Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [17.07.1082] Alea jacta est


[17.07.1082] Alea jacta est

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

— Локация
Альянс, деревня Мейдоу рядом с Пределами

арт

https://i.ytimg.com/vi/OqdZ56vJiA8/maxresdefault.jpg

— Действующие лица
Марек, Вивьен, Кайдер
— Описание
предшествующий эпизод[17.07.1082] Мгла, что приходит после
Алек создаёт магический телепорт, который спасает его группу от заклинания Силентеса. У мага не было времени выбрать подходящее место, поэтому телепорт перенёс их далеко на запад от Акропоса в бесплотную пустыню, где нет ничего.

0

2

Tertium non datur
Третьего не дано

Аut vincere, aut mori – Победа или смерть – гласит первое писание тёмных магов. Великие умы Альянса досказывают: Tertium non datur – Третьего не дано, но потратили всю жизнь на поиски третьего пути. Культу Безымянного, создателю Силентеса, удалось найти третий путь. Они сломали и изувечили понятное использование магии и закономерный ход вещей, сохранив правило баланса, но исказили его до чёрной формы. Силентес стал слиянием двух магических школ. Новейшей и древней. Он - надругательство над всеми правилами, законами и ограничениями смертных. Каждое заклинание Книги мёртвых это дыхание абсолютной и неизбежной смерти. Третье – это победа через смерть.
- Алек, портал!
Он обернулся, вытянул руку к порталу и отпустил магическую энергию. Портал, искажённый активацией Ключа, не подчинялся. Солдаты, которые увидели спасение в телепорте, бежали к нему, спасаясь от вспышек магических мин и ловушек. Их преследовало что-то смертоноснее нежити и нечисти, созданной руками некромантов. Они бежали без оглядки, спотыкались и падали за шаг до спасения или прыгали в мерцающее синевой пространство. Осколки летели в магическую брешь, иглами застревали в рыхлой земле, торчали штырями, начиняя тела солдат, которые нашли спасение в мучительной смерти.
Портал закрылся, отрезав некромантов от Акропоса. Алек почувствовал, как ему зажгло руку от ладони до локтя. В лицо брызнула кровь солдата, которого располовинило порталом. Верхняя часть упала возле ног некроманта, распадаясь внутренностями и кровью по песку. Эарлана обдало жаром чужих кишок, но не замутило. Он видел вещи ужаснее, чем смерть от неудачного перемещения.
Вокруг творился хаос. В неизвестное место перенеслись Вивьен с её спутником в вороньей маске, половина солдата – его внутренняя часть, второй солдат из Анейрота, которого прошили осколки, Реджи и Лэтра. Больше никто не спасся и не успел запрыгнуть в портал. Алеку казалось, что тишина давит ему на уши, но понял, что ничего не слышит. Последняя ловушка сработала рядом с ним. От встряски на несколько секунд заложило уши.
Он услышал крик и причитания Лэтры.
- Нет, нет, нет.
Она твердила их, как заклинания, и хватала Реджи за камзол, как тянула из глубокой пропасти или ледяной воды в озере.
Маг захлёбывался кровью. Он обернулся перед падением в портал и закрыл Лэтру от осколков. Основной удар некромант принял на себя. Алек с расстояния видел, что Лэтра пыталась перевязать рану некроманта, но с разорванным пузом и вывернутыми наружу кишками уже ничего не сделать. Среди них нет целителя, а у Реджи нет времени. Лэтра тоже пострадала, но не обращала внимания на ранения. Алек не хотел такой мучительной смерти для себя. У Реджи хватило смелости и сил окровавленными руками вложить в руки Лэтры кинжал и пальцами крепко обхватить её ладонь. Он конвульсивно дёргался, постоянно пытался сглотнуть или выплюнуть кровь, наполнявшую рот, но смог прохрипеть одно слово.
- Кончай.
Промедление девушки отдаляло смерть и усиливало мучения некроманта. Она собиралась в духом, сжимая скользкую рукоять кинжала, упирала лезвие в грудь мужчины, всхлипывая, скрипела зубами и кусала губы до крови. Алек никогда не замечал связи между некромантами и не интересовался чужой дружбой и привязанностями, но видел, что Лэтре тяжело даётся признание, что Реджи уже не спасти и она должна оборвать его жизнь. Девушка крикнула и налегла на рукоять. Реджи в последний раз выдохнул, когда лезвие прошло в его сердце, и под весом девушки лёг на землю с широко распахнутыми глазами.
Лэтра лежала у него на груди, не выпуская кинжала из рук, и оплакивала его, как остебенская вдова, которой вернули с войны не мужа, а всё, что от него осталось.
Алек поднялся, зажимая рану на боку, и побрёл в сторону девушки. Лэтра не замечала его, оплакивая товарища и проклиная его за последний поступок. Она заметила Эарлана, когда он занёс руку над головой мёртвого Реджи, и бросилась к нему.
- Не смей!
Она с трудом держалась на ногах и повисла на руке Алека, усиливая боль в ране. Алек не взглянул на неё и не опустил руку.  Она продолжала лить слёзы и попыталась ударить некроманта, но удар вышел слабым как у ребёнка.
- Он тебе поверил.
- Зря, - сухо ответил Алек. - Нам нужна магия, а ему достойные похороны.
Полезные.
- Terra Tatum.
Над телом Реджи появилось слабое магическое мерцание светло-синего цвета. Магическая энергия отсвечивала серым цветом маны Реджи. Тело медленно расслаивалось, отлетая прахом. Он поднимался вихрем над телом некроманта, закручиваясь в серо-синюю спираль. Магические нити энергии текли к Алеку по воздуху и змеями поднимались от его ладони к груди, наполняя магический резерв. Лэтра бессильно сползла на землю, выпустив руку некроманта, и упала на колени по левую сторону от него. Она смотрела на тело Реджи, как оно растворяется и обращается в прах. Магический вихрь закончился, и тело некроманта лопнуло крупицами пыли.
Алек занёс руку над спиной девушки, над меткой двуглавой гидры.
- Sanguinem.
Он почувствовал, как половина его магического запаса отошла к Лэтре, и разорвал Ирмандет. Алек ждал, что после сильной ритуальной магии он захлебнётся кровью или упадёт без сил, но он чувствовал себя нормально.
- Ты маг воды, - он обратился к Лэтре, лишая её времени на скорбь. Девушка зарывалась пальцами в прах, который остался от Реджи, и хваталась за его запыленную одежду, пропитанную кровью. – Исцели себя и других.

+3

3

End Of Silence
Всё пошло не по плану. Они хотели помешать Культу, но вместо этого помогли ему набрать количество жертв для активации Ключа. Вивьен не говорила об этом, но корила себя за неосторожность. Она знала, как активируются Ключи, и должна была сообщить об этом Алеку до того, как они ступят на территорию города. Астаэр – демон из Бездны, которого она призвала, видел больше, чем все маги Альянса, но по какой-то причине он не сказал, что Бэлдвин ведёт всех магов на верную смерть. Заклинания Силентеса никогда не видны до момента, когда сделать что-либо уже поздно.
«Это моя вина?..»
- Закрывай телепорт!
В суматохе Вивьен едва ли осознавала, что происходит вокруг. Она лишь знала, что им нужно как можно быстрее защитить себя от того, что набирает силу в Акропосе и уже новыми жертвами поднимается к небу, чтобы обрушиться на них последней сокрушительной волной, которая сделает равными всех в смерти. Алек будто специально медлил, но Вивьен видела, как ему тяжело даётся удержание заклинания и закрытие телепорта – все эти вещи легко даются магам-мистикам. Трайх не видела, как магия Силентеса влияет на другие заклинания. В деревне, которую она приносила в жертву ради активации Ключа, не было магов или других заклинаний, которые могли бы отреагировать на Силентес. Происходящее ужасало некромантку. Чужеродная магия давила на неё, липла к коже и будто бы въедалась в неё последним дыханием.
Нога, ближе к бедру, болела. Вивьен, всё ещё под воздействием адреналина, заметила два осколка, которые разрезали штанину и глубоко вошли под кожу. Дрожащими руками от страха и возбуждения некромантка достала первый осколок. Кровь полилась по ноге. Боль на грани вызвала судороги, но Трайх заставила себя взяться за второй осколок, чтобы вытащить его следом. Она не думала, что будет делать с ранами без магии исцеления, но хотела избавиться от всего, что напоминало ей об осаде Акропоса. Пальцы скользили из-за крови и не позволяли удобно схватиться за край осколка и достать его. Вивьен стиснула зубы до скрипа, дыша часто и глубоко. Чтобы поддеть осколок, ей пришлось пролезть пальцами ближе к ране, задеть разорванные края и впиться в осколок ногтями. Осколок поддался и вышел из раны. Кровь побежала по ноге, заливая штанину, но лилась не слишком быстро. Артерия не задета.
Всё ещё дрожащими руками Вивьен оторвала кусок ткани от рубашки и перевязала бедро, чтобы остановить кровотечение, пока не решит, что делать с раной дальше.
Некромантка не замечала того, что происходило вокруг. Кровь пульсировала в висках и сердце набатом стучало в ушах. Вивьен дышала так глубоко и жадно, будто за ней гналась сама смерть. Девушка не чувствовала боли в ушибленном локте или в пояснице – она не заметила, когда успела перевернуться на спину, прыгая в портал, но упала на твёрдую землю, которая едва ли вышибла из неё дух при перемещении.
Смотря на разорванное тело солдата, нижняя часть которого осталась в Акропосе, а верхняя переместилась вместе с ними, Вивьен думала, что ей повезло намного больше, чем этому мужчине. Недалеко от того места, где был телепорт, лежал ещё один солдат. Не разорванный, но мёртвый. Множественные раны от осколков, прошившие его, будто сыр, отняли его жизнь. Ещё чуть дальше на песке лежали маги, которые дрались недалеко от Алека и были его товарищами по ритуалу.
Недалеко от себя Вивьен нашла воина в маске, который выглядел живым и, насколько это возможно, целым, не считая уже тех ран, что он получил во время осады в Акропосе. Алек был здесь же, живой, но раненный. По лицу всегда отстранённого и холодного некроманта едва ли читались какие-то эмоции. Он казался самым спокойным из них, хотя ещё до прыжка в портал был в оцепенении и растерянным. Вивьен впервые видела его таким.
Есть в мире вещи, которыми можно удивить сына Магистра Альянса.

Ashes Of Memories
Вивьен никогда не оплакивала павших товарищей, но знала, что чувствует человек, когда теряет близкого. Она видела боль в глазах Лэтры, которая прижимала к груди вещи мёртвого товарища. Алек пытался вызвать в ней немного нужной им рациональности и холодности тёмных магов, потому что иначе им не выжить. Но женщина была поглощена болью и не думала о будущем, потому что для неё оно оборвалось вместе с жизнью Реджи.
Лэтра собралась не сразу, но всё же отпустила вещи Реджи и поднялась, первым делом обрабатывая свои раны. Тонкая ледяная корка покрыла её рану на бедре и на боку. Вивьен видела, что Алек с холодностью и отстранённостью сам себя перевязывает, не дожидаясь, пока Лэтра соберётся с силами и согласится ему помочь. Вивьен тоже не ждала помощи. Она поднялась на ноги и, прихрамывая и морщась на каждый болезненный шаг, осмотрелась.
От того, что она видела, у неё перехватило дух.
- Где мы?.. – Лэтра впервые сказала что-то после смерти Реджи.
- Не знаю, - Алек, как создатель портала, не понимал, куда их перенесло.
- Я знаю.
И от этого знания Вивьен становилось дурно.
- Деревня Мейдоу, - объяснила некромантка, – то, что от неё осталось.
Телепорт перенёс их на тот самый холм, с которого Вивьен наблюдала за ходом заклинания. Именно здесь она встретилась с Астаэром, когда открылись врата Бездны, выпустившие в мир одного из сыновей Безымянного. Когда-то в этом месте была жизнь, но Вивьен уничтожила её собственными руками. Земля вокруг и внутри деревни превратилась в чёрный песок, от которого шёл ледяной холод, пробирающий до костей – таким было дыхание Бездны. Дома в деревне стояли будто бы нетронутыми. Лишь самые старые и хрупкие из них разрушились под воздействием магии. Нигде не было трупов или костей, не было ни нежити, ни животных, даже вороны не слетались к Мейдоу. Это место было истинно мёртвым.

Stay Alive

+3

4

Доспех смягчил удар, но не защитил от него полностью. Справившись с креплениями нагрудника, Алек отложил его в сторону. Рубаха на боку порвалась, из разреза выглядывал глубокий кровоточащий порез. Оторвав лоскут от нижнего края рубахи, некромант перевязался. Крепко затянул узел, стиснув зубы в глухом рыке. Он не рассчитывал, что Лэтра поделится с ним магией исцеления после смерти Реджи. Девушке нужно кого-то винить и кому-то мстить. Она выбрала свою цель. Алек не переубеждал её, но подыхать не собирался.
Алек увидел тень на земле. Пару запыленных женских сапог. Лэтра села рядом с ним на песок и потянулась к ране. Он ощутил холод, сковывающий рану. Она горела и болела, но магический лёд снял жар и занялся исцелением. Наложив заклинание, некромантка отошла от Эарлана и побрела в сторону Вивьен. Левая рука болела из-за полученного ожога. Кожа раскраснелась, но не пошла волдырями. Алеку повезло. Он мог использовать магию, но чтобы вернуться в столицу, нужно восстановить магический резерв. Без еды и воды на это уйдёт ночь.
Которую мы должны провести непонятно где.
Алек оделся, закрепил ремни на доспехе, отсрочившем его смерть, и посмотрел на местность. Пустырь перед порталом залило кровью и забросало останками. Убогая картина. Эти люди думали, что спасут себя от Силентеса.
— Деревня Мейдоу, то, что от неё осталось.
Алек услышал разговор. Он обернулся на голос Вивьен. Магический портал вынес их в место, о котором думал один из магов, угодивших в брешь. Алек думал о столице, но не успел сконцентрироваться на заклинании. Он предположил, что Вивьен стала якорем и заложила в заклинание основную формулу неосознанно.
- Почему это место?
Он подошёл к девушкам, держась за бок. Магический лёд не таял под одеждой, а в его ладонях не хватало тепла и силы из-за потери крови.
Алек почувствовал холод от чёрной земли. Он никогда не видел ничего подобного. В старых книгах говорилось о заклинаниях из Силентеса и его мощи, но до столкновения с Культом это казалось сказками и небылицами, чтобы запугивать детей. Место было мертво. Эарлан вспомнил, что Вивьен предупредила его об активации Ключа. Он собирался задать один вопрос, но сам на него ответил. Трайх знала, как выглядит активация Ключа. Это место и её странный спутник, которого при ней не оказалось, имел к этому какое-то отношение. Алек не смог определить, что за магический договор они заключили и зачем это понадобилось некромантке.
- Это была ты?
- Деревня, которую уничтожили… - Лэтра подхватила слова Алека. Ступор некромантки прошёл и она въелась взглядом в Трайх с ужасом и ненавистью. – Ты с ними заодно? Отвечай!
- Меня больше интересует её странный спутник, - Алек не забыл, что его спас воин в вороньей маске. Он не позволил Лису снести ему голову и добить на поле сражения.
Человек в маске, если он был человеком, под его взглядом молчал и не говорил. Он держался Вивьен и нависал над ней грозной тенью, которая готова её защищать. Доспех защитника был смят в нескольких местах, а на спине сломан. Выглядывала кровоточащая рана на спине и наливающийся на ней несовместимых с жизнью размеров синяк. Отметая здравую логику, это существо передвигалось, жило и следовало одной цели. Защищать Вивьен.
Потрепало тебя, друг.
Алек не подозревал Вивьен в предательстве, но разделял тревогу Лэтры. Он вспоминал все разговоры с Трайх и делал выводы, но рассчитывал, что некромантка сама расскажет, откуда знает это место и почему их вынесло в Мейдоу вместо столицы.
Эарлан перестал смотреть на воина в маске и сосредоточился на его хозяйке.
- У нас много времени. Можешь начать с самого начала.

+2

5

Алек задал вопрос, на который она не хотела отвечать. У неё не было возможности уклониться от ответа – Вивьен уже сказала слишком много для человека, который не должен знать ни о Ключах, ни об их активации, ни о последствиях и плате. Она знала, что у неё не получится скормить Алеку враньё, что она случайно подслушала разговор культистов или поняла это, пока находилась в стенах города. Он уже догадывался – некромантка видела это по лицу Эарлана. Самый простой ответ всегда лежит на поверхности. Сложнее понять, зачем это понадобилось.
- Активация Ключа в Акропосе напомнила мне, что произошло здесь, - Вивьен говорила спокойно, предполагая, что произошло. Она сама не думала, что окажется здесь. Столица Альянса не воодушевляла её перспективой пристрастного допроса, но это место давило на неё и звало. – Я вспомнила Мэйдоу. Видимо, моё воспоминание о нём было сильнее твоего желания оказаться в столице, - Трайх не упрекала Алека. Пожалуй, все в их группе знали о сложных отношениях Магистра с сыном. – Магия Силентеса искажает всю магию, до какой дотягивается. Нам повезло, что мы выжили, прыгнув в портал.
Некромантка оглянулась. На песке лежали ошмётки тел и пепел, оставленный после расщеплённого тела воина из группы Алека. Вивьен не знала его имени, да и какая теперь разница? Он не станет героем для Альянса, его имя не внесут в летопись. Он ещё одна жертва обстоятельств. Маленький механизм в достижении чужой цели.
«Все мы».
Алек задал второй вопрос, но Вивьен не успела дать на него ответ. И, честно говоря, не думала, что нужно. Сподручница Эарлана тоже поняла, что сделала некромантка перед ней. На неё это осознание произвело такое сильное впечатление, что у Вивьен перед носом оказался кинжал.
Воин в маске, спасший Трайх жизнь, поднялся с песка и встал у неё за спиной. От него веяло какой-то странной угрозой, но Вивьен его не боялась – знала, что угроза адресована Лэтре, а не ей. Кинжала она не боялась ни при защитнике, ни без него, хотя магия Вивьен иссякла и она не могла сотворить ни одного заклинания, чтобы как-то защититься. Она также знала, что в физическом плане проиграет обученному бойцу, но почему-то из-за влияния этого места не боялась смерти, а потому спокойно смотрела на некромантку, от которой исходила угроза и требования.
- Нет, меня не интересует Культ и его цели, - Вивьен говорила спокойно, сначала отвечая на вопрос Лэтры, а потом перевела взгляд на Алека, обращаясь к нему: - Я знаю о нём не больше твоего.
Некромантка не рассчитывала, что её словам поверят или Лэтра уберёт от неё кинжал, но она не чувствовала проявления магии. Никто не пытался использовать против неё щит, путы или атакующее заклинание.
- Хочешь говорить здесь или поищем подходящее место?
***
Они решили не оставаться на пустыре рядом с телами. Пустырь вызывал у них неприятные воспоминания, а некроманты становились лёгкой добычей для преследования. Никто не был уверен в том, что за ними отправится кто-то из культа, но решили занять позицию получше текущей.
Дорога до деревни была ровной и не ухабистой, но даже так ступать по рыхлой песчаной земле было сложно. Раненное бедро постоянно болело и продолжало кровоточить. Вивьен припадала на ногу, но не жаловалась ни на скорость шага не-товарищей, ни на то, что Лэтра не потратила на неё часть драгоценной целительной магии. На втором кривом шаге воин в вороньей маске подошёл к ней теснее и стал для неё опорой, перенося вес с раненной ноги частично на себя. Вивьен смотрела на дорогу и не замечала, что её спаситель серьёзно ранен, но как-то ещё умудряется помогать ей идти и идёт сам.
Деревня оставалась такой же пустой и безжизненной. Вивьен не входила в неё после призыва демона и заключения сделки. Пустые дома были целыми. Магия не разрушила их, но нигде не было ни костей жителей, которые погибли, ни зверей или птиц, которые бы сновали по пустой деревне, разоряя её запасы. В колодце плескалась вода. Личные запасы каждого крестьянина оставались в амбарах или в домах у очага. Казалось, что всех жителей согнали и отправили куда-то в другое место, заставив побросать всё ценное и нажитое годами.
Они выбрали один из уцелевших крепких домов со стенами из камня. Снесли в него доски и ветки, пустив на растопку очага разрушенный забор и чужие запасы древесины на зиму. Свет и тепло вспыхнули внутри дома в скромном очаге в полу в центре комнаты. К нему стащили покрывала, чтобы согреться. С приближением вечера в деревне становилось холоднее. Мороз пробирал до кожи и вызывал желание надраться, согреться и покинуть это место при первой возможности.
Вивьен вытянула больную ногу, стараясь не морщиться от боли. Воин сел рядом с ней, привалившись к старому сундуку, набитому всяким барахлом.
- Ты прав, - начала Вивьен, когда они сели вокруг огня, - я использовала Ключ Севелена. Мейдоу стал жертвой для его активации. Поэтому я знала, как выглядит активация Ключа и поняла, что задумал Культ, когда увидела знакомые глифы на стенах города. Демон, который был со мной, - был пленником Силентеса. Я освободила его, когда активировала Ключ, но рассчитывала, что он будет более полезным и преданным, чем оказалось, - что ещё раз напоминало старую некромантскую присказку о погнавшихся за Силентесом, но сыскавшими вместо силы смерть. – Твой отец не слишком балует Севелен защитниками. Культ рано или поздно пришёл бы и к нам. Я думала, что активировав Ключ, получу достаточно силы, чтобы исполнить свой долг Хранителя и защитить своих людей, но я ошиблась. Последствия ты видишь.

+2

6

Меньше месяца назад в столицу пришла новость о сильном всплеске тёмной энергии в окрестностях Пределов. От предполагаемого места взрыва магии до городов-близнецов рукой подать. За нехваткой информации Магистр Эарлан и его соратники предположили, что это дело рук Культа. На место отправили группу магов, чтобы всё досконально изучить и проверить теорию об активации Ключей. О деталях Алек ничего не знал. Он был здесь вместе с группой магов, но никто не снял с него магических наручей, блокирующих часть его способностей. Алек искал следы Ворлака, тщедушно думая, что это дело рук Кайлеба, но ничего не нашёл. На месте не осталось магических сплетений или нитей. В деревне не осталось магии, что было удивительным после такого сильного магического выплеска, но осталась бесплодная земля и давящая чёрная аура, которой не должно быть у мест.
Вивьен принесла в жертву всех этих людей, чтобы заполучить силу Ключа. Ужасающее рвение пожертвовать жизнями других людей ради обманчивой власти и контроля.
- Я хочу услышать подробности, но ты права. Это не место для разговора.
Вивьен вызвала интерес. Алек увидел активацию Ключ, но его знания как мага-практика со стороны и знания Вивьен, которая активировала заклинание из Силентеса, не равноценны. Чтобы понять, на что способны Ключи, он должен узнать все подробности подготовки ритуала и его проведения.
Лэтра с неохотой убрала кинжал от некромантки. Она не доверяла Вивьен. Алек её за это не корил. Некроманты всегда сомневаются друг в друге. Это заложено в их природе. Они предадут ради личной выгоды. Дружба между ними это что-то эфемерное и непостоянное, если не скреплена магическими клятвами и уговорами, где предавшей стороне светит смерть за нарушение.

Алек изучал деревню. Он зачерпнул горсть чёрного песка, рассматривая её при свете дня. От земли шёл неприятный холод, пробирающий до костей, но никакой магии в нём не было. Алек попытался высосать её из песка, но заклинание не откликнулось.
Ничего похожего с Зенвулом.
Единственный случай активации Ключа, который громко вошёл в историю. Другие народы Рейлана не знали о Силентесе и ритуале, проведённом некромантами в ульвийском городе. Потомки энтузиастов-экспериментаторов из Альянса потратили годы на изучение последствий активации Ключа и всё ещё не нашли, что за заклинание убило всех жителей города и что дало активатору. В Зенвуле оставались неупокоенные души, и место по ощущениям отличалось от Мейдоу. Алек не помнил никаких рассказов о чёрной бесплодной земле в ульвийском городе, но по отчётам там активировали один из Ключей.
Интересно, что осталось от Акропоса.
Алек сел напротив Вивьен. Лэтра держалась ближе к нему, но забилась в угол, переживая потерю товарища. Она посматривала за компанией у огня и прикладывалась к бутылке с домашним вином, которую нашла в чужих закромах. Выпивкой не делилась. Косые взгляды девушка метала в сторону Вивьен как молнии и без нужды не смотрела на главу павшего отряда. Алек вызывал у неё отвращение и грусть.
- Отец никого не балует защитниками, - Алек неотрывно смотрел на Вивьен.
По этой причине мы оказались у Фойрра на рогах, его армия разбита у Акропоса, а Культ что-то получил взамен.
- Ты уверена, что не можешь контролировать призванного демона?
У вопроса Эарлана была предыстория. Он анализировал связь Вивьен с призванным демоном, чтобы примерно представлять, на что способен Ключ и что получит с него Культ. Одного слугу, который ему не подчиняется и проявляет характер или что-то без своего мнения и воли, чтобы противиться хозяину?
- Ты знаешь, что это был за Ключ?

+2

7

- Твоя компания не настолько мне льстит, чтобы оставаться с тобой, Алек, - в каждой шутке есть доля шутки. – Я бы убралась из Мейдоу с демоном, если бы могла призвать его, а не ждала здесь неизвестно чего.
Вивьен пожала плечами. Она предполагала, что может подать сигнал Астаэру. В конце концов, они всё ещё были связаны магией – некромантка это чувствовала. С её смертью закончится его пребывание в мир живых, так что если он не хотел вернуться туда, откуда пришёл, то ему придётся о ней позаботиться. Иногда у Трайх возникало чувство, что Астаэру не очень нравится их мир, а потому он забросил её в осаждённый город и не подумал о защите хозяйки. Навряд ли бы он смог материализоваться рядом с ней, полети в неё кусок стены или смертельное заклинание. Вместо него рядом с ней появился этот странный воин в вороньей маске.
«Может, так и работает эта сделка? Призывает защитника, который отражает все атаки, пока рядом нет Астаэра?»
Отвлёкшись, Вивьен посмотрела на по-прежнему молчащего спасителя. Они не говорили с тех пор, как выбрались из акведука и кинулись спасать Алека и себя.
- У меня гонористый демон, - она вернулась к прежнему разговору с Эарланом и перевела на него взгляд. – Моя безопасность его не интересует. Если он сам не решит, что я ему зачем-то нужно, то вряд ли здесь появится… Если ещё не нашёл способа освободиться от сделки.
Такой вариант Вивьен тоже рассматривала.
- Не знаю. Может, где-то в доме Магистра Альянса есть книга, в которой описаны все тонкости заклинаний из Силентеса, последствия и условия, но мне никто и ничего кроме Ключа не дал. Мне и Ключ-то дали, потому что я глава ковена, - Трайх хмыкнула и прикрыла глаза. Ранение и магические истощение после осады вымотали её. – Ключ, который активировали в Акропосе? – уточнила некромантка, и, получив согласие, продолжила: - Нет. Каждый Ключ индивидуален, если верить легенде о Силентесе. Я видела только одну активацию – которую сделала сама. И отчасти лишь её последствия. На тот момент судьба деревни интересовала меня меньше всего. Я не знала, как быстро Магистр Альянса или Культ отреагируют на сильный выплеск магии, а потому решила не рисковать и убраться вместе с демоном как можно дальше от Мейдоу.
Воин в вороньей маске неожиданно встал, чем приковал к себе взгляд всей троицы. Лэтра, которая сидела дальше всех от него, напряглась, готовясь не то пустить в ход магию, не то бросить в воина бутылкой. Из всех них при магии были двое, и Вивьен не входила в их число, чтобы рисковать.
Мужчина прошёл по дому, остановился недалеко от Лэтры, напрашиваясь на угрозы, но не обратил на них внимания. Сапогом он сдвинул с пола захудалую шкуру и под ней нашёл дверцу в погреб. Когда все поняли, куда он направляется, то вернулись к разговору.
- Возможно, Культу повезёт намного больше, чем мне… Как много Ключей у них сейчас? – теперь настала её очередь задавать вопросы, хотя кому-то в этом доме могло показаться, что она не имеет на то права и рассказала недостаточно, чтобы доказать, что на стороне Магистра Эарлана, а не тайно служит Культу.
Из погреба донёсся шум. Воин показался с охапкой чужих продуктов. Какими-то глиняными горшками, прикрытыми от попадания в них грязи и насекомых. Небольшими залежами вяленого мяса, сыра и сушеных фруктов. Всю добычу он сложил рядом с Вивьен и сел на прежнее место. Не отказываясь от добытого угощения, Вивьен взялась за вяленое мясо. Кем бы ни был этот загадочный воин, пока что он о ней заботился, что бесспорно шло ей на руку.

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [17.07.1082] Alea jacta est