Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [26.05.1082] Утро на краю cвета


[26.05.1082] Утро на краю cвета

Сообщений 1 страница 30 из 51

1

Локация: Поднебесная, Драконий зев, Край Света.

Арт

http://s9.uploads.ru/cz9Ro.jpg

Действующие лица: Солмнир, Рейн

— Описание
предыдущий эпизод[25.05.1082] Мысли в неволе

В гостиный двор "Пора Года" в шумном городке на Драконьем Острове. На улицах можно заметить жителей, которые чинят или прибирают свои лавки и заведения, убирают тротуары или везут в город повозки со снедью через перекинутые над рекой мосты. С другой стороны реки доносится не стройный хор топоров, там где ремесленники возводят новые дома. Утром на Краю Света намного тише. Не видно огней и гостей этого небольшого, живущего гостиницами и заезжими, городка. Хотя кое-кого, крепко загулявшего со вчера разбудили проникшие  в окно лучи солнца.

Отредактировано Солмнир (2019-08-29 14:33:30)

0

2

Рассвет второго дня своего “отпуска по болезни” Солмнир встретил с чашкой чая на открытом окне. Как он и предполагал  эффект снадобья, которым его на дорожку снабдил дворцовый целитель, сошел на нет не дотянув и до рассвета. Последствия опрометчивой выходки с главой Тайных тут же напомнили о себе, разбудив его посреди ночи в холодном поту и до утра уже не отпускали. Эффекта добавляла мутная боль в висках - напоминание про то что за все удовольствия в этой жизни, к которым Рит относил, в том числе и вино, нужно платить. Самое противное что это была “пустая”, призрачная боль. Алифер прекрасно знал что все его раны и ожоги были сращены магией целителя, оставив за собой лишь характерные следы на коже. И то, последнее было его личным решением, прихотью. Но сознание упорно цеплялось за ощущение.
              Тяжело дыша,  алифер добрался до окна. Солмнир старался не шуметь, чтобы не разбудить Рейн, дрыхнувшую без задних ног тут же.  Девушка вечера выпила едва ли не в два раза больше чем он сам,  и под конец вечера просто отрубилась. У неё конечно был повод, спору нет. Солмнир бы и сам в её возрасте взвился бы на дыбы узнай насколько легко решили его судьбу. Или дело было не в этом?
                 Откровенно говоря взвился бы и сейчас, но ставки были слишком высоки. К добру или к худу, но это был шанс в историю войти, а не как обычно, вляпаться. Сделать то что он уже давно считал пропащей мечтой -  изменить застывший в своей изоляции и уже  начинающий подгнивать мир летающих городов.  Рит прекрасно понимал сколь низки шансы - уж слишком паршиво они с Рейн распорядились сданными им при рождении козырями. Хотя не поступи они так - и они бы точно так же влились в стройный ряд алиферов живущих по освященным тысячелетия назад правилам и канонам. В своем благословенном неведении и ограниченности считающие что так будет всегда.
                Он просидел до рассвета, разглядывая темный сад и вслушиваясь в звуки ночи и любуясь звездами.  За полчаса до первых лучей солнца, в ночи бесшумно появился его лейтенант, заметивший что начальство полуночничает. Он принес два конверта и горячий, керамический чайник с плетеной из сена ручкой. Чашка теплого чая  и содержимое посланий позволяли отвлечься от собственной слабости.
                 Когда солнце уже выползло над крышами домов и начало осторожно заглядывать в их комнату, боль начала медленно уходить. Тело немного затекло, осталось ощущение того что незваная гостья еще вернется. Солнце тем временем добралось и до лежащей на постеленных прямо на полу покрывалах Рейн, настырно щекоча той нос.

0

3

Пробуждение вышло болезненным и против воли. Впрочем, когда бывало иначе? Разве что на пиратском корабле, когда корабль мерно раскачивал гамак, на котором она спала после очередной нескромной попойки. Или же она идеализировала то время?..
Солнце заиграло на веках, раскрасило их красным, мешая спать. Рейн недовольно поморщилась, вздохнула, пытаясь куда-то спрятать глаза и голову заодно, но не выходило. Ни покрывало, ни одеяло – ничего не находилось под рукой, чтобы как-то прекратить это утреннее безобразие. Разбуркавшись, девушка с неохотой открыла глаза. Узкие зрачки показались из-под едва приподнятых век. Смотреть на свет было больно. Боль от глаз поднялась выше, захватила голову, растекаясь от лба и до затылка, медленно, давая ощутить муку сполна.
Пьянство до добра не доведёт.
После длительного перерыва выпить столько было опрометчиво с её стороны, но кто думал о последствиях? Явно не Рейн.
Ворча что-то про то, что вино было плохое, лежанка неудобная, обезьяний наряд запутался, где-то смялся, где-то перекрутился или вовсе сполз, открыв правое плечо и припрятав руку до самых пальцев, девушка попыталась подняться и сесть. Причину своего дрянного похмелья она нашла сразу. Нет, не Солмнира. А пустые перевёрнутые кувшины, которых за ночь прилично скопилось в комнате, две пустые чаши.
А, нет. В одной что-то ещё осталось!
Опрокинув содержимое пиалы в себя, не грядя, Рейн вздохнула.
Мало. От такого количества выпивки похмелье не пройдёт.
Облизать что ли?..
Покосившись на пиалу, Рейн решила воздержаться от облизывания последних капель, и сонно посмотрела на Рита, щурясь от яркого света. Алифер показался ей невыспавшимся. Рейн поднялась, шатаясь добрела до товарища, чтобы забрать у него чайник с чаем, бесцеремонно выпила его содержимое прямо из носика, не утруждая себя переливанием чая в пиалу, и поставила уже пустой чайник на пол. Не вино, но уже что-то! По крайней мере, горло не сушило, но голова по-прежнему гудела и отказывалась вспоминать, что происходило большую часть вечера после того, как они вернулись в комнату и продолжили пить.

0

4

Рит с отстраненным интересом наблюдал восстание нового вида нежити на просторах Края Света. Мучимое нестерпимым стремлением существо выбралось из  постели и утолив первую жажду из первой попавшейся плошки, нетвердыми шагами направилось в его сторону. Первые четыре шага алифер гадал что случится раньше - с девицы упадет пояс и оная останется в неглиже, или она на него наступит и чебурахнется прямо в разбросанную по полу посуду.
А тары на полу скопилось изрядно. Одним богам ведомо как они её не перебили, но вечер явно удался. Хотя вроде бы осколков не видно, даже задвинутая в угол нарезанная рыбка была в тарелке, а не на полу и одежде. Выражение  морды неизвестного обитателя моря, оставленной на посуде в целях эстетики остальной нарезки, показалось Риту печально обвиняющим. Правда насколько он помнил соседи в стены и пол вчера не стучали. А значит кривое, а капелла с Теллинскими портовыми песнями ему померещилось. Или нет?
            Чайник Солмнир отдал безропотно. Из сострадания.   Легкий шум в голове и стрельнувшая от движения лопатка напомнили ему что злобный нарушитель рекомендаций лекаря в комнате тоже имеется. Рит протянул руку и погладил подошедшее явление по лохматой спросонья белокурой голове.
- А хорошо ли тебе девица, хорошо ли тебе синяя?

0

5

Почувствовав руку Солмнира на голове, Рейн рефлекторно вжала голову в плечи, будто чего-то боялась, а, услышав его фразу, выпрямилась, фыркнула, посмотрела на алифера так, словно перед ней заклятый враг, который ещё смеет потешаться над ней несчастной. Ни совести, ни сострадания!
- Так и хочешь, чтобы я тебя чем-то двинула, да? – светлая бровь приподнялась.
Бить алифера она, конечно же, не собиралась. Хотела бы хлопнуть по спине, да вовремя вспомнила даже с больной головой, что спину трогать ни при каких обстоятельствах нельзя.
Рейн забралась на подоконник, с горем пополам подбирая одёжки, потеснила товарища, который отчего-то сидел здесь и грустил в одиночестве, распивая даже не местное вино, а всего лишь чай. Надо сказать, что чай был вкусный, хотя Рейн не удалось его толком распробовать. Может быть, потом, когда основные страсти поулягутся.
«Если такое когда-либо вообще случится».
Она помнила, что на развлечения и отдых от Алира у них остался один день. Позже придётся вернуться и заниматься делами, о которых Грей отчаянно не хотела думать. Совсем. По разным причинам. Одна из этих причин делила с ней один подоконник.
- Что пригорюнился, сокол перепивший? – Рейн усмехнулась, боковым зрением посмотрела на алифера.
Внутреннее чутьё подсказывало, что ответ ей не понравится, но, несмотря на скверный нрав и вечное балагурство и несерьёзность, Рейн всё же помнила, что перед ней друг, едва ли не единственный во всем Поднебесной, а значит, что иногда стоит спрашивать, что грузом лежит на душе и тревожит мысли.

0

6

Солмнир задумчиво подцепил чайник с пола гадая над наименее трудозатратным способом восстановить в нем запас целебной жидкости. Можно было бы конечно выйти из комнаты и позвать служанку, но шевелится не хотелось. Можно было свистнуть  и через мгновение у комнаты образовался бы гвардеец. Но, во-первых, было неправильным гонять товарищей за чаем, а во вторых близкое присутствие охраны и без того раздражало Рейн, которая едва-едва только начала отходить от новостей.
          В ответ на вопрос , Рит поднял глаза и было очевидно что пару мгновений на его языке крутилась ответная колкость-шутка. Но во время остановился, понимая что если даст ему волю, то они с Рейн уйдут снова в привычный круговорот полу шуточного общения.  Алифер вздохнул и ответил честно.   
             
- Стараюсь гнетом души, унять гнет телесный. Зелье выветрилось ровно как мне и обещали, и один самонадеянный алифер получил сполна все то что заслужил и похмелье на сдачу. Так что я пол ночи размышлял о судьбах мира, а не о “призрачной” боли в спине, стараясь стучаться о косяк не слишком громко. В целом помогает, и думаю что часа через пол меня отпустит.  Как сама? Ты вчера явно решила возместить несколько недель воздержания.

0

7

- Какие-то странные у тебя метода самолечения.
Рейн наклонила голову на бок, посмотрела на алифера.
- Забивать голову дурью, чтобы спина не болела, - она подалась ближе к Риту, ткнула его пальцем в лоб совершенно по-детски, но на лице не отразилось привычного шутовства и насмешки. Разве что немного беспокойства затесалось во взгляде. – А я предупреждала, что рано тебе прогуливаться.
На самом деле Рейн не знала, насколько плохо у Солмнира с ранами. Догадывалась. Раз ему понадобилось болеутоляющее, то при упрямстве Рита и его выносливости, раны были серьёзными. И всё же она не напрашивалась на них посмотреть и не предлагала помощь с перевязкой или банальным осмотром. Лекарь из неё всегда был посредственный. Солмнир это на собственной шкуре испытал.
Рейн убрала руку, отстранилась.
Почему с собой ничего не взял? Знал, что не на день отправляешься на остров. Мог бы попросить себе какого снадобья на ещё один день, чтобы не мучиться. Не думаю, что лекарь бы тебе отказал… Разве что ты намеренно решил себя помучить болью. За что-то.
Девушка не представляла, каким образом боль в спине пройдёт без лекарств, но не стала спрашивать.
- А что мне сделается? – Рейн повела плечом, неприкрытым одеждой. – Найду где бутылку – голова и прояснится.
Прояснять голову ей совсем не хотелось. Вдруг тоже начнёт думать о судьбе мира или ещё чего похуже? Взять хотя бы вчера. Это же надо было засмущаться. И кого. Рита!
- Да и не всё уж я восполнила. Одной выпивкой сыт и удовлетворён не будешь!

0

8

-Не спорю.
               Солмнир криво усмехнулся, и согласно кивнул.  Он и сам прекрасно понимал что рано, но кто же остановит время? Впрочем, обязанности Советника предполагают от него скорее духовные силы и холодный разум, чем физические усилия и доблесть. Тем более что частое употребление снадобья до добра бы его не довело.
- Но весьма вероятно это у нас последние свободные выходные “до”, и стоило бы этим воспользоваться.
Это “до” наступающее через месяц было хорошо известно им обоим. И вызывал, как предполагал Солмнир, не иллюзорные сомнения у обоих пострадавших. Правда по разным причинам, но разводить лишние рассуждения Рит не собирался, отметя это на вечер. 
- Но, делу время, а потехе час. Если тебе не сложно, организуй нам завтрак? Там перенесемся глубже в континент, посмотришь на дикую природу во всей ее первозданности, посмотришь чем заняты разведчики. Только на вино не налегай, тут есть хищники размером с наших гриффонов и поболее. А вечером поговорим.   

0

9

Рейн совершенно не понравилось это «вечером поговорим». Отдавало душком родительского воспитания, неприятностей и чего-то эдакого, но эдакого из разряда «лучше бы не». Девушка не стала просить поговорить сейчас, пока она трезва и относительно здраво мыслит (что есть сомнительно в любом состоянии души и тела). Спрыгнув с подоконника и оставив советника думать о своём и грустить о количестве выпитого, судьбе мира и искалеченной спине, а то и непутёвой будущей жены заодно, Рейн вышла из комнаты, окликнула служанку, чтобы та приготовила еда и принесла её к ним в комнату. Соблазн заказать выпивку был велик, но Рейн сдержалась, ограничившись чаем. Надо же когда-то начинать!
Выпивать перед изучением незнакомой местности и поиском приключений на одно страждущее место – идея очевидно плохая, поэтому Рейн решила не рисковать. Убиться на второй день изучения незнакомого острова – хороший способ избежать замужества и связанных с ним проблем, а заодно и серьёзного разговора, который вряд ли придётся им по душам, но соблазн выжить был сильнее.
Еду принесли в маленьких блюдах, но в большом их количестве. Рейн же казалось, что едой её явно обделили. Она привыкла к большим порциям, а потому хваталась за каждое блюдо, особо не смакуя и не жуя. Голод требовал своё. Заодно, вспомнив о гвардейцах, распорядилась, чтобы ей принесли её нормальную одежду, оставленную в доме Рита. Не идти же охотиться на монстров вот в этом?
Закончив с трапезой, Рейн поначалу хотела выдворить Солмнира из комнаты, чтобы переодеться, но потом пожалела его больную спину, с бурчанием выбралась из комнаты, попросила служанку показать ей другое подходящее место. Вернулась она уже в полном облачении, в абсолютно не соответствующем этому месту, но довольная, как сытый котяра, нажравшийся жирной сметаны.
- Ну. Показывай своих монстров. Размером с грифона.

0

10

Когда Рейн вышла заниматься завтраком, Солмнир достал из-за обшлага своего халата пришедшее ночью письмо, еще раз пробежал глазами и не торопясь скормил ближайшему светильнику, сбросив бумажки догорать в  опустевшую чашу из-под вина. Новостей было две, традиционно хорошая и плохая. Первая говорила о том, что его замысел касательно собственного семейства движется, как и полагается. Вторая касалась его “коллеги” из Совета, с которым они невольно делили стул “иноземных отношений”. На первом же совете, удивленный алифер обнаружил, что вопросами земных государств плотно и давно занимается кто-то еще. И теперь удивительно большое количество алиферов внезапно начали собираться на континент “по торговым делам”, а у временных казарм стали ошиваться личности, косвенно связанные с Советником по Иностранным Делам. Что вероятнее всего приведет к тому, что рано или поздно они столкнутся лбами. А учитывая как торопится Ван Ален это может оказаться весьма не с руки.
Когда Рейн вернулась, от бумаг остался уже только легкий пепел, а сам Рит разговоров о чем-либо кроме предстоящей вылазки не заводил. По словам бывшего капитана гвардии на Драконьем Зеве образовалась весьма своеобразная природа. Изначально остров, конечно же, был пустынен, но за пробежавшие с момента катаклизма века тут выросли леса и их заселили разнообразные твари. Часть - немногие выжившие реликты прошлого. Часть - то, что смогло прилететь, приплыть или было выброшено через пролив и прижилось. Ну и отдельно, конечно, стояли бухты фьордов восточной части острова, там где текущие с всё ещё горячих гор реки делали теплым воду.
            Алиферы как таковые вообще никогда не занимались островом, привычно полагая его мертвым куском камня, и не удосуживаясь смотреть буквально под ноги. Как результат ни толковых карт, ни записей о нем найти не удалось. И вот теперь алиферы спустившись с небес делали открытия буквально каждый день. Некоторые из них были смешные, сродни ягоде, которая являлась природной краской и привела к тому что половина роты несколько недель радовали общество ярко-синими губами, кожей и всем до чего по неопытности дотянулись. Но бывали и опасные, сродни новым ядовитым насекомым, плодам или крупным хищникам.
До места добирались телепортацией, поскольку по словам Рита до ближайшего “бивуака” было несколько дней лету. После завтрака, отпустив свою охрану, которая не была настолько сведуща в магии перемещения. Солмнир приобнял девушку и в следующий момент они очутились в небе, ярдах в пятидесяти от земли, а твердый пол под ногами сменился ощущением свободного падения.
Под новоприбывшими раскинулся небольшой, огороженный частоколом из тонких, заточенных стволов, лагерь. Как и почти все у алиферов он выглядел по-военному строго. Аккуратно стоящие двумя рядами вдоль “улицы” дюжина палаток. Более крупная, и украшенная “командная” палатка, во главе. Возле неё воткнут бело-золотой штандарт Алира и судя по всему доска с расписанием. Можно было заметить костровые ямы, стойки с оружием, гриффонов, задрав голову вверх с любопытством наблюдающих за парочкой возникшей в небе. Единственное, что отличало стоянку от сотен таких же во все времена и на всех континентах, это более строгая дисциплина и чистота, а также отсутствие какого-либо колесного транспорта.
Их заметили, но к оружию не потянулись. Скорее всего кто-либо из гвардейцев в городе отправил с птицей сообщение о том, чтобы ждали командира с “довеском”. Без всякой спешки один из солдат, готовящий пищу у костров посмотрел вверх, после чего прокричал в сторону “командного” шатра, чтобы лейтенант выходил, "они прибыли". К тому моменту как алиферы приземлились, полог палатки откинулся и оттуда вышел молодой мужчина, неизвестный Рейн, с коротким ежиком волос и в уже виденной ею черной “бригандине”.
- Капитан?
Ритуал, с которого началось знакомство с Краем мира, повторился, пускай и без переодеваний. Из доклада лейтенанта, которого звали Хоршень, прибывшим стало известно, что ситуация в целом без изменений. Было найдено и набросано на карту столько то рек, лесов и холмов. Сделана вылазка в горы, более холодные на западе, с целью обнаружения истока одной из них. Но разведчики напоролись на гнезда виверн и решили не устраивать побоища, оставив чудовищ  в покое. Нежити все так же не обнаружено, “церберы” тоже.
Было найдено надцать новых видов животных от бабочки до непонятной морской твари, сожравшей рыбацкую лодку. По какому поводу добровольцы из знакомцев Алана находятся в нездоровом энтузиазме, записывая, зарисовывая, пришпиливания и только в постель не таща образцы этих новых видов, один другого страшнее и ядовитее. У естествоиспытателей есть даже теория, что это от воздействия гор и старой драконовой магии, но в вулканы их Хоршень не пустил. Тем более, что оттуда им тоже помахали и едва не подмигивали.
Последнее было сказано явно для красного словца в присутствии дамы, и с попустительства командования, благо оное не прерывало доклад, пока он шел ближе к сути. Из всего следовало, что алиферы, как гвардейцы, так и набранные ими где-то “добровольцы”, активно исследую остров, а если быть совсем точным - его прибрежную полосу и реки в удобной для морской навигации зоне. Но стараются не слишком ввязываться в неприятности, да и рук отчаянно не хватает.

0

11

Рейн слушала рассказ гвардейца, попутно изучая лагерь. Эта часть Драконьего зева казалась ей более привычной и понятной, имевшей что-то общее с поднебесной. Не сказать, что девушка сильно обрадовалась такой схожести, но после абсолютно непривычной атмосферы и многих диковинок, которые она не понимала и к которым за один день привыкнуть не могла, чувствовала себя немного легче и лучше.
Вариантов, как провести последний день на острове, оказалось достаточно. Рейн поначалу хотела ухватиться за шанс пойти к морю и порыбачить. Рыбу, кальмаров и осьминогов, которых в Алире достать сложно, она любила, а потому идея казалась ей заманчиво вкусной, особенно после угощений местного колорита, но каким-то задним умом Рейн полагала, что подобное мероприятие плохо кончится разговором по душам. Отказавшись от этого варианта Рейн следом отказалась и от похода к виверном, отлично помня, чем для неё Рита закончилось знакомство с одной молодой виверной пять лет назад. Сейчас же речь шла о стае. С которой даже группа алиферов не рискнула разобраться. Безумие и отвага, свойственные Рейн, надёжно дрема, оберегая её от бед. Вариант с вулканом, который Рейн никогда не видела вживую, тоже манил неизвестностью, но его она решила оставить на потом. Желудок требовал нормальной пищи.
Махнув рукой на опасения, Рейн дёрнула товарища в сторону моря.

Рейн не считала себя отличным рыбаком, да и по правде говоря бралась за удочку во второй раз в своей жизни, но азарт подстёгивал. Девушка аж язык высунула, пока смотрела, как море мерно качается, не потревоженное рыбой. Ну и что, что не клюёт? Зато можно вдоволь помолчать! На самом деле, это было жутко странно и сложно. Рейн не привыкла к отсутствию какого-либо разговора вообще, но вдруг рыбу спугнёт.
«Если она тут вообще есть», - угрюмо подумала девушка.
Солмнир настаивал на другом виде рыбной ловли, но Рейн упёрлась рогом. Хотела как это делают все местные. Своим ходом. С лодки. С удочкой. Красота же!
Живот заурчал, опровергая мнение крылатой о том, что отправиться на лодке и ждать, когда Ньёрай пошлёт им хоть что-то, - хорошая затея.

0

12

Мысль  о том что местное население ловит на удочку была со стороны Рейн довольно таки оптимистичной. На краю света рыбачили по разному. Население движимое желанием нажиться и пропитаться ударялось кто во что горазд, используя опыт еще дедов-прадедов.   Чаще всего забрасывали или ставили в прилив сети. То что могло порвать сети били острогой или гарпуном. Во множестве процветали подводные ловушки из кувшинов, переплетенных прутьев и ныряние за моллюсками, водорослями, рако-крабами и прочими морскими гадами, которыми изобиловали теплые бухточки востока Зева. Особо ушлые умельцы научились ловить с помощью одомашненных хищных птиц, сродни соколиной охоте в остальных странах, или устанавливать морские “фермы” из загородок где желанным продуктом не пообедают другие морские деликатесы.
         И только избранный Рейн метод оставался уделом скорее отдельных эстетов, и нищебродов которым не хватало денег на лодку и они ловили мелочь с пирса.Солмнир попытался было переубедить Рейн,  но потом махнул на это дело. Трудности начались сразу же. К примеру ближайшая удочка и лодка находились в нескольких днях пути,  на Краю Света. Лагерь пополнял свои запасы по воздуху, тратить драгоценное время на охоту и рыбную ловлю попросту не мог. А поскольку чуть более чем все его обитатели передвигались по воздуху то лодка им тоже была ни к чему.
    Но, нет такой трудности которую нельзя было бы превратить в приключение. Удочки сделали быстро, вырезав из местного кустарника длинные прутья. Крючок можно было выкроить из близлежащей колючки, а на лесу пустить шелковую нить, разорив часть запасов лагеря. С лодкой пришлось повозиться немногим больше - ни одной рыбацкой деревушки, где “авантюристы на отдыхе” смогли бы её ссудить, угнать или купить не было. Рит с характерным для него юмором заявил что строить лодку он попробовать конечно может, но поплывет она к ближайшей земле. То бишь вниз. Но оказалось что стволы из которого было построено ограждение лагеря пустотелые и из них легко можно было построить плот. В лагере легко было найти топоры, веревку и  кусок плотной ткани на “парус” и спустя несколько часов пота, взаимных подколок и мозолей рабочий прототип был отнесен и спущен в прибой. После чего одна из веревок лопнула и “кораблик” пришлось ловить по бревнышку и перевязывать.
                Но  после этого Рейн вполне могла насладиться рыбной ловлей, покачиваясь на плоту ярдах в пятидесяти от берега. Все было ровно как заказывали. Море. Лодка. Поплавок на волнах. Тишина и идиллия.  Рит разговоров за душу не заводил,  забросил свою удочку и воткнув удилище он развалился головой в тени и похоже просто отдыхал. Даже вездесущая охрана оставила их в покое  в уединении моря. Хотя мысль “с чего бы это они решили проявить тактичность”  заставляла призадуматься. 
             От уплывания в неизведанные дали их плод импровизированного кораблестроения удерживал надежный пеньковый канат и камень фунтов так сто весом, сброшенный вместо якоря. Парус даже не делали - легкое суденышко просто оттащили в море на крыльях за “якорную цепь”. Но тент пригодился, из него вышел неплохой навес от солнышка. В нем конечно можно было разве что сидеть пригнувшись или лежать, но на безрыбье…

0

13

Рейн маялась от скуки. То, что несколько часов назад казалось интересным и увлекательным, больше таким не казалось. Подготовительная работа к рыбалке, которую ей организовал Рит, была намного интереснее, чем необходимость часами сидеть с удочкой, качаться на импровизированном плоту, молчать и ждать, когда повезёт поймать хоть что-то. Рейн сосредоточенно смотрела на воду, будто от этого что-то менялось. В отличие от Солмнира, который никуда не торопился, за удочкой не следил и вообще загорал на солнышке, и в ус не дуя. У девушки появилось жгучее желание спихнуть гвардейца в воду, чтобы разнообразить досуг, даже ценой испуганной рыбы, если она здесь вообще плавала.
Или же самой нырнуть и охладиться?
Рейн сунула руку в воду, попробовала, насколько та прохладная, и передумала. Хватит того, что она вчера красовалась в неглиже в гостином дворе, пока распугивала и веселила посетителей.
Подперев щеку рукой, алифер вздохнула, насупилась, будто ребёнок, которого заставили заниматься чем-то скучным и неинтересным. Она заметила, как на поплавок село какое-то насекомое, нахмурилась, шикая, согнала крылатое существо и уселась ждать обратно, расстроенная, подавленная и злая от голода. Рейн была так подавлена, что заметила, как поплавок попрыгивает, когда нить натянулась. Девушка с воодушевлением поднялась, потянула удочку на себя, заметив, что рыба оказалась сильной и тяжёлой. У Рейн не удавалось никак вытащить её из воды. Рыба сопротивлялась, почувствовав, что её тащат на поверхность, забилась всеми силами, грозя опрокинуть горе-рыбачку в воду.
Грей пискнула, уперлась ногами в бортик, отчего их несчастная лодчонка-плот качнулась. Из воды показался розово-белый плавник и белая гладкая рыбья спина. Рейн заметила, что размеры рыбы были внушительными, а когда над водой показалась рыбья голова – и вовсе пугающими.
- Это что за монстр такой?!
Монстр не то испугался, не то обиделся, развернулся, ударил хвостом по воде, натягивая нить до предела, и продолжил плыть, собираясь или утопить лодку или порвать нить.

0

14

Рит не слишком увлекался рыбалкой, сидение с удочкой он находил делом смертельно скучным, поэтому поступил, как и положено солдату который выкроил пару десятков часов. Лег вздремнуть. Покачивание моря и тишина на борту убаюкивали, а тело настойчиво напоминало о том что пол ночи он бодрствовал, да и вообще был излишне самоуверен. Они были достаточно далеко от теплых вод  что бы к ним заплыла какая-либо чуда юда, плот был надежно привязан, а Рейн явно настроилась хранить молчание как можно дольше. Так зачем же себя мучить?
Когда плотик опасно качнулся, Рит очнулся от сладкой полудремы, а вопросительный возглас девушки и вовсе заставил вскочить на ноги подхватив копье. От резкого движения  плот угрожающе пошатнулся в обратную сторону, грозя опрокинуть менее устойчивого рыбака в воду, но алифер легким взмахом крыла выровнял баланс
Один беглый взгляд в сторону подводного обитателя подсказал Солмниру что его можно не опасаться. Он уже видел эту рыбу, а вчера они даже её пробовали хотя Рейн скорее всего не сможет опознать в тонкой розовой нарезке с подливой из острого соуса нынешнего гостя. Имени рыбки Солмнир не знал, а вот что будет дальше представлял довольно хорошо. Алифер опустил копье, жалея что не догадался взять острогу. Метать тяжелое боевое оружие в рыбу было бы верхом неосмотрительности. Даже если бы он попал, и добычу и оружие пришлось бы долго искать на дне.
          -  А это Рейн,  “Прощай Наживка”. Сейчас он дернет и…
И натянутая до предела шелковая нитка звонко тренькнув лопнула, свистнув в воздухе и заставив шарахнуться в сторону опасаясь за глаза. Пока незадачливые рыбаки хватались за плот и друг друга стремясь избежать купания, “Прощай Наживка” дал деру.   Увлекая за собой яркий поплавок неформатного размера рыбец рванул от них, отмотав добрых ярдов сто. Он бы и больше отмотал, но тут прямо из под него вверх ударил столб воды. Существо похожее на рябую мурену на миг замерло в великолепной свечке, демонстрируя миру ряды шипов и игл вдоль плавников и хребта. Тунец в его зубастой пасти казался чем то маленьким, словно собака сперла пескаря. После чего хищник с шумом рухнул в воду и был таков.
- Знаешь, серая, мне что-то расхотелось рыбачить…
Эту фразу Солмнир договаривал уже в воздухе, на высоте добрых пятидесяти футов. Куда он рванул, сцапав девушку,  как только увидел что плавает поблизости от плота.

0

15

Впервые за последние несколько дней Рейн согласилась с Солмниром. Ну её, эту рыбалку. Стать наживкой, а после и полноценным ужином какой-то диковинной морской твари Рейн хотелось меньше всего, если хотелось вообще. Встав на крыло, чтобы не жаться к гвардейцу и не ворчать ему на ухо, она полетела рядом, сетуя, что поймать вкусной рыбы своими руками так и не вышло. Жаль потраченного времени и сил, а с другой стороны… ну. Тоже приключение?
Рыбачить перехотелось, а вот есть – нет.
Пришлось вернуться в лагерь крылатых, где уже что-то кошеварили без горе-рыбаков и их отсутствующего улова. Рейн привередничать не стала. Схватила первую плошку с супом, и, не разбирая, что там внутри, принялась есть и костра, не забыв попросить добавки. Рыбалка и стресс, пережитый после столкновения с двумя морскими чудищами, разбередил аппетит.
На третьей миске Рейн поубавила аппетиты, стала есть спокойнее, медленнее, иногда даже болтала о чём-то с другими гвардейцами, развлекая себя и заполняя досуг чем-то новым, но где-то глубоко в душе подозревала, что на самом деле бежит и от себя. И от обязанностей, и от Поднебесной вместе с Ритом. Вдруг он опять о делах государственных заговорит?..
Отведав в добавок к супу и какого-то морского гада, зажаренного на вертеле, Рейн довольно уселась на земле, откинувшись на руки и выпятив сытый и явно переполненный живот вперёд. Для полного счастья не хватало добротной выпивки, пару хороших баек или страшилок у костра, которые обычно разводили языкастые пьянчуги, чтоб заработать себе на кружку-другую бесплатно. Трепать языком-то они всегда рады.
Такая непринуждённая атмосфера Рейн всегда нравилась, но, чем больше солнце клонилось к горизонту, тем менее болтливой, энергичной и весёлой была Рейн.
Потянувшись, сладко зевнув, не потрудившись даже ладонью рот прикрыть, девушка откинулась на спину, подложила руки под голову и, качая ногой, смотрела на плывущие по небу облака. А что ещё делать? Не виверн же по лесу гонять да и по вулканам монстров ловить?

0

16

Неудавшаяся рыбалка никак не отразилась на  жизни маленького лагеря разведчиков Алира.  Дневальные поддерживали костры, ухаживали за грифонами, и присматривали за лагерем.  Алиферы прилетали и улетали, обычно парами.  Возвращаясь они приносили с собой черновики карт,  образцы дерева или камня, реже что-то свеже подстреленное или выловленное. И уже в лагере, все увиденное ими более детально записывали, каталогизировали и наносили на первые за несколько тысяч лет детальные карты южного побережья.
Спустя несколько часов наблюдений можно было прикинуть что в нем обитает порядка пятидесяти душ и далеко не все из них были “черными” Рита. Среди обитателей лагеря было довольно много алиферов никак не относящихся к армии Алира или дворцу. Большинство молодежь, иногда почти дети моложе самой Рейн. Но было среди них и несколько увенчанных сединой старцев. Учителей, наставников скорее по духу общения чем по букве. Судя по одежде все “штатские” были из совершенно разных слоев общества  Алира и разного достатка. Хотя одежда явственно уже носили следы “полевой” жизни, как минимум с недельку.
Именно эти “гражданские” записывали то, что привозили экспедиции, наносили на чистовую карту записи и складывали в легкие сумки и ящики особо ценные, по их мнению, образцы.В промежутках обсуждали новый мир, спорили о той или иной его детали, болтали и помогали гвардейцам в заботах о лагере, в меру сил и неловкости.  Эта пестрая, хаотичная и шумная компания оживляла лагерь. “Черные” Рита не были чопорными сухарями с колом вместо позвоночника и печатью осознания личной исключительности на лице, как половина гвардии. Но в их манере держаться, разговоре и шутках чувствовались люди дерзкие, привыкшие к не слишком доброму и опасному ремеслу.  Для них происходящее было работой, которую они выполняли с привычной и натренированной годами точностью и четкостью механизма. Для добровольцев же это был праздник, сюда их привело увлечение. И не важно это было стремление найти новых бабочек для любимой коллекции или амбициозный план первым добыть неведомые камни или добавки к стали и снискать. Работа им была в радость, и можно было заметить что временами этот энтузиазм способен был увлечь даже головорезов черной роты.
И можно было поставить золотой против разбитой бутылки что разговоры у вечернего костра вертятся тут вокруг Драконьего Зева, его чудес и особенностей, а не привычные  сплетни из перечисления вымышленных заваленных баб, пролитой крови и добытого злата. А судя по обрывкам споров рассказать было что. За привычными соснами и кедром Зева, скрывалось множество необычного.
Солмнира что-то переспросили, и он шепнув Рейн что сейчас вернется закономерно пропал уже почти на час. Можно было увидеть через откинутый полог центральной палатки как он стоит над картой. Старички из добровольцев  пытались в чем то его убедить, экспрессивно тыкая пальцами в сторону гор. За их спиной стояло порядка пяти душ молодежи, которые почтительно хранили молчание. Но всем своим видом напоминали щенка который пытается активно продавить на жалость. В то же время сам Солмнир, у которого жалости было мало и строго по рецепту, хранил выражение сдержанного скепсиса. Знакомым за годы Рейн жестом задумчивости алифер потер подбородок, после чего спросил что-то у Хоршены. Ответить тот не успел, потому что его перебил один из старичков и спор пошел по новому кругу. 
   Так же девушка смогла обнаружить еще две странности связанные со своей персоной. Первой было то что она стала предметом неловкого любопытства со стороны молодежи. Которая старательно к ней присматривалась,  но явно боялась подойти, неловко делая вид что прогуливается, моет котлы и занимается чем угодно, но не пялится.
Вторым открытием который принес чуткий слух и ветерок, было то что присутствующие понятия не имели как её зовут и кто она такая. Серокрылая отчетливо услышало обрывок диалога за своей спиной когда одна из девушек переспрашивала шепотом у гвардейца. И “Черный” хмыкнув представил её не как “Дочь Императора Алира, да тот самый Ужас, Страх и Поношение”, а как просто Рейн, подругу Рита. Чем вызвал еще больше любопытства. Солмнира тут понятное дело знал и последний грифон, хотя Серокрылая могла бы заметить что зачастую обращаются к нему не по имени, а по старому званию,  “капитан”. Эту манеру завезли “черные” и мгновенно переняла молодежь. И было очевидно что поведение Рита, с вот этой постройкой плота и прочим дурака валянием, разительно отличалось от  образа “заезжего начальства” в котором они видели его раньше. И они мгновенно сделали вывод что причиной изменения поведения "капитана" была одна белобрысая особа.

0

17

"Чего они так пялятся?"
Рейн не понимала произведенного собой фурора. Лагерь крылатых создали специально. Официально - для изучения местных диковинок, полезных находок, опасностей и прочего, что смогло бы или выставить остров драконов в хорошем свете, как "приземленное" дополнение к Поднебесной, или как место, опасное для жизни. Неофициально - все развед.группы перебрались на остров в поиске новой жизни. Рейн видела здесь стариков, офицеров в отставке, женщин и детей, которые занимались обычным бытом. Пытливые взгляды вызывали дискомфорт. Рейн не понимала причину такого интереса. Что им Рит рассказал?.. или ничего не рассказал и потому она так интересна? Никто не подходил к ней и не пытался завязать разговор. Рейн тоже не пыталась. Она наблюдала за разговором Солмнира со стороны, пока не услышала, как ее упомянули в разговоре.
Рейн на мгновение напряглась, думая, что ее представят по недотитулу, как услышала более привычную версию.
"Подруга", - мысленно фыркнула девушка.
Она подметила, что после уточнения ее связи с местным начальством взглядов меньше не стало, а любопытства в глазах и вовсе прибавилось к ее неудовольствию. Но что она могла?
Подождав немного, Рейн вздохнула, подобралась и подошла к Риту и его собеседникам.
- Что интересного на повестке дня, капитан, - Рейн намеренно выделила бывшее звание Рита. Она посмотрела на алиферов, едва ли понимвя, что стало причиной такого жгучего спора и как бы она могла на него повлиять. Фактически она нашла способ избежать ненужных пытливых взглядов.

0

18

Вулкан был не изучен, а если быть совсем точным его осмотрели издали, и при первом шевелении воин ведший группу уволок оттуда молодежь не ожидая момента когда аборигены плюнут в них чем либо тяжелым. Но сам факт наличия там неизвестной живности и аномального магического фона настолько возбудил столетних теоретиков, что они рвались немедленно лететь туда во имя Познания. Их можно было понять, впервые в жизни они  дорвались до вещей не описанных тысячу лет назад в солидных фолиантах. Это могло принести славу Первопроходцев и увековечить их имена на следующей порции мудрых книг, а также многочисленного подпорченного учениками пергамента. И они ни в коей мере не могли понять что “опасность” к которой они имели сугубо опосредственное отношение, крепко отличается от того что обычно происходит в действительности. К вулкану нужно было подбираться аккуратно, медленно и осторожно. Но от мнения этих ветхозаветных мумий все еще зависело многое, включая репутацию мероприятия, а у него и так не хватало людей. Похоже что придется рискнуть и влезть в огонь, по столь привычной и мерзкой причине как гордыня.
Хотя если задуматься гордыня была главным грехом всего Алира. Там где более мелкие страсти были в большинстве случаев купированы строгими нормами общества и великой миссии “хранителей” о которой вещали с каждого амвона, гордыня цвела махровым, алым цветом. И он сам  не исключение.

- Завтрашняя вылазка на вулкан, и вечерний разбор как оно жить дальше двум отдаленно знакомым алиферам, принцесса.

Упоминание своего звания из уст Рейн, Риту расценил как подтрунивание и очередную подколку. Будучи в раздражении от нездорового  энтузиазма старичков Солмнир в долгу не остался, вбив титул как гвоздь в крышку гроба прошлой жизни. Вечер вполне настал и Рит прикинул что стоит начинать. Разговор может затянуться, тридцать три раза пойти не так, а то и закончится ничем. И лучше оставить время чтобы в худшем случаи смыть послевкусие.

- Ну что, отлетим на пару лиг? Как мне кажется не стоит выносить сор из избы или откладывать в длинный ящик.

Отредактировано Солмнир (2019-08-31 20:04:27)

0

19

Рейн поморщилась при упоминании титула. Стараниями ее отца она скоро действительно может ей стать. На бумага. В глазах общества - маловероятно, в своих - и вовсе невозможно.
- Завтрашняя? - удивилась Рейн. - Ты намерен здесь задержаться? Или это они без тебя продолжат изучать вулкан и искать приключения?
Рейн не стала шутить, что Риту по титулу не положено заниматься подобными делами. Он был воином, но несмотря на это - привязанным к новой "должности" и обязанностям, требовавшим от него меньше рисковать по пустякам. Именно пустяком считался вулкан в сравнении с той политической игрой, которую затеял император алиферов. Она уже началась.  С первого дня подписания указа, несмотря на то, что ни совет, ни  кланы еще не знали, что за новой должностью и назначением скрывается нечто более дерзкое.
Солмнир мог поддаться искушению долга и последовать за вверенными ему людьми, чтобы изучить проблему лично и подобрать для нее решение. Рейн, несмотря на свойственные ей проблески куража, безумия и толики самоубийства, считала эту затею неудачной. Она не хотела кинуться в бой, и сама не поняла, как произошла эта перемена. Из-за Теней? Из-за Оливера? Из-за указа императора?..
И все же она бодро подхватила, улыбнувшись:
- Выкурим вашего вулканного монстра. Вдруг он сьедобный, а?
Рейн понимала, что время шуток заканчивается, и дальше тянуть не выйдет. Она молча кивнула и последовала за Солмниром, стараясь не думать, что он придумал для разговора. Опасения потерять бруга звучали рабатом все громче и ей было сложно смотреть на алифера. Она чувствовала, как привычная маска шутовства рушится, оставляя ее без устойчивой земли под ногами. Даже опору и ту отняли, заставляя вновь выбраться из панциря и вспомнить годы, которые сделали ее такой, которые она хотела бы забыть.

0

20

- Я не могу задержаться. И они продолжат.
Слова Солмнира подтверждали догадки серокрылой. У него не было больше возможности лично сунуться в это пекла. Но люди все равно пойдут, независимо от этого. Оставались лишь только обязанности и ответственность за принятые решения, и невозможность что либо изменить если дело пойдет не так.
Они отлетели на пару лиг к морю, пока Солмнир не спикировал на край гранитного фьорда, нависающего над чернотой ночной воды. Луна, уже опадающая, но всё еще дающая достаточно света поднималась из неё оставляя серебряную дорожку в небо.   
Разговор предстоял не из легких. Рит потратил какое то время для того чтобы собрать хворост и развести огонь - тот мог отпугнуть хищников и дать тепло. А главное давал передышку чтобы собраться с мыслями. Но вот огонь
заполыхал между камней и отступать было особо некуда.
-Кхм…
Алифер откашлялся. Все же слова с трудом лезли в горло. В конце концов у него лично хотя бы был какой то выбор. Он мог уйти, убежать с кораблем, просто шагнуть вниз с края Алира и растворится среди масс людей на континенте - алиферам понадобились бы десятилетия чтобы снова найти того кто умел искать сам. В случае же Рейн он сам становился невольным тюремщиком,  сообщником её отца. Это было неизбежно. Это был возможно лучший для нее выход. Но это не отменяло того что они оба несли ответственность за то что отняли у девушки право на собственное решение.
- Ладно. Не буду ходить вокруг да около, ты и так знаешь что нас ждет и видела каковы ставки. У меня есть собственные соображения, но мне хотелось бы знать что ты об этом думаешь. Только честно, без твоей привычной бравады и попытки показать что ты хуже всех. На это у нас нет больше ни права ни возможности.

0

21

Рейн не сказала этого, но почувствовала облегчение от мысли, что Солмнир не полезет изучать вулкан и его таинственных и наверняка опасных существ, которые не обрадуются появлению незыванных гостей. Она оставила это при себе. Лишь дернула плечом. Мол так и так, что об этом говорить? Одним приключением меньше, одним - больше.
Оказавшись в отдалении от других крылатых, наедине, Рейн заметила, что не только ей с трудом дают мысли и слова о грядущем. До этого момента ей казалось, что Рит, в отличие от нее, уже смирился с предначертанной судьбой, что немало раздражало Грей. Теперь же она сомневалась в суждениях, а еще чувствовала себя виноватой. Не только в том, что Солмнира против его воли женили на нелюбимой женщине, но и из-за того, что как друг она не стала для него опорой в этот момент и не поддержала. Она не знала, как себя повести. Только чувствовала, что все рушится у нее на глазах.
Рейн сидела тихо, молча, скрестив ноги. Прямо на холодной земле у зарождающегося огня. Она наблюдала за Ритом, иногда проваливаясь в мысли, в тдетной попытке понять, что делать дальше.
Он заговорил первым.
Рейн хотелось отшутиться, что до того дня Рит был для нее  братом, а в брат в ее понимании должен был вместе с ней бороться с системой, а не примкнуть к ней. Так было бы привычно. По-рейнски. Но она понимала, что Солмнир ждет от нее чего-то дбругог. Чего-то более серьезного. То, что прячется под масками, а  она чувствовала, как холодный ветер забирается под рубашку, холодит кожу, и пламя костра не греет.
- Что ты хочешь услышать от меня? - она подняла взгляд на Рита, но быстро пожалела об этом. Она боялась его реакции на свои слова. Как тогда, в ее комнате, после возвращения из Зенвула. Он все надеялся, что она станет серьезнее и взрослее, возьмется за ум, но ошибся. Рейн отчаянно не желала покидать свою оболочку. Ей казалось, что Солмнир просит ее о невозможном. Но уже не отрицала, что маска весельчака  и беззаботного шута рушилась. - Я не знаю. Не представляю, как это будет. И будет ли вообще. Может, кланы обьединятся, выступят против отца, чтобы Ван занял трон, а не... а не мы. Может, у отца есть какой-то другой план, а мы нужны ему, чтобы отвлечь внимание... Я не правитель, не жена... Ты это знаешь. Все мои попытки что-то сделать заканчивались неудачей. С чего бы сейчас случиться переменам?.. Я не знаю, где мое место, не чувствую ни земли, ни парения. Мне страшно. Так было и будет.

Отредактировано Рейн (2019-08-31 22:24:22)

0

22

Толстый сук в руках алифера испуганно треснул и Рит раздраженно бросил щепу в костер.  Солмнир понимал что девушка действительно напугана и не знает, а точнее не хочет думать что будет дальше. Но лучше прочих он знал что Рейн сама себя вывела в столь отчаянное, но и восхитительно удобное положение дел. Да, она много раз напортачила. Но никогда не бралась за что-либо серьезное, всегда оставаясь в пределах определенных границ из которых можно вернуться. И что бы она не говорила, или думала, у неё всегда за плечами оставался Алир, любящий отец и вся мощь империи которую он бросил бы на помощь если бы девчонка вляпалась серьезно. Как сейчас, когда, для того чтобы дать ей шанс, мизерный шанс того что она станет Императрицей, он готов был предложить в ставку всю страну. Можно было сколько угодно спорить что Иладар Ван Ален преследовал при этом и другие цели, хотел или не хотел ослабить хватку ультра консерваторов в Совете и изменить в итоге Алир. Всю эту политику можно было провести куда как проще без бросания обществу красной тряпки в виде брака собственной, известной в узких кругах, дочери с не менее любимым чопорными аристократами выскочкой. Которому предстояло выполнить ту еще пляску на углях просто ради того чтобы они двое выжили и сохранили хотя бы некое подобие свободы. И сейчас, когда они одни и притворяться нет ни необходимости ни возможности, Рейн упрямо стремилась остаться там же. В волшебном плену мнимого падения, в шаге от протянутых рук и полета ввысь.
“О Ньёрай, дай мне душевный покой, чтобы принять то, что я не могу изменить, дай мужество изменить то, что могу, и мудрость, чтобы отличить одно от другого”
Алифер вздохнул гася непрошенную вспышку. Вызверившись на  Рейн он не сделает никому лучше. Тот мир в который она могла убежать после очередной выходки стремительно рушился, оставляя за себя пустоту и ответственность за любое её действие. И она не была настолько глупой, что бы не осознавать эту неизбежность. Её испуг и её нерешительность настоящие. Если бы она только решилась сделать этот шаг, начать все заново, отбросить нерешительность прошлого... В конце концов ошибки это часть пути, они даруют опыт, пускай и дорогой ценой.

- Не зарекайся. Все что было и все что могло быть, Рейн, сейчас сгорает как дрова в этом костре. К утру от них останется лишь пепел, который развеет время. Раз так пошло я пожалуй выскажу что я думаю. Не уверен что оно  тебе нужно, но по крайней мере я останусь честным с собой.
 
Солмнир аккуратно положил последнюю ветку в костер. Сформированная им пирамидка быстро разгоралась, вырывая двух алиферов в их маленьком островке света из быстро наступающей темноты.

-  Не правитель? Пока несомненно. Но ты рискнула собственной жизнью в Зенвуле, надеясь изменить мир к лучшему. А это проявление ответственности, черты которая и делает человека правителем или чемпионом. Сейчас ты бежишь от нее как от огня. Ты любишь преуменьшать собственную заслугу, прятаться за неудачи и построила себе иллюзию в котором можешь скрыться от боли повторяя раз за разом себе что ты ничтожество. Хотя это не так.  Успех всего лишь вопрос навыка, а он приобретаем. Вопрос хочешь ли ты этого, или захочешь ли в будущем. Не ради власти или славы, однажды ты обожглась и с тех пор стараешься сломать все что может дать надежду на что-то лучшее. Не ради богатства - оно для тебя пустое. Но в один прекрасный день увидев несправедливость которая даже для тебя будет взывать к беспечному Небу, ты не захочешь проиграть.

Ночь окончательно вошла в свои права, усыпав небо звездами. Костер, весело пожиравший смолистые дрова, щелкнул отправив в небо рой искр, словно стремясь добавить к ним горсть своих. Пламя разгорелось и возле него становилось уже не тепло, а жарко. Но  Солмнир, не отрывающий взгляда от хаотично - непредсказуемых узоров пламени, не чувствовал его. Он старался подобрать слова, словно выпутывая их из паутины. Рит давненько не заглядывал в собственную душу, небезосновательно опасаясь ждущих там своего часа чудовищ. Говорить на чистоту не было его стилем, он привык цепляться за свою маску не меньше самой Рейн. Сотканная из страхов, та почти приросла к лицу, становясь частью жизни и сути. И иногда он уже сам не мог различить чем же был, или стал, Солмнир Рит. 
      Но он прекрасно понимал что уже к утру выйдут остальные указы о которых они договорились с Императором, и выкроить минуту поговорить минуту аж до предполагаемой свадьбы будет тяжело. Конечно у него был план на случай если принцесса решит так ни на что и не решится. Но видят боги ему будет тяжело в этом случаи делать то что должно.

- Что до брака... Прости, что сделал этот выбор за тебя, со всем свойственной мне жестокостью и цинизмом. Я знаю что для тебя это не пустой звук. Но я ни в чем не раскаиваюсь. Возможно, меня частично оправдывает то, что теперь я уверен что твой муж будет считаться с тобой. Ты останешься чем то большим чем шаг к трону и средство произведения на свет наследника династии.  Я прекрасно понимаю что церемония в храме - формальность, сухая строчка в книге которая не может наполнить брак жизнью или чувством. В конце концов, я был женат, любил и знаю что, говорю. Не уверен что я смогу дать тебе то, что ты нашла в “браке” с этим пиратом, кольцо которого ты всё еще таскаешь. Но как минимум я намерен попытаться. И надеюсь что мы сможем не возненавидеть друг друга. Провести так следующие пол вечности друг с другом было бы фойрровой судьбой.

       Солмнир поднял глаза, встретившись с Серокрылой взглядом через пламя разделяющего их костра. Чувство неловкости нарастало. Он попытался ободряюще улыбнутся, но в улыбку закралась привычная ему уже горькая самоирония.

-  И мне тоже страшно. Иди сюда, будем дрожать вместе.
Солмнир протянул девушке руку, сквозь язычки пламени костра, тут же устремившиеся попробовать новое подношение на вкус. Он почти сразу пожалел о своей импульсивности. Жест казался нелепым, искусственным. Хотя последнее было не так.

+1

23

Хруст ветки вызвал животные неприятные ассоциации. Рейн внутренэне напряглась, сдержала порыв вздрогнуть. Сама не поняла, что ее так сильно пугало во всем. Необходимость взять на себя ответственность? Страх перед неудачей, крахом и падением? Очередное разочарование отца? Разочаровать Рита? Или себя?..
Рейн посмотрела в сторону. На ее лице не было привычного веселья. Она была задумчива, и все же не погружалась в свои мысли целиком, слушая Солмнира.
- Может быть, ты прав... Я действительно прячусь, потому что так проще. И переубедить себя, что это не так, сложно... я  постараюсь.
Она знала, что прикладывала мало усилий - если вообще их прикладывала -, чтобы сделать что-то полезное для Алира. Все закончилось не так,  как она планировала, и оттого оставалось ощущение, что не стоило и пытаться. Ничего и никогда не проходит гладко. Столетние проблемы не решаются за день. Что-то она все же сделала. Обратила внимание на проблемы людей и ульвов. Теперь же от нее требовали большего. Игры, в которой замешано намного больше жизней. Рейн осознавала цену ошибки, и боялась рисковать и пробовать. Там, где продуманный стратег и тактик, помедлит, задумается, просчитает каждый ход и его исход, Рейн просто тушевалась и пряталась в свою нору, признавая поражение, даже не попытавшись бросить вызов и оголить клинок.
- Одно дело - погибнуть самой, и совершенно другое - стать причиной чей-то смерти. Алиферов, у которых не было выбора.
Она все еще помнила, как едва не убила отца и не лишила Рита Сосуда души своей выходкой.
О своем счастье в браке она думала в самую последнюю очередь, с рождения зная, что ее брак будет политическим. Иногда ей казалось, что с незнакомым алифером было бы проще. Она не знала, откуда брались эти мысли. Просто не думала, что такое вообще возможно.
- Твой брак и мой не имеют ничего общего. Ты, по меньшей мере, был трезв и тебе не угрожали пером под ребра, - Рейн фыркнула. Настроения шутить не было.
Она не хотела тягаться с женщиной, которая была женой Рита. Не думала о ней до этого времени. Может, забыла. А, может, не хотела вспоминать.
Рейн помолчала, смотря на Рита через пламя костра. Удивительная немногословность с ее стороны. Казалось, что с разрушением маски ничего не осталось.
Она пожевала губу. Сказала:
- Я не сержусь, - это было правдой. - Может, на отца, но не на тебя.
Она не говорила о жизни в браке, потому что не хотела ничего обещать и не знала, что может сказать.
Жест Солмнира ее удивил. Она помедлила несколько мгновений, прежде чем ответить на него.
Рейн подалась вперед, взяла алифера за руку и повернула ее вверх, чтобы Солмнира не жарило пламя костра.
- Тебе мало раненной спины? - Рейн изогнула бровь, с легкой укоризной посмотрела на алифера.

Отредактировано Рейн (2019-09-01 15:24:40)

0

24

-Если ты постараешься, то мне этого достаточно. Рейн ты умная девочка, в которую вложили знаний вдвое больше чем в моих дуболомов. Если они справляются, то у тебя получится и подавно.
Рит не стал говорить что она уже стала причиной чей-то смерти. И станет еще не раз. Всегда найдутся те кто будут сражаться за тебя просто ввиду силы традиций и крови. И найдутся люди которые, захотят убить, чтобы спустить эту кровь в каналы Алира всю до остатка. Их карты, были сданы при рождении. Внебрачная дочери императора и внук Третьего Генерала. Не их вина, что они в силу обстоятельств не выросли теми кого ожидали. Но их судьба. Насколько же по-разному они ею воспользовались и как причудливо теперь она сплелась. Солмнир был почти уверен что где-то в мироздании существует бог, который отвечает за шутки, мелкие пакости и невозможные совпадения. И что они с Рейн ходят у него в любимчиках.
          Он не стал напоминать ей что пускай ей и угрожали, но осталась на корабле она тогда добровольно. Рит по сути похитил её не оставляя шанса на сопротивление. И первое о чем она тогда подумала был страх того что гвардеец, как и положено воплощению неотвратимой ярости императора, стер огнем с лика моря и корабль и её “мужа”. Даже спустя годы она  носила память о том времени, по какой-то причине бесившую его. Солмнир попытался перевести тему, но как всегда неловко.
-Я вдовец. Уже более десяти лет. Так что я не уверен кому из нас повезло больше, да и вообще можно ли сравнивать обстоятельства и чувства. И не злись на отца. Он тебя любит и пытается спасти. Как он это понимает и теми методами которые способен найти в меру собственного кругозора. Как давно вы не общались на что то отстраненное? О грифонах, или полетах к примеру. Сейчас он больше уверен в твоем будущем и скорее всего будет воспринимать тебя менее остро. Так почему бы тебе не воспользоваться обстоятельствами и попробовать поговорить с ним просто как с отцом, а не с Императором? К  тому же я могу намекнуть ему, мы уже почти семья.
Он не стал говорить что опасается того что Ван Аллен торопится, боялся не успеть, а это было возможно только в одном случаи. И случай этот Рейн не понравится, лишив единственного оставшегося в живых родственника. А отца, Рит был уверен, девушка тоже любила.
Когда Рейн взяла его ладонь и перевернула подставив собственную кожу под огонь, он криво улыбнулся. В улыбке промелькнуло на миг былое ехидство и исчезло без следа в игре теней и пламени костра.
- Горбатого могила исправит. А я похоже становлюсь падок на драматические эффекты.
    Кожа руки была жесткой выдубленной оружием, поводьями и инструментом. А с недавних пор к мозолям добавились еще и неизбежные чернильные пятна. Крепкие, словно стальные крючья пальцы на удивление чутко сжали ладонь девушки, и судя по всему отпускать не собирались. Рит поднялся, шагом уходя вправо и выводя их руки из пламени. После чего легко потянул Рейн на себя.

0

25

- Извини, - Рейн не хотела ни сравнивать Ирителя с женой Солмнира, ни упоминать ее. Она понимала, что это упоминание - прошлого Рита, несмотря на условную давность, - ранит. Не так, как упоминание Ирителя и времени, что она провела на пиратском корабле. Рейн реагировала лишь на прямое оскорбление или когда понимала, что слова, сказанные по неосторожности о причине ее нахождения на том корабле, далеки от правды. Так было, когда даже Рит думал о ней и ее поступках хуже, чем было. Рейн все еще помнила, как в доказательство показывала свой Сосуд души. И все же не смогла обьяснить ему, что же такого произошло на корабле, что она привязалась к пирату. Рейн не могла назвать это любовью или привязанностью, но понимала, что было что-то дорогое, за что она держалась, храня обручальное кольцо. Даже сейчас оно было на ее шее. Спрятано под рубахой вместе с Сосудом души.
"Почему я чувствую себя виноватой?.."
Рейн не стала больше говорить о прошлом, чтобы не задевать чужие раны. Да и свои тоже.
- О простых вещах с отцом? - Рейн усмехнулась. - Когда я была ребенком. Не то что бы я сейчас сильно выросла...
Рейн не заметила подтекста. Она не видела причины для отца умирать. Считала, что его век не так короток. Да и в его неожиданном стремлении выдать ее замуж тоже не заметила тревоги старика. Разве что он отчаялся завести еще одного наследника, которому сможет передать трон.
В последний раз она общалась с отцом по душам после того, как появился страх перед гвардейцами. Она сама от него отстранилась. Не хотела, чтобы он знал. С тех пор их отношения изменились и Рейн не пыталась это исправить. Она не знала, как завести простой разговор без обвинений, нотаций и наставлений, хотя могла бы разделять с отцом трапезы и пользоваться коротким единением, как раньше.
- Поберег бы себя. Совет и кланы нас точно не пожалеют, когда до них дойдет воля императора.
Раны на спине и ожоги от пламени покажутся детским баловством в сравнении с их гневом. Рейн это понимала. Да и Рит, в чем она не сомневалась, тоже.
Рейн поддалась движению, где-то на уровне не то инстинктов, не то узнавания чего-то неуловимо знакомого, догадываясь, чем может закончиться этот жест. Даже такое простое сближение вызвало у нее растерянность. Она не высвободила руку, не попыталась отстраниться, хотя стояла близко, тесно, но не прижимаясь.
Хотелось отшутиться, как в другие моменты неловкости, но все слова застряли в горле. Все мысли выветрились. Она смотрела на грудь гвардейца, пользуясь разницей в росте, но ей казалось, что она чувчтвует его дыхание и тепло тела. Что-то должно было напомнить, что перед ней хоть и знаковый алифер, не чужак, а товарищ и друг. Именно друг, а не будущий супруг.
Рейн подалась ближе, высвобождая руку, обняла, совершенно по-детски прижавшись щекой к груди.
"Столько делиться всем, плакаться, а потом испытывать неловкость от простого жеста", - мысленно посмеялась над собой Рейн.

Отредактировано Рейн (2019-09-02 00:07:53)

0

26

Мысль о предстоящем противостоянии, пугали и будоражили одновременно. Но он не сомневался. Солмнир  чувствовал как часть его души из который щедро черпала силу его способность к темной магии хищно улыбается, предвкушая азарт боя и сладкий вкус падения врага. Но сейчас требовалось быть особо осторожным. Алир отличался от Остебена или Северных земель. Интриги здесь были чище, намерения выше, и зачастую совершались не столько из властолюбия, сколько из гордыни и стремления послужить Поднебесной. И какого бы мнения он не был о “благочестии” частенько приводящему к фарисейству,  большинство алиферов верили в то что их путь - хранить этот мир. Это делало предстоящую схватку и проще и сложнее одновременно.

- Мне не привыкать. Несомненно они вцепятся нам в глотки. Но думаю я, смогу удержать их внимание какое-то время на себе. Пока ты не найдешь в себе решимость стать сильнее и закрыть мне спину. Да и господа генералы, жрецы и советники еще не до конца осознали с кем и чем связались. Поговори с отцом. Мне будет куда проще отбиваться от всего мира, если вы двое сбросите  с себя этот груз. Главное только помни что ничего не происходит мгновенно. Особенно в душе существ которые старше некоторых известных королевств.

Солмнир почувствовал невольное облегчение когда девушка подалась вперед. Часть незримой стены, барьера, который возник после того как он показал Рейн свиток с решением её отца, упала. Он не сомневался в том что этот барьер бы возник. Это была одна из причин по которой он решил сообщить девушке о принятом её отцом решении лично. Рит предположил что если бы Иладар Ван Ален высказал ей эту новость в лицо, то ни о каком сближении с отцом не могло бы быть и речи. А эту рану в душе Рейн алифер считал одной из самых глубоких. Цепь сдерживающая крылья. И пока есть возможность он надеялся на то что её удастся исцелить.
Когда Рейн сделал шаг вперед и замерла перед ним не поднимая глаза, Рит ощутил момент растерянности. Словно он в пустоте, зная что остается позади, но не имея понятия что там дальше за следующим поворотом. Солмнир осознал что с волнением наблюдает за колебаниями девушки, замершей на несколько мгновений.
Он куда как спокойнее отнесся к фразе о свадьбе чем Рейн. Циник и скептик, Рит и прекрасно понимал что династический брак это формальность, запись на бумаге и повод для последствий имеющих отношение к сухому и холодному закону, а не к чувствам. Конечно им придется вести себя подобающе в обществе, и завести детей. Но в остальном они могли жить дальше хоть врозь, в меру собственных устремлений, целей и желаний.
Происходящее сейчас не имело к подобному браку ни малейшего отношения.
Быть принятым или отвергнутым? Он сам протянул руку задавая этот вопрос, осознавая собственное желание разрушить появившуюся между стену недоверия и сомнений. Но вместе с этой преградой вдребезги разлетелись и старые шутливые отношения, оставляя неизвестность. А неизвестность порождала страх.  Ладонь девушки выскользнула из его руки, и  опасения удушающим клубком ринулись к горлу. Но уже в следующий миг щека коснулась его груди. И страх рассыпался, вызвав невольный вздох облегчения.
Почти черные в тускнеющих отблесках костра, четыре крыла раскрылись, заслоняя небо и сомкнулись обнимая девушку. Словно ограждая от тьмы ночи и искр костра, сплетая кокон который оградит их от взглядов и слов.  Алифер протянул руку и взъерошил волосы, беспечно прижавшейся к нему девушки. Это движение было сложно назвать жестом мужа или любовника. Но оно было более чутким и нежным чем тычки и подколки, которыми они бесчисленное количество раз обменивались за последние семь лет.
      Неизвестность осталась, потребуется еще тысяча шагов, чтобы преодолеть её. Но Солмниру показалось что первый, и возможно самый важный шаг они сделали. Что бы не произошло в будущем, кем бы они не стали в грядущей борьбе и столетиях, но они будут опираться на этот шаг.  Рит поднял голову смотря на звезды, и улыбнулся. Рациональная часть его сознания, вечный и недремлющий цербер, безжалостно отмела в сторону их красоту и отмеряла время. Пора. Алифер закрыл глаза и крепче прижав к себе крыльями девушку, сплел левой рукой соматическую формулу заклинания.
            Рейн практически не ощутила переход. Но шум листвы и треск костра сменился тишиной ночного города и негромкими голосами переклички стражи. Запах дыма и жар пропал, сменившись уже знакомым запахом бумаг и старого дома. По счастью запах лекарств уже успел выветриться. Алифер аккуратно отвел в сторону и сложил крылья, которые растворились в темноте освещенного лишь звездами из окна покоя, а после и вовсе исчезли. Алиферы были там откуда начали свое путешествие на Край Света, стоя на том же месте, словно никуда и не уходили. Выходные закончились.

0

27

Рейн все еще казалось, что Солмнир, несмотря на возможности, подаренные иимператоро, боролся с целым миром по ее вине. Она понимала, что он когда-нибудь из-за своих несвойственных консерваторам-алиферам взглядов, пошел бы против системы, не то создав собственную группу противостояния, не то присоединившись к Теням с их взглядами на мироустройство Алира. Дело не в ней и указе императора. Не столько в ней. Но в первую очередь император выбрал для нее щит, который примет на себя все удары их закостенелого общества. Рейн считала, что это несправедливо, несмотря на заверения Рита, что он получил в руки возможность, которую хотел, - изменить привычный мир алиферов. Сложности будут всегда. Рейн не знала, как облегчить его ношу. Вести себя благопристойно, не дебоширить, не пьянствовать, не рисковать и не влипать в приключения с завидной скоростью - это даже не десятая доля того, что она должна делать в новой роли. А что еще?.. вникать в дела государства, влиять на решения отца, мозолить глаза советникам, жрецам и главам кланов? Напоминать им, что несмотря на незаконнорожденность, она все еще член династии и единственная наследница императора? Доказывать поступками, что она на что-то способна? Быть опорой Риту? А как? Она даже не знала, чем занималась покойная императрица. Рейн не умела плести интриги и играть по правилам с изяществом алиферов. У кого учиться? У отца? А у кого узнавать о другой стороне в жизни брака?..
Что если кто-нибудь вызовет ее на поединок во время церемонии?
Если народ Поднебесной не пожелает пойти за реформаторами и выберет Вана, когда власть Иладара угаснет? Что если это случится быстрее, чем она думала, ведь в мире уже происходят странные и ужасные вещи. Достаточно вспомнить катастрофу Зенвула и то, чем она спустя столетия обернулась для Остебена? Смогут ли они им помочь? Захотят?..
Рейн услышала тихий вздох алифера, когда ее руки сошлись у него на спине.
- "Он боялся?.." - с удивлением осознала Рейн. Ей казалось, что у него нет причин для колебаний. Что для Солмнира все проще, и занимают его мысли не об отношениях, а о борьбе с системой.
Черные крылья закрыли ее; Рейн почувствовала простой и почти отеческо-братский жест в прикосновении руки. В этот раз она не вздрогнула. Молча смотрела в сторону, на черное оперение, закрывшее свет от костра. Только сейчас она осознала, что у Рита даже цвет крыльев, свойственный клану Аленов. Черный.
Она не знала, сколько они так простояли в тишине, но, несмотря на осознание надвигающегося кошмара реальности, в треске костра и шелесте листьев находила какой-то необьяснимый покой. Короткое мгновение перед тем, как они веинулись в кабинет Рита, в центр Поднебесной. В Алир.
Прогулка на Край света закончилась, и началась тропа осколков, плетей, предательства и долга.
Рейн разомкнула обьятия, подняла взгляд на Рита и.. треснула его кулаком в плечо. Слабо, но ощутимо.
- Еще раз пренебрежешь наставлениями лекаря, и прикажу тебя привязать к постели, пока не вылечишься. Я же теперь принцесса, - фыркнула Рейн и усмехнулась.
Ну а что? Некоторые привычки после стольких лет дружбы очень сложно искоренить.

0

28

Солмнир получив звонкий шлепок удивленно поднял бровь, неуловимо быстрым движением отвесил нахалке легкий щелбан прямо по кончику носа, после чего развалился на стуле. Судя по выражению лица волшебство момента покинуло алифера, и он вернулся к привычному ехидству.

     -Ну сегодня у тебя будет всё чтобы проследить за  этим. Эскорта во дворец не предвидится, а единственное спальное место без барака и толпы гвардейцев в придачу находится на момент перед твоими глазами.

Рит  кивнул на соседнюю комнату скрывавшуюся за занавеской из ткани. Гвардейцы, толпой занявшие поместье явно не спешили тратить усилия на приведение его в божеский вид, прибрав более или менее только кабинет и спальню командира. Учитывая временность этого жилья подобное решение было здравым. Усилия и тщательность стоит приложить там где ты собираешься остаться больше чем на пару недель.

  - Но перед тем как мы перейдем к нашей обычной пикировке, я все же хотел бы обсудить с тобой ближайшие пару недель. С рассвета начнется фойрова мельница, а планы стоит обсудить до.

0

29

Рейн поморщилась, получив, как считала, незаслуженный щелбан по нос, но ничем не ответила. Рит решил огорошить ее снова, когда указал на единственное спальное место. До этого момента она думала, что вернется во дворец  не то что бы она соскучилась по своей комнате, пристальным взглядом и сопроваждением.
- Тогда ты спишь на полу, - Рейн пожала плечами с совершенно непоколебимым видом, словно речь шла не о "доме" Солмнира.
Девушка хотела пошутить, что до брака не положено порядочным алиферам делить одну комнату, и все равно, что делили уже и не раз, но воздержалась от шуток, даже если они дарили ей обманчивое ощущение защищенности.
Рейн села на край стола, облакотилась на руки и посмотрела на алифера.
- И что ты... мы, - торопливо исправилась Рейн, - намерены делать в эту неделю, не считая попыток раздразнить стаю голодных псов, вызвать всеобщее негодование своими намерениями и довести императора до седины на спине?

0

30

- И не подумаю. Мне доктор запретил. Хотя прекрасная дама может не опасаться за свое целомудрие, поскольку рыцарю придется выспаться перед тем как получать по шлему от Совета с подачи её папеньки. А заодно вспомнить что за последние семь лет кое кто уважал ее неприкосновенность и пожелания даже угашенный в дугу и дрова.
При упоминании пола Рит улыбнулся еще ехиднее, но ироничное выражение лица быстро исчезло. Солмнир собирался говорить о важных вещах, а время было позднее. Солмнир подтянулся на кресле приняв более приличествующую серьезному разговору позу, и быстро сортируя в уме
- В целом то чем я буду заниматься ты перечислила верно, исключая то спина Императора в безопасности.  До объявления свадьбы мало кто будет догадываться о том что происходит на самом деле. Я склонен считать что я довольно неплохо знаю твой характер и свободолюбие. Так что даже если сейчас ты безропотно примешь навязанную тебе задачу, то рано или поздно просто скиснешь. К счастью у нас такое непаханое поле что можно найти приключений на любой вкус и цвет. К несчастью есть несколько вещей, которые являются безусловными. И которые я хочу чтобы ты выполнила. Хотя понятное дело я бы хотел услышать твоё мнение, и по их поводу.
Солмнир набрал воздух, прикидывая как бы сократить и без того длинную речугу о планах.

- Во первых, я буду настаивать на том чтобы ты прошла подготовку под крылом одного из моих лейтенантов. Это конечно не сделает из тебя “Шугату - восемь мечей” за три недели. Но если что-то пойдет не так и на тебя нападут, ты хотя бы не будешь теряться и замирать. А последнее важнее чем любое мастерство. И хорошо бы было что бы ты продолжила подготовку. Мне было бы очень неприятно если тебя зарежут в подворотне, а зная тебя, от постоянного эскорта ты уже через месяц взвоешь. Тебе не обязательно достигать уровня гвардии, хотя если тебе понравится - вперед и с песней. Я тебе не папа, возражать не буду, сам научу что умею.  Вопросы, предложения, возражения? Только без слепого доверия к моему опыту - не задавая их и не сомневаясь ты не сможешь обучаться.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [26.05.1082] Утро на краю cвета