Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [25.08.1082] Великое искусство исходит от страданий


[25.08.1082] Великое искусство исходит от страданий

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

- Локация
Альянс, г. Пантендор
- Действующие лица
Гипнос, ГМ (Шериан)
- Описание
предыдущий эпизод[24.08.1082] О результативности умственного труда
Над горизонтом поднимается солнце, разгоняя темноту. Устроив погром в хранилище и доме Магистра Пантендора, троица перенеслась в лагерь джалсов. Ковен серых ведьм решил не оставить их в покое, а догнать беглецов, но что у беглецов оказалось несколько пламенных сюрпризов в рукаве.

+1

2

Магическая вспышка портала ослепила и оглушила на время - и Гипнос, еще не до конца ощутив свое тело материализованным и плотным, повалился на траву, едва успев выставить руки, чтобы не упасть окончательно.
Вокруг плыл светлый предрассветный час. Сероватыми холмиками возвышались палатки лагеря джалсов - Алекто перенес их в ближайшее доступное ему место. Курились дымки погашенных костров. Дурманяще пахло влажной землей, травой, остатками еды.
Ни тлена и праха. Ни вони паленой плоти.
Выбрались...
Унесли бесценный Ключ из хранилища Магистра.
Гипнос стиснул рукоять кинжала-Ключа за поясом, приподнялся и встал на колени. Он по привычке искал глазами трость, без которой не ходил уже столько лет, и никак не мог найти.
Алекто и Джед приходили в себя тут же - оба изрядно потрепанные и вымотанные. Рука Джеда с изломанными, скрюченными пальцами, вряд ли способна была сейчас на какое бы то ни было заклятье, а мистику нужно было восполнить запасы магии.
Из ближайшего шатра выглянул сонный, разбуженный вспышкой телепортации мальчонка. Уставился расширенными глазами на троих прибывших, всунулся обратно и заголосил что-то, будя родителей.
Сейчас всех на уши поднимут...
- Алекто! - Гипнос обернулся к мистику, все еще не вставая на ноги. Страшновато было делать это без поддержки трости. - Нас отыщут минут через десять! Можешь нас унести?
Они все еще были в Пантендоре, во владениях Ковена. Они убили Магистра. Оставят ли это так просто без внимания?
Конечно же, нет.
Сколько времени нужно мистику?
Гипнос огляделся вокруг, нашел глазами наполовину обугленную палку, которой джалсы ворошили угли, обломал почерневший конец и приподнялся, все еще не доверяя до конца собственным исцеленным ногам.
Зато чему он доверял полностью - так это магической силе, переполнявшей его изнутри.
Беннатор кинул взгляд на Джеда, задержавшись на его искалеченных руках.
- Твой отец мертв. Ты отомщен. Дальше ты с нами или... - некромант кивнул на пробуждавшийся лагерь джалсов.
От ответа Джеда зависело больше, чем он мог подумать.

+2

3

- Смеёшься? – Джед издал чуть истеричный смешок. – С вами, конечно!
Без них ему светила долгая и мучительная смерть от рук сестрицы, до которой очень быстро дойдёт новость, что она новый Магистр Пантендора. Если, конечно, успеет избавиться от старшего брата и замести следы. Это семейство уже давно служило воле не Магистра Альянса, а самой Лилиан Ворлак, но таланты Морны держались в строжайшем секрете, и Джеду до этого дня приходилось хранить эту тайну, чтобы выжить. Теперь он не видел причин оберегать чужую тайну. Он и так не жилец, а знания можно дорого продать. Только кому? Магистру Альянса, чтобы больше насолить сестре? Нет. До Пантендора уже дошли новости, что Эарлан женил сынка на дочери Ворлак. Враждовать с ковеном он не станет. Да и такого вестника, который своими же руками неизвестно кому отдал Ключ Пантендора, он казнит не более милосердно, чем его сестра. Вариант оставался один – примкнуть к Культу… или кому там эти двое калечных служат?
Алекто не нравилось, что они оказались в лагере джалсов, но другого варианта не было. Он не мог перенести их в логово Культа, иначе бы Уравнитель содрал с него шкуру живьём. Не мог даже залететь в лабораторию к Катосам, чтобы залатать раны и переждать, потому что сестрица Джеда могла заявиться туда, а то и их передвижение заметил бы Магистр Альянса и тогда Культ лишился бы одного из информаторов в верхушке Анейрота. Для второго пространственного прыжка у него не хватало сил, а сразу после него – нужно уничтожить магический след. Выход был один – найти источник силы.
Мистик кивнул на вопрос Гипноса, и кинулся в первый попавшийся шатёр. Вскоре из него послышались крики и писк, но те быстро стихли. Алекто показался из шатра ровно в тот момент, когда из других шатров посыпались джалсы. Первого подлетевшего воина он тоже пустил на ману, но её по-прежнему не хватало, чтобы замести следы, а время шло и играло против них. Джалсы, завидев знакомые лица, нисколько не обрадовались гостям. И хотя среди них магов было намного меньше, чем хотелось бы, дать отпор тройке они могли бы с лихвой.
Стихийный маг огня запустил огненную змею, и Джед едва успел припасть брюхом к земле, спасаясь от жаркого пламени. Тёмные волосы на концах и перья на голове задымились. Запахло смолённой курицей. Меньше всего Джеду нравилось то, что запах шёл не от кого-то, а от него самого.
- Предатель! – крикнул кто-то, и некромант не сомневался, что говорили ему.
Он и был самым настоящим предателем.
- Вовремя же вы это рассмотрели, - шикнул некромант, прижимая к груди ушибленные пальцы, и подполз к тележке, прячась за неё от магии. Гипносу он ничем помочь не мог, да и сам Алекто, честно говоря, помощником был сомнительным. Мистик хоть и не был ранен в схватке с защитниками хранилища, но тратил слишком много сил на защиту и атаки, когда должен был накапливать ману для порталов. Уходить, не имея маны в запасе, было неоправданно рискованно. Он полагался лишь на Гипноса, который выглядел теперь здоровее всех присутствующих.
Морны и её псов не было видно, но это лишь время, которое уходило у некромантов, чтобы проследить, куда вынес портал беглецов, а после – переместиться самим.
Огненный змей ударил в крытую повозку, за которой спрятался Джед, и пламя занялось, пожирая дерево и разноцветную ткань. Дымок пополз по лагерю от горящих шатров. В чужаков бросались зельями в склянках, которые взрывались, дымились, жглись ядом, а сам Алекто, пытаясь поджечь группу нападающих, не рассчитал и забросил огненный шар в шатёр гадалки.
Джалсы, заметив, куда прилетел огонь, с воплями разбежались в стороны, и в ту же секунду содержимое шатра так шарахнуло, что облако разноцветного дыма увидели даже с главной улицы Пантендора.
[nick]Джед[/nick][status]Наследник без наследства[/status][icon]https://i.imgur.com/1gZyPsS.png[/icon][sign]Вы привлекательны, я чертовски привлекателен - чего зря время терять. Ровно в полночь приходите к амбару, не пожалеете![/sign]

+2

4

Ну что ж, с ними так с ними. Это многое упрощало.
Гипнос распрямился и замер на несколько мгновений, глубоко вдохнув холодный утренний воздух и всей кожей ощущая происходящее вокруг себя. Он словно бы спал столько лет - и неожиданно проснулся, чтобы увидеть, почувствовать мир во всей его полноте.
И что с того, если этот мир пытался его убить? Не впервой.
Эйфория и ощущение всесилия, охватившие его, были опасными. Пожалуй, даже слишком опасными для молодого некроманта, доселе столь осторожного и обдумывающего каждый свой шаг. Но сила Ключа бурлила в нем, искрилась в глазах, вырывалась с дыханием, текла с кровью. Разве мог он, только что раздобывший один из величайших артефактов Альянса, погибнуть здесь, от рук какого-то джалского отребья?
Разумеется, нет.
Он еще вернется к брату. К Вилрану. Должен вернуться - обязан. И тогда...
Деревянный солдат, спрятанный во внутреннем кармане, больно врезался в кожу.

Первое заклятье, пущенное в Джеда, Гипнос пропустил - джалсы были слишком обозлены и били по тому, кого в первую очередь считали предателем. Гипноса они до сих пор и вовсе не видели - накануне ночью к ним пришел больной, ослабленный старик, а сейчас посреди лагеря стоял переполненный силой мальчишка. Второе заклятье Беннатор принял на костяную руку, зная, что несложную магию бродяг артефакт отразит. А затем нырнул под защиту шатра, в котором Алекто только что вытянул жизнь и силы из его обитателей.
Гипнос чувствовал их смерть - яркую и острую. Отголоски пережитого ими ужаса и недоумения до сих пор витали под пологом, и он не мог не воспользоваться этим. Свежая плоть, еще помнившая тепло жизни - есть ли что-то, что так охотно подчиняется воскрешению?
Они поднялись - отец, мать и трое детей-погодков, его послушные марионетки - и в этот момент громыхнуло так, что заложило в ушах. Разноцветным дымом заволокло все вокруг, и Гипнос расхохотался в восторге, задыхаясь и кашляя, и все равно теряя самообладание от дикой радости. Пророчица-Джильда отправилась на тот свет - та, что знала слишком многое о них. О нем. Прекрасно. Замечательно.
Огонь пылал вокруг. Огонь, который так легко превратить в оружие паники, столь необходимой им сейчас...
Воскрешенные мертвецы, повинуясь мысленному приказу некроманта, хватали пылающие куски дерева и ткани, поджигая остальные палатки. Падали, сбитые чужими заклятьями, наполовину обожженные, встречающие активное сопротивление со стороны джалсов - но сопротивлявшиеся были растеряны и напуганы, а мертвецы не знали усталости и боли, поднимаясь снова и снова.
Гипнос, притаившийся за повозкой рядом с Джедом, чувствовал себя превосходно. Кругом него были возможности - и он использовал их, лишь слегка, отчасти помогая разраставшемуся хаосу. Он раздувал и направлял пламя, и без него с радостью пожиравшее ткань, и дерево, и плоть. Он поднимал людей, погибавших в своих постелях и на улице, в панике, и они без раздумий и жалости бросались на своих же соплеменников, безоружные, терзающие одними только зубами и руками. Он бил нападавших простыми и безыскусными сгустками тьмы, и с восторгом наблюдал, как просто ему теперь даются эти чары.
И все-таки даже многократно усиленный Ключом, он был не всесилен. Особенно - когда вокруг лагеря джалсов раздались едва различимые в общем шуме хлопки телепортации. Морна, новоявленный Магистр Пантендора, разобралась в плетении Алекто и нашла их.
- Алекто! - крикнул Гипнос, не высовываясь из-за своего укрытия. Отсюда он хорошо видел мистика с искаженным от усилия лицом. - Скоро?

Отредактировано Гипнос (2019-11-25 14:01:42)

+2

5

Иногда Алекто до глухого плача в груди сожалел, что лишился языка и не мог послать всех куда подальше, используя весь богатый фольклорный запас. Со всех сторон голосили, кричали, стонали, звали на помощь, проклинали, грязно ругались, рыдали и стенали. Все они мешали Алекто сконцентрироваться и мыслить здраво и холодно в явно горячей ситуации с запахом дымка, горелой плоти и винограда. Последний запах был таким насыщенным и сильным, что у некроманта засвербело в носу и он грязно… нет, не выругался. Чихнул. Это ему всё испортило. Сбило концентрацию над заклинанием, когда мистик собирался высосать последнего джалса для перемещения.
— Алекто!
Других магов тут нет что ли?!
- !!!?
Что имел в виду Алекто на вопрос Гипноса – читалось по выражению его лица достаточно понятно. Уважаемый мистик делал всё возможное, чтобы пополнить свой магический запас, а параллельно с тем защищал себя от магических атак джалсов, летящей в него утвари от всех немощных в магии, но желающих показать свою ценность в группе бродяг. Сил и времени на всё не хватало, а потому Алекто терял ману быстрее, чем успевал её пополнять, а этот ужасный приступ чихания, вызванный каким-то зельем старой гадалки, и вовсе мешал ему жить и наслаждаться убийствами. Эка, досада! Тут ещё и Гипнос изволил требовать подать ему портал, да и гости прямо из поместья Магистра Пантендора пожаловали за их головами.
Досадное недоразумение.
- Убить их! – приказала Морна так отчётливо и громко, что даже у Алекто где-то ёкнуло.
Не «схватить», не «не дать им сбежать», а без разбора «убить». Кажется, нового Магистра Пантендора не интересовало, кому служили два некроманта, объявившиеся в доме её отца накануне его смерти от руки младшего сына. Личная тайна Лилиан Ворлак и целого ковена серых ведьм казалась такой важной, что всё остальное, включая похитителей Ключа, стало на её фоне несущественным и не таким опасным.
На своём пути Морна и её псы уничтожали каждого, включая джалсов, мешавших избавиться от трёх некромантов.
Алекто никогда раньше не видел такой магии, но заметил, как ведьма протянула руку перед собой, что-то гневно шепча, а затем услышал отчётливое шипение. По земле от тени Морны поползли змеи самой разной расцветки, разевая ядовитые пасти. По опыту некромант знал, что чем ярче раскраска, тем ядовитее змея. И на личной шкуре он не хотел бы узнавать, настоящие это змеи или лишь иллюзия, чтобы вызвать у него отвращение и запугать, но что-то ему подсказывало, что цахеских змей здесь быть не может.
Мертвецы разбредались кто куда в поисках живых, чтобы утолить свой голод. Никто не пытался их остановить. Джалсы – спасали своих, Морна занималась убийством старшего брата и его подельников, а заодно искала украденный Ключ. Она указала пальцем в сторону повозки, где скрывался Джед с Гипносом, но, если бы некроманты могли видеть со стороны, то поняли бы, что в первую очередь она показывает точно на Гипноса.
Алекто аж вздохнул с облегчением, когда ядовитые змеи решили, что он для них сошка невкусная и поползли в сторону Беннатора. А потом глубоко задумался и нахмурился, ему-то свою сошку нужно тащить к Гипносу!
Бросив заклинание в змей, Алекто кинулся добираться до Беннатора и Джеда, с трудом уклоняясь от чужих заклинаний или закрываясь от них щитом. Чужая искра попала на подол плаща. Ткань задымилась, загорелась и пошла пятнами. Ругнувшись, мистик быстро отстегнул фибулу, которую в спешке, как назло, заклинило, и избавился от горящего плаща.
Уравнитель просил их незаметно проникнуть в город и без лишнего шума выкрасть Ключ.
«Без лишнего шума, да?» - ершисто подумал Алекто, прижавшись спиной к повозке третьим, и посмотрел на горячие шатры, бегающую толпу на мосту и магов, которые сеяли панику и смерть.
- Ну?! – требовательно подогнал мистика Джед.
Алекто громоподобно чихнул; зелёная слизь попала на лицо Морету и он передумал спрашивать про портал во второй раз.
С руки мистика сорвалось заклинание, открывшее брешь прямо перед троицей. Коротко глянув на товарищей, мистик кинулся в брешь, не собираясь задерживаться в Пантендоре ни на секунду дольше. Чем больше они медлили, тем выше был шанс, что Морна последует за ними в другой тайник, и там они уже не смогут скрыться.
[nick]Алекто[/nick][status]Молчун[/status][icon]https://i.imgur.com/vkhSNXM.png[/icon][sign]
По всякому можно делить людей. Иногда их делят на людей и не людей.
Удивленный палач сказал: «А я делю их на головы и туловища».
[/sign]

+2

6

Становилось жарко. И не только из-за разгоравшегося повсюду пламени, от которого занимались уже ближайшие к лагерю джалсов дома - по большей части из-за боевых магов Морны, сжимавших кольцо вокруг них.
Гипнос не боялся атак недообученных магов джалсов - бродяги есть бродяги! - но бойцы Магистра Пантендора были совершенно иной опасностью. Алекто, вынужденный беречь силы ради нового прыжка, искалеченный Джед - защитить их всех мог только сам Беннатор, а он никогда не был боевым магом. Он - теоретик, некромант, за которого всегда сражаются другие, пусть даже эти другие - мертвые и воскрешенные тела...
И как бы ни грело душу осознание собственной силы, полученной Ключом, как бы не был Гипнос опьянен осознанием собственного превосходства, он не мог этого не понимать.
Он быстро высунулся из-за телеги, швырнул в змей Морны сгустком тьмы - одновременно с подбежавшим Алекто. Мистик выглядел истощенным, под глазами пролегли глубокие тени, но это было уже неважно.
Переливчатое окно портала распахнулось прямо перед ними.
В какое-то мгновение у Гипноса мелькнула хладнокровная мысль оставить Джеда на растерзание его собственной сестрице. Бросить Ковену серых ведьм козла отпущения, на которого легко можно повесить и убийство Магистра, и похищение Ключа - тем более, что лицо самого Гипноса не видел даже Магистр, и вряд ли успел в деталях запомнить кто-то из нападавших. Джед отдал все, чем мог быть полезен, а вот проблем в будущем с ним может возникнуть немало.
И все же он отказался от этой затеи. Джед немало разнюхал о них с Алекто, хотя они и скрывали от него свои настоящие имена. Под пытками он расскажет ведьмам все - а те смогут сложить два и два. И к тому же Уравнитель желал сведения, известные наследнику Морета - вот и спросит у самого наследника Морета.
- Давай! - хрипло выдохнул Гипнос, подталкивая Джеда к порталу.
Нырнул следом за ним - и проем сомкнулся сразу за его спиной.
Оживленные Беннатором мертвецы, разбегавшиеся по городу в поисках пищи, и пламя, охватившее соседние дома, остались на совести разъяренной Морны и ее бойцов. Хотят спасти город - пусть занимаются этим сами...

Он не знал, куда перебросил их Алекто: кругом был полумрак и грязь какого-то запыленного помещения, и Гипнос вовсе не был уверен, что бывал здесь раньше. Возможно, крепость Культа в Остебене, где обосновался Уравнитель, а возможно - и вовсе какое-то известное одному мистику место на задворках города.
Но воздух больше не был теплым и напоенным ароматами трав - более резкий, холодный и влажный. Пантендор с его диковинами остался позади.
А у них был Ключ, убийство одного из Магистров Альянса и его сын - в качестве дополнительного подарка главе Культа.

+2

7

- Где мы, Безымянный дери?.. – Джед осмотрел пустое помещение, пытаясь понять хоть что-то. Больные ладони он прижимал к груди, будто ребёнок, которому ударили молотком по пальцам. Он согласился сбежать с двумя незнакомыми некромантами, которых сам же мучил в первый день знакомства. Веселья и шутовства у мага изрядно убавилось. Он больше не разил всех шутками и не развлекался, наслаждаясь жизнью. В незнакомом месте, да ещё и со сломанными пальцами, он был уязвим и слаб, чтобы защитить себя даже от слабого мага. Одного крепкого удара без магии вполне хватит, чтобы его одолеть, что уж говорить о заклинаниях.
Утешало только то, что и Гипнос, и Алекто были истощены после стычки с защитниками дома Магистра и джалсами. Но их шансы всё равно оставались неравными.
Алекто даже не обернулся, когда Джед задал вопрос. Мистик торопливо плёл новое заклинание – он пытался разрушить магический след портала до того, как Морна и её мистики успеют его отследить. Они с Гипносом уже нарушили парочку-другую приказов Уравнителя, за что ему придётся отчитаться лично. Не хватало ещё притащить ковен Лилиан прямо в их секретный штаб. О лояльности Ворлак они практически ничего не знали. Старая ведьма служила исключительно себе и преследовала свои идеалы, которые шли в разрез с планами Уравнителя.
Когда с уничтожением магического следа было покончено, Алекто облокотился на стену, переводя дыхание. Погоня и драка вымотали его. Он потратил всё, что имел, и надеялся, что не допустил ошибку и успел. В противном случае вскоре они поприветствуют гостей, если те не побоятся проследовать за ними в Остебен. Король следил за своими границами, но в последнее время, благодаря маршу мертвецов, который закончился с уничтожением проклятого древа в Зенвуле, он больше уделял внимания распрям внутри государства, и не отслеживал, насколько знал Культ, каждое перемещение на границе.
Они переместились в старое заброшенное здание, которое некогда использовал в качестве летней резиденции какой-то граф. Это не был штаб Культа, в котором Гипнос впервые познакомился с Уравнителем. Открывать портал в него Алекто побоялся. Он мог не справиться, а О’Риордан не погладит его по голове за визит ведьм без приглашения. Место было удобным и подходящим не только из-за того, что оно никак не связано с Культом, но ещё и оттого, что любое перемещение в этот дом отслеживалось Уравнителем. И о том, что в дом переместились, он уже знал.
В старом и запыленном помещение было холодно и пыльно. Окна, выходившие на восток, закрывали плотные шторы, тёмно-красного цвета, со временем выжаренного на солнце и покрытого слоем грязи. Из мебели здесь осталась старая кушетка с дырками от мышиных зубов, такое же старое кресло, придвинутое ближе к стене, и полуприкрытое тряпкой разбитое зеркало над камином.
Алекто бессильно сел на кушетку и посмотрел на Гипноса. Приметив новый кинжал при некроманте, он усмехнулся.
Всего на долю мгновения показалось, что из зеркала за ними кто-то наблюдает, но в отражении были лишь обшарпанные стены старого дома и кушетка, на которой расположился Алекто.
В ожидании прошло несколько часов. Маги ощутили выплеск чужой магии. Алекто напрягся, Джед стиснул зубы, отходя от зарождающегося портала, и готовился, что придётся защищаться. Он не знал мужчину, который вышел из портала, но его с лёгкостью узнали Гипнос и Алекто. Имахир появился собственной персоной, он прошёл в комнату ровной и уверенной походкой, сел в запыленное кресло в углу, откуда видел всю комнату и трёх магов, а потом заговорил, обращаясь к Гипносу и Алекто:
- Когда я просил проникнуть тайно, я не имел в виду нашествие мертвецов, массовое сожжение джалсов, похищение наследника без наследства, - на этом моменте Джед был оскорблён до глубины души, но сдержался от комментария, - и убийство Магистра Пантендора.
Одному лишь создателю известно, откуда за такой короткий промежуток времени Имахир узнал все подробности приключения некромантов. Алекто подозревал, что в городе у Уравнителя был свой осведомитель, который следил за действиями Гипноса и Алекто, отчитываясь о каждой их оплошности. Мистик укорил себя за доверчивость. Он думал, что Уравнитель ему полностью доверяет, а потому получит отчёт обо всём лично от него.

[nick]Уравнитель[/nick][status]Тень, что накроет весь мир[/status][icon]https://i.imgur.com/Skls1Au.png[/icon][sign]Все равны перед оком смерти[/sign]

+2

8

Гипнос молча проследил глазами движение Уравнителя от распахнувшегося портала до кресла. Вот ведь склонность к эффектным жестам - даже сейчас, в этом богами забытом месте, глава Культа предпочитал сразу указать на свое главенствующее положение, глядя на них всех королем, разочарованным непригодностью и нерасторопностью своих глупых вассалов.
Беннатор устало потер глаза. До появления Имахира он задремал на другом покосившемся кресле и сейчас вставать не спешил. Эйфория и ощущение всемогущества, заполнявшие его тело во время боя в Пантендоре, оставили его, и теперь он чувствовал привычную усталость.
Но - без привычной, въевшейся в самые кости боли.
Какое это было счастье - жить без нее! Ни Имахир, ни Джед, ни Алекто не смогли бы этого осознать. Хотя Джеду, возможно, теперь придется...
Гипнос взглянул на комфортно устроившегося в кресле Уравнителя - и ощутил мгновенную, скрытую глубоко в самом его существе вспышку холодной злости. Именно ее он отчего-то испытывал всякий раз, разговаривая с Имахиром - и всякий раз удивлялся этому чувству, поселившемуся в нем. Гипнос был уверен, что не способен на ненависть, пусть даже и на такую: ледяную, скованную самообладанием, непроявленную внешне. Он же был некромантом, прагматиком и практиком. Откуда взялась эта эмоция и почему именно к Имахиру?
- То есть, - спокойным, скучным голосом отозвался некромант, - по-твоему было бы лучше, если бы мы не стали сопротивляться, когда Магистр Пантендора поймал нас, и послушно отправились бы в пыточные Ковена? Было бы лучше, если бы палачи Лилиан Ворлак по крупице вытянули бы из нас всю правду, но при этом мы сохранили бы тишину в самом городе? Не думаю, что именно такова была твоя цель...
Тонкие пальцы Гипноса сжались на рукояти Ключа. Опасный жест. Рискованный.
Беннатор встал, по привычке опираясь левой рукой на полуистлевший подлокотник кресла - он до сих пор не мог привыкнуть двигаться без опоры. Медленно вытащил драгоценный артефакт из-за пояса. Свет отражался в искрящихся голубых гранях. Невообразимо острые края ледяного клинка сверкали и пускали по комнате слабые отблески.
Гипнос поднял кинжал... и медленно протянул его Имахиру. Рукоятью вперед.
- Ты хотел, чтобы двое калек принесли тебе сокровище Пандендора. Ты отправлял нас, вряд ли думая, что мы справимся в точности так, как ты хочешь. Ты ждал нашего просчета. И все же я свою часть сделки выполнил: вот Ключ Пантендора. И, - Гипнос кивнул в сторону настороженного сжавшегося Джеда, - вот наследник Морета. Быть может, не в точности, как ты хотел, но максимально близко к тому. Несколько десятков сожженных джалсов, одно разоренное кладбище и отправившийся на тот свет Магистр стоят того.
Как только он поднес Ключ ближе к Уравнителю, тот вновь изменил форму, превратившись в старый, потрепанный свиток. Невыразительный. Скучный. Серый. Неприметный.

+2

9

- Признаюсь честно, я не был уверен, что вы вообще сделаете что-то путное.
А вот это должно быть обидно!
- И я бы приятно удивился, обнаружив при вас Ключ Пантендора, наследника Морета, пусть даже в таком потрёпанном и неблагородном виде, - взгляд Имахира скользнул по Джеду, - и полезные мне сведения о заговоре в ковене, сделай вы всё чисто и без лишнего шума. Видишь ли, я не уверен, что родственники Джеда не догадаются, что за силы стоят за вашим эффектным появлением в обители Магистра, и если они ещё могут поверить в обиду лишенного наследства мальчишки, который знал дом как своим пять пальцев, то сомневаюсь, что в эту сказку поверит Лилиан Ворлак. Или что эта информация пройдёт мимо Магистра Альянса, - мужчина постукивал пальцами по ручке старого кресла, смотря с лёгкой скукой и абсолютным спокойствием на Гипноса и его попытки показать характер.
Он видел перед собой действие Ключа. Молодое тело Гипноса изменилось. Душок смерти, вечно сопутствующий некроманту, исчез, но за ним тянулось нечто большее, чем смерть. Имахир ещё не понял, как именно работает Ключ Пантендора, но по отсутствию массового жертвоприношения понимал, что догадки об отличии пантендорского Ключ от его братьев, не были ошибочными.
Когда Гипнос решительно поднялся и достал из-за пояса кинжал, в котором неискушённые не видели ничего кроме оружия, напитанного сильной магией, Имахир даже не сдвинулся с места. Он не видел проблемы в порыве некроманта, словно мог читать его мысли и точно знал, чего Гипнос не сделает. Он прекрасно знал о том, что от руки этого мальчика уже умер его отец и один из магов Акропоса. К первому убийству Имахир сам его подтолкнул, открыв тем самым удивительный ящик Пандоры. Знал ли он о подобных наклонностях Гипноса? Может быть.
Вопреки спокойствию Имахира, Алекто поднялся, собирая остатки своих сил, и собирался не то закрыть Имахира, не то нанести удар Гипносу раньше, чем он успеет пустить в ход кинжал. В отличие от Уравнителя Алекто всё же ждал, что Гипнос что-то выкинет, но этого не произошло.
Мужчина без слов принял Ключ из рук Гипноса, который ещё до того как оказался у него на ладони обернулся клочком бумаги – таким же, каким до него были другие Ключи из Силентеса, виденные Уравнителем. Казалось, что мужчина не собирается ни хвалить своих помощников за проделанную работу, ни наказывать их за шум или дерзость в общении.
Гнетущую атмосферу нарушил Джед, которому не нравилось абсолютно всё и в первую очередь его собственная роль в этом представлении.
- Я, конечно, догадывался, что вы непростые парни, и что у вас есть связь с Культом, но на фойрра вам сдался я? – он перевёл взгляд с Имахира на Гипноса и на Алекто. Алекто не мог ответить ему в силу определённых причин. Гипнос вряд ли знал ответ, а Имахир не сильно торопился откровенничать со всеми.
- Как человек, который сам помог Культу достать Ключ и убить одного из Магистров, ты довольно непроницательный.
Как мягко назвать кого-то тупым.
- Меня интересуют знания твоего рода, мальчик. Все записи твоего предка, которыми ты бросался в Пантендоре, зарабатывая себе славу. Не для этого ли ты шумел так громко, чтобы Культ тебя заметил?
Джет неожиданно замолчал, словно Имахир попал в цель,  а потом пылко ответил:
- Все записи были в лагере джалсов, который эти двое сожгли.
Алекто уткнулся лицом в ладонь. А ведь он должен был позаботиться об этом раньше. Ещё до того, как они отправились в поместье Магистра.
[nick]Уравнитель[/nick][status]Тень, что накроет весь мир[/status][icon]https://i.imgur.com/Skls1Au.png[/icon][sign]Все равны перед оком смерти[/sign]

+2

10

Гипнос давно уже знал, что Культ - не та организация, которая будет по достоинству ценить те или иные таланты. Культ - серпентарий, где каждый просто использует другого и, высосав досуха, отшвырнет пустую хрусткую кожицу. Просто и жестко. Без сантиментов и не прикрываясь высокими идеалами, как это делал Кайлеб Ворлак.
С тех пор, как они с Гроссмейстером разговаривали о великих целях, Гипнос сильно изменился. Повзрослел. Ожесточился. Приобрел каменный панцирь параноика, проверявшего на вшивость каждое слово. Казалось бы, ничто из сказанного Имахиром не должно было его задеть.
Но то, как говорил об этом Уравнитель - заставило скрипнуть зубами.
Он отошел от главы Культа на два шага, скользнув глазами по напрягшемуся Алекто - интересно, Имахиров пес правда думал, что Гипнос Полумертвый безумен настолько, чтобы нападать? Занятно. Ему казалось, что Алекто более прагматичен в оценке ситуации.
Зато остатки прагматизма окончательно растерял Джед. Теперь он не был больше похож на самоуверенного щеголя, каким предстал в лагере джалсов. Совсем молодой еще человек, ненамного старше самого Гипноса. Напуганный - и почти уже не способный скрыть свой страх.
- Мне лично больше от тебя ничего не нужно, - пожал плечами Гипнос, обращаясь к бывшему подельнику. - Я считаю, что мы с тобой в расчете. Если у господина Уравнителя имеются сведения, которые он желает от тебя получить - это будет уже разговор между вами двумя.
Понял ли Джед, что это означает? Сообразил ли, что с Имахира вполне станется пытать его - вдруг гость (а на деле пленник) все же утаил какую-то крупицу знаний или вздумал запросить за нее слишком высокую цену?
Неважно. Гипнос считал, что это больше не его дело.
У него было дело иное. И иная цель.
Он опустил руку в карман и провел пальцем по деревянному рыцарю-марионетке.
Белая женщина, мальчик в теле мужа... и младенец...
Ему нужно было в Атропос. Нужно было настолько, что он готов был безапелляционно повернуться к Уравнителю спиной и сию же минуту отправиться в путь. Но он знал, что сперва стоило бы выслушать доклад своего шпиона, отправленного во владения Ровенны Беннатор, и расспросить своих оставленных в Культе людей под предводительством капитана Сигвина, как они готовы к походу на Атропос.
Как отреагирует Вилран на его новое тело? Сможет ли он сам, Гипнос, в своем нынешнем новом состоянии нормально пережить все это - до того, как условия Ключа, высказанные ему свистящим шепотом во время ритуала, вступят в силу?
Сколько у него вообще есть времени?
Он снова взглянул на Имахира.
- Я выполнил свою часть сделки, - повторил Гипнос, глядя прямо в жуткие, пустые, почти птичьи глаза Уравнителя. - Культ подтверждает это?

+2

11

- Все?
Имахир переспросил таким лилейным голосом, что даже Алекто стало не по себе. Мистик отлично знал, как ментально умеет давить Уравнитель, и не сомневался, что в эту минуту Джед чувствует, как в его голове нагло копаются, выуживая всё, что нужно. Мерзкое ощущение. Алекто нервно сглотнул. Он помнил, как Имахир когда-то точно так же копался в его голове, и опасался, что это повторится. Он привык открывать свои знания добровольно, и тогда голова не гудела и не было такой ужасающей боли, сопутствующей чтению его памяти.
Алекто только сейчас заметил, что камзол Морета как-то неестественно торчит на груди. Ах, вот что! Ну, конечно! Как он вообще мог подумать, что такой человек, как Джед, оставит всё самое ценное в лагере джалсов? Он и не рассматривал вариант возвращаться. Он с самого начала собирался удрать из родового поместья, чтобы руки сестры его не сцапали, если что-то пойдёт не так. Даже если он сохранил не все знания, то что-то было у него в голове, и что-то – знал Гипнос из своих экспериментов.
Джед скрипнул зубами. По виску мага скатилась капелька пота. Он нервничал, и, кажется, идея последовать за Гипносом и Алекто казалась ему уже не такой хорошей. Он ещё не знал куда попал и как Культ обращается с ценными людьми.
Золотые глаза Имахира снова обратились к Гипносу, когда некромант заговорил, не скрывая раздражения.
- Ты достал Ключ и наследника. Даже опробовал его магию на себе, - Уравнитель говорил спокойно и не лез в голову Беннатора. Пока что Гипнос делал всё, что хотел от него Имахир, пусть и не совсем в том виде, в котором ему бы хотелось. Немного шумихи после Фолента несущественно повредит общему делу, но заставит понервничать Магистра Альянса. В этом Уравнитель не сомневался. – Ты выполнил первую часть сделки. Теперь меня интересуют последствия действия Ключа на живом человеке и подробности того, как это случилось и что ты сделал, чтобы активировать Ключ.
Имахир поднялся, сделал несколько шагов по направлению к Гипносу, взмахнул рукой, открывая магический портал. В бреши слабо замелькали знакомые очертания штаба Культа.
Алекто подобрался и направился к Джеду. Морет не горел желанием отправляться дальше, но даже ослабший после боя и магического истощения Алекто смог затолкать его в портал и отобрать у него ценные записи. Они возвращались в штаб. Никто из последователей Лилиан Ворлак не отправился на их поиски, а, возможно, они побоялись, что столкнутся с чем-то, что им пока не по силам преодолеть.
- Выполнишь вторую часть, и можешь наведаться в Атропос, - Имахир напоследок посмотрел на Беннатора, не обещая ему в сущности никакой награды за его труды сверх того, что он получил себе здоровое тело и освободился от смерти.

эпизод завершен

[nick]Уравнитель[/nick][status]Тень, что накроет весь мир[/status][icon]https://i.imgur.com/Skls1Au.png[/icon][sign]Все равны перед оком смерти[/sign]

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [25.08.1082] Великое искусство исходит от страданий