно, поверхностно. Закрыла глаза, вслушиваясь и проваливаясь в ощущения. Чтобы мягко касалась его лица, зарываясь пальцами в волосы, пока он не ускользнул от неё, спускаясь ниже. Прогибаться, приподнимаясь над смятой постелью, будто бы движением тела провожая каждый его поцелуй. Тянулась к нему, вздыхая томно даже тогда, когда чувствовала одни только прикосновения губ и ладоней. Прерывисто вздыхала и с нетерпением ёрзала, пока от ощущения ладоней на бёдрах – только их хватило, чтобы внизу живота появился тугой ком, а тело обуял жар предвкушения, не замерла.
Даниэль снова забылась. Элиор как намеренно хотел, чтобы она ни о чём больше не думала или они не выспались за ночь. И, что не менее важно, её это не огорчало. Нисколько. Она поднималась руками к плечам ламара, гладила его руки и спину, тесно сжимала бёдрами и плотно прижималась, когда близость играла на нервах. Совершенно забывала о повязках и ранах, пока хрипло дышала, хватаясь за него, будто боялась, что он исчезнет или всё это окажется хорошим и приятным сном, после которого она проснётся и Элиора не окажется рядом. Лёд на ранах давно растаял и оставил на теле новые влажные дорожки, убегающие вниз по торсу и по спине. В повязках больше не было нужды, и они окончательно разболтались, открыв зарастающие следы от ран, беспощадно подставляя новую кожу под её пальцы, когда она забывалась и увлекалась. Когда хватало сознания, она смещала руки вниз по спине, держала их на пояснице, оставляя быстро светлеющие розоватые следы от пальцев, где инстинктивно впивалась или давила сильнее. Сглаживала прикосновения, когда ламар замедлялся, давая ей короткую передышку размеренных и плавных движений, вела ладони выше, гладя, обнимая, прося большего, и снова не сдерживала порыв.
Сон пришёл быстро. Сморенная эмоциями и ощущениями, она провалилась в сон, прижимаясь к боку ламара, и проспала так до самого утра. Утром она проснулась с ощущением быстро ускользающего сна, но был он таким тёплым и светлым, что в память врезался обрывками, полными солнечного света, смеха и улыбок. Она не помнила, что именно было во сне, да и это стало неважно, когда под сонный взгляд попала грудь Элиора с в пух и прах разболтанными повязками, размеренно поднимающаяся от дыхания. Даниэль уткнулась в его бок носом, отчаянно не желая вставать, просыпаться и куда-то идти, лишив себя его объятий или тепла под боком. Кругом было тихо, если не считать пения птиц. Высота расположения домика отдаляла их от деревенской суеты внизу. Фалмари посмотрела в сторону двери. Она не видела теней рядом с ней и предположила, что стражники или не приближались или вели себя как глухие мыши. И ей совсем не стыдно, что если они что-то услышали ночью.
При свете дня всё выглядело иначе, но ощущения оставались прежними. Даниэль чувствовала ленцу от дрёмы, теплоту, переполнявшуюся её изнутри без тревог и опасений, что они окончательно забылись ночью. Даниэль смотрела на него, не поднимая головы, запоминала спокойные черты лица, вслушивалась в размеренное дыхание и позволила себе немного вольностей, осторожно приподнялась, стараясь не разбудить, и поцеловала. Нежно и легко. Ощутив, что ламар просыпается, подобралась, поцеловала ощутимее, дав ему сделать короткий вдох с пробуждением, и огладила щеку от уха до подбородка, оставив ладонь на ней.
- С добрым утром, - Даниэль улыбнулась, разорвав поцелуй и немного отстранившись. Она по-прежнему смотрела на Элиора и знала, что теперь он видит теплоту в её взгляде, не затуманенную самой обычной похотью. Ланкре сместилась на бок, уткнувшись носом в шею ламара и, не убирая руки с его груди, удобно устроилась рядом, собираясь и дальше наслаждаться его нахождением рядом.

+1

47

Ночь. Она развязала его чувства. Заставила делать то, что не позволил бы себе ламар при свете дня. Дала тот, нужный порыв эмоций, чтобы забыться. Забыться в объятиях. Забыться в поцелуях. Каждое прикосновение, нежных ладоней к его телу отдавалось чем-то не привычным. Нежным, но в тот же момент страстным и желанным. Хотелось ощущать их снова и снов. Дарить прикосновения, дарить ту нежность, что не свойственна ему. Оставлять поцелуи на теле девушки, забываясь в них и забывая о прошлых разговорах. Упиваясь чувствами и желаниями. Эмоции понимали больше и двигали его разум туда, где он хотел бы быть, но боялся даже представить.
Сны. Они чаще всего бессмысленны. Не понятны. Забывчивы. Утрированы. Они никогда не несут в себе много смысла и правды. Они дают лишь настрой, мотив, с которым ты проснёшься с утра. К сожалению, это не всегда приятные вещи. Война. Они были в завершении её. Элиор всё чаще видел этот сон. Пролитая кровь собратьев по оружию. Лязг мечей. Крики. Он смирился с этим, но небольшой осадок, после увиденного всегда оставался. Сегодня, Элиор не сказал бы, что осадок этот присутствовал. Он не помнил что ему снилось. Когда он хотел зацепиться за этот сон, что снится ему, его будто выдернули от туда. Заставляя забыть.
Легкое прикосновение губ. Именно оно начало выводить его обратно. Сон отступал, окрашиваясь чем-то нежным и приятным. Лангре чувствовал этот поцелуй. Перед глазами были приятные тёплые тона, сменяющиеся на что-то приглушённое. Он чувствовал, как сон уходит и приходит новый день, но не понимал этого чувства. Следующий поток нежности, более продолжительный и более светлый. Ламар проснулся, но не спешил открывать глаза. Боялся, что это всего лишь остаток сна, что будоражит кровь.
Нежные слова. Элиор не хотел оказаться в том положении, что ему всё это почудилось. Что это всего навсего остатки сна. Переборов себя, ламар медленно открыл глаза. Они всё ещё слипались после столь короткого сна. Немного размытая картина перед глазами. Он несколько раз моргнул, впиваясь взглядом перед собой. Даниэль была рядом. Теплилась под его боком. Даря нежный взгляд парню. Кроткая улыбка. Ощущение теплоты на губах, которая медленно сходила на нет.
- Доброе утро, Дан, - прошептал в ответ он, чувствуя как его дыхание опаляет его шею. Он не раздумывая приобнял её, даря своё тепло. В голове всплыла прошлая ночь. Ладонь на его щеке и тепло от оголённого тела девушки давали понять, что это всё не было сном или видением. Ощущение того, что нужно было уже вставать раззадорило ламара. Давая разуму проясниться. Он чуть крепче обнял девушку, будто не хотел выпускать её из своих объятий. Боясь потерять этот момент.
Пение птиц и тишина, что окрашивала сейчас обстановку вокруг, давало понять, что ещё рано, но Элиор был уверен, что часть войска уже было на ногах и у них всё меньше времени для этого наслаждения. Его пальцы скользнули по талии девушки. Кожа, мягкая и приятная, лишь вызывала то, что сердце отбивало пару лишних ударов. Дыхание девушки опаляло и желание подарить ей своё тепло только росло. Пальцы остановились чуть ниже груди, заняв нужное положение и ламар прижал княжну к себе. Поцелуй в лоб, следом в висок и множество поцелуев в щеку. Элиор не хотел вставать и лишаться этого момента.

+1

48

- Ну эй, - Даниэль тихо рассмеялась, когда ей начали прилетать поцелуи один за другим. Она нисколько не противилась, а жмурилась от удовольствия, пока Элиор продолжал осыпать её поцелуями и прижимать к себе. Ночью у них не было времени уснуть пораньше и отоспаться перед новой дорогой. Временами девушке казалось, что она всё ещё сонная и уставшая, что логично, но потом она чувствовала странный бодрящий прилив сил, который не давал ей закопаться под одеяла, отвернуться от входа в домик, и попытаться доспать, пока за ними не придут, подгоняя быстрее одеваться, седлать лошадей и выдвигаться в путь. – Элиор, - попыталась она в шутку укорить ламара, но, по правде говоря, ей нравилась его увлечённость. Нравилось, что на ночи ничего не закончилось. Ламар никуда не ушёл, не кинулся тут же одеваться, вспомнив о времени и долге, не оставил её одну и не оправдывался за несдержанность. Даниэль нравилось, что это пробуждение не имело ничего общего с тем, что у неё уже было.
Она сама прервала поток поцелуев. Обхватила лицо ламара руками и поцеловала губы, делая глубокий и долгий вдох.
Даниэль понимала, что у них ограниченное время, которое они должны потратить с пользой. С пользой – значит, отлепиться друг от друга, выбраться из постели, быстро позавтракать, собраться и отправиться в дорогу, потому что долго задерживаться в деревне опасно, если сбежавшего ламара до сих пор не поймали. Все важные новости точно бы сообщили Элиору, не дожидаясь, когда он проснётся или сам вернётся к делам лидера. Ланкре позволяла себе вольности, списывая всё на то, что пока ничего страшного не произошло, поэтому их не потревожили, а потому они могут ещё полениться и никуда не спешить. Какое-то время.
Она всё ещё тревожилась, что у Элиора сложится плохое мнение о ней, но решила взять дело в свои руки, пока есть возможность. Мягко выбираясь из объятий ламара, продолжая его прерывисто целовать, она сместилась в сторону, аккуратно и почти невинно перебралась наверх, садясь и как намеренно избегала любых откровенных и дразнящих прикосновений. Поцеловав ещё раз, она отстранилась, поведя ладонями по его тела вниз, немного смущаясь того, что он видит её при свете.
- Я вчера не шутила, когда говорила, что ты можешь на мне жениться, - она улыбнулась, смотря на ламара сверху вниз. – Я действительно этого хочу.
С серьёзными разговорами у них не складывалось, а Даниэль показалось, что она выбрала заранее бесчестную ситуацию для такой темы, потому что тело ещё помнило удовольствие, времени на разговоры и согревание друг друга практически не было, а ей вздумалось чётко обозначить некоторые моменты.
- Мне не хочется ждать, когда всё это закончится, и мы окажемся в столице.
Это могло вообще не произойти. Что ещё ужаснее – кто-то из них мог погибнуть, не добравшись до Эрдана. Даниэль не хотела, чтобы её слова были пустыми.
- Если нам встретится жрец, то…
Даниэль не успела договорить. Она услышала шаги, но Элиор отреагировал раньше, чем девушка успела что-то предпринять. Княжна тихо пискнула, когда её рывком опрокинули на бок, закрывая собой от нежеланных созерцателей. Она даже не попыталась выглянуть из-за плеча Элиора, а лишь сжалась, прижимаясь к его груди, и вцепилась в его плечи, не давая ни сдвинуться, ни перевернуться. Вот так и заводи серьёзные разговоры! «Надо было сначала одеться».
В числе утренних гостей оказалась эльфийка. Адерин без интереса мазнула взглядом по спине ламара и посмотрела на стол, где стоял ужин для двоих, к которому ламары так и не притронулись за ночь.
- Там Этрих очень хотел вас видеть, - сказала она таким тоном, словно ничего особенного в доме не происходило и она ничего не видела. – У него новости о нашем «друге». Я с трудом остановила его, чтобы он сюда не ворвался с новостями. Как закончите, мы ждём вас в доме старосты.

+1

49

Это было весело. Наблюдать за тем, как княжна с наигранным недовольством жмурилась от каждого поцелуя. Как тихо, но звонко разносился её голос по этому дому. Нет, это не их дом и не тот дом который бы хотел ламар подарить ей, но сейчас для Элиора он на мгновение показался именно таковым. Сон уходил, переливаясь и смешиваясь с той радостью и улыбкой что дарила ему Дан. Элиор же, не скрывая свою нежность продолжал тот поток поцелуев и казалось не собирался останавливаться, даже в тот момент, когда она назвала его по имени, он чувствовал, что девушка совсем не против этого. Он временами, лишь на мгновение останавливался, улыбаясь, а после сразу продолжал.
Когда его щеки сжались ладонями Ланкре, Элиор замер. Внимательно смотря за ней и думал о её дальнейших действиях. Она не заставила его ждать и подарила поцелуй в губы, будто бы он дразнил её не давая того, чего она хотела.
У них было время, но сколько его было, можно лишь предполагать. Дан не спешила, но и действовала немного странно, как показалось ламару. Поцелуи, немного прерывистые. Она выбралась из его объятий и на момент, Элиор даже подумал о том, что она отдает себе больший отчет о том, что нужно вставать нежели он. Как же он в этот момент ошибался. Да, в её действиях не читался какой-то подтекст. Казалось и скрытого смысла в нём не было. Она уселась сверху, подарив последний кроткий поцелуй и отстранилась, выпрямив спину и смотря на него теперь сверху вниз.
Свет из окна, сыграл злую шутку, а потому, Элиор спокойно, теперь уже не всматриваясь наблюдал за ней. Как свет освещал её тело. Каждый изгиб, который он чувствовал несколько часов назад своими руками, теперь он мог наблюдать воочию. Не было никаких лишних движений, но при этом, Даниэль наверное не понимала, насколько сильно она заставляет сдерживаться ламара. Как ему в этот момент сильно захотелось притянуть её к себе и подарить новый поцелуй. Ощутить тепло, исходящее от тела девушки.
В этот момент лишь её голос остановил его от порыва, заставляя вслушиваться в слова, произнесённые сейчас. Элиор внимательно смотрел. Желание, то мимолетное, что появилось когда она уселась на него пропало, хотя скорее сменилось. Её слова сейчас казались какими-то не честными. Казалось, что ночь проведенная вместе заставила её сказать это, но он не желал искать тут скрытого подтекста, а лишь кивнул, ожидая продолжения её мысли.
Её оборвали на полуслове, точнее говоря, этот сделал сам Элиор. Звуки приближающихся шагов, будто раскат грома пронеслись у него в голове. Он не долго думая, потянул девушку к себе, опрокидывая её на бок и закрывая своей спиной. Было бы у них чуть больше времени, так ламар бы укрыл их одеялом, что томилось у них в ногах. Звук открывающейся двери, а следом и более отчетливые шаги по дому. Элиор понимал, что такое могло произойти и ведь произошло, именно в тот момент, когда Дан говорила ему что-то важное.
Элиор не видел гостя, но по голосу сразу же узнал кто это был. Эльфийка, что сопровождала в последнее время княжну. Она опустила тот факт, что по комнате были разбросаны их вещи и то, что повязки ламара, что она погла наблюдать, уж слишком сильно ослаблены, а саму княжну, он закрывал своей спиной и лишь небольшие пряди рыжих волос красовались на его руке. Да и казалось, наверное, со стороны, что он делает вид что спит, но она всё равно решила донести то, зачем заявилась к ним с утра.
- Спасибо, скоро будем, - высказался Элиор за них двоих и был премного благодарен, что Адерин не позволила Этриху ворваться к ним в гости, ведь он бы точно растерялся. Элиор чувствовал, как Дан прижималась к его груди, сложив руки на повязках ламара и сжимая их пальцами, но решил дождаться пока эльфийка уйдет. Когда же она покинула их, закрыв за собой дверь, Элиор мягко прикоснулся губами к макушке Даниэль и улыбнулся.
- Только если нам встретится жрец, - чуть рассмеявшись сказал он, вновь поцеловав девушку в макушку. Нужно было вставать, одеваться и выдвигаться в сторону домика старейшины. Элиор это прекрасно понимал, а потому начал чуть отодвигаться к краю кровати. Его движения сразу же были пресечены. Девушка забросила на него своё бедро, вновь привлекая к себе взгляд ламара. Небольшое удивление на лице, после чего Элиор улыбнулся ей. Склонившись, Лангре подарил ей поцелуй. Нежный и продолжительный с некоторой ноткой страсти. Его рука скользнула по бедру девушки, что остановило его моментом ранее, после чего, Элиор вновь, теперь уже по собственной воле, усадил девушку сверху, возвращая её в первоначальное положение. Он расположил свои ладони поверх её, на своей груди и внимательно смотрел ей в глаза с небольшой улыбкой.
- Или ты хочешь найти его побыстрее? - нежно проговорил ламар, но ответ был дан поцелуем, вновь вспышка страсти, которая овладела ими. Казалось что, после подобной ночи, она ещё не скоро настигнет этих двоих. Дан прижилась, разрывая поцелуй и это соприкосновение было с однозначным мотивом в дальнейших действиях. Руки ламара скользнули по её спине, прижимая Дан к себе, давая плоти, что всё ещё была в повязках почувствовать тепло её тела. Поцелуй, что вновь был наполнен стратью и желанием, был вновь подарен будущей супруге.

+1

50

Даниэль немного огорчилась, когда Элиор ответил Адерин, что они скоро вернутся к делам. Это означало, что их разговор останется оборванным, а все нежности, которые ей нравились и которых оказалось мало, закончатся. Дело не только в близости, а в том, что отношения с Элиором казались ей настолько личным, что она не хотела оказаться на глазах у всех, когда ей захочется его крепче обнять или поцеловать. Должна же быть какая-то дисциплина в лагере, в самом деле. Или это не попадает под понятие дисциплины и можно всё, что не запрещено? Как бы ни было, такой атмосферы не будет, пока всё не закончится, а до этого ещё не скоро.
Адерин оставила их наедине, не отпустив ни одной шутки или замечания. Эта эльфийка давно их толкала друг к другу. Ещё бы она шутила! Добилась своего и радуется наверняка.
Даниэль подождала, пока шаги эльфийки стихнут. Элиор привлёк её внимание поцелуем в макушку, но девушка не торопилась смотреть на ламара или отстраняться от него. Ситуация рассмешила Даниэль. Она тихо прыснула. Угораздило же! Смех позволил не вернуться к стыду и неловкости, которые так и просились всплыть, из-за того, что Адерин могла увидеть и подумать, но этого не произошло. Элиор тоже засмеялся и вернулся к теме их разговора.
- Если? – княжна смешливо фыркнула.
Элиор как нарочно начал отползать, будто не хотел продолжать этот разговор. «Как бы ни так!» Даниэль закинула на него бедро и тесно прижалась, не давая ускользнуть от себя так просто, ухватившись за повод отправиться на важное собрание. Не такое оно важное, раз Адерин сказала, что они могут спуститься, как закончат. Не запоздалый ужин же она имела в виду!
Ламар быстро исправился. Даниэль почувствовала, как по телу пробегает лёгкая дрожь, когда ладонь Элиора скользнула по её бедру вверх, и забылась, закрыв глаза и вслушиваясь в ощущения. В сознание Даниэль вернула перемена мест, когда Элиор вернул её обратно, к тому, с чего они начали.
- Не боишься, что на этот раз сюда заглянёт Этрих? – девушка с хитрым прищуром посмотрела на ламара, но устроилась удобнее и быстро перехватила тему разговора. – Может быть, хочу, - с хитрецой во взгляде ответила Даниэль и наклонилась, когда Элиор потянул её к себе. Она прижалась к его груди, заёрзала на бёдрах, слегка касаясь или плотно прижимаясь, дразня и медленно распыляя желание.
Даниэль не хотела из-за назревшего совета и сбора войска прерываться или торопиться, чтобы урвать немного ласки и тепла ламара, прежде чем он вернётся к устоявшимся обязанностям. Ей нравилось чувствовать его дыхание на шее и возле уха, нравилось чувствовать, как его ладони блуждают по телу. Нравилось самой касаться его. Неважно где. Рук, груди, живота. Нравилось целовать его и изредка прикусывать кожу. Она оставляла поцелуи на его шеи и груди. Раз куснула кожу над рёбрами и спустилась поцелуями ниже. До самого низа живота. Ускользнула от его рук, которые манили её и усиливали желание не расставаться.
Она оказалась у него в ногах, откуда поцеловать выпирающую бедренную косточку было проще всего и так же просто, прихватив одеяло, улизнуть из постели. В одно быстрое движение Даниэль завернулась в одеяло, поправила рукой волосы, чтобы ткань их не прижимала к спине, и самодовольно и даже чуть нагло глянула на ламара через плечо.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [27.09.1082] Мир тысячи дорог