Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [21.09.1082] Между молний над ревущим гневно морем


[21.09.1082] Между молний над ревущим гневно морем

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

- Локация
Фалмарил, окрестности Артеса
- Действующие лица
Элиор Лангре, Даниэль
- Описание
предыдущий эпизод[20.09.1082] Гавань из лазурита
Орден должен был встретиться с подкреплением из Артеса перед наступлением на столицу, но столкнулся с неприятным сюрпризом от Мэтерленсов. В числе повстанцев оказался предатель, который рассказал князю-узурпатору о планах Ордена, и в уговоренном месте подкрепление ждала засада, устроенная княжичем Каэлем.

Отредактировано Даниэль (2019-12-08 02:26:26)

0

2

Ivan Torrent - Dandelion
Освободите себя от надежды, что море когда-нибудь успокоится.
Мы должны научиться плыть при сильном ветре.

Дедушка всегда говорил глубокомысленно и туманно. Иногда так путано, что маленькая Даниэль не понимала, что он имел в виду, и переспрашивала. Тогда дедушка смеялся, улыбался ей широко и тепло, потом гладил по голове и говорил, что со временем она всё поймёт. Даниэль супилась, хмурилась и немного обижалась, думая, что все взрослые говорят какие-то странные и глупые вещи, чтобы казаться взрослыми и умными, но на самом деле они ничегошеньки не знают. Только делают вид, что знают. Прошли годы, прежде чем Даниэль осознала смысл этих слов. Жизнь действительно похожа на море. В ней всегда что-то происходит. Иногда всё совершенно не так, как кажется на первый взгляд. Буря может застать в спокойном море, когда небо ещё мгновение назад было чистым. Ветер может исчезнуть, как предвестник самой большой беды моряка – смотреть, как течение уносит и уносит в безграничное море, а берег превращается в тонкую, едва заметную на горизонте линию. Всё, что мы можем, это научиться плыть, несмотря ни на что. Без ветра, в дождь, в бурю.
Она забыла это правило и осталась на лодке, когда не стало ветра, наполняющего паруса. Течение уносило её в море, а она сидела на дне лодки и смотрела, как суша исчезает. Даниэль смирилась со своей судьбой и доверилась течению. Море не пожелало мирить с её бездействием. Разыгралась настоящая буря. Лодку качало на волнах, подбрасывало, в неё заливало воду. Даниэль чувствовала, что захлёбывается и тонет, и с отчаянием загребла воду руками, пока море не поглотило её, обратив лодку в щепки и обломки. Голубой парус с синим дельфином вздулся над водой, и медленно пошёл ко дну вслед за обломком мачты.
Девушка вынырнула и сделала глубокий вдох.
Она открыла глаза и осмотрелась. Кругом безграничное море. Сине-зелёные волны слабо качали её. Буря кончилась. Слабый ветер загулял по поверхности воды, нагоняя прохладу. Обманчивое спокойствие или же настоящее?
Даниэль проснулась в полной растерянности от сна, который увидела. Впервые за последний месяц она не видела кошмаров. Сны не повторялись из раза в раз, но она не понимала, что за значение у нового сновидения. В нём не было болотников, старого Источника, детей, Моргана или Элиора. Она была в нём совершенно одна в окружении бескрайнего моря и острова, который манил её знакомыми берегами. У неё был шанс вернуться назад, собрав все силы, но она осталась на распутье с осознанием, что шторм закончился, но настоящий путь до берега будет тяжёлым и долгим. Чтобы добраться до него, придётся потратить все силы и вспомнить, кто она. Нужно найти в себе силы.
Она осторожно подняла голову и посмотрела на Элиора. Ламар спал рядом с ней. Его рука по-прежнему лежала у неё на плече, не выпуская из объятий даже во сне. Даниэль не хотела его будить. Она смотрела на него, думая о том, что видела во сне, и что случилось прошлой ночью. После тяжёлого разговора они заснули далеко за полночь. Им потребовалось время, чтобы совладать с эмоциями и провалиться в сон от физической и эмоциональной истощённости. Даниэль проснулась среди ночи в абсолютной темноте и растерянности. Она поняла, что проснулась не из-за кошмаров или потому что что-то произошло. Элиор спал беспокойно, крутился во сне и говорил.
Даниэль обняла его, думая, что это поможет ему успокоиться, но не решилась разбудить ламара или позвать его сквозь сон. Она не догадывалась, что ему снится, но думала, что у Элиора много причин для ночных кошмаров. Он видел сотни смертей. Каждый день переживал о товарищах. Много чего могло тревожить уставшего ламара, который не знал настоящего отдыха, а она подлила масла в огонь, когда рассказала о себе и Моргане.
Она не разбирала слов, которые Элиор бормотал во сне, но одну фразу он произнёс так чётко, что Даниэль встрепенулась и обратилась в слух. Девушке показалось, что она ослышалась, а потом ей стало так совестно, что захотелось опять расплакаться. Она почувствовала себя эгоисткой, которая переживала о своих чувствах, но не подумала о том, что на самом деле чувствует Элиор. Она не замечала, что есть что-то за долгом, благородством и добротой ламара, с которым их связывал старый договор. «Любит…» Это объясняло, почему он прощал ей отношения с Морганом и заверял, что не причинит ему вреда. Даниэль поняла, что стала причиной для его ночных кошмаров.
В спящем Элиоре она видела обычного парня, а не прославленного лидера и полководца, который вёл за собой войско. С чувствами, страхами, ранами и болью. Она не представляла, что он пережил за годы своей жизни и выживания, которое ему прописал князь-узурпатор, когда взошёл на престол. Из-за деятельности своего отца Элиор не мог жить как обычный дворянин и наслаждаться обычным детством или юношеством.
Даниэль не желала ему зла. За месяц, что они провели вместе, он стал ей небезразличен, но Даниэль не хотела никого обманывать, называя это чувство влюблённостью или симпатией.
Она решила не говорить Элиору, что он разговаривал во сне и что она услышала. Если он когда-нибудь захочет об этом сказать после всего, что её связывало с Морганом, тогда она этого дождётся. Даниэль понимала, что Элиор пересматривает все её поступки и ищет в них подвох. Она сама не знала, где поступала, защищаясь от боли, а где, потому что на самом деле хотела оказаться рядом с ламаром и беспокоилась о нём. Боялась ли она рассказать правду, потому что Элиор оттолкнёт её, или потому что, случись так, она останется одна. Всё это слишком сложно, чтобы разобраться за одну неполную ночь.
Лагерь повстанцев оживился. Они собирались, чтобы отправиться в дорогу. Путь до Артеса займёт без малого три недели, если ничего не случится. Даниэль слышала, как воины ходят, гремя тяжёлыми доспехами, и видела тени, мелькающие на пологе их шатра. Походный образ жизни давал им короткую передышку, но он быстро кончался, когда впереди стояла важная цель.
- Элиор, - Даниэль тихо позвала его по имени и тронула за плечо, не выбираясь из объятий ламара. Они вымотались за ночь и проспали. – Нам пора.

+1

3

Iron Poetry (feat. Kate St. Pierre) - Really Slow Motion (Ivan Torrent)
Он видел небольшой свет впереди. Блеклый и не такой красочный, но свет что озарял эту темноту. Робкий шаг Элиора пугал этот свет. Он не был таким к которому хотелось бы идти. Не излучал тепло, а тем более добрые намерения. Он сделал второй шаг. Его пронизывал холод. Озноб. Два шага и он ставил под сомнения их. Он боялся делать следующий, но услышал как кто-то сзади, тихо и шёпотом проговори «Иди.» Он был будто приказом, Лангре не смел его ослушаться и продолжил путь, туда, куда не хотел идти сам, по своей воле уж точно.
Шаг. Свет в момент ослепил его. Заставил щуриться. Ламар невольно потер глаза, привыкая к освещению. Пустынный песчаный пляж и море. Оно было спокойны, до боли спокойным. Он смотрел на него, будто его гипнотизировало. Что привело его сюда? Он должен быть со своим войском в пекле сражения, но явно не здесь. Его смущало это спокойствие. Легкий ветер, что окатил его слева, будто говорил «Повернись.» Он вновь не смел ослушаться. Не хотел, но не мог контролировать себя. В его глазах отражало море. Он чувствовал всем своим нутром что оно зовет его, но он не мог и сдвинуться с места.
Голова невольно повернулась туда, куда наказывал ветер. Силуэт девушки. Рыжие красивы волосы, которые от солнца казались были огненного цвета. Он смотрел на её спину. Элиор почти сразу узнал её. Это была Даниэль. Шаг, вытянутая рука и дальнейшее молчание. Ламар не смог обронить и слова. Мужчина. Эльф, нет, полуэльф. Его он так же узнал сразу. Морган. Почему он видит это?
«Сон.»
Он понял что это сон, но не мог избавиться от ощущения насколько он реален. Он хотел подойти, но ноги будто не хотели слушать голос разума. Боль больно ударила в самое сердце. Он сжал рубашку, в которую был одет, на уровне сердца. За что ему эти мучения. Он смотрел, не мог отвести взгляд, хоть и хотел. Не мог смотреть, как они просто стоят друг с другом.
Даниэль повернулась. Глаза Элиора заблестели. Она держала что-то в руках, а Морган с интересом и какой-то не пресущей ему, как казалось ламару, нежностью смотрел на этот сверток. «За что мне это?» проносилось в его голове. Раз за разом. Сотни, а то и тысячи раз. Он не мог даже отвернуться. Злость, боль, в Лангре играло сейчас очень много эмоций.
Он зажмурился. «Дан, я всё равно тебя люблю» пронеслось в его голове и он зажмурился. «И если это твоё счастье, то...» Ламар не закончил эту мысль. Ветер сменил направление. Стал более северным, холодным, пронизывающим до костей. Элиор широко распахнул глаза. Тучи надвигались с бешеной скоростью. Ещё один порыв ветра и силуэт Моргана исчез, Даниэль же вытянула руку, но порыв ветра унём и сверток что она держала.
Крик. Он услышал отчетливо, как она вскрикнула. Сердце ламара дрогнуло. Следом так же последовал крик, но было понятно, что она плачет. Он пытался сдвинуться, но не мог. Сжал кулаки настолько сильно, что ногти пробили кожу пустив кровь. Его губы кричали её имя, но ни одно слово не вырвалось с его уст. Когда она упала на колени, Элиору будто дали свободу. Он сорвался с места и побежал. Настолько быстро насколько мог, но не приближался к ней.
Момент, мощный шквал ветра заставил его остановиться и обернуться назад. В этот момент обстановка изменилась. Он стоял посреди поля боя. В доспехах, с мечом, который был полностью в крови. Трупы ламаров повсюду. Отдышка. Лангре не понимал что происходит. Шло сражение и теперь за спиной Элиора находилась Даниэль, всё так же, сидя на коленях крича от боли утраты. Враг накинулся на него. Элиор с легкостью одолел его, но он всё ещё не понимал что происходит. Шаг за шагом, подступаясь всё ближе к княжне. Вытащив свой меч из очередного противника, ламар повернулся и увидел как теперь она стала целью. Он сорвался на бег, он не успевал отразить удар, но мог сделать другое.
Лангре успел. Подставился под удар. Меч прошёлся сквозь него, чуть выше сердца, давая ещё немного времени чтобы насладиться последними вздохами. Он упал на колени подле княжны и она это увидела. Холодная сталь пошла в обратном направлении. Он попытался вдохнуть, но его сразу же пробило на кашель. Кровь в легких не давала этого сделать. Элиор поднял взгляд на девушку. Смотря ей прямо в глаза. Этому убийце не дали возможность добить его и кто-то из его солдат защищал их сейчас. Легкая улыбка на лице парня. Он хотел бы сказать что всё будет хорошо и то что он чувствует, но уже не мог говорить.
- Элиор.
Его глаза распахнулись. Холодный пот на лбу. Давно он не видел кошмаров. Всё это было в новинку. Такого никогда не было с ним. Нежный голос, хоть и не много безучастный вытащил его из этих дурных сновидений. «Что это было?» - простой вопрос, на который был такой же простой ответ. Конечно, он был более абстрактным, ведь ламар знал ответ. Но что это, черт его побери было? Почему он был настолько реалистичным и что за голос отправил его туда?
«Отец.»
Он вспомнил его голос, но от этого не стало легче, наоборот тяжелее. Вещий ли это сон? Или все его страхи и желания были отражены в нём сейчас. Он посмотрел на княжну. Ему захотелось её обнять, но всё что он позволил себе, это чуть сильнее сжать руку на её плече. Элиор не мог себе позволить этого. - Спасибо, - поблагодарил её ламар и отпустив из своих объятий уселся сначала на край спального места. Ладонью он вытер проступивший пот.
Поднявшись, он отправился к своему снаряжению. Ламар всё ещё думал о том, что предвещал этот сон. Он смотрел на него с позиции тактика и военного дела. Что-то должно было произойти и им стоило спешить. Лангре быстро собрался и бросил взгляд на Дан, которая так же собиралась. Он обещал её защиту несколькими часми ранее и не собирался отказываться от своих слов, а сон, лишь говорил что он должен опекать её ещё больше.- Сегодня я буду в твоём карауле - высказался он и покинул шатёр, да бы проверить всё ли в порядке и готовы ли они выступать.
У него было не хорошее предчувствие.

Отредактировано Элиор Лангре (2019-12-06 01:33:24)

+1

4

Даниэль не лелеяла лживых надежд. Тяжёлый разговор не прошёл без последствий. Она почувствовала, как между ней и Элиором натянулись отношения. Каждому из них нужно время, чтобы принять действительность и решить для себя, что делать дальше. Короткое сжатие плеча Даниэль считала как случайность, что Элиор после дрёмы забылся или рефлекторно сжал пальцы от резкого пробуждения после кошмара. Он коротко глянул на неё, выпустил из объятий и сел на край постели, прогоняя остатки сна. Даниэль хотела спросить, что ему снилось, но она помнила, что он говорил во сне, и думала, что поставит Элиора в неловкое положение, если задаст свой вопрос. Он может солгать ей, и тогда она почувствует себя ещё хуже. «Заслуженно».
Сев в постели, она в молчании наблюдала за тем, как Элиор собирается. Даниэль медленно откинула край одеяла, спустила босые ноги на землю, прикрытую тонким настилом, и прошла к своим вещам. В последнее время из-за беспокойства Элиора и неожиданных частых сюрпризом от Мэтерленсов, лёгкая походная одежда пополнилась  кольчугой. Даниэль не привыкла к её весу и каждый день после ней ужасно болела спина, но девушка не жаловалась. Вес кольчуги был ничтожным в сравнении с молчанием Элиора и неизвестностью будущего.
Он обещал, что проведёт ночь в карауле, чтобы защищать её, но Даниэль казалось, что на самом деле ламар бежит от неё, чтобы они оба не томились в молчании, и у них было время подумать обо всём. Она немного жалела, что рассказала ему правду. Вместо кричащего Элиора, бьющего кулаком по столу, она видела его бледную тень, подавленную и разбитую. Даниэль подумалось, что он испытывает те же чувства, что она, когда Морган перестал обращать на неё внимание. Девушка думала, что не давала Элиору повода задуматься об их отношениях, но она так пеклась о себе, что не заметила очевидное. Все её знаки внимания он расценивал, как одобрение с её стороны, а теперь это всё пуф! и исчезло.
Даниэль закончила одеваться, когда Элиор ушёл. В шатёр заглянул пытливый нос мистика, приставленного к девушке после неудачно попытки её похитить. Адерин придерживала край полога, заглядывая внутрь, но не входила.
- Уже собралась? – спросила она, осматриваясь, как впервые видела шатёр лидера повстанцев. – Я думала, что он больше, - девушка прицокнула языком и по-птичьи наклонила голову, смотря на Даниэль. – Случилось чего?
Даниэль мотнула головой. Она не хотела говорить.
Адерин вздохнула, пожала плечами.
- Захочешь поговорить.. знаешь, где меня найти.
Девушка никуда не ушла. Она подождала, пока Даниэль закончит со сборами и отошла в сторону, поддерживая полог, когда Ланкре собралась выйти из шатра.
Вдвоём они отправились к братскому костру. Повар раздал им по плошке с супом. Супа в котелке осталось на дне. Воины успели набить брюхо с утра пораньше и занимались сборами, собирая шатры и вещи. Ночные костры уже потушили. Седлали коней и запрягали лошадей в обозы, проверяли оружие и седельные сумки. Напротив них сидел воин и тщательно начищал лезвие меча.
Верхние точки в лагере занимали наблюдающие, чтобы не дать шпионам ни шанса на фокусы. Армия Элиора выросла, но в неё по-прежнему могли попасть двойные агенты, которые служили Мэтерленсам и докладывали им о каждом шаге повстанцев. Ордену везло, невзирая на все каверзы от князя.
У Даниэль пропал аппетит. Она безучастно смотрела на суп в плошке, пока Адерин ела свою порцию и отмахивалась от повара, корившего эльфийку, что она взяла вторую добавку. Воин, начищавший клинок, сказал, что порция не вторая, а третья по счёту. Завязалась шутливая перепалка, но Даниэль их не слушала.
- Что на этот раз?
Даниэль перестала думать об Элиоре. Адерин наклонилась ближе и говорила тихо. Остальные вернулись к своим обязанностям и не слушали их разговор.
- Опять сказала, что идеи Ордена это глупость?
- Нет.
- Даже не знаю, чем ещё можно пронять нашего «генерала», - Аделин фыркнула и улыбнулась. Даниэль не подхватила разговор. – Как же с вами сложно, - она вздохнула, как мать, у которой не получилось примирить детей после ссоры. – Ешь суп. Нам выдвигаться пора. В следующий раз привал через десять часов. Не меньше. В ближайший месяц отдыхом не разбалуют.

+1

5

The Power of Will
Ivan Torrent

Сейчас казалось что всё изменилось. Нет, не сейчас, давно, но Элиор только сейчас понимал насколько всё изменилось. Если бы узурпатор не пришёл к власти, то как бы сложилась его судьба? Он проклинал её сейчас, всем сердцем и душой, но не показывал этого. Кому нужен такой лидер? Он любил отца и готов положить свою жизнь на дело что он начал, но что же до него самого? Верный Ордену и цели что ему поставлена, Лангре не мог отступить, не мог сделать то, что хотел сейчас. Его дыхание было немного сбитым, а с виду, с начала всего этого он наверное возмужал. Так бы назвали изменения более взрослые ламары в нём, но он постарел. Почувствовал боль утраты рано. Разбитое сердце? Кто знал что в итоге он полюбит княжну? Все относились к ним так, будто так и должно быть, да и если бы их судьба сложилась иначе, возможно всё было бы лучше.
Он волочил свои тяжелые от усталости ноги. Нет, это было конечно сложно заметить, но те, кто был рядом с ним всё это время сразу догадаются о том, что он совсем не отдохнул за эту ночь. Не было покоя и отрешенности. Собранность? Он знал что нужно делать. Знал как поступить дальше, но душу гложила информация, что княжна преподнесла в холодном виде.
Единственное чего он сейчас не хотел, так встречаться с Морганом и его отцом, но этот союз, альянс, единомышленники, называйте как хотите, обязывал держать с ними контакт, чтобы всё шло так, как нужно. Цель была близка. Какие-то три недели? Это ничто по сравнению с тем, сколько он воевали уже. Можно было бы даже назвать это финишной чертой, но ламара пугало одно. Что ему делать дальше? Он всё ещё любил княжну, но понимал, что это безответно. Возможно, ему стоило так же найти себе избранницу, но он предан делу и на это просто не было ни времени, ни желания. Да и когда он думал о ком-то в таком ключе, перед глазами всегда появлялась она.
Он осматривался идя по лагерю. Войска были почти готовы выступать и это было похвально, но без его слова, они и не двинутся с места. Перед тем как выдвигаться, нужно было обсудить дальнейшие действия с приближенными людьми. Без лишних ушей и взглядов.  Единственное чего он сейчас боялся, так это отца Моргана. Этот эльф был без лишних слов очень ценным кадром в их войске, но он знал его. Знал, что он сразу же почувствует что-то не ладное в Элиоре. Взгляд, аура, мысли что вновь вспыхнут при виде его.
Пройдя по лагерю, Элиор добрался до своеобразного опорного пункта. Шатер, примерно таких же размеров, как и их с Даниэль. Он отодвинул полог и прошёл внутрь. - Извиняюсь что поздно, - высказался Лангре, говоря строго и уверенно - Как обстоят дела? Все обернулись и коротким кивком поприветствовали ламара. Когда же он подошёл к столу, то окинул всех взглядом. Сейчас он смотрел на них иначе. Всматривался в то, насколько они изменились, насколько война пагубно повлияла и на них.
- Вестей от подкрепления нет, значит оно должно прийти со дня на день - высказался один из приближенных.
- Хорошо, как будут новости, сразу же сообщите мне.
Он успел произнести лишь это, но глаза поднялись на вход. Элиор будто почувствовал, что сейчас кто-то войдет и был прав. Это был Милленгил. Его было сложно спутать с кем-то другим. Эльф, что всегда был на стороне Элиора и с самого начала всей этой неразберихи шёл рядом. Он пропустил скудную мысль о том, что рад что он всё ещё жив.
- Ты вовремя, я хочу немного пересмотреть постороения наших сил. - это вызвало небольшой переполох среди присутствующих здесь, но никто не обронил и слова, потому Элиор продолжил - Нам необходимо больше знать об обстановке вокруг, выберите приближенных солдат которым вы доверяете. В группе не больше двух-трех человек, смена каждый час, пока мы находимся в пути. Далее, мы расставим войска так, возможно немного глупо, но равно в каждом направлении. Он показывал пальцем на карте примерное построение которое он сейчас видел в своей голове. После чего объяснил почему именно такой вариант он видел сейчас наиболее лучшим. Враг мог оказаться где угодно, да и подобная формация позволяла им передвигаться несколько быстрее и узнавать обстановку ежечасно. Говоря о том, что будет происходить ночью, то Элиор так же подтвердил их мысли о том, что эти разведчики будет действовать и ночью, Это вызвало небольшое недовольство и общим мнением они решили, что в ночное время, разведчиков будет вдвое меньше, чем днём, но отчетность будет более быстрой от них.
Элиор выдохнул и сказал то, что оставил на самый конец - Я буду теперь здесь, в сопровождении княжны. Большинство из присутствующих видели в этом смысл, одна из центральных позиций и удобство по доставлению информации лидеру со всех фронтов, но по лицу эльфа было мало что понятно. - Если вопросов не осталось, то собираемся и выступаем по готовности. - высказался он, казалось усталось сбивала его с мыслей, в чём-то они были правы сейчас.
- Элиор, - высказался эльф, когда остальные полководцы покинули шатёр. Он потёр пальцами глаза и взглянул на него. Статный эльф, каким был и всегда, но и его это война не оставила без следа. На эльфах это было заметить труднее всего, да и факт того, что Лангре часто с ним виделся, сводился к тому что он не заметил этих изменений. - Да, Милленгил, у тебя остались вопросы? - коротко ответил ламар. Как он и предполагал, при взгляде на него мысли со вчерашней ночи подступили новой волной. Он это почувствовал. "Как могло быть иначе." - пронеслось ухмылкой в его голове и он внимательно продолжал смотреть на эльфа.
Казалось, что он не знал с чего начать задавать вопросы. Как подойти к этой информации и выдать её ламару. Сложная ситуация, ведь нельзя было точно сказать, что гложет его и что он знает. Элиор сейчас понимал, что уже нет смысла скрывать это, да и посторонних, хоть и верных ушей здесь не было. - Милленгил, я знаю. - выпалил он выпрямившись. Его взгляд был суров, ему хотелось бы сейчас поговорить с ним, но к сожалению на это не было время. Не давая возможности эльфу ответить, Лангре продолжил, подойдя к нему - Не время для этого разговора, у нас есть более важное дело.
С этими словами он покинул шатер. Нужно было вернуться и забрать оставшиеся вещи. Он проходил мимо солдат, кто-то уже был готов, кто-то всё ещё ел, а кто-то просто сидя у костра травил байки. Небольшое затишье. Элиора не мог не радовать тот факт, что они все ещё находили в себе силы улыбаться. Встречаясь с ними взглядом, Элиор, если ловил их, немного улыбался, но продолжал идти вперёд.
Он вернулся обратно и отметил сразу тот факт, что Дан уже ушла. Лангре с небольшим облегчением выдохнул. Да, он поставил себя в данный момент сопровождающим её, но всё ещё не знал, как им теперь общаться. Как раньше? Слабо верится, но и что было раньше? Это общением и не назовешь. Ламар устало нашёл глазами нужны вещи, лук, меч и колчан со стрелами. Быстрый их осмотр на предмет пригодности и юноша уже закреплял колчан за спиной. Сейчас он предпочитал носить оружие с собой, мало ли что произойдет. Подхватив лук и меч, Элиор вновь вынырнул из шатра, но путь ему перегородил ламар. Он был явно моложе Элиора. Взгляд на него, оценивающий? Мальчишка явно присоединился к ним недавно. Он сделал короткий кивок лидеру и побежал дальше, то ли собирать вещи, то ли делать ещё что. Он внимательно проводил его взглядом, после чего отправился к ближайшему костру. Он всё ещё не ел.
Пройдя к ближайшему костру, он увидел спины сидящих людей. В том числе и Дэниэль. Он выдохнул, ситуация складывалась идеально, ведь теперь он один из ответственных за неё. Он прошёл к ним и присел на свободное место, положив . Вы бы видели лицо повара, вот он точно не ожидал увидеть здесь Элиора, но моментально подал ему суп. Благо там ещё оставалось на одну порцию. Взял её в руки, и опустив взгляд на содержимое понял, что есть он точно сейчас не хочет, но так же понимал и то, что надо. Впереди долгий путь, потому через силу опустошил плошку.
- Нужно выдвигаться, собирайтесь - выпалил Элиор без каких-либо эмоций вставая и подхватывая меч с луком. Он посмотрел в глаза Дан, которая вроде как была немного удивлена появлению ламара здесь и сейчас. Элиор не сказал и слова, отправившись к лошадям, он с легкостью оказался сверху, ожидая пока княжна и остальное сопровождение будет готово выдвигаться.
Прошёл лишь час, а Элиор не проронил и слова передвигаясь чуть впереди княжны и остальных соратников. Дорога было долгой, но сейчас ему было о чём подумать и поразмыслить. Он предпочёл эти мысли, нежели ощущение усталости, что преследовало его со вчерашнего дня. Уже скоро должны быть первые отчеты от разведчиков, которых назначили только сегодня. Лангре не ждал чего-то сверхъестественного, а потому ожидал лишь то, какую информацию они принесут ему.

+1

6

- Вот же упрямая девчонка, - вздыхала Аделин.
Даниэль мешала суп деревянной ложкой, но ни одну не отправила в рот, будто думала, что эльфийка от неё отстанет, удовлетворившись копанием в еде.
Аделин нахмурилась, набрала в лёгкие побольше воздуха и открыла рот для нагоняя княжне, как заметила, что к их скромному костру направляется Элиор. Эльфийка так же быстро закрыла рот, выдохнула и ничего не сказала. Она наблюдала за действиями лидера. Все молчали, переводя взгляд с Даниэль на Элиора, и ничего не понимали. Княжна выглядела расстроенной и чем-то обеспокоенной. Элиор тоже на себя не походил. Он молча поел, ни с кем не обменялся шутками и не завязал разговор с обычными солдатами. Это на него не похоже. Никто не задал вопроса и не попытался разбавить обстановку кривой шуткой. Доедали молча и при первой возможности вставали и уходили, чуя грозу.
Даниэль знала, почему Элиор в таком состоянии. Хорошо, что никто из повстанцев, кроме Моргана и Малленгила, не догадывался, что произошло. Она видела, как Элиор и Малленгил покидали шатёр последними. Эльф держался поблизости и наблюдал за Элиором издалека. Наверняка пытался прощупать эмоции ламара и понять, о чём он думает. Даниэль не хотела, чтобы кто-нибудь узнал, что произошло между ней  Морганом и как повёл себя Элиор, узнав обо всём. Бездействие ламара приняли бы за проявление слабохарактерности, но Даниэль знала, что это неправда. Там, где другие увидели бы слабость, она видела силу. Обуздать эмоции. Выбрать, что лучше для них. Проявить терпение. Даниэль по-новому взглянула на Элиора. Девушке казалось, что даже у благородства и рыцарства есть предел, который рано или поздно даст о себе знать, споткнувшись о какую-то мелочь. Элиор в понимании Даниэль пережил настоящий шторм, но продолжал бороться из последних сил, потому что от него ждали важных решительных действий.
Никто не проронил ни слова, пока Элиор не закончил есть и не встал, подбирая вещи. Эльфийка проводила его взглядом. Даниэль отвела взгляд и смотрела на суп в плошке. Она боялась заговорить с Элиором и одновременно очень хотела, чтобы это молчание закончилось.
- Не знаю, что между вами произошло, - Аделин вздохнула, - но помирились бы вы до того, как мы встретимся с подкреплением в Артесе. Мэтерленсы используют любую возможность, чтобы избавиться от нас. Эмоции мешают следить за ходом боя и притупляют.

Они ехали больше десяти часов. От долгого перехода у Даниэль в седле заболела спина и бёдра, но она не жаловалась на неудобства и старалась не оставаться от Элиора, каждый раз подгоняя кобылу, чтобы она шла рядом с жеребцом Лангре, но немного позади. Полководцы Лангре согласились, что лучше Элиор и Даниэль поедут рядом, в центре. Так их проще защищать, если Мэтерленсы устроят ловушку на дороге.
Разведчики ехали вперёд и постоянно отсчитывались Элиору. Дорога была чистой. Никаких следов вражеских шпионов или ловушек.
- Не верю я в это спокойное море, - Рикан, воин, который ехал рядом с Даниэль, нахмурился, когда услышал последний отчёт разведчиков. За целый день ни одного происшествия на дороге. И никаких вестей из Вервона. Одному Аллору известно, что с их товарищами и друзьями, примирились ли они с торговцами города или их всех давно перерезали на потеху Мэтерленсам.
- Не гони ветер, - Аделин шикнула на ламара, поравнявшись с ним. – И не пугай мне княжну. Не видишь, им без твоих бабьих тревог проблем хватает?
- Ты кого бабой назвала? – взъерошился воин.
- А хоть бы и тебя. Что? – эльфийка выпрямилась в седле, чтобы казаться выше, и усмехнулась.
Даниэль решила вмешаться, пока они не устроили перепалку.
- Не ругайтесь.
- О, светлая госпожа! – Аделин наигранно всплеснула руками, изображая радость. – Я готова со всем войском переругаться, если вы ещё хоть слово молвите! Думала, что вы немой стали с обеда. Сил нет губами пошевелить.
Даниэль ничего не ответила. Она смотрела в сторону Элиора и думала, как всё исправить.

Повстанцы разожгли костры. Сели возле них кругом, подогревая скромный паёк. Шатры не ставили, условившись спать на земле ближе к огню. Дождя не предвиделось, а с шатрами на коротких постоях было неоправданно много мороки.
Малленгил весь день присматривался к Лангре, но выкроил время подойти к ламару и переговорить с ним о сыне. Он подождал, пока разведчики отчитаются Элиору и ламар назначит новый караул. Эльф служил Ордену многие годы и оставался на стороне Лангре, когда он лежал с ранениями, едва живой, и его власть пытались поделить генералы, считая, что парень не выкарабкается. Он своими руками вписал имя сына в список повстанцев и рекомендовал его Элиору меньше года назад. Знание чужих эмоций и чувств мешало Малленгилу, а не помогало, когда дело касалось его собственного сына.
Он вышел из тени дерева, когда заметил, что Элиор остался один.
- Не пойми меня неправильно, - эльф говорил тихо и постоянно смотрел, чтобы никто не услышал их разговор. – Я знаю, что сделал Морган. Он молод и это не оправдывает его поступок, но он мой сын. Я хочу знать, что его ждёт.

+1

7

Десять часов дороги не пройдут бесследно даже для богов. Нет, правда, скучная и однообразная дорога. Пейзаж который был однообразен до жути. Лес в котором временами встречались небольшие речки и скудные разговоры солдат. Это было очень скучно для всех, но при этом каждый понимал, что сейчас это то, тихое время в которое можно было пропустить эти глупые разговорчики. Обсудить какую-то бессмыслицу и просто посмеяться.
Элиору эта дорога показалась очень длинной. Да, он часто находится в пути, но сейчас, привыкший к седлу и этим однообразным пейзажам ламар был полностью погружён в мысли. Его отвлекали, но загруженность молодого лидера своими мыслями не сказывалось на его трезвости решений касательно действий своих подчиненных. Нет, но каждый отчёт, который он ждал доходил очень долго. Так казалось Лангре, но на деле, для простых людей рядом с ним, оно не тянулось так долго. Усталость сказывалась и играла с ним злую шутку. Недосып от прошлой ночи. Эмоциональное потрясение. Ламар все ещё переживал его последствия.
Отчеты были однообразными, как и предполагал Ламар. Ничего нового и интересно, но это нагнетало атмосферу для тех, кто краем уха слышал эту информацию. Все это усугублялось тем, что Элиор был непривычно молчалив сегодня. Кроток и немногословен. Никто из его полководцев за это время не подступался к нему, видя этот усталый и занятый какими-то мыслями взгляд.
Ламар чувствовал. Чувствовал на себе взгляды. Это было всегда, но сегодня он чувствовал от этого жжение. Будто кто-то хотел увидеть что творится у него в голове. Прочитать мысли. Был ли это шпион узурпатора? Или кто-то до боли «близкий» который волновался о нем? Элиор знал что Даниэль едет сзади и мог предполагать то, что этот взгляд принадлежит ей. Логично. Она вывалила на него такую информацию и скорее всего сожалела об этом в данный момент. Он слышал как доносились голоса сопровождающих их. Ламар знал их достаточно хорошо. Они были хорошими солдатами и он доверял им, но никогда не знаешь какой близкий человек воткнёт тебе нож в спину.

Время прошло. Десять часов остались позади и Элиор уставше спустился с лошади. Подойдя к ее морде, он аккуратно погладил ее, будто благодаря за пройденный путь и отдал поводья в чужие руки. Он оглянулся вокруг. Костры разжигались, окутывая лагерь светом. Тёплым, будто показывая что тут есть жизнь, но у ламара ещё была работа перед тем как заступать на дозор. Сегодня он хотел получать всю ночную информацию, но его опередили.
- Элиор, - послышалось из-за его спины.
Повернувшись он увидел лицо уставшего от дороги Тэйна. Он взглянул на него, присматриваясь, будто хотел прочитать его мысли и опередить с ответом, но отметил лишь то, что он попросту заскучал. - Тебе нужен отдых, - продолжил он, смотря ламару в глаза - и не спорь со мной, сегодня я буду собирать информацию, я все равно выспался. Он солгал ему. Лангре видел усталость в его глазах, но явно был более бодрым и способным провести ночь в коротком сне, чем он.
- Спасибо, - с улыбкой ответил Ламар положив ему руку на плечо.
В таком случае оставалось совсем немного дел до отхода ко сну. С минуты на минуту должна прийти информация об обстановке вокруг. Раздать последние указания и вверить все своему верному другу. Он прошёл к центральному костру и подставил ладони к огню. Руки гудели. Сам того не замечая, ламар всю дорогу сжимал поводья так, что руки гудели и от того немного мёрзли.
Вся информация с последней разведки была доставлена почти в одно время, и была в сопровождение одного из полководцев, который отвечал за перераспределение разведчиков и в данный моментами свелось к одному. «Ничего не обычного. Никаких следов засад и прочего. Элиор вздохнул с облегчением и отдал последние указания.
Теперь он мог спокойно поесть и отойти ко сну, но это прервал Милленгил который подошёл к нему. В свете костра эльф казался более... красивым? Волосы от света казались переливались. Все же он смог отдохнуть и привести себя в порядок в последнем привале. Глаза искрились и чуть щурились из-за перепадов освещения. Он знал причину его появления сейчас. Точнее догадывался. Их было совсем немного. Обстановка была тихой и значит это был личный для него разговор, который не должны слышать другие.
«Он выбрал не то место.»
Эльф был обеспокоен, так показалось ламару. Причина была проста и понятна. Скрежет его голоса. Он отчетливо его уловил. Это было свойственно ему, но не при таких обстоятельствах. Лангре услышав его вопросы кивнул в сторону, показывая что этот разговор стоит перенести в другое место, где нет этих пытливых взглядов наблюдающих за ними с интересом.
Они отправились к небольшому дереву что стояло недалеко. Остановившись, ламар, взглянул в глаза эльфу. Он бросил короткий кивок, говоря что рядом нету лишних ушей.
Как ты думаешь сам, Милленгил? - кротко и тихо ответил на его первый вопрос Элиор.  Он смотрел своим усталым взглядом, казалось в его душу. Эльф задумался, он знал ответ на этот вопрос, но уточнял, надеясь на благоразумие лидера. Если он так надеялся на это, то почему не рассказал ему все сразу? Ламар этого не понимал и решил продолжить - все было бы проще, если бы ты изначально выдал мне эту информацию. Как теперь мне доверить тебе свою спину, о старый друг? Лангре считал его другом. Да. Верный подчинённый не будет верен только лидеру повстанцев, а друг не оставит его в беде. Он пережил многое стоя подле него и веря в него. Как он мог гневаться на него? Да, он даже сейчас видел лицо Моргана позади него. Он всегда был в его тени и не подавал вида. И то, что случилось было неожиданностью для ламара.
—  Ему ничего не будет, я обещал Дан, - все так же тихо продолжал Элиор продолжал смотреть в глаза эльфу. Милленгил явно не ожидал этого. Это противоречило всему, но Элиор, поступил как настоящий человек. Мудро и рассудительно. Эльф знал, что он мог вспылить, но переступил через это. Переступил через себя. Элиор отвёл взгляд. — Ты должен понимать, что это не потому что он твой сын. Я бы не посмотрел на это и казнил бы его тот час когда узнал правду, - продолжал он, - все потому что, я люблю её. Глаза эльфа расширились, наверное, Лангре не знал, потому что не смотрел на него. Боль от этой информации вновь пронеслась по нему с такой остротой, с которой только способна. Эльф скорее всего почувствовал это, другого не дано.

Отредактировано Элиор Лангре (2019-12-07 06:51:49)

+1

8

Малленгил был в Ордене со дня его основания. Он начинал вместе с отцом Элиора и продолжил дело товарища, когда его жизнь прервалась. Он видел, как Элиор рос, мужал и становился старше раньше своих лет. Малленгил проводил с ламаром больше времени, чем когда-либо уделял его Моргану. Малленгил взялся за сына после смерти его матери, когда привёз мальчишку с материка на остров и втянул его в дела Ордена. Между ними не было тёплых семейных уз, но Энгвиш оставался его сыном и его будущее волновало эльфа не меньше, чем идеи Ордена, месть за товарища и мир в Фалмариле.
Он знал Элиора с самого детства, но не полагался на свои знания или способности к эмпатии. Легко ошибиться, когда дело касается эмоций. Малленгил тоже допустил ошибку, когда решил всё скрыть, положившись на случай. Он рассчитывал, что Даниэль хватит ума держать тайну при себе, но он возложил слишком большие надежды на девчонку, которая жила чувствами. Наворотила она дел, поддавшись порывам. Вразумить Моргана, надавив на него, было проще простого.
Эльф не ответил на вопрос. Он был риторическим. По всем законам и предписанным правилам Моргана ждало, как минимум, изгнание или негласная ссылка, чтобы держался подальше от княжны и избегал любых соблазнов снова увидеться с ней. Малленгил мог поручиться за сына, что он больше не сунется к девушке. У него духа не хватит убежать с ней из лагеря повстанцев, но что стоило его слово после обмана.
Малленгил чувствовал, что Элиор разочарован в нём. Эльф не оправдывался. Он знал, что подвёл Лангре, но имел свои причины не говорить ему, что произошло между его сыном и княжной. Он предчувствовал, что девушка сорвётся и всё разболтает или устроит сцену Моргану, когда её терпение кончится. В их тайне стало слишком много посвящённых. Целительница, которая спасла Даниэль в деревне и помогла скрыть её секрет, потому что ей не было дела до чужих тайн и она тоже понимала, что правда, которую узнает Элиор, приведёт к непоправимым последствиям. Они боялись, что это скажется на Ордене.
Эльф почувствовал облегчение, когда услышал, что Элиор не намерен наказывать его сына за проступок. Малленгил кивнул. Он понимал, что должен благодарить за это не годы верности и товарищества, а чувства к девушке, которая заварила эту кашу, столкнув лбами двух влюблённых дураков. Малленгила удивило признание Элиора. Он рассчитывал, что дело не в чувствах к девушке, а в здравой оценке ситуации. Между княжной и полукровкой всё кончено. Даниэль законная наследница Фалмарила, а Элиора ждут на троне в качестве будущего князя. Их брак был запланированным задолго до того, как войско Ордена развернулось в сторону столицы. Одна жалкая интрижка не должна испортить их планы. Но мальчишка по-настоящему влюбился.
Не лучшее время для чувств.
Малленгил не испытывал благодарности к Даниэль, но он поблагодарил Элиора. Одной проблемой меньше.
Эльф почувствовал, что за их разговором наблюдает кто-то ещё помимо Моргана. Он быстро понял, кому принадлежат эти эмоции. Спасительница его сына сидела у костра вместе с другими ламарами и наблюдала за ними с волнением и беспокойством. Малленгил чувствовал её угрызения совести и тревоги, но не оглянулся, чтобы посмотреть на неё. Он оставил Элиора одного с его мыслями и отправился переговорить с сыном.

Даниэль грелась у огня, грёзя о возможности избавиться от кольчуги. Спать придётся под открытым небом. Аделин настаивала, чтобы Даниэль спала в кольчуге. Эльфийка беспокоилась, что ночь может быть неспокойной и лучше перестраховаться, чем жалеть о шальной стреле. Княжна не противилась, чем ещё больше обеспокоила Аделин.
Эльфийка упрямо пихнула в её руки миску с едой, заставляя Даниэль съесть за день хоть что-то, но Ланкре забыла о еде и смотрела в сторону Элиора и Малленгила. Она заметила эльфа, когда тот подошёл к Элиору, сидевшему у костра. Всё время их разговора Даниэль наблюдала за ними, догадываясь, о чём они говорят. О ней и о Моргане. Больше о Моргане, потому что судьба сына волновала эльфа намного больше, чем княжны.
Разговор был коротким и не эмоциональным. Эльф кивнул в ответ на слова Элиора и быстро ушёл, направившись в другую сторону. Даниэль предположила, что где-то там стоит Морган и ждёт, когда отец вернётся к нему с новостями, но она его не видела за расставленными штандартами, деревьями и обозами с провизией и снаряжением.
- Я иду к Элиору.
Даниэль вздрогнула и «очнулась». Она обернулась, когда Аделин поднялась с земли и решительно шагнула за круг света.
- Куда ты? – запоздало бросила Дан.
- Я не знаю другого способа заставить вас есть, - эльфийка пожала плечами.
- Не надо, - почему-то это испугало Даниэль. – Я съем. Всё съем.
Аделин ей не поверила и сделала ещё шаг, прежде чем Даниэль быстро заработала ложкой и начала через силу запихивать в себя еду и глотать, не чувствуя вкуса.
- Вот так бы сразу!

От быстрого приёма пищи Даниэль мутило. Она переусердствовала после дня голодовки. Живот ныл и девушка постоянно его поглаживала, занимаясь самообманом, чтобы прогнать болезненные и неприятные ощущения.
Повстанцы готовились ночевать, устраиваясь поближе друг к другу и к огню, чтобы не замёрзнуть ночью. Аделин постелила себе рядом с Даниэль и оставила место для Лангре, если он вздумает устроиться рядом с княжной. Даниэль лежала под тёплыми одеялами и походным плащом. Сна не было ни в одном глазу. Она смотрела, как ламары и эльфы передвигаются по лагерю, устраиваются на ночлег, переговариваются у костра, играют в карты, выкроив свободную минуту на глупости, или сменяют друг друга в дозоре. Она искала взгляд Элиора, но в попытке найти его наткнулась глазами на Моргана.
Даниэль всегда видела его мельком. Нарочно искала его в числе выживших после сражений и избегала во время постоев, чтобы не расплакаться, поддавшись эмоциям, или не подойти к нему и не высказать всё, что о нём думает. Она задержала на нём взгляд дольше, чем стоило бы, и он это тоже заметил. Даниэль стало не по себе, она сжалась, натягивая одеяло сильнее. Становилось холодно до того, что у неё замёрзли руки и ноги, но погода и наступившая ночь здесь ни при чём. Она нервничала и понимала, что никакие тёплые плащи и одеяла ей не помогут, если она отведёт взгляд и не перестанет вспоминать прошлое.

+1

9

Их диалог оказался не долгим. В целом, Элиор понимал, что услышав это, Мелленгил, ретируется и поймет его решение. Конечно, он не понимал всего что творилось на душе у ламара, но тот и не спешил этим делиться с ним, оставаясь при своих эмоциях. Зачем ему знать о них, он из почувствовал в момент разговора. Элиор не сомневался в этом. Он знал его достаточно хорошо и потому сейчас был только благодарен, что тот не задает ему лишних вопросов.
Но что же он наделал сейчас? Он не может сказать того же, что сказал эльфу, Даниэль. Ни за что. Не помыслит об этом в её присутствии, оставляя эти слова глубоко в своём океане сердца. Он вновь посмотрел на него. Взгляд, которым он смотрел на Элиора сейчас, был больше отчитывающий и он понимал почему. На войне нет места эмоциям. Они пагубны для солдат, а для лидера недопустимы. Что может произойти, если Лангре решит сделать что-то руководствуясь эмоциями? Он не допустит этого. Не покажет своей слабости перед солдатами, а тем более перед врагом.
Ламар оперся спиной о дерево, рядом с которым они вели сейчас диалог. Томный вздох. Он устал, но сон не шёл сейчас. Не звал в свои объятия. Ему нужно просто отдохнуть. Как бы это странно сейчас не было, но он хотел быть рядом с княжной. Обнять? Нет, потому что это не вязалось с мыслями творящимися в голове. Ему хотело на этот момент провалиться сквозь землю. Он высказал то, что было у него на душе другу его отца. Он был более взрослым и вспоминая его взгляд, представил в голове образ отца. Чтобы он сейчас сказал ему? Поддержал? Сжал бы его плечо и сказал что всё хорошо. Всё было бы хорошо, если бы он был рядом и лишь помогал ему.
«Что мне делать, отец?»
Элиор не знал как ему поступить сейчас. Он был сильным духом, но подобная ситуация происходила с ним впервые. Терзания. Сомнения. Всё это из-за одного единственного человека. Он прикрыл глаза. Всё же он хотел чтобы он был рядом сейчас. Когда они уже вот-вот подходят к концу, когда до его цели осталось совсем немного. Элиор желал бы увидеть ещё раз его улыбку, услышать слова похвалы.
Он отпрянул от дерева, положа руку на рукоять меча на поясе. Нужно было идти к костру, согреться и постараться уснуть сейчас. Он почувствовал, моментом, как кто-то смотрел на него. Элиор оглянулся и увидел Дан. О, милая, Даниэль. Чем же сейчас заняты твои мысли? Лангре хотел бы знать, разделить эту боль, чтобы её ноша была чуть легче. Да и говоря прямо, он сделал всё что мог в данный момент.
Небольшая возня, которую он застал взглядом, с участием Ланкре вызвала у него улыбку. Не он один заботился о ней здесь. Каждый желал ей здесь добра. Она, истинный наследник трона, именно благодаря ей, их ряды сплотились ещё сильнее. Она скорее всего этого не понимала и Лангре стоило бы как-нибудь обмолвится ей об этом.
Лангре отправился к костру. Небольшой паёк ждал его, но есть всё так же не хотелось. Пройдя чуть поотдаль, от княжны и эльфа с которой она находилась, Элиор остановился. Посмотрел в пламя. Глаза искрились от него, будто насыщая их чем-то. Было что-то обворожительное в этом пламени. Он повернулся к девушкам и сделал несколько шагов в их направлении. Взгляд Даниэль. Он был направлен куда-то в лагерь. Элиор, желая узнать куда же она смотрит оглянулся. Ища то, куда он смотрит. Ответ был прост. Он искал Моргана.
Найдя его взглядом, Лангре встал между ними, заставляя полуэльфа сменить объект наблюдений. Они встретились взглядом. Морган был напуган. Видимо Малленгил ещё не поговорил со своим сыном и тот быстро ретировался, заметив пристальный и нагнетающий взгляд ламара. Добившись этого, Элиор подхватил одеяло с покрывалом, что были предназначены для него. Взгляд опустился на княжну, а после на Аделин.
- Ты не против, если я позаимствую Даниэллу, на эту ночь?
Двусмысленная фраза, брошенная им, видимо смутила на секунду эльфа. Он посмотрел на княжну.
- Если, конечно, ты сама не против провести время со мной.
Небольшая улыбка. Он не мог игнорировать Даниэль, быть с ней небрежен, но он обещал ей защиту, а по её взгляду, он понимал, что она на вряд ли сможет сейчас уснуть. Уж слишком он был обеспокоенным. Дождавшись согласия, ламар подхватил одеяла Дан и отправился к соседнему костру. Почему-то, именно около него сейчас не было никого и они могли посидеть в тишине или же поговорить. Элиор ещё не решил.
Пройдя к нему, Элиор оглянулся, найдя взглядом небольшой камень, что был ближе к костру, он постелил покрывало, а следом уложил одеяла друг на друга. Ночь могла быть холодной, а Лангре не мог дать ей замерзнуть и заболеть. Да, их по сути несли на себе лошади, но Элиор прекрасно знал как в таком состоянии передвигаться верхом. Чуть откинув края одеяла, ламар уселся, оперевшись спиной о камень. Он всё ещё чувствовал как за ними наблюдает Аделин.
Сам того не осознавая, Элиор постелил покрывала с одеялом так, что места еле бы хватало на двоих, но если учесть то, что ламар сидел, прислонившись спиной к камню, то если Даниэль уляжется к нему головой на колени, ей хватит место, чтобы комфортно уснуть. Да и если говорить прямо, усталость сказалась на нём и он взял лишь одно покрывало, что предназначалось для одной персоны.
Ламар, положив меч рядом, вновь смотрел на пламя, что горело прямо перед ним. Он знал, что у неё есть вопросы,  а точнее один важный вопрос. О чем они разговаривали с отцом Моргана.
- Если тебя гложит какой-то вопрос, то я с радостью отвечу на него.
Он посмотрел на Дан, и улыбнулся, своим уставшей, от пережитого дня, улыбкой.

+1

10

Перед Даниэль появился Элиор. Он закрыл ей обзор на Моргана и завладел вниманием девушки. Даниэль почувствовала себя совестно, потому что Элиор наверняка понял, с кем она переглядывалась. Она не сомневалась, что Элиор ничего не скажет Моргану и не нарушит обещание, которое дал. Ланкре не имела способностей к чтению чувств или мыслей, но доверяла слову Элиора. Он ничего не сделает Моргану или его отцу. Инцидент пошатнул его доверие, но не обернулся для них настоящей катастрофой с летящими головами и должностями.
Ламар обернулся, когда Энгвиш ушёл. Даниэль опасалась, что после этого он разозлится или опять расстроится. Из головы девушки не шёл его разговор во сне и кошмары, связанные с ней. Элиор удивил её, когда сказал, что собирается провести ночь рядом с ней. Она растерялась. Аделин тоже. Эльфийка, которая наблюдала за парой целый день, не понимала, что происходит, и была совершенно сбита с толку поведением этой двоицы. То они грустят и избегают друг друга, то напрашиваются спать вместе без соглядатаев.
- Да… - растерянно выдохнула Дан, когда Элиор обратился к ней. – То есть я не против.
Даниэль поднялась, придерживая полы тёплого плаща, в который завернулась перед попыткой уснуть. Она шла вслед за Элиором, не спрашивая, почему он решил уединиться с ней или что задумал. В голове Ланкре промелькнула смутная мысль, что ламар делает это показательно, чтобы у Моргана не возникло желания когда-либо приблизиться к ней или допустить мысль, что их отношения снова могут возобновиться, но девушка быстро её отринула. Элиор не походил на мелочного и мстительного парня, чтобы делать что-то подобное с оглядкой на причинение боли другому. Он пообещал ей утром, что заступит в дозор и будет лично заниматься её охраной.
Она остановилась рядом с костром, наблюдая за тем, как Элиор складывает одеяла и готовит место для сна. Даниэль не лелеяла надежд, что в их отношения вернётся теплота и забота, которые были до их злополучного разговора о верности. Элиор весь день держался в стороне и молчал. Не может же он повеселеть и всё забыть после одного разговора с Малленгилом? «Или двух». Утреннего и вечернего.
Ланкре чувствовала себя неуютно. Элиор казался ей фаерболом, который маг перенасытил магической энергией и ждал, когда тот взорвётся и разнесёт всё. Она не подумала, что он решил отбросить всё плохое, чтобы эмоции не давили на него и не диктовали ему нормы поведения в сложной ситуации. Даниэль и Элиор находились у всех на виду. Возле костра не получится спрятаться за пологом шатра, разойтись по разным углам и спать по отдельности, чтобы никто не заметил их ссоры и неловкости. Лангре как нарочно делал всё, чтобы со стороны они казались парой с нормальным отношением друг к другу. Он даже улыбался.
Даниэль села на край одеяла. Места оказалось мало для двоих и она касалась бока Элиора.
- Как ты… - девушка запнулась. Она не хотела спрашивать о Моргане или Малленгиле. Даниэль хватило обещания Элиора, что он не причинит ему вреда. Она бы показала, что сомневается в Элиоре и не доверяет ему, если бы начала расспрашивать о разговоре. – Как ты себя чувствуешь?
Даниэль боялась, что Элиор подумает, что она преднамеренно заходит в разговоре издалека, чтобы подобраться к самому главному и спросить об участи Моргана, или что она намеренно пытается задобрить его, расспрашивая из-за чувства вины, а не потому что ей действительно важно, как он себя чувствует. Вина играла роль. Даниэль бы солгала, если бы сказала, что это не так, но она точно хотела узнать, что чувствует Элиор.
Она поправила плащ и натянула одеяло повыше, кутая ноги и замёрзшие руки. На виду у всех она чувствовала себя неуютно и ей постоянно казалось, что за ними все наблюдают.

+1

11

Все эти разговоры не могли спасти его от крутящихся в голове мыслей. Боль, скорбь, воспоминания. Не самое приятно времяпровождение, но лучше сейчас, чем в пылу битвы он отвлечется на эти мысли. Лучше сейчас, пережить всё это, принять и двигаться дальше. Так научил его отец, после падения семьи Ланкре на престоле. Так он действовал при нём, откидывая все неприятные эмоции и воспоминания. Так он действовал и после того как отец погиб. Самое больное что с ним происходило в то время, это смерть отца. Он был тем, на кого Элиор равнялся. На кого стоило походить и кем ему предстояло стать во главе Ордена.
Жизнь не справедлива к лидерам. Ламар это знал. Не по своей участи, а по тому, как складывались истории. Он их наслушался по горло. Солдаты любили травить эти байки, рассказывая истории что слышали или читали когда-то. Элиор и сам, любит читать подобное, но осознание этого пришло только недавно. Конечно, он ненавидел узурпатора, но он понимал что и его жизнь, с их приходом стала несчастной. Каждый, кто желает власти или получает её по наследству, так или иначе страдает. Да, есть исключения, на за властью нет того счастья что имеют обычные люди. Интересно, он это знал когда сделал то, что сделал?
Казалось, что Даниэль было неловко, да и это оправдано. Молчаливый Элиор, который был почти весь день погружен в себя. Если она это заметила, то и солдаты точно видели что, что-то не так. Всего лишь терзания самого себя. О них был в курсе теперь только Милленгил и сам ламар. Он ожидал, не торопил девушку. Зачем? У них привал и нужно отдохнуть. Он поступил немного эгоистично, но он обещал ей защиту. Обещал и хоть он верил своим людям, которые были подле неё, но не смог бы их простить, если бы что-то случилось. Ламар понимал что они мало бывают вместе и хотел наверстать это время, но зачем? Боль в груди не смолкала при её виде.
Она присела рядом, коснулась его сейчас, а в груди бушевало море эмоций, которые хотелось бы выплеснуть, но глубоко внутри себя. Элиор был богом. Стоя на берегу этого шторма он колдовал, хоть и не умел этого делать в реальной жизни. Делал всё, чтобы успокоить это море и у него получалось. Понемного, слово за словом, он мог всё более трезво мыслить и не поддаваться этим шквалистым порывам внутри себя.
Банальные слова, она боялась задать нужный вопрос и ламар это понимал. Возможно, это были отстраненные вопросы чтобы подойти к волнующим сердце княжны вопросам. Элиор понимал и это. Он мог уже более ровно расценивать поведение девушки и понимать всю ситуацию. Он лидер и его решение будет основным. Беспокойство за Моргана и его отца естественно, ведь это трио скрывало от него правду и предписывало худшее развитие событий не говоря ламару ничего. Но хватило смелости только у девушки. Она сильная, хотя возможно она устала нести эту ношу одна, особенно в постоянном, в последнее время, присутствии Лангре.
- Всё в порядке, правда дорога вымотала меня сильнее, чем я мог представить, - Элиор впервые солгал. Он не мог сказать ей что терзало его. Не мог рассказать что ему приснилось. Зачем ему говорить об этом княжне? Она испугается или вовсе воспримет его как психа. Его взгляд внимательно следил за действиями Ланкре. Она девушка, а не вояка, да и в следствии информации которую он узнал, Элиор примерно понимал её состояние.
- Так, - кротко выдал Элиор чуть отпрянув от девушки, не потому что не хотел её касаться, а потому что плечу гудели. Нет, он привык постоянно носить эти доспехи, но нужно давать телу отдыхать. Он немного неловко снял с себя верхнюю часть, после чего принял изначальное положение.
Замешкался. Ламар хотел согреть девушку. Её действия говорили о том, что она мерзнет, или ему так только показалось. Он отогнал лишние мысли и поддев одеяло, прикоснулся к рукам княжны. Они были холодными. Он внимательно посмотрел на неё. Нет, он не ожидал что она посмотрит на него в ответ. Он подтянулся, усевшись более ровно опираясь на камень, после чего приобняв княжну потянул одеяло вверх, накрывая её  по грудь.
- А ты как, Даниэль? - прозвучало слишком официально, но Элиор сделал тон голоса чуть ниже и мягче. Не хотелось командовать, только не обращаясь к ней. Он чуть сильнее прижал её рукой к себе, хоть это и было не очень удобно в данной ситуации. Он вновь посмотрел на костёр.
- Извини, мы не можем поставить шатры, но в моей компании тебе никто не помешает, - с небольшой улыбкой и тихо, так чтобы только Дан услышала, проговорил ламар, - но от лишних взглядов это нас не спасёт. Он чуть засмеялся, но сразу прекратил. Он не умел хорошо шутить и поднимать тем самым настроение, но его глупые шутки порой, которые звучали либо слишком серьезно, либо не впопад часто вызывали смех у солдат.

+1

12

Даниэль нисколько не поверила, что дело только в дороге. Она лично стала свидетельницей ночного кошмара Элиора и по себе знала, что они поспали слишком мало перед долгой дорогой в седле. Он не выспался по многим причинам, но девушке казалось, что проблема не в отсутствии отдыха. Не только в этом. Он был измученным после разговора. Даниэль помнила, каким разбитым и подавленным выглядел Элиор, когда узнал, что она чувствует к Моргану и как далеко они зашли в своих чувствах. Сон – это подтверждение того, что боль Лангре залегла намного глубже, чем она могла предположить.
Девушка прикусила губу и посмотрела на костёр, горевший перед ними. Она не захотела налегать на Элиора и выуживать из него правду. Сама месяц ничего ему не говорила. Какое она имела право давить на него и требовать откровенности? Другая причина окружала их со всех сторон. Кто-то из солдат мог услышать их разговор или по их поведению понять, что что-то незаладилось. Даниэль не хотела, чтобы другие начали болтать у Элиора за спиной, что он не в состоянии совладать со своей женщиной и держит её любовника поблизости, не устроив даже элементарной драки за честь и достоинство.
— Так.
Даниэль отклонилась в сторону, когда Элиор завозился под боком, и удивлённо посмотрела на него. Через несколько секунд она поняла, что ламар не пытается избежать её прикосновений, иначе странно, что он сам позвал её спать отдельно от остальных, а потому что он устал от веса доспеха и пытается освободиться. Даниэль предчувствовала, что некоторым полководцам, беспокоившимся о жизни Элиора, зудит сказать ламару, что он погорячился и лучше перестраховаться, не дав врагам ни шанса навредить лидеру в случае внезапной засады, но никто не показался у их костра и не бросил Лангре соображения издалека. Все молчали и не трогали их. Даниэль тоже не стала отсчитывать ламара, который в войне знал намного больше неё. Она молчала, пока Элиор избавлялся от наплечников и нагрудника.
Ламар удивил Даниэль, когда полез под их общее одеяло и отыскал там её замёрзшие руки. Она не подумала ничего такого, но Элиор вёл себя как раньше. За редким исключением. Он также заботился о ней, сильнее укрывая и защищая от холода. Он даже улыбался ей и спрашивал как она.
Даниэль неловко прижалась к боку Элиора, продолжая смотреть на костёр. Это проще, чем смотреть на Лангре или избегать его взгляда, потому что совестно и больно.
Она мотнула головой.
- Мне всё равно. Я могу спать под открытым небом и на земле, если придётся.
Даниэль не пыталась показаться сильной девушкой, как другие воительницы в Ордене. Она знала, что совсем не такая и гордиться здесь нечем. Обстоятельства складывались так.
- Возле костра и на покрывалах, конечно, лучше, чем просто на земле. И хорошо, что нет дождя или ветра, - она легко улыбнулась.
От Элиора шло приятное тепло, которое согревало и успокаивало Даниэль, но она продолжала тревожиться, что видимость их мира и теплоты это всего лишь видимость, за которой ничего нет.
- Мне легче после разговора с тобой, - Даниэль пыталась говорить честно, но это так сложно! Нужно подобрать слова, чтобы её правильно поняли. Не сказать лишнего, потому что их могут услышать. А ещё она постоянно должна думать, как Элиор всё воспримет и не будет ли проводить параллели между собой и Морганом. Ланкре поймала себя на мысли, что ей хочется и не хочется, чтобы Морган видел их со стороны, потому что она хотела сделать ему больно так же сильно, как он сделал ей, но при этом она ещё чувствовала, что его любит и поступает неправильно, прыгая из одних отношений в другие. – Я… - девушка опять замялась, дёргая край одеяла. – Тебе снился кошмар.
Она обещала себе, что не будет заводить этот разговор и напоминать Элиору.
- Ты из-за него не выспался… Я прошу слишком много, но.. это не твоя вина. Просто так вышло. Отдохни, ладно?

+1

13

Ему не удалось отвлечь Даниэль. Он понимал что с его уровнем шуток, это было бессмысленно, но он хотел чтобы она чувствовала себя комфортно рядом с ним. Хотел надеяться что это будет именно так. Ламар знал ответ на это сейчас. Он не сможет заменить ей тех объятий, которые ей были нужны. Да и кто он такой вообще, что смеет посягать на княжну? Её жених? Да, но вот была одна проблема, и она крылась даже не в Моргане, что из под носа увёл его невесту. Ни в Даниэль, что любила его и наверное предпочла бы, чтобы полуэльф сейчас был рядом, а не ламар. Проблема была в нём самом. В том, что он не мог поступиться сказанными собой словами. Не мог поступиться правильностью действий. Гнев - оружие слабых, нельзя подчиняться ему. Есть два варианта, подчинить его и использовать или поддаться и сгореть в его алом пламени.
- Тебе не стоит так говорить, хоть ты и не считаешь так, - все так же тихо и непринужденно говорил Элиор, - но я считаю что ты достойна большего. Говорил ли он это, только учитывая неудобства их импровизированной постели или же давал неоднозначно понять его мнение по поводу её возлюбленного. Возможно что и второе, но Лангре явно делал это не специально. Он желал ей лишь мирной жизни, вместе со своими погибшими родителями, но если бы это желание можно было бы притворить в жизнь, всё было бы куда проще.
Он улыбнулся, но оставил следующий комментарий девушки без ответа. Вокруг гулял небольшой прохладный ветер, который будто пытался потушить рану, которую костёр оставляет на земле, но он был сильнее. Как минимум этой небольшой попытки в его устранении. Лёгкий, скрипящий звук прогорающего дерева сейчас доносился до них. Элиора это немного успокаивало, мысли отходили назад и лишь усталость сейчас оставалась рядом с ним, тянув его за рубаху.
Лангре немного вздрогнул. Как ему казалось, Даниэль больше не будет поднимать тему вчерашнего диалога, но вот, он вновь просчитался. Так происходит всегда, с теми кто тебе дорог? Они всегда делают всё так, будто бы специально руша ход мыслей и решений? Блондин внимательно посмотрел на девушку. Пытался понять. Прочитать мысли. О чём она сейчас думает? Как относится к Элиору? Просто с благодарностью или же они хоть немного стали ближе. Он не знал ответа, но хотел бы его знать.
- В таком случае, я рад - немного сухо, но с радостью в голосе сказал ламар. Ему было приятно, то, что она доверилась ему и рассказала правду, сняло с её плечей эту ношу. Может не полностью, но часть он смог забрать себе и это не могло не радовать. Только вот теперь, эта проблема преобразилась и воздействует на молодого лидера Ордена. Диалог сегодня был похож больше, на что-то простое, не особо важное, относительно вчерашнего. Казалось что всё стало проще. Возможно, отчасти так и было, но он повлек за собой несколько другие противоречащие чувства.
Элиор опустил голову, пытаясь посмотреть в глаза девушке, но она будто избегала этого, пытаясь заговорить о чем-то, что не давало ей покоя. Её слова эхом отдались в его голове. Она знала про кошмар ночью, но почему сразу не спросила? Откуда? Он не думал что она проницательна настолько, скорее всего даже Милленгил не смог бы прочувствовать этого. Ответ был очевиден. Так же как он, просыпаясь ночью видел что её гложит кошмар, так и она, проснулась этой ночью. Сейчас ламару было стыдно, но контролировать свой сон он был не в силах. Он чуть сжал ладонь, показывая ей что она права. Элиор не хотел обсуждать это, но и оставлять без ответа её слова не хотел. В прочем, основной причиной отказа от рассказа о своем кошмара был их вчерашний диалог.
- Ты права, так и есть, - он подтвердил слова девушки и проигнорировал то, что она сказала дальше. Дан поделилась с ним вчера тем, сокровенным, так что Элиор решил быть честным с ней. - Мне снился тоннель, свет впереди, тусклый и холодный - он на момент запнулся, - мне не хотелось туда идти. Он начал говорить тише. Эмоции от сна будто заново проходились по нему. - Голос приказал мне идти и я не мог его ослушаться, но когда я прошёл к источнику света, то увидел море. Тихое, безмятежное, будто бы это были берега близ Деворела. До того как их обжили люди. Прекрасное и спокойное море что звало к себе в объятия. - он замолчал, давая время себе подумать, он почти что совершил ошибку и чуть не начал упоминать их, - Там стояла девушка, с ребенком, - на момент голос Элиора просел, не давая говорить дальше, Даниэль уже должна была понять всё - и после, к появился мужчина. Не знаю почему, но резкий порыв ветра заставил исчезнуть мужчину, а меня перекинул на поле битвы. Я стоял последи этой бойни, крики людей, всё это сводило меня с ума. Элиор помнил отчетливо этот сон, но решил сыграть на том, что не стоит Дан знать всех подробностей его кошмара, то, что он погиб, то что он видел как ветер унёс её ребенка. Глаза ламара, что были уставлены сейчас в огонь блестели, в груди сердце отбивало не привычный ему ритм, а боль. Боль была не такая сильная, как та, что он испытал когда впервые задумался о значении и происходящем во сне.

+1

14

The Valley of Stars
- Я думаю, что весь Фалмарил достоин большего. Мира и процветания. Без войн, смертей и кровопролития. Без голода и самоуправства, - Даниэль затронула больную тему, но она не считала, что чем-то отличалась от ламаров, которые остались без дома или потеряли семью, любимых и дорогих, потому что сначала Мэтерленсу показалось, что династия Ланкре изжила себя, а потом пришли повстанцы, которые захотели свергнуть узурпатора и вернуть власть законному монарху. Простой народ страдал. Фалмарил раздирали на части последние тридцать лет. Даниэль хотела, чтобы это закончилось, а если для этого нужно поспать на земле и под открытым небом, то такая плата ничтожна в сравнении с тем, что они получат в конце. На самом деле Даниэль очень боялась последствий и того, что будет, когда Орден свергнет Мэтерленсов и ей придётся взойти на трон Фалмарила. Она не представляла себя княгиней Фалмарила. Она думала, что никто из Ордена не представлял её монархом, но все ждали, что Элиор взойдёт на престол и продолжит вести их, как делал все эти годы.
Даниэль почувствовала, как Элиор вздрогнул от упоминания их откровенности прошлой ночью. Она немного сильнее свела пальцы на одеяле. Элиору точно не полегчало от её правды. Груз ответственности и тайны, который спал с неё, обрушился на ламара. Лангре нёс его весь день и будет нести остаток жизни, потому что, как думала Даниэль, такое невозможно забыть и выбросить из головы. Она подумала, что когда пары сходятся, имея какой-то багаж за плечами, то они не интересуются любовными похождениями друг друга и это никак на них не влияет, но Даниэль не рассчитывала на такую роскошь. Всё могло сложить иначе, если бы она рассказала обо всём до того, как у Элиора появились к ней чувства. Он мог больше не довериться ей и не влюбиться в неё. Или мог навредить Моргану, потому что не было бы сдерживающего фактора в виде его влюблённости в неё и нежелания причинять ей боль. Даниэль могла сколько угодно думать о том, как бы всё сложилось, но время не повернуть вспять. Всё случилось, как случилось.
Burial of Immortals
Элиор сжал её плечо, когда Даниэль заговорила о ночном кошмаре. Девушка не рассчитывала на откровенность, и Лангре не давал её в полной мере. Он намеренно не упоминал имена, но Даниэль понимала, что он говорить о ней и о Моргане. Сон легко отражал их разговор и не нуждался в дополнительных объяснениях. Даниэль стало грустно от воспоминания о том, чего она лишилась, и пока что у неё не получалось найти что-то хорошее в том, что с ней случилось после появления Малленгила. Она перестала злиться на всех и обвинять, но пока слишком рано говорить о будущем и том, что на самом деле лучше для неё. Может быть, ребёнок от трёх кровей не выжил бы в их мире, появившись на свет, а погиб, покинув пределы Источника, который сделал его рождение возможным.
- Мне тоже снилось море, - Даниэль заговорила на отвлечённую тему, смотря на костёр. Она не нашла, что ответить Элиору на его сновидение, кроме как поделиться тем, что сама видела во снах и что в них изменилось. – Меня уносило на лодке всё дальше и дальше от берега, и я ничего с этим не делала, ни пока море было спокойным, ни когда разыгралась буря. Шторм потопил лодку, и я оказалась в воде, а когда вынырнула, шторм кончился. Море было спокойным. Я видела берег. Тонкий, как ниточка, далеко от меня, но я могла добраться до него, если бы захотела… Моя буря закончилась.
Даниэль замолчала.
- Сны это всего лишь сны. Наши желания и страхи… Дедушка всегда говорил, что нужно рассказать о кошмаре, и тогда он больше не повторится. Спасибо, что поделился этим.
Из-за небольшого выбора, Даниэль сомневалась, что поступает правильно, но она подалась ближе к Элиору, сжимаясь у него под боком, и положила голову к нему на колени. Они должны поспать и отдохнуть, не тратя ещё одну ночь на разговоры, но не думать обо всём всегда сложно.
- Доброй ночи, Элиор.
Даниэль смотрела на огонь в костре, пока сон не сморил её. Она не ожидала, что заснёт так быстро, пригревшись под боком у Элиора, и успокоится после разговора с ним. Девушка боялась, что он больше не захочет говорить с ней и находиться рядом после всего, но она ошиблась, и радовалась, что это так.
Blue Jade Case
Ночью Даниэль снова снилось море. Она стояла на берегу. Лазурные волны пенились и набегали на золотой песок. В небе кружили чайки, отбрасывая тень от крыльев. Даниэль казалось, что она знает, где находится. Прикрыв глаза ладонью, защищая их от яркого солнца, она смотрела на горизонт, как волны вспухают и размеренно приближаются к берегу. Тёплая вода лизнула босые ноги. Пальцы зарылись в песок. Девушка улыбнулась и вдохнула полной грудью морской чистый воздух, наполненный влагой. Она услышала весёлый детский смех справа от себя и обернулась на него. Даниэль знала, кому он принадлежит. Мальчик, трёх лет бежал вдоль береговой линии, разбрызгивая воду и крупицы золотого песка. Ветер растрепал пушистые рыжие локоны мальчишки. Он смеялся, удирая и оглядываясь, пока крепкие отцовские руки не поймали его и не подняли в воздух.
Мальчик заливисто засмеялся, расставляя руки.
Даниэль обернулась, улыбаясь, и чувствуя умиротворение от того, что она видела.
Ветер задул со стороны моря, растрепав волосы Даниэль. В пяти метрах от неё парень в белой лёгкой рубахе и с закатанными по колено штанами переступал с ноги на ногу, кружа ребёнка. Он тоже смеялся. Яркое солнце за его спиной вырезало силуэт и золотым блеском прикрывало будто нарочно его лицо, но Даниэль чувствовала, что она знает, чьи руки крепко держат ребёнка, подбрасывая его вверх и ловя крепко и уверенно.
В этом месте было так умиротворяющее спокойно и тихо, что Даниэль оно казалось самым волшебным местом на земле. Здесь никогда не было шторма и непогоды. Небо не знала тяжести от туч. Земля не знала вкуса крови, а ветер звука скрежета стали клинков. Мир не знал криков и стонов от боли и потери. Здесь собралось настоящее счастье. Чистое и непорочное.
Во сне Даниэль сильнее прижималась к Элиору, не желая просыпаться.

+1

15

Она говорила сейчас, как настоящая княжна. Беспокоится за других и думает что не подходит своему законному месте? Именно поэтому, именно поэтому, Данэль и подходила. Её втянули в эту войну против воли. Не давали покоя ни Орден, ни узурпатор. Он влюбилась и всё равно видела то, что это война ведет в никуда. Смерть, голод. Много всего происходило сейчас, что требовало внимания. Сейчас, держа в руках небольшую миску супа ты будешь благодарен. Войска не могли пировать и обходились строгим минимумом, чтобы все могли поесть.
«Видела бы ты себя со стороны сейчас.»
Пронеслось в голове Элиора пока он наблюдал за ней. Её слова радовали лидера и он позволил пропустить себе, эту детскую, наивную улыбку пока смотрел на неё. «Мир без войны? Это было бы прекрасно.» Подумалось ламара и он вновь отправил взгляд греться у пламени костра. Мир без войн, это утопия, которой не суждено сбыться, но то, к чему стремятся все. Каждый, но по своему. Кто-то считает что его можно добиться, только если применить силу. Кто-то будет использовать силу, чтобы свергнуть того, кто добивается этого силой. Всё закономерно и не может быть иначе и как-то по другому.
Элиор задумался. Нет, он не был поглощен мыслями о том, как же выйти из этого порочного круга. Что же нужно сделать для того, чтобы после того как они добьются своего, люди, чьи жизни они испортили не пришли по их души, так же, как и они сейчас идут. Ведомые местью, справедливостью, жаждой мира, каждый выбирал своё, но во главе всего сейчас стоял один человек. Элиор понимал, что ещё большая ноша ляжет на него тогда, когда всё закончится. Но у него была лишь одна цель, свергнуть узурпатора и вернуть семье Ланкре их законное место.
Слова Даниэль отвлекли от этих быстро развивающихся рассуждений. Он слушал. Внимательно, прислушиваясь к каждому слову что она сейчас говорила ему. Её сон был спокойным и похожим. Чем-то, отдаленно на то, что он видел сам. Это немного настораживало, с учетом того, что Элиора звало море, но он не мог тогда ничего с этим поделать. Странное совпадение? Сны, всего лишь сны. Она верно это подметило, но то, что она говорила было немного странным в понимании ламара. Случайность в схожести сновидений, это очень занимательная случайность.
- Доброй ночи, Дан.
Он не собирался долго разговаривать и мешать ей спать. Ему нужно быть на стороже, ведь они всё ещё на поле брани. Глаза внимательно всматривались в пламя костра, которое так и играло своими лепестками, озаряя ближайшую местность. Прошло немного времени и Элиор заметил, что княжна уже уснула. Ему тоже не помешал бы, хотя бы короткий сон. К костру подошёл один из его воинов, который подбросил ещё дерева, да бы пламя не стухло. Коротким кивком, Элиор поблагодарил его, после чего прислонился головой к камню за ним. Сон пришёл быстро, этому поспособствовал этот тяжелый день.

Темнота. Элиор опять сидел в темноте. Странная закономерность. Второй день и второй сон начинается с этого, но сейчас было немного иначе. Он чувствовал море рядом с ним. Казалось что протяни руку и ты коснёшься воды. Небольшой прохладный ветер поддувал со спины, а впереди себя он видел пламя. Элиор понимал, что сейчас всё отличалось. Взглядом он осмотрелся. Видимо разговоры с Дан влияли на его сны, особенно про то море и берег. Небо было затянуто пеленой звёзд, что начали медленно озарять этот берег. Лангре показалось что он был здесь и помнил его. Возможно, это тот же берег со вчерашнего сна. Ветер вновь подгонял его, но теперь же не заставлял действовать. Море говорило только о спокойствии.
Костёр впереди манил к себе своим теплом. Луна, мельком проглядывала из-за туч. Казалось, что буря вот-вот начнется или же она уже закончилась. Как сейчас узнаешь. Элиор сделал несколько шагов на встречу костру, как разглядел то, что около него силуэт, он сидел, так же греясь у огня. Он не мог разглядеть его лица, но это был достаточно взрослый мужчина, суди по комплекции и небольшой седине, что озарял костер.
Небольшой ком подошёл к его горлу. Все на момент замерло. Он сделал ещё несколько шагов и теперь уже не сомневался. Это сон, но дурной он или нет? В данный момент Элиор думал что нет, по одной причине.
- Я думал ты уже и не подойдешь.
Голос до дрожи знакомый. Элиор молчал, пытаясь проглотить этот ком что мешал ему сейчас говорить. Ламар стоял и ждал у моря погоды, но человек, что был у костра был терпелив. Он внимательно, так же как и Элиор в разговоре с Даниэль, смотрел в пламя уперевшись одной рукой в песок. Ламар двинулся ближе после чего присел рядом. Он побоялся поворачиваться к нему лицом. Боялся ошибиться или того, что его сознание может преподнести ему в этом сне.
- Сынок, расскажи, как тебе княжна?
Он был таким человеком, который мог спокойно задать такой вопрос. Его немного грубоватый и глубокий тон приятно резал слух. Волшебное это место, сновидения. Лангре не удержался и бросил взгляд на человека рядом. О да, это был его отец. Такой же, каким он запомнился ему, единственное что разнилось, только осознание того, что отца больше не было. Он сдержал свой порыв прикоснуться или обнять его, боясь что эта иллюзия исчезнет. Элиор уперся рукой в песок и теперь они уже вместе наблюдали за пламенем костра.
- Прекраснее всех, отец.
Элиор улыбался сейчас, но в то же время и сожалел о том, что это всего лишь сон. Что он не рядом с ним, но он понимал и то, что по другому уже и быть не может. Они слушали, потрескивание дерева в перебой с морским бризом, что пытался добраться до них. Прекрасная атмосфера спокойствия и умиротворения, но Элиор понемногу начинал чувствовать себя тут лишним. Небольшой холодок пробежался по его спине. Море, с новой попытки удалось немного коснуться его руки, будто привлекая к себе внимание. Он повернул голову и увидел нечто странное.
Будто море делилось пополам. Одна часть, окутывающая берег где они находились с отцом казалось холодной и мрачной. Тучи застилали, а луна, лишь проблесками, вместе с зведами, иногда показывала свой лик. Вторая же часть, походила на какой-то небольшой рай. При одном взгляде, можно было прочувствовать тот, тёплый морской бриз и такой же тёплый ветерок. Облака не закрывали небо, а солнце слепило, даря тепло острову и людям на нём.
- Что это? - высказался ламар внимательно всматриваясь и пытаясь разобрать силуэты. - Это то, где ты должен быть. - его отец всё так же смотрел в пламя костра, которое понемногу затухало. Элиор повернулся и глазами полными сомнений и вопросов посмотрел на мужчину. Лангре не понимал о чём говорит его отец. Это всего навсего сон. Взрослый ламар, будто осторожно, не спеша отвел взгляд от пламени и посмотрел на сына. - Тут тебе пока не место и надеюсь не скоро я тебя тут увижу, - голос отца был грустным, он редко видел его таким, но внимательно слушал, стараясь понять его - и не смей возвращаться без историй о сыне. Элиор дрогнул, что происходит и какой ещё сын? У него были вопросы, но он не успел их задать.
Море, теперь добралось и до костра у которого они сидели. Небольшим приливом, она потушило уже почти угасшее пламя и отец в этот момент растворился в воздухе. Так же как Морган в прошлом сне, но обстановка не менялась. Будто ему давали ещё время на что-то. Взгляд ламара вновь отправился на тот остров. Тепло манило его, как и море теперь. Звало, но само не подступалось к нему. Элиор поднялся на ноги, отряхивая ноги от песка. Он стоял и пытался разглядеть тех, кто был на той стороне. Он сделал несколько шагов вперед и когда его ботинки коснулись воды, его глаза распахнулись.
Он проснулся. В лагере была относительная тишина. Он слышал как сейчас сменялись разведчики. Тэйн должно быть сейчас собирался полученную информацию воедино. Почему же проснулся Элиор? Это нельзя было назвать кошмаром. Он задумался и почувствовал, как Даниэль прижимается к нему. Его легкая и немного сонная улыбка была подарена спящей княжне. Элиор, аккуратно подтянул одеяло укрывая её, после чего взял Дан за руку. Они были скрыты от глаз под одеялом и ламара вновь одолел сон. Отклонив голову к камню позади, он закрыл глаза, погружаясь в мир грёз во второй раз, Элиор чуть сжал руку девушки, запоминая что сейчас она рядом с ним.

эпизод завершен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [21.09.1082] Между молний над ревущим гневно морем