Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [23.10.1082] По костям и ветрам


[23.10.1082] По костям и ветрам

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

- Локация
Северные земли, г. Мирдан, дворец
- Действующие лица
Ясемин, Шейн Виззарион
- Описание
предыдущий эпизод - [19.10.1082] Мизери
После бунта в столице, забравшего многие жизни, настала тревожная тишина. Император вместе с наложницей и детьми вернулся во дворец, пока допросные комнаты полнятся предателями, главная площадь умывается кровью приговорённых к смерти, а Виззарион из самодуров прослыл Кровавым и Жестоким.

0

2

Все складывалось совсем не так, как он себе представлял. Виззарион просчитался.
- "В который раз", - Шейн помассировал переносицу, слушая, но не слыша, доклад гвардейца о ситуации в Золотом квартале.
Гвардеец тоже это заметил. Он замолчал, опустил голову, держа в руках стопку свитков.
- Если Ваше Величество устали, мы можем продолжить в следующий раз.
- Нет, - Виззарион подобрался, поднял взгляд на гвардейца. Он не собирался давать слабину. Апатия тянулась к нему, как после смерти Арники и Мирры, но у него нет любящей сестры, которая возьмет управление империей в свои руки. Он обязан справиться сам.
Гвардеец продолжил читать доклад. Император слушал.

По возвращению во дворец Виззарион распорядился, чтобы для детей приготовили новую комнату. В просторных покоях императора не место двум детям и одной наложнице. Он не отдавал приказа о подготовке к свадьбе, прикрываясь трауром по жене и трагедией, в которой погибли невиновные. Шейн рассчитывал, что гвардецы выстоят, но вышколенные наемники знали намного больше, чем хорошо обученные убийцы. Они проиграли Черному Клинку. Не ждали, что они придут на помощь гвардейцам. Это спасло жизнь Ясемин и наследников, но не упрямой императрицы и попавших под руку слуг, наложниц и гвардейцев.
Предателей пытали и казнили. Грейн и Ариго выяснили, что Виктор знал о многих тайных ходах замка. Их проверили. По некоторым из ходов ходили. Не Авель и Элен. Они затронули переход между комнатой бастарда и принцессы. Другие ходы вели за стену дворца. Шейн думал, откуда у вампира его кровь. Кровь Виззарионов, открывающая магические ходы. Он отправил мага изучить ходы и выяснить, есть ли другой способ открыть их. В то же время Шейн не понимал почему Виктор не воспольвался ими, чтобы убить его во сне или вырезать всех ночью без лишнего шума.
- "Зачем он выдал себя?"
Гоняясь за призраками, вампир чувствовал себя бесконечно уставшим.
Он проводил больше времени в кабинете, забивая голову делами. Что-то искал. Он хотел написать Элен, но вспоминал, что не должен связываться с ней. Он слышал, что у Авеля родился сын, но после смерти Мередит перестал гоняться за призраками было. Трон перестал иметь значение.
Отложив книгу рода со старым гербом Виззарионов, Шейн изучал последние цифры, связанные с поставкой и сбытом крови. В личном кабинете он задержался допоздна, отказавшись от ужина, и не спешил ко сну.

+1

3

После событий просто четыре дня, для самой Ясемин, казалось, что прошло больше недели. Девушка слабо помнила то, как ей пытались помочь после того, как Черный клинок спас их от убийц. Зато девушка отлично помнила, на кого наставила кинжал Никсен и что говорила, чтобы уберечь собственных детей от опасности. Готова ли она тогда была отдать свою жизнь? Да! Если бы это спасло жизнь Морин и её сыну, Ясемин бы без раздумий готова была умереть, лишь бы её собственные дети остались живы и невредимы. Кажется, к ней тогда обратился глава дома, но для наложницы это ничего не значило. В те минуты она была просто под властью инстинктов, которые просто кричали о защите тех, кого она любит и дорожит. Извиниться ли она за свои слова? Нет. И не будет. Даже если бы у неё был шанс на исправление ошибки, она поступила бы так же, она бы подняла оружие и сражалась, даже без опыта, даже если обречена на поражение, но она хотя бы будет знать, что сделала все возможное, чтобы уберечь их.
Проваливаясь в кромешную тьму у неё кроме пустоты и холода ничего не было, это пугало, очень пугало. Сколько она провела часов или дней без сознания, ей не сказали. Вот только, в этой темноте она слышала голоса, много, которые звали её, постоянно звали, будто показывают дорогу. Они были такие родными, такими теплыми и любимыми.
Даже после того, как они покинули храм и вернулись во дворец, Ясемин не чувствовала себя защищенной или счастливой. В ту ночь многое случилось и многие погибли. Да, ей грело душу то, что дети живы и здоровы, но какой ценой?
Вампирша стояла над колыбелью сына который сладко спал, девушка провела рукой по его одеялу, всматриваясь в этот небольшой комок эмоций, который все чувствовал иначе, чем она. Малыш спал и выглядел просто счастливым ангелом, не догадываясь, что он счастливчик, который выжил в кровавой бойне. Морин находилась на руках у одной из служанки, которую приставили к ним сразу по прибытию во дворец. Блондинка ещё несколько минут полюбовалась спящим сыном и направилась к выходу из комнаты, все же, за последние дни, накопилось много всего и следовало об этом поговорить.
- Госпожа... - одна из служанок подорвалась с места готовая её сопроводить.
- Оставайтесь здесь обе... - ей сейчас совершенно не хотелось тащить за собой одну из служанок, особенно, когда дорогу до кабинета Императора Ясемин знала очень даже хорошо.
- Но... - служанка хотела была возразить, но взгляд фаворитки дал понять, что на данный момент она не хочет повторять свою просьбу дважды.
Выйдя из комнаты, Ясемин медленным шагом шла по длинным коридорам, где можно было ещё увидеть следы той страшной ночи. Хоть слуги и старались все убрать и все скрыть, в памяти так и рисовалась картинка того страшного дня и то, что ей пришлось пережить.
Останавливаясь уже у знакомой двери, фаворитка сделала глубокий вдох и дождалась, пока ей их откроют, чтобы зайти внутрь.
- Ваше Величество. - обратилась она к Императору, язык не повернулся назвать его по имени, вот ни как. - Я могу с вами кое о чем поговорить? - после происшествия, Ясемин не разговаривала с Шейном, у неё не было слов, пережитое ещё давало о себе знать. Да и что она скажет? Захочет ли он её слушать и видеть? В такие моменты лучше дать побыть одному, но лучшее ли это решение?

+1

4

- Ваше Величество.
Веймар стоял у дверей, склонив голову и спрятав руки в широких рукавах туники.
Виззарион поднял голову, без слов выразил вопрос. Скопец объяснился.
- Наложница желает вас видеть.
Веймар вспомнил о новом титуле Ясемин, когда употребил старый. Скопец поспешил исправиться, боясь вызвать гнев императора.
- Ясемин-джарие, - акцент на титуле вышел заметным к неудовольствию вампира.
Шейн не заметил ошибки Веймара и махнул рукой, давая разрешение девушке войти.
Скопец поклонился, вышел из кабинета и отдал приказ слугам впустить наложницу. Вампир проводил девушку взглядом, но не посмел сделать ей замечание или предупредить о неосторожных словах в присутствии императора, как делал это раньше. Ясемин возвысилась, когда родила наследника династии и имела шансы взойти на престол, когда закончится траур императора по убитой жене. Веймар держался нейтральной стороны, предчувствуя смену хозяйки дворца.
Виззарион занимался бумагами, когда услышал тихие шаги девушки, подождал, когда слуги закроют двери, чтобы создать видимость уединения в кабинете, и поднял на неё взгляд.
- Тебя что-то тревожит? – вампир решил перейти сразу к делу, не тратя времени на пустые разговоры.
Важный документ оставался у него в руке. Шейнир отставил чернильницу и отложил перо, чтобы по невнимательности не оставить кляксу или лишний оттиск.
Вампир не понимал, зачем Ясемин пришла к нему в кабинет, какое может быть срочное дело, требующее от него внимания. У императора хватало забот после бунта. О Ясемин и детях заботились. Веймар и дворцовый лекарь постоянно отсчитывались императору об их здоровье и этого хватало, чтобы не беспокоиться понапрасну и заниматься остальными делами. Шейн не хотел повторения истории, поэтому делал всё, что было в его силах, ожидая результата от кампании Анри и дополнительных сведений о связи его бабки, проводящей время в саду или в личных покоях, с кланом Лэно.

+1

5

Похоже, бунт изменил не только самого Императора, но тех, кто его пережил. Кто-то потерял самых дорогих ему людей, и оплакивал их, пытаясь заглушить сильную боль, где-то в груди. Кому-то посчастливилось выжить, как и Ясемин, и теперь его терзали разные мысли. Что было в головах других, сказать нельзя, но в голове вампирши сейчас творился полный хаос. Она больше не желала стоять в стороне и наблюдать из далека, как погибают и страдают те, кого она так сильно любит и дорожит. Девушка твердо решила для себя, что станет сильнее, и больше не допустит такого, никогда. Да, подобные слова могли бы рассмешить любого, но наложница решила придерживаться их. А так же, она никогда не забудет лица тех, кто спас не только её жизнь, но и жизнь её детей, ЕЁ. Пусть даже Морин и не было ей настоящей дочерью, фаворитка этого не замечала, она относилась к ней точно так же, как и к родному сыну, что появился несколько дней назад. Пусть кто-то посмеет сказать ей, что Морин не её дочь, пусть кто-то посмеет сказать, что родная мать от неё отказалась и бросила. Вампирша лично преподаст урок тому, кто решил обидеть самое дорогое сокровище в этом дворце.
Пока она ждала ответа, стоя у огромной двери, смотря в пол, стоило обдумать то, зачем она решила вообще нанести визит Императору. Ясемин понимала, что сейчас, не самое лучшее время для разговора, но если она не решится, то этот разговор и не осуществится. А если его не будет, то она потеряет то, что когда-нибудь сможет спасти её детей.
Двери открылись, что говорило о том, что Император примет наложницу, вот только, кто-то явно был не доволен тем, что девушка решила посетить его именно в этот час. Медленными шагами она проходила в глубь кабинета, краем взгляда провожая скопца, и через минуту услышав легкий щелчок, говоря о том, что двери кабинета Его Величества были закрыты и они остались полностью одни.
- Да, Ваше Величество. - спокойно и тихо произнесла фаворитка, поднимая взгляд и осматривая стол, что был завален стопками бумаг, а так же окинула взглядом и самого Императора.
- Я переживаю за Вас.- девушка сделала паузу, подавляя желание подойти ближе и осталась стоять неподалеку от стала, лишь слегка сжала пышную юбку. -Вы сидите здесь довольно долго. Пожалуйста, уделите время и самому себе. Отвлекитесь, хотя на часок, пройдитесь. - она опустила взгляд в пол, пытаясь собраться духом.
- У меня есть ещё одна эгоистичная просьба. - она не посмела поднять свой взгляд на Императора, понимая, что ему и без неё проблем хватает. Но и ей, так же следует действовать, а не сидеть на месте. Стоит начать становиться сильнее, оберегать собственных детей, чтобы им больше ничего не грозило.
Думала ли Ясемин, что может занять место Императрицы? Нет. Её устраивало то положение, в котором она находилась, до появления наследника на этот свет. Если бы нашлась новая кандидатура на эту роль, то фаворитка не стала бы и поднимать шума, зачем? Если с ней могли бы остаться дети, корона и кресло, не так важны.
- Если Ваше Высочество сочтет неуместным её выслушать, я пойму. - Ясемин не знала, что вообще доложили Императору после их спасения. Умолчали ли они, что наложница наставляла кинжал на главу дома Черных Клинков, какие слова говорила ему, и что её поведение точно не соответствовало той, кто является любимицей самого Императора.

Отредактировано Ясемин (2019-09-22 12:24:48)

+1

6

Заботу о своём здоровье Шейн ставил ниже государственных дел. Он вернулся с лечения в храме и чувствовал себя нормально. Жрецы и лекари советовали ему поберечь силы первое время, употреблять больше крови и отдыхать, избегая продолжительных нагрузок после сильного отравления. Виззарион ими пренебрегал, потому что утратил сон со смертью Мередит и гвардейцев. Он чувствовал ответственность за их смерти и не смог смириться с просчётом. В войнах гибло больше вампиров, чем из-за его ошибки, но Шейн не смог оправдать себя в собственных глазах и знал, что не оправдает в глазах народа, который ничего не поимел с выживших наследников императора и венценосного недальновидного вампира.
- Я должен закончить с делами.
Этот ответ Виззарион посчитал достаточным, чтобы не объяснять, что он намерен делать ближайшие часы и как будет распоряжаться силами. Умом он понимал, что замыкается в себе и отстраняется от детей и наложницы. Дочь напоминала ему Мередит. Смерть императрицы затмила воспоминания об отравлении и попытке наложить на себя руки, чтобы спровоцировать рождение, которые вплывали в памяти Виззариона, когда он смотрел на ребёнка.
Ширайя дель Виззарион чувствовала себя свободно во дворце, где не было другой законной хозяйки. Ясемин не могла занять место покойной императрицы, пока не станет женой императора, а Шейн не говорил о ритуале. Из-за смерти Мередит, в том числе, и необходимости сохранять траур. В Мирдане сложилась непростая ситуация. Ещё одно празднество во дворце усугубит положении монархии.
- Какая просьба, Ясемин?
Шейн заметил, что девушка избегает называть его по имени и использует официальное обращение, когда они одни. Вампиру казалось, что она тоже отстраняется из-за пережитого шока. Ясемин во второй раз попала в воронку из смерти и кровопролития. За неё отдавали жизни, ей угрожала и её пытались убить вместе с детьми. Она оказалась в непростой ситуации не только с точки зрения политики. Шейн это прекрасно понимал, но ничем не помогал женщине, к которой был привязан не только физически, но и эмоционально.

0

7

Не то, чтобы Ясемин не хотела спорить, просто не могла. У неё не было ни каких идей на этот счет. Да и что она может? Попытаться переубедить? Но захочет ли её слушать Император? Будет ли это правильно? Не появятся ли из-за этого проблемы? Стоило хорошенько подумать и взвешивать каждое действия, это наложница уже понимала. Во дворце стало не спокойно, а после бунта, похоже и вовсе не безопасно. От неё на данный момент зависело уже две жизни, которые она обязана была защитить любой ценой.
- Так... нельзя....- она хотела была назвать его по имени, но промолчала. Слова сами вырвались из её уст и фаворитка замолчала. Она прекрасно видела, и даже понимала, что Шейну сейчас не легло. Дела были просто отговоркой, чтобы погрузится хоть во что-то, не думать о проблемах и таким образом заглушить боль и ярость. При этом бунте погибло много вампиров, включая императрицу. Большая потеря не только для императора, но и для страны. Словно все вело к краху, и лишь один вампир пытался все это держать так, чтобы остатки былой мощи Виззарионов не канули в лету.
- Простите. - Ясемин не продолжила стоять опустивши голову и рассматривала собственные ноги. Желание помочь это хорошо, но не стоит забывать и о чужих чувствах. Если ему нужно выговорится, она выслушает. Нужно утешить - сделает.
- Я.. - она замолчала, сжимая  руки в кулаки с такой силой, что ногти начали впиваться в ладонь и приносить легкую и неприятную боль. Да, фаворитка решила идти вперед, решила стать сильнее, но какой ценой? В кабинет Императора попасть не трудно, именно ей, но что дальше? Он решил выслушать её, но правильно ли она поступила, приходя к нему с такой просьбой? Сможет ли он понять её?
Вампирше было не легко, уже во второй раз она видела смерть и ничего не могла поделать. Первый раз из-за страха, тело просто был скованно, не давая пошевелится, а в голову не лезли ни какие идеи. Второй же - она не могла ни чем помочь, так как её состояние совершенно не подходило для того, чтобы колдовать или принести хоть какую-то пользу. Снова и снова, Ясемин была той, которую следует защищать. Беспомощное существо, что не могло дать отпор. Но хватит! Смерть служанки, что отдала свою жизнь закрывая собой Морин стала последней каплей. Девушка решила, что больше, не станет терять тех, кто ей дорог, что сделает все возможное, чтобы защитить тех, кого она любит и знает.
- Могу я попросить, чтобы мне вернули кинжал, что был у Никсен? - слова давались ей с трудом, приходилось просто заставлять себя сказать их. Ясемин не знала, как на такое заявление отреагирует Шейн и машинально сделала небольшой шаг назад. Не то, чтобы было страшно, просто сама просьба могла показаться странной. Зачем девушке кинжал, особенно мертвой служанки.
- Он... он мне нужен.- эти слова уже был сказаны тише. Иметь при себе оружие конечно очень полезно, особенно для девушки, ведь никто и не догадается, что оно у неё есть. Но им ещё предстояло научиться пользоваться, и тогда, для недругов и врагов, могло стать хорошим сюрпризом, если наложница императора сумеет постоять за себя. Но это так же, поможет ей выиграть время, если оно понадобиться, или спасти жизнь своим детям, если потребуется оголить клинок. Но сначала, нужно было его получить, чтобы начать двигаться дальше.

Отредактировано Ясемин (2019-10-12 20:20:43)

+1

8

Шейн вздохнул.
Он проигнорировал попытки Ясемин отправить его отдыхать. Вампир не отдыхал. Ночью ему снились кошмары, которые сильнее изматывали и не приносили покоя. Желание наложницы вернуть себе кинжал не удивило вампира. Он слышал из рассказа Грейна, что девушка пыталась защититься. Он сам приставил к ней охранниц, но те не справились с обязанностями. Они не смогли защитить Ясемин и детей, и погибли в первые минуты нападения. Виззарион понимал, чем вызвано желание Ясемин иметь при себе оружие, которое должно внушать ей ощущение безопасности в нестабильном дворце, где уже побывали убийцы. Вампиру не нравилось, что девушка не чувствует себя в безопасности при таком количестве стражников.
Император жалел, что отправил воинов в Остебен, исполняя уговор. Столица нуждалась в защите. Корона в ней нуждалась. На стороне Виктора и его покровителя слишком много обученных воинов, которые быстро расправились с гвардейцами, взяв их числом.
- Я понимаю твоё желание защитить детей.
- «Или наложить на себя руки, когда придёт осознание, что это единственный выход умереть быстро и безболезненно».
- Понимаю, что смерть Мередит, слуг и гвардейцев не прошло для тебя бесследно, но ты не воин, Ясемин, - он говорил с ней, как с испуганным ребёнком, и пытался донести до неё понимание, что её рвение обладать оружием ничего не даст. – Ты не сможешь выстоять против обученного воина… Грейн остановился, потому что ты – моя женщина, а он должен защищать тебя и детей. Убийца не дал бы тебе такого шанса, Ясемин.
- «Как не дал Мередит».
Покойная женушка отличалась скверным нравом и при талантах к магии могла постоять за себя. Дольше, чем Ясемин, выращенная в тепличных условиях.
- Ты могла взять любое другое оружие: нож для бумаги, ножницы… стащить с кухни нож – что угодно, но вместо этого просишь тот самый кинжал? – вампир внимательно посмотрел на девушку. Он не был уверен, что Ясемин пришла за кинжалом, чтобы иметь при себе какое-то оружие. Он подозревал, что за этой просьбой кроется что-то ещё, чего она не сказала сразу. Кинжал, который Грейн отнял у неё, лежал в верхнем ящике стола. Виззарион мог отдать его сразу, если бы посчитал это целесообразным. - Зачем тебе кинжал, Ясемин? - он отчеканил каждое слово с нажимом и требовательностью.

+1

9

Говорить свои желания в лоб Императору, наложница затруднялась. Нет, не из-за чувства страха, Ясемин не знала, как отреагирует вампир на её желание. Это уже был второй раз, когда она ничего не смогла сделать, и это бездействие оставляла особый шрам на душе. Для того, чтобы её защитить, многие отдавали жизни, по простому приказу. Жить, разумеется хочется каждому, но когда у тебя есть груз, что не может принести пользы, это не совсем радует. Возможно, первое нападение было для неё неким уроком, который заставил посмотреть на жизнь совершенно с другой стороны. Жизнь за стенами дворца не такая уж яркая и светлая, как её казалось. Второе нападение, должно было заставить её проявить себя, сделать хоть что-то, чтобы помочь гвардейцам, что её защищали и готовы были отдать жизнь за простую наложницу. Если бы не беременность, если бы не долгожданный ребенок, кто знает, может быть, ей удалось помочь, удалось спасти хоть кого-то. Но у судьбы другие планы. Забирая жизни у одних, она подарила жизни другим.
- Не только их. - тихие слова, что сорвались с её уст. Она внимательно его слушала, слушала и не перебивала. Все как обычно, хотелось конечно - возразить, но девушка решила выслушать до конца то, что он ей скажет. Да, в чем-то он был прав, Ясемин не тянула на солдата и уж точно бы не выстояла против хорошо обученных воинов. Зато, наложница могла похвастаться тем, что готова была защищать двух маленьких детей до последнего. Готова была терпеть удары и держаться за жизнь до последнего, если за это время подоспеет помощь и её дети будут спасены. Её жизнь, подарить двум крошкам шанс на будущее, не такая уж и большая цена.
Пока она проводила с детьми время, вампирша обдумывала каждый свой шаг и вспоминала то, что делала. Она увидела свои ошибки и хотела раз и навсегда быть готовой к тому, что сможет постоять за себя, сможет постоять за собственных детей и императора. Сможет помочь в трудную минуту гвардейцам или служанкам, которые будут сражаться, если замок снова охватит кровавая война. Больше не хотелось сидеть в стороне, больше не хотелось зависеть от кого-то и боятся, что твою жизнь так легко оборвут. Хватит. У неё есть шанс все изменить и стоит этим воспользоваться.
- Да, ты прав. - она сделала паузу и подняла голову смотря прямо на Шейна, если делать шаг вперед, то с гордо поднятой головой. - Возможно я не воин, и что? - Ясемин не пыталась разозлить Императора, хотя понимала, что подобный разговор точно не нравится Его Величеству. Наложница добровольно пытается получить оружие для защиты. Это говорит о многом, но это смотря какими глазами на это смотреть. С одной стороны - да, имение кинжала могло внушать защиту, но с другой стороны - если научится им пользоваться, это станет небольшим преимуществом для того, кто захочет напасть. Ведь никто не будет знать, что ты можешь дать отпор, и даже пару секунд выигранного времени могут спасти тебе жизнь или твоим близким.
- Так научи меня. - просто беря и бросая вызов самому Императору, его голос не дрожал, наложница говорила спокойно и обдуманно. Если Шейн научит её пользоваться холодным оружием, это будет лучше, но захочет ли он? Да и как Император вообще отреагирует на такое заявление.
- Это напоминание.- она осмотрела стол, что был усыпан бумагами и перевела взгляд на окно. - Напоминание, что я должна стать сильнее и суметь защитить тех, кто мне дорог. Не только своих детей, но и тебя. - снова переводя взгляд на вампира.
- Я больше не хочу стоять в стороне, Шейн. - впервые, за долгое время, фаворитка назвала его по имени. - Хватит. Я больше не хочу видеть как гибнут те, кто меня окружает. Если я смогу защитить хоть кого-то, это станет доказательством, что мои силы были не напрасны. По этому, я хочу получить кинжал Никсен, как первое напоминание о тех, кто спас не только меня, но... и наших детей.

+1

10

- Я не буду тебя учить, Мередит.
Мередит…
Имя покойной жены эхом ударило по императору. Он понял, что оговорился. Все его мысли крутились вокруг одной женщины. Траур по супруге, какой бы взбалмошной и глупой она не была, не пройдёт за несколько дней. Виззарион старался отгородиться от чувств, но они лезли и напоминали при неудобном случае, что рана свежа и болит. Он любил эту женщину. Смерть Мередит не прошла бесследно. Он винил себя в том, что произошло. Шейн много раз думал, что это его вина. Что она бы выжила, если бы он в прошлом не отвернулся от неё, а проявил больше упорства в их отношениях. Не обратил внимания на Ясемин, которая подкупала его непохожестью, но была блёклой копией Арники во время отбора.
Желание Ясемин и разговор с ней выбил его из шаткого равновесия. Без поддержки Элен он не справлялся.
Вампир сделал вдох – выдох; выдержал паузу.
- Я не учитель и не наставник. Я не воин, Ясемин, - Шейн холодно посмотрел на наложницу. Он не допустил ошибку в произношении имени во второй раз, но ощутил её послевкусие. Имя императрицы перекатывалось у него на языке; звучало в его мыслях, заполнив их моментами из воспоминаний. Иногда ему казалось, что он слышит голос Мередит или чувствует аромат её духов. – Я не могу тебя научить, даже если бы хотел.
Он не хотел, чтобы Ясемин нарабатывала боевые навыки. На это уйдут годы, которых у неё нет. Мирдан захватили бунты. Предатели везде. В столице, во дворце, в Остебене. У Шейна не хватало сил справиться с ними. Он во дворце с недюжинным усилием держав всё под контролем. В его понимании Ясемин вносила хаос в общую систему.
- Кто будет заниматься детьми и следить за ними, пока ты с учителями учишься за закрытыми дверями? Или ты собираешься тренироваться рядом с ними? Ты представляешь, сколько времени уйдёт на тренировки, чтобы они принесли результат? На это уйдут годы. За годы твои дети вырастут, если им повезёт дожить до Кэтеля.
Шейн не щадил наложницу. Он говорил, как есть, потому что не считал, что Ясемин здраво оценивает свои шансы. Вампир считал, что за неё говорит страх, порождённый столкновением с клятвопреступниками, убийством гвардейцев и стражниц. Желание матери защитить детей естественно, но это эмоция. Эмоции несовместимы с её желанием. Они мешают мыслить холодно и рационально.
Виззарион выдвинул верхний ящик стола, достал из-под бумаг кинжал, который отобрали у Ясемин, и положил его в центр стола.
- Ты можешь забрать его, если он даёт тебе ощущение безопасности, потому что это всё, что я могу предложить тебе, Ясемин.

+1

11

Услышав имя покойной Императрицы, Ясемин невольно сделала шаг назад. Она догадывалась, что такая потеря не пройдет быстро, и чтобы привыкнуть к такой утрате следует дать время, много времени. Но фаворитка и не ожидала, что он произнесет его в её присутствии. Вампирша лишь сделала глубокий вдох и опустила голову. После случившегося в голове творился хаос. Мысли бегали с бешеной скоростью, проматывали её действия, словно намекая на ошибки и желание достучаться, чтобы предотвратить их снова. Раз за разом, она думала, как бы все случилось, если бы поступила по-другому. Если бы она приняла другое решение, выжили бы те, кто отдал за неё жизнь.
Даже мысль проскальзывала, может стоило рискнуть, позволить себе умереть. Отдать приказ, чтобы спасли ребенка и на этом все, ведь в её состоянии, та только всех тормозила. Быть может, если бы она поступила так, выжило бы больше солдат, возможно, не погибла бы Никсен, и была жива Мередит. Одна нелепая, а быть может и глупая смерть, даровала жизнь многим. Но получилось так, что одна жизнь, забрала жизни нескольких людей.
И именно над этой мыслью, наложница раздумывала несколько дней. Быть может, так было правильно и следовало поступить так раньше. Вот только, с другой стороны, собственный голос твердил, что ей сохранили жизнь не просто так. Быть может, видя собственные ошибки, зная, к чему может привести такой результат, она сможет предвидеть это раньше и таким образом сохранит жизнь и служанкам, и стражникам. Времени все обдумать было действительно много, ведь Ясемин не покидала покои детей. Не из-за чувства страха, а потому что, сейчас только они одни заставляли её улыбаться и были теми, кто так же рад её видеть и любят всей душой.
- Вот значит, как. - полушепотом произнося слова скорее для самой себя. Она понадеялась, дала себе глупую и крошечную надежду, что сможет что-то исправить, чего-то добиться, сделать первый шаг, который ей с таким трудом дался. Но сказанные слова в её адрес медленно разрушали эту хрупкую лестницу.
- По-твоему я должна сидеть и наблюдать, как за меня отдают жизни? Наблюдать, как на моих глазах убивают других и ничего не делать? Тебя там не было, Шейн! - Ясемин в первые повысила голос в его присутствии, да, это были эмоции. Эмоции, что долгое время скрывались внутри неё и ждали, ждали, когда же будет приоткрыта дверь, чтобы весь этот ураган вырвался на свободу.
- Я готова была отдать жизнь, чтобы спасти наших детей. Готова была терпеть удары и просто стать щитом, если бы это позволило моим детям жить. - сжимая руки в кулаки с такой силой, что ногти начали впиваться в нежную кожу.
Делая глубокий вдох и более-менее успокаиваясь, она сделала несколько шагов вперед и вытянула руку, забирая кинжал с центра стола.
- Не все. - уже говоря это спокойно. - Ты можешь дать куда больше, но не можешь..... и не хочешь. Закрывшись в этих стенах, ты не спрячешься от проблем и боли. Когда ты в последний раз от сюда выходил? Когда видел своих детей? Всем пришлось не легко. Если хочешь выговорится - я выслушаю, но не стоит отдалятся от тех, кто тебе не безразличен. - забирая кинжал и делая пару шагов назад, немного разворачиваясь и ещё раз посмотрев на вампира.
- Если выпал шанс изменить судьбу — подумай.
- А что ты хотела? Чтобы он согласился и помог? Пора привыкать к тому, что ты уже давно сама по себе, и если хочешь становится сильнее, действуй - сама. Ничего ведь не меняется, да? Ты справишься со всем этим, желание есть, а это уже хоть что-то.

Отредактировано Ясемин (2019-11-03 20:59:35)

+1

12

- Не было, - вампир согласился. – Но мне не нужно быть там, чтобы понимать, что ты чувствовала.
Виззарион оставался спокойным. Он знал намного больше, чем думала Ясемин. Девушка считала, что бесполезна, но есть вещи хуже бесполезности. Она могла помешать кому-то из воинов.
- Когда ты отходишь на несколько метров от стражников – им уже трудно тебя защищать. Они давали клятву, что отдадут жизни за семью императора. Это их долг. Ты не девчонка из бедных кварталов, и не воин. Ты - мать моего наследника, и должна принимать это как данность.
Год назад Шейн думал, что Арника погибла из-за необученности. Если бы она была магом или воином, то смогла бы противостоять Архелю и продержаться до подхода гвардейцев. Виззарион считал, что это его ошибка. Она погибла на его глазах, потому что он был слабым и не смог её защитить. Он считал, что научился правильно разыгрывать партии, и выиграет, но просчитался на простом, забыв об эмоциях и чувствах. Шейн ненавидел Виктора, но он оставался для него примером отличного воина, который умеет держать ум холодным, и благодаря ему добивается целей и одерживает победу в бою. Смерть Мередит доказала Шейну, что обучение не гарантирует спасение, а подталкивает к глупым поступкам. Понадеявшись на свои силы, вампирша их не рассчитала и погибла. Она бы выжила, если бы оставалась с гвардейцами и помогала им, а не бежала от них, спасаясь от наёмников.
- Я тоже допускаю ошибки, но не позволю тебе повторять мои.
Он понимал, на что намекала Ясемин, но не собирался потакать её прихоти и играть по её правилам. Болезненные ошибки учили его, но вторая смерть женщины, которую он любил, переживалась так же тяжело как первая. Виззарион не хотел, чтобы Ясемин отправилась следом за Арникой и Мередит. Он не мог вернуть слов, сказанных при ней на эмоциях, но собирался сделать всё, чтобы сохранить ей жизнь. Старейшины не должны почувствовать в ней угрозу или станцевать на её костях, чтобы в очередной раз проучить его, когда он докопается до правды, решит проблему Мирдана или усложнит жизнь своим врагам.
Шейн ничего не ответил на её предложение поговорить и выговориться. Он не хотел об этом говорить и не собирался выходить из кабинета, пока не закончит с делами. Вампир отстранился от детей и наложницы и не отрицал этого.

+1

13

Разговор, который она себе представляла, разрушился в один миг. Да, были подозрения, что то, что она задумала просто не осуществится. Слишком рискованно, слишком необдуманно.... Но у неё не было другого выбора. Ясемин считала, что сейчас - Шейн, единственный, кто может ей помочь во всем этом. Единственный, кто поймет её переживания и эмоции и согласится, но увы. Именно сейчас, вампирша поняла, что осталась совсем одна со своими проблемами и переживаниями. Если что-то и случиться, никто не встанет на её сторону, никто не протянет руку помощи, и доверять ей не кому. Да, её будут защищать если снова случится подобное, но только потому что, она женщина императора, не более....
- Их долг? - немного поворачивая голову и смотря на вампира. - А какой твой долг, Шейн? - ей было больно, горько, одиноко, обидно. Последний, кому она доверится, и от кого ждала протянутую руку помощи, сейчас сам же от неё отдалился. Оставив после себя темную бездну, что постепенно увеличивалась и не вещала ничего хорошего.
В голову лезли всякие мысли, особенно, что следовало просто согласится и покинуть дворец, принять эту "высылку", оказаться в неизвестном ей месте и ждать... Чего? То ли смерти, то ли просто мыслей, которые бы позволили ей двигаться дальше. Конечно ребенок не был виноват, что родился в императорской семье, вот только, кто-то думал иначе, пытаясь устранить проблему. Ясемин всегда хотела иметь семью, небольшую, но дружную и крепкую, вот только, и эти мечты разбились на миллионы осколков.
- Мать наследника, как данность. Ясно.- поворачиваясь спиной и медленными шагами направляясь к выходу из кабинета.
- Видимо не стоило даже надеяться, хотя... Я сделала попытку и увидела результат, который показал... что стоит довериться только себе. Все эти войны, власть. Не уже ли нельзя спокойно обо всем договорится.... Понадеялась на чувства.... Ты смешна! Которых наверное уже нет.... Наверное.... Ха-ха-ха, что я несу... Ну.... хотя бы мне есть для чего жить и ради кого эту жизнь отдать.... Именно они,  будут теми, кто придадут мне сил и заставят двигаться вперед, как бы тяжело и больно мне не было. - мысли о детях вернули легкую улыбку на её лицо. Сейчас, в этом огромном замке, только два комочка радости были для неё самыми важными и дорогими созданиями. И именно они, будут теми, ради которых, она пойдет вперед, не важно какой дорогой. Она будет защищать их, пока у неё будут силы, а дальше.... стоит понадеяться на матушку Судьбу.
- Ты говорил, что поддержишь меня, но кажется - ошибся. Ничего, справляться с трудностями в одиночку я привыкла.
- Не забывай, что они твои дети. А я ведь не воин и мы не вечны. - напоследок произнеся, дожидаясь пока откроют двери кабинета, Ясемин поспешила покинуть помещение отправляясь к детям.
- Не забывай тех, кто дал тебе право на жизнь. - идея по коридору сильнее сжимая небольшой сверток, чувствуя, как ногти слегка впиваются в сталь.

эпизод завершен

Отредактировано Ясемин (2019-11-16 20:21:17)

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [23.10.1082] По костям и ветрам