Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [05.05.1082] Нет ничего более ценного


[05.05.1082] Нет ничего более ценного

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

- Локация
Северные земли, г. Мирдан, дворец
- Действующие лица
Ясемин, Элен
- Описание
предыдущий эпизод: [1.05.1082] Благодарность со вкусом грязи
О благосклонности принцессы к жене императора давно известно. Отношения между императрицей, по слухам, стали намного теснее и крепче после появления фаворитки императора. Якобы третья женщина сплотила двух соперниц и обратила гнев двух обозлённых женщин на себя. Говорят также, что император вновь обратил свой взор на императрицу и даже удалось околдовать Его Величество.

0

2

Прошло ровно четыре дня с момента, как на Ясемин и принцессу Элен было совершенно нападение. Простая конная прогулка закончилась кровавым месивом. И одной Луне только известно, что могли сделать с девушками, если бы к ним во время не пришла помощь.
Наложница была ужасно перепугана, пыталась заставить себя не думать об этом страшном дне. Вот только несколько дней его мучили кошмары, стоило только закрыть глаза, как она видела озлобленные лица рудокопов, сражение и то, как погибали "люди".  К такому трудно привыкнуть, особенно, когда ты всю свою жизнь жила вдалеке от этих страшных вещей. В родном доме никогда не было ни войн, ни восстаний, в храме Луны тоже все было тихо и спокойно, а прибывая во дворец, уже и не видеть то, что происходит за его стенами.
Тяжело, но приходится принимать такую жестокую правду. Вот только, не каждый может придти в себя после этого, а фаворитке потребовалось несколько дней, чтобы попытаться забыть этот кошмар.
Ясемин, решила наведаться к принцессе Элен, чтобы узнать о её самочувствии, а так же поблагодарить её за то, что она не сдалась и сумела мыслить здраво, что собственно и спасло им жизнь. Вампирша в тот момент, вообще не могла думать, ей было слишком страшно, да и не воин она во все.
Девушка шла по коридору, в надежде, что сможет поговорить с принцессой, поблагодарить её и узнать о том, как она себя чувствует, а так же об Авеле, ведь вампир был серьёзно ранен, когда хотел защитить её.

+1

3

У Элениэль не было времени думать о рудокопах. Она пыталась вернуть расположение брата к законной супруге, а ночью, тайком, ходила проведать Авеля. У неё был повод справляться о здоровье единокровного брата при свидетелях и днём, но скрывать беспокойство удавалось с трудом. Он пострадал из-за Ясемин, когда благородно заслонил её собой, спасая от удара. После ранения Авеля Элен не хотела видеть наложницу. Она казалась ей рассадником заразы во дворце и, чего не хотела признавать принцесса, была напоминанием об Арнике. В прошлом брат уже допускал непоправимые ошибки и так ничему и не научился со смертью возлюбленной. Элениэль приложила все усилия ради воссоединения императора с императрицей и даже на публике старалась любезничать с императрицей, хотя рассматривала её как ещё одну женщину брата, но больше не отрицала, что Мередит – законная супруга императора.
Всю власть во дворце Элен держала в своих руках и лишь крохи после женитьбы брата передала в руки императрицы. Мередит не была членом династии по крови и не нравилась принцессе, как женщина, но Элениэль не хотела склок во дворце и новых интриг. Интриги приводят к пролитию крови и смертям, а в их окружении слишком много предателей, которые могут воспользоваться даже сердечными перепалками двух женщин за внимание одного мужчины и за корону императрицы.
Проблемой рудокопов занимался лично император и Харука, пока Авель поправлял здоровье, оставаясь во дворце под присмотром лекарей. Элен же всеми силами пыталась удержать лицо в любой ситуации и не посрамить покойную мать и отца.
В какой-то момент она перестала думать о Ясемин, стоило птичкам напеть, что император успел провести ночь в покоях императрицы. Рано судить о возможной беременности и продолжении рода, но Элениэль посчитала, что её разговор с братом возымел результаты. Оставалось поддерживать отношения императора с императрицей, чтобы и дальше в их паре не оставалось место для других женщин. Ясемин же говорила о том, что ей достаточно оставаться в гареме на прежнем положении и на большее она не претендует. Элениэль решила, что сделает всё, что в её силах, чтобы положение наложницы не изменилось и она забыла дорогу в покои императора.
Визит Ясемин и её желание переговорить удивило принцессу. Элениэль приказала пропустить наложницу в её личные покои. В то время Элениэль пила чай в свободное время от дворцовых забот, и общалась с одной из верных служанок, которая рассказывала ей о последних новостях. С появлением Ясемин настроение принцессы изменилось. Казалось, будто это не у императрицы Ясемин увела супруга, а у принцессы.
Элениэль не отослала служанок из покоев, чем показала, что не намерена вести долгие и приватные разговоры с наложницей.
- Зачем ты хотела меня видеть? – вежливость и сдержанность давались ей с большим трудом. Элен всё ещё злилась на неё из-за ранения Авеля.

0

4

Наложница не рассчитывала, что её примут сразу, учесть, через что они вообще прошли. Она сделала глубокий вдох, дабы набраться сил и мужества заговорить об этом страшном инциденте с принцессой. Делая шаг и переступая порог, девушка оказалась в комнате Элен. Та в свою очередь пила чай и была окружена несколькими служанками. Ясемин немного поклонилась в знак приветствия, вот только её взгляд был прикован к полу. Она так и не нашла в себе силы посмотреть в глаза Принцессе, почему-то, она считала, что в чем-то тоже виновата. Если бы кое кто не поддался панике, начал мыслить здраво и как нужно оценил ситуацию, можно было б избежать многих нюансов на своем пути. А страх, сковал её тело и разум, из-за чего пострадал Авель, да и сами девушки могли оказаться в руках не самых приятных мужчин. В этом она винила себя, винила в слабости, и не знала как попросить за это прощения.
- Я... - тихо произнесла и запнулась, фаворитка не знала как вообще начать разговор, что следует сказать, что спросить, за что извинится.
- Госпожа Элен. - кое как собирая волю в кулак и просто заставляя себя сказать хоть какие-то слова, а не стоять статуей перед вампиршей, которая согласилась её принять. - Я хотела узнать, про ваше самочувствие. - она снова замолчала, трудно подбирать слова, когда всего пару дней назад, ты чуть ли не попрощался с жизнью. Увидел собственными глазами, как жесток мир за стенами дворца, увидел, как ведут себя другие и на что они способны. Ясемин жила в далеко от всех этих варварских "ужасов", в доме всегда царил мир и покой. Навряд ли бы кто, решил покуситься на жриц в Храме Луны, или быть может, это Ясемин попала в такое тихое время и не видела, что такое насилие, злость, жестокость и убийства. А после дворец, который стал то ли золотой клеткой, то ли просто просторной темницей, которая защищала от любых невзгод. И стоило один раз покинуть эти стены, как видишь, что мир куда страшнее, чем ты мог себе представить.
- А так же, хотела сказать вам - спасибо. - наложница все ещё смотрела в пол, так и не найдя в себе силы посмотреть прямо в глаза Элен. - Вы смогли смогли здраво мыслить при нападении, а я... я...- чуть сжимая платье, пытаясь подавить слезы и дрожь, вспоминая то, как они бежали по лесу и старались уйти от преследователей живыми. -....я из-за своей слабости не смогла ни чем помочь... Простите...

+1

5

Умная девушка, которая ищет союзников во дворце, попытается заручиться поддержкой сильнейшего из всех возможных. Элениэль не считала себя такой, но пока в её руках была власть над гаремом, пока её слова доходили до брата и она могла повлиять на его решение, она оставалась важной фигурой в этой игре. Ясемин не выглядела глупой девушкой, которая не понимает, чем для неё чревато отсутствие какого-либо покровительства вообще. Другие девушки могли ревновать её к императору и строить козни. Императрице ничего не нужно делать, чтобы избавиться от девушки, которая уже однажды побывала в покоях императора. Достаточно её не замечать и ждать момента, когда всё решится само собой чужими руками.
Элениэль понимала, что вина за всё лежит не только на плечах наложницы, но и её брата, которому не хватило духа подчинить себе девушку с характером и терпеть её выходки. Он сам обрёк Ясемин на такую жизнь в стенах гарема, хотя мог бы дать ей лучшую жизнь. Например, попытаться выдать её замуж. Возраст был подходящим. Оставалось надеяться, что наложница не понесла от императора после первой и единственной ночи.
- Моё самочувствие в порядке, чего не скажешь о моём брате, - Элен была холодной по отношению к наложнице. Судьба брата и его состояние волновало её превыше собственного. Она понимала, что не должна беспокоиться об Авеле сверх меры, где грань между сестринской заботой нарушается и даёт намёк на что-то большее.
Элениэль знала, что в произошедшем есть её вина. Это она решила переговорить с Ясемин с глазу на глаз за пределами дворца и тем подвергла их жизни опасности, но всю свою злость она сконцентрировала на наложнице, потому что винить кого-то проще, чем признать собственные ошибки.
Принцесса удивилась, когда её поблагодарили, но она не нашла, что ещё сказать наложнице. Не хотела, потому что опасалась, что скажет что-то лишнее в присутствии чужих ушей. Она не хотела подвергать Авеля большей опасности и на эмоциях рассекретить себя.
- Если это всё, то ты можешь идти.

+1

6

Ясемин понимала, что после произошедшего, принцесса не будет с ней добра и мила. Конечно, любой мог до ужаса напугаться тому, через что прошла наложница. Особенно, когда впервые в своей жизни сталкивается с оголодавшими вампирами и жестокостью, которую ты никогда не видел. Для тебя мир, это всего лишь стены дворца и то, что в нем. Ты не можешь их покинуть, как бы сильно тебе этого не хотелось, весь твой мир только там и больше нигде. Ты не знаешь, что происходит там, снаружи, как живут люди, что их волнует и многое другое. Ты учишься выживать здесь, в гадюшнике со змеями, но по сравнению с жестокостью реального мира, это оказывается всего лишь жалкими цветочками.
Ясемин долго пыталась придумать себе оправдания и даже тем, злым и жестоким рудокопам. Пыталась понять их действия, пытала не винить ни себя, ни их, но это не выходило.
В тот момент, её рука дрогнула, она не смогла как следует взять себя в руки, взвесить ситуацию и помогать. Приходилось стоять в стороне, наблюдать за происходящим и молится, чтоб ты остался жив. Именно из-за неё, Авель получил серьёзную рану, именно из-за её слабости, мужчина, чуть не распрощался с жизнью. Хотя кто она... простая наложница, не более того... Наложница, что провела одну и единственную ночь в покоях у Императора, сумела насобирать кучу слухов и возможно уже множество врагов за ту мимолетную сладость и тепло, что подарил ей Величество всего на одну ночь.
- Мне... мне очень жаль... - она говорила по прежнему тихо, опустивши голову, не в силах посмотреть в глаза Принцессе, если она это сделает, то точно разрыдается. Но сейчас фаворитка сдерживала себя, как могла, она подавляла слезы, но голос дрожал, а к горлу подкатывался отвратительный ком и слова давались с большим трудом.
- Я понимаю... что Вы не хотите меня видеть после случившегося. - сильнее сжимая ткань платья в кулачки, стараясь таким образом набраться храбрости, чтобы сказать то, зачем сюда пришла. Попросить прощения за свою слабость, столько раз, сколько потребуется.
- Из-за меня... из-за меня пострадал ваш брат... - она сотню раз прокручивала в голове эту картинку воспоминаний и каждый раз становилось больно, и возникал один вопрос, зачем он, рисковал собой, ради простой наложницы.
- Из-за того, что я не смогла ничего сделать, он получил такую рану. - закрывая лицо руками, уже  не в силах сдерживать слезы и дрожь в теле. - Простите меня, пожалуйста, простите.

+1

7

Элениэль не любила, когда ей лгали, глядя в лицо, как и не любила плохую игру на публику, но Ясемин не играла. Принцесса видела, что девушка действительно ощущает вину за своё бездействие. Только за неего и за ранение Авеля, а не за то, что влезла в чужие отношения. Элен понимала, что в том едва ли есть её вина. Это была воля императора, которой беспрекословно подчинялись. Если Ясемин не строила планы по привлечению внимания императора, то это просто случайность. Нелепая, неприятная, горькая, но случайность, в которой нет её вины. Как и нет её вины в том, что она не смогла защитить себя и правильно использовать магию, ведь девушек во дворце этому не учили. Это не холодный север Хериана, где каждая женщина едва ли не с детства учится держать в руке клинок.
Виззарион хотела выгнать наложницу из покоев, но, когда та расплакалась, принцесса почувствовала себя бессердечным чудовищем. Злость Элениэль не прошла. Она всё ещё считала, что наложница виновата в ранении брата, что Авель не должен был закрывать её собой, рискуя своей жизнью. Она – не член семьи, а всего лишь ещё одна женщина императора. Он мог погибнуть, потому что слишком добр и порядочен для того, кто рождён вне брака, и кого купали в слухах и грязи ещё до его рождения.
Элен шумно выдохнула, закрыв глаза. Она пыталась успокоиться и взять себя в руки. Внутри всё клокотало от злости.
- Сядь, - голос принцессы по-прежнему отдавал холодом, но всё же она не выгнала девушку из покоев.
Служанка, сидевшая по левую сторону от принцессы, удивилась приглашению за стол, но ничего не сказала. Напротив Элениэль оставалась одна мягкая подушка, расшитая разноцветными нитями.
- Налей ей чай.
Второй приказ тоже удивил служанку, но она не посмела ослушаться принцессу. Девушка поставила ещё одну чашу на стол и наполнила её чаев. На мутно-коричневой поверхности плавал одинокий цветок вишни.
- Пей,- приказала-попросила Элен, обращаясь к наложнице.
Говорят, что вода очищает и помогает успокоиться. Элениэль в это почти не верила, но посчитала, что предложение выпить чай – лучше, чем прогонять рыдающую наложницу из покоев. Всё же Элен не хотела бы давать в руки императрицы слишком много власти.
Чай был не простым. Элен попросила добавить к него немного крепкой наливки - вот, что действительно помогало расслабиться и отвлечься.

+1

8

Конечно, Ясемин не так себе представляла эту встречу. В её мыслях, все было как-то иначе, спокойнее и легче. Но наяву, все оказалось куда страшнее, тяжелее и больнее. Просить прощения, на самом деле очень трудно, особенно, когда ты его вымаливаешь. Да, где-то была и её вина, но лишь часть и то, наверное и виной посчитать нельзя. Вампирша совершенно не знала ни одного атакующего заклинания, и никогда не держала в руках холодное оружие, которым можно кого-то убить. Её готовили не к войне, а совершенно к другой жизни. Где, явно не должно понадобится подобное, где нет месту магии, сражении, где нужно делать то, что тебя велят, слушать наставниц и запоминать все с первого раза. Ведь именно в этих стенах, с тобой не будут сюскаться и повторять все дважды. Пусть гарем и походил на поле боя, но явно не на то, что Ясемин недавно увидела собственными глазами.
Она не знала, как будет правильно заслужить прощение Принцессы, но пыталась делать попытки и добиться прощения. Скорее для самой себя, чтобы избавится от кошмаров, что мучили её несколько дней, чтобы тяжелый камень, раз и навсегда упал с её сердца и дал возможность вздохнуть полной грудью.
Прикусывая нижнюю губу, стараясь при этом сдерживать слезы, наложница подчинилась, она сделала несколько шагов в сторону Элен, и присела на подушку, находясь за одним столом с Принцессой. Руки по прежнему дрожали, но по крайне мере, она могла контролировать свои слезы и старалась их сдерживаться, дабы снова не расплакаться в три ручья.
- Мне... мне правда очень жаль. - она говорила через всхлип и по прежнему сидела с опущенной головой, все ещё не в силах посмотреть в глаза той, у кого просила прощения. Она протянула руки и обхватила чашку с горячим чаем. Тепло успокаивало, оно дарило мимолетную надежду на то, что её могут простить. Преподнося чашку к губам, она сделала глоток и посмотрела на свое отражение в чае.
- Это я должна была принять этот удар, это я должна сейчас испытывать боль, а не ваш брат. Госпожа Элениэль, надеюсь, Вы сможете простить меня, за мою слабость. Вам нужно было оставить меня там, и спасаться самой.- руки в которых она держала кружку чуть подрагивали. Почему-то, на прощения она уже и не рассчитывала, если его пожелают выгнать из покоев, она уйдет. Но вот, что будет делать дальше, так и не знала. Сердце сжимало от боли, зная, что из-за неё чуть не погибла особа королевских кровей, пусть даже и бастард, её жизнь не должна была стоять выше их. Но она выжила, с легким испугом, но выжила, в то время, как кто-то получил серьёзную рану.

+1

9

Элен всё ещё чувствовала свою вину за то, что покинула дворец ради своей прихоти. Если бы она решила переговорить с Ясемин во дворце, а не выбирать для этого другое место, где точно нет лишних глаз и ушей, то всё могло бы сложиться иначе. Виззарион испугалась, что их разговор станет достоянием наложниц и слуг и рано или поздно слухами дойдёт до императора, а в итоге, даже перестраховавшись, допустила серьёзную ошибку.
- В этот день многие пострадали, - принцесса решила остановиться на этом, чтобы не продолжать потоки обвинений и сожалений. – На леди Анри тоже напали. Рудокопы с шахт её Дома. К счастью, наследник Дома Чёрного Клинка успел вовремя вместе с отрядом шейдов.
- О, вы говорите о молодом Грейне? – служанка с такой радостью подхватила эту новость, что блеск в её глазах мог не заметить только слепой.
Принцесса сдержанно кивнула. Она знала, по какой причине брат пригласил Грейна во дворец. Мечты служанки удачно выйти замуж уже не осуществятся.
Элениэль не была уверена, что Ясемин, которая провела много лет в стенах дворца, знает, о ком идёт речь. Гаремных девушек учили этикету, заставляли их заучивать родословную Виззарионов и некоторых близких к ним семей кланов, чтобы из них вышли толковые и интересные собеседницы. Если бы одна из них готовилась в жёны императору, как это вышло с Мередит, то их образованием занялись бы так же хорошо, как образованием принцессы.
- Мы выбрали неудачное время для прогулки.
«Я», - подумала Элен, делая глоток чая. За время беседы с Ясемин он успел немного остыть, но принцесса не стала обращать на это внимание. Настоящая проблема находилась в её покоях, пила с ней чай и извинялась за свой поступок.
- Хорошо, что Его Величество не пострадал, - служанка, что до прихода Ясемин составляла компанию принцессе, решила вставить слово и присоединиться к разговору. – Нужно быть очень храбрым, чтобы отправиться в такое неспокойное время за стены дворца.
«Или дураком», - но Элен не сказал этого вслух. Она отлично знала, почему брат так поступил. Он испугался, что она погибнет, поэтому потерял голову, пренебрёг своей безопасностью и кинулся в погоню, чтобы лично убедиться, что с ней всё в порядке. О спасении наложницы не шло речи. Он просто не знал, что она там.
- Милостью Бэлатора.
- Надеюсь, что эти ненастья минуют дворец, - высказала свои страхи служанка.
Элен разделяла опасения служанки и понимала, что одна встреча с рудокопами – это ещё не всё.

+1

10

Почему-то именно сейчас, слова давались с трудом, да и были ли они вообще? Ясемин старалась держаться, чтобы окончательно не погрузится в глубины своего разума, и не накрутить себе лишнего. Она так и не услышала слов о том, что её прощают, но так же, её не выгоняли из комнаты. Как понимать этот жест теперь, вампирша не знала. Её взгляд был прикован к чашке чая, который уже успел остыть, но всматриваясь в него, почему-то становилось легче, пусть и капельку, наблюдая как медленно появлялись круги от её движения, это успокаивало.
- Если бы я была чуть сильнее, можно было бы избежать этих жертв? - мысли волнами нахлынули в её голову. Она не раз задумывалась о том, а что было бы, если б её оставили, и спасали принцессу. Погибла ли она? Или бы выжила и стала просто игрушкой в чужих руках? Не один из вариантов её не нравился. Хотя смерть, возможно, была бы лучше, чем быть обыкновенной куклой в руках тех, кто готов забрать чужие жизни. То, что её спасли это было просто великим подарком судьбы. На деле, она - никто, простая наложница, что всего лишь провела ночь с Его Величеством, и одна ночь, ничего не доказывает. Он мог забыть о ней через несколько дней, так, мимолетное увлечения, чтобы развеять скуку.
- А может оно и к лучше, а, Ясемин? После подобного, вдруг все будет как и прежде. Уроки наставниц, пустые беседы с девочками, и так из-за дня в день. - хотелось конечно в это верить, но будет ли так? Решит ли император, что наложница должна больше получать его внимания? Не будет ли он сердится за то, что случилось пару дней назад. И что с ней будет вообще?
- Хвала луне, что она в порядке. - тихо произнесла вампирша, продолжая разглядывать чашку с чаем. Разговор у неё не клеился, со всем, в голову лезло слишком много ненужных мыслей.
- Давай уже, соберись, в таком кислом настроении ты явно наломаешь куда больше дров. Прими все как есть, даже если и не простили, посчитай это знаком, чтобы стать сильнее.

+1

11

- А что ты думаешь о молодом Грейне? – Элен обратилась напрямую к молчаливой наложнице.
Служанка с готовностью ждала, когда спросят её или дадут ещё один повод поговорить о мужчинах, но принцесса как намеренно поинтересовалась мнением приглашённой наложницы. Служанки, такие простушки, как Элиза, никогда не умели скрывать свои эмоции и, честно говоря, даже не пытались. На лице служанки читалось недовольство. Она не понимала, почему Виззарион интересуется мнением наложницы. Всем давно известно, что эта особенная девушка стала фавориткой императора. Ненадолго, но стала, так зачем говорить с ней о других мужчинах? Чтобы унизить её? Показать её неразборчивость и ветреность? Элиза не догадывалась, что у каждого вопроса есть подспорье и желание принцессы поговорить о мужчинах вызвано не желанием уколоть наложницу, а помочь и ей, и себе.
Разговор с братом дался тяжело. Донести до Шейна, что лучшее, что он может сделать после ошибки, - это забыть девушку и отпустить её, пока его связь с ней не превратилась в катастрофу, - долгий и утомительный процесс. Император уже провёл ночь в покоях императрицы, и служанки с наложницами не первую ночь говорили об этом, не забывая бросать косые взгляды каждый раз, когда счастливица проходила мимо них. Милость императора переменчива. Некоторые даже восхищались Мередит, что после плевка в лицо она смогла доказать, что всё ещё остаётся императрицей и важной женщиной Виззариона, несмотря на минутные слабости.
– Нужно подыскать тебе подходящую партию, - наконец озвучила своё решение Виззарион.
Всё это время она подумывала, что лучше выдать Ясемин замуж и увести её из дворца. Выгонять девушку она не хотела. В конце концов, вина её была не так уж велика, чтобы поступить с ней подобным образом, но, пока император вновь обращает внимание на императрицу, есть шанс избавить его от других соблазнов. Что не гарантирует, что Шейну не взбредёт в голову воспользоваться доверчивостью ещё одной наложницы в отсутствие Ясемин. В гареме хватало самоуверенных девиц, но Элен подумала, что история Ясемин может послужить остальным уроком.
Элиза тут же стихла, взялась за чай. Она бы тоже хотела покинуть дворец и удачно выйти замуж, но это удачное выданье больше походило на изгнание.

+1

12

- Тебе стало легче? - странный вопрос прозвучал в собственной голове. А ведь действительно, стало ли ей легче после того, как она попросила прощение. Возможно выговорится полностью - не удалось, зато сказанные слова были чистой правдой. Она сожалела, что не смогла помочь в том ужасном кошмаре, что был совершен не давно. Сожалела, что была напугана просто до ужаса и даже не принесла никакой пользы. Сожалела, что из-за неё был ранен брат принцессы. Сожалела...
Даже не получив прощение, на душе стало легче, действительно, легче, пусть и чуть-чуть. Она признала свою вину, признала ошибки, попросила прощение. Она сделала первый  самый тяжелый шаг, но сделала. Не важно как тяжело он дался, наложница переступила через собственный страх и наверное не прогадала. Не многие бы решили показаться на глаза тому, чей родственник был серьёзно ранен. Ясемин усвоила урок, и впредь, будет стараться здраво смотреть на происходящие, а не подаваться панике.
- Я... как-то не задумывалась, о других... мужчинах. - вампирша говорила тихо, но искренне. Фаворитка, действительно никогда не задумывалась о других мужчинах, да и зачем? Ведь попав в гарем, для них существовал только император, пусть даже саму Ясемин отобрали в кандидатки в невесты. Пусть она и не прошла. Даже после этого, думать о мужчинах не хотелось, больше хотелось вернуться домой, увидеть семью, обнять отца и мать. Да, после встречи с Императором, небольшой дерзости, которую она совершила, заговорив первой, она смогла покинуть дворец. Смогла. Она увидела отца, мать, провела с ними несколько дней и была очень рада этому, в семье все было хорошо, они сыты, одеты и здоровы. Но даже после этого, в голову не лезли мысли о "других". Проведенная ночь с Императором, конечно вскружила голову, ведь те чувства, что она испытала были искренними, теплыми и такими приятными. А сейчас.... Сейчас не хотелось вообще думать ни о чем. Было желание остаться в каком-то укромном месте, одной, наплакаться вдоволь, чтоб тишина сама залечила не только душу, но и сердце. И уже после задуматься, как следует поступить дальше, какую дорогу выбрать, чтобы это был правильный выбор.
- Если Госпожа, позволит. - наконец-то Ясемин смогла поднять голову и посмотреть на Элен. - Я бы хотела попросить перенести подобный вопрос. - она не знала, как правильно выразится. Встреча с Императором ещё оставляла свой след, хотя тот постепенно угасал. Она хотела подольше помнить это мимолетное счастье. Чувства к Императору не изменились, но Ясемин понимала, что это неправильно, но ни как не могла переубедить себя.
- Сможешь ли ты перечеркнуть все? Сможешь ли, забыть все вот так, словно ничего и не было. Плюнуть в собственную душу и чувства, закрыть на это глаза, жить дальше и сожалеть? А, Ясемин, сможешь?

+1

13

- Перенести? – светлые брови подлетели вверх. Элениэль с удивлением посмотрела на наложницу, которая просила отсрочки в вопросах замужества.
«На что-то надеется?» - Виззарион сомневалась, что порыв брата – это что-то большее, чем зов плоти, но даже так у Ясемин оставался шанс задержаться во дворце и получить местечко получше гаремных стен. Сейчас рано говорить о положении дел – через месяц они узнают насколько изменится жизнь простой наложницы, останется ли она во дворце или отправится в другой дом невестой и в ближайшем будущем станет женой, но месяц – это слишком большой срок.
Элен надеялась, что её опасения беспочвенны. Что брат больше не взглянёт на наложницу, остановив свой взор лишь на императрице, и сосредоточится на их отношениях, на продолжении рода Виззарионов и на делах Севера, который как никогда нуждается в твёрдой руке монарха. А что до Ясемин… Возможно, Луна будет не так благосклонна к ней и не подарит ей дитя, а если и так… Существует много способов, чтобы не позволить ему появиться на свет. Сама мысль казалась вампирше ужасной и она не хотела бы принимать участие в чём-то подобном, потому что любой ребёнок от императора – неприкосновенен, но она знала, что во дворце найдутся те, кто пойдёт на такой шаг, не опасаясь ни кары Бэлатора, ни секиры палача.
- Время скоротечно, - уклончиво ответила Элениэль. Она осторожно взяла чашу с чаем в руки, сделала глоток, смакуя. Принцесса любила чай, но в последнее время он отдавал каким-то странным привкусом, портившим всё впечатление от спокойного чаепития в свободное время. – Я распоряжусь, чтобы тебе собрали достойное приданое, выдали жалование за месяц и подготовили всё к обряду. И подберу тебе удачную партию, которая не будет… болтать.
Мало кто заинтересуется порченой невестой, а уж молва о наложнице, которая обошла императрицу, разошлась по двору словно чума – и её не вырвать с корнем. Виззарион знала, как к подобным невестам относятся мужчины. Каждому хотелось заполучить невинный красивый цветок, словно сами они не полны пороков и достойны чего-то лучшего, но за дополнительную горсть серебра любой будет улыбаться и выглядеть самым счастливым женихом на свете, а что будет дальше, в стенах чужого дома – Элен уже не волновало.
- Ступай.
Этот разговор Виззарион считала законченным.

+1

14

- И это конец? - фаворитка и не думала, что принцесса не согласится на её "просьбу". Наложница была уверена, что Элен даст ей немного времени все обдумать и придти в себя. После нападения, девушка не успела придти в себя, не смогла смерится с тем, что за стенами дворца происходят такие страшные вещи. Да, она стала кому-то помехой, только из-за одной ночи, в которой собственно не виновата, или же есть её вина? В планы Ясемин не входило вообще посещать покои Императора, хотя первая встреча и оставила теплые воспоминания. Когда они, вдвоем, могли просто поговорить на безобидные темы, поинтересоваться о вкусах и интересах друг друга. А потом... ей разрешили покинуть дворец для встречи с родителями. Ей! Ещё ни одна наложница не покидала стены дворца так просто и не возвращалась обратно. Простой и добрый жест, который согрел не только душу, но и сердце. Это был самый приятный подарок, о котором она и не могла мечтать. Видимо второй ошибкой стала её же слабость к прекрасным животным, которых так хотелось погладить и просто постоять рядом. Слабость, которая привела её снова в покои Императора...
- И тебя это устраивает? Разве ты сама, не хочешь кричать от боли и плакать от того, что твое сердце и душа просто разрывается на части? Ясемин, ответь же! Чего ты хочешь на самом деле? - мысли, словно давали пощечины, заставляя с каждым ударом трезво смотреть на ситуацию. В эти покои она пришла только потому что, что хотела извиниться за свое бездействия и слабость. Хотела сказать, что ей ужасно жаль, что она сожалеет - и она это сказала. Да, в душе присутствовал осадок из-за того, что по её вине пострадал бастард императора, и этого поступка она не забудет. Чашка с чаем аккуратно была поставлена на стол, кроме одного глотка, вампирша больше к нему не притрагивалась.
- Не нужно, - тихо ответила она вставая из-за стола. - Мне это, ничего не нужно. Ни богатое приданное, ни эти деньги, - спокойно ответила Ясемин. Она никогда не считала, что всякие безделушки и монеты могут дать то, в чем она так нуждалась. Счастье и тепло, нельзя было приобрести только благодаря им, они должны были идти от чистого сердца и души. - Все что на них можно купить - фальшь, -тихо прошептала наложница, делая легкий поклон.
- Я буду молится Богам, о выздоровлении господина Авеля. И ещё раз, прошу простить за свое бездействия в той ужасной ситуации. Я рада, что с Вами все в порядке. По этому, прошу меня простить, - делая ещё раз легкий поклон и разворачиваясь в сторону двери.

+1

15

- Меня не интересует, что тебе нужно, - в голосе Элениэль снова почувствовалась строгость и холодность.
«Я действую в интересах своей семьи и страны. И если какая-то девушка встанет у меня на пути, я её уберу», - Виззарион не сказала этого вслух, но Ясемин должна была понять, что решения здесь принимает главная женщина в гареме, которой была младшая сестра императора и его жена. Обе девушки не желали видеть наложницу возле императора. Именно они больше всего заинтересованы в исчезновении фаворитки, и непременно сделают всё возможное, не спрашивая её мнения, чтобы избавиться от этой угрозы.
- Ты свободна.
Прозвучало, как «уходи немедленно и без лишних слов». Элен росла мягкой девушкой, которая привыкла сглаживать острые углы, но после смерти матери и предательства брата она стала сильнее и менее терпимой к чужим ошибкам, хотя своих совершила немало. Она не терпела возражений, когда считала, что поступает правильно. Она училась выживать в этом дворце, и успела запомнить, как одна ошибка может обернуться настоящей катастрофой.
Виззарион больше не смотрела на наложницу. Она отвела взгляд, повернув к ней голову в профиль, и спокойно пила чай, будто ничего особенного не произошло. В это время Элениэль молилась, чтобы Луна не благословила Ясемин ребёнком и не запутала и без того сложный клубок отношений во дворце. Несмотря на то, что желание принцессы увезти наложницу из дворца было сильным, она не желала ей зла. По этой причине она искала достойную пару из вампира, который был бы мягким и добрым супругом и защитником и позаботился бы о девушке, чью честь успели подорвать во дворце. Ясемин была единственной наложницей, к которой прикоснулись до того, как она вышла замуж и покинула дворец. Элениэль слышала много правдивых историй о наложницах, которые развлекали скучающих советников по своей воле или против неё.
«Вне стен дворца у неё есть шанс выжить, здесь ждёт только смерть».
Но планам Элениэль не было суждено сбыться. Бэлатор преподнёс ей нежеланный подарок. Беременность наложницы и необходимость оставить девушку во дворце, присматривая за ней.

эпизод завершен

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [05.05.1082] Нет ничего более ценного