Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [22.08.1082] Колосится прошлое ветвями настоящего


[22.08.1082] Колосится прошлое ветвями настоящего

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Мы никогда не живем настоящим, все только предвкушаем будущее и торопим его, словно оно опаздывает, или призываем прошлое и стараемся его вернуть, словно оно ушло слишком рано. Мы так неразумны, что блуждаем во времени, нам не принадлежащем, пренебрегая тем единственным, которое нам дано.


— Локация
Альянс, замок Севелен
— Действующие лица
Кайдер, Вивьен де Трайх
— Описание
предыдущий эпизод[16.08.1082] Пески Севелена
Вивьен пришла в себя после древнего ритуала, но проблем за то время, что глава ковена пролежала в постели, стало намного больше.

0

2

С ритуальной ночи прошло три дня. Вивьен крепко спала, её магический резерв медленно восполнялся за счёт чужих сил. Попеременно Томэг или Джош вливали в неё часть своей магической энергии, чтобы поддерживать состояние девушки, и наблюдали за ней. Томэг сделал всё, что было в его силах, чтобы восстановить все процессы в организме Вивьен, которые встали, будто старые и сломанные часы, и не желали идти. Из записей о ритуалах Джошуа понял, что это было погружение в прошлое, но магия, которую они использовали, непредсказуема. Некромант видел древние ритуалы, схожие с ритуалами ведьм из серого ковена, и знал, что для неподготовленного мага такой ритуал смертелен. Он не понимал, чем думала Вивьен, когда соглашалась на ритуал, и зачем он понадобился, что такого этот чужак мог показать ей, чего не мог рассказать словами? Зачем это вообще понадобилось?
Весь алкоголь выветрился. Некромант больше не притрагивался к бутылке, но больше ел и пил, старался поспать, чтобы его магический резерв восстанавливался быстрее. Ни он, ни Томэг не знали, сколько ещё Вивьен пробудет без сознания, сколько магии уйдёт, чтобы хотя бы крупицы её задержались в магическом резерве девушки, и есть ли в этом какой-либо смысл, не тратят ли они силы впустую.
По приказу старшего, кем стал Джошуа в отсутствие Вивьен, Кайдера перетащили в его комнату и заперли там. Томэг всё ещё надеялся, что рыцарь придёт в себя и расскажет больше о ритуале, который они проводили, или хотя бы получит разрешение на опыты. В отсутствие Вивьен и её покровительства многое могло измениться, а Томэг знал, что первый маг Севелена не привязан к Кайдеру никакими привязанностями, а с радостью избавится от него при первой возможности.
Кайдер первым пришёл в себя, но недолго проходил по замку Севелена безнаказанно. Быстро и чудом не навсегда Джошуа вернул его в лазарет, хотя наверняка считал, что чужаку место в канаве, где его труп склюют вороны. Джош был так зол и на Каина, и на Мердока, и Кайдера, что успел разрушить все тренировочные фигуры для фехтования и стрельбы. Он забыл, что должен сохранить магию, если девушке снова понадобится восполнить резерв, и не думал, что будет потом, если некромантка проснётся и всё ещё не изменит своего отношения к чужаку.
***
На четвёртые сутки Вивьен открыла глаза. Она видела мир, как и прежде, и чувствовала его всё таким же. Воспоминания о последнем мгновении перед погружением в прошлое, не стёрлись, но были не такими, как она себе представляла. Вместо похоти и энергии, которая била из неё ключом, она чувствовала лишь истощённость и слабость во всём теле.
В коридоре что-то грохнулось. Вода расплескалась по полу, стекая между досок. Это Лизи замерла на пороге, когда увидела, что Вивьен открыла глаза и пришла в себя. Она так и застыла, будто статуя, словно не верила, что Трайх пришла в себя. Не было ни радостных возгласов, ни слёз, ни объятий. Служанка прытью перепрыгнула через ведро, которое уронила, и побежала вниз. Вивьен слышала, как каблуки быстро-быстро случат по ступенькам, когда Лизи звала лекаря.
Вивьен повернула голову, посмотрела на потолок и закрыла глаза, шумно выдыхая. Она подняла руку, касаясь лба, и вновь открыла глаза, рассматривая кожу. Никаких рисунков, напоминающих ритуал, не осталось. Кровь наверняка смыли, а то жжение, которое она почувствовала во время ритуала, не оставило настоящих ожогов. Руки не дрожали, но кожа была светлее, чем нужно. Вивьен не подумала использовать магию или прислушаться к магическому резерву. Она чувствовала себя полностью опустошённой и разбитой, раздавленной, словно её придавило плитой.
- Бездна! – рыкнул в коридоре мужчина, и Вивьен узнала его по голосу.
Мердок.
- Лизи! – рявкнул мужчина, оборачиваясь. – Какого Безымянного здесь лежит ведро и растекается озеро?!
- Мердок.
Мужчина вздрогнул, когда услышал голос Вивьен, обернулся с осторожностью, будто ожидал увидеть призрака.
- От тебя много шума.
- Очнулась, - выдохнул мужчина и нахмурился. За мгновение до этого на его лице проблеснуло подобие радости и облегчения.
- Как видишь.
***
Томэг не отходил от неё, пока всю тщательно не осмотрел и не забросал сотней вопросов. Лизи крутилась рядом, предлагая поесть, принять ванну или надеть чистую одежду – всё сразу, а не по порядку. Томэг настаивал на том, чтобы Вивьен ещё отлежалась, но некромантка, будто проспала всего несколько часов, а не трое суток, не желала больше лежать в постели. Она всё ещё была слаба после ритуала, но потратила много времени и сил на прихоть Реймара. Она знала, что древние ритуалы не проходят бесследно, если погружение в прошлое выжгло её магию, то всё это бессмысленно. В браке нет никакого толка. Маг без магии – всего лишь бесполезный человек.
- Он лишил тебя магии.
- Это ещё неизвестно, - парировала Вивьен слова Джошуа.
Он стоял в дверях, привалившись к косяку, и не входил.
Вивьен сидела на постели, спиной к нему, и застёгивала рубашку. Лизи настолько надоела ей за день своей заботой, что Трайх отослала всех, желая побыть в одиночестве. Ей пересказали, что произошло за то время, что она пролежала без сознания. Джошуа поступил неправильно, когда напал на Кайдера, но Вивьен не могла на него злиться. Она понимала, почему некромант это сделал и что именно он был тем, кто всё это время отдавал ей свою ману.
- Зачем ты провела этот ритуал? Ты же знаешь риск.
- Знаю, - Вивьен не отрицала этого, но понимала, что пошла на поводу у чувств, когда должна была думать наперёд. – Думала, что узнаю что-то полезное.
- Что такого может быть в его воспоминаниях?
Вивьен замешкалась, пока шнуровала сапог.
Она вспомнила лик Безымянного, и помнила его имя, которое даже в мыслях боялась произнести.
- Смерть, - ответила Вивьен, продолжая возиться со шнуровкой.
- Смерть?
- Он видел Безымянного, - Вивьен говорила об этом так, словно её не задевало чужое прошлое, но это не так. Она боялась такого будущего.
- Мы все его увидим, если Культ закончит то, что начал.
- Тогда мы умрём.
Вивьен поднялась. Из-за сильной слабости ей хотелось опереться на стену или найти опору в чьём-то плече, но она старалась держаться.
- Куда ты направляешься?
Джошуа остановил её в дверях, но лишь словами. Он не прикасался к ней и даже не сдвинулся с места, хотя она могла пройти мимо.
- Посмотреть на плоды твоих трудов.
Он понимал, что речь идёт о Кайдере, но ничего не сказал, не начал кричать и не съязвил. Он уже понимал, что Вивьен не собирается его наказывать. Никого из них. Будто намеренно хотела в очередной раз ударить его этим равенством в отношении.

+2

3

Буйство стихий на израненном теле, пляска тьмы в поврежденном разуме, с благодарностью принявшем небытие. Но то, то изначально было спасением, в последствии превратилось в очередную пытку тишиной и бездействием. Раз за разом, состояние покоя выхватывало из памяти прегрешения и заставляло переживать их, добавляя все новые порции безумия. Как при таком самобичевании Кайдер еще не спятил окончательно?
Всегда было то немногое, что держало его. Груз чувства вины, раскаяние, а под конец — ответственность за ту, кто стала для него истинным воплощением личного ада. Его Вивьен, в этот самый миг находящуюся на грани, из-за него. Имел ли Ворон право так думать, приписывать статус собственности? Даже если и нет, некому его в этом упрекнуть, кроме самого себя.
Более интересные вопросы возникали во тьме тишины. Смог ли он донести, насколько ее решение может оказаться тяжелым для морального состояния,для разума? Смог ли показать, какое чудовище скрыто под вечной маской проклятого? И самое главное, как именно это видение восприняла де Трайх. Некромантка от кончиков пальцев до кончиков волос, теперь белых, подобно снежным горным вершинам. Лишенная большей части эмоций, чувства сострадания, она может не понять, не услышать тот крик, что незримой нитью тянулся сквозь воспоминания прошлого. Эта мысль добавляет противного страха, прилипающего намертво к рассудку.
Все зря?
Все в пустую?
Никто не ответит, придется самому. Найти Вивьен, пройти по лестницам замка, покинуть помещение, в котором находится, встать. Открыть глаза. Смириться.
Отогнать мысли о потенциальном провале помог свет, разогнавший тьму беспамятства. Вместе с ним пришла боль. От любого движения, неосторожного или намеренного, ныло покалеченное магией тело; от роя мыслей в голове образовалось подобие гула, нарастающего и спадающего наподобие движения маятника, правильно и циклично; попытка набрать в легкие побольше воздуха едва не разорвала их в клочья. Чем же еще Джошуа наградил Реймара? Ах да, необходимостью прыгать на одной ноге, какой шутник. Все вместе радостной канонадой отдавалось в нервные центры. Привычная песня смерти, манящая и сводящая с ума, но никогда за последние столетия не завершенная до конца.
«Оставайся здесь.»
Собственный голос или чей-то шепот?
«Думай.»
Занять голову чем-то иным, чем-то, что не вызывает чувство сожаления. Сместить фокус на раздражение. Мелкий поганец смог искалечить и без того не шибко здорового воина. Подобное отношение на фоне ничем не прикрытой неприязни побуждает постоянно быть начеку, ожидать удара в спину. Стоит ли терпеть подобное, списать на ношу, взваленную Богами за грехи прошлого, или один-единственный раз дать отпор, показать свое место выскочке? Некромант, который не в состоянии сдержать свои эмоции, который выплескивает ненависть, едва та начинает накапливаться, который слепнет от ревности. Не будет ли в будущем подобное поведение помехой, источником опасности? Никто не ответит, разве что при положительном ответе эта ревность потеряется на общем фоне, покажется незначительной.
«Не о том думаешь.»
Хозяин голоса наконец-то определен, это сам Кай. Голос разума и мотиватор действия. Для тех, кто жил, время имеет значение, его мерный ход и неумолимость. Сколько прошло часов? Или дней? Больший отрезок исключен, слишком острые ощущения. Реймар заставил себя сесть на край кровати, отмечая хорошую работу целителей. Старые раны перетянуты вновь, свежие бинты покрывали руки, плечи и грудную клетку. Еще немного, как только мозг пробудится окончательно, все это дело начнет чесаться, сигнализируя о процессе заживления. В целом, добавилось несколько новых шрамов, синяков и воспоминаний, ничего нового.
Визитера Ворон услышал. Он ждал, что кто-то придет проверить, жив ли, добить ли, но ждал более тяжелый шаг, скрип доспешных сочленений, легкий стук мечных ножен о металл или деревянного девка. И поднял голову, прекратив созерцать холодный пол, чтобы увидеть.
Её.
Чуть более бледную, чем обычно, чуть более хмурую и сосредоточенную. Чтобы сейчас не довелось услышать, Ви казалась чем-то теплым. И что скрывать, Кай искренне был рад, что она очнулась.

+2

4

- Жив.
Вивьен озвучила факт. Сухой. Холодный. Без толики эмоции, которая могла бы выказать её отношение к этому. Ни радости. Ни облегчения. Казалось, что этот факт не вызывал ничего кроме безразличия. Она знала, что Кайдер выжил после ритуала и что Томэг занимался его ранами всё время, пока не получил отмашку от Джошуа. Лекарь славно постарался, занимаясь ранениями Реймара. Вивьен видела руку мастера, который отчего-то считал тело Кайдера собственным творением, а потому с тщательностью и до дотошного идеала обрабатывал каждую царапину на его теле.
Человек, что сидел перед Вивьен, не мог умереть.
В отличие от неё, глупого и самонадеянного мага, который пошёл на всё ради мнимой цели. Уже во второй раз Вивьен в погоне за силой и могуществом больше теряет на пути, чем приобретает. У неё остался лишь дорогой подарок Кайдера, прихваченный из тайной библиотеки рода, и больше ничего. Она даже не знала, имеет ли право всё ещё называться магом. Вивьен не могла упрекнуть Кая. Она знала о рисках с самого начала и всё равно пошла на них, думая, что справится с ритуалом и его последствиями. Что после она получит то, что поможем Севелену выстоять против Культа. Она была глупа и наивна, но понимала это сейчас, когда не хватало сил держаться на ногах и отчаянно хотелось сесть или лечь.
Вивьен потратила слишком много времени впустую.
- Ты показал мне Безымянного и то, что нас ждёт, если Культ призовёт его в наш мир.
Это не казалось удивительным для холодной и рациональной некромантки – говорить о делах, опустив разговоры о самочувствии Кайдера или скромном выказывании радости от того, что он жив и не стал калекой от излишнего усердия Первого мага ковена. Но было бы дикостью для других людей, обременённых чувствами, эмоциями, душой и сердцем. Кай пытался показать ей себя – безэмоциональное чудовище, что должно было её отпугнуть, но вместо того видел холодную версию себя в потомке.
- Но не сказал о том, как защититься от магии Ключей.
Вот, что на самом деле Вивьен считала полезным и нужным. Не то, каким чудовищем Кайдер считал себя, и не то, что он делал в далёком прошлом. Даже не то, что его жена-покойница её точная копия. Ключ. Она хотела узнать, как предотвратить то, что уже начал Культ. Обычных заклинаний не хватит, чтобы выстоять против той силы, что содержали в себе Ключи. Но Кайдер был там, когда создавали Силентес. Он мог знать что-то более ценное, чем имя Бога Смерти.
Вивьен стояла на пороге и не проходила в комнату. Как и не смотрела на Кайдера напрямую, находя объект для наблюдения в какой-то мелочи. Старой трещине на спинке кровати. Повязке на раненной ноге Кая. Материал для перевязки и снадобья, которые Томэг оставил в комнате. Крохотное окно, выходившее на задний двор.
Она только закрыла за собой дверь, хотя прекрасно понимала, что тот, кто захочет услышать их разговор, найдёт способ. Вивьен оперлась на косяк, но отказалась от возможности сесть на кровать рядом с Кайдером, потому что даже себе не хотела признаться – она боялась, что магия ушла навсегда, а Кай напоминал о ритуале одним только своим присутствием.

+2

5

Чувствовать себя изгоем далеко не в диковинку, но так, чтобы быть удостоенным чести вести разговор на расстоянии, да и со стоящем в дверях собеседником - такое пожалуй могло бы уязвить кого угодно. В конце концов, не обязательно находиться совсем близко, но девушке видней. Какой же смешной она сейчас казалась. Грозная, серьезная и даже немного обиженная. Именно обида и заставляет внутренне улыбаться. Насупившийся мышонок, не иначе.
- Принцесса не довольна? Странно, разве она не получила желаемое? - свершенное колдунство было лишь начальным шагом к главному аккорду - Единению душ. Подготовка к куда более интимному во всех смыслах периоду, когда два человека станут одним. И пока этого не случилось Кай имеет все права на собственное мнение. Даже если оно идет в разрез с тем, что творит и желает Вивьен. - Я показал тебе душу человека, некоторые периоды его жизни, и что немаловажно, его деяния. Должен признать вы оба не слишком отличаетесь друг от друга. Вижу цель - не вижу препятствий.
Говорить о себе в третьем лице - признак сумасшествия? Тогда Кай давно спятил, однако именно здесь он собирался подчеркнуть не столько собственную личность, сколько собирательный образ идеального типичного некроманта.
Продолжать мять кровать становится лихо, разговор приобретает сильно негативный окрас, и это действо необходимо пресечь. Сначала Ворон заставит себя подняться и сделать несколько шагов по комнате, слегка прихрамывая, видимо остаточное явление целительной магии, или просто рукой махнули в какой-то момент, перебросив силы.
- Гораздо важнее, что ты жива. Что касается Ключей - не за этим мы ныряли в прошлое, поэтому обвинения в мой адрес мне не понятны.
Прямо сейчас, остановившись напротив Вив после очередного круга мимо, Кайдер поймал себя на очень интересной мысли. Он ничего не потеряет, если попытается воплотить ее в жизнь, разве что столкнется с сильнейшим сопротивлением сущности некромантки. И хотя Единение должно перемешать их, в ближайшее время подобной силы и сложности ритуалы точно не будут проводиться, а значит время есть. Научить не только сожалеть о впустую потраченном времени, раздражаться о сорванном эксперименте.Научить любить так, как это доступно нормальному человеку, сопереживать. Проявлять заботу это нормально, не быть ходячим изваянием это нормально. И прочим "вкусностям", подаренным Безымянным.
Время есть и для еще одного не маловажного мероприятия, у Севелена враг на подходах, от которого необходимо либо защищаться, либо атаковать, и лучше будет потратить силы на составлении тактико-стратегического плана, вместо сомнительных по своей полезности действий по древним книгам. Тем более, если будущее не под силу изменить даже тем, кто его видел.
- Ах да, я чувствую себя просто отлично, насколько отлично может чувствовать себя человек с сотрясением мозга, переломанными костями и синяками от магических ударов. Как насчет твоего самочувствия?

+2

6

- Ты прав.
Вивьен не стала этого отрицать.
- Я сделала это, потому что ты хотел показать мне, какой ты монстр, но я увидела что-то важное для себя. Во всём этом. И это был Безымянный и адепты, которые пожелали призвать его в мир.
Она говорила честно, понимая, что, возможно, Кайдер ждал от неё другой реакции, но Вивьен в отличие от него оставалась некромантом. Человеком с тёмным даром, на которого влиял Кристалл. Здесь, в Севелене, действие Кристалла было не таким сильным, несмотря на то, что во льдах скрывалась годами могила Безымянного и Силентес. Это сказывалось на характере Вивьен. Она была более открытой и эмоциональной большую часть детства, но после начала сама защищаться от эмоций и чувств, перенимая образ жизни столичных некромантом, варившихся с самого рождения в самом центре тёмной энергии.
Кайдер был другим. Он, если верить его словам и тому прошлому, свидетельницей которого она стала, лишился истинного дара некромантии и получил проклятие чувств. Стыд, вина, сожаление, привязанности – всё это будто могильная плита, которую он нёс на спине через годы. Вивьен не хотела такого же будущего для себя. Она продолжала искать выгоду там, где могла. И отказывалась от всего остального, где чувствовала опасность для равновесия. Для того баланса, который она выбрала для себя.
- Судьба Севелена заботит меня больше, чем чужие муки совести.
Вивьен перевела взгляд на Кайдера, следя за его передвижением. Она не отошла в сторону, чтобы вновь увеличить между ними расстояние, но с каждой минутой оставаться на ногах становилось всё сложнее. Некромантка теряла силы, которых и без того было немного после пробуждения.
- Я хотела провести ритуал, который невозможен между не-магами.
Вивьен не считала, что жизнь без магии – это хорошо. Маг терял себя вместе с даром и немногие… очень немногие из них справлялись. Она боялась такого будущего, потому что оно сулило ей проигрыш без вариантов. Не то что бы раньше у неё было много шансов выстоять против Культа без поддержки Эарлана. От Магистра слишком долго не было никаких вестей. Алек тоже молчал. Если за то время, что она пролежала без сознания, не было никаких важных писем, которые прошли мимо неё, то стоит подумать о запасном плане.
Самочувствие Кайдера волновало её, но ровно до того момента, пока она не убедилась, что он жив. Всё остальное – сотрясение и переломы – пройдёт со временем. Вивьен помнила, что после ранения в Акропосе мужчина отделался новым шрамом, хотя такая рана должна была убить его, если не сразу, то через час или два. Ничего не изменилось. Кайдер Реймар не мог умереть. В отличие от Вивьен.
Вивьен ничего не сказала ни о слабости в теле, ни о том, что теперь она походила на Беннаторов. Интересно, что сказал бы Гипнос при встрече?
«Что я привела в его город людей Эарлана и сама помогла им».
Магия интересовала её намного больше всего остального, и оказалась тем слабым местом, в которое больно ударил ритуал. Вивьен почувствовала, что больше не может гордо стоять и смотреть на Реймара. Ей пришлось попытаться его обойти, чтобы суметь кое-как дойти до постели и всё же сесть на неё.
- Убей ты хоть весь Альянс, мне было бы всё равно. Я бы всё равно заключила с тобой сделку, пока уверена, что это – лучший вариант из всех.
Говорить на ходу было тяжело. Вивьен почувствовала, как ей не хватает воздуха. Слова вырывались с тихим присвистом и тихо. В груди заболело на вдохе, словно в лёгких появилась вода.
Разговоры о самочувствии неизменно привели бы их к разговору о магии. А выдавать полезную информацию о Ключах, Силентесе и Безымянном Кайдер не торопился, несмотря на то, что именно эти знания, как думала Вивьен, могли бы помочь их общему делу. Она снова играла с огнём, несмотря на то, что уже не единожды на собственной шкуре убедилась, что ждать от Силентеса силы – глупо. Он только вредит и берёт непомерную цену за пустой пшик.
Зачем ещё ей оставаться в комнате Реймара и вести с ним беседы? Потому что потом её ждёт разговоров с Джошем, где она не услышит ничего нового? Или потому что боится услышать вердикт Томэга после осмотра, что её магия не вернётся?

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [22.08.1082] Колосится прошлое ветвями настоящего