Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [01.08.1082] Мосты слепой судьбы


[01.08.1082] Мосты слепой судьбы

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

- Локация
Берсель.
- Действующие лица
Солмнир и ватага алиферов. Чеслов, горячая компания инквизиторов, мелкие и значительные НПС по мере дипломатической заварухи.
- Описание
Разговор не может сложиться, пока кто нибудь его не начнёт.
Алиферы, больше не желающие пассивно наблюдать с облаков как беды, одна за другой, коверкают наземный мир, выбирают себе провожатых по Остебену. Их информаторы рассказали всё, что удалось добыть, но байки крепко переплелись с достоверными фактами, а легенды полны следов умышленного искажения истории.
Все решит встреча и разговор.
Или всё испортит.






-Настали странные времена.
-Они всегда были странные.

Отредактировано Чеслав (2019-09-29 03:16:10)

0

2

Местом встречи был выбран одинокий мыс, милях в двух от Берселя. Одинаково на виду что с моря, что с берега и без единого кустика, деревца, чтобы устроить засаду или скрытно оставить там шпиона или засаду. Чистый базальт изрезанного ветром и морем фьорда, ножом уходящий почти на сто ярдов в море. Спускающаяся первой двойка “черных”, проверила место встречи на наличие “лишней” магии или более прозаичных ловушек и засад. Не то что бы Солмнир аж настолько не доверял инквизиции. Советник оптимистично оценивал исход предстоящей встречи. Но он не любил сюрпризы, а “огненные” слыли теми еще затейниками. К тому же, кроме них на земле был пугающий список благожелателей, которым только дай возможность.
Впрочем, потенциальным засадунам, в этом случае светило довольно быстро познакомиться, как их собственной сталью и магией, так и со всеми возможностями Шалии и её десанта. Некоторые тучки в утреннем небе содержали в себе проблем побольше, чем внезапный дождик.
Как только авангард обозначил, что на месте встречи все в порядке, спустились остальные алиферы. Их группа была относительно маленькой - семер, считая его самого с супругой и Нарин. Достаточно, чтобы наделать шороху, и не бросаться сходу в глаза. Все они были хорошо снаряжены и вооружены, но в отличие от привычного облика, из-под плащей и кот блестела полированная сталь. Вороненые доспехи, ставшими уже неразделимыми с образом “черных”, были бы слишком заметны, и привлекли бы к алиферам избыточное внимание. Из всей группы выделялись разве что сам Солмнир и Рейн, их одежда была немного богаче украшена, обозначая более привилегированное положение среди прибывших. Для вящей ясности, с кем тут собственно говорить.
Приземлившись и сложив крылья, Солмнир поднял забрало и осмотрел берег. Внимательный наблюдатель, если, конечно, он знал куда смотреть и фойрр его занес в это забытое богами место, несомненно заметил бы их спуск. Ровно, как и крылатые заметили бы приближающихся инквизиторов, решили бы они добираться конно или морем. Удовлетворенный картиной он повернулся к Рейн.
- Прибыли и похоже, что без приключений. Как настроение перед первой дипломатической миссией, принцесса?

Отредактировано Солмнир (2019-10-10 01:02:19)

+3

3

Если не можешь сказать ничего умного – просто молчи.
Казалось бы, ничего сложного. Стой и сохраняй благопристойный вид, пока дела решают за тебя. За несколько недель до встречи с инквизицией Остебена Рейн успела войти в курс дел, пусть и Поднебесная и их разведка не имела полной картины происходящего ни в королевстве, ни в проклятом Зенвуле. Она знала о Зенвуле лишь то, что они успели выведать с Оливером несколько месяцев назад. За это время многое могло измениться. Встреча с инквизиторами должна была приоткрыть занавес, расставить все фигуры и дать алиферам оценить ситуацию, чтобы сделать свой первый ход. Именно первый шаг был основополагающим и решающим, и его делал не император, а Рейн с Солмниром, да и решали они всё не напрямую через короля, а через Огненное братство, которое по слухам многие в Остебене не одобряли. Из-за наплыва нежити в том числе.
Люди были настороже. Когда напасть со стороны Лунного края изрядно потрепала их границы, любое вторжение чужаков рассматривалось пристально и с параноидальными наклонностями. Рейн не хотела бы вражды между их народами, учитывая истощённость Остебена, который явно нуждался в помощи. Вот только примут ли они её?
На встречу с инквизиторами они отправились небольшим числом, явно, чтобы не нервировать представителей Огненного братства, но при этом среди них было по меньшей мере три мистика, которые в случае опасности могли бы унести своих в Поднебесную и доложить императору о провале. Рейн надеялась, что этого не произойдёт, и вся предосторожность – оружие и доспехи – лишь для видимости. Сама она доспехи не любила, хотя понимала, что в случае серьёзного боя они явно нужны. Рейн всё ещё не привыкла к их весу, а на шлем так и вовсе смотрела как на нелепую деталь. Нужную, но нелепую, а потому долго и упорно воевала с Солмниром, чтобы избавить себя от необходимости так явно прятаться в стальной панцирь. Они же тут с мирной миссией, ну!
Рейн не захотела оставлять Нарин на корабле или в Алире. Несмотря на то, что у девушки был явный физический недостаток – не хватало правой руки – она оставалась опытным воином и неплохим риториком, чтобы пренебрегать её помощью. Тем более, с недавнего времени она оказалась под покровительством Рейн, а потому её присутствие стало едва ли не обязательным. Рейн не хотела, чтобы девушка чувствовала себя недостойной из-за увечья и бесполезной.
Нарин стояла по левую руку от Рейн и оценивала местность, выискивая вероятные угрозы госпоже.
Рейн выглядела спокойной и собранной. Несмотря на бриз и прохладу, что шла от воды, ей было жарко из-за доспехов в том числе. Да и на самом деле девушка нервничала, потому что опасалась, что что-то пойдёт не по плану.
- Хочу раздеться.
Ну а что? Жарко же!
Рядом тихо гоготнул один из воинов. Атмосфера на несколько мгновений разбавилась, но воины быстро собрались – все они помнили, зачем здесь оказались.
- Нервничаю, - честно призналась Рейн, хмуро смотря на горизонт. Она не боялась показаться со стороны трусихой. Трусость – не слабость. – Надеюсь, что товарищи огненные явятся на встречу вовремя.

+3

4

У непоколебимых границ базальтового монолита живым шёлком трепетало море. Волнуясь прозрачной синью под утренним бризом оно нерешительно гладило песчаный берег, по утреннему пустой, холодный и равнодушный.
     Возле скал пронзительно раскричались горластые чайки – там, словно просочившись сквозь трещины, вышел человек в будничном плаще цвета пепла. С пол километра от него до уединённого каменистого мыса, и человек идёт неспешным шагом, затягиваясь на ходу самокруткой, смотря на небо, на море, на алиферов.
Перестал быть пустым берег.
На ходу вышагнувшие из воздуха по нему двигаются сразу двое, в таком же неярком обличье. Четвёртый – со стороны Берселя, хотя только что безмятежно пустовала отмель до самого порта. Пятый отлепился  боком от скалы, и хоть был дальше всех, сошёлся у выхода на условленный мыс вровень с остальными.

    На расстоянии казались люди под одну гребенку – капюшоны закрывают лица, окрас одежды – пепельный с чёрным, шнурованные сапоги, серебро кольчужной чешуи, ремни арбалетов через плечо. Бляшка-дельтоид, цвета запёкшийся крови, на которой взлетал отчеканенный феникс, одинаково прикреплена с левой стороны. Приблизившись, сдвинув капюшоны, оказались они разномастны на лица, цвет волос да глаз, но все молоды – вряд ли кому из инквизиторов было близко к тридцати годам.

    Успев издалека рассмотреть алиферов и перекинуться между собой парой негромких фраз, огненные, соблюдая привычную в бою дистанцию, остановились в ряд, пропуская Чеслава перед собой. Два багровых значка, вместо одного, как у остальных - единственное отличие квестора.
Половина мнений в Братстве склонялась к тому, что разворачивающаяся авантюра– хорошо продуманная засада. Влезть и разобраться - единодушно.

    - Доброго времени суток, уважаемые,
- приветственный наклон головы относился ко всем присутствующим.  Карие с золотыми искрами глаза инквизитора мазнули по девушкам. Переведя взгляд на Солмнира дальше Вальдштайн обращался прямо к нему, говоря при этом звучно, что бы слова долетали  до всех ушей :

    - После обмена письмами с Советником по наземным делам императора Алира Солмниром ван Аленом (Чес выдал эту фразу не моргнув глазом, хотя диковинное сочетание букв в имени  пришлось заучить, и неизвестный ему алифер не раз при этом посылался в угодья Фойрра химерам хвосты крутить), было решено обсудить возникшие вопросы  при живой встрече. Меня зовут Чеслав Вальдштайн, с одобрения Консула Инквизиции меня уполномочили её провести. Будьте любезны назваться, и приступим к собравшему нас здесь общему делу.

Отредактировано Чеслав (2019-10-12 04:16:35)

+3

5

Реакцию алиферов на  появление  людей было сложно оценить через забрала шлемов. Но судя по отсутствии какой-либо суетливости подобного появления они явно ожидали. Никто не хватался за оружие, не бросался на прибывших и в целом глупостей не делал. Четверка явных телохранителей, не стояли статуями как на параде, ведя себя соответственно сложившимся обстоятельствах, закрывая группу из мужчины и двух женщин в центре “коробочки”.  Алиферы явно были готовы к неприятностям, магические щиты у четверки были “подняты”, но даже по их построению можно было понять, что это предосторожность, а не целенаправленная засада.               
Солмнир щитами побрезговал, то ли в знак миролюбия, то ли экономя собственные запасы. Выслушав человека, он снял шлем, положив его на локоть левой руки, чтобы переговорщик от Инквизиции мог видеть его лицо и не считал, что против него замышляют нападение или пытаются обмануть. Склонил голову, отдавая дань вежливости, но и четко обозначая поклоном разницу в статусе.
- Приветствую вас господа, и вас господин Вальдштайн. Моё имя Солмнир ван Ален, и я являюсь Советником по наземным делам императора Алира. Действующим по его приказу и благоволению. Что подтверждают имеющиеся в наличии грамоты за его подписью. Если пожелаете, вы можете с ними ознакомится.
На вид представившегося сложно было назвать сановником или придворным. Поступь, манера держаться и то как привычно лег шлем на сгиб локтя, недвузначно указывали на солдата. По лицу можно было предположить, что ван Ален немногим старше самого Чеслава, хотя количество видимых отметин от оружия ставило это под сомнение. Разве что в загадочном Алире рубились направо и налево. Последней отметке, жутковатому на вид шраму идущему по щеке и оттягивающему уголок рта в застывшую полуулыбку, было едва ли больше месяца.
Советник сделал паузу, положив руку на запечатанный воском чехол, скрывавший упомянутый свиток. Обычно перепроверка подобных грамот в среде человеческой дипломатии либо сводилась к неким ритуалам, либо тут же отрицалась как жест доверия переговорщику и приславшим его. С другой стороны, он ожидал недоверия и осторожности. Алиферы свалились на Инквизиторов с ясного неба. В прямом смысле этого слова.

Отредактировано Солмнир (2019-10-15 11:04:02)

+3

6

Рейн потянулась к шлему, сняла его, не столько из вежливости, сколько воспользовавшись ситуацией. Чем-чем, а шлемами она не пользовалась, пока одному советнику не пришло в голову запаковать её в сталь по концы остроконечных ушей, чтобы любительница собирать приключения никуда дурной головушкой не встряла. Из всех алиферов, которые пришли на встречу с инквизиторами, она единственная выглядела ровесницей Чеслава. У неё, в отличие от Солмнира, не было ни одного шрама на лице. Только на шее, из-за кольчужного ворота, слабо выглядывал шрам трёхмесячной давности, оставленный укусом химеры. В отличие от Солмнира, Рейн не брезговала магическими щитами и чаще полагалась на них, чем на доспех. Магический щит, созданный ею, растягивался на двоих, закрывая от возможной атаки и её, и слишком упёртого супруга.
Нарин не последовала примеру хозяйки. У девушки, в отличие от остальных, рука была одна, и алифер не хотела занимать её шлемом. Если встреча приобретёт неожиданный поворот, то рука понадобится ей для другого. Она только подняла забрало, чтобы отчасти соответствовать мирной обстановке переговоров.
Тряхнув головой, чтобы волосы легли нормально, Рейн подняла взгляд на инквизитора с метками отличия. Звание он не упомянул, но вряд ли бы оно что-то сказало алиферам. Достаточно того, что перед ними представитель Инквизиции, который говорит от лица Консула.
Она сдержанно кивнула на приветствие, стараясь не забывать, что теперь входит в семью императора, а значит, по статусу могла соревноваться только с Солмниром. Её несколько удивило, что в числе важных фигур Братства оказались такие молодые мужчины. Рейн всегда казалось, что за счёт того, что людской век короток, то до высоких должностей добираются уже зрелые и закостенелые люди.
Рейн дала первое слово Солмниру – именно он говорил от лица императора и исполнял его приказ. Что было в письме инквизиторам, она знала лишь в общих чертах из пересказа советника.
- Рейн ван Ален, - имя рода всё ещё резало слух, но девушка отчеканила его быстро и чётко. Проблемы начались, когда Рейн нужно было назвать свою должность в Поднебесной, а должности, которой можно прикрыться, у неё не было. Пришлось говорить, как есть. – Дочь императора Поднебесной.
Сделав короткую паузу, Рейн продолжила:
- Наш император заинтересован в процветании королевства людей. Мимо нас не прошли новости, касающиеся Зенвула, и тяжелого положения Остебена, - Рейн перешла к обсуждению дел сразу, не распинаясь на вежливость и поклоны друг другу, как бывает на официальных визитах у монархов. – Инквизиция справилась с устранением зенвульской заразы без сторонней помощи, но последствия слишком тяжёлые, чтобы люди пережили их без больших потерь.

+2

7

- Не откажусь воспользоваться вашей любезностью, господин Советник, - сказал инквизитор принимая запечатанный конверт, - Чем боги не тешатся, возможно ваши верительные грамоты разрешат некоторые сложности, - замедлив привычный жест, что бы алиферы не всполошились, Чеслав вытащил узкое, насыщенно чёрное лезвие, отливающее стеклянным мерцанием. Не тронув восковую печать он легко вскрыл тиснёную кожу защитного чехла, и принялся разглядывать извлечённый глянцевый лист, завитушки письма, печати и подписи.

    - Отличного качества материал, и гладкий, возвышенный слог, - произнёс Вальдштайн, возвращая грамоту, - Мои благодарности, господин Советник. Но, увы, не с чем сравнить,- откуда нам знать чьей рукой это написано? Чего только не услышишь в байках про Алир – то о благословенных кущах, где на деревьях растут кавриги, а в реках проплывают пудовые осётры, то об оскудневших, пересушенных землях, раздираемых дворянской междоусобицей. Кое то уверен, что его и на свете  давно нет – одни лишь древние сказания, пользовать которые по прежнему кому то на руку.
Огненные стоявшие за спиной квестора не проявляли никакого видимого интереса к разговору, продолжая оставаться на стороже.

    - Ваше Высочество, под нашим надзором обретается несколько ваших родственников, - глаза инквизитора вежливо скользят по Рейн, так же внимательно, как только что скользили по завитками императорской подписи, - Два брата и отменной миловидности сестра. Во всяком случае так эти алиферы настойчиво уверяли людей, сбившихся с насиженных мест, и оттого падких  на сладкие сказки. Один летун правда уже вошёл немного в память и одумался, перестав настаивать на благородной крови в своих жилах, и грозить нам карой небесного воинства.  До этого, правда, успел выманить у сельских простаков немало полновесных монет, обещая покровительство и укрытие от всех некромантских напастей под крышами заоблачного города.

    - От имени Инквизиции я прошу не воспринимать нашу недоверчивость как что то личное, мы не знакомы и вряд ли нам есть чего делить между собой, - Чес развёл руками, в извечно доверительном жесте, смягчая не ласковость речей, - Остебену действительно не помешала бы союзническая поддержка, но, уважаемые, у вас имеется что нибудь более убедительное, для рассказов о Поднебесной, императоре и  его намерениях, кроме бумаги, подлинность которую не представляется возможным проверить?

+2

8

Советник мысленно испустил тяжелый вздох. “Не с чем сравнить”. Ах, милейший инквизитор, тут вы явно “перемудрили” сами себя. Подозревать в подделке настолько хорошо защищенный и дорогой документ как верительная грамота Императора Алира…  Сама по себе бумага указывала, что у составившего ее был доступ и к немалым средствам, и к магическим возможностям, и специалистам, и необходимые для написания подобных документов познания на уровне монарха. И то что её не с чем сравнить, в случаи нового государства говорит скорее за её подлинность. Гарантировать подлинность грамот мог лишь Император. Своей силой и силой собственных подданных. Собственно, откуда и термин “самодержец”.
И это между прочим их лучшая разведка… Оставалось напоминать себе, что инквизиторы не являются дипломатами. 
- Господин Вальдштайн, я, пожалуй, сделаю исключение в этот раз и действительно не приму на свой счет то, что я только что услышал. Хотя если, “пребывающие под вашим надзором” алиферы смогли предоставить подобную бумагу, соответствующего качества и защиты, то возможно мне стоит срочно возвращаться домой. Поскольку за время моего краткого отсутствия, у меня нашлись новые родственники, дороги начали мостить золотом, а реки в срочном порядке запускать пудовых осетров, молоко и что там еще причитается по списку.
Солмнир вежливо, но холодно улыбнулся, показывая, что не в обиде и сводит ситуацию в шутку сомнения инквизитора. Но и не оставляет их без ответа.
-  Но только на этот раз. И на всякий случай,дабы избежать недопонимания, попробую прояснить свою позицию. Ваше сомнение в честности моих слов - оскорбительно, и ставит под вопрос мою репутацию. Честное слово и репутацию Советника Алира, и умолчим про волю, изложенную лично рукой императора, дабы избежать лишних осложнений. Вы всё же не в присутствии младшего офицера из гарнизона Теллина, находитесь, а бремя доказательств на стороне того, кто обвиняет. И я полагаю, что для высказанных мне подозрений во лжи, пускай они и были высказаны с должной степенью аккуратности, нужно что-то большее, чем заявление трех самозванцев. Которые не смогли предоставить должных доказательств своим притязаниям, по вашим же словам. Учитывая представленные вам уже документы, а мне хорошо известно их качество и наше личное присутствие, лично я считаю что Алир проявил и без того достаточно доброй воли. Впрочем, на случай если этого недостаточно, нами был приготовлен, с позволения, небольшой перфоманс.
Вытянув руку в сторону, Сол коротко свистнул, и через мгновение на руку ему с клекотом и легким звоном серебряных бубенцов сел сердитый, насупленный сокол, скрипнув сталью когтей по наручу. Птица, повернув голову, недобро окинула незнакомых ей людей желтым, немигающим взглядом. Алифер просвистел сложную комбинацию, не отличимую от клекота и скрипа самой птицы. Казалось, что Советник разговаривает с соколом, хотя магии от птицы не чувствовалось, а алиферы знали, что это вопрос дрессировки и сочетания врожденных талантов их расы и личной склонности Солмнира к животным. Сокол спорхнул с руки и стремительно начал набирать высоту, летя куда-то к стоявшим над морем облакам. Солмнир же вернулся к беседе
- Прошу вас посмотреть вверх, в сторону облаков, к которым летит “Леди Стали”.
“Шалия” появилась бесшумно и величественно, клинком киля разрезав ткань облаков. Вычерчивая на его фоне вытянутый, кажущийся тонким и хрупким силуэт с плавными обводами носа и бортов. Она расцвела ажурным кружевом парусов, устанавливаемых невидимой на таком расстоянии командой и легко устремляясь к земле, увеличиваясь в размере и с каждой минутой. Кажущаяся изящной игрушкой или драгоценностью, пока не стали видны крошечные фигурки десятков, а то и сотен алиферов, снующих по рангоуту маневрирующего в воздухе судна. И не стало очевидно что глаз, обманутый изяществом обводов, не смог верно угадать размер. Шалия была огромна, более ста ярдов в длину. Больше любого морского корабля и размером с переулок. И сейчас эта махина, закованная в окрашенную в лазурную, сливающуюся с цветом неба броню, блеснув на солнце задраеными портами летных и огневых палуб и на оружии находящихся на стороже боевых постов, совершала изящный поворот в четверти морской мили над их головами. Величественная и свободная, дитя ветра и неба. Умело и бережно собранная руками мастеров, мудрецов и магов, для единственного предназначения - быть оружием в руках воинов бога. 
На ветру трепали многочисленные небесного цвета флаги с изображением грифона, и также длинные белые вымпелы. На них был изображен пламенный феникс. Такой же, как на фибулах плащей Солмнира и Рейн. Или на печати виденного инквизитором документа.
- Это - “Шалия”. Корабль, на котором мы прибыли. Символы, которые вы видите на нем, - это знамена самого Алира и вымпелы белого цвета с фениксом, несущие гербовые цвета и указывающие на то, что данный корабль несет на себе членов императорской фамилии. Господин Вальдштайн, у вас остались еще сомнения?

Отредактировано Солмнир (2019-10-23 19:00:11)

+3

9

Рейн предполагала, что люди засомневаются в подлинности документов и фигур. Не удивительно. Нет, она, конечно, понимала, что бумага в руках инквизитора стоит большого состояния, хотя с ней никем в кабаке за кружку эля не расплатишься, но так же прекрасно помнила ситуацию в Остебене, придирчивость и осторожность людей, у которых сложились откровенно хреновые отношения со всеми. Поднебесная для них – закрытая и далёкая страна, в существование которой слабо верилось как раз из-за её закрытости. Алиферы сами в том виноваты, что годам не показывали себя и не показывали свой мир. Лишь некоторые фрагменты попадали на материк, но и те поддавались сомнению. Не зря. Изгнанники болтали всё, что хотели, и не всегда правду. Чаще всего – неправду.
Недоверие людей её не оскорбило, хотя должно было. Они с Солмниром уже обсуждали подобный вариант и на случай сомнения инквизиции имели вариант, как решить этот вопрос. Рейн оставалась спокойной и не куксилась. За неё говорил Солмнир. В отличие от него Рейн ещё не избавилась от ощущения себя ровней инквизиторам, а потому не могла в полной мере ощутить весь спектр обуреваемых его эмоций. Да и гордости, как выяснилось, у неё на порядки меньше.
Говорить одновременно с Солмниром или перебивать его ей не хотелось. Она дала ему возможность высказаться первым.
- …с позволения, небольшой перфоманс.
Рейн прекрасно знала, что за перфоманс ждёт инквизиторов. Воспользовавшись паузой, она вставила слово:
- У императора единственный ребёнок и наследник. Оба стоят перед вами, - Рейн позволила себе лёгкую улыбку. Она не стала упоминать беглых племянников, которым в Поднебесной полагалось разбить Сосуды и оставить без крыльев. – Уверена, что и в Остебене хватает гуляющих принцев и принцесс, - она чуть наклонила голову на бок, рассматривая инквизитора.
Обычная практика. Многие представлялись то аристократами, то верхушкой, то сыновьями каких-то вельмож, когда хотели поднять свою значимость. Иногда обман играл им на руку, но зачастую его быстро раскрывали и обманщика ждала незавидная участь.
Рейн отвлеклась на корабль, но не стала оборачиваться и высматривать его в облаках. Как выглядит алирский корабль она знала прекрасно, в отличие от инквизиторов. К тому же, Рейн посчитала, что лица мужчин, впервые видящих нечто подобное, намного интереснее полёта боевого корабля Поднебесной. О численности кораблей никто из остебенцев не знал. Ходили лишь слухи и легенды о чём-то подобном, и вот, пожалуйста, настоящий летающий корабль в пользовании алиферов.
- Надеюсь, что этого достаточно.
В противном случае Рейн знала, чем закончится встреча. Солмнир не захочет говорить с инквизиторами дальше, считая, что и без того сделал всё возможное. Возможно, так оно и было. Рейн в отличие от алифера не отличалась рациональностью и могла бы позволить себе несколько дополнительных шалостей, рассчитывая на то, что после инквизиторам придётся извиниться за обвинения во лжи.

Отредактировано Рейн (2019-10-23 21:32:31)

+2

10

- Господин ван Ален, я отвечу в вашем же тоне и, пожалуй, сделаю исключение, и не стану напоминать, что репутация, которая, несомненно, имеется у вас перед вашей страной и вашим императором, пока начисто отсутствует у вас перед Остебеном и нашим королём, пусть боги даруют ему долгого здравствования, - спокойно ответил инквизитор, - Что ж до вашего честного слова, то у меня нет причин в нём сомневаться, потому что вы нам его ни в чём не давали, а мы и не спрашивали.

Заносчивость алиферов позабавила Вальдшатйна, и развеяла возвышенный флёр который у него, как и у всех впечатлительного склада людей, витал над головами избранников небес, клинков правосудия самого Люциана, носителями крыльев Ньёрая.
    Ему пришлась на память рыжая остроглазая потаскушка в одном из придорожных трактиров Теллина. Мелькая отблеском сосуда души в провакационно полураспущенном корсете  она обещала что в устах её мёд, а в лоне – небесное блаженство. Но кроме эффектной подсветки неплохо сохранившихся грудей оказалась, во всём прочем,  не отличающейся от своих остальных товарок.
Тогда огненный подумал, что это падшее создание. Растерявшее чистоту своей расы, приниженное бытовыми обстоятельствами, изувеченное, и подневольно корыстное. Но вот сейчас, посланники императора Алира, откровенно показали обычную спесь придворных, не обладающих ни особой мудростью, ни снисходительностью – таких же, как те, что обитали при дворе любого земного властителя, будь то всесильный король, или мелкопоместный дворянчик.

    Клёкотанье, которым обменивались алифер и птица заинтересовали инквизитора, но последующее представление убедило его что в получении звания Советника по наземным делам основную роль сыграло озвученное девушкой родство  с императорским домом Алира. Традиции Остебена оказались адлиферам так же мало знакомы как и понимание мотивов людских предосторожностей. Испокон веков было принято, что соседи, приходящие знакомиться, приносили мирные символические дары. Алиферы могли передать бумаги с зарисовками небесной страны, свитки древних историй, которые охотно приняли бы инквизиторы в свою библиотеку, костяную фигурку грифона, вырезанную умелой рукой резчика – для королевской коллекции редкостей, неземной красоты минерал, парадное оружие слуг Ньёрая – да мало ли чего! Даже ящик отборного зерна для голодающих графств Остебена сгодился бы для жеста дружелюбия.
Инквизитор ожидал от посольства более простого, логичного действа – вот сейчас кто нибудь из крылатых вытащит  обычное зеркальце ризен, и покажет инквизиторам, что Алир есть, император властвует, облачный народ  благоденствует и имеет возможность протянуть руку помощи земным обитателям, ожесточённым и стиснутым чередой испытаний.

Вместо всего этого алиферы показали военную летающую лодку, полную команды, стремительную угрозу, прекрасную и могучую.

- Мы пришли с миром и дружелюбием.
- Правда?
-Тысчёнка  вооружённых воинов – наше лучшее подтверждение.

   Величие и красота корабля завораживали, но инквизитор, скользнув глазами по скорлупками рыбацких лодок, густо рассыпанных в берсельском проливе, захотел сделать жест известный среди его народа как "челодлань". Эти крылатые точно имели раньше дела с людьми?! Какой то сонный рыболов, никак не ладящий с тяжёлым неводом, внезапно углядев среди безмятежных утренних облаков километровую громадину, в размахе забыл разжать руки, и улетел турманом в шаловливо пенящие волны вслед за своим инструментом добычи. Остальные, побросав вёсла, запрокинув головы, разинув рты, просто таращились, забыв и про сети и про волны и про рыбу.

    - Если бы у нас были сомнения в вашей правдивости, ни о каких шагах навстречу сотрудничеству не было бы и шевелений, даю вам своё честное слово. Вы можете трактовать мои фразы настолько оскорбительно, насколько вам угодно, я извинился один раз, и больше не собираюсь проделывать это без оснований, - ровно проговорил инквизитор, опуская взгляд с небес на стоящих перед ним крылатых, - У нас принято решать личные обиды в свободное от обязанностей время, и я без увёрток подскажу вам, господин ван Ален, как меня отыскать, - огненный скупо улыбнулся, - Но вот сейчас, рекомендую  отозвать ваш крылатый взвод, если вы, конечно, не желаете что бы сюда сбежался весь Берсель. В мои полномочия входит уточнить какую помощь предполагает оказывать Остебену Алир, и что желает получить взамен за свои усилия, - Чес хорошо представлял как тщательно будут ковыряться в его воспоминаниях псионики после этой встречи, и заранее настроился на ближайшую неделю головных болей и выматывающих сновидений.

Отредактировано Чеслав (2019-10-27 02:45:08)

+2

11

- Если не было, тогда к чему тогда были ваши слова про “что-то более убедительное”, господин Вальдштайн? И какие личные обиды, если мы с вами оба, как у вас людей принято говорить, “при исполнении”?  Впрочем, это были риторические вопросы. Но вы меня услышали и, надеюсь, поняли.
    На предложение “решать вопросы лично после службы” алифер насмешливо поднял бровь, давая понять что фраза высказанная переговорщиком от инквизиции нелепа по своему содержанию. Но делать “аварийную замену дипломата” не имело смысла, пока не были исчерпаны возможности переговоров с этим.
        Про корабль алифер не сказал ничего. У Шалии и без того был приказ пролететь максимально быстро, чтобы не дать возможности четко пронаблюдать её никому кроме собравшихся на одиноком мысе. А так, очередная сказка о “летучем корабле” и “морских призраках” от рыбаков. Да и в рекомендациях о том что ему приказывать собственным людям он не нуждался.
- Переходя к делу. Мы намерены, насколько это будет возможно, купировать последствия текущего кризиса который развернулся в королевстве людей. В основном, борьбой с голодом и последствиями массовых перемещений беженцев. Но возможно в процессе переговоров возникнут и другие способы, мы владеем ограниченной информацией о происходящем, на уровне очевидных фактов. Это то, о чем я намерен вести переговоры с вашим королем,  подробности нашей помощи и вмешательства Алира предназначены его ушам. И тем кому он пожелает это доверить после первой аудиенции и согласования намерений. Переговоры было решено вести тайно, чтобы еще больше не взбудоражить население появлением крылатых. Вы видели Шалию и думаю можете представить вероятную степень истерии если не подать появление алиферов мягко.  С этой целью было решено связаться с Инквизицией, поскольку она показала себя в текущем кризисе с наиболее эффективной. Заручиться вашим сотрудничеством в организации путешествия и встречи, со стороны людей. Так же я уполномочен оговорить с Инквизицией возможное сотрудничество в ситуации Зенвула. В случаи если Инквизиции нужна поддержка в решении ситуации и её непосредственных последствий. Если у вас есть подобное желание, конечно.

+3

12

Появление летающего корабля произвело на людей не совсем то впечатление – а вернее вовсе не то – на которое рассчитывали алиферы. Рейн прекрасно знала, что простые обыватели отреагируют как те самые рыбаки, которые увидели что-то необычное в небе. Инквизиторы более стойко восприняли появление корабля, хотя и не враждебно, что вполне могло бы быть, но и не сияли глазами и не пожирали корабль, как диво дивное и чудо чудное, будто бы нечто подобное раньше видели и не единожды. Что ж… Лица не вытянулись, но и ножи из ножен не полезли – и на том спасибо. Сотрудничать с людьми в принципе было сложно из-за разницы в традициях и обычаев напрочь непохожих народов. Впрочем, друг к другу в гости в Алире никто не ходит, красуясь длиной кинжала, численностью личной гвардии, или длиной… корабля.
Никто бы и не показывал корабль, если бы документ подошёл в качестве доказательства, но Рейн и предполагала, что его окажется мало. Показать воздушный корабль – это единственное, что она смогла предложить в качестве второго варианта. Не дарить же инквизиторам дрессированного грифона с гербом императора на яблоках, ну?
Рейн не стала даже в шутку спрашивать у инквизиторов о желании прокатиться на летающих кораблях. Разговор не был дружеским и, несмотря на мирный дипломатический визит, шёл напряжённо. Разбавить атмосферу простым жестом или словом не выйдет, даже пожелай она пренебречь правилами и повести себя, как привыкла, а не как должно.
Большую часть разговора вёл Солмнир, как главный, и хотя они успели обсудить всё до прилёта в Берсель, иногда Рейн касалась, что она недостаточно вовлечена в процесс разговоров. Больше боялась сказать что-то неуместное или лишнее. Что ещё хуже – противоречивое.
- В таком случае мы рады, что пришли к общему пониманию, - Рейн улыбнулась, влезая в натянутый разговор между Чеславом и Солмниром, понимая, что едва ли сработает как громоотвод, но иногда у неё складывалось ощущение, что дипломатический разговор переходит во что-то личное между двумя конкретными представителями мужской стати. Она была искренней в желании прекратить склоки и перейти к причине, почему они собрались на одиноком мысе для важного разговора. – Я была в столице, когда заражённые Розой восстали и напали на живых, - Рейн заговорила снова уже после того, как Солмнир рассказал, что алиферы намерены делать. – И видела, что было в Зенвуле.
Она проглотила слова о стыде за свой народ, хотя на самом деле ей было стыдно, что никто из них – дланей Творца, не помог людям в их общей беде. Они все закрывали глаза на Зенвул годами, чтобы одна из рас, считающейся слабой, устранила эту угрозу своими силами. Силами людей, пусть и наделённых магией.
Рейн оставалась серьёзной и чуть хмурой, но эти эмоции не были адресованы инквизиторам, а предназначались воспоминаниям о Зенвуле.
- Ваш народ пострадал по вине всех нас – народов, которые были в Северной войне или наблюдали за её ходом, не вмешиваясь, а после не сделали ничего, чтобы предотвратить заражение и распространение тёмной энергии.
Алиферы оставались безучастными в Северной войне. Они не воевали, но и не помогали. И в том тоже была их вина.
- Вы нашли в себе силу исправить эту ошибку. Теперь мы хотим помочь вам восстановиться и легче пережить последствия очищения Зенвула.

+2

13

Риторические вопросы в ответах не нуждались, а про тему оскорблений и своей репутации алифер мудро предпочёл не развивать - можно было двигаться дальше.
    Придворный дипломат, по старше годами, непременно задумался бы для чего крылатые явились на встречу, исход которой не был предрешён, вместе со своими женщинами. Одна из которых тем более была однорукой. Собирались использовать как расходный материал, тогда и увечную не жалко, укрыться их телами в случае потасовки? Или девицы были голубых с изумрудами кровей, и мужчинам не по силам оказалось отвертеться от их блажи – побывать на первой встрече, способной дать новый поворот в истории народов? А может алиферы имели сведения о склонности инквизиторов к разврату, и смазливыми личиками настраивали атмосферу в благоприятном для себя ключе?
    Будь на месте Рейн согбенная дряхлая матрона с увядшими прелестями её ужимки вряд ли бы достигли цели, но улыбка и искренний тон привлекательной принцессы Алира не могли остаться без внимания – инквизитор улыбнулся в ответ, отдавая должное её стараниям смягчить беседу.
Летающая лодка, со всей возможной скоростью, уже скрылась в рваном кружеве облаков, но взбудораженные рыбаки в своих утлых лодчонках продолжали таращиться в небо, пытаясь разглядеть удивительного пришельца.

    - Его Величеству, - стерев с губ улыбку заговорил Чес, - Было передано ваше прошение и он даст вам аудиенцию в ближайшие дни, на которой вы, господин Советник, изложите подробно ваши планы и возможности. Мы предлагаем воспользоваться порталом до столицы, но если вы предпочитаете наземный путь, то проводим вас землёй, без всяких задержек. Сразу предупреждаю, что любое оружие перед встречей с Его Величеством, должно будет оставлено вами за дверями. Если у вас имеются какие-нибудь пожелания по времени, или особым условиям, прошу высказаться, и мы согласуем их.

Вернул взгляд на Рейн, слушая её слова:
    - Пережили вспышку Розы немёртвых, когда восставшие рвали людей на куски, как взбесившиеся собаки, вернулись живой из окрестностей Зенвула, да вы, Ваше Высочество, ходячий талисман удачи, - улыбки не было, только золотые искры гуляли в глазах квестора,- Вы могли бы помочь нашим изыскателям, они занимаются следами миазмов города призрака, - в памяти Вальдштайна шевельнулись пальчатые листья, алые как кровь, на тонких костяных ветвях, - Свидетельскими историями, для наших архивов, - Чесу не хотелось нагонять мрачности, да и может быть тёмная магия Зенвула не успела отравить алиферку, зачем её тревожить на пустом месте? Он снова обратился к советнику: - Вам, господин ван Ален, требуется время для обдумывания каких-нибудь вопросов?

+3

14

Сол проводил глазами уходящую Шалию. Одна она могла утащить зерна как три его фрегата. Сколько же еще пройдет времени до тех пор пока он сможет посадить нечто подобное перед основными городами Остебена. И вообще наступит ли такое время? Алифер перевел взгляд на закончившего излагать свои мысли инквизитора.
- Не требуется, господин Вальдштайн. Портал нас вполне устроит. Число людей, которое пойдет с нами, вы видите перед собой. Особые условия - тайна встречи - думаю вам и без того известны и учтены.
Откровенно говоря, капитан “черных”, которым он все еще сильно оставался в душе, сомневался доверять ли чужим порталам. Но советник помнил, что если что-то пойдет не так, то и Инквизицию, да и сам Дворец в Остебене просто снесут с лица мироздания. Он хорошо знал своего тестя. Но месть никогда, никого не способна вернуть к жизни. К счастью, у него хватало и своих крапленых тузов в рукаве, чтобы не доводить в случае предательства до подобной крайности.   
- Чем быстрее, тем лучше, учитывая что время и голод играют против нас. Поскольку на данный момент это тайная аудиенция, большая часть церемониала и официоза пока останется в стороне. Что не слишком плохо, учитывая текущие обстоятельства. С нашей стороны все готово.

+3

15

Традиции и обычаи алиферов и людей настолько отличались, что люди не пускали на аудиенции с королями посланников при оружии, потому что это показывало враждебность гостей, а алиферы… вообще никого не пускали, потому что город по-прежнему оставался закрытым и исключительно для избранных. Рейн это нисколько не смутило. Навряд ли король отдаст приказ напасть на алиферов и заключить их в кандалы или как-то будет угрожать их жизни. Бывали глупцы при власти, но, насколько знала Рейн, король Остебена таким не был.
- Мы уважаем чужие порядки, - с той же лёгкой улыбкой ответила Рейн, надеясь, что разговор задержится на взятой ноте и вновь не вернётся к препирательству и недоверию.
Она бросила быстрый взгляд на Солмнира, проверяя его настроение. Он выглядел спокойнее и собраннее, чем в самом начале разговора. Девушка не сомневалась, что после они ещё обсудят этот разговор с инквизиторами, но уже без участия поклонников Фойрра.
- Ваше Высочество, ходячий талисман удачи.
Рейн подавила желание прыснуть – совершенно неподобающее поведение для дипломатического визита. О, если бы она была вполовину такой удачливой, как думал инквизитор!
- У меня был личный некромант, - Рейн ещё раз улыбнулась, и не поймёшь: пошутила она или говорит правду. Только глаза говорили о том, что ничего смешного в её словах не было, а визит в Зенвул не прошёл для неё бесследно. На виду не осталось практически ни одного шрама, если не считать шейного, чтобы подтвердить то, что она была в Зенвуле и как-то выбралась из этой передряги. Но она выбралась, и знала цену, которую пришлось заплатить за свою жизнь. Тот факт, что императорский отпрыск оказался в Зенвуле, мог вызывать не беспочвенные сомнения у инквизиторов. Навряд ли бы кому-то из принцев Остебена позволили подобную прогулку. Это неразумно. – Боюсь, что моя информация устарела после вашего вмешательства в Зенвул, но, если это как-то поможет людям оправиться после нашествия нежити, - то я расскажу всё, что знаю.
Возможно, не лично, а лишь на бумагах, чтобы в присутствии людей не сказать чего-то, что, по мнению императора Поднебесной или его наследника, будет лишним и не для чужих ушей.
Разговор подходил к концу. Основные моменты были озвучены и, несмотря на препирательства с двух сторон, им всё же удалось прийти к общему решению – помочь Остебену выжить. Это радовало Рейн и позволяло ей не чувствовать себя бесполезной, пусть и вся работа лежала не на ней, а на других алиферах и людях.

+2

16

- Напомню о вашей добровольности, Ваше Высочество, при подходящем случае, - Чес мысленно перебрал в голове  всё ли было им сказано из надлежащего. Выходило – всё.

Позже, более серьёзные люди, обратят внимание на этот штрих, озвученный Рейн, - принцесса Алира, в компании некроманта, (а может статься  некромантов?) посещала Зенвул, и вернулась вполне в добром здравии. Цели такого вояжа неясны, удовольствие сомнительное.
    Желание алиферов передвигаться непременно группой было не понятно Вальдштайну. Манёвр, и многочисленность команды летающей лодки ясно показал, что при желании крылатые очень быстро призовут к себе на подмогу муштрованную рать, если будут живы конечно. А поджидай их хорошо заготовленная засада, так эта кучка их и не спасёт. Тем более пред очи короля допустят лишь Советника и принцессу Алира. Ничего высказывать по этому поводу инквизитор конечно не стал. Фойрр их разберёт, этих крылатых – может они с одного насеста и друг без друга зёрен не клюют, или у них не прилично важным персонам без прихлебателей перемещаться, как людям без порток на базарную площадь выйти.

    - Встречаемся завтрашним утром, на этом же месте, в том же времени. А сейчас, господин ван Ален, Ваше Высочество, разрешите откланяться, - Чес коротко, по военному кивнул. Огненные, стоявшие вторым рядом, повторили его жест, - Удачи в остатке дня, попутных ветров.

Инквизиторы развернулись и двинулись по спуску с базальтового мыса, не особенно интересуясь каким манером алиферы переместятся к своему воздушному дому. Уход их, с виду невозмутимый, скрывал настороженность до последних моментов, и готовность хоть к пике хищников из за облаков, хоть к предательскому удару в спину. Ступив на плотное покрывало холодного прибрежного песка Чес закурил, золотым бликом порхнул огонёк в его пальцах.

Высоко высоко над Берселем, бесшумные в прозрачной синеве, живой белокрылой тучей носились беззаботные голуби.

эпизод завершен

Отредактировано Чеслав (2019-11-10 23:23:26)

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [01.08.1082] Мосты слепой судьбы