Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [12.05.1082] Когда вокруг бушует пламя


[12.05.1082] Когда вокруг бушует пламя

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

- Локация
Остебен, г. Вильсбург
- Действующие лица
Солмнир, ГМ
- Описание
связанный эпизод[10.05.1082] В ловушке из пламени
предыдущий эпизод[11.05.1082] Who lives, who dies, who tells your story
По приказу императора небольшая группа тайного гарнизона Алира отправляется в Вильсбург, чтобы лично разведать обстановку и оценить масштабы проблемы.

0

2

Солмнир стоял у окна наблюдая за медленно поднимающимся над крепостной стеной солнцем. Костры в столице людей погасли уже несколько дней,  но воздух казался всё еще пропитан жирным, вонючим пеплом. Улицы были пустынны. Жители все еще опасались покидать дом без жизненно важной нужды и прятались, уступив место вездесущему воронью. Рассвет в подобных декорациях казался алым и угрюмым. Алифер закрыл ставню и обернулся к собравшимся.
Внутри было тесно. В комнате была масса хлама, старых бочек с солониной, тюков с тканью, и другая утварь. Всё это сейчас было сдвинуто к стенам чтобы освободить место для стола и использовалось как лавки и стулья. Часть из них он знал давно, некоторые помнили его еще тогда когда сами были детьми. Но большинство видело алифера в первый раз жизни и до позапрошлой ночи ничего не знало о его существовании. Их было не более трех дюжин. Среди собравшихся были несколько полукровок, ульвов и даже эльф, но большинство были люди. Самому старшему, сидевшему на почетном месте во главе скудно сервированного стола было под шестьдесят, а самой младшей, отчаянно сжимающей меч, который Солмнир когда то подарил своему другу, было едва пятнадцать. Красные глаза и опухшие щеки подростка красноречивее чем слова говорили о том что встретить её отца в этом мире Риту уже не суждено.
Восстание нежити не не пощадило никого, сея хаос и разорение в Остебене. Но когда смерть выплеснулась на улицы столицы, его агенты были организованы, снаряжены и смогли спасти не только себя и свои семьи, но и многих соседей. Все они забаррикадировались в квартале кузнецов, перегородили проходы улиц мебелью и телегами и смогли пережить ночь отделавшись малой кровью.
Старик Олаф сейчас сидел во главе стола, не сводя взгляда усталых но всё еще цепких глаз с алифера. Он знал что рискует, крепко подставив  Солмнира и его долг. Спасая людей он и подчиненные ему агенты “засветились”. Слишком организованно они действовали, слишком много тайников с оружием было вскрыто, слишком много обывателей это видело. Сейчас еще все слишком заняты нашествием, но вскоре возможно кто то вспомнит и задумается. Олаф поставил под угрозу часть годами отлаживаемой сети внешней разведки Алира. Даже среди присутствовавших здесь не все принадлежали к ней и они оба слышали тихий шепот скользящий по углам и чувствовали осторожные взгляды. Вероятность того что сеть раскроется и придется начинать все заново была слишком высока и вполне можно было ожидать что алифер развернется и исчезнет навсегда во вспышке магии перехода. Они знали друг друга слишком  давно чтобы не понимать что к чему. 
А Олафу жизненно необходим был капитан гвардии Алира. Потому что большинство этих людей, простых мещан, ремесленников, торговцев, нужно было еще чем то кормить и поддержать, времена наступали ой какие нелегкие. Олаф прекрасно понимал что после произошедшего в столице людей гвардеец непременно появится, что бы узнать что происходит. Хотя и не ожидал его так скоро. И ему понадобятся Олаф, его знания и остатки людей в столице чтобы разобраться в происходящем. Проблема была в том что большинство присутствующих едва ли были способны в скором времени заменить погибших. И возьмет ли под крыло алифер почти сотню ненужных ему ртов, или наймет других, что будет надежнее и дешевле старик не знал.
Солмниру не нужно было быть магистром псионики чтобы читать это в глазах своего приятеля. Радовало то что среди собравшихся за его спиной сомнений было меньше. Часть из них давно работала на капитана гвардии и до сих пор не имела повода сомневаться, а для большинства он был скорее чем то сродни странствующего доброго волшебника из сказки. В конец концов именно его, Солмнира схронами, планом и запасами оружия они воспользовались спасая себе жизни. Присутствующие не были настолько наивными чтобы предполагать что крылатый тут же осыпет их манной, но они верили в то что их не бросят и готовы были продолжать ту задачу которую выполняли их отцы, друзья и родичи. Пускай и не до конца понимая во что ввязываются.
Солмнир холодно рассматривал старика, заставляя того нервничать и сомневаться. Это была маленькая месть, сам Рит решение уже давно принял. Во первых доверие было куда ценнее того золота что уйдет, а во вторых он не хотел чтобы легенда о их народе замарала крылья. Кто то же должен сделать что то достойное. А пока самой худшей неприятностью которая ему грозила было то, что об его присутствии станет известно королю людей.Если его догадки верны он сам известит его величество о собственном присутствии. Подобных погромов Солмнир не наблюдал даже в юности, несмотря на участие в множестве знатных потасовок. В худшем случаи происходящее по масштабам достигнет Большой Войны. И крылатый уже почти не сомневался в том что оно является её же порождением. И одним Богам ведомо чем может кончится.  На помощь же последних Рит никогда не надеялся. Небо было безмолвным, если конечно не считать островов его народа.
Капитан гвардии подошел к столу и сел за второй стоящий у него колченогий стул. Олаф не смог сдержать вздоха облегчения. За его спиной, скрашивая этот мрачный день появились немногие робкие улыбки. Рит подвинул к себе кувшин и разлил по чаркам едва подкрашенную вином воду, отпил из своей.
- Рассказывай. Всё. После чего будем думать как выбраться из этой передряги.

+1

3

Настали тёмные времена. Люди боялись будущего, которое не предопределено. То, что они увидели несколько дней назад, не имело в истории близнецов. Люди, заражённые Розой немёртвых, восставали из мёртвых и шли голодными существами, алчущими плоти, к живым. Та ночь до сих пор отзывалась дрожью в голосах людей, когда они вспоминали, что увидели своими глазами и свидетелями чего стали. В защищённом городе, в самой столице, где стражники следили за покоем, а король обещал защиту, они оказались в ловушке.
- Началось всё в Свентокше, - начал Олаф. – Это деревня за Великой рекой. Она ближе всего к границе с землями ульвов... Нападки нежити там – не новость, но не в таких объёмах. Люди, которые бежали из неё, говорили, что нежить пришла толпой и вели её мага-личи. Напали ночью. И были там и мертвецы и разные другие мерзкие твари, которые подчинялись воле мага. Многие люди погибли, но деревню отстояли. Помогли какие-то чужаки. Девка белобрысая, с ней зверь какой-то и маг. Говорят, что некромант. Больно он справно в телах этих личей копался, и что-то говорил про то, что в них зараза проросла. Да только до появления этих двоих в деревне спокойно было, но за паникой посчитали их помощниками и защитниками.
Сам Олаф не знал, чему верить, но говорил, что слышал, и что думал сам.
- Утром двинулись деревенские к лорду, искали у него защиты, в Дозоре-у-Моста. Эти двое говорили от лица людей, но лорд не поверил в беды и приказал людям возвращаться по домам. Выделил им стражников, чтобы не ёрничали, и послал. На обратном пути на них напала нежить. Мертвецы повалили со всех сторон, туман говорят, странный, а у мертвецов глаза горели, а потом из земли здоровенные белые корни полезли. Единицы выжили в той скотобойне.
Рассказу очевидцев слабо верили, потому что мертвецов с горящими глазами отродясь не видели, а корни из-под земли – вообще что-то странное.
- Земля там была взрыта, а мертвецов, когда смогли, сожгли. Люди испугались, слухи разлетелись быстро. Все побежали подальше от заразы, прятаться в крепостях лордов. Кто-то до столицы добежал, думал, что тут безопасно, - больше не думали. – На кортеж короля тоже нежить напала, но он целым вернулся вроде как. Не раненным. А из графства Давона привезли лекаря. Что он там рассказывал – ведомо одному лишь совету да королю. Нашествие нежити связывают с визитом Магистра альянса. Он тут недавно гостил, и после его отъезда началась вся эта неразбериха.
Доказательств причастности некромантов к нашествию нежити не было, но люди болтали и домысливали.
- Королева и принц из столицы уехали, в Андерил. Некоторые знатные вельможи тоже дёру дали, когда запахло дурно, а людей в столице прибыло. Король отправил инквизиторов в очаги заразы зенвульской, сначала помогали людей вывезти из захваченных деревень и предместий, да тащили их в безопасное место, изучая заразу. Говорят, что она в этот раз разумная.
Чему тоже доказательств не было.
- С первого нападения нежити в Свентокше и до огней в столице месяц прошёл. Людей в столице немерено стало, но произошло той ночью – никто не понял, - Олафа, несмотря на житейский опыт, от воспоминаний трясло. У него дрожали пальцы на руке, пока он держал кружку, к которой ни разу за рассказ не прикоснулся. – Мы в кузнице были, когда услышали крики. Люди носились по городу, кричали. Бегала стража. Мы подумали, что мертвецы прорвали оборону города, снесли ворота и вошли. Они нападали на людей, но выглядели как-то иначе. Глаза горели, что то золото, а по рукам и шеям чёрные вены тянулись, как поросль. Добивали их так же, как любую нежить. Головы сносили или сжигали. Горели они хорошо. Утром тела осмотрели и выяснили, что то все люди из храма Всеотца, которые больны Розой. Они как-то ночью разом умерли не то во сне, не то ещё раньше, и восстали мертвецами.
Впервые Олаф отпил из кружки, едва не расплескав жидкость.
- Всех мертвецов сожгли. Заражённых приказали держать в одном месте, за городом, подальше от людей, чтобы вновь не восстали. Инквизиторы собираются в Зенвул, вроде как считают, что проблема там, а не здесь.

0

4

Солмнир слушал, не перебивая, то, что рассказывал старик. У него уже было описание событий со слов “одной белобрысой девицы”, которой могла быть только их мятущаяся принцесса. Впрочем вот эти подробности он точно не собирался сообщать Олафу и его людям, не хватало, чтобы еще и на континенте начали шушукаться о её похождениях. Это бы весьма повредило образу Алира, недостижимого и потому все еще загадочного.
Новость о том, что инквизиция в первую очередь займется Зенвулом, была хорошей. Этой организации стоило опасаться, они могли легко сесть на хвост его людям после произошедших событий. Олафу и без того понадобится много усилий, чтобы восстановить потерянное, и хорошо, что ему не придется бегать еще и от “огненных”. Рит мысленно сделал заметку проследить за их деятельностью. Для этого придется использовать его крылатых, что было менее рискованно, чем попытаться внедрить туда агента из людей. Да и времени не было.
Зенвул. Туда нужно будет немедленно направить разведку. До того как в город войдут люди и установить что-либо в хаосе боев будет уже невозможно. Этим придется заняться самому. Он верил своим лейтенантам, но в настолько рискованном деле лучше всё проконтролировать самому. Заметив, что Олаф уже несколько минут как молчит, вопросительно смотря на него, Солмнир отбросил мысли об опасной вылазке в сторону, и вернулся мыслями к тому, что еще можно было сделать в столице.
- Олаф, насколько по твоему мнению пострадал Остебен? В каком состоянии посевы и дороги, и как колеблются цены на зерно? Слышно ли было что-то о намерениях лордов и настроении простого люда?

+1

5

- Пострадала западная часть предместья Вильсбурга. Потеряны поля за рекой. Нападения перекинулись за Великую и встречаются всё чаще. Уже два графства остались фактически без крестьянской рабочей силы. Поля оставлены. Люди боятся возвращаться в дома и деревни, укрываются в крепостях лордов. Паника сильна и добралась до Остебена, но до событий в столице королю удавалось сдержать массовое бегство людей заверениями, что всё наладится.
Олаф постарался не думать о восстании заражённых и посмотреть на ситуацию в целом.
- Остебен потерял несколько полей в отдалении от столицы, но из-за вечных проблем с нежитью, основные поля располагаются намного дальше от Великой, в более защищённых территориях. Нападения нежити там единичны, если она вообще туда добредает. Но эти посевы не рассчитаны на количество людей, что бросает дома и бежит всё дальше.
Чтобы не говорить впустую, Олаф покопался в вещах, отыскал старую, но всё ещё верную карту Остебена, разложил её на столе, поставив на края кружки с выпивкой и несколько столовых приборов для весу.
- Вот здесь, - Олаф показал точку на карте у реки, - Дозор-у-Моста. Лорда Страдфорда. Его земли за рекой полностью потеряны. Поля с рожью здесь, - местность граничила с землями ульвов и заканчивалась у раскидистого густого леса. – Основные поля находятся здесь, у Весвольда. Ближе к проливу Эсгал и подальше от Зенвула.
Люди всё ещё опасались, что действие проклятого города простирается намного дальше, а потому может повлиять на почву Остебена.
- У Берселя, - Олаф снова показал место на карте. – У Андерила. Ещё одно крупное поле между Андерилом и Вильсбургом, за стенами столицы. Люди там есть, но не напугают ли их события в столице – кто знает. Люди стекались к столице после первого нападения нежити, а теперь бегут дальше, на север и восток. Андерил уже впускает не всех и отмахивается от короны голодом и больными… Мы потеряли десятую долю всего урожая, включая тот, который могли бы собрать с полей летом и осенью, и некоторые хранилища с зерном... Торговать с Альянсом нам нечем, значит, и казна богаче не станет. Да налогов драть не с кого. Что с босого и бездомного взять?
Мужчина снова взялся за карту и начал показывать дороги, которые вели к Вильсбургу.
- Здесь одна дорога, которая идёт от Дозора-у-Моста, но и на ней встречается нежить. За этой дорогой следят, чтобы не терять связь с хранителями крепости, но повозки с провизией грабят, пользуясь неразберихой. Зерно скупают с рынка, цена на него уже возросла. Люди, потерявшие всё, кто смог – нашёл пристанище в храмах, а кого похороним ещё до середины лета, помилуй их души Всеотец.
Мужчина уже не знал, на кого полагаться. На Творца, на корону, или на самого себя.
- Назревает голод. Нам бы до зимы продержаться. Неизвестно, каким будет летний и осенний сборы урожая, а то и вовсе ещё какие поля потеряем с этой фойрровой паникой… Лорды свои задницы берегут. Дороги вон перекрыли, чтобы крысы не бежали с тонущего корабля, больных собирают по лавкам, чтоб не разбегались и к здоровым не лезли. Как бы бунта не случилось, бо не любят у нас люди огненных за их веру и не спасает то, что они, в отличие от Триумвирата, по своих храмам не ныкаются, как крысы, а идут и рубят нежить. Страшнее нежити – паника и гнев народа, а они будут. Голод молчать не даст.

0

6

- Торговать с Альянсом и раньше не слишком было возможно. Их собственные урожаи не покрывают их нужды и они сами скупают зерно.
Солмнир смотрел на карту прикидывая как отразиться постигшая Остебен напасть на континенте и отразится ли она на Алире. Болезнь едва коснулась летающих островов, и ничего подобного произошедшему в Вильсбурге не наблюдалось и близко. Впрочем это нужно будет проверить в Зенвуле.
      У самих жителей континента дела выглядели не важно. Голод в Остебене не пройдет без последствий и для его соседей, а за голодом легко придут смута или войны. Возможна смута. Или лорды людей пойдут войной на более обеспеченных соседей. Довольно легко обратить неизбежное недовольство подданных на кого угодно. Пока что они перекрыли границы феодов - привычное дело если гуляет нежить или болезнь. Хотя это ударит по торговцам и обмену. И обостряет голод в городах, в частности в столице. 
   Но ниже по течению находятся слабо заселенные леса ульвов. Их самих в десятки раз меньше чем людей, а с их армией легко может потягаться даже кто то из крупных лордов, и без указки короля. Если конечно местные жители вообще смогут организоваться и выставить армию.  А лес сам по себе дает не худший шанс выжить. Солмнир в задумчивости потер подбородок, понимая что много кто наверняка точно так же смотрит сейчас на низовья Великой Реки. И это тоже следовало проверить. Но сначала Зенвул. Зенвул и Альянс. Рит мог довольно легко представить какие проблемы могла бы доставить некромантия во времена бедствий и отчаяния. Особенно если кто то из честолюбивых магов решит что настало его время править миром.
Осталось только позаботится о людях Олафа. При словах про зиму алифер вопросительно поднял брови.
-   До зимы? Я бы предположил что скорее пережить зиму и весну. Если я не ошибаюсь то первые входы вы получите в лучшем случаи к лету. И их тоже будет нехватать.

+1

7

- Единственное место, где мы можем попросить помощи с продовольствием – это Гвиндерил. Если королеве эльфов захочется помочь Остебену.
Олаф не видел другого варианта. Северные земли сами не ломятся от изобилия пищи. Кровь им поставляют люди, а пищу – Нерин, который в отличие от других городов Севера плодовитый и солнечный. Без него вампирам пришлось бы закупать её у других государств, как это делает Альянс с их неблагоприятной почвой. Без сотрудничества с другими государствами полностью себя обеспечивали эльфы и ламары, но у ламаров, по слухам, давно назревает война за трон, а потому князь не бросится на помощь соседям. По крайней мере, не безвозмездно – точно. Да и болтают о засухе, которая впервые прокатилась по Фалмарилу. Сотрудничать с демонами опасно и невозможно. За товар они спросят непомерную плату. С ульвами – и вовсе бесполезно. Этот народ едва выживает в их условиях. Близость с Зенвулом с каждым годом лишает их источника пищи, а на их отравленной земле вообще сложно вырастить хоть что-то. Как обстоят дела у алиферов – людям и вовсе неведомо. Для них крылатая раса казалась чем-то недоступным и далёким. Но Олаф надеялся, что сейчас, когда времена настолько тяжёлые и грозят большими потерями человеческой расе, алиферы вспомнят о своём предназначение.
- А что император? – аккуратно спросил мужчина. – Он поможет нам?
Олаф не знал, что должно произойти, что народ алиферов бросился им на помощь, но пламя Зенвула, которое вновь разгорелось спустя три сотни лет, - это ли не повод что-то изменить?

0

8

- Не нам с тобой судить о том что он предпримет, или должен предпринять Император, Олаф. Мы оба лишь продолжение его воли. 
Впрочим и это не было полностью правдой. Люди, агенты Солмнира во многих городах континента, ничего не значили для Трона. Они не были для него “своими”, и их жизнь или смерть не волновала его.
Рит не был уверен что предпримет владыка Алира. Времена действительно назревали тяжелые, но мало ли их было раньше? Мир уже не раз сотрясали войны и смуты, а Алир так и оставался безучастным. Вечный и неизменный гобелен, который казалось навсегда замер в своем мнимом совершенстве. Хотя надо было отдать должное, несмотря на внешний блеск уже и в нем начали рваться нити. Но в подробности жизни Алира, Рит не собирался посвящать своих агентов на земле. Им не пошло бы на пользу это знание, а у кого то могли бы зародится мысли продать её. Хотя кто бы взялся сейчас штурмовать мечом или магией недоступные летающие города или плести против них интриги? А на всем континенте не соберется едва-ли несколько сотен алиферов.
Солмнир встал из-за стола. Примерное понимание о происходящем он получил, остальное можно будет прочитать и позже.
-  Я постараюсь донести до Его Величества всю степень сложности ситуации. Это всё что я могу тебе обещать. Нам стоит сосредоточится на том что мы можем сделать своими силами. Нужно позаботится о твоих людях. Я помогу организовать переезд в Берсель, пока цены не взлетели до небес, а лорды не додумались перекрыть фарватер. Вот. 
         На стол легло два плотных мешочка. В первом была вполне приличная сумма в различных монетах Остебена. Солмнир был достаточно дальновидным и давненько создал “казну” в монете континента для нужд сети и отряда. И регулярно пополнял её. Во втором лежало с десяток не самых крупных кабошонов. Камни ценились весьма низко на милитарризированом и не склонном к роскоши Алире, но были дороги на континенте. Чем и пользовались отдельные ушлые гвардейцы.
- Но мне нужно чтобы ты восстановил сеть как можно быстрее. Если нужно набери еще людей на контракты. И запомни... запомните все вы.
Солмнир обвел жестким, оценивающим взглядом присутствующих.
- Никто не должен знать о том с кем вы имеете дело. Мы ценим вашу верность и не бросим вас. Но ошибка в этом вопросе недопустима. 

+1

9

Олаф кивнул. От него практически ничего не зависело. Он рассказал всё, что знал о событиях в Остебене. Выжившие люди болтали о разном, а инквизиторы и стражники, которые покинули заражённые территории, говорили немного, если вообще говорили. Олаф убеждал себя, что всё не так плохо, как кажется на первый взгляд. Восстание мертвецов подавили. Никто не пришёл с кладбищ, чтоб кроваво поприветствовать родственников, никто больше не обернулся монстром, не было ни нежити, ни личей. Может быть, они справятся своими силами. По крайней мере, в это хотелось верить.
Солмнир вместе с его товарищами, получил информацию из проверенного источника, но одно дело – услышать, другое – увидеть своими глазами и оценить реальные масштабы проблемы. Выдвинуться в Зенвул, повторяя маршрут нежити, бегущей в Вильсбург, - было рискованным решением, но пока император хотел знать, что же происходит в других государствах, пока существовал шанс, что Алир встанет на сторону людей, стоило попытаться. Всё ещё существовала скрытая угроза алиферам, ведь была причина, по которой мертвецы восстали.
На некоторых дорогах к Вильсбургу встречала нежить, но не было ни следов больших стад, ни личей, ни химер – всё в пределах допустимого для государства, которое граничит с заражёнными лесами Лунного края. Мысли о проблемах затесались, когда группа алиферов приблизилась к упомянутому Дозору-у-Моста. Людей в округе не было. Они передвигались вооружёнными группами по замку, принимали больных и раненных прямо во дворах, жгли погребальные костры, избавляясь от мертвецов. Замок держался, но земля возле него будто была взрыта чем-то, что выбиралось из-под земли. Чем-то огромным. Алиферы предположили, что это именно то место, где крестьяне столкнулись с корнями. Там же они нашли сломанную перевёрнутую повозку без одного колеса и разбросанные вещи. Всё продовольствие и скот – что сохранилось, забрали.
В самой крепости стражники укрепляли стены и главные ворота. Тройная защита – из нескольких башен и дополнительных врат, едва ли гарантировала, что нежить не пройдёт по мосту, но всё же для небольшого количества стражников, защитить такое место представлялось возможных. Дозор-у-Моста, как единственную переправу через реку, намеренно строили, чтобы противостоять нежити, которая ещё не научилась перебираться через реку вплавь.

0

10

Алиферы рассматривали развороченное недавним происшествием поле. Земля лежала комьями образовывая чудовищные воронки, рытвины  и полу засыпанные каверны уходящие глубоко в почву. Невиданной мощи и протяженности должны были быть эти корни, чтобы дотянутся от Проклятого Города до Дозора-у-Моста.  И кто мог сказать, как далеко распространилась под землей эта мерзость? А ведь никто не заметил, ни один крестьянин не встревожился.  Даже фойрово молоко не скисло, пока эта дрянь, набрав силу, не поперла вверх.
Сомнительно что люди, с их извечной спешкой и мирскими заботами могли бы заметить столь медленно ползущую беду. Беда наверняка ползла сюда столетиями, не вызывая беспокойств.  Медленно, неприметно, по пяди в  месяц просачиваясь под землей, пока люди, некроманты и ульвы барахтались в своих повседневных проблемах и интригах.
  Рит присев на корточки  зачерпнул ладонью горсть земли. Не по-весеннему сухая, она крошилась и рассыпалась пылью. Отряхнув затянутые в черную кожу перчаток ладони, гвардеец поднялся и повернулся к своему спутнику.
- Что ж, слухи про корни подтвердились. Алан что там у тебя?
Алан не ответил, сосредоточенно всматриваясь в одному ему видимые узоры магии вызванные к жизни сканирующим заклинанием. Палочка в его руках слабо светилась, пока алифер тщательно осматривал место, анализируя  его фон и потоки магии  Черты непривычно бледного лица были напряжены и казалось заострились. И причиной тому было не только усилия, которые вкладывал маг в свои изыскания. Подобную мрачную задумчивость можно было заметить на лицах у многих из спустившихся с небес воинов.
Его “Черные гвардейцы” были хладнокровны и дисциплинированы, дерзки - часть лучшего что мог предложить преклоняющийся перед идеалом воина Алир. Гвардия была элитой отстаивающий своё право в бесчисленных испытаниях и вызовах претендентов.А “Черные ”, в довесок, часто спускались на континент, выполняя незримую и неотвратимую волю Императора и не слишком удосуживая себя такими нежностями как честный бой или чистые руки. Его отряд знал вкус крови, видел неприглядную сторону жизни и довольно давно распрощался с большинством свойственных выходцам из мирных и благополучных земель иллюзий.
Но масштабы происходящего превзошли все их ожидания. С высоты полета грифонов было хорошо видны разоренные села и опустошенные поля, брошенные  хозяйства и цепочки беженцев, спасающихся бегством. С ними к пока еще не задетым волной городам шли нужда, болезни, неизбежное увеличение преступности. А следом шел голод. Бросалась же не только пашня, которую не могли уже обработать. Позади были оставлены запасы, которые некому и не на чем было эвакуировать. И не  факт что продовольствия других городов хватит на прокорм свалившихся на их голову нахлебников до следующего урожая. Да и его казне придется конфисковывать или выкупать - откуда деньги у крестьянина или мельника бросившего свой дом?
Все это невольно заставляло задумываться достойны ли алиферы своего прозвища? Или “Четырехкрылые Стражи” теперь не более чем пустой звук под бесчувственными небесами? Воины, привычные к дисциплине, не давали мыслям помешать им выполнять задачу, но Рит знал что семя сомнений дало свои ростки. А они ему очень понадобятся. Особенно если Ван Ален предпочтет не вмешиваться в дела земли.
Жемчужный свет погас, и Алан спрятал палочку. Лицо волшебника было всё ещё мрачным, но сложная задача давала желанную отдушину. Возможность сосредоточится позволила отстранится от смрада всё еще чадящих погребальных костров. 
- Я мало что понимаю в некромантии капитан, наверное к счастью. Но тут что-то явно более странное и чуждое чем Альянс. Но могу подтвердить следы однозначно ведут в Зенвул. Ощущение слишком похоже.
Зенвул. Про него так привычно забыли люди, отмахиваясь от сиюминутных проблем которые он порождал. И до тех пор пока Серокрылая в своей привычной манере не сунулась туда, алиферы проявляли не меньшую “дальновидность”. Что сейчас и приносит горькие плоды. Солмнир усмехнулся, прикидывая сколько ещё “подарков” скрывают земли континента после Большой Войны, столетий деятельности некромантов и боги еще знают какой фойровщины происходящей у всех под носом.
- Тогда продолжим путь  утром. Нужно посмотреть на это дерево, да и желательно засветло. Всем оставаться на чеку, будет не слишком удачно если мы попадемся на глаза людям.
Солмнир дал знак гвардейцам и алиферы так же тихо как они появились на поле, удалились к своему скрытно разбитому лагерю. Их было много, больше чем обычно он брал с собой на разведку. И это увеличивало риск что их случайно обнаружат. Но Рит счел поспешное бегство "на крыле" от удивленных зрителей и неизбежные слухи меньшим злом чем вылазка в Проклятый Город с недостаточным числом людей.

+1

11

Живые люди по другую сторону реки не бродили, но там скапливалась нежить, подгоняемая личами. В дневное время нежить редко добиралась до стены, пыталась перебраться через реку на другой берег, где можно было перейти вброд. Ночью – штурмовала ворота Дозора-у-Моста, собирая свои немёртвые войска. Переправа и живые, что были там, интересовали их больше, чем быстротечная река, которая мешала массовому переходу на другой берег. Жители давно побросали добро, попрятались в крепости или по знакомым тропам бежали дальше в Остебен, сверкая пятками.
Картина во всём лунок крае была безрадостной. Аномалия, которая появилась в Зенвуле триста лет назад, продолжала отравлять земли ульвов. Зараза расползалась всё дальше, прогоняя всё живое или заставляя его приспосабливаться. Бежали даже ульвы всё дальше и дальше от города-призрака, вслед за стадами животных, которые чувствовали беду. Кошмарные сны и холодные ночи преследовали жителей у самой реки. Светлые маги – жрецы и эльфы – жаловались на сильные головные боли, а любое светлое заклинание отбирало чуть больше сил, чем нужно.
В Лунном крае хватало разной нежити, порождённой магией Зенвула, но если раньше мертвецы бродили по лесу, застревая в болотах, поодиночке нападая на живых, то теперь они собирались в общие группы и передвигались в одном направлении – на восток, к реке. Что-то или кто-то гнал их в ту сторону, а вместе с ними шли личи. Неразговорчивые, дикие, поросшие будто корнями, выпирающими у них из груди. Их было немного. Не больше одного-двух на меньше пятидесяти голов мертвецов. Вместе с ними шли быстролапые псы и химеры.
Ульвы и их поселения не интересовали нежить.
Тёмная магия кипела в самом Зенвуле, а огромные корни, что взрывали землю возле Дозора-у-Моста, не показывались до самого города-призрака. Из озера Алавий, вечно окутанного туманом, выглядывали белые сухие отростки, по которым можно было, намочив ноги по щиколотку, добраться до другого берега. Корни выглядели безжизненными, да и из воды ничего не показывалось.
В самом городе, на главной площади, возвышалось, касаясь алыми листьями на ветру, мёртвое дерево. Возле него бродила нежить, вились псы, охраняя его, будто главное сокровище. Птиц в этом месте не было, да и если не учитывать шарканье, клацанье и бряцанье, которое вызывала нежить во время передвижения, то кругом было тихо. И холодно.

0

12

Полет на лесами некогда принадлежащим ульвам был более спокойным чем Рит ожидал. Спокойным и безрадостным. Под крылом высоко летящего грифона проходила нежить. К счастью пока что группами, а не армиями.  Мертвые шли на восток, бились об Дозор-у-Моста в попытках перейти реку. Некая злая воля упрямо гнала их на восток, к людям. Сам  же лес оставался все таким же холодным и безжизненным. 
Приближались к Зенвулу гвардейцы осторожно,на большой высоте, подлетая по медленно сужающейся спирали. Но и в этот раз мироздание приятно удивило, не выдав “на-гора” какую либо экзотическую летающую нежить, способную противостоять трем “копьям” алирской дворцовой стражи, или некого особо могущественного лича который обрушил бы на них пламя несмотря на высоту полета.
Осмелев, Рит подал знак своим людям осторожно углубится в город. Снизившись стройный клин грифонов прошел над озером, вспарывая хлопья тумана сильными взмахами крыльев, и повернул к площади. Сделав несколько кругов в десяти ярдах над водой и рассмотрев белесые корни, всадники направились к центру города.  Алую крону Дерева, они увидели еще издали. Грифоны изменили направление полета медленно облетая его по кругу, на почтительном расстоянии. Нежить здесь буквально кишела, но к  облегчению  Солмнира пока кроме общего стремления защищать дерево никаких более разумных и скоординированных действий не предпринимала. Что давало надежду на некоторую ограниченность интеллекта или опыта того что ею управляло.
Алиферы сделали порядка дюжины кругов в небе над городом, рассматривая и изучая происходящее внизу, бегло прикинув количество нежити которую Дерево оставляет на свою защиту и пройдясь заклинаниями поиска и обнаружения. Потоки энергии в Зенвуле представляли прямой интерес. Наличие тепла или жизни было крайне маловероятным, но в случаи обнаружения могли оказаться весьма важным фактором.
После этого оставалось только лететь в Алир с докладом о ситуации в Остебене. Хотя Риту было очевидно что негативные тенденции развиваются не только в нем.

эпизод завершен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [12.05.1082] Когда вокруг бушует пламя