Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [24.08.1082] О результативности умственного труда


[24.08.1082] О результативности умственного труда

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

— Локация
Остебен, штаб Культа. Альянс, г. Пантендор
— Действующие лица
Гипнос, ГМ (Шериан)
— Описание
предыдущий эпизод — [23.08.1082] Операция "Красные маки"
Вместе с наследником Морета Гипнос Беннатор и Алекто отправляются штурмовать хранилище Магистра Пантендора, полагаясь на удачное время, эффект неожиданности и везение дураков.

0

2

Втроем штурмовать хранилище Магистра Пантендора, самое защищенное место во всем городе…
Гипнос, пожалуй, уже ничему не удивлялся. И заранее был готов к тому, что что-то наверняка пойдет не по плану. Тем более, если план наскоро состряпали трое молодых и далеко не самых всемогущих магов, двое из которых были не совсем трезвы.
Каждый из них готовился к ночному походу, как мог. Где пропадал Джед, Гипнос не знал. Алекто наверняка отыскивал в лагере джалсов самую безотказную из девиц и самый крепкий из алкогольных напитков. Сам же Гипнос спал, выбрав для себя единственный возможный способ подготовки.
А еще – непосредственно перед походом к особняку, – вновь навестил старика-кукольника, и теперь солдат-марионетка, спрятанный под плащом некроманта, обзавелся крохотным шлемом, не больше наперстка величиной.
- Потайной проход через склеп? Оригинальная шутка для пантендорских магов…
Маленькое строение, к которому их, следуя подсказкам Джеда, перенес Алекто, действительно напоминало один из тех маленьких дворцов, что в Акропосе зачастую возводили еще при жизни его будущих обитателей. Те же узорчатые иглы ограды, те же изысканно склонившиеся к земле скорбящие статуи – разве что склеп этот располагался не в общем некрополе или кладбище, как его выстроили бы в Близнецах – а прямиком в магистерском саду.
Темные тени деревьев падали на зарешеченный проход. Музыка, песни и отблески костров – признаки вечного ночного праздника Пантендора – здесь не были ни слышны, ни видны.
Это место напоминало Гипносу Акропос. Своим молчанием, своим зловещим спокойствием, своей настороженной, холодной силой – Полумертвый чувствовал ее там, за дверями, свитую в тугую спираль, спрятанную под тяжелыми могильными плитами. Эта сила щекотала кончики пальцев его живой руки, заставляла светиться камни-артефакты на костяном протезе, покалывала нёбо, оставляла на языке привкус сырой земли.
Некромант почти чувствовал азарт от предстоящей работы. Он не был боевым магом, и не мог в одиночку обрушить небеса на землю или вызвать пожирающее пламя, но сила, что таилась внутри, была ему родственна. Ловушки, выставленные Магистром, были плодами ума, а не силы, а загадки Гипнос любил.
Полумертвый откинул капюшон, стянул перчатки с обеих рук – и живой, и костяной. Не хотел ни на что отвлекаться, когда придет время.
- Ну что, откроешь? – спросил он стоящего рядом Джеда.
[icon]http://sg.uploads.ru/CyXlP.jpg[/icon]

+1

3

Тёмной-тёмной ночью.
В тёмном-тёмном склепе.
Трое тёмных-тёмных вляпались в тёмное-тёмное… дело!

Подготовка шла полным ходом. Алекто, несмотря на великий соблазн провести ночь в объятиях красавицы, боролся с искушением, беззвучно ругался и точил оружие, проверяя все заклёпки, сумки, зелья и снадобья, все амулеты и протезированную руку, чтобы работало, как надо. Джед притащил ему карту, на которой точно – как заверял – изобразил нужные для мистика координаты, куда их нужно переместить, чтобы оказаться в точном месте и при этом не попасть в руки стражников. Куда бежать после – знали и Гипнос, и Алекто, а Джед не интересовался, будто имел на этот случай какой-то особый план.
Мистик в отчие от Беннатора был боевым магом и главным по перемещениям в пространстве – считай первый в квесте «сделай ноги, пока не пересчитали позвонки» - а потому справился со своей задачей быстрее, чем Гипнос или его бравый помощник – Джед, обещавший подсобить им в военной мощи. Военную мощь они не видели ни на подходе к склепу, ни в лагере джалсов. У Алекто даже затесалось смутное сомнение, а не вёл ли их наследник Морета прямо в  руки Магистра Пантендора, как двух глупых и недалёких магов, слишком уж поверивших в собственные силы. Подозревая всех и вся, Алекто готовил план отхода, рассчитанный на Гипноса в том числе. У Уравнителя были планы на мальчишку, а потому он нужен был ему живым в отличие от псевдонаследника.
В оговоренное время, с наступлением ночи, троица выдвинулась в указанное место. Алекто сразу же разрушил магический след, чтобы никто не успел заметить перемещения трёх фигур, и терпеливо ждал, пока Морет разберётся с проходом.
— Ну что, откроешь?
- С превеликим удовольствием!
Джед сделал пас руками. Слишком вычурный, по мнению Алекто, который даже хмыкнул, наблюдая за жестами наследника Морета. До этого времени ни у него, ни у Гипноса не было возможности увидеть воочию магию Джеда. Тёмно-зелёные нити маны с синеватой будто бы проседью стягивались в воздухе, формируя узор. Не нужно быть магическим гением, чтобы понять, что Джед – маг жестов, и основная школа его заклинаний – Грани. Он творил магию легко, будто рисовал в воздухе, и магические линии подчинялись ему. Узор складывался в воздухе, и ему поддавался рисунок на каменной плите, закрывающей вход в склеп. Рисунок оживал, менял форму. Камень то где-то западал черепком, то где-то выпадала будто бы лишняя косточка. Камни расползались один за другим, пока не отворили проход. Действие заняло несколько секунд, после которых Джед сделал вычурный поклон товарищам, изобразив взмах отсутствующей шляпы, чьё перо непременно должно было подмести кладбищенскую землю у него под ногами.
- Прошу, смертники дорогие! – Джед усмехнулся и перестал паясничать.
Дело предстояло непростое. Он лишь в общих чертах объяснил, что всех ждёт.
А ждало их следующее.
Склеп рода, как и ожидалось, был полон гробниц, в которых годами почивали останки бывших родственников пантендорского магистра. Навряд ли они думали, что когда-либо станут воинами в руках троицы самоубийц, которых поднимут из могил и направят на штурм собственного имения. С другой стороны, именно покойных родственников часто использовали в качестве защитников хранилищей, потому что управлять ими было проще.
Внутри было затхло, холодно, темно и… людно.
Никто не ощерился на них ни оружием, ни магическими всполохами заклинаний, но они явственно ощутили зловонное дыхание, смрад разложения, и заметили мерцающие огни глаз и пламя из распахнутых пастей или гуляющий свет по выпирающему хребту огромной химеры, напоминающей не то истощённого снежного барса, от которого не осталось ни дорогого белоснежного меха, ни мышц. Алекто тут же оскалился, вытянул руку с заклинанием, собираясь ударить по первой подступившей твари. Пламя на его ладони высветило не меньше десятка разномастных мерзких морд.
- Тише, - осадил его Джед, шикнув. – Опусти руку, если не хочешь, чтобы мы все подохли. Они – и таланты твоего дружка – наши скудные шансы на спасение.
Алекто не торопился опускать руку, но и не пускал в ход заклинание, а лишь переводил взгляд с одной послушной твари на другую. Химеры стояли неподвижно, будто статуи, высеченные из камня. На каждой из них был магический глиф, нанесённый рукой их создателя. В темноте он слабо мерцал уже знакомой им зелёно-синей маной.
- Буди родственничков, - обратился Джед к Гипносу, - пора им прогуляться в кабинет Магистра.

[nick]Алекто[/nick][status]Молчун[/status][icon]https://i.imgur.com/vkhSNXM.png[/icon][sign]
По всякому можно делить людей. Иногда их делят на людей и не людей.
Удивленный палач сказал: «А я делю их на головы и туловища».
[/sign]

+1

4

Все казалось подозрительно легким.
Джед творил магию, рисуясь – и явно проникая в склеп не впервые. Слишком уж хорошо он знал сложный рисунок Грани, слишком небрежно поддавались его вычурным жестам древние камни.
Внутри Гипноса звенела струна – та самая, предупреждающая об осторожности, струнка паранойи, позволившая ему уцелеть в схватке с предателем-Гином, побудившая его нанести первый упреждающий удар бывшему Магистру Акропоса. Он был более чем уверен в том, что они идут в ловушку – Джед вел их туда.
И он знал, что Алекто тоже думал об этом.
Ноздри некроманта дрогнули от знакомого, привычного запаха плесени и гнили – так червь-книгочей, проводящий большую часть своей затемненной жизни за книгами, успокаивается, вдохнув запах старинной пыли и оказавшись в своей стихии.
Здесь их ждали. Ждали – и не нападали. Сразу несколько химер, оживленных, но застывших – Гипнос видел, как напряжены их мощные мышцы, как вытянуты хвосты. Причудливая охрана, зачарованная магией… магией Джеда?
Общность плетения, оживившего химер и сдерживавшего их сейчас, была заметна слишком хорошо. Как и подозревал Гипнос – Джед имел отношение к этому склепу. Самое прямое, он уже и не скрывал этого. И «родственнички», о которых он говорил, были и его предками тоже.
Что ж, пусть будет так.
Не отвечая ему, Гипнос прикрыл глаза – из-под опущенных длинных ресниц на мгновение плеснуло ярким фиолетовым светом. Беннатор медленно поднимал руки – и, повинуясь скупым жестам живой и костяной ладоней, спящие в гробах древние маги пробуждались.
Управлять ими было почти что вдохновением – сложной и интересной задачей. Натолкнувшись на защитное плетение, которое помешало бы мертвецам самостоятельно восстать из своих опочивален, Гипнос почти обрадовался. Замер на мгновение, всматриваясь в хитроумно связанные нити заклятья. Пальцы воздетой живой руки шевелились аккуратно, точно, словно у художника, рисующего тонкий узор.
Есть.
С каменным скрежетом сдвигались тяжелые крышки саркофагов. В воздухе плыл густой смрад старой смерти, оседая на коже и волосах. Предки Магистра Пантендора один за другим выбирались, делали первые неуклюжие шаги по запыленным плитам, словно марионетки, повинующиеся жестам кукловода. Гипнос вбросил в каждого из них достаточно сил, чтобы придать костям и истлевшей плоти быстроту и силу, и только тогда медленно, почти неслышно выдохнул.
Возглавляемый им мертвый отряд стоял перед ними – послушный, готовый к немедленному действию, – и темнота скрывала мертвые лица, позволяя увидеть только тех, кто находился впереди. Химеры не реагировали на мертвецов – как не реагировали и на вторжение живых.
Гипнос скользнул взглядом по своим подопечным и слегка прищурил светлые глаза:
- А этот? – некромант кивком указал на совсем еще молодого человека, умершего, по всем признакам, не так давно: разложение уже коснулось его лица, но еще позволяло различить черты. Сходство с Джедом было отдаленным, но несомненным. – Кем он приходится… Магистру?
Пауза в его словах была намеренной.
- И что с химерами? Я вижу, они не нуждаются в моей магии, чтобы оставаться на местах?
[icon]http://sg.uploads.ru/CyXlP.jpg[/icon]

Отредактировано Гипнос (2019-10-08 16:48:14)

+1

5

Джед явно не беспокоился, что их заметят раньше времени. И не опасался, что мертвецов поднимает именно Гипнос, который мог бы этих самых мертвецов направить против него. Они в одной связке, несмотря на то, что друг другу не доверяли. Джед терпеливо ждал, когда Гипнос закончит с поднятием трупов. Химеры тоже ждали. В конце концов, у каждого некроманта был свой запас магических сил, который он тратил по крайней нужде, и Джед в нём нуждался, чтобы успеть открыть все потайные двери, ведущие в хранилище, постоять за себя и удрать без последствий. Именно за этим ему нужен был Гипнос и его таланты, а заодно мистик. Насколько умел был Алекто, они узнают очень скоро. Если не повезёт.
Мертвецы слушались чужака. Среди них не было личей. Обычные люди, некогда имевшие дар магии, но не имевшие достаточно могущества и безумия, чтобы стать личами.
— Кем он приходится… Магистру?
Морет будто и не заметил подтекста.
- А, это моя бабуля, - Джед небрежно махнул рукой.
Алекто скептически поднял бровь, посмотрел на Морета. Поняв, что сказал что-то не то, Джед оглянулся, ещё раз посмотрел на труп, который имел в виду Гипнос.
- Эй ты, отойди, - шикнул он на старый закостенелый труп, по-видимому, который и приходился ему покойной бабкой. – За тобой не видно новенького.
Старуха его не слушала, но это не помешало Джеду разглядеть недавнего живого. Он нахмурился, посерьёзнел, и с неохотой выдавил из себя:
- Мой брат.
Молодой некромант стоял неподвижно. На его разлагающемся лице застыла маска не то удивления, не то ужаса. Сложно разобрать, когда в лице не хватает несколько кусочков, чтобы сложить полную картину.
Пантендор – город самой большой лжи. О нём ходит слава, как о светлом городе добрых магов, но люди часто забывают, что этот город входит в состав Альянса не только территориально, но и за содержание. Самые тёмные дела творятся при свете дня.
- Химеры пойдут с остальными и будут нападать на всех, кого увидят.
Джед подошёл ближе к некромантам, показал им свою правую руку, на которой был такой же магический рисунок, как и на головах химер.
- Так я их контролирую, и они меня не трогают. Сейчас я здесь, поэтому они не нападают, но я должен нанести вам такой же рисунок, если не хотите попасть под раздачу после, - он говорил серьёзно, и явно торопился. Промедление Алекто провоцировало его. – У нас нет времени. Или я это делаю, или разбирайтесь сами.
Алекто с неохотой протянул руку, и поморщился, когда заклинание Джеда оставило рисунок на его руке. Такой же, как у него. Джед повернулся к Гипносу. Алекто, пользуясь ситуацией, поднял руку и проследил за реакцией химер – те обратили на него внимание, а потом дружно сделали шаг. Некромант удовлетворённо кивнул.
- Из склепа ведёт два коридора, - начал рассказывать Джед, заканчивая с подготовкой. – Один уходит в подземелье и ведёт в поместье Магистра. Тайный лаз открывается во внутреннем дворе поместья, у стены. На нём нет магических печатей. Но там есть дозорные, которые заметят проявление магии. Второй ход ведёт в сам дом. В кабинет Магистра. Из него можно попасть в старое хранилище – именно там хранится Ключ. Если мы сразу сунемся в дом втроём – нас заметят. Если мы пустим к дозорным только химер и мертвецов – заподозрят неладное и первым делом проверят хранилище.

[sign]Вы привлекательны, я чертовски привлекателен - чего зря время терять. Ровно в полночь приходите к амбару, не пожалеете![/sign][nick]Джед[/nick][status]Наследник без наследства[/status][icon]https://i.imgur.com/1gZyPsS.png[/icon]

+1

6

Гипнос молча кивнул, пропуская мимо ушей надоевшие ему паяснячинья Джеда и без возражений протягивая ему руку для нанесения охранного рисунка. Брат. Джеда. Какие забавные превратности судьбы.
Беннатор с интересом тронул пальцем полуразложившуюся щеку молодого мертвеца (бывают ли молоды умершие, и можно ли говорить о них так?), выслушал план Джеда и кивнул снова.
- Значит надо разделиться. Одновременно отвлечь дозорных и пробраться в Хранилище, пока они будут заняты, - он кивнул на свой мертвый отряд. - Я бы мог повести их сам, чтобы отвлечь, но они не нуждаются в моем присутствии, чтобы убивать. Они и без того голодны... - некромант говорил отрешенно и бесстрастно. Он чувствовал их голод так, как чувствуют камушек в сапоге: постоянно, раздражающе, но можно отмахнуться. Он сам не знал, в какой момент настолько переступил границу между миром за Гранью, чтобы оставаться на единой волне с мертвецами - должно быть, столько раз был близок к смерти, что это стало привычным. - Алекто. Возьми часть этих спящих и займись охраной. Устрой побольше шума - все, как ты любишь. А мы с оставшимися, с тобой, - он повернулся к Джеду, - и с ним, - Гипнос кивнул на юношу, похожего на Джеда, - проберемся в дом.
Он уже переставал верить или не верить в успешность этого предприятия. Была задача, которую нужно было решить. Была магия - сила, пропитавшая все вокруг, отпечатавшаяся в камнях старого склепа, оседавшая на его коже, проникавшая в его легкие. Он дышал ею, впервые за все время в Пантендоре чувствуя себя в своей стихии.
Шли они быстро, и до развилки, о которой говорил Джед, дошли через несколько минут. Часть мертвецов, повинуясь не кивку даже - мысленно отданному приказу, - беспрекословно двинулась вправо, быстрые, целеустремленные и тихие, движимые голодом. Гипнос кинул быстрый взгляд на Алекто.
Он знал, что посланник Имахира не подведет, что бы ни думал об этом, и как бы себя ни повел. Не сможет подвести, поскольку темная воля Уравнителя давит его куда сильнее.
- Удачи, - коротко пожелал Гипнос напарнику, поглубже надвинул капюшон и заковылял к левому коридору.
[icon]http://sg.uploads.ru/CyXlP.jpg[/icon]

Отредактировано Гипнос (2019-10-19 22:23:32)

+1

7

Что нужно знать о старых домах?
Ну, во-первых, что в них полно грязи, пыли, дохлых пауков и мотыльков.
В тоннеле, по которому шли Гипнос и Джед вместе с небольшой группой мертвецов, в которой к неудовольствию наследничка затесался его мёртвый восставший брат (даром, что говорить тот не мог), не было ни пылинки. Воздух здесь вопреки сложившемуся мнению о склепах и тоннелях, которые к ним ведут, соединяя эти два строения – родовой склеп и дом – был свежим, чистым, не затхлым, хотя и прохладным за счёт необжитого камня и отсутствия какого-либо источника тепла, естественного или магического.
Во-вторых, им не встретилась ни одна магическая ловушка, которая должна была стоять на пути у всякого, кто решит проникнуть в дом Магистра, воспользовавшись чужими знаниями или даже своими собственными. Не было здесь и стражей, которые бы яростно стерегли территорию, исполняя волю Магистра. И именно это было странным во всей череде предшествующих событий, которые скорее грели паранойю соратников Джеда, и не беспочвенно. Казалось, что всё здесь пытается сказать двум посланникам Риордана, что они попали в западню.
Они остановились возле стены, на которой, как водится, не было ровным счётом ничего, чтобы напоминать о тайном проходе, но он был. Перед тем как воспользоваться им, Джед высвободил немного магии, пропустил её, пытаясь высветить всех живых существ поблизости. Не обошлось и без изучения магией Гипноса, который с точки зрения живых существ выглядел как-то странно, но у Джеда не было ни времени, ни желания про это шутить. Дух смерти, идущий от Гипноса, он подметил ещё до того, как предложил им влезть в чужое хранилище. Все живые существа находились далеко от них, а по прикидкам самого Джеда – на том же этаже, в коридорах, редкими патрулями.
Он выждал ещё немного – ровно до того, как фигуры, патрулирующие коридоры, резко направятся в одном направлении, и тогда, потерев ноющие от заклинания глаза, сообщил:
- Кабинет пуст. Можем идти.
Чем бы там не занимался мистик в их отсутствие, он явно привлёк к себе внимание защитников поместья.
- Времени мало, так что поторапливаемся.
Проход открылся магией, но не той, которой Джед пытался впечатлить спутников у входа в родовой склеп. Он задел несколько камней, незаметно порезал об узор кожу, и камень исчез, открыв мерцающий портал, идущий прямо в кабинет Магистра.
Внутри было темно. Свечи давно потухли. Все вещи идеально сложены. Нет ни одного пятнышка на рабочем столе Магистра. Не было. Пока младший мёртвый брат не сбил со стола чернильницу и не оставил на полу тёмное разливающееся пятно.
- Что-то не меняется даже после смерти… - Джед бросил короткий взгляд на пятно и быстро развернулся к противоположной стене. Здесь не было ни стеллажей, ни полок с зельями. Была только большая карта Альянса, нанесённая рукой художника, любившего образность и детали. Он уделил внимание каждому завитку, выводя то художественно приукрашенных химер, то ярко мерцающий Кристалл в башне Анейрота, то гробницу и крепость Безымянного во льдах Гэлацио.
Именно эту карту Джеж торопливо ощупывал, находя спрятанные магические глифы. Магическая защита Магистра заключалась в том, что глифы перемещались по зачарованной карте, и каждый раз они были в новом месте. Джед знал, что искал, а потому потратил на это меньше времени, чем бы его понадобилось потенциальным ворам. Три глифа засветились на карте. В замке Севелен, в деревне Бесвелт на его окраине, и в Фоленте в самом центре арены.
Карта, растянутая на две трети стены, растворилась, открывая ещё один магический мерцающий проход. В него сначала ступил Джед, а после его спутники. Проход закрылся сразу за ними, вновь отрезав их от кабинета Магистра.
Они оказались в старом зале с купольной крышей. Стены его проросли высохшей лозой, оплетавшей поддерживающие свод колоны и по кругу, под самым куполом. Здесь было всего одно окно, если не считать большого купола над головой, через который лился лунный свет, попадая прямо в центр запыленного зала. Две лестницы, огибающие по стенке круглую залу, вели к нему со второго этажа, куда и вынесло двоих заклинание. В центре зала был запыленный странный механизм, поросший паутиной, а кое-где и плесенью. Внутри стального шара был чёрный камень, напоминавший огромных размеров драконье яйцо. Кроме открытого зала здесь ничего не было. Только одна огромных размеров пыльная комната. Ни личей, ни химер, о которых говорил Джед. Так и продолжалось, пока некромант не сделал шаг.
Магическая волна отошла от круга в центре залы, ударила с такой силой, что поначалу всех гостей впечатало в стену за их спиной, а потом иллюзия старого и запыленного места исчезла. Круг внизу зашевелился, распахнулся в нём зелёный глаз, который пристально и с ненавистью следил за чужаками. По куполу, нагоняя тень, полезли арахниды, клацая жвалами. От винтовой лестницы, украшенной у подножья статуей не то давно издохшего грифона, не то неудачной пародии на божество, отделилась фигура приобретающая форму некогда умершего человека. А со стороны второй лестницы ударило первое магическое заклинание, выскоблившее куски камня из стены возле гостей. Послал его лич, похожий на женщину. Весьма отдалённо, учитывая то, что женщина умерла добрых четыре сотни лет назад, если не больше.
Уклоняясь от осколков, Джед сунул руку во внутренний карман куртки и вынул амулет, при виде которого лич, занеся руку для нового магического удара, замер, раздумывая, что ему делать дальше. Что не останавливало от атак второго лича, закончившего трансформацию и ударившего следом, не думая ни о целостности чужой филактерии, ни о последствиях.
- Нужно добраться до глаза! Ключ в нём! – выкрикнул Джед, надеясь, что кому-то из них двоих хватит везения не сдохнуть.

Хранилище

https://ih0.redbubble.net/image.393760579.2960/flat,1000x1000,075,f.u1.jpg

[nick]Джед[/nick][status]Наследник без наследства[/status][icon]https://i.imgur.com/1gZyPsS.png[/icon][sign]Вы привлекательны, я чертовски привлекателен - чего зря время терять. Ровно в полночь приходите к амбару, не пожалеете![/sign]

+1

8

Все-таки ловушка.
Гипнос почти обрадовался, когда она сработала, и пыльный, заброшенный с виду зал ожил жутковатой магической не-жизнью. Ибо назвать жизнью обитавшую здесь смерть не повернулся бы язык ни у одного некроманта, даже самого, что ни на есть, неофита.
Присутствие Ключа создавало мощную магическую ауру - столь сильную, что сложно было определить ее источник, а в кончиках пальцев живой руки начинало покалывать. Созданиям-защитникам Ключа она, очевидно, не мешала: ни арахниды, лавиной хлынувшие по стенам, ни личи, спешно воплощавшиеся из пустоты, не обращали на нее внимания.
Гипнос стиснул зубы, с трудом уходя от удара – он еще не успел подняться после первой охранной волны, а мертвая магичка не церемонилась, и ее заклятье больше напоминало выстрел из катапульты. Попади она по ним...
Мертвецы, которых Гипнос и Джед привели с собой, повинуясь мгновенному приказу Гипноса, хлынули вниз по винтовой лестнице, нападая на арахнидов - все, кроме младшего мертвого брата Джеда. Тот остался стоять на месте, покачиваясь и бездумно глядя вниз выцветшими, белесыми глазами. Гипнос ударил заклятьем по арахнидам, отбрасывая их от себя, и ощутил рядом с собой магию Джеда. Тот потрясал каким-то амулетом – видимо, той самой филактерией одного из личей, о которой он говорил, а Гипнос уже чувствовал, как разворачивается в его сторону второй немертвый колдун. Беннатор схватил болтавшуюся на шее маску, глубоко вздохнул и плотно надвинул ее себе на лицо.
Когда он выдохнул - то умер.
Для всех окутавших зал чар и заклятий магического зрения Гипнос Полумертвый стал окончательным мертвецом: его аура, ощущение его присутствия теперь ничем не отличались от оживленных некромантией скелетов и тел, простого и безынтересного пушечного мяса, разрывавшего и топтавшего арахнидов. Заклятье, пущенное личем, некромант принял на подставленную костяную руку – и магический удар прошел по касательной, соскользнув со сработанного Камелией артефакта. Атакующий лич на несколько мгновений застыл:  все его чувства магического стража твердили ему о том, что его цель мертва – мертвее камня, холоднее трупа! – хотя сохранившиеся глаза могли обманывать.
Гипнос усмехнулся под маской уголком рта. Этот трюк, превращавший его в мертвеца, уже выручил его однажды - когда его хотел уничтожить Ювеаберис Гин - и сейчас молодой некромант вновь доверился ему, чтобы подобраться ближе к охранникам Ключа и зловещему зеленому Глазу – тот вращался вокруг своей оси, высматривая воров. Гипнос не сомневался, что вскоре Глаз, чем бы он ни был, сориентируется и распознает его маскировку-обман, но на какое-то время она должна была ввести его в заблуждение.
Впрочем, сказать «доберись до Глаза» все равно было куда проще, чем сделать. Особенно если учесть, что Гипнос Беннатор не отличался ни скоростью, ни ловкостью движений – некромант цепко ухватился за перила костяной рукой, зная, что, упади он сейчас с лестницы, и бой можно считать проигранным.
Следующее заклятье лича ударило уже в подставленный магический щит. Гипнос не видел, что сделал Джед, но ощутил короткий, мощный зов филактерии в его руках – и женщина-лич, очнувшись, повернула разлагавшуюся голову к своему мертвому напарнику. Филактерия заставляла ее повиноваться Джеду вне зависимости от того, желала она того или нет.
На краткий миг Гипнос ощутил ее смятение и ярость – столь сильную, что могла бы принадлежать живой. Она, избежавшая смерти, некогда величайшая в Пантендоре, вынуждена была служить не только Магистру, использовавшему ее как охрану, но и мальчишке с филактерией. Если бы она могла, то наверняка уничтожила бы и Джеда, и Гипноса, и самого Магистра, с которым была связана договором. Неожиданный противник поневоле заставил второго лича отвлечься. Мужчина, плоть которого сохранилась лучше, медленно перемещался по залу, целясь теперь в неупокоенную колдунью.
Схватка двух личей между собой давала шанс выжить.
Гипнос, уже достигший подножия лестницы, рванулся к Глазу со всей отпущенной ему силой и скоростью. Трость, на которую он опирался, проскальзывала по плитам, почти не давая ему опоры, и он едва не упал. Вокруг бушевали мощные заклятья, личи кружили напротив друг друга, словно в жутком смертоносном танце. Кости и ошметки мертвой плоти, оставшиеся от отряда Гипноса и раздавленных пауков, им не мешали – напротив, немертвые чародеи использовали их друг против друга, громоздя жутковатые конструкты прямо на месте и практически сразу же рассыпая их в прах.
Глаз, вновь крутанувшись вокруг своей оси, остановился на Гипносе, который был теперь от него в нескольких метрах. Узкий зрачок, похожий на полыхающий зеленым огнем провал, расширился – Глаз «узнал» его, если так можно было сказать о сгустке колдовских чар, принявших форму органа, проник под маскировку и обнаружил врага, живого и дышащего, совсем рядом с собой.
В тот же миг Гипнос ударил по нему – не некротическим ударом и не сгустком силы. Он подозревал, что Глаз попросту поглотил бы обычные чары, и потому сделал то, что лучше всего удавалось ему за последнее время: потянул силы из Глаза сам.
Это было странное ощущение – магия была чужеродной и хищной, как ядовитое растение. Ее поток впился в распахнутую костяную ладонь Гипноса, и некромант взвыл от боли, почувствовав, как артефакт Камелии раскалился, пытаясь ее поглотить. И все же Глаз замерцал – вспыхивая неровно, теряя стабильность энергии, которой был заряжен.
- Бей в него! – неузнаваемым, хриплым голосом крикнул Гипнос, понимая, что не сможет дольше оттягивать на себя силы жуткого артефакта, но ослабляя его защиту в достаточной мере, чтобы Джед мог бы ударить.
[icon]http://sg.uploads.ru/CyXlP.jpg[/icon]

Отредактировано Гипнос (2019-10-17 15:46:38)

+1

9

Собравшись, быстро сунув филактерию во внутренний карман куртки, Джед подбежал к краю перил, стараясь не попасться ни под перекрёстный огонь заклинаний личей, ни под стреляющих паутиной арахнидов. Он не смотрел на тело покойного брата, которое казалось неуместным в этой бойне, а только пытался добраться как можно ближе, чтобы наверняка попасть в Глаз. Другого шанса могло не представиться.
Джед выкрикнул заклинание, выставил руку вперёд, распростёртыми пальцами к Глазу. Перила второго этажа, в которые он вжался, угрожающе скрипнули, но выдержали его вес. К Глазу стремительно полетело магическое копьё, созданное из камня. Оно прошло Глаз насквозь, опасно подсунув запачканное в зловонную слизь остриё под нос Гипносу Беннатору. Глаз, будучи лишь отчасти живым существом, задрожал. Пронзённый зрачок замер в широко распахнутом глазу, и вскоре потух, вместе  с ним создав ещё одну магическую волну – последнюю.
Морет с трудом удержался на ногах, чтобы его снова не снесло, и увернулся от летевшего в его сторону крупного трупа паучихи.
Лич сделал непредсказуемое. Вопреки устоявшемуся мнению, что лич никогда не навредит хозяину филактерии, потому что опасается потерять свою жизнь, он нанёс удар. Джед ощутил сильный магический удар в грудь, который отбросил его к дальней стене. Оглушённый, он с трудом услышал какой-то странно похожий звук, но не распознал его сразу. Он открыл глаза через несколько секунд и увидел, что филактерия лежит на полу в окружении разодранных тел нежити, в липкой паутине убитого арахнида. Рядом с филактерией стоит его хозяйка. Спокойная, собранная, с ненавистью во взгляде и жгучим желанием уничтожить мальчишку, но отчего-то медлит. Подобрав свою филактерию, она обрела свободу, которую жаждала больше трёх сотен лет. Свобода для неё означала смерть.
Лич заревела, засветилась изнутри ярким зелёный светом, который разорвал её на куски вместе с треснувшей филактерией. Амулет упал на землю. Драгоценный камень на нём пошёл трещинами, а после рассыпался. Чёрная едва заметная дымка выскочила из него и сгинула. Магом, пославшим в неё смертоносное заклинание, был сам Магистр Пантендора, спустившийся посмотреть, что происходит в хранилище его рода.
Магистр ступал уверенно, медленно. Лич, оставшийся в живых, покорно замер, внимательно следя единственным уцелевшим глазом за потомком. Магистр Пантендора пришёл в хранилище не один. Три боевых мага выставили щиты и готовились разбить воров, предварительно запытав каждого из них, пока не расскажет, что здесь забыл и кем был послан.
Джед попытался подняться, но магические путы прибили его к полу. Он чувствовал невидимую магическую иглу, пробившую его тело, и не мог пошевелиться. Некромант скрипнул зубами от боли и злости. План был провальным с самого начала, но он всё же рискнул.
- Я надеялся, что тебе хватит ума не явиться сюда снова, - заговорил Магистр и перевёл взгляд с сына на его соратника. – Что он пообещал тебе, мальчик? Бессмертную жизнь? Исцеление? Золото? Или ты желал смерти так сильно, что явился в хранилище?
[nick]Джед[/nick][status]Наследник без наследства[/status][icon]https://i.imgur.com/1gZyPsS.png[/icon][sign]Вы привлекательны, я чертовски привлекателен - чего зря время терять. Ровно в полночь приходите к амбару, не пожалеете![/sign]

+1

10

В ушах звенело. Во рту стоял медный привкус - Гипноса сбило с ног, когда Глаз погиб, расплескав затаившуюся в нем силу, и, падая, он до крови прикусил губу. Тело ломило.
Но когда он немного пришел в себя, встряхнув головой, стало ясно: ситуация еще хуже, чем он думал.
Джед валялся на полу, отчего-то не в силах шевельнуться и подняться - хотя ни личи, ни арахниды до него добраться не успели. Потухший Глаз застыл в нескольких шагах от Гипноса - но пройти эти несколько шагов, чтобы не получить в грудь молнию или нож Полумертвый не мог. Даже при том, что спешно возвел вокруг себя созданный костяной рукой-артефактом магический щит.
Потому что в хранилище заявился сам хозяин. Магистр Пантендора.
Оставаясь на месте, Гипнос разглядывал его, отмечая, что, в отличие от его собственного отца или Гина, пантендорец вовсе не выглядел старым. Бодр, внимателен, насмешлив. Даже не разъярен вторжением. Даже не удивлен.
А вот Гипноса это вечное "мальчик" начинало слегка раздражать. Слишком много людей, недооценивая Беннатора, тыкали в него его же возрастом - и после, отправляясь в Бездну, не успевали даже удивиться тому, что произошло.
Маска все еще была на его лице, но он не знал, кого именно видит в нем Магистр Пантендора. Кого бы ни видел - такой опытный маг чувствовал, что перед ним иллюзия, и его-то аура смерти, окружившая Гипноса, сбить с толку не могла.
Почему он только не убил их самих с Джедом? Прямо здесь, на месте? Разговаривал с ними, будто отчитывал непослушных детей...
Гипнос пожал плечами:
- Почему бы не признать, что меня просто интересует Ключ? Ради магии, которая в нем заключена? Ради меня самого?
Главное - и единственное! - коварство Гипноса Беннатора заключалось в том, что он практически всегда говорил правду. Но некроманты, привыкшие видеть во всем двойной, а то и тройной смысл, попадались в ловушку, пытаясь углядеть в его действиях и мотивах ложь.
- А зачем вы изгнали Джеда? - с не меньшим любопытством задал ответный вопрос Гипнос. Так, словно они действительно разговаривали не в подвале, усыпанном трупами, залитом слизью и находящимся под прицелом боевых магов и лича, а где-нибудь на террасе в пантендорских садах.
Разговаривая с Магистром, Гипнос тянул время, незаметно прощупывая зал в поисках Ключа. Он должен был быть внутри Глаза - но Глаз разрушен, а Ключа в нем нет. И все же он здесь, в Хранилище - некромант ощущал его силу. До сих пор здесь. Но где?
Не у Магистра - тот появился только что. Не в Глазу. Но какой еще оставался источник силы, который мог бы оттянуть на себя маскировку артефакта такого уровня?
Тяжелый, холодный взгляд неживых, немигающих глаз запустил по спине Гипноса холодную дрожь. Лич уставился на него, не двигаясь с места, но наблюдая за каждым движением Полумертвого.
[icon]http://sg.uploads.ru/CyXlP.jpg[/icon]

+1

11

Магистр внимательно посмотрел на Гипноса. Он не знал, кто перед ним. Не мог знать. Он чувствовал, что перед ним иллюзия, сотканная из магии, но не мог пробиться через неё. Магия фонила от украшения с такой силой, что не заметить её в помещении, где каждая магия была как на ладони, было бы сложно. Магистр смотрел на Гипноса, заглядывая будто бы внутрь него, пытаясь пробиться под маску. Ощупать того, кто спрятался за ней. Гипнос вызывал у него любопытство, и хотя он не был изначально тем, ради кого Магистра Пантендора спустился в хранилище, он уже не был глупым сообщником его недальновидного сына.
- У каждого заклинания есть свой предел, - чеканя слова, заговорил Магистр. Больше он не развлекался и не пытался подшучивать над сыном. Он был серьёзен и в этот короткий миг был удивительно похож с Джедом. – Мёртвое не станет живым.
Магистр направился к сыну, огибая тела разрубленной нежити. На галерее скопилось слишком много людей и ещё больше монстров. Боевые маги спустились по лестницам с галереи и обступили Гипноса полукругом, следя за ним. Старый лич не шевелился, он оставался рядом с пришлым чужаком и не отрывал взгляда от Беннатора – лич видел намного больше, чем его ещё живой и не разлагающийся потомок. И знал намного больше него о том, что здесь когда-либо происходило. Именно он был хранителем этого места. Его сердцем. Когда магический Глаз потух, растратив всю магическую энергию, лич будто бы засветился изнутри ярким и тяжёлым светом. И что-то будто шептало и звало из другого мира. Рухнула иллюзия, что поддерживалась в хранилище зачарованным Глазом-охранником.
- Зачем изгнал? – голос Магистра эхом разносился по помещению.
Джед молчал. Стиснув зубы, некромант боролся с чужим заклинанием, но всё было тщетно. Чем больше он противился, тем сильнее давило заклинание. Он чувствовал, как из-за сдавленной грудной клетки дышать становится всё тяжелее и тяжелее, а от боли слёзы скапливаются в глазах и мешают видеть.
- Скажи своему другу, почему ты паршивая овца?
Магистр наклонился, остановившись возле сына. Невидящим взглядом Джед посмотрел на него и хрипло выдавил:
- Ты его убил.
Магистр отстранился от сына, заметил мертвеца, чудом уцелевшего в бойне. Он узнал в нём сына. Мертвый взгляд смотрел перед собой в пустоту, и в нём не было ничего, что хорошо помнил Магистр о смерти сына.
- Я оставил тебя в живых. Ты жил в своё удовольствие три года. Распускал слухи. Зарабатывал, обманывая таких же глупых некромантов, как те, что пришли с тобой в хранилище.
В тишине, в перерывах между словами, раздавался тихий хруст-щелчок. Пальцы Джеда выворачивались под неправильным углом и наливались кровью под кожей от сломанной кости. Магистр любил мучить жертв, а потому ломал по кости в каждом пальце, а потом переходил на другой и история снова повторялась. Хруст-клац. Хруст-клац.
- Ты стал мёртв для семьи на словах, а мог умереть на самом деле. Чего тебе не хватило, Джед? Денег? Женщин? Выпивки? Славы?.. Или захотелось сдохнуть на алтаре ковена? Решил, что сможешь что-то изменить, глупый мальчишка? Я отдам вас ковену, вручу в руки Лилиан, и пусть вы под конец своей жизни станете чем-то полезнее куска гниющей плоти.
[nick]Джед[/nick][status]Наследник без наследства[/status][icon]https://i.imgur.com/1gZyPsS.png[/icon][sign]Вы привлекательны, я чертовски привлекателен - чего зря время терять. Ровно в полночь приходите к амбару, не пожалеете![/sign]

+1

12

За свою жизнь Гипнос видел немало чудовищ – рукотворных и природных. И совершал достаточно чудовищных поступков, чтобы иметь возможность судить обо всех гранях чудовищности, встреченных на пути. Но Магистр Пантендора был чудовищем нерукотворным и неприродным – самой, что ни на есть, гнилой тварью, убившей собственного сына.
Наследие – одна из наиважнейших задач некромантов. Лорд Альянса, не оставивший после себя наследника, считай, и не жил вовсе – все, достигнутое им, нажитое им, узнанное им, по кусочкам, по крупицам растащат после его окончательной смерти те, кто окажется поближе. А с учетом того, что дети у некромантов рождались крайне редко, а здоровые – еще реже, сохранение наследника становилось одним из главных дел любого знатного рода.
Именно потому история некромантов знала так много случаев отцеубийства, но так мало – убийства собственных наследников.
И сейчас, глядя на то, как пытает Магистр собственного сына – здорового, крепкого, полного жизни, обладающего магическим даром – Гипнос, окруженный настороженными боевыми магами, ощутил первую, едва шевельнувшуюся в нем вспышку холодной злости. Он знал боль Джеда от потери брата – знал, как никто другой. И то, что сделал Магистр Акропоса с собственными сыновьями… то, что сделал с собственными сыновьями Магистр Пантендора… то, что сделал с собственными подданными Магистр Призыва…
Недостойные жить. Дряхлое старичье, прикрывающееся своей угасающей властью, своей мнимой мудростью. Нажившиеся на том, что некогда успели ухватить. Отгородившиеся от реального мира, в который выбросили собственных отпрысков, как отработанный мусор.
Он чувствовал силу Магистра, направленную на Джеда – но эта сила была каплей в море по сравнению с другой, не заслоненной теперь никакими масками и защитными экранами – чистой и чуждой этому дому. Гипнос узнавал эту силу. Он уже встречал ее в Акропосе, и теперь без труда мог определить ее источник.
Ключ. Заключенный не в Глазу, но в его охраннике – старом личе, так небрежно, так нарочито оставленном без внимания. Как разумно! Лич – самодвижущаяся, сама себя охраняющая ёмкость для хранения бесценного артефакта. И филактерия, способная его уничтожить, наверняка где-то у Магистра.
Гипнос ощущал холодный, терпеливый разум мертвого колдуна. Того, кто, возможно, был основателем пантендорского Дома. Того, кто безропотно вместил в себя Ключ. Того, кто безмолвно наблюдал за тем, как угасает, вырождается на его глазах некогда могущественный род, навеки уступивший свою власть Ковену, а себе оставивший лишь мыльный пузырь былой славы.
«Твои потомки угасают в бессмысленном убийстве. Взгляни на главу своего Дома… Какая растрата силы. Какое раздутое бахвальство. Какое предательство идеалов, которым ты служил!»
На мгновение – всего на миг! – Гипнос, слышавший мертвых с детства, одной ногой пребывавший в их мире, почувствовал, как дрогнул щит невозмутимого спокойствия, которым отгородился от любой магии мертвый колдун. Правда была в том, что Гипнос не использовал магию против него. Правда была в том, что он всего лишь сказал ему правду.
«Ты сохранил остатки собственной мудрости. Ты знаешь, что Джед еще мог бы стать куда более перспективным Магистром, чем его отец. Еще не угасшая кровь…»
Ключ взывал к потомкам правителей Пантендора, и Гипнос вторил его призыву. Он не мог бы сдвинуться с места, не рискуя вызвать на себя огонь телохранителей Магистра – они были слишком близко, настороженные, вооруженные, пока еще не притрагивающиеся к нему, но готовые стрелять. Но вместо него удар нанес другой.
Мертвый сын Магистра. Позабытый, оставленный без внимания на галерее мертвец, брат Джеда, погибший совсем юным. Убитый совсем юным.
Мертвые не могут чувствовать.
Но под влиянием Ключа, под действием пробудившейся памяти…
Юноша просто сделал шаг вперед – и опустил на голову собственного еще живого отца, пытавшего Джеда, подхваченный с пола тяжелый булыжник. Его застывшее лицо было спокойным и невозмутимым – как и положено мертвому. И Гипнос не отдавал ему этого приказа.
[icon]http://sg.uploads.ru/CyXlP.jpg[/icon]

+1

13

В каждом роду были свои секреты. Знал ли об этом Магистр Альянса? По этой ли причине он хотел заручиться поддержкой ковена серых ведьм, чтобы иметь такого сильного союзника на своей стороне? Хотел ли так держать под контролем Лилиан Ворлак? Может, хотел убедиться, что она всё ещё на нейтральной стороне и преследует личные цели, а не пытается помочь сыну и его покровителям расшатать Альянс с нескольких сторон, чтобы развал произошёл быстро и сокрушительно? Никто не знал, что на уме у Итана Эарлана, но о сотрудничестве с ковеном заикнулся сам Магистр Пантендора, и никто из его боевых магов не был удивлён планами на сыновей и власть. Всё было шито белыми нитками, и столкновение Джеда с отцом лишь подтверждало эту теорию.
- Глупый, мелкий… - Магистр не успел закончить отчитывать сына, как резко замолчал.
Боль Джеда не прекратилась, но новых вспышек боли, вызванных ломаемыми костями, не последовало. Он ощутил, как давление на грудную клетку пропало, и с удивлением повернул голову. Из-за слёз он всё ещё размыто видел, но угадывал два силуэта. Отца, который отчего-то замер и потерял концентрацию над заклинанием, и кого-то ещё, занёсшего что-то тёмное в руках над Магистром. Пользуясь замешательством отца, кренящегося в сторону перил, Джед, собрав все силы и злость, что были в нём, попытался наклонить Магистра ещё больше.
Сопротивления не было. Тело поддалось и, будто само теряло контроль над ситуацией, начало падать вниз, ломая перила и даже не выпуская заклинание, чтобы спастись от падения. По загорелому лицу Магистра расползались кровавые линии. Джед, будто ещё пытался поймать отца, передумав, опасно перевесился через край, но кто-то схватил его за куртку и потянул назад, не давая свалиться следом. Обернувшись, он увидел перед собой разлагающееся лицо и узнал его.
- Риган?..
Младший брат крепко держал его закоченевшими пальцами, спасая от такой близкой смерти.
Магистр Пантендора упал на зачарованный Глаз, подмяв его своим телом. Если он и был жив до падения, то после него – нет. Боевые маги, заставшие смерть своего господина, растерялись. Один из них бросился к Магистру, проверяя его – жив ли. Другие – бдели за Гипносом и сыном Магистра. Первое боевое заклинание полетело в Ригана. Старое тело занялось огнём и задымилось. Лич неожиданно для себя обрёл желанную свободу, которой жаждал веками. Его потомок мёртв и больше не может шантажировать его филактерией. Некому больше приказывать ему, а, значит, он свободен.
Джед, с трудом подобравшись на локтях, стараясь не тревожить сломанные и скрюченные пальцы, отполз от тела горящего брата. Он боялся встать на ноги. Не знал, как на него отреагируют боевые маги – не станут ли они жечь и его тоже.
- Они служат Лилиан Ворлак! – крикнул он, будто хотел предупредить Гипноса или напомнить личу, что этот род давно стал псами ведьм.
Никто не решился приказывать личу. Маг, который проверял Магистра, начал что-то быстро искать у него в одежде. Лич понял что. Филактерию. Он не дал ему такого шанса. Маг резко выгнулся, закричал и от его тела отделился скелет. Боевые маги разом забыли, что получали приказ стеречь мальчишку и обернулись к личу – наиболее опасной и серьёзной угрозе в этой комнате, чем чужаки.
Видя, что боевые маги заняты, Джед пытался нащупать магический замок на двери, чтобы открыть её и вернуться в кабинет отца, плюя на фойрров Ключ. Месть свершилась. Его отец мёртв, а большего он не хотел. Осталось добраться до сестрицы, если повезёт.
[nick]Джед[/nick][status]Наследник без наследства[/status][icon]https://i.imgur.com/1gZyPsS.png[/icon][sign]Вы привлекательны, я чертовски привлекателен - чего зря время терять. Ровно в полночь приходите к амбару, не пожалеете![/sign]

+1

14

А говорили, что мертвые не могут чувствовать боль. Не могут чувствовать отчаяние и злость. Не могут желать смерти своим убийцам - не могут вообще ничего желать.
Лгали.
Гипнос Беннатор, как никто другой, знал, что лгали. Или просто не в состоянии были услышать, почувствовать, понять. Или не хотели.
Он мог - и хотел. И мертвые отвечали ему.
Тело Магистра Пантендора с хрустом, с мерзким стуком врезалось в пол, под разбитой головой расплывалась кровь, а Гипнос - что за ирония! уже третий великий маг, недооценивший Полумертвого, отправился в Бездну! - уже начал действовать. Окрик Джеда запоздал: Беннатор вскинул костяную руку, готовясь отразить боевое заклятье - и тут в бой вступил лич.
Опасно слишком долго держать на цепи древнего мертвого мага. Слишком опасно.
Боевые маги Магистра обернулись к новой угрозе - кровожадную радость разложившегося колдуна можно было ощутить почти физически. Гипнос, позабытый и личем, и подручными Магистра, отползал все дальше и дальше. А затем наткнулся взглядом на тело Магистра - в стороне от развернувшегося боя - и понял. Он чувствовал филактерию - то единственное, что открывало путь к Ключу.
Он не стал пытаться обшарить труп сам. Вместо этого простейшими "пальцами колдуна" подцепил и вытащил из карманов Магистра сразу несколько вещей: маленький шарик с бьющимися внутри язычками пламени, кольцо с навешанным на него заклятьем щита - и старинный, тяжелый медальон с фамильным гербом.
Именно медальон и ощущался сильнее всего.
Не дожидаясь, пока его действия заметят сражавшиеся, Гипнос притянул все находки к себе - и сразу же, не раздумывая, швырнул шарик в боевых магов и лича.
Эффект превзошел все его ожидания: стеклянный шарик лопнул множеством осколков, высвобождая яростную вспышку зеленоватого магического пламени. Темный огонь мгновенно охватил ближайшего к нему боевого мага, перекинулся на следующего, пожрал мертвое тело Магистра, заплясал на костях лича. Даже за несколько метров Гипнос чувствовал его жар.
Безумные вопли и смрад паленой плоти наполнили Хранилище.
Пламя угасло так же быстро, как и возникло - огонь ярился всего несколько мгновений, но этого хватило, чтобы оставить от нескольких здоровых взрослых мужчин обугленные трупы, а от бывшего Магистра - лишь пепел.
Только лич все еще стоял на ногах. Кости, составлявшие его оболочку, почернели, остатки одежды сгорели дотла, но пламя не убило его. Он медленно развернулся в сторону Гипноса.
Который стоял, сжимая в руках его филактерию - старый медальон с потемневшей от времени гравировкой.
- Ты заслужил покой... - Гипнос едва заметно шевельнул разбитыми губами. - Я благодарю тебя.
А затем - вытянул из медальона всю питавшую его магическую силу, без колебаний вбирая ее в себя. Силу, родственную ему, силу, поддерживавшую мертвую плоть лича, силу, удерживавшую покойного мага на этом свете.
Выпил ее до последней капли - и грянул лишенный защиты, хрупкий от времени амулет-филактерию о каменный пол.
[icon]http://sg.uploads.ru/CyXlP.jpg[/icon]

Отредактировано Гипнос (2019-11-02 13:45:11)

+1

15

Многие некроманты, не имевшие дело с Ключами, гадали, как же выглядит тот самый Ключ, о котором слагают легенды. Тайна хранилась годами. Появилось много слухов – лживых или близких к правде, но дети Магистров, как и сами Магистры, знали, что Ключ – это клочок бумаги. Всего лишь обрывок – то, что осталось от великой запретной книги, которую они не смогли уничтожить. Жалкий клочок бумаги, наделённый такой силой, что только достойный маг мог распознать в нём драгоценную реликвию и устоять перед ней. Магия Безымянного умела обманывать. Ходили слухи о разумности Ключей. Некоторые маги, которые пытались выкрасть Ключ из хранилища Магистра, говорили, что действовали по указке существа из Бездны, что то была не их воля. Их наказывали за преступление так же сильно, как и других воров или убийц, не оставляя ни шанса на спасение, чтобы другим был урок. Но… маги не лгали. Ключ действительно умел выбирать и умел убеждать.
Лич не мог читать мысли, но знал, что задумал юноша с лицом мертвеца. Он протянул к нему руку, будто собирался отнять его жизнь и вернуть себе филактерию, но не было ни смертельного заклинания, ни выкрика. Лич, который должен был сохранять вверенный ему Ключ, рассыпался прахом, на несколько секунд ослепив всех ярким зеленоватым светом. Он сгинул, отправившись в Бездну вслед за погибшей женой и потомком.
На каменные плиты упал непримечательного вида свиток. От него не исходило ни сильной магической энергии, ни псионического давления. Свиток лежал на полу в пыли и грязи, как обычная вещь, случайно попавшая сюда из кабинета магистра. Он ничем не привлекал взгляд. Не манил, не завораживал. Казалось, что все сказки о Ключах были вымыслом чужого больного воображения или намеренно распущенными слухами Магистров, чтобы грабители брали только то из хранилища, что источает сильную магическую энергию, и в том ошибались с выбором «драгоценности». Ключи были другими.
С третьей попытки Джеду удалось открыть магическую дверь. Руки со сломанными пальцами плохо слушались. Для мага-жестов такое увечье становилось приговором. Некромант ругался, торопясь выбраться из хранилища. Его жажда мести по-прежнему была сильной, хотя он понимал, что в бою не выстоит против сестры или боевых магов. Не с такими руками, а излечить самого себя он не имел ни времени, ни сил.
В поместье Магистра Пантендора было шумно и людно. Боевые маги сражались с нежитью, пытаясь отбиться от скелетов и мертвецов, бросавшихся на них с такой яростью, словно это они виновны в их смертях. Бойцами, отдавая приказы в отсутствие отца, командовала его дочь, которая ещё не знала, что оставалась в одной смерти от кресла Магистра Пантендора. Старший брат, ввалившись в кабинет, навёл в нём шуму против воли, сбив со стола отца несколько книг и подсвечник. Магический проход за ним не закрылся. Джед и не пытался. Он лишь думал, как ему добраться до сестры, пока она сама его не навестила.
Драка в коридоре заставила некроманта напрячься. Он не заметил, как восставший брат последовал за ним, будто забыл, кто именно воскресил его в склепе рода.
Джед услышал, как командующий отдаёт приказ отходить дальше, как нежить скребёт когтями по полу, продвигаясь с боем вперёд. Нежити становилось всё меньше, судя по падению тел, чваканью разваливающихся и взрывающихся трупов, зловонию за дверью и подтекающей в кабинет смеси из старой крови и слизи. Дверь в кабинет разлетелась в щепки. Внутрь влетел взъерошенный, покрытый слизью и кровью мистик.
- Я думал, ты сдох.
Алекто показал наследничку незамысловатый жест и быстро выставил перед собой магический щит. Фаербол, брошенный в коридор защитниками дома, набрал предел магической энергии и взорвался с громким баханьем и лизнувшими щит языками пламени, что загорелись тела убитых магов и нежити, лежащих в коридоре. Кто-то – кажется, женщина – заорал в другом конце коридора, что они – защитники дома – идиоты.
И никто с ней не спорил. В полу осталась внушительных размеров дыра, а дерево задымилось и загорелось.
[nick]Джед[/nick][status]Наследник без наследства[/status][icon]https://i.imgur.com/1gZyPsS.png[/icon][sign]Вы привлекательны, я чертовски привлекателен - чего зря время терять. Ровно в полночь приходите к амбару, не пожалеете![/sign]

+1

16

Он не видел, как сбежал Джед, и не слышал ни криков людей в охваченном смятением доме, ни шума боя. Он вообще едва ли заметил, что остался в Хранилище один.
Один - если не считать невзрачного, потрепанного свитка, лежавшего на груде праха, только что бывшего некогда великим магом.
Ключ Пантендора.
Гипнос знал о Ключе Акропоса, но никогда не видел его вживую. Никогда не держал в руках, даже не знал, где хранил его Дедалус. Он упустил Ключ, которым владела его собственная семья, так ни разу и не коснувшись его.
Но Ключ Пантендора лежал перед ним, в окружении уничтоженных врагов - подойди и возьми. И Гипнос знал, что он, Беннатор, сможет подойти и взять.
Ключ шептал. Звал. В его голосе не было искусительной вкрадчивости, не было ложных обещаний. Он говорил, как есть - и Гипнос знал, что получит силу, которой никогда не имел. Здоровое тело и красоту, о которых всю жизнь мечтал. Возможности, которые до этого рисовал лишь в своем воображении. Станет сам решать свою судьбу, обретет власть, с которой придется считаться другим.
На год или два. А после...
Так ли важно, что будет после? Он и без того близок к смерти настолько, что не уверен, сумеет ли прожить это время без помощи Ключа. Ключ давал ему полноценную жизнь - пусть и краткую.
Стоило ли раздумывать? Другой возможности не будет больше никогда. А он должен спасти брата. Вернуть Акропос. Защитить то, что дорого.
Возьми... подойди... просто протяни руку... Ты уже победитель. Уже достоин. Ты заслужил...
И Гипнос пошел.
С каждым новым шагом свиток разгорался все ярче - какой там неказистый и невзрачный артефакт! Теперь на него было больно смотреть, эту силу было физически больно выносить. Гипнос стиснул зубы и продолжал идти.
Он потерял трость за несколько шагов до свитка - та со стуком выпала из ослабевших пальцев. Полумертвый сделал еще несколько шагов и с коротким стоном опустился на колени возле Ключа.
Совсем близко.
Возьми. Не сомневайся...
Теперь свиток был сплошным неразличимым сиянием, из которого постепенно соткался истинный образ Ключа - длинный, чуть изогнутый кинжал. Лезвие - голубоватое и прозрачное - казалось хрупким с виду, словно кусок хрусталя или заостренная льдинка. Словно Ключ готов был растаять или разбиться от прикосновения - но некромант откуда-то знал, что клинок способен пронзить любые доспехи, зачарованную кольчугу или человеческую плоть.
Гипнос Беннатор, Гипнос Полумертвый протянул живую руку и сомкнул пальцы на гладкой рукояти. Ключ был легким и светящимся, и до боли холодил ладонь. И Гипнос снова знал - тем явившимся из ниоткуда знанием - что ему нужно делать.
Он направил Ключ острием на себя и вонзил в собственное тело чуть пониже ребер.
Кинжал с легкостью пробил плотный плащ и рубашку.
На мгновение на него обрушилась чудовищная боль - словно он одновременно сгорал заживо и тут же насмерть замерзал, но крови не было ни капли. Гипнос не успел даже закричать, как боль исчезла.
А в следующий миг на него обрушилась сила.
Поток силы. Невообразимой яркости сноп света. Упругий воздушный удар, волна, обратившая в пыль тела боевых магов, Магистра и других, погибших в Хранилище, расколовшая каменные статуи и пустившая по полу сеть трещин. Разрушение поползло вверх по колоннам, поддерживающим купол.
Но Гипнос ощущал, как эта сила меняет его самого изнутри.
И доверился ей.
[icon]http://sg.uploads.ru/CyXlP.jpg[/icon]

Отредактировано Гипнос (2019-11-02 23:08:22)

+1

17

- Долго не протянем, - заключил Джед, смотря на попытки сестрицы пробиться к кабинету вместе с боевыми магами. Несмотря на дыру в полу и сложности, всё исправлялось при помощи магии, а мертвецов, сражавшихся на стороне троицы самоубийц, не осталось, если не считать мёртвого младшего брата, заметно подрастерявшего куски плоти после огненного угощения боевых магов.
Мистик посмотрел на Морета саркастичным взглядом, мол, да ладно?
Их шансы удрать и спастись от преследования стремительно уменьшались. Магические запасы Алекто истощались, а он даже не знал, где носит Беннатора. С Джедом его не было. С другой стороны подпирали маги Магистра, которым очень хотелось поймать одного из нападавших живым, чтобы допросить, а Алекто был не настолько хорошего мнения о себе, чтобы думать, что его не убьют на месте при первой же возможности.
Удерживая магический щит, Алекто без слов показал Гипноса. По скрюченной позе мистика Джед сразу понял, о ком шла речь, и показал на проход в хранилище.
Весь дом неожиданно сильно тряхануло. Алекто, который пытался подняться и добраться до магического прохода, ухватился за напольный подсвечник – идея была провальная с самого начала – мистик упал на пол, завалив подсвечник и несколько книг с полки. Джед даже не пытался выбраться. Он думал о своих шансах на выживание и убийство сестры. Словно прочитала его мысли, из коридора снова закричала девушка:
- Джед!
- Легка на помине, - вздохнул маг.
- Я знаю, что это ты, придурок!
- И сообразительна как всегда… - Джед попытался подняться.
Риган издал неопределённый звук, словно понимал, о чём говорят живые, и пытался прихрюкнуть, изображая смех.
- Надо выбираться отсюда.
Мистик показал на вход в хранилище, намекая на то, что именно этим он и занят, и показал на дверь в кабинет. Чтобы как-то оттянуть время, Джед в привычной манере начал отшучиваться, переговариваясь с сестрой. Он слышал, что маги медленно приближаются – они осторожничали. Никто не знал, в каком состоянии Джед и может ли он колдовать. Это они с Алекто знали, что он лишился такой возможности и боевой маг из него ещё хуже, чем любящий сын. Трясущийся дом и выплеск непонятной магии, настораживали всех. Сестрица и боевые маги думали, что это Джед, а Джед… знал, что это определённо не он.
Выждав момент. Алекто выбросил ещё одно заклинание, и они с Джедом бросились в хранилище. Мистик ещё не лишился надежды найти Ключ и вытянуть Беннатора, чтобы выслужиться перед Уравнителем, а Джед просто хотел выжить. Смотря на рассыпающееся проклятие и с неохотой прощаясь с младшим братом, решившим остаться в пределах кабинета, Джед закрыл магический проход, хотя прекрасно знал, что Морна знает нужную комбинацию. Это лишь даст им немного времени на создание портала, если повезёт.
- Брось дохляка. Самим бы спастись! – крикнул Джед, привалившись к стене хранилища. Он видел, что всё внутри дрожит и идёт трещинами. Огромный купол рассыпался и кусками падал на площадку, где не было больше ни трупов людей, ни нежити. Лишь заметив в центре зала Гипноса, ровно стоящего, маг понял, что произошло. Этот идиот использовал Ключ! – Ладно… С «дохляком» я погорячился…
С купола упал ещё один увесистый камень, и даже Джед прытью спустился вниз к опередившему его Алекто. Мистик, не разбираясь, уже создавал магический портал, чтобы перенести всех, кого сможет, в безопасное место. Наверху, на галерее, уже открывалась магическая дверь.
- Не дайте им уйти! – кричала сверху Морна.
Джед лишь мельком видел, как на сестру набросился брат, отчего-то незамеченный магами. Она закричала больше от испуга, чем от боли, а что было дальше – он уже не видел, потому что впрыгнул в портал.
[nick]Джед[/nick][status]Наследник без наследства[/status][icon]https://i.imgur.com/1gZyPsS.png[/icon][sign]Вы привлекательны, я чертовски привлекателен - чего зря время терять. Ровно в полночь приходите к амбару, не пожалеете![/sign]

+1

18

Он стоял прямо, свободно опустив руки, и не чувствовал боли.
Для большинства из людей это не было бы чудом - было бы обычной повседневностью, простым ощущением, о котором они даже не задумывались. Но для Гипноса привычным ощущением была боль. А отсутствие боли...
...чудом.
Холодный голубоватый свет, затопивший его тело, медленно угасал. Средоточием его был теперь сам Гипнос - его кожа пила свет, впитывая последние его вспышки, и с каждой вспышкой он чувствовал себя сильнее.
Живее.
Больше не Полумертвый?

Гипнос медленно поднял к лицу левую руку - все еще бледную и тонкую, с длинными паучьими пальцами, - но как просто оказалось это сделать! Плащ, скроенный на прежнее, сгорбленное тело, теперь висел на нем неровно.
Плечи не болели. Спина не кренилась на правую сторону. Ноги держали легко.
Ключ лежал у его ступней, поблескивая ледяным лезвием. Гипнос нагнулся к нему - быстро, изящно, без малейших усилий! - и засмеялся от неожиданной легкости этого движения. Протянул руку к Ключу - и замер: правая рука по-прежнему оставалась костяным протезом Камелии.
Это было что-то, с чем Ключ не справился? Или протез сохранился по каким-то иным причинам?
С потолка, пошедшего мелкой дрожью, посыпались камни и пыль. Где-то там, снаружи, шел бой, и раздумывать о диковинах Ключа не было времени. Но и не думать Гипнос не мог. Его охватила странная эйфория. Он вбирал затхлый воздух подземелья полной грудью и приходил в восторг от того, как работают его легкие. Сердце билось ровно и сильно. Пожалуй, он смог бы даже побежать...
Его тело не было больше телом старика - но телом молодого человека восемнадцати лет, невысокого и хрупкого, но гибкого и быстрого, как хлыст. Маска-артефакт разлетелась в пыль, не выдержав напора силы. Теперь Гипнос Беннатор в полной мере был собой.
Таким, каким всегда хотел быть.
Крики, раздавшиеся от входа, заставили его обернуться. Гипнос убрал бесценный Ключ за пояс, прикрыл полами плаща, и только после этого выпрямился, поворачиваясь к Джеду и Алекто. На его бледном лице играла широкая улыбка, из-за неровных пляшущих теней казавшаяся оскалом.
- Смотри! - звонко крикнул он, поражаясь звучанию собственного голоса, не стиснутого больше искореженной грудной клеткой. - Это я... Это... я!
И Гипнос снова рассмеялся, несмотря на то, что двери, преграждавшие вход в Хранилище, уже выгибались под напором чужой атакующей магии, а Алекто поспешно открывал портал. Беннатора, кажется, вовсе не удивило ни то, что мистик уцелел, ни то, в каком состоянии находился Джед. Открытие собственного тела полностью поглощало его мысли и чувства.
Алекто пришлось самому вталкивать Гипноса в открывшийся портал - как раз тогда, когда дверь слетела. На полу посреди разгромленного, рушившегося на глазах Хранилища остался только синеватый след, да бесполезная теперь трость.

эпизод завершен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [24.08.1082] О результативности умственного труда