Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [22.06.1082] Грань


[22.06.1082] Грань

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

— Локация
Поднебесная, г. Алир
— Действующие лица
Солмнир, Рейн, Иладар Ван Ален, жители Алира и гости столицы.
— Описание
предыдущий эпизод — [10.06.1082] Первый закон
   Алир. Благословенный град, Поднебесная, Обитель Верных. Чьи ветра сотрясают тебя теперь?
   Бурлит твой народ, сомнениями глодаемый, старшие взывают к почтению к Богам. Младшие же, указывают на то, что не исполняет Поднебесная своего древнейшего завета - хранить мир, созданный Люцианом. 
   И посреди этого спора, на собрании Совета, произошло удивительное. Семнадцатый советник, при всех испросил руки дочери Императора. Совет раскололся. Двое из генералов, Первый и Второй, были против. Двое, Третий и Четвертый, были за. Советники разделились во мнениях, а старейшины сетовали, что они должны созвать кланы. Но поднял руку Император, Иладар Ван Ален, и сказал: быть по древним законам нашим. Готовьте арену, бейте в гонг, трубите в трубы! Император возьмется за свой меч. Быть испытанию. Быть битве. И замерли сердца, и опустились руки, и задержала дыхание толпа...
http://s8.uploads.ru/t/iPTW3.jpg

Отредактировано Солмнир (2019-09-06 20:38:36)

+1

2

Последняя неделя перед оглашением указа императора выдалась… однообразной, благодаря стараниям Рейн. Изначально она планировала провести это время несколько иначе, но всего пары слов хватило, чтобы все планы порушились и вышло то, что вышло. Незавидное, неприятное, по-подростковости глупое и нелепое.
Рейн оставила военный корпус и отправилась не в Теллин, как обещала, а в молодые квартал Драконьего острова, где тратила последние деньги, добытые из отцовской казны. От обещанного жалования воина она отказалась и даже за ним не явилась, не желая пересекаться ни с Ритом, ни с наставником, ни с кем-либо ещё, а потому намеренно старалась выбирать места, где не сталкивалась бы с кем-то из них в питейных и тавернах.
Выбрав себе место, где можно спать и иногда пить, Рейн осознала, что желания пить и гулять у неё нет. Она со скучающим и унылым выражением лица гоняла по стойке почти полную кружку. Эль уже выдохся и утратил былой вкус, превратившись в какую-то гадость. А всё фойрров Рит! И его разрешение! Могли же отметить этот день освобождения от гвардейского надзора вместе, вот как так вышло, что всё закончилось иначе.
Рейн хотелось завыть от досады едва ли не каждый день, что она со скукой проводила в таверне. Редкая выпивка не доставляла удовольствия. В какое-то время Рейн от неё вообще отказалась, а решивший присоединиться к ней какой-то местный неопределённой расы получил всё, что причиталось одному бывшему гвардейцу. Нагоняй то есть, а не всё то, что свойственно вертихвосткам и гуляющим девам.
На третий день Рейн догнали слухи из славной алирской столицы. О себе. Она сразу поняла, откуда растут ноги у легенды о бравой принцессе, которая взялась спасать Зенвул и открывать глаза Поднебесной на настоящие мирские проблемы. Рейн хотелось взвыть, а уж когда два молодых алифера сцепились друг с другом, потому что один поддерживал мнение, что пора бы изменить мир и начать действовать, а другой – служить Ньёраю на земле и сохранять нейтралитет, у Рейн и вовсе кончилось терпение. Оба получили такую затрещину от «старшей сестры», что долго потирали шишки и синяки на дурных головах, потому что своя голова должна быть на плечах, а не мнение толп алиферов, которые и сами не ведают, что творят, прикрываясь не то «долгом», не то «ветрами перемен».
***
Рейн не планировала возвращаться в столицу раньше оговоренного срока. Не хотела пересекаться с Ритом, да и слушать всё новые и новые волнения, которые он порождал в столице, чтобы пробить им дорогу, - тоже не желала. Потому проводила всё больше времени в комнате и не выбиралась из неё, заключив себя в четырёх стенах уже по собственному желанию. Но и тут не было покоя. Днём явились по её душу алиферы в гвардейской форме алирских защитников по приказу самого императора. Не понимая, что за срочность, Грей явилась во дворец, к отцу, с которым должна была увидеться ещё во время занятий в корпусе, но как-то времени не было. Сейчас времени хватало, но желания – нет.
Император вёл себя странно. По крайней мере, так показалось Рейн. Он не отсчитывал её за поведение, а, когда упомянул при ней одного не безызвестного гвардейца, и Рейн скуксилась, фыркнув что-то явно неприличное, расхохотался. Рейн сразу стало не по себе, с чего это такое веселье у отца и ни намёка на нравоучения?..
Отец удивлял её всё больше, пока вёл себя так, словно перед ним не непутёвый ребёнок, а… а кто?.. подобное отношение к себе Рейн помнила ещё до того случая с гвардейцем, пока она сама не отстранилась от отца. С тех пор прошлого много времени, но по мнению Рейн за прошедшие без малого три недели она сделала достаточно, чтобы вызвать негодование отца и очередное желание поучить её чему-то. Ничего этого не было. Тепло, забота и простые незамудрённые беседы без планов на будущее. Рейн даже забыла, что обижалась на отца за его указ, но в свою комнату возвращалась с мыслью, будто с ней прощались.
Или показалось?..
***
Подготовка к оглашению указа началась почти за неделю до важной даты. Рейн успели замучить всеми необходимыми моментами, то подбирая ткани, то измеряя её, чтобы нигде и ничего не упустить и всё выглядело, как положено и идеально. Рейн практически не уделяла внимания деталям, доверившись алиферам, которые лучше неё знали, что и куда надо. Эта лишь послушно давала себя измерять, примеряла то, что давали, иногда стояла смирно, пока на ней поправляли какие-то ткани, и коротко отвечала «да» или «нет», даже не смотря в собственное отражение.
Оглашение указа императора было торжественным, но не таким, как разгулялись бы на церемонии. И всё же Рейн заставили нарядиться в платье, которое, в отличие от тех традиционных нарядов драконов, было более простым, понятным и лёгким, вызывало смешанные чувства. Рейн не привыкла к подобной одежде, или, если говорить точнее, - отвыкла за те годы, когда отказалась  выглядеть подобающе для своего статуса. В качестве эталона женственности и изящества в их династии хватало императрицы, ныне покойной.
Алиферы славились своей любовью к белым одеждам с золотым рисунком и оборками. Рейн лишь отчасти стала исключением. По чьей указке – она так и не поняла, не вдаваясь в подробности. Платье было лёгкое однослойное, длиной в пол, белого, как и положено, цвета. От широкого пояса шла длинная полупрозрачная юбка поверх основной ткани, разлетающаяся в движении. Золотого цвета, будто сплетённая из лучей солнца. Наручи, широкий пояс под грудь с гербом династии, и воротник, закрывавший горло – были из плотной кожи тёмно-коричневого цвета – то немного, что Рейн предпочитала носить в обычное время и отчасти внушало ей немного спокойствия, которое тут же разрушилось под тяжестью аккуратного венца, украшенного сапфирами. На плечи Рейн легла белая накидка с глубоким капюшоном, расшитая золотой нитью. На спине, распустив крылья, был феникс, рассыпающий перья из хвоста по длинному подолу накидки.
Собравшись с духом, стараясь выглядеть не слишком отрешенной, Рейн вышла в свет, заняв место в ложе, откуда открывался вид на арену, где должен был произойти поединок между императором и Ритом, когда огласят указ императора. Пока что Иладар ван Ален сидел в удобном кресле, возвышаясь на ступень выше дочери, и с улыбкой смотрел на собранных гостей, включая не только глав кланов, советников и жрецов, но и гвардию.

Арт

http://orig04.deviantart.net/d9df/f/2013/362/0/1/for_pauline_by_goran_alena-d6zpvro.jpg

0

3

Алифер сидел в тишине покоя, отрешенный от шума толпы и всего земного. Перед ним на подставке,  легчайший из лучей солнца, лежало копье. Полуприкрыв глаза алифер отпустил свою душу сосредоточившись на телесном, насущном, грядущем. Вслушиваясь в биение собственной крови, легкий шелест магии, вой тьмы в своем сердце и звенящее, непередаваемое ощущение пространства.
    С легким шелестом ткани отвернулась занавеска. Вошел алифер со знаками различия первого лейтенанта императорской гвардии и отдав честь сказал ровно одно слово.
- Пора.
    Рит кивнул. Бесшумно вошли четверо, неся разрозненные элементы доспеха, на полотнах гобеленов. Вышивка указывала на весь “бесславный” путь служения роты за последние семь лет. Черные с серебром тона, оттеняли их миссию - незримой и неотвратимой ярости Императора. Холодной как лед и такой же смертоносной.  Сделав положенное количество шагов “черные” замерли, щелкнув каблуками. Сидевший на полу медленно  встал. Развел руки в стороны и замер пока воины накладывали тяжелые пластины брони, алый, парадный шелк кушка с золотой нитью,  и легкую, накидку со знаками “клана” на плечи. Каждый  шаг был выверен, каждое движение как на параде великолепное своей четкостью и синхронностью. Черным не были чужды ритуалы, но применяли они их редко, оттого цена их перед богами была незримо выше. За честь надевать доспехи, в которых будет сражаться их капитан перед ликом Богов и всего Алира прошла через внутренние дуэли вся рота. В этом не было тщеславия и Рит понимал что он - лишь символ, знамя, способ в их подношении  своей  доблести Ньёраю. Ни разу за их жизнь не было такого боя.
Последний ремешок с холодным щелчком занял свое место затянутый  опытной рукой. Рит опробовал пару движений. Черный с золотом доспех сидел как влитой, нигде ни тер и не мешал. Он четко выверенным, церемонным движением протянул руки вперед. Маленькая, черноволосая девушка, отточенным, словно в театре движением подняла с подставки копье и вложила его в протянутые руки. Для Алиферов, официально, было все равно , мужчина ты или женщина, значение имели лишь умения. Официально. Но в традиции “черных” было что провожая на бой мужчину оружие давала женщина. Жена или сестра. Маленькая, острая и отчаянная Шин победила в этом соревновании и сейчас, передав оружие читала слова напутствия и воззвание к славе, напутствуя старшего брата в бой. Они не были родными.
Рит поднял на вытянутых руках копье,  взывая к Небу не за благословением, но прося Богов быть свидетелями и поклонился своим друзьям, прощаясь.  Они поклонились в ответ. После чего алифер повернулся и вышел в дверь ведущую в коридор к арене. Его не провожали. Это было не принято.
Семь десятков шагов, последний шанс усомнится и не выходить, и  легчайший скрежет хорошо смазанной решетки. И вот уже радостное  солнце раннего лета бьет в глаза заливая белый, чистейший песок.  Вокруг, сколько видит глаз трибуны, скамьи и все это заполнено народом. Рит не всматривался в лица. Отбросив все, он улыбнулся солнцу и легкой походкой, беспечно неся на сгибе локтя копье направился к центру арены.

Отредактировано Солмнир (2019-09-06 21:23:29)

0

4

Рейн чувствовала себя неуютно во всех смыслах. Неудобство непривычной одежды отошло на задний план, когда набатом заиграла воинственная музыка, предшествующая выходу Солмнира на арену. Девушка всё казалось, что она что-то упускала из виду, но не понимала что. Тревожное чувство поселилось внутри и сосало под ложечкой, всё пытаясь достать что-то из недр памяти, но никак не могло, обернувшись неугомонным противным зверем, которого хотелось задушить… или прислушаться?..
Редкие переговоры гостей долетали до императорского ложа. Иладар сидел с невозмутимостью и будто не слышал, как иногда упоминали то выходку Рита на совете – ишь, чего удумал отступник! – то решение императора, то слухи, связанные с Зенвулом и дочерью императора, приложившей ко всему руку. Говорили тихо, в основном лишь то, что давно уже гуляло на слуху. Всё же тайное, запретное – осталось за пределами лёгкой доступности ушей императора и его дочери. Рейн даже казалось, что болтали они намеренно, не то испытывая терпение императора, не то действуя на нервы Рейн, чтобы она всегда помнила, кем была и кем остаётся.
Музыка стихла. Зазвучал голос императора, разносясь эхом над ареной.
- Братья и сёстры! В благословенный день, озарённый дневным светом и благостью нашего покровителя Ньёрая, да свершится честный поединок!
Иладар говорил легко, всё это время, как видела Рейн, на его лице была улыбка. Искренняя, живая, настоящая. Глаза императора искрились живым блеском, и был в них лёгкий азартный огонь, какой бывает у мужчины, который предчувствует, что вновь вспомнит горячую молодость, давно отшумевшую, но всё ещё горящую в его руках и крыльях силой неугасаемого пламени Неба.
Не было ни дружеских шуток, ни подначиваний.
Толпа лишь ликовала, когда голос императора стихал, давая им в волю благословить этот день, обронить пару слов о Люциане и его Длани – Ньёрае.
За шумом и гулом Рейн слышала оглушающий стук собственного сердца, своё дыхание, словно это она собиралась выйти на арену и сразиться не то с отцом, ни то с Солмниром. Могла бы. Честно говоря, она и хотела с обиды бросить ему вызов, но позже одумалась, посчитала это глупостью и в сложившейся ситуации – неуместным. Отыграется в день свадьбы, когда останутся наедине – решила крылатая и временно забыла об обиде. Ровно настолько, чтобы иногда поднимать взгляд на арену и следить за волнениями толпы, которые встречала вразнобой то императора, то Солмнира, предчувствуя представление.
Поднялся с ложа Верховный жрец. Раскатами зазвучал его голос. Вторили ему молитвами братья-жрецы, прославляя путь Ньёрая, день, династию Аленов, как наместников Вершителя на земле, благословляя воинский путь.
И мир на арене погрузился в тишину, за мгновение до того, как Иладар ван Ален спустится на арену, вонзит меч в землю, опустится на одно колено, и зачитает молитву.
- Выполняя волю Неба,
мы, как два лезвия меча,
используем правду и ложь,
молитву и магию,
честность и предательство.
Поднявшись с колена, Иладар ван Ален посмотрел на гвардейца, облачённого в доспех, в цветах, не достойных гвардии Поднебесной. Он поднял руку в повелительном жесте, коснулся плеча алифера, и заговорил, чтобы его слышал каждый, кто наблюдал за событиями на арене:
- Солмнир Рит, правом, дарованным мне Небом, я освобождаю тебя от данной мне клятвы и избавляю от титула гвардейца Небесного воинства.
Первый генерал подкинул жребий - золотую монету особой чеканки. Золотой феникс блеснул на солнце, рассыпая искры пламени. Мелькнул на другом обороте грифон, заслоняя широкими крыльями солнце, и монета пала на песок, подняв едва заметное облачко пыли.

Отредактировано Рейн (2019-09-06 22:19:03)

0

5

- Да примет мой пост достойный… и пусть никогда он не изопьет из нашей чаши.
Слова ритуального ответа эхом улетели в пустоту арены, оставив шепоту благословение тишины. Но те кто должен был понять, понял. Это не произойдет сейчас, и возможно он никогда этого не увидит, но Рит знал что в этот момент острые лезвия ножей срезают шевроны и эполеты. Его сотня уходила с ним. К добру или к худу. И лучше бы он победил.
Рит легко сорвал ритуальные гербы из золоченой и  белой нити. Они легли к ногам его повелителя, в песок. Бывшего повелителя. Семь лет прошло и вот свобода... закончилась эта часть его жизни. Назад дороги нет, и боги бы знали как он не хочет этого делать. И хочет. В конце концов он был темным, а  бой - был его жизнью.
Алифер поклонился и с шагом назад замер в стойке. Копье, легкомысленно ткнулось в песок, а сам Рит выставил вперед пустую левую руку будто бы сжимая чашу, то ли в приветствии, то ли вызове, и одновременно поднимая левую ногу так, чтобы колено очутилось почти у подбородка. И  замер.

0

6

Меч императора легко выскользнул из песка, оказался в его руке. Песок, танцуя, будто в вихре ветра, закружился вокруг лезвия, показывая через «туман» песка и пыли серые глаза Иладара ван Алена. Больше в них не было веселья, не было живости или огонька азарта, с каким мальчишка легкомысленно бросается в бой. Густые брови хмуро сошлись на переносице. Улыбка ушла с лица императора, будто её никогда не было на нём.
Иладал ударил мечом прямо, но вместо острия, замершего в воздухе перед грудью бывшего гвардейца, защищённой доспехом, ударил поток из воздуха и земли, будто невидимый кулак, созданный из двух стихий.
То, что на первый взгляд казалось игрой, имело смертоносную силу и никогда не щадило врагов. Солмнир бросил вызов императору и должен был проиграть по-настоящему, чтобы ни у кого из советников, генералов или жрецов не закралось сомнение в истинных намерениях ван Алена.
Трибуны молчали, не гудели, не голосили, не пытались выделить фаворита среди сражающихся братьев – у алиферов так не принято. Не на поединках чести. Не там, где в глазах Ньёрая решается судьба двух – или как сейчас – трёх – алиферов.
Следом за одним заклинанием и ударом – последовал новый выпад. Сильный, сбоку. Вновь схлестнулась стихия, будто император и не собирался давать Риту ни шанса на победу, а хотел смять молодого алифера на глазах у публики, быстро, безжалостно, до первой крови или когда мальчишка не сможет подняться на ноги и продолжить бой. Никто за последнюю сотню лет не бросал Иладару вызов.
Рейн наблюдала за ними со спокойствием, как ей казалось. Она думала, что итоги боя оговорены заранее и ей нечего опасаться. План отца был известен – всё просчитано, она должна выйти за Рита, а для того, чтобы всё сыграло им на руку, все ритуалы должны быть соблюдены. Поединок – один из них.

0

7

Стареешь…
Первый удар Императора Рит угадал. Рука с невидимой пиалой за секунду до конца выпада метнулась к губам, высоко запрокинув голову, мнимого пьяницы, который перебрав простерся на земь, пропуская над собой тяжелый удар.
Нет, Рит знал против кого он вышел. Знал наверное лучше всех кто здесь собрался. Но выбранный им стиль боя, насмешливый, с падениями и игрой в на грани фола, был непривычен алиферам. И не случайно. Даже если ему суждено умереть он оставит свой след. Правая рука, сжимающая безвольно упавшее копье легко метнулась вперед, подцепляя песок и прицельно метя им в глаза не поставившего щит противника. После чего Рит прижал к себе копье и метнулся кубарем вбок, уходя от атаки. После чего легким движением копья, бросил себя на ноги. Рука с пиалой взвилась вверх в салюте.
- шаг в пустоту...

Отредактировано Солмнир (2019-09-06 23:04:02)

0

8

Рейн видела, как Рит пытается ослепить императора. Грязный приём, осуждаемый в обществе благочестивых алиферов. Она даже слышала, как кто-то из советников императора не удержался от комментария, не смотря на святость поединка. Это резало по ушам, обращая внимание крылатой на происходящее.
Иладар отвёл горсть песка от себя; она заструилась новым потоком, ушла в заклинание императора, опутав лезвие меча, пока не обернулось крепкими и острыми шипами на нём и пляска закончилась. Император ударил с двух сторон – справа, мечом и по руке алифера, и слева – магией – под рёбра. Силу молота, способного проламывать стены, он намеренно уменьшил, чтобы в случае, если Риту не удастся уклониться от атаки или вовремя защитить себя магией, заклинание только повредило доспехи.
Император сражался по-настоящему, намеренно используя знакомые и незнакомые приёмы, прекрасно зная, что алиферы из его гвардии – натасканные воины, которым известно достаточно, чтобы хорошо знать технику своего повелителя, но именно это знание зачастую становилось погибелью для противника.
Из земли забили магические шипы, один за другим прорывал песок, намеренно заставляя алифера отступать, увеличивая между ними расстояние, которого не хватит ни для удара мечом, ни копьём.
Арена молчала. Кто-то с непониманием наблюдал за действиями Солмнира. Они казались им странными, чуждыми, неправильными. Они выбивались. У некоторых сеяли сомнения насчёт кандидата на место зятя династии, несмотря на незавидность невесты, но им казалось, что перед ними мальчишка, который ёрничает, играет, веселится и относится ков сему с баловством, не понимая серьёзности происходящего.
Или смерть или жизнь – иного исхода у сражения с императором не бывает.

0

9

Рит ушел в сторону от магии, которая закончила бой бы мгновенно, но сталь его достала. Удар в руку скользнул вдоль наруча роняя горсть алых капель  на песок и отмечая место первой крови. Рит метнулся в сторону, уходя по диагонали от удара песка после чего резко сделал  контр выпад в лицо. Легкость шага и чаша все еще была с ним но ставки явно возросли.
- Дар в Тишину…

0

10

Копье заскользило по лезвию меча, меняя угол удара и ушло в сторону от лица императора, едва задев прядь волос, встревоженную ветром и движением. Иладар оставался по-прежнему спокойным. Первая кровь не раззадорила мужчину. Казалось, что он её не заметил, и атаковал снова - нанося удар удар магией, пользуясь малым расстоянием между ним и Ритом и отведённым в сторону копьём. свободная рука императора сделала резкий выпад в сторону алифера. Обманный в грудь, и настоящий в шею - длинный шип перетёк от ладони Иладара и устремился к бьющейся под кожей вене. так можно было убивать врагов, не давая им шанса, но не вероятного зятя.
Рейн, не осознавая того, крепко сжала рукоять кресла, сделанную в форме головы феникса. капли крови, упавшие на песок, привлекли её внимание - слишком явные. Рана была пустяковой, несерьёзной и явно не смертельной. Издержки такого боя, но она видела смертоносные заклинания и беспощадные удары, которыми противники награждали друг друга. У них явно не было времени отрепетировать каждый свой шаг, чтобы безошибочно бить друг по другу, без опасения когда-нибудь ошибиться и пропустить атаку, что приведёт к смерти.
"Они... сражаются по-настоящему?.." - осознание этого ударило Рейн с такой силой, что в ушах зазвучал низкий пищащий шум и она перестала слышать звук сражения или переговаривания советников. От него стало больно. Грйе коснулась голову, поморщилась, стиснув зубы. Она увидела кровавое зенвульское дерево. всего на короткий миг его картина предстала у неё перед глазами, и исчезла вместе с шумом и болью, показав арену.
Бой продолжался.

0

11

Шаг. Отведенный в сторону финт копьем и рывок в ближний. Зря, или ты так и хотел, Император? Ты же  знаешь что прежде всего я умею сражаться вот так просто руками? Удар в грудь он оставил броне. Но уходя от шипа Рит прижал к шее подбородок подставляя лицо.  Новая порция граната упала на пол а улыбка алифера стала поистине чудовищной, обнажая лишние зубы через разрез в щеке. Но ратище копья, извернувшееся из-под обманки уже летело всем своим весом метя в висок императору, а сам Рит уходил в сторону, все так же по кругу, снова меняя направление и явно метя в ноги своего владыки, рассчитывая что тот отразит удар в лоб.
- Вечности Миг...

0

12

Если бы Рейн не знала своего отца, то решила бы, что он намерен убить внука Третьего генерала, но с какой целью - неведомо. Безжалостные удары обрушивались один за другим. Вот уже вторая рана на теле Солмнира, серьёзнее предыдущей, и всё же не смертельная. Она уже знала, что на лице алифера сотанется уродливый шрам в напоминание этого боя, несмотря на старания дворцовых лекарей, если он до них, конечно, доживёт. Рейн больше боялась, что этот бой может стать последним. Что если они намеренно разыграли ту сцену, где брак дочери императора и Рита происходит не по указу Иладара, а потому, что сам Рит того захотел и осмелился бросить ему вызов? Казалось, что на её руку претендует кто угодно, кого император не намерен видеть своим преемником или хотя бы подле себя и в части семьи не по крови.
"Так и должно быть, - убеждала себя Рейн. - Всё идёт так, как и должно", - и сомневалась всё больше.
Рит не использовал ни щиты не магию, чем напомнил ей рейд в Остебен, когда они пытались спасти двух алиферов. Доспехи не защищают от всего, что уже показало второе ранение.
Император уклонился от копья, закрутился, раскрыв белые крылья, поднялся в воздух, не ограничивая себя в пространстве. Огромные четыре крыла закрыли свет солнца, отбросили тень на бывшего гвардейца. Иладар не использовал магию, чтобы снова атаковать Солмнира, он стремительно приблизился, и сделал выпад мечом, метя в плечо.

Отредактировано Рейн (2019-09-06 23:58:29)

0

13

Удар пропорол левое плечо Рита, разбрасывая пластины и заклепки брони и выйдя далеко через лопатку, калеча мышцы и сухожилия. Кровь снова упала на белый песок. Солмнир выронил копье и зарычал.
- Насмехаешься, тесть?
Оружие императора застряло увязнув в напряженных мышцах и цепляясь за кости. Чудовищной силы удар закованной в сталь руки обрушился на голову Императора. Он мог великолепно владеть оружием, но мало кто из алиферов был мастером ближнего боя,  предпочитая славную сталь рукам и ногам. Кроме Рита, который казалось не чувствовал ни боли ни страха и собирался умереть здесь, на арене. Пламя тьмы горелов его глазах,  испепеляя и внушая трепет.  Не ожидая пока противник придет в себя Рит молниеносно провел контратаку по внутренней, незащищенной доспехом стороне бедра, черепу и рукам,  вышвыривая Ван Алена в сторону.  У Рита оставалась всего одна годная к бою рука, которой он поднял копье. Сплюнул кровью на песок, шатаясь он поднял "пустую чашу" из сведенных пальцев в своей левой искорёженной руке, вызывая противника на бой. Кровь уже не лилась каплями,  а щедрой струей питала песок поля боя.
- Чти мой каприз.

0

14

Иладар не ответил на вопрос Солмнира. Он дал ему короткую - всего на несколько мгновений - передышку, прежде чем рывком вытянуть меч из раны, позволить крови хлынуть, и не успеть защититься от обычного, на первый взгляд, удара, свойственного скорее двум молодым и пьяным алиферам в захудалом трактире, чем на поединке чести под Оком Ньёрая и на суде Жрецов и Советников.
В иное время, будь это сражение на тренировочной площадке, а Иладар на несколько столетий моложе, он бы усмехнулся, позабавившись выходке Рита, но ничего не изменилось. Кожа в месте удара налилась, покраснела, грозя в скором времени обернуться добротным кровоподтёком, но алифер продолжал сражение. Это не рана. Издёвка. Именно так действия Рита расценили некоторые советники, посчитавшие, что мальчишка пакостит и позволяет себе слишком много для простого воина, пусть и внука Третьего генерала.
Рейн хотела бы взглянуть на реакцию семьи Рита, которая вынуждена здесь присутствовать и наблюдать за ходом поединка, но не могла оторвать взгляда от происходящего, видя, как Солмнир получает одно ранение за другим и не думает сдаваться и прекращать бой. Мог бы уже сейчас, но упрямо продолжал.
"Дурак... Зачем?.."
Иладар оказался на расстоянии от Солмнира, затормозил каблуками по песку, поднимая клубы пыли, развернул крылья, занимая устойчивую позицию, и выставил меч перед собой, давая мальчишке возможность подобраться ближе и нанести свой удар. Он подождал, пока копьё Солмнира приблизится к нему и ударил по основанию, переламывая его, лишая, на первый взгляд, противника оружия, но ждал от него другого удара. От Чёрного, который вырос в Поднебесной вопреки стараниям Алира пережевать всех, кто иной.

0

15

И не произошло ничего. Осколки копья упали на песок но Рит легко отступил  уходя из дистанции удара меча. Лицо алифера дернулось. Поблажка? Мне? Он с презрением отбросил остатки древка. Нет. Сол Рит не считал возможным терпеть или отступать. Сделав два шага в сторону, улыбнулся насколько мог со своим искалеченным лицом.  правая рука легла на веер привычно заткнутый  за пояс.
- Цепями вернись!
Последнюю фразу алифер возвестил  достаточно громко чтобы её услышали. В тот же миг из пяти точек  где кровь темного упала на песок арены  рванулись цепи  окутывая императора и его щит.  Они  были куда как сильнее чем привычная атака. В конце концов кто сказал что ритуалу нет места на поле боя.
Тем не менее Рит взаял в руки свой веер, явно опасаясь атаки или отражения заклятья. Он ни малейшим образом не недооценивал Императора.

Отредактировано Солмнир (2019-09-07 00:54:10)

0

16

Иладар допустил ошибку. Едва ли кто-то придал значение кровавой фигуре на песке, созданной и теперь использованной Ритом во время сражения. Чёрные цепи - проявление магии Хаоса, такой ненавистной жрецам и верующей части Алира - вырвались из-под земли, опутали тело императора, мешая ему пошевелиться. Он бы разочаровался в мальчишке, если бы он так просто сдался или не имел запасного плана в руке - этот приятно удивил его, но во время сражения, когда нет времени думать о подобном, Иладар искал способы освободиться и нанести удар, потому что он, даже допустив ошибку на глазах верхушки Поднебесной, не имел права проиграть. Не сейчас, пока новое поколение не успело окрепнуть достаточно, чтобы бросить вызов крылатому миру.
Десятки шипов разом ударили из-под земли, разрывая землю, оставляя провалы и бугры с комьями земли и камней. Они пробивали звенья цепи, освобождая императора.
Раньше, чем звенья успели соскочить шипов и обрушиться за землю дождём. раньше, чем шипы вернулись разом под землю, подняв клубы пыли и режущего глаза песке. Император, разгоняя воздух крыльями, ринулся к противнику, занося меч. Он обманчиво открылся для атаки, внимательно следя за движениями Солмнира, зная, что его магический запас практически цел, а из оружия остался веер, который он приготовился использовать. Две атаки - Рита и Иладара - вышли одновременно.
Магия на арене ударила магической волной, которая отошла от двух бойцов, на несколько мучительно долгих минут скрыв двух алиферов с глаз публики поднявшимся вихрем песка.
Рейн даже приподнялась с кресла, подходя ближе к перилам ложа. Она всматривалась в клубы песка, надеясь рассмотреть за ними хоть что-то и понять, чем закончился бой. Кто победил? Кто-то погиб?..
Она хотела узнать исход, и одновременно боялась его.

0

17

Меч императора пропорол пустоту. И в то же мгновение  шеи Иладара коснулись холодные,  бритвенно острые "перья" тиссена, боевого веера драконов. Рит никогда не считал себя "темным магом", хотя хаос был силен в его душе. Он потратил на разделяющий их с императором щит,  то чем маги жертвуют в последнюю очередь. Себя и свою кровь. Но после импровизированного ритуала,  видя что Ван Ален идет в последнюю атаку мистик просто "шагнул в сторону". Исказив пространство и обманув ожидания толпы, щедрой на недобрую молву.  И легко, почти не растеряв маны возник за его спиной.
- Я возьму  Рейн, Ваше Величество?
Это не были слова побежденного или поверженного. Алифера, который согласился на брак ради умысла или  общего блага.   Да, Сол Рит был жестоко искалечен. На глазах замерших зрителе песок под его ногами становился алым, алифер обильно истекал кровью. Оружие его было разбито, левая рука и плече были разворочены, а ноги едва держали и всем было очевидно что сражавшийся не жалея себя претендент вот вот свалится лишившись сознания.
        Но в его голосе не было сомнений или  отчаянья, лишь холод, сковывающий рвущуюся с цепи тьму.   Ровно так же как не осталось сомнений и у Императора - Сол  Рит изначально планировал  этот бой. Рассчитывал на него, спровоцировал его  и провел. Ради одной, простой цели - доказать что он достоин. Не только руки девушки, хотя это был очевидный способ сдержать свою часть сделки. На белом песке арены сошлись свет и тьма, старое и новое.
И новое победило. Заставляя трибуны замереть и усомниться - а так ли оно беззащитно?

Отредактировано Солмнир (2019-09-07 10:33:33)

0

18

Бой был недолгим, но кровавым. Солмнир, который впервые вышел на арену против настолько сильного противника - императора Поднебесной - показал себя лучше, чем могли себе представить жители Алира. В нём была та самая тьма, которую светлые маги Поднебесной видели в Хаоситах, за что не любили их, считали опасными. Методы Солмнира, ходившие иногда по грани допустимого, а то и заступающие за них, вызывали смешанные чувства у толпы. Одни осуждали Рита за грязные и бесчестные приёмы, недостойные жителя Поднебесной и продолжателя рода Третьего генерала. Другие - видели, что техника Иладара - та, которой придерживались многие из них - именно из-за своей честности проигрывает кровавой реальности, существующей за пределами Поднебесной. Это именно то, с чем столкнутся многие из них, если слухи о Зенвуле и Остебене правдивы и угроза существует не только там, на земле, но и здесь - в самом чистом, отдалённом от наземных бед, Небесном городе.
Император почувствовал, как горячая капля стекает по шее, сползая под ворот. Кровь. От боевого веера на коже остался слабый порез - несравнимая рана, полученная бою, если вспоминать то, как сильно потрепало до этого момента Рита - но его достаточно, чтобы закончить этот бой. Они могли бы его продолжить. Недолго, учитывая состояние Солмнира, но император был уверен, что этот мальчишка, который в его глазах лишь снова доказал, что император не зря даровал ему помилование и вернул в Алир, сражался бы до конца, не отступив.
Иладар ван Ален признавал Рита не победителем, но достойным.
- Другого и не ждал, - император усмехнулся, посмотрев через плечо на алифера. - До свадьбы подожди, уж будь добр.
Император поднял руку. Тишина, которая казалась аномальной, прервалась. Советники, жрецы и воины зашумели наперебой, прославляя Ньёрая и благодаря его за честный поединок.
Голос императора зазвучал над ареной:
- Солмнир Рит доказал, что он достойный сын Ньёрая!
Жребий, брошенный над ареной в начале боя, лежал на песке грифоньей стороной к небу. Крошечная капля крови осталась на нём, подсыхая на солнце.

0

19

Рит криво ухмыльнулся, хотя удалось это ему с трудом. Он был все еще в ярости, в бою и не было у него намерения сильнее чем победить. Отблески этого огня Ван Ален мог легко увидеть в глазах своего противника. Но Сол крепко держал на цепи своего зверя, хотя сознание уже начинало плыть вслед за карминовым потоком щедро украшающим поле. 
    - Если доживу ваше величество? Тут бы с поля выйти …
   Надо отдать должное, до края белого круга алифер не дошел всего  несколько шагов. Верный боевой веер, издали кажущийся невинной безделушкой с Края Света выскользнул из руки. А следом за ними в песок устало ткнулись колени и Рит начал заваливаться вперед. Но навстречу, расшвыривая в сторону  неуверенно замершую стражу, уже рвались фигуры в черной броне, и голова алифера так и не коснулась песка. Тело упало в руки подбежавший хрупкой на вид девушки с длинной копной угольно-черных волос, чьи ладони вспыхнули ярким словно огонь золотым светом магии исцеления. Бежавший следом воин
на ходу сорвал с пояса ремень от ножен запоздало перехватывая сосуды руки жгутом. А следом уже подбежали другие “черные” закрыв собой обзор от взглядов притихшей публики. Бывшие гвардейцы подняли тело и на руках унесли его прочь, в тот же коридор из которого Солмнир появился считанные минуты назад. Последние уходившие подобрали замерший в песке полураскрытый веер и обломки копья и поспешили за своими товарищами.

Отредактировано Солмнир (2019-09-07 09:46:41)

0

20

Рейн понимала, что бой - это необходимость. Она видела, что несколько раз отец намеренно уменьшал силу смертоносного заклинания, хотя бил в те места, где жилка жизни билась громче всего, будто перед тем, как позволить Риту взобраться на вершину, он хотел показать ему близость смерти.
Иладар ван Ален оставлял арену с незначительными синяками, даже пошутил про горячий нрав зятя, ударившего его в лицо, будто окунулся в горячую молодость. То, что казалось недозволительным и не принятым, Иладар добродушно высмеял, принимая выходку Солмнира. Никто не посмел ему возразить. И все же он не забыл в какой близости от него оказалось лезвие веера Рита и как пылал огонь в его глазах.
- Да начнется праздник! - с тем же весельем огласил император.
Толпа подхватила. Празднование с арены перенесли в более подходящее для этого место. Во дворец.
Рейн понимала, что должна присутствовать на пиршестве, но перед глазами все еще стояла картина случившегося. Солмнир без сил упал в обьятия товарищей, истекая кровью.
По приказу императора Рита вверили в руки дворцового лекаря, но и от этого беспокойство Рейн не утихло. Она боялась за жизнь отца. Помнила, какой удар Рита был последним. И боялась, не зная, где должна быть.
- Отец, - Рейн протянула руку к отцу, осторожно стирая платком капли крови с его шеи.
- Ты должна быть не здесь, не так ли? - Иладар по-отечески улыбнулся, не просто давая дозволение уйти, а подталкивая ее к Риту.
- У него хватает друзей, которые о нем позаботятся.
И все же это не казалось уважительной причиной оставить отца. Как расценят ее поступок остальные? Что она сделала выбор в пользу Рита?
- Иди.
Рейн кивнула, и отправилась к Солмниру, до конца не зная, правильно ли она поступает.

Отредактировано Рейн (2019-09-07 11:32:24)

0

21

Бывшего гвардейца положили в одном из дальних покоев. Это сделано было явно с умыслом, что бы шумная толпа или любопытные не потревожили раненного. Впрочем, будь их воля, черные бы утащили его еще дальше, прямиком на Край Света.  Но ослушаться императора, решившего проявить заботу о будущем родственнике не рискнули. Внутрь лекари пустил только Шин, имевшую к целительству и медицине в отряде самое что ни наесть прямое отношение, остальных оставив снаружи. И теперь коридор был полон хмурых лиц в доспехах и при оружии шатающихся туда-сюда перед покоем не в самом лучшем расположении духа. Они видели в каком состоянии прибыл их командир, были взвинчены и было очевидно что сейчас им будет достаточно малейшего повода чтобы в лицо полетел сначала вызов, а потом и сталь. По такому поводу слуги пролетали мимо них быстрее лани, а любопытные обыватели, которых несомненно хватало как среди гостей так и среди двора обходили комнату и два прилегающих коридора десятой дорогой, предпочитая 
Пришедшую Рей встретили со смешанными чувствами. С одной стороны все прекрасно уже понимали что и зачем делал Солмнир и что ему удалось провернуть. С другой - к теперешнему состоянию Рита, Серокрылая имела, самое прямое отношение. Впрочем, подпирающие стены у самого входа алиферы потеснились, освобождая место для девушки, и ввели в курс происходящего. Новостей было не много, а то что Рит потерял много крови, а рука в плохом состоянии, она и так знала. Внутрь её понятное дело доктора тоже не пустили. Медленно потянулись минуты складываясь в часы. Со стороны центральных залов до стоявших долетали отголоски здравниц и музыки. Император, в который раз показал что он достоин занимать свое место, превратив сомнительное мероприятие в радующий многих праздник.

0

22

Празднование помолвки дочери императора и внука Третьего генерала продолжалось в торжественном зале без участия двух виновников, если не считать третьего - императора. Иладар ван Ален справился со своей ролью. Он собирался переговорить с Сомниром о результатах поединка, когда зять восстановится после ранений и придет в себя, и с додерью, когда она разберется в себе. Мужчина давал им время на отдых и переосмысление, а сам наблюдал за важными гостями. Многие алиферы в совете иначе взглянули на Солмнира. Кто-то увидел в нем истинный алиферский дух, кто-то - дерзкого мальчишку, вырощенного на грязный улицах Теллина. Император никого не пытался переубедить, но и не подтверждал некоторые слухи или догадки. Некоторые гвардейцы укоренились во мнении, что у такой поспешной помолвки и не менее спешной свадьбы были причины  причины близости одного гвардейца с бастардом императора. Пусть думают так и смотрят в другую сторону, пока это на руку. Перемены во мнении некоторых советников могли сыграть на руку императору в будущем.
Рейн чувствовала себя неуютно под взглядами Черных. Она видела, как они на нее смотрят, и понимала причину их взглядов - она была причиной такого состояния Рита. Девушка пыталась убедить себя, что отец никогда бы не сделал ничего, что привело бы к смерти Солснира или сделало его калекой. Это бессмысленно. Но вопреки этим мыслям тревожилась. Что если дворцовым лекарям не удастся поставить Рита на ноги? Что если он останется калекой?
Она не хотела ему такой судьбы.
Рейн старалась выглядеть собранной, но внутри бушевал ураган. Она впервые воспользовалась положением дочери императора, чтобы ее впустили к Солмниру. Сведений, что он поправится, ей было мало. Как и знания, что он крепко спит, все его раны обезболены, лекари постоянно проверяют его состояние, а целители вливают ману для быстрого восстановления. Она и смотреть на него боялась. Считала Рита дураком и хотела ему об этом сказать, но молча ждала, когда он откроет глаза и придет в себя.
Усталость и эмоциональная истощенность взяли свое. Рейн уснула у его постели. Венец, упавший с ее головы, кто-то из целителей подобрал и аккуратно положил на подушку. Подол платья извозился по полу и испачкался. Платье помялось и потеряло первозданный опрятный вид. Отросшие волосы выбились из прически, рассыпались по рукам, на которые Рейн, засыпая, положила голову. Оюцелители перестали уговаривать ее пойти к себе в покои и отдохнуть там. Рейн не хватало заверения, что ей немедленно сообщат, когда Рит придет в себя, потому просто не трогали, позволив делать то, что ей хочется.

0

23

Прорваться к жениху в первые два часа, впрочем, не удалось даже прикрывшись именем Иладара Ван Алена. Если возвращение ко двору и явная благосклонность отца еще могла повлиять на имперских докторов, то сдвинуть с дороги маленькую Шин не удалось бы ни богам, ни  демонам. После попытки сунуться “именем империи” выскользнувшая из-за полу открытой двери девушка уперла окровавленные по локоть руки в бока, смерила Серокрылую взглядом и в простых солдатских выражениях пояснила, куда та могла пойти и чем заняться. И если благородная госпожа изволит вернуться, то пусть приходит сразу с Императором. И заодно прихватит таран.
    После чего с характерным звуком защелкнувшегося замка исчезла за дверью. Пускать внутрь посторонних пока целители с помощью скальпеля, игл и магии пытались собрать заново руку и лицо алифера Шин явно не собиралась. Ближайший к двери гвардеец мягко,  положил руку Рейн на плече, одновременно выражая сочувствие, но и давая понять что в случаи вопроса “кто здесь главный” рота будет на стороне отрядного целителя. Спустя два часа операция закончилась. Дошивали Рита уже без Шин.  Сделав основную часть работы лейтенант просто свалилась в магическом истощении и её перенесли в соседние покои. Один из лекарей попытался остановить рвущуюся внутрь Рейн, но без железной воли маленькой фурии был обречен на провал.
    В комнате были открыты окна, но даже свежий  воздух не мог вывести запах лекарств, крови и нездорового пота.  Рит лежал уже на чистых простынях и выглядел пугающе серым. Хуже чем в прошлый раз, когда его отделал нетопырь. Порез на предплечье был пустяком, а разрез на щеке требовал всего лишь аккуратной и точной работы иглы, да опыта. И того и другого было в избытке. Но вот удар в плече… Шрам выглядел как уродливая звезда на левой стороне тела, рану явно вскрывали. Можно было не сомневаться что такая же, но уже закрепленная отметина находится на спине. Крошево из белого, желтого и красного пришлось буквально собирать заново и процесс все еще не был завершен до конца. Из раны торчали несколько длинных металлических спиц, поддерживающих кости и мышцы в необходимом положении, а рядом с кроватью всегда находился целитель непрерывно творящий заклинания ускоряющие и контролирующие процесс восстановления. Скорость с которой медики стремились зарастить рану была давно уже за гранью разумного и приближалась к пределу возможного. Ван Ален торопился поставить Рита на ноги до того как его состоянием воспользуется кто-либо. Он понимал что с этого момента события будут нестись со скоростью бешеной портовой крысы и такой же предсказуемостью.
    В первый раз Рит проснулся еще ночью, под тихий речитатив литаний подмастерьев питающих заклинания.  Он не чувствовал своего тела и успел перепугаться, но заметив движение век,старик целитель, худой алифер с козлиной бородкой, поднес палец к губам, призывая к молчанию. После чего склонился  к уху алифера и кратко доложил о происходящем. Солмнир посмотрел на уснувшую Рейн, на торчащие их него железки казалось резонирующие от окружавшей его магии, и глазами указал на чашу стоявшую на столе. Доктор понял все правильно и больному дали напиться. После чего Рит снова провалился в глубокий сон без сновидений.
Второй раз он пришел в себя уже утром, от солнечного света и свежего ветерка шевелившего занавески.  Руки он все еще не чувствовал, но ощущения телесности уже появилось. Да еще какое, Рит чувствовал себя словно по нему проехали на боевой колеснице. Слабость от потери крови давила каждый мускул, желудок сводило от количества влитых в него зелий, и алифер гадал, если вскрыть ему сейчас кожу, не потечет ли из раный чорный  эликсир.  Левая сторона лица под повязкой опухла и была горячей, хотя саму рану он не чувствовал. Рит попробовал пошевелить лицом и понял что и не почувствует. Никогда.
Заметив что больной пошевелился к нему, приблизился целитель, сменивший главного медика Алира после полуночи и склонившись прошептал на ухо “последние новости”. Голова работала ясно и четко,  очевидно что первым делом медикам была поставлена задача привести его в сознание и ясность ума. Отчет и радовал и огорчал, но по крайней мере в нем теперь не торчали железки.
В комнате кроме дежурного и спящей Серокрылой никого не было, очевидно что все что могли сделать медики интенсивно они уже сделали. Оставался лишь самый великий из лекарей - время.  И его было, как всегда, недостаточно. Взгляд алифера остановился на Рейн. Они не виделись с момента их перебранки на крыше. Конечно он знал что девушка будет в ложе Ван Алена, но на арене он был сосредоточен только на сражении, решая не тривиальную задачу: как победить, не убив при этом врага, оставшись в живых. Да еще так, чтобы это стало посланием в случае его гибели и не выглядело подделкой. Об авантюре с прошением руки при свидетелях Рит, Ван Алена не предупреждал, и все присутствующие на Совете могли теперь поклясться на алтаре что эта дерзкая просьба удивила Императора. Ставки были высоки и бой едва не стоил ему жизни, это он тоже понимал. Хотя зверь в груди глодал сердце, зная что император бился не на полную. Как и он сам. Но судя по спящей девушке и тому что он проснулся во дворце, Алир признал драку подлинной и удовлетворяющей ожидания. Подделки сражения чести не простили бы никому. 
Сол посмотрел на доктора, глазами указал на Рейн, на него самого и на дверь. Медик был не из глупых, покачав головой со скорбным выражением лица. Но в глазах  старика явственно читалось понимающе лукавое выражение. Лекарь показал знаками число десять, и дал понять что Риту нельзя вставать. Ха. Если бы он мог. После чего доктор, положил рядом с его здоровой рукой колокольчик, прижав язычок что бы тот предательски не тренькнул, и бесшумно направился к выходу. Сол дождался пока он выйдет и легко погладил Рейн по голове, тормоша девушку.
- Проснись, принцесса.Уже утро.

0

24

Рейн недовольно заворчала, чувствуя, как кто-то пытается ее разбудить. После ночи, проведенной в дворцовом лазарете, Рейн чувствовала себя измотанной, побитой и помятой. Она забыла, где находится и сквозь медленно отступающую дреме не сразу поняла, что будит ее Рит, а не кто-то из лекарей или надоедливая Шинит, которая за этот вечер умудрилась вывести Рейн из себя. Поначалу она хотела влить в Солмнира свою магическую энергию, но потом, видя вклад Шинит, волнующейся о товарище, решила, что не будет этого делать. Расценили бы как глупую прихоть упрямой девчонки. Она не предлагала. Влила энергию, когда Шинит не было рядом, поэтому во время пробуждения сказывался собственный магимеский недостаток энергии. Она и заснула поначалу, держа руку алифера, но во сне не то сама отняла, не то кто-то из обеспокоенных лекарей.
- Потом... не хочу вставать. Отстань, Черный, - сонливо ответила Рейн.
Осознание происходящего закралось в голову. Рейн встрепенулась, подняла голову, удивленно посмотрела на алифера, будто не верила, что он пришел в себя.
Солмнир выглядел болезненно бледным, изможденным.
Рейн не поняла, что именно во всем спровоцировало ее.
- Ты самый большой дурак во всем Алире, - в привычном духе выпалила Рейн, смотря на алифера. Впервые ей хотелось обнять Рита, чтобы с облегчением выдохнуть ему в шею, но она боялась потревожить его раны. Слезы хлынули будто сами собой, Рейн ткнулась лбом к бок алифера, не то пряча слезы, не то пытаясь ощутить его тепло.
Она хотела сказать про шинит. Что-то язвительное, но не смогла. Не смогла и припомнить Солмниру прошлую ссору, разом простив все.

0

25

- Сомнительно. В конце концов мне же удалось вытащить твоего отца на поле боя. А вот склонность к драматическим эффектам на лицо. Хотя с нашим героическим отечеством без этого никак.
         Дуэль была крайней мерой, к которой его вынудил короткий срок отмеренный Ван Аленом.  Рит решил не говорить насколько велики были шансы там же и сложиться. Сказать придется, но явно не сейчас, а когда Рейн будет в состоянии здраво все обсудить. И главное понять. Алифер еще раз удивился редкой ясности сознания, гадая какими же чарами этого добились. После полученной встряски он бы провалялся в бреду еще несколько недель, даже с учетом магического исцеления. Искусство лекарей впечатляло, хотя несомненно торопливость приведет к долгоиграющим последствиям.
  Пальцы правой руки неуклюже скользнули по волосам, в попытке утешить, хотя он и не слишком верил в успешность подобной попытки. Скопившееся должно уйти, и слезы - далеко не худшая разрядка.
- Ну будет. Я жив, а значит уже  не сдохну. Кто мне даст.

0

26

- Не знаю, кого сейчас ненавижу больше: тебя или себя... - Рейн говорила тихо, но искренне, хотя знала, что явно перегибала с эмоциями хотя бы словесно. - Себя, потому что не могу собраться. Или тебя, потому что не могу собраться рядом с тобой, - она не поднимала головы, пока не смогла прекратить поток нежеланных слез.
Ненависть - неверное слово, но Рейн не знала, как назвать ту бурю эмоций, которая нахлынула на нее с осознанием неизбежного. [i]Вероятного неизбежного. Он мог погибнуть в бою или после него.
- Будем надеяться, что ваша выходка не обернется для тебя недействующей рукой, иначе... мне будет очень сложно ударить тебя. А сейчас мне этого очень хочется, - Рейн неуклюже выражала эмоции.
Она подняла голову, посмотрела на алифера. В ее глазах все еще был страх и опасения, потому что этот поединок - только начало.
- Надеюсь, что ты больше не полезешь в поединок с другими генералами, чтобы показать, насколько ты бесстрашный и закаленный доками Теллина.
Рейн не доставало нужных эмоций, чтобы шутка выглядела шуткой, а не нелепой скорбью по прошлому.

0

27

- Не бери в голову,Рейн.  Мы с твоим отцем едва не поубивали друг друга перед твоими глазами.  И я бы удивился если бы оно тебя не задело. Или решил что одну белобрысую подменили злым двойником.

       Алифер  пытался отшучиваться, хотя с забинтованной рожей выглядеть смешным и ироничным было непросто. Но если он позволит слабости проявиться на лице Рейн может снова взять что-то дурное в голову, а ему бы это не хотелось. Серокрылая и так должна была известись за ночь. Солмнир прекрасно понимал что  несмотря на свои шатания по тавернам и прочие приключения Рейн имела не много близких людей. А в какой-то момент даже она должна была понять что бой не был подстроен.  Он решил уцепиться за новую тему.

-  Нет не полезу. Во-первых, мало кто захочет драться за мной после того как я сражался с твоим отцом. Как и ожидалось поколение времен Великой Войны ужасает. Во вторых меня надежно положили отдохнуть, хорошо если на недели, а не на месяцы. Рука… мне сказали что работать будет. Чуть позже переспрошу у Шин что же мне не сказали. Конечно сейчас конечность еще меня не слушается, но в целом даже то что я в сознании уже чудо. У лекарей твоего отца феноменальные навыки. Хотел бы я в свой отряд те же возможности.

Да чудо. Но несомненно чем то пришлось заплатить, вероятно в долгоиграющей перспективе. И это следовало взять в расчет.  Да и ближайшее будущее было туманным - ранение явно удержит его если не в постели то на вторых ролях. А значит потребуется пересмотреть свою привычную стратегию всюду лезть лично. Что ж, когда то все равно потребовалось бы начать. Хотя оставалось еще несколько дел которые он не намерен был откладывать.

0

28

"Твоя" - хотела сказать Рейн, но проглотила неуместную подростковую не то обиду, не то ревность.
- Шинит билась за тебя до последнего. С яростью барса. Даже императора не испугалась, - Рейн усмехнулась.
Она ухватилась за возможность сменить тему, но опасно ходила по краю, рискуя вновь вернуться к истокам.
- Может быть, теперь ты будешь полагаться на магический щит. Созданный другими, раз на свой ману не хочешь тратить, - Рейн понимала, что дело не только в трате магического запаса, а в самом отношении Рита к подобного рода защите. - Отдыхай, пока есть такая возможность.
Рейн попыталась ободряюще улыбнуться, но получилось устало и вымучено. Ее усталость не шла ни в какое сравнение и истощенностью Солмнира, поэтому Рейн не замечала ее.
- Спи. Потом узнаешь детали.
Рейн тоже хотела узнать, чем для Солмнира чреваты ранения.
- Если ты еще не забыл, то у тебя скоро свадьба.
Сомнительный аргумент. Скорее в пользу того, чтобы пролежать в постели дольше положенного. Из-за того, что у них ограниченное количество времени, это может сказаться на его восстановлении.
Рейн поднялась, собираясь выйти из лазарета, чтобы не мешать алиферу отдыхать.
- Пойду, пока твой цербер меня не заметил.

0

29

При упоминании маленького демона по совместительству служившего у него лейтенантом Солмнир хмыкнул.
- Это на неё похоже. И скорее всего она сейчас свалилась с “перегоранием”. Хотя я думаю ребята её в беде не оставят
Заминки в словах Рейн, он не заметил, или не придал значения. А вот на слова о щите лишь улыбнулся. Похоже что стоит это разъяснить сейчас.
-  В этот раз я не мог позволить себе такую роскошь как щит. Во первых на пятиконечной фигуре из крови я строил импровизацию с цепями.  Во вторых, толпа жаждала крови неверного и триумфа императора. Что ей и было предоставлено. В то же время те кто поддерживает перемены увидели что то от чего так долго закрывал себя Алир побеждает привычные методы сражений чести. Они видели что я добрался до твоего отца. Так что и старые волки довольны, и молодые сокола укрепились в своем мнении. Идиллия, пускай и с неприятными издержками.
Рит сомневался что ему дадут отдохнуть. Вероятнее всего император решит переговорить со строптивым будущим зятем. Собственно то что он не лежит сейчас под действием дурмана для облегчения боли явственно на это указывало. А писать можно и одной рукой, тут нужна лишь ясная голова.
- Сама тоже отдохни. Все только начинается, хотя теперь нам будет немножко легче.

Отредактировано Солмнир (2019-09-07 22:18:44)

0

30

- Да, я понимаю.
Рейн знала, что Солмнир рассчитывал на такой исход, как и ее отец, но смысл безумия, происходившего на арене, она осознала до конца, когда опасения отступили. Девушка успокоилась, и начала видеть. Легче от этого не становилось, но онатпоказывала, что понимает Солмнира правильно, что нисколько не уменьшает ее волнения о нем.
Она развернулась и направилась к выходу. Помедлила у двери, оглянулась и привычно улыбнулась, наклонив голову на бок.
- Ты должен мне одну прогулку на Край света.
Рейн выйшла из лазарета и столкнулась в коридоре с Шинит. Черная недовольно нахмурилась, осознав, что в ее отсутствие Рейн все же вошла к Риту и помешала ему отдыхать и восстанавливаться. Опережая ее слова, Рейн остановилась, легко поклонилась.
- Спасибо, что побеспокоилась о нем.
Она была искренна в своих словах. Не думая, как на это отреагирует девушка, Грей вышла из крыла, направляясь к себе в комнату.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [22.06.1082] Грань