Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [24.05.1082] Эльфийская вежливость


[24.05.1082] Эльфийская вежливость

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Уж в чем, в чем, а в вежливости эльфам не откажешь.
Вначале пожелают доброго дня, а уж потом перережут горло.
Культурные, стервецы!

- Локация
Альянс, г. Пантендор
- Действующие лица
Хэльмаарэ, Нувиэль, Накилон
- Описание
предыдущий эпизод[23.05.1082] Я бы верно служил, и хранил, и берёг
Таинственный спаситель провёл принцессу с телохранителем городскими улочками прямо в дом своей знакомой знахарки, спасая их от погони и предлагая почти безвозмездную помощь.

0

2

- Бедная девочка! Что с тобой случилось?!
Знахарка встретила их оханьем, всплеснув руками, когда ночью на пороге её дома оказалась тройка рыжих эльфов. Больше всего её впечатлила Нувиэль в одной рубашке, прозябшая до костей из-за холодной ночи, босых ног и неподобающей времени года и места одеждой. Ещё она не соответствовала статусу, но об этом Хэльмаарэ стойко молчал, но выл внутри. Он всё ещё не мог поверить, что принцесса избавилась вообще от всей одежды, а сам ругал себя за предложение избавиться от неё, чтобы не утонуть.
Нога после плавания разболелась. Хэльмаарэ снова начал прихрамывать. Длинная и активная ночь вымотали его. Последствия ритуала сказывались, но лучника интересовало здоровье его подопечной и место, в котором они оказались. Он осмотрел скромный дом, пытаясь найти в нём других жильцов, чтобы быть наготове. Он всё ещё не знал, зачем незнакомец, встреченный ими в переулке, вмешался в их проблему и решил помочь. При нормальном освещении Хэльмаарэ рассмотрел, что помощником был рыжий эльф. Вот уж совпадение…
- Что эльф забыл в городе некромантов? – Хэль, стараясь не обращать внимания на причитания хозяйки, перевёл взгляд на эльфа. Он всё ещё ему не доверял и ждал проблем от своего решения.
- Могу задать вам тот же вопрос, - спаситель пожал плечами и прошёл в дом гордо, легко и уверенно, направившись сразу к очагу и откуда-то раздобыл по дороге бутылку с горячительным.
Знахарка отсчитывала эльфов – Хэльмаарэ и Нака, как она его назвала, чаще поминая рыжим прохвостом и проблемой на её голову, чем по имени – что оба мужчины и никто из них не догадался взять девушку на руки и донести её до дома. Заметив, что один из эльфов прихрамывает, знахарка перестала отсчитывать Хэля, но смотрела на него с неодобрением.
- Воды налили! Лужи одним кругом и грязь! – нашла она другой повод отсчитать их. – Быстро за тряпку и убирать!
Два очень гордых и упрямых эльфа одновременно вскинули брови. Нак хмыкнул и приложился к бутылке за что отхватил упомянутой тряпкой от хозяйки, а Хэльмаарэ решил не испытывать судьбу и быстро нашёл ведро и воду.
- Пойдём наверх, девонька, переоденем тебя, - с Нувиэль знахарка говорила ласково, чем явно обделяла двух эльфов, драивших пол.
Услышав про второй этаж, куда знахарка должна пойти вместе с Нувиэль без присмотра, Хэльмаарэ вспомнил, почему они здесь оказались. Тряпка плюхнулась в ведро, расплескав воду. Эльф не проверил, не плеснула ли она случаем в лицо Наку, которому вместе с ним пришлось заниматься уборкой.
- Она не пойдёт.
Слова Хэльмаарэ удивили знахарку – что, значит, не пойдёт?
- Принесите вещи сюда. Мы отвернёмся.
Хэльмаарэ не хотел, чтобы Нувиэль оставалась в мокрых вещах, но и отпускать её одну – тоже.
- Ох и ревнивый у тебя муж, девонька, - вздохнула знахарка. – Иди к огню. Я скоро вернусь, - мягко подтолкнув эльфийку в спину, знахарка недобро зыркнула на эльфов. – Вернусь – чтоб всё блестело!
Нак прыснул, но под взглядом знахарки начал усерднее тереть пол. Хэльмаарэ проводил знахарку взглядом, убедившись, что она тайком не тащит за собой принцессу, и вернулся к работе, постоянно прислушиваясь к шуму наверху и присматриваясь к лестнице, окнам и двери, чтобы никто не нагрянул к ним нежеланным визитом. Он и хозяйку не хотел оставлять без присмотра, опасаясь, что помощь и доброта не бывают безвозмездными.

+1

3

Шок от купания в ледяной реке настиг Нувиэль не сразу, но, когда наконец-таки сковал тщедушное тельце, перемешался с ни с чем нескрываемой стыдобой. Пока бездомный спаситель вёл их по узким улочкам, пролегающим под скошенными стенами домов, Нувиэль то пыталась представить, много ли разглядел он у случайной знакомой, то гнала прочь кощунственные мысли. Оказавшись в тепле, в доме у знахарки, она не почувствовала себя лучше — Нувиэль бил самый настоящий озноб, а полупрозрачная рубашка, доставшаяся ей от Хэльмаарэ, неприятно липла к телу. Переминаясь с ноги на ногу, Нувиэль продолжала дрожать, пока зуб не попадал на зуб, и что-то тихонечко мямлила, отвечая расторопной хозяйке. Оказавшись перед огнём, она обхватила себя за плечи и начала раскачиваться в разные стороны, сдерживая затаившийся в горле кашель. Ей не хотелось расстраивать Хэля ещё и тем, что она, дурочка безмозглая, умудрилась заболеть. Возражать на предположение знахарки о том, что Хэльмаарэ — её муж, Нувиэль тоже не стала, только покраснела совсем и перестала даже смотреть на телохранителя. Мысль, посетившая её столь недавно, о том, что её верный пёс влюблён в неё, оттого и последовал вслед за своей принцессой на край света, понимая, что такое вольнодумие грозит ему виселицей, ещё не успела выветриться из головки принцессы. Зато выцветала краска.
Знахарка вернулась совсем скоро, неся простенькое льняное платье, на которое надевались шерстяной передник и кофта на завязках. Грозно посмотрев на обоих эльфов, ползающих на карачках по полу, хозяйка ещё раз хлестанула Накилона по голове, отругав за то, что неблагодарное исчадие Бездны оставляет разводы, поджала губы при взгляде на Хэля и загородила собою Нувиэль. Прежде, чем принцесса успела пикнуть хоть одно слово, хозяйка начала обтирать её полотенцем, а после внимательно следить, чтобы ни один из эльфов и не подумал полюбоваться на юную красоту.
Нувиэль юрко справлялась с платьем, которое совсем недавно не смогла бы надеть сама. Как только с одеждой было покончено, знахарка усадила её в кресло и вручила в руки чашу с травянистой наваристой жидкостью. 
Пожалуйста, позвольте ему отдохнуть, — взмолилась Нувиэль, сделав глоток и глядя на хозяйку широко распахнутыми глазами. — Несколько дней тому назад его ранили и он ещё не успел оправиться. Ему нужен покой и отдых. Я... я сама вымою пол, кастрюли, чашки, стены, потолки — всё, лишь бы отблагодарить вас за вашу доброту.
По выражению лица хозяйки стало сразу понятно — никакие полы драить Нувиэль она не разрешит. Позади раздалось фырканье, похожее на смех — кажется, исходил он от Накилона.
Вот так ты рождаешься принцессой эльфов, а как душа просит приключений — начинаешь драить полы в городах некромантов.
И... вашему дорогому знакомому тоже, он нас спас, — поспешно добавила Нувиэль, чувствуя, как её захлёстывает вина. Ведь без этого самого Накилона неизвестно, выбрались бы они или нет.
— Ничего-ничего, — покачала головой хозяйка, — не переживай за них, девонька. Они парни крепкие, от уборки с них не станется. Но муженьку твоему новая рубашка не помешает, — знахарка удручающе покачала головой, — как тебя зовут, девонька?
Её голос был полон ласки, заботы, доброты и нежности. После заплыва в ледяной реке, казалось, она забыла, что такое тёплая уютная комната.
Миримэ, — представилась Нувиэль вымышленным именем. И зевнула, понимая, как сильно хочется ей спать.
Знахарка вновь скрылась — на этот раз, отправившись за рубашкой для мужчины.

+1

4

В жилете на голое тело Хэльмаарэ чувствовал себя, как товар «Дома леди Генриетты» - одного известного в узких кругах борделя. На первый вид заведение походило на обычную таверну для господ, обставленную по последней моде. Вход в неё был дорогим и чаще всего по приглашению. Работали они с утра и до глубокой ночи, принимая посетителей, угощая их изысканной выпивкой и чаем, собранным с эльфийских полей в начале весны. Сразу и не заметишь, что в этом заведении что-то не так, но знакомых и проверенных посетителей приглашали в отдельные комнаты, где им подавали самые изысканные блюда и напитки, предлагали сыграть в игры, поговорить об искусстве, литературе, картинах, музыке, а после в компании прибавлялась красивая и образованная эльфийка или эльф, который прислуживал им, пока гость не изволит уйти. В одном из таких борделей он оказался с Нувиэль, когда они бежали из столицы, и Хэльмаарэ, увы, пришлось показать её вторую сторону красивого заведения – бордель.
Лучник, как и обещал, не смотрел в сторону Нувиэль, пока хозяйка помогала ей переодеваться в чистое и сухое платье, а заодно следил за одним рыжим эльфом, который пару раз, отвлекаясь от работы, пытался глянуть в сторону девушки. За порывы души и тела Накилон получал по боку или по руке мокрой тряпкой уже от Хэльмаарэ, а потом привычно отшучивался, мол, больно ему надо смотреть на девицу – и так всё увидел, когда она из воды вышла, будто фалмари из пены морской, светя всеми плоскостями и выпуклостями.
Убираться в жилете было неудобно, а уж со старой раной, встревоженной ночью и бегством, и дракой, и купанием в ледяной воде, Хэльмаарэ решил, что лучше без него. Оставив мокрую вещь на спинке стула, эльф докончил с уборкой, смыв все следы, которые наставили незваные гости, и перевесил жилет ближе к огню, чтобы быстрее просох, раз уж они остались в чужом доме.
- Марэ, - представился эльф, когда сверху донёсся голос удаляющейся знахарки, интересовавшейся именем «ревнивца».
Знахарка то ли не расслышала его ответ, то ли решила не отвечать. Хэльмаарэ не стал уделять этому внимание. Он остановился рядом с Нувиэль и тронул её лоб, прикрытый прядями подкрашенных волос; к ним уже возвращался их природный огненно-рыжий цвет. Лучник беспокоился, что принцесса могла заболеть из-за купания в ледяной воде и прогулки по ночному Пантендору, но очень быстро проблемы увеличились в масштабе, стоило заговорить одному эльфу.
- А обманывать нехорошо, - заметил Накилон, швырнув тряпку в угол.
Хэльмаарэ перевёл на него вопрошающий взгляд, и спаситель объяснился:
- Я слышал, как ты назвал её Нувиэль. Там, в море.
В голове лучника все события пролетели вихрем. Он вспомнил момент, когда в панике допустил ошибку и позвал её настоящим именем. Мысленно ругнувшись за собственную неосторожность, Хэльмаарэ нахмурился.
- Почему ты привёл нас сюда?
Накилон хмыкнул.
- Я привёл вас сюда, потому что вас преследовали, а вы явно не в состоянии уйти от погони или избавиться от неё своими силами. И я не знахарь, чтобы помочь тебе или ей.
Эльф успел протрезветь с первой встречи, но Хэльмаарэ постоянно казалось, что он что-то недоговаривает, а иногда будто бы находится мыслями в другом месте.
- Мне до сих пор непонятно, зачем это тебе.
- Мне тоже, - Накилон пожал плечами и сел на лавку рядом с камином. Капюшон он натянул на лицо, создавая вид, что собирается спать прямо здесь.
Несмотря на то, что этот парень расслышал настоящее имя Нувиэль, он, кажется, не понимал, кто перед ними или понимал, а потому помогал им. С какой целью – Хэльмаарэ не знал, но пока у них с принцессой не было другого выбора. Или остаться здесь или погибнуть где-то в подворотне. Он уже понял, что дома иш’Синдэ очень интересно, где находится эльфийская принцесса и какую выгоду можно с этого получить.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [24.05.1082] Эльфийская вежливость