Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [04.05.1082] Лилии висельника


[04.05.1082] Лилии висельника

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

- Локация
Альянс, г. Анейрот, поместье Магистра Альянса
- Действующие лица
Марек, Алисия, Итан Эарлан (ГМ)
- Описание
связанные эпизоды - [20.03.1082] Блудный сын, [29.03.1082] Когда звучит погребальный звон, [22.03.1082] Склера в шкафу
Вести о возвращении Алека разнеслись по Альянсу. Магистр распустил слухи о женитьбе сына на дочери Лилиан Ворлак, которая всё это время путешествовала с его сыном и собирала полезную информацию о деятельности Культу Безымянного. В то время как Магистр Альянса пытался заручиться поддержкой ковена пантендорских ведьм, из городов-близнецов пришли тревожные вести. Города захвачены Культом Безымянного.

0

2

Внезапно воскресший сын Магистра – как это… не поэтично. В обществе некромантов, где ценят силу больше, чем кровное родство, появление ещё одного щенка никому ничего не испортило. Ровно до того момента, пока Магистр Итан не сообщил, что щенок с зубами, когтями и невестой-ведьмой из самого сильного в Альянсе ковена серых ведьм. Но и этого всё ещё недостаточно, чтобы доказать обществу скептиков и лицемеров, что в руках стареющего и медленно умирающего Магистра есть власть. Что Культ Безымянного, который шумит по всему Альянсу мелкими пакостями, ничто в сравнении с его силой. Магистр заинтересовался Культом, когда после первых тревожных звоночков забили колокола. Даже глухой услышал вибрацию земли и запаниковал, предчувствуя неизбежное. Магистр занимался укреплением войск и собственной задницы в кресле Магистра Альянса, заключая новые союзы, в прошлом отринутые им по разным политическим и личным причинам. Он снова возвращался к семье Ворлака, как это ни парадоксально. Спустя столько лет после того, как сам отдал приказ убить самого ретивого и лучшего своего генерала. Убить, потому что Пантендор, город светлых магов, возомнил себя равным Анейроту. Они выбрали своего лидера и тем подписали ему смертный приговор. Ему и его семейству. Уцелел мальчишка, который теперь пытался мстить за все потери. Уцелела вдова, которая достаточно умна, чтобы не высовываться из норы, пока государство не начнёт разваливаться камень за камнем. И девчонка. Её тело. Её способности. И тяга его уже взрослого сына с малолетней дуростью чувств к этой девчонке. Теперь чувства сына шли Магистру на руку.
Постепенно Итан Эарлан распустил слух о возвращении сына, и подтвердил его. Он заговорил о силе, которую собирался получить от ковена серых ведьм, но действовал осторожно, постепенно. Времена требовали каждого взвешенного решения и продуманного наперёд шага. О помолвке сына Магистра и дочери Лилиан Ворлак говорили везде, но самое главное – говорили в Пантендоре, намеренно дразня женщину слухами о дочери. Или о том, кого называли её дочерью. Магистр лично послал письмо Лилиан Ворлак, чтобы она не мучилась сомнениями, и прибыла лично ко двору, чтобы воочию убедиться, что девушка, которую называют Алисией Ворлак, фальшивка с лицом её дочери. Муляж, созданный из плоти, крови и способностей. Он хотел увидеть реакцию Лилиан и посмотреть, что она предпримет, чтобы заполучить такой лакомый кусок силы. Ни Алисия, ни Алек не понимали истинной ценности способностей фальшивки. Она была слишком талантливой, хоть и дремлющей.
Итан намеренно подобрал для девушки учителей, заставлял её использовать магию и контролировать дар. Он готовил для себя тот самый свежий и крепкий виток, который прочно привяжет его к трону Альянса, если всё сложится как надо.
Тревожный звон колоколов забил снова. На этот раз с такой силой, что колокола раскололись на части и этим звоном предупреждали Магистра о потерянном времени. Культ Безымянного осмелел и набрался силы. Города-близнецы захвачены и находятся под протекцией Культа. Новости пришли с севера вместе с капитаном из Атропоса в отставке и жительницей Акропоса, которая спасалась бегством вместе с раненным некромантом. Магистр был взбешен новостью, что пророки Лейдера и Меррила не доложили ему о тревожных знаках и упустили момент. Эарлан перекладывал вину на других, и требовал нового предсказания, тайно изложив суть будущего дела. Собирая войска, чтобы выкурить культ из городов-близнецов, и указать им на их место, Магистр увидел в этом возможность показать полезность сына и удержать его на коротком поводке. Пока девушка при нём, Алек не станет ёрничать и отказываться.
Что-то с годами не меняется. Магистр снова засылал сына в гущу сражения, не опасаясь остаться без наследника, но перед тем собирался провести обряд, чтобы выжать из девчонки всю её силу и иметь запасной план на случай смерти наследника. Девчонка важнее.
Распорядившись подготовиться к выдвижению войск и отдав приказ готовиться соседним городам к встрече с Культом, Магистр послал слуг за сыном и невесткой.
В обеденном зале для них накрыли стол. Магистр пришёл первым. В последнее время, когда здоровье начало подводить его всё чаще, он старался не показывать, как тяжело садится в кресло или встаёт, опираясь на трость. Эликсиры снимали боль и замедляли разложение, вызванное болезнью, но времени и сил оставалось всё меньше и меньше. Гордец не хотел, чтобы сын возомнил себя достаточно сильным, чтобы противостоять ему.
Приглашения Магистра были принудительными и не обсуждались. Он знал, что его компания не нравится ни Алеку, ни его избраннице, но не обращал внимания на их настроение и ждал, пока слуги принесут блюда и разольют по кубкам вино. Он так же знал, что Алек не смолчит и не притронется к еде, потому что само его общество отбивает у него аппетит. Да и сам Итан был уже не в том возрасте, чтобы ходить вокруг да около, медленно подбираясь к причине не-тёплых семейных посиделок за общим столом.
- Сегодня пришли вести из Близнецов, - начал Магистр, покачивая в руке наполовину полный бокал с водой. – Твой друг, - Итан намеренно выделил последнее слово, зная, что в прошлом его сын дружил с Кайлебом Ворлаком, - посчитал, что Культ достаточно силён и дерзок, чтобы захватить два города и держать их.
Магистр знал, что сын начнёт ёрничать, поэтому не дал ему такой возможности.
- Ты отправишься в Близнецы. Вместе с войском, - что едва ли давало гарантию, что Алек выживет, когда начнётся скотобойня. – Докажешь свою полезность, - и силу, как неожиданно воскресшего наследника. – И поскольку новость о вашей грядущей свадьбе уже не нова, - он посмотрел на сына и девушку поверх грани кубка, - ускорим подготовку. У нас не так много времени, чтобы покончить с этим до приезда Лилиан Ворлак.
[icon]https://i.imgur.com/oNsw3yo.png[/icon][nick]Итан Эарлан[/nick][status]Магистр ничего[/status]

+2

3

Они пробыли в столице меньше месяца. За это время Магистр не избаловал Алека. Магические браслеты, сдерживающие его способности, растирали запястья и раздражали некроманта. Он пытался сломать их или высосать из них магию, но не справился без посторонней помощи. Алисия училась контролировать магию и поражала его талантами. Алек с ограничениями чувствовал, что она сильнее Алисии, которую он знал. Энида сделала её сильнее. Перерождение разбудило в ней дремлющий магический дар. Алек считал, что из Алисии получится хороший светлый маг. Целитель, как Шейли или его мать, но он видел, что за её сущность зацепилось что-то ещё. Он помнил, что ведьмы из ковена славились умением использовать древнюю ритуальную магию. Потоки их маны отличались от светлых магов. Они возвращались к истокам, к некромантии в её первозданном виде, рождённой на природной магии друидов. Магистр настоял на уроках, для видимости добавив Алисии несколько дополнительных дисциплин, как детям аристократов, чтобы понимать миростроение, знать древние языки, на которых базируются многие ритуалы некромантов, разбираться в истории рода. Алек присутствовал на уроках и слушал и смотрел, чему учили девушку. В поместье Магистра ему не доверили ничего. Отец держал его в стороне от дел и использовал по своему усмотрению, когда припекала нужда. Они – Алек и группа боевых магов Магистра - проверяли следы Культа. Алека использовали как ищейку в поиске культистов. Он часто покидал поместье и отправлялся через портал на новое место в сопровождении надзирателей-нянек, чтобы никуда не удрал и не избавился от магических пут. Доверие не конёк в семье Эарланов.
Утро в столице начиналось с тренировок и уроков. Алек не прекращал тренироваться в магии, пренебрегая заботой Лиссы. Отец, знающий о его болезни, подсылал к сыну лекарей. Алек видел в жесте подвох. Его изучали, а не пытались вылечить. Болезнь Алека и Магистра имела одну корневую систему, но разрослась в два разных дерева. Магистр из-за постоянного использования магии и эликсиров чах и высыхал искалеченным телом. Больные редко доживали до расползания розы по всему телу. Она концентрировалась на груди, распускаясь на ней цветком смерти, но на теле Магистра роза разрослась на руки и шею, что смог рассмотреть Алек за иллюзией или плотными одеждами. Магические ограничения не позволяло Алеку черпать силу сверх меры и к неудовольствию старшего Эарлана замедляли развитие розы. Она замерла в последнем состоянии. Все язвы и раны, возникшие в лёгких Алека после изгнания призрака из поместья барона Пана, затянулись. Он чувствовал себя хорошо, но запасы вампирской крови заканчивались и больше не действовали. Алек продолжал пить кровь в присутствии Алисии, чтобы девушка не заподозрила, что его болезнь прогрессирует. Он приближал смерть магией, но чувствовал вину перед Лиссой. Алек не мог остановиться. Он не знал меры в магии и часто полагался на неё в ущерб здоровью.
В поместье Алека преследовали воспоминания о матери и о сестре. Он помнил, как на чердаке создал эниду, когда принёс тело мёртвой Алисии и призвал в него что-то из-за Грани. В стенах этого дома он рос, экспериментировал и учился, пока не доигрался до изгнания. Он вернулся сюда по желанию отца и ненавидел Итана больше, чем раньше. В старой комнате ничего не изменилось. Первые дни они с Алисией жили в комнате для гостей. Магистр представлял его магом, чьи таланты ему интересны. Через неделю Алека пригласили в личные покои вместе с девушкой. Ночами Алек просыпался. Он слышал голос Шейли, когда она пробегала по коридору, слышал голос её флегматичной няньки или колыбельные матери, которая пела ей на ночь. Он вспоминал отца и его уроки воспитания и магии, и злился без конца. Эрика Эарлан умерла в постели. Кристалл в башне Альянса отравлял её магию и уничтожал светлый дар. Алек боялся, что схожая судьба настигнет Алисию. Жена Магистра прожила в столице восемнадцать лет. Рождение дочери забрало из слабого тела остатки светлой магии и жизни. Женщина скончалась, не увидев дочери и не попрощавшись с сыном.

Некромант расценил приглашение отобедать с отцом как дурное предзнаменование. Алек захлопнул книгу, встал со стула, когда слуга вошёл в зал во время занятия Алисии, и донёс желание Магистра. Занятие остановилось, когда маг, учивший Алисию, провёл практический урок, закрепив теорию, и выдал девушке несколько заданий и новых книг. Мэтр Рикон занимался обучением Алека, когда ему исполнилось шесть. Старый, требовательный и дотошный маг. Алисию учили, как ребёнка, у которого проснулся магический дар. В двадцать два года.
Алек размышлял над приглашением Магистра.
Что на этот раз?
Алек не отказался от приглашения, но пошёл в обеденную залу без энтузиазма. Он не наставлял Алисию и не учил её отвечать Магистру, как в первый раз, когда Итану Эарлану захотелось поговорить по душам.
Алек сел за стол, подальше от Магистра. Эаран младший посадил Алисию по правую руку от себя, чтобы он был между девушкой и Магистром. Алек следил за тем, что слуги подливают в кубок девушки и что из еды приносят. Магистр не отравит Лиссу, пока она полезна, но Алек ему не доверял.
Он не притронулся к еде и выпивке, подождал, когда Магистр перейдёт к делу. Слуги оставили их втроём и заперли двери.
Друг.
Кайлеб и Алек дружили много лет назад. Дружба кончилась, когда Магистр убил отца Кайлеба, послал убийцу за его дочерью, потому что Весвольды показались лучшей партией, а Алек воскресил в теле его сестры эниду и отказался убить её или отдать. Отравленный кинжал в брюхо в последнюю встречу с любовью от Ворлака кроваво подтвердил, что они из друзей стали кровными врагами. Подтрунивания отца Алек оставил без комментария. Он слышал, что в Анейрот верхом на драконе прилетел некромант из Близнецов, и догадывался, что новости дрянные. Культ перешёл от слов к делу.
- Поздравляю, ты упустил время, - Алек помнил, что Магистр сам отказал Беннаторам в помощи и не позволил некоторым родам некромантов заключить союз. Дедалуса подозревали в измене Магистру. Алек считал, что Беннатор сомневался и принимал решение, но отказ Магистра вынудил его примкнуть к Культу и действовать в личных интересах, чтобы выжить. Больной единственный наследник слабое подспорье в борьбе за власть.
Магистр повторялся. Он засылал сына в грязную войну, не думая о последствиях.
Не удивлён.
Он подозревал, что отец выберет подходящее время и покажет настоящие намерения.
Что-то в этом мире не меняется.
- Наручники снимешь или я должен изваляться в крови как в юношестве? – Алек поднял руку, показывая браслет, натёрший запястье до красноты и первых ран.
Свадьба Алека и Алисии Ворлак залог верности сына и успеха в войне, если ковен ведьм поддержит Магистра. Алек сомневался, что Лилиан Ворлак настолько глупа, что не заменит подмену. Магистр это тоже понимал, но они оба замечали в Алисии магический дар и её пользу, которая должна заинтересовать Лилиан. Она может сыграть по правилам Магистра или обыграть его по случаю.
- Боишься, что я присоединюсь к Культу?
Ворлак ненавидит меня сильнее, чем ты.
Алек не хотел оставлять Алисию под присмотром отца. Он не доверял ему.
- Я так понимаю, что наш брак – это гарантия, что в случае моей смерти ты получишь поддержку ковена? - Алек говорил начистоту. Он холодно смотрел на отца и ждал, когда старый пёс раскроет часть карт. – Лилиан заметит подмену, поэтому ты планируешь заинтересовать её чем-то другим. Я тебе мешаю. Моя сила и участие в осаде Близнецов никого не интересует.

+3

4

В стенах чужого родового поместья ей было невероятно тесно и неуютно. Птичка в клетке сейчас и разменная пешка в будущем — Лис буквально ощущала свою дальнейшую судьбу без единого слова или намека. Ни она, ни Алек не могли наверняка знать о планах Магистра, но оба были уверены в том, что участь их будет незавидна. Однако сколь бы ни было темным будущее, куда сильнее девушка беспокоилась за своего возлюбленного в настоящем. Страшная болезнь, от которой не было спасения, тянула из него силы буквально на глазах. Каким бы стойким он ни был, как бы ни старался скрывать от нее истинное положение вещей, энида чувствовала, как шаг за шагом он приближался к последней черте.
К обучению, которое навязал старший Эарлан, Алисия подошла с большой ответственностью. Живой ум и любознательность эниды позволяли усваивать новые знания с удивительной скоростью. Она поглощала испещренные страницы старинных фолиантов так жадно, точно пламя, которому их отдали на растерзание. Наверно, такому рвению можно было подивиться, но девушка делала это отнюдь не для Магистра. Пока крылья были подрезаны, Лисса стремилась обратить столь ненавистное пребывание в поместье им с Алеком на пользу. И возможность взять под контроль собственные силы могла стать козырем в ее рукаве, а также ключом от незримых оков. Однако о своих успехах начинающая волшебница не спешила распространяться. Демонстрируя учителям покорность и прилежание, Алисия на самом деле частенько специально ошибалась на практике, что вызывало недовольство и недоумение у наставников. Каждый раз, когда энергия выходила из-под контроля, она виновато опускала глаза в пол и заливалась нежным румянцем. Разве можно было сердиться, глядя на этот прекрасный хрупкий цветок? Даже требовательный мэтр Рикон порой давал слабину, а энида пользовалась тем, что никто здесь не знал ее настоящую. Она была для всех тихой, скромной и безумно влюбленной тенью Алека. И если ее не будут воспринимать здесь всерьез, возможно, Алисия сумеет переломить свою судьбу. И даже спасти возлюбленного от неминуемой участи.

Весь учебный настрой сбил явившийся слуга с посланием от Магистра. Концентрироваться стало сложнее, и практическое задание оказалось с треском провалено. Вцепившись в ткань легкого темно-синего платья, Алисия адресовала вопросительный взгляд Алеку и благополучно пропустила мимо ушей ворчание мэтра Рикона. Всем в этом зале стало понятно, что урок на сегодня окончен.
Следуя за Алеком в обеденный зал, энида старательно пыталась скрыть охватившее ее волнение. Разговоры с Магистром никогда не сулили ничего хорошего, всякий раз являясь предвестником беды. Дурное предчувствие скреблось в груди острыми когтями. И если бы только она знала, что их ждет.
Приветственных слов ни в чей адрес не прозвучало. Алисия хотела было изобразить доброжелательную улыбку и поприветствовать отца Алека, но осеклась и лишь слегка склонила голову. Умостившись на краешке стула, девушка даже не взглянула на вино и еду. Атмосфера в трапезной была наполнена тревогой и скрытой угрозой, так что кусок просто не лез в горло. А уж сам семейный разговор поставил в этом окончательную точку.
Страх на мгновение сковал ее тело и нашел отражение в глазах. Как, его отправят на бойню? Собственный отец? Лис до белизны костяшек сжала в руке ножку кубка, который взяла сугубо из вежливости. У нее не было иллюзий относительно взаимоотношений отца и сына, но это было низко даже для Магистра. Неужели все закончится для них вот так?
Энида нахмурилась и опустила взгляд, рассматривая узоры на блюде перед собой. Для чего ее позвали сюда? Насладиться беспомощностью и страхом, показать собственную власть над сыном и его избранницей? Просто уведомить можно было и без столь картинного действа. Алисия чуть повернула голову и взглянула на Алека снизу вверх сквозь завесу золотистых волос. Ей нечего было сказать, и она ничего не хотела говорить, даже если бы слова были. Все пустое. Сейчас.

+2

5

Магистр проигнорировал замечание сына. Они уже говорили о потерянном времени. Эарлан считал, что потерял бы намного больше, если бы кинулся в бой сразу, не расставив фигуры на доске. Он должен оценить ситуацию и просчитать все ходы наперёд, чтобы на этот раз не допустить ошибку. Несмотря на активность Культа, который решил, что у него достаточно сил потягаться с Магистром, Эарлан считал, что его армия намного сильнее, чем армия Культа. Откуда у пантендорского щенка столько силы, чтобы удержать два города?
- Не сейчас, - отмахнулся Магистр от желания сына высвободить магию. – Моё доверие к тебе не вернулось, - он холодно посмотрел на Алека, после – на его невесту. – Прежде чем ты обретёшь свободу, - настоящую свободу Итан Эарлан не собирался давать своему сыну ни сейчас, ни после, - я соберу войска, совет решит, как нам преподать урок Культу, а ты – займёшься тем, зачем прибыл в Анейрот.
Магистр говорил таким тоном, будто Алек сам приехал в отчий дом и просил у отца защиты и благословения, а не его привезли в магических кандалах, вынудив сотрудничать.
— Боишься, что я присоединюсь к Культу?
Итан вопросительно вздёрнул бровь, посмотрел на сына.
- Это потеря, а не приобретение.
Магистр лукавил. Он считал, что его сын полезен, но никогда не признавал свою слабость, если не видел в том выгоды. Мальчишка чувствовал, что он ему нужен, а потому бесконечно ёрничал, кусался и огрызался, показывая, насколько ему не хочется находиться в родовом поместье. Магистр же в свою очередь показывал, что у Алека нет выбора. Он пожил в своё удовольствие вдали от Анейрота больше пяти лет, пора отрабатывать спокойную и размеренную жизнь.
- Не задавай вопросы, если знаешь ответ.
Итан не сомневался, что Алек начнёт искать подвох в каждом слове или приказе. Он всегда был таким. Сомневался в намерениях отца и видел в них лишь повод избавиться от себя. Во многих случаях Магистр давал такой повод, но вопреки тому, что он засылал сына в самое пекло, будто желал убить его, Алек всегда возвращался. Живым. Этот раз мог стать исключением, по этой причине Магистр торопился заключить брачный союз между сыном и его избранницей, договориться с Лилиан Ворлак и узнать у меррильских пророков исход осады Близнецов не только из-за будущего Альянса, но и сына, которого он намеренно засылал на бой. Эарлан не собирался отдавать Алеку главенство в этом важном походе. Для этого у Магистра были проверенные генералы, а не мальчишка, у которого и опыта командованием войск не было. Зато дезертирства – с лихвой.
У Магистра действительно были причины, которые он не собирался озвучивать при сыне, но совсем скоро эти причины станут слишком явными, чтобы скрывать их.
- Мне доложили, что занятия проходят не слишком удачно, - Итан изменил тему разговора, хотя именно магические таланты Алисии, что он никогда не скрывал, интересовали его больше всего. О тактике и стратегии он собирался говорить с советниками, но никак не с сыном и невесткой.
Мужчина внимательно посмотрел на девушку, которую его сын закрывал собой, будто думал, что сможет её спрятать от него.
- Ты не стараешься контролировать свой дар? - вопросы Магистра всегда звучали как утверждение и он не давал шанса на оправдание, но по отношению к Алисии слова звучали удивительно мягко, будто Итан намеренно пытался поддеть этим сына, которому никогда не давал спуска. – Когда Лилиан Ворлак будет здесь, она должна увидеть талантливого мага, а не ученицу, которая показывает фокусы.

[icon]https://i.imgur.com/oNsw3yo.png[/icon][nick]Итан Эарлан[/nick][status]Магистр ничего[/status]

+2

6

Совет решит.
Алек усмехнулся.
- О твоих планах на Культ и Близнецы я узнаю на месте, когда в нас полетят заклинания?
Отличная тактика. Превосходна стратегия. У Алека в носу свербело от воспоминаний о кампании в Лунном крае. Он научился выживать и использовать магический дар, который был ему и спасением, и проклятием. Итан знал о здоровье сына и магических практиках, которые убивают его, но намеренно отсылал его в Атропос с военными. Магистр пошлёт лучших воинов, чтобы показать силу Культу, его сторонникам и всем, кто сомневается в его власти, но Алек не чувствовал себя в безопасности. У Культа что-то на уме. Козырь, который он заполучил перед тем, как взять в оцепление два города.
- Что твои доносчики говорили о Близнецах? Как их взяли?
Города ослабли без поддержки Магистра Альянса. Они перебивались крохами, отбивались от нежити, которая убивала население Акропоса и напала на спокойный Атропос. Два слабых и незащищённых города. Дедалуса Беннатора, Магистра Акропоса, подозревали в измене. Он перебежал на сторону Культа, чтобы спасти себя и сына-калеку. Виктус Беннатор, его родственник и Магистр Атропоса, был на стороне Альянса, но отличался трусливостью. Алек слышал, что он сбежал из города вместе с дочерью, бросив непутёвого сына, пока город не взяли измором.
В Культе не идиоты. У них что-то на уме. Они не бегут из городов, а ждут, когда Магистр почешется и придёт за ними. У Культа мало воинов, магов и мертвецов, чтобы противостоять Альянсу, но если они принимают вызов, то что-то есть. Какое-то сильное оружие или ловкий ход, чтобы заманить войска в ловушку и ударить по ним.
- Я знаю Кайлеба. Он безумец и трикстер, но не пойдёт на смерть.
Итан требовал содействия, но не давал ничего взамен. Он не рассказывал о военных планах, не вводил сына в курс дела, не назвал имена генералов и офицеров, которых отправляет отбить Близнецы, не сказал о цели Алека, который болтался, как мусор в проруби по велению отца. Его не пригласили на совет и не интересовались его мнением. Магистра интересовал союз с ковеном пантендорских ведьм и таланты Лиссы.
- Она уже моя жена.
По законам людей, под псевдонимом, которыми они пользовались во время путешествия. Алека устраивал такой брак, который не подкреплён бумагами и магией. Тайный брак с настоящей Алисией Ворлак закончился для неё смертью в переулке, разорванной душой и энидой, которая пользовалась её телом на правах полноправной хозяйки.
Алек не хотел проводить ритуал некромантов. Он не знал, как тёмная магия скажется на Алисии. Она стала человеком, но унаследовала силу эниды, которая как-то уживалась внутри неё со светлым даром целительства. Алек боялся, что тёмным ритуал, который должен связать их и приумножить силы, приведёт к гибели Алисии.
- Ты не думаешь, что в глазах Лилиан Ворлак она - ингредиент для ритуала, и моя связь с ней помешает её планам. Зачем ей использованная энида и довесок в виде меня?
Алек не хотел оскорбить девушку, но в присутствии отца оставлял её без прикосновений и взглядов и никак не показывал привязанность.

+2

7

Кубок в руке невольно дрогнул и занял положенное место на столе, когда речь Магистра зашла про ее "успехи". Словно он не верил в то, что Лис так старательно отыгрывала перед учителями. Под его взглядом было неуютно до дрожи в коленях. Даже с учетом того, что она не смотрела на него, но определенно чувствовала внимание к своей персоне.
Я делаю все, что в моих силах, — тихо, но с ощутимой твердостью в голосе ответила Алисия. Она не собиралась оправдываться и говорить больше, чем требовала элементарная вежливость. Старший Эарлан создавал впечатление человека слишком проницательного, и каждое лишнее слово могло обернуться против. Давать ему новых поводов не хотелось, а потому энида прикусила язык, оставив неозвученной остроту по поводу своей "матушки". Ибо Лилиан Ворлак наверняка никому ничего не была должна.
Слова Алека о ритуале прозвучали как хлесткий удар, заставив девушку на мгновение сжаться. Разум ее прекрасно понимал, что в присутствии Магистра он не имел права давать слабину. Не мог не то что за руку взять, даже посмотреть в ее сторону. Но сердце… сердце пропустило несколько ударов в груди, едва не рухнув в бездонную пропасть. Алисия выпрямилась и устремила взгляд в стену напротив себя. Слова оставались всего лишь словами, которые на утро забудутся, как предрассветный сон. Она знала, что даже так Алек пытался защитить ее. Ведь на самом деле никто не мог знать, к чему приведет их ритуальная связь. Или, быть может, она действительно сделала бы их обоих ненужными? Если бы только они могли знать наверняка…
Энида нахмурилась. Вряд ли Магистр не задумывался об оборотной стороне ритуальной связи и тех подводных камнях, которые таились в глубинах магических энергий. Однако попытаться узнать немного больше или, быть может, посадить зерно сомнений лишними не были.
Кроме того, что лежало на поверхности, Лис пыталась понять сокрытое. Этот союз двух семей имел смысл лишь в одном случае — пока они живы с Алеком. По крайней мере, ей это казалось необходимым и очевидным условием. Но если погибнут оба, то что останется? А впрочем, чтобы нарушить планы старшего Эарлана было вполне достаточно всего одной смерти. Эта мысль тревожной птицей промелькнула в голове Алисии и осела на краю сознания. Если будет нужно…
Сколько у нас есть времени, до прибытия моей "матушки"? — негромко спросила девушка, повернув голову и прямо взглянув на отца Алека. Внутри нее все тревожно сжалось, но упрямство и желание выглядеть достойно не позволили страху найти путь наружу.

+2

8

- О моих планах ты узнаешь, когда я посчитаю нужным.
Магистр равнодушно посмотрел на сына.
- В текущее время… ты должен тратить силы не на пустые разговоры, а на подготовку к ритуалу. Поучил бы свою жену магии, подготовил её к приезду Лилиан Ворлак, чтобы в твоё отсутствие всё прошло гладко. Заодно провёл бы время с женой перед отъездом.
Магистр ждал важные вести из Лейдера и к тому времени располагал не большей информацией, чем его вспыльчивый наследник и его суженная. Он держал Алека на коротком поводке и направлял его, кнутом напоминая, где его место. В пределах своего загона Алек мог делать всё, что ему заблагорассудится. В разумных пределах, конечно.
- Чтобы Лилиан Ворлак увидела в ней сильного мага, а не эниду, от которой есть прок только в некоторых внутренних органах, она должна быть сильным магом, - это простая и понятная истина. Магистр посмотрел на сына и на девушку, которая тревожилась будущим. – Ты вырастил её в тепличных условиях. Не научил, как жить в Альянсе. Как бороться за свою жизнь. Не научил её ценить магический дар, - лицо Магистра не смягчилось, как и его слова. Он не упускал возможности уколоть сына и лишний раз напомнить ему, каким он был в годы юности и к чему это привело его. – На личном опыте ты мог бы в более мягких условиях объяснить Алисии, что бывает, когда я перестаю возлагать большие надежды на спокойные занятия в стенах домах.
Он не угрожал - предупреждал. Алек за дерзкий язык отправлялся на фронт, где боролся за жизнь, раскрывал свой магический дар, в грязи и крови выгрызал право на жизнь. После родительского урока он пользовался магией постоянно, пренебрегая здоровьем. Итан Эарлан считал, что это его заслуга. У Алисии были те же учителя, что и у Алека. Она училась, вбирала новые знания, но недостаточно быстро, по мнению Магистра. В ситуациях, где приходится выбирать между жизнью и мучительной смертью, умные выбирают жизнь.
- Лилиан Ворлак прибудет через три недели. До конца травеня. Ковен не обойдётся без участия верховной ведьмы в День Солнцестояния, - Магистр не стал скрывать детали, посчитав, что это достаточный стимул поработать к её приезду. Мужчина перевёл взгляд на сына и обратился к нему: – У тебя будет несколько недель, чтобы подготовить её к разговору с Ворлак перед тем, как ты поедешь на встречу с её сыном.
Алисия встретится с Лилиан одна. Без Алека. Они собирали войско, чтобы отправиться в путь. Магистр рассчитывал, что сына не будет к тому времени в столице, и он не помешает его планам, но получит достаточный стимул обеспечить Алисии надёжное будущее в его отсутствие. Хотя бы такое, при котором она будет живой и дождётся его. Если он, конечно, переживёт этот бой, а не погибнет в числе других магов. Итан запретил выдавать сыну существенные миссии или людей в подчинение. Вся кампания займёт порядка двух месяцев, за которые может произойти что угодно.
- Как вы видите, у нас очень мало времени на семейные разборки, попытки познакомиться и узнать друг друга ближе. Отложим их на счастливое воссоединение семьи после искоренения фанатиков у Близнецов. В качестве свадебной благодарности я предпочту голову Дедалуса Беннатора и Кайлеба Ворлака.

[icon]https://i.imgur.com/oNsw3yo.png[/icon][nick]Итан Эарлан[/nick][status]Магистр ничего[/status]

+3

9

Магистр назвал тактику и стратегию пустыми разговорами.
Не удивительно, что Альянс в таком плачевном состоянии.
Алек не сомневался, что у отца есть план, но Магистр не увидел в сыне никакой выгоды и не считал его мысли и опыт достаточно ценными, чтобы узнать его мнение. Магистр говорил о связи сына с главой Культа, но не использовал её.
- Мне нужны сведения, чтобы выжить, если моё выживание входит в твои планы.
Алек стоял на своём не из банального упрямства. План «посмотрим по обстоятельствам» заведомо проигрышный. Основываясь на личном опыте, Эарлан собирался заранее продумать линию защиты и свой вклад в общее дело. От результата зависела его жизнь и возвращение в Анейрот. Дорога до Близнецов займёт от месяца до полутора. Длинный переход для армии, гружённой осадными орудиями, мертвецами, которые не знают усталости в отличие от живых, но тратят магический запас магов. Из Близнецов Алек мог вернуться порталом в Анейрот, если кампания сложится удачно и план Магистра не выгорит. Алек не возлагал больших надежд на генералов отца и план, которому они следовали, обсудив его за закрытыми дверями.
Чувствую себя шпионом в отчем доме, которому ничего не рассказывают из соображения безопасности.
- В мои планы не входило возвращение в Анейрот, как видишь, - Алек равнодушно пожал плечами. Алисия «выросла» при других обстоятельствах.
Он избегал отца, неблагих благ Альянса и Ворлака. Возврат к истокам стоит непомерно дорого.
Алек сжал руку в кулак. Он предполагал, что Лилиан Ворлак приедет после его отъезда, но рассчитывал, что у отца хватит совести не отсылать его с войском в Близнецы, пока не решится судьба девушки. Алисия показывала результаты во время занятий и могла удивить Лилиан Ворлак. Опытный маг заметит изменения в магической ауре девушки и сделает соответствующие выводы. Алек видел больше других, как создатель и призыватель эниды, но Алисия развивалась. В близкий срок все заметят перемены. Сокрытие магических талантов выходило боком. Алек не хотел, чтобы Алисия раскрывала все карты и трудилась на пределе возможностей, но угрозы Магистра не бывают беспочвенными.
Он знает.
Конечно же, он знает.

Алек недооценивал отца и его шпионов. Ситуация злила некроманта.
Он вспомнил о девушке, которую мог напугать реакцией на слова отца. Расслабил руку, выдохнул, усмехнулся. Алек дал себе спуск в выражении эмоций, когда его эмпатическая связь с Алисией разорвалась. Излишняя эмоциональность не поможет решить проблему.
Алек встал из-за стола без раздражения. Поклонился отцу.
- Сделаю всё, что от меня зависит, чтобы не разочаровать твоих важных гостей.
Он протянул руку Алисии, забирая её с собой. Важный разговор с Магистром закончился. Алек уходил из трапезной без аппетита и желания продолжать разговор. Желание бросить вызов отцу стояло как никогда сильно. В юношестве Алек доставил такое удовольствие отцу и его советникам, за что расплатился изгнанием. Вспыльчивость убавилась. Эарлан здраво оценивал шансы на победу. С ограничениями в магии Алек не мог открыто противостоять отцу. Итан Эарлан не идиот. Он не снимет с него зачарованные наручи, пока не отправит в пекло Близнецов, и проконтролирует, чтобы сын не вернулся в Анейрот, когда получит свободу. Алек не входил в его планы и мешал большой политической игре.
Они вошли в пустующую комнату Шейли вдвоём. Она находилась в том же крыле, но на несколько дверей дальше. Между ними пустовали комнаты няньки Шейли и Эрики Эарлан. Алек подозревал, что в его комнате есть зеркало реальности, через которое слуги Магистра подглядывают за ними или подслушивают разговоры. Говорить без свидетелей – роскошь.
Алек повернулся лицом к девушке, придержал её за плечи, заглядывая в лицо. Как ей? Страшно?
- Ты для него разменная монета, - он говорил тихо и медленно. - Он не навредит тебе, пока считает, что ты полезна… Я попробую найти выход и избежать ритуала. Вернусь из Близнецов, как только смогу, но до моего возвращения тебе лучше делать, что он хочет.

+3

10

Три недели. Ничтожно смешной срок для того, чтобы превратиться из гадкого птенца в прекрасного и гордого феникса. Этого времени было мало для всего. Для становления той, кого хотел видеть Магистр в качестве выгодного товара, для прощания с любимым человеком, которого возможно она больше никогда не увидит, для попытки хоть что-то изменить в их судьбах. Разменная монета в большой политической игре. И хотелось бы Алисии понять, была ли хоть крошечная возможность вырваться из этого рукотворного ада на свободу.
Она ничего не произнесла в ответ, просто повернула голову в другую сторону. А если энида не оправдает ожиданий старшего Эарлана, тогда что? Он убьет ее? Как настоящую Алисию Ворлак, которую счел неподходящей партией своему сыну? Равнодушный взгляд, которым девушка буравила стену, стал холоднее и ожесточеннее. Она не хотела быть марионеткой в руках Магистра, танцуя на раскаленных углях под чужую дудку. Но чтобы обрезать нити кукловода, нужно было узнать его планы и стремления, понять суть желаний, лежащую под поверхностью. Она была чужой для этого мира, многого не понимала, но отчаянно хотела разобраться.
Рука Алека была спасением. От равнодушной трапезы, где никто не притронулся к еде, от гнетущих мыслей, что бились в голове как птицы в клетке, от вороха тревог и удушающего чувства собственной беспомощности. Лис вцепилась в нее белыми ледяными пальцами, точно утопающий за своего спасителя. Находиться в этом зале с каменным лицом было уже невыносимо, хотя разговор вышел достаточно коротким, а на продолжении семейного обеда никто, к счастью, не настаивал.
Под тихий шелест платья энида в безмолвии следовала за Алеком, Он вел ее по коридорам поместья, не проронив ни слова. С тех пор, как они оказались здесь, разговоры между ними стали совсем иными. Всюду были уши. Приходилось соблюдать осторожность, если не хотелось, чтобы беседа стала достоянием старшего Эарлана во всех подробностях. Прикосновение рук Алека действовало успокаивающе. Девушка вздрогнула и судорожно выдохнула, только-только осознав, что можно больше не держать эмоции в узде.
Я знаю, — ее шепот был едва уловим. — Я как товар на рынке, который хочется выгоднее обменять. Я буду осторожна и дождусь тебя, сколько бы времени ни занял этот поход.
Алисия сделала шаг вперед, протягивая руку и касаясь кончиками пальцев его груди. Это было глупое обещание, потому что никто не мог знать наверняка, что их ждало впереди. Она могла впасть в немилось Магистра и… быть убитой? А он мог не вернуться, погибнув где-то в чужих краях. Эти мысли испугали эниду, мгновенно отразившись тревогой и отчаянием в глазах. Лис подалась вперед, чтобы тихий шепот достиг лишь ушей Алека.
Неужели мы ничего не можем сделать сейчас? До прибытия Лилиан Ворлак, до твоего отъезда? Только слепо исполнять волю Магистра?
Ей было больно, ей было страшно. Но не за свою судьбу, а за его.

+3

11

Алисия обещала дождаться его. Он не давал обещаний, что вернётся к ней или выживет во время осады. Хватит одного невероятного обещания, которое сложно осуществить. Алек собирался сделать всё, чтобы ценность Алисии возросла и Магистру не пришло в голову продать её Лилиан Ворлак. Ценного мага, который увеличит его силу, Итан Эарлан никогда не отдаст. В силе его слабость. Алек не пугал Лиссу и не говорил о намерениях Магистра любыми способами добиться результата. Он надеялся, что Магистр не рискнёт жизнью девушки, но понимал, что имеет дело с некромантом, который не видит препятствий на пути и идёт к цели любыми путями. Он не пощадит девушку. Выжмет из неё всё. Запугает, если потребуется.
- Мы можем сбежать и попросить политического убежища в Остебене, если я смогу сломать ограничения на магии.
Алисия смотрела на него с такой доверчивостью, что некромант не хотел её разочаровывать. Алек хотел сказать что-то хорошее и обнадёживающее, но вариант в мыслях и в словах звучал нереалистично. Магистра это не остановит. Король Остебена слабее Магистра Альянса. Он не станет враждовать с главным закупщиком зерна. Король увидит проблему в двух беглецах и избавится от них. Алек не знал другого места, где можно спрятаться. Магистр вездесущ. Он протянет лапы в любую часть Рейлана, найдёт его по магическому следу, если Алек допустит одну ошибку.
- Я уверен, что это время мы будем под пристальным надзором. Отец не допустит бегства, зная мой характер.
Выходки Алека играли против них. Он не рассчитывал, что визит Лилиан Ворлак состоится после его отъезда. Магистр не сказал о дате ритуала. Алек не знал, сколько у них времени, чтобы избежать магического брака. Ритуал могли провести завтра, сегодня вечером или через неделю перед его отъездом.
Алек помолчал, обдумывая слова.
- Нас выследят, - он был честен с ней.
Магистр нашёл его в землях Остебена благодаря ушам и глазам, которых хватало во многих государствах Рейлана. Алек прятался от Ворлака, разрушал магический след, чтобы его с Алисией не выследили, но это не помогло.
- Может, через месяц-два, не сразу. Культ заставляет Магистра шевелиться и искать варианты, как удержать власть, - Алек смотрел в сторону, не прямо на девушку, а поверх её правого плеча.
Если он заполучит поддержку ковена, то я ему не нужен.
Алек этого не сказал, но решил быть честен. Он посмотрел на Алисию, в её глаза. Некромант видел перед собой эниду - чужестранку, которая пришла из другого мира. Он никогда не оставлял её одну и не представлял, как Алисия выживет сама, но хотел её подготовить, чтобы она не ждала понапрасну.
- Я могу не вернуться. Не оставайся в Анейроте, если это случится, - Алек сжал плечи девушки, как боялся, что она не захочет его дослушать. Он заговорил тише. Эарлан жалел, что эмпатическая связь между ними оборвалась, когда он сделал её человеком. Лисса не узнает о его смерти раньше Магистра. – Найди Вивьен. Помнишь её? Она была у нас в Сеонесе, в день, когда появился Ворлак. Она живёт в Пределах, в замке Севелен. В горах есть деревня. Бесвелт. Там твоё сообщение донесут до неё.
Алек не знал, где сейчас Вивьен, но надеялся, что она закончила с поисками и вернулась домой.
Я не знаю другого человека, которому могу доверить её.
- Она поможет.
Может быть.

+2

12

Все звучало настолько безнадежно, что энида предпочла бы закрыть уши руками, зажмуриться и проснуться. Да, происходящее с ними было похоже на дурной сон, и ей очень хотелось, чтобы он закончился. Лис вздрогнула от сжатых пальцев Алека на своих плечах, с горечью признавая, что все это было реальностью. Жестокой и беспощадной к мольбам. В словах молодого человека не звучало ни единого намёка на оптимизм. Его речь была сухой и твердой, она разбивала последние надежды и оставляла в душе девушки выжженную пустыню.
Значит, выхода нет, — обреченно прошептала Алисия. — Пока Магистр жив, мы нигде не найдем покоя.
"Пока Магистр жив".
Эти слова эхом разнеслись в голове эниды, пробуждая странные мысли и чувства. Она испугалась и отшатнулась от Алека, но вырваться из его рук не смогла. Девушка взглянула в его глаза, пытаясь понять, задумывался ли он сам когда-нибудь об этом. Получили бы они с ним долгожданную свободу, если бы старший Эарлан навсегда отправился к праотцам? Или же его смерть сделала все только хуже?
Лисса прикусила губу, но так и не рискнула задать вопрос возлюбленному. Несмотря на их скверные семейные взаимоотношения, нельзя было исключать того, что Алек не пойдет на подобное.
Я поняла тебя, — тихо произнесла девушка, опустив взгляд. От обиды и горечи она ощутила на глазах предательские слезы, но не хотела, чтобы он их видел. — Просто пообещай мне, что сделаешь все возможное для того, чтобы вернуться.
Алисия знала, что любые обещания сейчас будут лишь временным утешением для разбитых надежд. Что никто из них не мог быть уверенным в их исполнении. Но и опускать руки пока было рано, пока они все еще были живы и могли действовать. Лис запомнила каждое слово, что сказал сейчас Алек, хотя искренне надеялась, что эти знания ей не понадобятся. Ибо что она будет делать без него? Без человека, который привел ее в этот мир? Проявил милосердие, позволив остаться. Полюбил, отозвавшись на ее чувства. Кому она была нужна в этом мире, кроме него. И кто был нужен ей, кроме него.
"Если ты умрешь, я последую за тобой", — промелькнула в ее голове отчаянная мысль. Алисия накрыла ладонью руку молодого человека и крепко сжала ее, продолжая смотреть вниз.
— Я запомню это. И сделаю в свою очередь все, что будет в моих силах.

+2

13

- Смерть Магистра приведёт к последствиям, которые сделают хуже, чем есть сейчас.
Алек оставался честен с собой и Алисией. Смерть отца ничего не даст. Она откроет дорогу Культу Безымянного и его главам, которые подбираются к столице, завоёвывая города Альянса. Жизнь всех людей переменится. К власти придут фанатики, желающие заполучить бессмертие Бога и имеющие его силу, которую направляют на подавление противодействия. Сила в Ключах опасна и смертоносна. Против неё не выстоят известные заклинания некромантов. Можно уничтожать города с меньшими затратами, если опустить факт, что тратятся людские жизни. Алека не будут рассматривать как претендента на кресло Магистра Альянса, но у него были враги, которые желали ему и Алисии смерти. Новый устрой перекроенного мира поглотит их, пережуёт и уничтожит. От гнева Бога нигде не спрятаться. Безымянному не понравится, что кучка людей во второй раз пытается призвать его в мир смертных и подчинить, используя его истинное тело, заточённое во льдах Гэлацио.
Смерть Магистра вероятна без участия Алека. После возвращения из Лунного края он был обозлён на отца и хотел ему смерти. Алек рассматривал такой вариант, но в нём играла бурная кровь, зашкаливающее самолюбование, травмы, которые он получил на войне, и жажда мести, рождённая на пережитых событиях. Злость на отца прошла сквозь годы и превратилась в тихую ненависть и непринятие, но жажда убийства сменилась осознанием, что он недостаточно силён, чтобы бросить вызов Магистру. Он продолжал видеть в нём отца.
- Я найду другой способ.
Как-то.
Алек кивнул.
- Сделаю всё, что смогу.
В планы Алека не входила его смерть. Он всегда хотел жить. Хлебнув лишнего на войне - захотел ещё больше. Он представлял, чего ждать от кампании отца, основываясь на заработанном опыте, и имел несколько вариантов, что может сделать, когда представится возможность. Сейчас нужно ждать удобного момента и всё хорошо обдумать, прикинув запасной вариант на случай, если первые два не выгорят. Смерть Алисии в его отсутствие он рассматривал, как вероятность, щекотавшую нервы, но делал ставки на жадность отца.
Он заметил, что глаза Алисии блестят от подкативших слёз, и привлёк девушка к себе, обнимая.
- Не хорони меня раньше времени, - некромант ухмыльнулся. Погладил девушку по волосам, пытаясь отвлечь и успокоить. Алек попытался пошутить. – Ты без малого мне дважды жена.
Сомнительное утешение.
Брак, подсунутый Магистром как обязательное условие защиты, раздражал Алека не меньше, чем необходимость лезть в дела Альянса и решать проблему, возникшую с началом активной деятельности Культа.
- Всё будет хорошо, - он сжал плечо девушки, опустил подбородок ей на макушку.
Алек давал обещание, которое сложно выполнить.
На главной площади Анейрота собирались войска магов. В лабораториях шили новых химер. Собирали по костям мертвецов. Анейрот готовился выступить в Близнецы и выбить Культ из городов.

эпизод завершен

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [04.05.1082] Лилии висельника