Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [26.05.1082] Утро на краю cвета


[26.05.1082] Утро на краю cвета

Сообщений 31 страница 51 из 51

31

Было бы оно то... целомудрие. Впрочем, в понимании многих, если не большинства, Рейн не выглядела, как целомудренная особа. Погружения в ее память стали лишь неприятным подтверждением этого факта. Перед Ритом и вовсе даже в шутку было бы глупо отрицать разгульный образ жизни. Впрочем, можно ли трех мужчин считать разгульством? А не было ли их больше?..
То, что Солмнир даже на хмельную голову никак не выказывал интереса, Рейн считала чем-то само собой разумеющимся. Возможно, по этой причине они дружили и она вела себя спокойно, не опасаясь ни за честь, ни за вероятны е невероятные последствий.
Рейн лишь фыркнула, отвернувшись, от чуждого чувства смущения, которое по-прежнему гнала от себя, как чуму.
- Эй, я, между прочим, выжила в Зенвуле, - надулась Рейн, гордо вскинув подбородок. Первоклассным воином она себя не считала и никогда им не была. В заварушке с мертвецами она два раза почти умерла, если бы не Оливер.
От воспоминаний о пропавшем некроманте она снова почувствовала, как холодит нутро. Рейн притихла, и, осознав это, попыталась быстро взять себя в руки и продолжить.
- Убивать мертвецов и нечисть - это не то же самое, что сцепить клинки с живым алифером, - Рейн понимала, что речь идет в первую очередь именно об алиферах. Недоброжелателей хватит. - Ты прав. Сопровождение мне не понравится. А мои навыки оставляют желать лучшего, несмотря на толику реального опыта, - Рейн соглашалась, что занятия ей нужны. И не от напыщенных учителей Алира, с которыми она уже имела не-честь познакомиться с юношеских лет. - Сочувствую тому, кто возьмется за эту работенку.
Рейн усмехнулась.
Уроки боя и магии она считала чем-то более понятным и простым, чем сразу лезть в политику.
- Что ещё входит в твой фойрровский план по перевоспитанию меня?

Отредактировано Рейн (2019-09-02 15:16:43)

0

32

- Лично я за своих лейтенантов не беспокоюсь. У них таких, как ты сотня. С характером не сахарок и отсутствием почтения к трепетности и неповторимости жизни. Но ты не в гвардию готовишься и вбивать в тебя основы дисциплины никто не будет. Если конечно ты не придешь ко мне недели через три и не скажешь что быть полководцем - твоя судьба. Хотя я сомневаюсь.

Солмнир пожал плечами. Вынося за скобки романтику приключений все четверо лейтенантов справлялись с лучшими из худших. Чьи коленца временами были похуже невинных выходок Рейн. В ней стремления к смертоубийству было куда как меньше.

  - Во вторых я намерен до свадьбы убрать тебя с глаз долой. На Край Света, в большой мир учитывая происходящий там бардак я пока тебя отпускать боюсь. В лицо тебя знают немногие, по прозвищу - и того меньше. И это последнее место где тебя будут искать Тени.  Понятное дело что при условии защитных чар. Если они хотя бы в половину такие умные как я их считаю, то прядь твоих волос тоже втихую срезали при первой же возможности.

        Солмнир  добыл отчет по Зеву положив его на стол, после чего снова запер ларец.

- Куда именно приложить ручки там - можешь сама выбрать. В этой кипе бумаг достаточно, чтобы сделать разумный и обоснованный вывод, что происходит, и выбрать по сердцу. Бежать вот прям завтра не обязательно, хотя если тебе нужно время, то придётся посидеть безвылазно в этих покоях, регулярно прячась в спальню. Тут как бы официальный рабочий кабинет Советника.
       Дела есть как в самом городке, так и на фронтире. К тому же я думаю, что тебе не повредит пару недель жизни и работы в команде. Рано или поздно тебе придется научиться командовать. А тут не стоит прыгать через голову, не увидев начала лестницы. 

0

33

- Ещё не женился даже, а я уже в немилости, - фыркнула Рейн себе под нос.
Бумаги, связанные с Драконьем зевом, она подтянула к себе, развернула, рассматривая их содержимое, и хмурясь. Чтобы ознакомиться со всем, нужно время. Прямо сейчас Рейн не стремилась этим занимать и вникать. Слишком много всего в голове за последние два дня, чтобы нагружать её важной работы. С непривычки можно загрустить и перегореть сразу же, послав всё к Фойрру и выпросив себе несколько кувшинов вина!
- То есть ты намерен запереть меня здесь, - Рейн обвела рукой пространство вокруг себя, имея в виду новое здание, выделенное Солмниру под дела совета внешних дел, - чтобы я не докучала ни тебе, ни твоим товарищам? – она вопросительно вздёрнула бровь, посмотрела на алифера. – Я, конечно, славлюсь любовью к приключениям, но это уже слишком.
Вариант сидеть взаперти, пока не научится, как выразился Сол, «защищаться», Рейн не хотела. Драконий остров тоже не казался ей спасительным местом, где можно разгуляться и забыть о императорской опеке, гвардейцах, которые ходят за ней по пятам, и пристальных взглядов. Из-под одного надзора она резко угодила в другой, и ситуация начинал ей в корень не нравиться. Она понимала, что именно столкновение с Тенями и новый указ императора могли вынудить Солмнира принять подобные меры, а потому по Драконьему острову они гуляли в сопровождении, а не исключительно вдвоём, а именно это единение без глаз, ушей и мечей нравилось ей в их дружбе. Теперь этого не было. Рит обещал ей надзор везде и всюду.
- Чем это отличается от того, что я просидела больше недели в своих покоях, пока меня не выпускали из них по приказу отца? – она хмуро смотрела на Солмнира. В какой-то момент ей показалось, будто он совершенно её не знает и потому выбирает наименее приятный для неё вариант.
Не видеться – ладно. С горой работы, которая выпала на долю одного новоявленного советника, это логично. Она понимала и сопровождение из-за угрозы Теней, но ограничение своей свободы четырьмя стенами или вечным преследованием гвардейцев – принимать не хотела ни в каком виде, прекрасно зная, что это не на неделю и не на месяц. Так быстро подтянуть свои навыки она бы при всём желании не смогла, а сейчас стремительно теряла мотивацию.

0

34

- Услада моего сердца, на каком месте у тебя уши? Или, я похож на идиота который сначала говорит что знает о твоем свободолюбии, а потом намерен посадить в четыре стены? В целом наверное похож, учитывая обстоятельства в которых я оказался. Но мне жалко стены. И себя.

Солмнир склонил голову на бок с некоторой иронией рассматривая девушку.

-  Я намерен не пускать тебя на Алир пока мы с “тайными” не разберемся с Тенями, а я сам не соберу столько союзников до оглашения брака сколько успею. Поскольку именно здесь тебе светит передвигаться не иначе как в “латной коробочке” из гвардейцев отца, я подумал что проще отправить тебя на Край Света. Внизу тебя не знают. Одним воином в “армии” торговца больше, одним меньше, кому какое дело? Или по твоему меня там мало видели пьющим со своими людьми? Да, рядом с тобой будут мои “черные” которые будут тебя учить, помогать и подстраховывать. Но на первых порах, покуда лейтенант вытащивший эту соломинку не посчитает что с минимальной подготовкой он справился. Поскольку он отвечает за этого головой, то тебе придется приложить усилия чтобы это доказать. Но у него не стоит задачи сторожить тебя взаперти, задача сделать так чтобы  уже у меня не поседела спина из опасений за тебя и я мог быть уверен что ты останешься жива и без охраны. Если бы не “тени” я бы вообще не беспокоился, ты дожила до своих лет гуляя по притонам Теллина. Но в случаи наемных убийц, особо сильных чудовищ или “теней” это фокус не пройдет. И вопрос не в умении приложить их цепями, а в то что ты просто можешь не успеть среагировать на опасность. Касательно работы в команде,  смею заверить что задачи которые требуют внимания не являются чем то специально созданным для выгула принцессы. К примеру…

Солмнир не раскрыл книгу на одной из закладок. Там была вложена запись в которой что то говорилось об исчезающих рыбаках, был набросок грубого плана местности и какие то даты.

- … вот записка. Она говорит о проблеме.  Реальной, ощутимой, угрожающей людям. Пропал рыбак при необычных обстоятельствах, двое детей сирот, местные проверили что могли и не понимают что происходит. Обратились к моим людям. Или вот другая. На фронтире заметили неизученный феномен. В полнолуние цветы ничем не примечательного вьюнка - вон он на ближайшей к нам стене растет - начинают дословно “плакать кровью”. Кровь к слову настоящая, человеческая. И вот такого там один город и целый остров размером с Северные Земли вампиров. На пятьдесят моих человек, из которых часть мне придется вернуть. Так что нет, за тобой  будут приглядывать, но ты будешь наравне со всеми делать дело. Что именно - вон тебе полный отчет. Если ты мне сейчас скажешь что, хочешь заняться организацией поставок местного шелка на рынок Остебена, то там тоже нужны руки, и что более важно, светлая голова. Я не шучу.

Рит закрыл отчеты и сел обратно за свой стол, опершись на локти, и смотря на  Рейн немного снизу вверх.
-  И да, это тут мы сидим в крепости ощетинившись арбалетами и не показываем тебя доблестной аристократии. Внизу я могу себе позволить жить как хочу и с кем хочу. Хоть в крепости на берегу, хоть в том же “времени года”. Потому что внизу нет “советника и принцессы”, есть торговец контрабандой и незнакомая никому девушка.  По крайней мере еще месяц. И если ты не забыла то для меня остров в дистанции щелчка пальцами.  Я развеял твои сомнения, или ты всё ещё подозреваешь меня в намерении запереть тебя в башню?

0

35

Рейн поморщилась на шутливом обращении.
- Не знаю, за что хочу треснуть тебя сильнее. За "усладу" или за "принцессу", но точно тресну, - Рейн сощурилась, посмотрев на гвардейца. Серые глаза недобро блеснули.
К титулу стоило привыкнуту, но девушка отчаянно не хотела это делась. Ей казалось, что так она теряет остатки своей ничтожной свободы и всего того, что делает ей собой. Серой Рейн, а не дочерью императора Алира.
Она немного успокоилась, когла Солмнир подробнее обьяснил, что ее ждет, но даже такой ответ не понравился ей настолько, чтобы спокойно выдохнуть и смириться. Описанная жизнь все равно накладывала на нее определенные ограничения.
Не здесь, так на Драконьем острове.
- И все же это не свобода, - без шуток и ухмылок ответила Рейн. Честно, как она чувствовала и думала на самом деле.
Все не могло пройти гладко. Выбора фактически тоже не было. Или сидеть в доме на острове и ждать, когда все угрозы исчезнут, что невозможно, или  же ввязываться в дела острова под присмотром гвардейцев, в чьи руки ее вверял Рит нат образование и перевоспитание.
Впрочем, ждать от нее сразу энтузиазма, радости и рвения было бы слишком опрометчиво.
Месяц сопровождения, по меньшей мере, - вот, что ее ждало. Черные - не императорские гвардейцы, но от этого отношение Рейн к ним нисколько не менялось. Она все  так же чувствовала, как несмотря на обещание постараться меньше доставлять проблем, хочет обратно спрятаться в свою скорлупу и никуда из нее не вылезать.
- Если сильно заскучаю, буду знать, чем себя занять.
В другое время она бы, ища приключения на свой зад, кинулась бы на поиски пропавшего рыбака веселья ради или пыталась бы понять, что приключилось с цветами. Необычности и странности ее притягивали. Вот только компания не нравилась. И вес ответственности тоже.
Что же до тканей... это она во все времена считала скучным.
- Незнакомая девушка, за которой ходят охранники, - в голосе появилась неприглашенная ирония.
Рейн не хотела продолжать этот разговор, подозревая, что они быстрее поссорятся на этой почве, чем придум к компромиссу, который устроил бы двоих.
Она подтянула к себе записку, неосознанно дергая ее край, и перевела тему:
- Что-нибудь еще?
Вдруг он на сладкое припас что-то еще.

0

36

Солмнир удивленно поднял брови. На этот раз в его словах не было иронии.
   -Есть немного. Вопрос "не свободы" Рейн, об “этой несвободе” может только мечтать большая часть жителей земли и две трети Алира. Позволь мне кое-что прояснить. Мне чертовски не хочется этого делать, ты будешь на меня дуться. И мне не хочется чтобы ты невольно начала сравнивать меня со своим отцом с его нотациями, я еще не настолько стар.  Но мы с тобой в такой глубокой заднице, что понимание этого вопроса является жизненно важным.

         Отодвинув в сторону бумаги Солмнир достал из стола недопитую бутылку и налил остатки себе в кубок. В том что после его слов вечер и настроение будет испорчено он не сомневался. Но и оставить Рейн в своих заблуждениях просто так не мог. Это могло дорого обойтись им обоим.

-  Видишь ли, Серокрылая, ты путаешь “свободу” со “вседозволенностью”. До сих пор ты делала что хотела, не учитывая всей пагубности последствий своих решений для себя и окружающих. За то, что ты можешь позволить себе пить на краю света, делать что хочешь и опасаться лишь нагоняя платил твой отец. Потом к этому аттракциону невиданной щедрости присоединился я. Платили разным. Репутацией, трудом, риском, кровью. Не будем упоминать банальное золото.  Думаешь Тени набрались бы подобной силы и наглости, если бы у нас не было ситуации ослабления императорской династии и отсутствия наследника престола? Хорошим примером ответственности  будут и твои первые мысли и чувства когда я снял тебя с пиратского корабля. Помнишь? Ты тогда перепугалась до крика что я всех их поубивал. И это было бы последствием твоих действий и решения остаться. Конечно это были бы и последствия решения пирата, пускай и не ведающего что творит. Но мы пока говорим о тебе и твоих выборах, ты то все понимала и знала. Их всех бы убили из-за того что ты решила не вспоминать кем являешься и каким последствиям приведут действия. В моем лице. Когда я сказал что все живы ты успокоилась и выкинула из головы. Но цена не исчезла. Платой за отсутствие этих последствий был мой риск сдохнуть там или получить по шее от твоего отца. За самоволку, за то что оставил в живых преступников, и так далее. А его платой были косые взгляды и мысли тех кто знал об этой ситуации и искренне считал что Император слабеет и впадает в маразм, прощая все своей дочери и её любовнику из гвардии. А если ты не можешь справится с собственной дочерью, то как ты справишься с короной? Соломинка, но мы же помним что иногда этого достаточно, чтобы преломить спину грифону. И вот ведь гадство,  ты можешь только догадываться когда это произойдет, не зная наверняка.

Рит поднес кубок к губам. Душистый напиток скатился по горлу, приятно грея внутренности. Отвратительный разговор, но куда деться? Иначе останется только действительно запереть Рейн в башне, пускай возможно и золотой. Он был готов к тому что Серокрылая не захочет сидеть на месте, смирился с тем что девушка всё равно полезет на рожон и у него есть шанс стоять над гробом.  Да и если на то пошло её мнение, её счастье и её осознанная свобода были для алифера не последней ценностью. Но если Рейн в скорейшем времени не поймет принципов ответственности то все что он делает катиться коту под хвост.

-   Это звучит несправедливо и можно возразить что ты не хотела этой судьбы. Никто не хотел, нам не дано выбирать. Только играть с тем что сдано. “Хочешь большего - плати по счетам”- универсальный принцип.  От обязательства оплатить завтрак, до обязательства сражаться с половиной острова за одну несносную девчонку. К которой я к своему удивлению питаю некоторую привязанность. И все последствия которые я получу, это цена за мой выбор. Счета уже сыпятся давненько, но выбор сделал я сам и несу за него ответственность. И да я всё ещё ни о чем не жалею, если что.
   Но я просил бы тебя подумать о разнице между “свободой” и “вседозволенностью” на досуге. Потому что однажды у меня может не хватить сил расплатиться по твоим счетам. И если тебе все равно за собственную судьбу, то я скромно надеюсь что тебе не наплевать на мою.  Но больше всего, я бы хотел, что бы осознав эти понятия ты действительно нашла свою свободу. Не зависящую от кого бы то ни было, которую выберешь ты сама и которая позволит тебе быть счастливой.  Где-то так. Теперь можешь начинать дуться и швырять в меня не слишком ценные предметы. 

0

37

Рейн слушала нравоучения и не перебивала. Она даже не пыталась закатывать глаза, как это делают подростки во время разговоров с родителем, свято веруя в то, что уж они-то жизни хлебнули и нечему их учить. Рейн так не считала. По многим причинам. Не только из-за возраста, но в некоторых вопросах понимала намного больше, чем это казалось со стороны из-за её поведения. По той простой причине, что она никогда не говорила всего, и теперь даже в присутствии Рита, с которым делилась многим, начала говорить ещё меньше, чем думала.
Она не стала отвечать ему тирадой на нравоучения. Даже не отвела взгляд от алифера, чтобы намекнуть на скуку. Не вставила ни единого слова, пока он не закончил. Даже не сдвинулась с места ровно до того момента, пока алифер не сделал отмашку и не разрешил ей громить всё, что увидит.
Громить не хотелось. Кричать тоже. Ругать и доказывать, что он её неправильно понимает – тоже. Казалось, что в отношении Рита начал работать тот же принцип, что и в отношении остальных «пусть думает хуже, чем есть». Сейчас ей казалось, что Солмнир смотрит на неё так же. Как советники, гвардейцы, отец, жрецы. Что она глупая избалованная девчонка, которая никогда не думает о последствиях. В чём-то они, бесспорно, были правы. Она думала о себе. О своих желаниях, свободах, запоздало вспоминала, что постоянно кто-то расплачивается за её выбор, и в первую очередь не она. А те, кто оказывается предметом её выбора. Как было с Ирителем. Как было с Оливером. Как будет с Ритом.
Она также понимала, что он платит намного больше за этот союз, чем она. И именно за это чувствовала себя виноватой. Она прекрасно понимала, что о прежней жизни нет смысла вздыхать, потому что она её никогда не увидит и не получит. Пока Рит пытался спасти три головы сразу, рискуя собственной шкурой, ей всего-то (в сравнении с ним) нужно было вести себя сдержанно – покорно никуда не влезать, учиться, помогать с решением проблем, и мириться с обществом других алиферов, которое давило на неё, мешало дышать, вызывало панику и было отвратно настолько, что хотелось выть. Она понимала, что её проблемы в сравнении с проблемами Рита или отца – жалкий пшик, а потому никто не станет ей потакать в прихотях. Больше – нет. И отказаться от всего этого она тоже не имеет права, потому что это никого не избавит от той ответственности, что они уже взвалили на себя. Её оставили с выбором без выбора. Даже умереть в какой-то подворотне и то нельзя!
- Именно потому что мне не плевать на тебя, я всё ещё здесь и тебя слушаю, - голос прозвучал тише, чем ей хотелось. С толикой разочарования, не то в себе, не то в Рите, не то во всём и сразу. Она не объясняла.
В другое время она бы просто сорвалась и ушла, искать другие приключения, где от неё ничего не требуется. Сейчас, даже будь у неё такое желание, уйти бы она не смогла. Не из дома.
Рейн спрыгнула со стола, обошла стул, на котором сидел Солмнир, отдёрнула полог, отделявший кабинет от комнаты, и вошла внутрь. Она не хотела ничего объяснять, и оставаться рядом с гвардейцем, напрашиваясь на ещё одну порцию нравоучений, тоже не хотела. Книга и записка остались на столе перед Ритом. Рейн даже не вспомнила о них – торопилась оказаться в иллюзорном одиночестве, продышаться, пока к горлу подступал жгучий ком обиды. Она чувствовала себя ребёнком в окружении взрослых, которым нет дела до выдуманных и ничтожных проблем. Свои хватает. Понимала, что так и должно быть, но за два дня не могла себя изменить, и не была уверена, что сможет когда-либо избавиться от того скребущего чувства. Столько лет строить вокруг себя защитную стену, чтобы она рухнула в один момент.

0

38

Солмнир вздохнул прекрасно отдавая себе отчет что корм явно не пошел в коня. Но надеятся на старую добрую “школу пинков и ударов” жизни как это было в его случаи надеяться он не мог. В сложившейся ситуации первые же ошибки и пеньки будут скорее всего и последними, слишком большие были ставки и слишком многим было выгодно сбросить их в бездну.
Отдельно занимало что из всей тирады достойным ответа Рейн сочла лишь его сомнения в её отношении. К чему бы это?
Говорить что то было бессмысленно, но и оставлять Серокрылую как есть было нельзя. Если он отвернется, уткнувшись носом в бумажки, то поступит ровнехонько как её отец. Не, это не его любимые грабли, если уж и страдать то хотя бы за собственные заморочки. Солмнир бесшумно встал из-за стола и откинув полог вошел в свою спальню. “Черные” не удосужились перетащить сюда что либо кроме кровати и вешалки для одежды, так что в комнате было весьма пусто и аскетично. Не говоря ни слова, Солмнир подошел к девушке и молча обнял, выражая пускай и не понимание то хотя бы не безразличие.

0

39

«Будешь относиться ко мне, как к несмышлёному ребёнку, ничего у нас с тобой не выйдет», - подумала, но не сказала Рейн.
Недоговаривание медленно начинало входить в привычку там, где её изначально не водилось.
Рейн перестала чувствовать «лёгкость» в общении, и оттого любая попытка заговорить о делах оборачивалась полным крахом, непониманием, ссорой и нежеланием как-либо в этом разобраться. Даже если она во всём соглашалась с Ритом, её не оставляло ощущение, что говорит она не с другом, а с отцом, наставником, старшим братом или кем-то из советников отца.
И злиться, как она себя убеждала, права она тоже не имела.
Рит знал её достаточно, что предупреждать все возможные ошибки и неприятности заранее, и чтобы знать, как она относится к нравоучениям – тоже. Она прекрасно понимала, зачем он это делает. Но даже мысли о вероятной заботе и нежелании, чтобы она попала в приключения и погибла, что приведёт к серьёзным последствиям, не избавляло её от всех чувств, которые наваливались и наваливались. Привычной защитной стены не было, а потому она грязла во всём этом, и не знала, как выбраться или банально защититься, кроме того, как просто выстроить вокруг себя стену и ничего к себе не подпускать вообще. Что тоже было плохой идеей. Стена становилась для неё надгробием при жизни.
Она услышала, как Солмнир вошёл в комнату, но ничего ему не сказала. Попытку потянуться к лицу и утереться, она тоже пресекла, не желая делать на этом акцент.
Жест Рита вызывал противоречивые чувства. От желания сжаться до послать к Фойрру всё и всех или сказать то, о чём бы она непременно пожалела. Все эти слова крутились на языке и в мыслях, но остались не озвученными. Рейн понимала, что на самом деле не хочет их говорить.
- Пусти, - голос прозвучал хрипло и тихо, но это была просьба.
Она не стала сбрасывать руки гвардейца.
- Я устала, - добавила быстрее, чем он смог бы ей что-то ответить. – Я не собираюсь бросаться на нож или возвращаться к прежнему.
Такой ответ вряд ли бы его устроил, но больше она ничего не сказала.

0

40

Как он и предполагал, вечер стремительно испортился. И часу не прошло. Было бессмысленно злится на себя, и Рит не давал себе сердится на Рейн, прекрасно понимая даже не бессмысленность, а пагубность подобных действий. Он и не ждал мгновенных изменений, но, честно говоря, просто кивка, что она поняла, ему бы хватило.
Сол задержал руки на мгновение, после чего отпустил и сделал шаг назад.

- Я и не предполагал. Но мне показалось, что это единственным возможным способом высказать свое небезразличие к тому, что тебе плохо. И если я мешаю, я уйду. Так уж и быть ночевать на пол.

0

41

- Звучало так, что предполагаешь.
Рейн понимала, что даже отвечать на это опасно. По разным причинам. Но недопонимание продолжало расти и мешать, и грозило в будущем сделать ситуацию и сосуществование ещё хуже, чем оно складывалось уже сейчас.
Она не обернулась и не посмотрела на гвардейца, но только потому, что не хотела, чтобы он видел слёзы. Почему-то это было важно. Почему – она даже себе не ответила. Может, потому что чувствовала себя глупо и не хотела показывать, как выглядит и насколько сильно её задела, казалось бы, такая мелочь.
- Я понимаю свои обязательства и риски, даже если со стороны кажется, что это не так.
Она не знала, что еще сказать.
- Я не прогоняю тебя, но и чувствовать себя глупым ребенком, которому нужно все обьяснять, - не хочу. Я не ребенок, а ты не мой отец. Не начинай строить стену из нравоучений.
Рейн сжала руку в кулак, понимая, что это далеко не последний их подобный разговор наставника и ученика.
- Не веди себя как они, если не хочешь, чтобы я относилась к тебе так же, - это было грубо и неприятно, но честно.

Отредактировано Рейн (2019-09-02 21:46:27)

0

42

- Я видел, что тебе плохо. Не больше и не меньше. Слова обычно в этом случае бессильны, а я всё же считаю свою гордыню не настолько ценной, чтобы сидеть сычом в непонимании и дуться. И спасибо, что говоришь со мной о том, что чувствуешь, я не настолько чуток, чтобы всегда заметить. 

      Сказано это было на полном серьезе, без тени иронии или раздражения. Солмнир считал, что попытки объясниться, пересилив собственную обиду, стоит как минимум одобрения. Тем более в сложившихся обстоятельствах, когда земля буквально уходит из-под ног.

- Я не могу пообещать, что я не буду пытаться учить тебя чему-либо. Скорее наоборот. Ну и я бы не показывал ребенку секретные отчеты для Совета. Твои слова насчет свободы меня испугали.

0

43

- Потому что на меня всё давит. Я это чувствую и понимаю, что так будет всегда. Я никак это не изменю, и не привыкну за раз-два по щелчку пальцев. Это не значит, что я не понимаю, что происходит. Понимаю, поэтому я не чувствую себя в безопасности! - она обернулась, слишком резко. Подняла взгляд на алифера, по-прежнему сжимая руку. - А ты... ты ведёшь себя, как эти идиоты в совете. Что перед ними глупая, необразованная и избалованная девчонка, которая ничего не понимает и не смыслит, а потому ей нужно всё на пальцах объяснять. И всё равно не поймёт! - она не хотела кричать, но не заметила, как перешла на повышенные тона.
У Рейн было одно свойство. Она никогда не говорила, что на самом деле считает проблемой. Они просто копились внутри неё до тех пор, пока чаша не переполнялась, и тогда всё рушилось от какой-то незначительной мелочи. Пустяка, который ни за что бы так сильно не пошатнул её, но, когда ножка стола уже подпилена и осталась одна щепка, достаточно слабого дуновения, чтобы она сломалась окончательно. Именно это и произошло.
Ровно до этого момента Рейн держалась, пока Рит не повторил с ней все те же ошибки, которые делали до него другие. И именно это ударило больнее всего.
- Если бы я не понимала, что означают эти перемены на самом деле, я бы вела себя как раньше!
Рейн хотела бы разозлиться по-настоящему, но даже реакция Солмнира не давала ей такой возможности. Она не хотела снова чувствовать себя открытой и незащищённой, и меньше всего хотела, чтобы кто-то, пусть и ненарочно, воспользовался этой незащищённостью. Тем более, чтобы это был алифер, которому она верила.
- Если веришь, что мне можно доверять важные бумаги, то не говори со мной, как с ребёнком.

0

44

Рит стоически слушал упреки, философски прикидывая то что они еще не женаты, а первая семейная сцена уже в полном разгаре. Алифер старался относиться к происходящему с щепоткой юмора. Высказаться в ответ подмывало, но он прекрасно понимал бесперспективность подобного поведения. Серокрылой сейчас только дай повод залезть обратно в свой кокон. Попутно обозвав всех предателями. Сол уже такое видел однажды, с другими актерами и на другой сцене.
Солмнир подождал пока Рейн закончит свою тираду. После чего шагнул вперед и легким, касанием тыльной стороны пальцев вытер блестевшие в ресницах слезы.


- Рейн. Я показал тебе эти документы едва ты отдышалась от “радостных” новостей. По первому вопросу о Остебене. Что это, если не отношение ко взрослому человеку, пользующемуся весьма немаленьким доверием с моей стороны? Если советники увидят половину этой бумаги меня сбросят с края мира. Да, я тоже могу боятся, нервничать и как следствие совершать ошибки. Прости.

Вот уж меньше всего он хотел доводить её до слез. Хотя скорее всего он увидит их еще не раз.  После того как их маски разлетелись с треском приходилось искать что-то новое. Какой-то другой способ, даже скорее ощущение того как говорить и  вести себя. А теперь ничего не скрывало острых углов которыми они могли сцепится и ранить друг друга.  Рит вздохул и попытался улыбнуться ободряюще.

- Я исправлюсь. Но мне понадобится время на то чтобы научиться снова говорить с тобой. Так, чтобы не скрывать правду, ограждать тебя от неприятных разговоров, в жизни они неизбежны, и при этом не читать нотации. Но я не смогу перепрыгнуть эту пропасть в одиночку без твоего доверия и желания тоже научится говорить со мной.

0

45

Рейн осталась на месте. Она дышала часто, отрывисто, неотрывно смотрела на алифера, который и не пытался на неё накричать в ответ, но при этом слышал, что она говорила. Она не отступила и не помешала Солу прикоснуться к себе. Только сама после размазала слёзы по лицу, пытаясь тщетно избавиться от следов. Не хотела же лить слёзы и как-то жаловаться на свою долю. И всё равно не сдержалась.
Разжала чуть подрагивающие от эмоций пальцы. Перестала неотрывно смотреть на гвардейца.
Рейн не спорила. После такого жеста она никак не ожидала тирад и нравоучений, по поводу важных бумаг, которые Солмнир, несмотря на опасность, показал ей. Да и чаша весов на тот момент только наполнялась, чтобы взорваться уже намного позже, по возвращению в Поднебесную, с озвучиванием правил новой жизни, о которых она догадывалась. Может, глупо лелеяла слабую надежду, что что-то пойдёт по другому пути. Всё складывалось именно так, как она представляла, а совет ещё даже не знал о намерениях императора. Дальше – хуже.
- Они могут попытаться убить тебя и до этого, если что-то заподозрят.
Его – не её, потому что в этом случае не будет никого другого среди других алиферов, кого бы император смог поставить на его место, не лишившись всего.
Он это и без неё знал, но для Рейн жизнь Рита не была пустым звуком. Это тоже её беспокоило. Больше, чем условная темница, в которой она проведёт остаток жизни, потому что детство неожиданно кончилось.
- Потому что пока я… буду прятаться здесь, ты – будешь там, - Рейн неопределённо махнула рукой, имея в виду большую игру. – Это несправедливо.
Несправедливо, что весь груз ответственности ложился указом императора именно на плечи Солмнира и он с ним соглашался.
Рейн не срывалась больше на повышенные тона, и хотя говорила спокойнее, не была безразлична. Показывать привязанности и опасения открыто и без шуток было непривычно и первое время казалось чем-то неправильным, если не вовсе постыдным.
- Так будет всегда?..

0

46

- Ха! Они могут попробовать.
Рит впервые за вечер рассмеялся. Искренне, от души и дерзко. Как бывало хохотал над нелепостями или шутками которые они вытворяли раньше. Всего лишь несколько вечностей тому назад. Но смех вспыхнул и исчез, лицо алифера стало серьезным.
- Серокрылая, я вижу что ты боишься за меня.  это греет мне если не сердце, то хотя бы тщеславие. Но поверь, в этом благословенном городе мало есть алиферов, которые бы знали столько об убийстве, шпионах и прочих делах недостойных честного воина Люциана, чем твой покорный слуга и его шайка. Скорее уж стоит опасаться ареста или дуэли. Но я буду  осторожен, обещаю.

Рит не недооценивал опасность. Бывший капитан гвардии прекрасно понимал что куда как лучше подкован в делишках определенного рода, чем большинство его сограждан. Даже включая тех что добывали себе хлеб этими делишками. Опасность исходила не от мечей убийц или яда в бокал. В Алире не применяли подобных методов, репутационные издержки и последующая за ними опала будет слишком велика. Те кого учили что они “святые воины” не простят генерала или советника совершившего подобную подлость ради власти. Против него восстанут собственные слуги.  Это упростило и усложнило задачу, но Солмнир не печалился по этому поводу. Конечно он не может применить на полную свои преимущества, но это были не те изменения которые он собирался принести в Алир.
Вероятность того что его арестуют была. Но пока Ван Ален  у власти это не произойдет. К тому же “благочестие” Алира тут тоже играло в обе стороны. Его должны были в чем то обвинить, честно, перед всем народом и Богами. А перед Алиром, как это не было бы удивительно, он оставался всё ещё чист. Что бы он ни делал, насколько не были бы его руки запачканы кровью - все это было сделано с приказа Императора и на благо Алира. В чем он мог поклясться пред ликом Богов в центральном храме трижды на день.
Хотя если бы его спросили были ли дела достойны или славны, мог разве что грустно улыбнуться. Кто-то же должен делать и грязную работу.
Но оставалась еще дуэль. И вот тут дела приобретали дурной оборот. Рит еще помнил первые свои годы в гвардии. Тогда его считали недостойным белого плаща и не бросал вызов только ленивый. Не один раз он был бит, несколько раз едва не помер. Но постепенно отчаянная, яростная, не признающая ни правил ни ограничений манера сражаться отвадила от него доброхотов. Сейчас же его могли прийти убивать уже ради самого Алира, с чистым сердцем и из лучших побуждений. Следовало быть осторожным. Но у него была задумка как попробовать перевернуть все с ног на голову. Благо слухи распространять умели что его люди, что Тайные, которых было на порядки больше. 
Рит отбросил размышления, оставив себе в памяти зарубку что нужно будет поговорить Рейн насчет ее взгляда на ситуацию тоже. Не как наставник или ментор, а “свести карты”, и иметь общее  понимание проблемы. Стараясь утешить девушку он снова провел ладонью по её волосам.
-  Что именно будет всегда, Рейн?

0

47

Рейн могла бы привычно буркнуть в ответ на упоминание сердца и чувств, как привыкла, но такого желания не возникло. Она действительно беспокоилась и не пыталась это как-то прикрыть за шутовской обидой подростка, которого уличили в чём-то постыдном. Постыдного здесь она не видела. Скорее закономерность, учитывая все обстоятельства.
Простой жест начинал входить в привычку. По крайней мере, Рейн медленно привыкала к прикосновениям и не пыталась от них улизнуть, хотя и не делала ничего в ответ.
Она объяснила, что имела в виду:
- Ты будешь лезть на рожон, в первых рядах, сам.
Да, именно этим в глазах кланов, народа Поднебесной и жрецов выглядит император. Как лидер с полководец, который всегда впереди войска, но времена, когда войско активно вмешивалось в дела Рейлана, давно минули. Наступило тихое время, в котором и жил Иладар ван Ален, несмотря на свои громкие заслуги перед Поднебесной. Не только из-за крови. Рит же вступал на эту тропу, зная, что времена неспокойные, да и ему, не будь Теней и других желающих потеснить Аленов на троне, хватало проблем. Море неспокойно. В Алире назревала не то революция, не то настоящая война, а помимо междуусобиц, которые возникли между всеми, оставалась и другая проблема. не такая явная. Внешняя. Зенвул. Остебен. Всё это, на что они годами закрывали глаза. На Солмнира сваливалось всё и сразу. И Рейн видела, что основные тяготы он взваливает именно на себя, потому что больше и некому с этим разбираться. Пока что есть поддержка императора, но даже он не всесилен.
- Я знаю, что у тебя есть Чёрные, есть поддержка императора, но это не отменяет того, что ты - щит.  Это мне кажется несправедливым по отношению к тебе.
Сколько бы он ни говорил, что сам выбрал такую судьбу и она его устраивает.
- Хотя, возможно, именно поэтому отец тебя и выбрал, - Рейн посмотрела в сторону, задумалась, опустив взгляд. - У тебя всё для этого есть.

0

48

- Высочайшая честь, о которой мужчина может только мечтать, — это возможность заслонить своим телом любимый дом, от того опустошения, которое приносит война.
Несмотря на пафосность этих слов,  достойных скорее  книги или постамента, чем разговора в спальне, Рит сказал их буднично. Как до того рассказывал о проблемах Драконьего Зева, рассуждал о качествах сладостей Края Света или вин Фалмарила. Простые слова, давненько потерявшие в весе на мирном, не знавшего запаха горящих полей, плача жен и крика умирающих Поднебесье. Но за этими словами в устах Рита стояли отголоски скрежета стали, звеневшей еще до рождения Рейн на многочисленных тропках и большаках бескрылых. Солмнир знал вкус крови, пепла и желчи, в его словах было больше чем просто хвастовство. Решимость, которая раз за разом заставляет поднимать усталое израненное тело и бросаться навстречу гибели. Убивать и умирать, не щадя никого и ничего, но не давая ни пяди земли или чести. Что-то такое же древнее как Алир и такое же забытое миром. Страшное, нотвратимое, вложенное в них при создании и таящееся до поры, когда Ньёрай вновь поднимет меч ведя в бой “всегда верных”.
         Но уже на  следующий миг наваждение развеялось и   серьезность сменилась шутливым бахвальством и самоиронией 
                      - Хей, Серокрылая. За кого ты меня принимаешь? Я Сол Рит, внук Третьего Генерала, наследник поколений воинственных и благочестивых предков, созданных из стали Богом. Я был рожден лезть на рожон и над моей колыбелью висел меч. Так почему бы, подери его горгулья, мне не сражаться за то что я считаю верным, и то что дорого, а не как обычно - за горсть серебра или на зло старику? Не грусти. А если тебя тяготит то что я там окажусь один, догони меня и стань за спину.

0

49

- Если только прикрыть спину, а не спрятаться за ней, - фыркнула Рейн.
Для алифера, который всегда лез на рожон, не оглядывался и не сражался бок о бок с товарищем, оставляя его или позади или впереди, как выходило с Оливером, нанявшим ее не то для своей защиты, не то бесславной погибели. Даже в сражении с виверной, где они были с Ритом вдвоем, большую часть работы он брал на себя. Рейн это прекрасно помнила, и остзнавала, что по многим причинам не может быть тем, кто стоит с Ритоом на равных. Пока что. Изменится ли это в будущем - она не знала.
- Не буду тебя отговаривать. Ты сам все знаешь и понимаешь.
Да и отговаривать его от риска было уже поздно. Пути назад нет. Приходится решать проблемы по мере их поступления, пока они не погребли их под останками излишней самоуверенности в себе.
- Ладно, - Рейн с наигранной гордостью вскинула подбородок, - Вторая половина постели - твоя, раз уж тебе лекарь прописал. Хотя, зная тебя, когда ты этим предписаниям следовал, - фыркнула Рейн, разверннулас, прошла к постели и, сбросив сапоги, не раздеваясь, легла поверх покрывала.

0

50

-Все в твоих шаловливых ручках Рейн.
Солмнир, пожал плечами, не собираясь что либо еще добавлять к своим словам. Кое-кто просил не считать его за ребенка. Рит был согласен с тем что пора завязывать с рассуждениями. Или подколками, хотя мысль предложить положить между ними чекан, за неимением рыцарского меча, вертелась на языке.  Но день для обоих обещал быть не простым, следовало выспаться.
Рит, без излишней стыдливости, сбросил сапоги, рубаху и задул масляную лампу дающую тусклый свет. После чего уже в темноте аккуратно забрался на свою половину, стараясь не оттоптать ногами или локтями чьи либо руки или волосы. Солмнир перевернулся на спину, закрыл глаза, и начал медленно проваливаться в сон.

0

51

Заметив, что Рит оказался значительно смелее, Рейн прикрыла глаза, стараясь на коситься на снимающего рубаху алифера.
Можно подумать, она там чего-то не видела!
Сложив руки под голову, она лежала, стараясь ни о чем не думать, и даже радовалась, что Рит не бросил никской шутки с подтекстом, пользуясь ситуацией.
Почувствовав, как постель прогнулась под весом мужчины, Рейн перевернулась на бок, спиной к Солмиру, подложила ладони под щеку, стараясь уснуть и не думать ни о проблемах, ни о теле рядом, совершенно не догадываясь, что утром переберется ближе к центру постели. Зачем? Чтобы пускать слюни на советника по внешней политике, конечно! Правда, нене в том романтично-эротичном свете, о котором можно было бы подумать. А потом краснеть, отнекиваться и тщетно пытаться взять себя в руки.
Настоящей проблемой по-прежнему оставался совет, кланы и Тени, о которых Рейн, с трудом заснув от переутомления под утро, думала в тишине под тихое дыхание гвардейца. Один раз она даже повернулась к нему, чтобы посмотреть на его спящее лицо, будто думала, что это последний раз, когда она может запомнить его таким. Ночью ей снился Оливер и Иритель. Оба обвиняли ее в предательстве. Оба были мертвы. По ее вине. В качестве того самого долга, о котором говтрил Солмнир. Ей снилось дерево Зенвула и его агония. Много смертей и пламени.

Отредактировано Рейн (2019-09-03 12:45:29)

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [26.05.1082] Утро на краю cвета