Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [10.05.1082] И добро и зло


[10.05.1082] И добро и зло

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

- Локация
Северо-запад материка, горы Алавес, деревня Драак-Тал.
- Действующие лица
Широичи Сэндай, ГМ (Шериан)
- Описание
связанные эпизоды - [06.05.1082] Пламя старой вражды, [09.05.1082] Пляшут искры немого Огня
Сильвийские гости покинули деревню драконов, но оставили после себя такой серьёзный след, что успели свалить на головы драконов дальше больше проблем, чем могли бы представить. По следам принцессы идут наёмники, а в деревне сами жители недовольны поступком старейшины, который впустил в их закрытый оплот чужаков.

0

2

Мокрая кисточка медленно сохла на маленьком подносе, стоящем на низеньком столике. Чернил на кисточке больше не было, но запах туши еще витал в воздухе. На деревянной стойке  был закреплен развернутый свиток бумаги, на котором сохло новое произведение драконьей поэзии в исполнении Широичи Сэндая. Он потратил пару дней, чтобы сочинить и аккуратно вывести на свитке свое трехстишие, обдумывая каждый росчерк сотню раз и сотню раз переосмысливая всю композицию в целом. И вот он закончил и удовлетворенно перечитывал законченный стих, медленно попивая чай из маленькой пиалы.
- "Покой подарю,
Довольно с тебя суеты и вранья,
Взмахом меча."

- Прекрасный стих, учитель, - молодой дракон мог бы потешить себя тем, что смог подкрасться к Широичи, но он прекрасно понимал, что тот знал о его приближении.
- Ониро, нет нужды притворяться, - спокойно обронил Широ своему ученику, - Ты не из тех, кому нравятся мои работы. И что-то подсказывает мне, что ты пришел не просто чтобы поболтать о искусстве.
- Но эту работу может оценить даже такой как я. И потом, мне нравится все, что связанно с мечами. Особенно расправы. Стих же о них?
Широ лишь удивленно вскинул бровь. Похоже, Ониро и в самом деле уловил суть стихотворения, хоть и не осмыслил ее глубину. Ведь речь в стихе шла не столько о расправе, которая, зачастую банальна и не имеет под собой никаких настоящих оснований, а о справедливом наказании для того, кто погряз в пороке и лжи. Лишь быстрая смерть прекратит бесконечную череду обмана и подлости, даря порочному разуму упокоение и возвращая мир и гармонию в сердца окружающих. Но растолковывать сейчас это своему ученику, Широичи не собирался, так как заметил, что Ониро не перешел к сути своего прихода, пока еще увиливая от прямого ответа на поставленный вопрос. И молодой дракон уловил это во взгляде учителя, а потому поспешил смиренно склонить свою голову в уважительном поклоне.
- Учитель, в деревне чужаки. Эльфы. Их привел детеныш мастера Райдона. Насколько я смог узнать, чужаки спасли детеныша в горах и взамен попросили помощи у лекаря Джана. Тот принял их.
Широичи лишь пренебрежительно скривился. Джана он знал довольно хорошо, а потому был слегка в недоумении от того, что тот решился пустить на свой порог чужаков, да еще и эльфов, вместо того, чтобы сжечь их на месте при помощи магии. Хотя речь шла о благодарности спасителям своего сородича и близкого кровного родственника. Но он все равно мог просто дать им бутылочку зелья и закрыть перед ними свою дверь. И тем не менее...
- А что остальные? - хотя, ответ он и так знал. Драконы не любят чужаков, в том числе и остроухих. Слишком сильно доставалось драконам за века скитаний по миру, не зная своей родины, они претерпели много лишений и страданий. Лишь Пламя знает, скольких из них жестоко убили двуногие ради своих зелий и заклятий. А потому не нужно было и гадать, чтобы знать реакцию остальных жителей Драак-Тала.
- Они в ярости. Были готовы выволочь их из дома Джана силой и растерзать, не боясь разгневать лекаря. Но потом решили сделать по закону и отвели их к старейшине... - Ониро запнулся, так как не знал, как сообщить учителю о решении Сэйджина, - Он дал им еще несколько дней и запретил их трогать. Хочет помочь им покинуть горы и дать сопровождение.
На секунду Широичи потерял самообладание, а потому резко вскочил на ноги и уставился на своего ученика, который поспешил вновь склонить голову. Эта весть была для него настоящим шоком и одновременно даром Пламени. Однако, Сэндая сильно заинтересовало, почему его учитель решил пойти против желания своего народа, ради защиты чужаков? Что же в них такого особенного? Или же дело в их старых распрях и недавних, когда Широичи отправился вместе со своими соратниками на охоту за обезумевшим от Розы Райлегом, без воли на то Сэйджина? Должно быть, старик хочет спровоцировать его на решительные действия и в очередной раз выставить его необузданным дикарем, а потому и оставил чужаков, как приманку.
Глупец. Меня так просто тебе не уничтожить. Я и близко не подойду к чужакам. Пусть проваливают. А уже потом и поговорим. Стоило ли оно того? Ты пожертвовал своим положением в деревне и для чего?
- Передай остальным - к чужакам и близко не приближаться. Выйдет их время и они должны беспрепятственно покинуть гору. Более того, мы лично проследим за тем, чтобы они ушли как можно дальше. Кого бы с ними отправить? - прервал затянувшуюся паузу Широичи, медленно подойдя к окну и взглянув на луну.
- Я видел, как возле чужаков мелькал Нэо... Похоже, эльфы прониклись к нему, считают что он на их стороне...
- Отлично. Да и Сэйджин не заподозрит его, так как Нэо никогда прежде не занимал мою сторону. И тем не менее я учил его. И он это помнит. Передай ему, чтобы готовился, он сопроводит их куда нужно и пусть сделает это как можно скорее. Пусть по мере возможностей сообщает о их местоположении. Что-то мне подсказывает, что мне эта информация еще может понадобиться. Ступай.
Ониро поспешил удалиться, оставив своего учителя наедине со своими мыслями.

Те несколько дней, что Сэйджин отвел эльфам, Широичи посвятил планированию своих действий и тренировкам вместе со своими учениками и соратниками. А когда настал день отбытия, Сэндай приказал своим патрулировать деревню и окрестности в полном боевом облачении, словно на войну собрались. Широичи присоединился к этому действию и расхаживал по деревне в своем доспехе, с рогатым шлемом на голове и страшной маской на лице. И вот, чужаки покинули пределы деревни в компании Нэо. Но молодой дракон был не единственным, кто отправился сопроводить незваных гостей. Сэндай не был до конца уверен в лояльности Нэо, а потому приказал дракону по имени Кайто  проследить за ними, держась на безопасном расстоянии и не дать себя обнаружить. Теперь очередь была за Сэйджином, сделать свой ход. Врятли он сможет спокойно смотреть на то, как драконы расхаживают по деревне при оружии...

+1

3

Пребывание эльфов в драконьей деревне доставило немало хлопот. Старейшине, несмотря на почтенный возраст и уважение, которое он годами вызывал у сподвижников, пришлось трудно. Он знал, что в числе драконов Драак-Тала есть ненавистники чужаков, которые ухватятся за любую возможность сменить мягкого лидера на молодого, сильного и решительного дракона. Сейджин уже не мог посостязаться в силе с другими драконами и прекрасно знал, кто выступит против него, если достаточно осмелеет, а для смелости хватит поддержки народа. Сторонников у идеологии Широ становилось всё больше. Драконы гибли в сражениях, их такие редкие яйца похищали, детёнышей, которые по малолетней глупости покидали отчий дом, ловили и отправляли в рабство. Даже в закрытой деревне, высоко в горах, дорога куда сохранялась в строжайшей тайне, они не были в полной безопасности. Крепкие крылья и огненное дыхание не защищали их от магии, ловушек и магических пут. С годами бескрылые становились всё ловчее и хитрее. Они придумали способы, как лишить драконов их силы, как заточить их в цепи и использовать по своему усмотрению. Все драконы знали, что за стенами деревни их ждёт бесславная смерть одиночек, которые не смогут себя защитить. Но вопреки этому убеждению всегда находились смельчаки, которые считали, что в мире нет другой расы, которая превосходила бы драконов силой, и если все крылатые объединятся, то они смогут завоевать весь мир, создать своё государство и подчинить себе бескрылых, заставив их умыться той кровью, какой год за годом умывались драконы. Сейджин отказался от такого будущего, и его сторонники оставались с ним, веруя, что война приведёт их к новым потерям, а среди двуногих есть и злые, и добрые люди. Невинные не должны сгорать в огне злобы и ненависти.
Эльфы покинули деревню в назначенное время, но разговоры не прекратились. В дом старейшины приносили слухи. Внучка рассказывала, о чём говорят в деревне, но старик выглядел спокойным. Казалось, что волнения народа его не волнуют. У его дома не толпились драконы. Никто не требовал суда и отчёта. Он доверил жизнь двух эльфов в руки Нэо и верил, что молодой дракон доведёт их до ближайшего города, убедится в их безопасности, а после вернётся домой с вестями. К тому времени по прикидкам Сейджина в деревню могут пожаловать гости с Силвы. Он знал, что для магии нет преград, и тот, кто ищет, всегда найдёт нужный путь. Возможно, эльфы не появятся в самой деревне и не найдут безопасной тропы, но будут патрулировать окрестности деревни до тех пор, пока не получат того, кто сможет их привести. В мире хватает способов получить желаемое. Сейджин лишь надеялся, что методы эльфов более милосердны, чём у тёмных магов или людей. Один неосторожный шаг со стороны гвардейцев королевы может закончиться войной, которую сам Сейджин при всей своей мирной кампании, не сможет предотвратить.
Сейджин задумчиво приглаживал седую бородку, смотрел на шашки. С самого утра он пытался разыграть партию, но дело не продвигалось. Внучка продолжала говорить, подлила деду травяного чая в пиалу, пока тот не остыл, и не теряла надежды обратить внимание старика на все события в деревне.
Сейджин будто бы не замечал её, он взял шашку с доски, выбирая для неё удачное место.
- …они ходят по деревне с оружием!
Шашка опустилась на доску со стуком, слишком громким для спокойной игры.
- Ты меня слушаешь?
Старик промолчал, поднял взгляд на внучку и тяжело поднялся. Годы брали своё, здоровье начало подводить Сейджина два года назад. Полёты в истинной форме давались ему тяжело, как и передвижения по комнате, но он всё ещё старался удержать управление деревни в своих руках.
Сейджин вышел на улицу в сопровождении внучки. Он не мог проигнорировать вооружённых драконов, которые ходили по деревне. Драконы были напуганы и не знали, чего ожидать от вооружённых собратьев. Их ждёт война? Смена власти? Что происходило? Они смотрели то на собратьев в доспехах, то на старейшину деревни, надеясь, что кто-то развеет их опасения. Неужели их мирная жизнь кончилась с двумя эльфами, гостившими у них несколько дней?
- Кажется, зрение и слух начали подводить меня на старости лет, - Сейджин говорил спокойно и с лёгким смешком, когда смотрел на предводителя вооружённой группы. – Где-то идёт война или вас так сильно напугали сильвийские влюблённые дети?
Сейджин не видел повода для вооружённого шествия по деревне и ждал объяснений. Мало-помалу возле них начали собираться драконы, которые боялись судьбы Драак-Тала.

+1

4

Когда желаешь, чтобы твой голос услышали, говори как можно тише. Когда желаешь победить противника в битве, пошатни его уверенность, посей в нем страх, вынуди его потерять покой. И когда ты победишь его в битве разума, не дав ему сделать с тобой все то же самое, сразить его будет проще, чем переломить травинку. Ибо невозможно победить того, кто готов к поединку, кто собран и в сердце его нет страха.  Широичи знал это, как никто другой. И именно эта концепция легла в основу его "Пути меча" и именно этому он и учил своих последователей. Неважно, как ловко ты орудуешь мечом, если ты не способен внушить страх в своего врага одним лишь взглядом, то ты уже проиграл. Так как истинное мастерство владения мечом базируется на трех принципах. Первый, когда меч в руке и мечник становятся единым целым, тогда даже соломинка может стать оружием. Второй, когда меч существует лишь в сердце мечника, но не в его руке, тогда возможно поразить врага на расстоянии одним лишь взглядом. И третий, когда меча нет ни в сердце, ни в руке, а дух и тело пребывают в гармонии с миром. Овладевший всеми тремя принципами сможет в одиночку противостоять даже многочисленным врагам и выйдет победителем.
Сэйджин был достойным противником, казалось бы, он вполне мог бы овладеть всеми тремя принципами и стать достойным предводителем драконов. Но он исповедовал совершенно другую философию, при которой ты должен подставить вторую щеку ударившему тебя и чуть ли не обнять даже заклятого врага. Сэндай не мог более позволить старику отравлять разум жителей Драак-Тала, ведя их за собой к забвению и тлену.
План Широичи, с учетом нынешней ситуации, был до смешного прост. Он был намерен одолеть Сэйджина. Нет, убивать старика он не собирался, как и применять силу. В такой победе нет чести. Широичи должен был окончательно и бесповоротно изменить баланс сил в деревне в свою пользу. А для этого ему нужно было выбить Сэйджина из равновесия, с чем ему и помогла задумка с вооруженным патрулем деревни. Старик явно боялся потерять власть, а потому все что ему оставалось, это попытаться выставить Широичи посмешищем. Вот только Демон тумана все отлично просчитал, он был готов к любым выпадам своего бывшего учителя.
Когда старик соизволил выйти из своего жилища, на его лице была маска невозмутимости, да только те, кто знали его достаточно хорошо, могли разглядеть его истинные чувства глубоко в его глазах. Его реплика была с издевкой, да только предназначалась она не столько для Широичи, столько для ушей драконов, что начали собираться, завидев старейшину и ожидая развязки.
- Дети? - переспросил Сэндай, слегка склонив голову на бок, скрестив руки на груди, - Или ты хотел сказать, шпионов?
При слове "шпионы", по толпе поползла цепь тихих но возмущенных шепотков. Широичи лишь озвучил то, что сейчас лежало на сердце у каждого жителя деревни. Все драконы переживали, что чужаки приведут сюда тех, кто захочет украсть их яйца, и пленить детенышей, угнав их в рабство. А потому сейчас они постепенно преисполнялись пониманием и поддержкой к действиям Широичи.
- Ты волен насмехаться, Сэйджин, но увидишь, это не единственные чужаки, что придут в нашу деревню. Придут и другие. Они как муравьи, куда один, туда и другие.
Обводя собравшихся взглядом, Широичи хотел убедиться, что здесь собралось большинство, чтобы он мог продолжить. Ведь какой будет смысл действовать, если не все будут поддерживать его? Сэндай медленно обошел маленькое пространство в кругу собравшихся драконов, снимая с головы рогатый шлем. Его волосы были убраны в узел, а голову перетягивала подшлемная повязка, которая не давала шлему ерзать и натирать голову.
- Ты слаб, Сэйджин и насмешки, это все, на что ты еще способен, - заявил во всеуслышание Широичи, отчего все перешептывания мигом прекратились, - Но для того, чтобы защищать наш народ и эту деревню, нужно нечто большее. Нужно уметь принимать верные решения, продиктованные не столько добрым сердцем, сколько трезвым рассудком, а приняв решение, довести дело до конца. Ведь нет ничего опаснее, чем незавершенное дело. Как не добитый гвоздь...
Последние его слова явно вызвали удивление у многих собравшихся, а потому следовало развивать мысль, не дав Сэйджину перехватить инициативу.
- В своих странствиях, - начал Демон тумана, - Я услышал историю о том, как недобитый гвоздь решил судьбу множества людей. Один кузнец подковывал коня, но не добил последний гвоздь до конца. Из-за недобитого гвоздя, конь потерял подкову. Потеряв подкову, конь сломал ногу. Потеряв коня, гонец не доставил приказ. Не получив приказ, полководец с войском остался на месте. Оставшись на месте, войско не пришло на поле боя и проиграло битву, а затем и войну.
Остановившись прямо напротив старика, Широичи посмотрел ему прямо в глаза. В глазах Демона тумана не было ни гнева, ни самоуверенности, ни ликования. Его взгляд был спокойным, как озерная гладь в безветренный день.
- Нет и не может быть всего лишь "влюбленных детей", Сэйджин. Есть лишь угроза, явная и скрытая. А когда есть угроза, нужно действовать - быстро и решительно. Отпустив чужаков, ты оставил свой последний гвоздь не добитым. А потому мне и моим воинам придется сделать все, чтобы последствия твоего безрассудства не навредили деревне.
Повисло молчание. Драконы ждали реакции старейшины, хотя многие из них уже успели убедиться в том, что в поступках Сэндая есть здравый смысл.

+1

5

- Ты испугался калеки и ребёнка, Широ.
«Я воспитывал тебя не таким».
Старик выглядел спокойным и собранным. Он не опирался на внучку, которая всегда оставалась подле него вместо дочери, покинувшей Сейджина когда-то очень давно ради идей молодого революционера. Минори отличалась боевым характером и придерживалась мнения деда, что любая война неизменно потянет за собой множество смертей, а новый мир, построенный на крови и костях, - намного ужаснее, чем жизнь в закрытой резервации, в деревне драконов, куда сложно попасть чужакам.
И всё-таки… возможно.
Именно об этом говорил Широ, пытаясь привлечь как можно больше внимания к своим словам и ситуации. Он получил в свои руки шанс, которого ждал столько лет, чтобы нанести удар. Сейджин не сомневался, что из-за доброты лекаря и семьи, которая захотела отплатить эльфам за спасение их ребёнка, весь мир и порядок, что он поддерживал годами, может в один раз рухнуть. Он мог бы сказать, что эльфийка – дочь королевы эльфов, но у него не было доказательств кроме слов, а Широичи использовал сильное оружие – страх.
Драконов, заинтересованных в судьбе Драак-Тала, их мира и жизни их детей и любимых, становилось всё больше. Они окружали двух сильных лидеров, ведь здесь и сейчас решалась судьба целого мира. Жить по старым законам в страхе, что когда-нибудь в их деревню придут чужаки грабить, убивать и уничтожать тот последний клочок земли, где они чувствовали себя дома. Или же идти в бой и отвоёвывать себе новые земли кровью и смертью.
- Ты сражаешься с ветряной мельницей, Широ, - не смолчала Минори, со злостью смотря на дракона, который открыто бросал вызов её деду.
Сейджин не позволил внучке вступиться за него, мягко придержал её за руку, успокаивая и внушая, что он ещё может закончить этот разговор миром.
Старик покачал головой, посмотрел на дракона.
- Слаб дракон, который первым делом хватается за меч.
В глазах Сейджина не было ненависти, осуждения или жалости, но было разочарование, с которым учитель смотрит на ученика, что не оправдал его надежды. Он боялся не потери собственной власти, а того будущего, написанного кровью на песке, которое им пророчила борьба за лучший мир для драконов.
- …и обречён тот народ, который возглавит безумец, боящийся собственной тени… Возвращайся домой, Широичи, распусти людей. Ты сеешь панику и пугаешь детей. Ты им не защитник. Мы оба это знаем. Ты хочешь развязать войну, хочешь сложить их головы за свой идеальный мир. Ты погубишь их из-за своей жажды крови.
- Пустите! Пустите меня! – из толпы послышался мужской крик.
Дракон, отец того самого мальчика, которого эльфы привели в деревню, пробирался через толпу.
- Эти эльфы спасли моего сына, - в отличие от старейшины кузнец Изао не скрывал свои эмоции. Он был зол и с гневом смотрел на Широ, видя в нём врага, а не спасителя и сильного предводителя. И хотя у Широичи были сторонники и единомышленники, были и противники. – Спасти раненого эльфа – это меньшее, чем я мог им отплатить за то, что они вернули мне ребёнка.
- Рабовладельцы так бы не поступили. Или шпионы, по-твоему, подстроили, что Гурон сбежал из дома и упал в ту расщелину? – к Изао присоединилась супруга, Найя. – Ты видишь выгоду и извращаешь правду похлеще любого демона!

+1

6

Широичи лишь криво улыбнулся, когда Сэйджин принялся за старую песенку вместо того, чтобы признать свои ошибки. Этим он лишь подтвердил, что не может более быть старейшиной Драак-Тала. Широичи не стремился занять его место, но понимал, что лишь ему хватит на это духу. А с учетом того, что Сэйджин начинал все чаще ошибаться, выбора у Широичи не было, если он хотел исполнить давнюю мечту - все драконы под одним небом.
- Если бы я хватался за меч всякий раз, чужаки уже были бы мертвы, а их растерзанные тела уже лежали бы в лесу у подножия гор. И все бы решили, что их дикие звери задрали или нечисть. И не было бы риска, что кто-то узнает о нас. Ты зовешь меня трусом и безумцем, но не я прячу голову в песок и свято верю, что меня не видно...
Широичи собирался продолжить, но к ним приблизился мастер Изао Райдон и его жена Найя, на их лицах читался гнев и ненависть, ненависть к нему. И все из-за того, что он пытается защитить их всех. Ему бы и впрямь пойти домой, выпить чаю и молча ждать, когда вся эта история выйдет для драконов боком, когда чужаки придут сюда с оружием и начнут разбой. А он и его люди остались бы в стороне, чтобы глупцы запомнили урок на остаток жизни. Но все они были драконами и Широичи не мог просто смотреть, как покорно его сородичи готовы пойти на заклание, аки агнцы, что не способны сопротивляться тем, кто заносит над ними нож. А потому Сэндай не сдвинулся с места, а всего лишь повернул голову к Изао.
- Ты злишься на меня, будто это я столкнул твоего сына в ту расщелину... - спокойно констатировал Сэндай, несколько даже отрешенно, так как ему было все равно в данный момент, что тот ему ответит, - Но я знаю, что произошло в тот день и как...
Пока чужаки гостили у Джана и Райдона, спасенный чужаками мальчик стал очень популярен среди других детей, которые расспрашивали его о том, как он с ними встретился. И одним из слушателей красочной, полной ярких описаний истории был младший брат Ониро, ученика Широичи. Тот рассказал все старшему брату, а тот - своему учителю. Так что Широичи знал о обстоятельствах знакомства мальчишки и чужаков.
- Гунар убежал из дома, чтобы увидеть мир вокруг, хоть издали, но увидеть города. Край тропы осыпался и он упал в расщелину. Он долго звал на помощь и на его крики и пришли они. Они достали его из ямы, не имея и малейшего понятия, что он дракон, да и дороги в деревню они не знали. И когда они спросили, кто он и откуда, он без утайки им все рассказал. А те лишь переговаривались на "смешном" языке... Я не виню его, он всего лишь дитя... - он специально не договорил до конца, дав кузнецу самому осознать всю серьезность ситуации, - Ну а что до того, как поступают рабовладельцы... Поверь мне, Найя, они еще и не такое могут. Я много странствовал и многое успел повидать. Поверьте, коварству двуногих нет конца и края. Ведь зачем им довольствоваться одним случайно найденным детенышем дракона, когда тот настолько благодарен и словоохотлив, что без тени сомнения приведет их туда, где огромное множество драконов, всех возрастов... И, разумеется, драконьи яйца.
С этими словами он хмыкнул и повернулся к остальным драконам, что молча наблюдали и слушали. Реакции, что читались на их лицах, все еще были разными. Единства по прежнему не было. Хотя его противников становилось все меньше.
- Ну что-же, Сэйджин говорит, что я не защитник и меня ведет лишь жажда крови. Что я жажду лишь смерти и разрушения. Но если так, то я бы никогда не вернулся назад, а как и прежде бродил по свету, убивая и разрушая. Но я вернулся. Так как вдоволь успел насмотреться на то, как двуногие относятся к драконам и не желаю такой участи для вас и других драконов. А желай я войны, призывал бы вас на нее каждый день с того момента, как вернулся, а не строил бы школу и не пытался бы расширить деревню. Сэйджин хочет, чтобы я ушел и распустил войска, но я этого не сделаю. Я сделаю так лишь тогда, когда этого захотите вы, все вы. Более того, я закрою школу и покину Драак-Тал и на этот раз навсегда. И тогда уже некого будет винить в ваших бедах. А они грядут. И видит Пламя, не по моей вине.
Это был рискованный шаг, но ему следовало раз и навсегда доказать, что он не тот монстр, каким его всегда выставлял Сэйджин. И даже если сейчас драконы изгонят его, он все равно выйдет победителем, так как докажет, что старейшина не прав и именно им, а не Широичи движет жажда власти. А что до его мечты, он все равно считал, что Драак-Тал не самое удачное место, чтобы начать строить государство драконов.

+1

7

- И по этой причине молодой эльф так возжелал яйца драконов, что решил проклясть себя смертельной магией, - в разговор вмешался старый лекарь Джан. Опираясь на магический посох, мужчина прошёл сквозь толпу и встал рядом с родственниками. Он выглядел хмурым и недовольным, как всегда, но спокойным и собранным, несмотря на назревающую бурю. – Ты можешь винить ребёнка, который показал эльфам дорогу к деревне, но за ворота их провёл я, потому что этот мальчик… эльф, который вернул Най и Изао, сына, был готов умереть, лишь бы мы защитили его спутницу.
Лекарь Джан был псиоником, достаточно сильным, чтобы увидеть мотивы каждого, кто находился рядом с ним.
- В сердцах этих эльфов и их умах не было злого умысла, - мужчина говорил спокойно. Он больше обращался к Широичи, потому что в отличие от него все остальные деревенские жители, хотя и были обеспокоены визитом чужаков, но всё же верили, что старый псионик не стал бы рисковать понапрасну. Он умел отличать правду и от лжи и видеть самые сокровенные желания. – Ты хочешь их защитить от мирской угрозы, но твоё желание ослепляет тебя, - мужчина смотрел в глаза воину, будто хотел пронзить его насквозь. - Все чужаки для тебя враги, а потому и мы должны быть для них врагами, так хочешь сказать? Тогда почему бы тебе не спуститься в Анвалор и не сжечь его дотла. Или пару тройку кораблей, которые привозят пищу, ткани и другие вещи, которыми пользуются жители нашей деревни в том числе? Или не убить всех драконов, которые хотя бы раз спускались к людям. Они тоже угроза. Они тоже показывали путь в деревне, ведь за ними могли проследить. Ты готов сражаться с целым миром, но ради чего?
Джан не пытался занять чью-то сторону. Он считал, что с угрозой нужно бороться, когда она есть. Если кто-то действительно придёт к воротам Драак-Тала со злым умыслом, его уничтожат. Но нападать на мир, убивая всех без разбора – глупость и зря пролитая кровь. Не только бескрылых, но и драконов. В первую очередь драконов.
- Что ты знаешь о настоящий войнах? Об убийцах драконов? О стрелах, которые пробивают драконью чешую с одного выстрела и достигают сердца? Ты можешь пообещать этим драконам, что они победят в этой войне, а каждая смерть не будет напрасной? Что у них будет дом, который они заслужили, и что отцы и сыновья всех павших бескрылых не придут, чтобы отомстить им за потери?
Джан тоже когда-то был молодым, и тоже хотел лучшего мира, пока не увидел сражения своими глазами и не ощутил вкус крови.
- Мы не видели войск, пока ты их сюда не привёл, - стоял на своём отец Гурона. – Ты сеешь смуту в нашей деревне.
- Вернулся в деревню за войском? – Минори не выдержала. - Здесь женщины и дети, старики – мы живём здесь в мире и спокойствии, и, видит Великое Пламя, самое большое событие, что случилось с нами в последние десятки лет – это приход двух детей эльфьей крови.
- Уходи, Широичи. Возвращайся к своим ученикам.
Хрупкий мир, который поддерживали Джан и Сейджин мог в любое мгновение рухнуть. Они ещё не знали, что по следам эльфийской принцессы идут убийцы, обгоняя честных гвардейцев королевы Гвиндерила и её принца-сына. Старые драконы знали, что верные сподвижники Широ пойдут вместе с ним, но она получит ещё больше сторонников, если к ним действительно придёт беда.

+1

8

Появление лекаря Джана не было для Широичи неожиданностью. Разве что его слова о том, что один из эльфов был проклят, несколько озадачили Демона тумана, Ониро рассказывал ему, что одного из них лечат, вот только не знал от чего и как. И если простые недуги можно вызвать с помощью зелий, то с магией все было иначе, никогда не знаешь, как она себя поведет. И тем не менее пронзающий взгляд лекаря, Широичи выдержал спокойно, он был уверен в своей правоте, может и не на счет шпионской миссии пары эльфов, что ушли недавно, но на счет того, что грядет буря, он даже не сомневался.
- За две сотни лет странствий, я жил войной. Я видел лицо смерти и презрел ее лик. Я видел убийц драконов и их методы. Видел, как падали драконы-одиночки, бездумно бросавшиеся в атаку, когда им следовало отступать. Видел и тех, кто бежал, когда нужно было дать отпор. И я и мои спутники совершали ошибки, но выживая, мы учились на них и становились сильнее. От наших клинков погибло не мало убийц драконов, а те даже и не поняли кто мы на самом деле. Знаю ли я о войнах? Ха! Даже больше, чем ты, Джан. За что я борюсь?! - постепенно, прокручивая в своей голове картины из прошлого, Сэндай начинал злиться, а от того и стал говорить громче, - За то, чтобы драконам не пришлось больше жить в страхе! Чтобы их не превращали в своих рабов жалкие двуногие! Чтобы наших детей не разделывали на куски, словно дичь! Думаете, забившись в угол и боясь высунуть нос, вы избежите всего этого?! И какой ценой? Забыв, кто вы есть? Разве такой участи вы хотите?
Оглянувшись по сторонам, Широичи понял, что пусть сегодня ему и удалось приумножить число сторонников в деревне, но до большинства было еще очень далеко. Сэйджин и Джан утверждали, что это он боится, вот только боялся не он, а они, жители Драак-Тала. Живя в изоляции, они тешили себя иллюзорной безопасностью, свято веря, что здесь им никто и ничто не угрожает. Но по своему опыту Широичи знал - нет безопасных мест. Всегда и везде опасно. И разница была в том, что он был готов рискнуть своей жизнью, чтобы выбить себе место под солнцем, но не они.
- Считаете, что я пугаю вас? Что я жажду власти ради власти? Что же, быть по сему. Завтра на рассвете я покину Драак-Тал, как и все, кто пожелает. Я никого не заставляю, каждый решит за себя сам. Но запомните мои слова, настанет час и вы пожалеете, что не убили тех эльфов и не бросили их растерзанные тела в лесу у подножия гор.
С этими словами он вновь надел на голову свой рогатый шлем, после чего зашагал прочь от дома Сэйджина. Он мог многое еще сказать, но настоящий воин всегда знает, когда стоит продолжать бой, а когда следует отступить, чтобы не проиграть. Он не считал свой уход из деревни проигрышем, а потому принял это решение без сожаления, с холодным разумом и спокойным сердцем.
- Субудай, сигнал об отступлении. Все наши должны незамедлительно вернуться в храм Сэндай, где я все им объясню. И найди мастера Летящий снег, с ней я должен переговорить в первую очередь, - приказал он одному из своих воинов, что проходил неподалеку.
Парой часов спустя, Широичи встречал возвращающихся воинов во дворе своей школы и был при этом мрачнее тучи. Им придется бросить их школу и он пока не брался загадывать, как скоро они смогут возвести новую где-нибудь еще. Храм Сэндай был лучом надежды, что поможет драконам подготовиться к неизбежному - к борьбе за свое право жить не таясь, за место, где никто не посмеет покуситься на их жизни и их свободу.
- Учитель, - обратился к Широичи тот самый дракон, которого ранее Демон тумана назвал Субудаем, - Наши воины вернулись, как вы и приказали. Мастер Летящий снег ожидает вас в гостиной.
- Постой, - окинув воинов взглядом, произнес Широ, - А где Мототада?
На несколько минут воцарилось смятение, воины обменялись короткими фразами, дабы понять, кто видел Мототаду последним.
- Да вот же он, - произнес Ониро, глядя куда-то вдаль, - Бежит как ошпаренный. Странно...

+1

9

- Одиночные вылазки и нападения куцых групп – это не война.
На лице лекаря Джана ничего не изменилось, ни когда Широичи заговорил о боевом опыте, ни об отсутствии опыта у Джана. Мужчина прожил больше трёх столетий и застал времена, когда народы Рейлана воевали друг с другом за земли, за идеи, за смертную глупость, которая уничтожила один из народов едва ли не полностью. Он не хотел, чтобы драконы повторили участь ульвов, а их драконья деревня стала вторым Зенвулом, сгоревшем в пламени тёмной магии некромантов.
- Мы живём, а не выживаем до тех пор, пока знаем цену своим жизням.
Каждый из драконов – Джан и Сэйджин, знал, что выдержать спор с Широичи – это не самое сложное. Настоящая проблема наступит тогда, когда в подтверждение слов дракона в деревню действительно придёт угроза. Сильная и опасная. В сложные времена, наступившие в Драак-Тале, дул слабый ветер перемен, который в любое мгновение мог обернуться настоящей сокрушительной бурей.
Этот день настал незадолго после ухода эльфов. Драконы успели разойтись с улицы перед домом старейшины, они вернулись к прежней жизни, продолжая заниматься своей работой, будто ничего не случилось, но в их головах глубоко засели слова Широ. Что если беда действительно нагрянет? Один-два эльфа – это пустяк против такого количество драконов. Хватит одного молодого подростка, чтобы сжечь их дотла, но что если к ним придут вооружённые воины, драконоборцы, которые знают, как сражаться с драконами, знают об их слабости и воспользуются ей?
Слабый ветер подул в сторону деревни, развевая молодые цветы на ветвях деревьев. Он принёс ароматы цветов, наполнил день шелестом листвы. В этот день дракон, пролетавший над горами Алавес в поисках трав, заметил пятерых чужаков, которые шли по горным тропам, направляясь в сторону деревни. У них не было проводника, но прямо перед ними летела зачарованная вещь, похожая на женский платок. Он парил в воздухе, будто живая медуза, мягко переливался на свету солнца, играя яркими нитями рисунка, и притягивал взгляд. Но дракона заинтересовала и обеспокоила не искусная работа мастера, а то, что люди направлялись в Драак-Тал и были вооружены. Они не знали тропы, но вещь будто бы знала, куда направляется. Других деревень здесь не было, а надежда, что путники ошиблись местом или ищут кого-то из своих, потерявшихся ночью в горах, развеялась, когда они нашли старый проход, скрытый с глаз чужаков. Они не могли о нём знать.
Дракон полетел в деревню, чтобы предупредить старейшину и братьев с сёстрами.
Сэйджин пытался взять ситуацию под контроль, успокоить жителей деревни и выбрал среди драконов лучших воинов, которые должны были встретить чужаков на тропе и не пустить их в деревню драконов.
- Быстрее, пока не случилась беда!

+2

10

Мототада нес вахту на самой дальней наблюдательной точке, с которой была видна тропа и склон горы в целом. Когда над деревней появился сигнальный флаг, приказывающий отступать, Мототада уже собрался было уходить, как заметил как кто-то из его собратьев, пролетая высоко в небе, вдруг замер, всматриваясь вниз. Проследив за его взглядом, Мототада начал всматриваться в том направлении, пока не увидел пятерых вооруженных людей, что только-только ступили на тайную тропу. Ту самую, что ведет в Драак-Тал. Об этом сигналили из деревни его братья по оружию? Дракон не знал, но бросился к деревне со всех ног. Там он столкнулся с тем самым драконом, что заметил чужаков с воздуха и сейчас бежал к старейшине. Поняв, что его товарищей больше нет в деревне, Мототада со всех ног кинулся в сторону храма Сэндая, куда и отступили Широичи и остальные его ученики.
- Учитель! - прокричал вбежавший во двор Мототада, - Вооруженные чужаки идут по тропе к Драак-Талу!
Что-же, Широичи знал, что этот момент настанет, но он не предполагал, что все случится так скоро. И тем не менее, он наступил и сейчас Сэндай вел внутреннюю борьбу с самим собой. Так как с той же силой, что одна его часть сейчас рвалась броситься на защиту деревни, другая желала остаться в стороне, дабы проучить всех тех, кто поносил его, оскорбляя его и обвиняя во всех возможных грехах.
- Сэйджин, скорее всего собирает людей... - высказался Ониро.
- Ты обязан придти деревне на выручку, - прозвучал женский голос за спиной Широичи, - Это наш путь.
Он не обернулся, но слова Юрико помогли ему побороть уязвленную гордыню. Пришло время действовать, а потому Широичи не мешкая поправил меч с ножнами на поясе и водрузил на голову рогатый шлем.
- У Сэйджина нет ни одного, кто бы посвятил столько же времени фехтованию, что и мы. А потому защита деревни в очередной раз ложится на наши плечи. Ониро, Субудай, Мототада, затаитесь на "совином уступе". Рокуро, Хидэёри, Камакуро, заросли в ложбине за вами. Оборо, Хейхати, пойдете с мастером Летящий снег. Остальные - за мной! - отдав распоряжения, Широичи бросился бежать в сторону тропы, остальные последовали выполнять его указания.
Они бежали крайне быстро, так как им следовало обогнать недоучек Сэйджина и перехватить чужаков раньше. Они могли бы принять истинный облик и оказались бы где нужно почти мгновенно, но так они лишились бы эффекта внезапности, да и выдали бы свою суть. Но Широичи всегда учил своих учеников, что драконоборцы опасны только тогда, когда видят дракона, а потому атакуя их как люди, они не только уравнивают свои шансы, но и получают преимущество над противником.
Им удалось. Они смогли занять нужные позиции раньше, чем чужаки смогли подняться по тропе до этого места. И когда чужаки оказались между "совиным уступом" и пышным кустарником, что отделял маленькую полянку от небольшого леска к востоку от тропы, дорогу им преградил Широичи Сэндай. Остальные его ученики спрятались за валунами, чуть позади того места, где стоял Широичи. Почему так? Демон тумана решил показать своим, а также воинам Сэйджина, что должны будут скоро показаться, что даже один дракон способен победить вооруженный отряд. Просто этому дракону нужно быть настоящим воином, а не кузнецом или дровосеком или рыбаком.
- Эй ты, - обратился первым темноволосый эльф, перед которым в воздухе парил зачарованный платок, - Видел ли ты двух эльфов? Лучника и девченку, с виду почти еще ребенок. Ну?
- Тех кого ты ищешь, здесь нет. Убирайся и своих забери. - бросил Широичи, довольно наблюдая за изумлением чужаков, что с роду не видели таких доспехов.
- Ты врешь. Заклинание точное. И оно указывает, что они где-то позади тебя. Убирайся с пути, ты мешаешь гвардейцам Ее Величества, преследовать беглецов! - не унимался темноволосый.
- Позади лишь мой дом, а я не пускаю на свой порог всяких отбросов. Убирайтесь, - отрезал Сэндай, что явно не понравилось чужакам, что потянулись к оружию.
- Да кто ты такой!? - взревел громила чуть позади темноволосого.
- Демон тумана. Слыхали о таком? - ответил Широичи, будучи готовым выхватить меч при первой необходимости.
- За идиотов нас принял? - рассмеялся темноволосый, - Это всего лишь сказки, которым уже больше ста лет! Да и мы не в море. Так что проваливай, пока цел. Так или иначе, мы дойдем туда, куда указывает заклинание.
- Ты! Не пройдешь! - взревел Широичи и активировал последний Илион, что остался у него со времен его странствий. Густой туман довольно быстро затянул все пространство вокруг Широичи, поглотив чужаков, заросли, совиный уступ и почти достав до валунов. Чужаки схватились за оружие, но они едва могли друг друга различить в этом тумане, что и говорить о Широичи, что уже мчался на них, прекрасно видя их и их местоположение. Он специально пронесся между темноволосым и громилой, а потому удар темноволосого достался его дружку. Затем Широичи выхватил меч и с широкого размаху полоснул на уровне шеи одного из эльфов, что стоял позади темноволосого, после чего отбежал на пару метров, чтобы противники потеряли его из виду. Обойдя группу слева, Демон тумана атаковал еще одного пронзив того мечом, после чего вновь отступил. Следующее что он сделал - вернулся на изначальную позицию и развеял действие артефакта, что сразу после этого "выгорел". Зачем он это сделал? Да потому, что оставшиеся уже успели справиться с шоком и даже пытались сориентироваться на звук, а с острым эльфийским слухом, сделать это было проще. И все-же, один из уцелевших смалодушничал, а потому как только туман рассеялся, он со всех ног рванул вниз по тропе. Сэндай и бровью не повел, так как Юрико уже должна была зайти им в тыл, пока он отвлек внимание чужаков на себя. Так что беглецу светила встреча с Танцующей смертью...
- Довольно уловок, эльф. С тобой я справлюсь и без них, - с этими словами он вернул меч в ножны, но руку с эфеса не убрал.
Противники замерли друг напротив друга, но было видно, что темноволосый сильно нервничает и вот-вот потеряет самообладание. Так и случилось, поудобнее перехватив меч, он кинулся в атаку, рассчитывая перенять инициативу и вытеснить Широичи под уступ. Но Сэндай кинулся тому навстречу, чем окончательно обескуражил врага. И когда меч эльфа должен был опуститься на голову Широичи, тот в последний миг ушел влево и молниеносно достал меч. Взамах меча и кисть эльфа оказалась отсечена, а его меч жалосливо звякнул о камень. В следующий миг Сэндай крутанулся вокруг своей оси и резко присел, рубанув мечом под колени взревевшего от боли эльфа. Бой был закончен, а у Широичи появился пленник, истекающий кровью, но пленник.

+2

11

Группа наёмников следовала за принцессой и её телохранителем от порта в Ауреллоне. Они отставали на несколько дней и с запозданием узнали, что корабль, на котором дочь королевы эльфов собиралась плыть до самого Пантендора, остановился на берегах Анвалора. Здесь же эльфы сошли с корабля, но о причине наёмники узнали уже многим позже, когда успели всё разведать сначала у хозяина корабля, а после – у хозяина таверны, где эльфы оставались на постой. Там же они узнали, что девушка была больна, а потом каким-то чудом пошла по поправку. Хозяин таверны так же говорил, что эльфов в последний раз видели в горах и что направлялись они в деревню к целителю, который мог им помочь. Хозяин таверны всё подробно рассказал, но сам тропы не знал. Из-за того, что эльфы уходили в спешке и заботились больше о собственном здоровье и проклятии, пожирающем их изнутри, они совершенно забыли о предосторожности. В старой опустевшей комнате наёмники нашли женский платок с гербом дома Кёлей, именно он указал им путь, по которому девушка и её спутник шли до деревни в горах.
В группе вооружённых наёмников было всего два мага. Один сильный, второй – по навыкам чуть выше среднего. Остальные – мечники и лучники, которые так же пытались выполнить свою работу, не понимая, зачем им столько людей. Одна девчонка, да один телохранитель-лучник, который по словам хозяина таверны выглядел паршиво и едва ли был для них угрозой.
Драконья деревня, где остановились эльфы, настораживала наёмников. Они опасались, что вырвать принцессу из лап такого сильного врага, будет сложно, а уж куда драконы отправят девушку – выгонят её из деревни вместе с телохранителем или помогут ей добраться домой или до Пантендора – гадание будто на ромашке. Пустое и без толики уверенности, что хоть на йоту близко к правде.
Наёмники решили действовать по обстоятельствам, начать с простого – выяснить, где находится принцесса, насколько хорошо охраняется деревня, как можно в неё проникнуть незаметно, чтобы выкрасть девушку, а её спутника убить на месте, или же придётся выманивать их хитростью. Хозяин дорого платил за живую девушку, но и мёртвой, случись что, тоже сгодилась бы.
Они не ожидали, что на драконьей тропе, куда бескрылым ход заказан, их встретят с таким убийственным гостеприимством.
Наёмник с арбалетом выстрелил, целясь мужчине в горло. Выживший маг – ударил заклинанием по женщине, которая как из ниоткуда появилась на тропе, собираясь сбросить её с тропы в пропасть и быстро избавиться от одного противника. Он выставил магический щит на уцелевших товарищах, чтобы их не перебили как скот на узкой и неудобной для манёвра тропе. Хозяева горной деревни знали все тропы и отлично использовали местность, в чём чужаки им со скрипом проигрывали.
- Нападение на королевских гвардейцев – это развязывание войны с королевой эльфов! – крикнул мужчина, едва ли надеясь, что на вооружённых хозяев горы это повлияет.
Они готовились отбиваться скудными силами, если слова не возымеют эффект.
- Вы мешаете нам защитить эльфийскую принцессу! – играл он по старому сценарию, но что-то подсказывало мужчине, что собеседнику плевать.

+1

12

Как оказалось, бежавший воин был магом и стоило Юрико встать на пути, как тот со страху метнул в нее атакующее заклинание, надеясь сбросить ее с тропы. Но Летящий снег за столетия странствий не единожды сталкивалась с магами, а потому для нее не составило труда уклониться от чар, тем более что она была на своей территории, где каждый камушек, каждая трещинка были ей знакомы. Единственное, о чем она беспокоилась, чтобы Оборо, которая прикрывала ее, не покинула свое укрытие и не попыталась атаковать мага сама, чтобы лишний раз попытаться выделиться среди остальных учеников.
Между тем, Широичи едва успел отразить арбалетный болт, который выпустил по нему еще один уцелевший эльф. А ведь он был готов поклясться, что нанес ему смертельную рану. Но как видно, эльф оказался живучим и потому решил огрызнуться, выстрелив из арбалета. Но как-то не складывалось все это с тем, что сказал темноволосый, а теперь и этот трусливый маг. Эльфы, тем более гвардейцы Гвиндерила, не особо жаловали арбалеты, предпочитая старые добрые луки, так как эльфы славились не только своей меткостью, но и скорострельностью. А с арбалетом много возни, что уже не похоже на гвардейцев, с которыми Широ когда-то сталкивался. А вот слова о том, что та эльфийская девчонка была принцессой, удивили Широичи, одновременно расставив все по местам в поведении Сэйджина. Старый глупец верил, что дав той уйти, он спасет Драак-Тал от войны с эльфами, но в итоге чужаки все равно пришли сюда, ступая по ее следам. Сэндай сильно сомневался, что эти пятеро были гвардейцами, но то что война была неизбежна, было очевидно. Пусть остальные поверят, что они гвардейцы - плевать. Все равно его слова подтвердились, пощадив тех двоих, Сэйджин навлек беду на деревню и он позаботится, чтобы в деревне все в этом убедились. Осталось только прикончить этих двоих.
- Врагу у ворот,
Напрасно надел ты руно,
Пощады нет.

Не успели эти слова разнестись эхом в горах, как из-зарослей поднялись три воина с луками и принялись поливать врагов стрелами. Тем временем, чуть выше, на краю уступа появились еще трое воинов, но уже с большими камнями в руках, которые они без промедления начали сбрасывать на головы обреченным.
Тем временем Сэндай взглянул на темноволосого, что еще пытался подняться на подрезанные ноги, при этом опираясь о землю единственной целой рукой. Демон тумана решил избавить бедолагу от медленной и затяжной агонии, а потому занес над ним свой меч, взявшись за него двумя руками. В следующий миг меч опустился и по горной тропе пакатилась отрубленная голова.

Отредактировано Широичи Сэндай (2019-05-20 21:55:03)

+1

13

- Что за хрень ты несёшь?
Явно не стихосложения посреди боя ждал мужчина с арбалетом. Он рассчитывал, что незнакомцы, которые каким-то чудом всех прожжённых наёмников перерезали как свиней на скотобойне, даже не запачкавшись, либо согласятся на переговоры, либо возьмут одного из них, чтобы допросить или проводить к принцессе и лично ей показать посланника Её Величества, но если они так обращались с гвардейцами эльфийской королевы, то как они обошлись с принцессой? Может, девчонка уже давно мертва вместе с её красным псом? Но кого это теперь волновало? Наёмники пытались спастись.
Даже мужчина с отсечённой конечностью быстро сообразил, что ему здесь делать нечего, о том, что бегство в его случае – вариант заранее проигрышный, он уже не думал. Желание выжить любой ценой стояло выше всего. Он полз по камню, оставляя кровавый след, к самому краю тропы, отчего-то считая, что лучше сброситься вниз и надеяться на спасение там, чем остаться здесь, но не успел – меч нагнал его быстрее, чем он успел свеситься с края.
Драконы, которых послал Сейджин, появились, когда на тропе лежали тела, утыканные стрелами. Драконы были воинами и то, что они увидели, понравилось им едва ли.
- Что здесь произошло? – хмуро спросил Канто, главный дозора, смотря на убитых наёмников, а после перевёл взгляд на Широичи и его сторонников. – Зачем ты убил этих эльфов?
- Они могли рассказать нам, зачем пришли и чего от них ждать! - выпалил Гит, второй дракон, который успел тоже обернуться человеком и встать на тропе перед братьями.
Канто сомневался, что Широ вообще спрашивал, кто направлялся в деревню и с какой целью. В его глазах они жестоко убили чужаков, нарушив запрет старейшины.
- Сейджин запретил убивать чужаков здесь, но ты нарушил его запрет, - мужчина знал, что от чужаков следовало избавиться, но не так. – Их могут найти по останкам, по вещам, как это сделал их маг, который направлялся в деревню, - Канто это казалось очевидным.
Платок, который показывал путь группе наёмников, зацепился за старый куст на краю тропы. Он навис над пропастью, развеваясь на ветру, уже не такой прекрасный, как раньше, со свежими кровавыми пятнами на белоснежном эдельвейсе. Ветер подул сильнее, платок сорвался с ветки и улетел прочь.

0

14

- А на что это похоже, Канто? - не поворачиваясь, поинтересовался Демон тумана, - Защитил нашу деревню от вооруженного отряда чужаков, вот и все. Я дал им шанс уйти живыми, но они потянулись за оружием, так что они сами виноваты...
Это была правда, вот только от части. В случае, если бы чужаки и в самом деле развернулись бы и пошли прочь, то их бы все равно преследовали бы и убили, просто в другом месте. Нельзя оставлять в живых тех, кто нашел секретную тропу. Двоих они отпустили и вот результат. Выпад Гита в свой адрес Широичи пропустил мимо ушей и даже не собирался оправдываться, тем более что сам он услышал достаточно, да и его сторонники тоже все слышали, так что Широичи ничего ни от кого не утаил. А Сэйджин, похоже, и так это знал, вот только не счел нужным поделиться этим с остальными. Вот и остается подвести итоги и решить, кто же из них на самом деле злодей.
- Не все запреты Сэйджина стоит соблюдать... - и вновь ответа был удостоен лишь Канто, так как в отличии от Гита он не забывал о рамках приличия и не позволял своим эмоциям говорить вместо себя, - И ты можешь убедиться воочию, что я был прав. Он отпустил двоих "безоружных детей" а за ними следом пришли эти... А теперь представь, сколько бы пришло, отпусти мы еще и этих. Старик уже не тот. Его решения уже не так мудры и дальновидны. Да, у него доброе сердце, вот только это и есть его проблема. В своем желании быть добрым, он ослеп настолько, что не видит, как подставляет деревню под удар.
Говоря это, Широичи присел у обезглавленного тела и принялся вытирать свой меч полами его плаща. В одном он был абсолютно согласен с Канто, оставлять все вот так нельзя. Нужно избавиться от тел и всех их личных вещей, даже крови на тропинке не должно остаться, чтобы никто и ничто не смогло привести сюда еще больше чужаков. И тут взгляд Сэндая привлек платок с эдельвейсом, что как-раз сорвался с ветки кустарника и полетел прочь, уносимый порывом ветра.
- Хэйхати... - указав на улетающий платок, произнес Широичи и в ту же минуту бронзовый дракон воспарил в небеса и ринулся догонять платок.
- Об остальном не волнуйся. Устроим ублюдкам пышные драконьи похороны. От них ничего не останется... Меня другое интересует... - выпрямившись, Широичи вернул меч в ножны и снял с головы свой рогатый шлем, - По словам одного из них, та эльфийка - беглая принцесса, а тот другой то ли ее похититель, то ли телохранитель, то ли еще кто, не суть. Но важно не это. Важно то, что те двое довольно давно ушли из деревни. Достаточно, чтобы заклинание поиска начало показывать в другом направлении. Но почему-то, показывало оно именно на Драак-Тал... Почему? Не оставили ли те двое что-то из личных вещей в деревне? Это бы многое объяснило. Как и то, зачем они это сделали...
Произнеся последние слова, он недвусмысленно кивнул на трупы, которые в данный момент его воины стаскивали на одну кучу, стараясь собрать все, чтобы и пуговица, и прядь волос с эльфийской головы не избежала драконьего пламени. Кто-то из его учеников уже помчались в деревню, чтобы принести воды, чтобы смыть кровь с тропы. Все следы должны прерваться, раз и навсегда.

+1

15

- Ты говоришь с такой уверенностью, будто личный советник королевы эльфов и знаешь каждый её шаг.
Да, Канто знал, кем были эльфы, которые пришли в деревню. Ему, как главному в дозоре, Сейджин рассказал всё, что могло понадобиться в решении возможных проблем.
- Они могли придти к нам с миром, лично убедиться, что их принцессы нет в нашей деревне и так же уйти. В гвардию королевы не набирают преступников и бесчестных эльфов, Широичи. Ты относишься с ненавистью ко всем чужакам и считаешь их всех подлецами, но чем ты возвысился над ними? Тем, что первым оголил меч? Начал драку вместо разговора? Этому ты учишь своих учеников? В любой ситуации оголять меч, если перед тобой стоит не дракон? – Канто оглянулся на всех драконов, которые оказались на тропе по приказу Широичи. Он не видел в них братьев и не видел в них жителей одного мира. Они жили на одной земле, но в разных мирах.
Канто вздохнул. Он понимал, что этот разговор бесполезен. Дракон никогда не изменит своё мнение и будет считать, что он прав, оправдывая свою жестокость людьми, которые его чем-то обидели. Канто считал, что им нужна защита, но не бездумное нападение на каждого, кто ступит на драконью тропу. Он злился, что первая кровь пролилась таким образом и не хотел этого. Убийство королевских гвардейцев – это не нападение на каких-то разбойников, а оскорбление королевы. За него будет цена. Слишком большая.
Он злился на себя в том числе, что не успел опередить Широ. Если бы он успел, то ничего бы этого не произошло, но он опоздал.
- Как среди бескрылых есть люди без чести, так и среди драконов. Не забывай об этом, когда в следующий раз оголишь меч.
Поздно размахивать руками, когда драка закончилась. Мертвецов уже не вернуть к жизни – остаётся надеяться, что это не принесёт деревне ещё больше проблем.
- Их будут искать, - что было закономерно. – На тропе не должно остаться ничего из их личных вещей, никакого следа от тел, включая магический, который могли оставить их маги.
Канто знал, что для уничтожения тел и вещей хватит огня, но сильные маги найдут след по магическим нитям, которых в горах хватало после использования магии. Если эти эльфы действительно были гвардейцами, которых послали на поиски принцессы, то по их следам придут другие.
- Если бы вы оставили кого-то в живых, мы могли бы узнать, как они нашли путь в деревню. Мы знаем, что девушка плыла на корабле из Гвиндерила и вынужденно сошла с корабля вместе с защитником в Анвалоре. Её путь намечен на карте. Её могли видеть. Кто-то мог знать, куда они направляются и без магии.
Он знал, что есть человек в деревне, как минимум один, который знал, куда направляется группа эльфов, но он не стал об этом говорить. Канто знал методы Широичи, поэтом оставил это в тайне.
- Магия показывает магический след хозяина – а не приводит к нему сразу. След девушки обрывается в деревне. Она ушла с Нео, по воздуху. Дальше магический след теряется. То заклинание, которое использовал маг эльфов, не могло вывести их на неё, но привело в последнее место, где она была.
Возможно, если бы не предложение Нео продолжить путь на драконе, то эльфы пошли бы за девушкой дальше из деревни, но всё закончилось здесь.
Или только начиналось?.. Что если в следующий раз к воротам Драак-Тала пожалует сам принц вместе с грифоньими всадниками? Крылатым не нужна тропа. Им достаточно найти путь принцессы и заявиться прямо в деревню.
- Я уничтожу магический след, но вы – исправляйте то, что сделали.
Гит, который весь разговор выглядел пасмурные тучи, по приказу старшего отправился в деревню, чтобы лично доложить старосте, что произошло на тропе.

+1

16

- Нет чести в том, чтобы дать двуногим себя поработить. Я же предоставил им шанс уйти, но они лишь потянулись за оружием. Я бился один, против пятерых. Бился в их обличии, а не в своем истинном. Я не убил их спящими, не убил изнеможденными, не ударил подло в спину. Я знаю о чести все и не путаю ее с безропотностью агнца ведомого на заклание, - спокойно парировал Широичи.
Разумеется, Канто все равно не прислушается к нему, что бы он ни говорил. Он был верным подручным Сэйджина, таким и остался. И Широичи уважал их обоих, да он не был согласен с ними в видении будущего для драконов, но он уважал их решимость и их верность своей цели. Несбыточной цели, но все же. Даже попытка Канто оскорбить Широ не заставила последнего изменить свое мнение касательно первого.
Но в одном Канто был прав абсолютно - кто-то мог видеть двух эльфов, когда те шли в горы. Возможно также, что кто-то сторонний знал и о тропе, да и о деревне тоже. До сего дня такая вероятность оставалась лишь вероятностью, а потому не было нужды ее проверять. Однако пять трупов делали эту вероятность уж очень правдоподобной, а потому было необходимо принять жесткие меры, чтобы защитить деревню. А после он сможет начать приготовления, чтобы навсегда покинуть эти берега. Он уже успел решить для себя, что ему Драак-Тал ни к чему, здесь ему не построить новый мир для драконов. И пусть те, кто хочет держаться за прошлое, останется прозябать здесь до конца времен, а он возьмет свою судьбу в руки и поведет в будущее свой народ. И плевать, сколькими двуногими придется пожертвовать при этом.
Дождавшись, когда Канто и его воины вернутся в деревню, Широичи подошел к Юрико.
- Кто-то может знать о тропе... Кто-то из живущих у подножия...
-Если так, то мы не можем оставить все вот так. Но что мы предпримем? - пряча мечи в ножны и поправляя полы халата, спросила Юрико.
- Придется выяснить, и если о тропе и в самом деле знают посторонние... Нельзя подвергать деревню такому риску... Отправлю Ониро выяснить что к чему. А когда он выяснит, то окончательно обрубит все концы. Никто больше не потревожит покой драконов. И тогда мы покинем Драак-Тал...
- Покинуть?! - Широичи уж и забыл что они так и не успели поговорить об этом его решении. Он как смог вкратце пересказал события этого дня и слова ее отца. Было видно, что ей не понравились слова Сэйджина, да и реакция Джана, но она поняла, почему Широичи принял такое решение. Незачем защищать тех, кто не хочет, чтобы их защищали. А потому остается лишь положить конец этой истории и уйти. Пусть Вечное Пламя решит участь оставшихся.
- За Сэйджина лишь несколько драконов, учитель... - Ониро как всегда старался незаметно подслушать чужие разговоры, чтобы после вмешаться в них самым бестактным образом, - Так почему бы не преподать урок тому же Гиту или Канто? Он же посмел оскорбить вас, учитель...
- Не забывай то, чему я вас учил - дракон не прольет кровь дракона, если тот не угрожает жизням других драконов. Канто не опасен ни для нас, ни для других. А если начнем обнажать мечи из-за слов, то лишь докажем его правоту. Нет. Ну а поскольку ты подслушивал, то уже знаешь, что тебе делать.
- Да, учитель... - Ониро почтительно поклонился учителям и удалился.
Тем временем приготовления  к сожжению трупов были завершены. Все следы были зачищены, все личные вещи были собраны и уложены вместе с убитыми эльфами. Хэйхати даже вернул злосчастный платок, который также был уложен вместе с эльфами. Несколько драконов приняли свой истинный облик и обрушили пламя на трупы и их личные вещи. Еще несколько минут и все будет кончено, драконье пламя не оставит никаких следов, сжигая и плавя все, что с ним соприкоснется.

+1

17

О деревне драконов мало что знали. По словам жителей предгорья, они жили высоко в горах, куда никто из бескрылых не мог подняться, да и никто не знал тропы. Даже целители и травники, которые ходили в горы за нужными травами и цветами для зелий и снадобий, говорили, что видели, как иногда драконы парили в небе, но где их дом, где их драконья обитель – никто из них не знал, а все, кто пытались пробраться в Драак-Тал, находили смерть в его стенах или исчезали навсегда, едва уносили ноги.
Хозяин таверны, в которой остановились эльфы, едва сошли с корабля, ничего не знал о тропах. Но именно он рассказал Хэльмаарэ и Нувиэль, что в горах живёт лекарь и он дракон. Он рассказывал, что этот лекарь иногда ходил в деревню под горой, чтобы помочь больным, а затем уходил одной и той же дорогой, ведущей в горы.
Эльфы были редкими гостями на материке. Земли ульвов их не привлекали ни климатом, ни содержанием, потому два рыжих остроухих гостя запомнились людям, которые в тот день были в порту, оставались на постой в таверне, но уже давно выдвинулись в путь и уплыли или вверх по течению или вернулись в тёплый воды Силвы.
Канто, верну служивший старосте деревни, рассказал ему обо всём, что случилось. Мужчина подозревал, что Широичи пошлёт кого-то из учеников в деревню, чтобы тот всё узнал об эльфийских гостях, поэтому тайком послал своего проверенного помощника – внучку. Девушка была одной из немногих драконов, кто спускался с горы, чтобы помочь больным в деревне. Они никогда не выдавали свою сущность и не говорили, где живут, пытаясь сосуществовать с другими народами в мире. Джан же в последнее время воздерживался от прогулок с горы. Его доброта уже дважды сыграл против него и могла привести к бунту в деревне, где и без того стало неспокойно с появлением эльфов.
В деревне хватало людей, которые видели эльфов. Некоторые капитаны кораблей, торговцы, хозяин таверны, его семья и постояльцы. Сэйджин надеялся, что Широ не станет убивать всех, кто живёт в деревне, чтобы замести следы. Наверняка эльфы, которые пришли по следу принцессы, уже связывались с королевой или принцем, а потому ди’Кель уже знают, где им искать принцессу.

+1

18

Когда с телами было покончено, Сэндай приказал ученикам развеять пепел на ветру, чтобы на тропе не осталось и следа. После они должны будут вернуться в школу и начать приготовления к отбытию. Сам же Широичи направился в деревню, ему предстояло поставить в известность жителей, если их уже не оповестил Сэйджин изложив им свою версию произошедшего. Жители Драак-Тала имеют право знать, что он, Широичи Сэндай, был прав, а их горячо любимый старейшина чуть не подверг их опасности, желая впустить вооруженных чужаков в деревню, чтобы поговорить. И зная уровень боевой подготовки того же Канто, Широичи понимал, что начнись драка уже внутри деревни, жертв было бы больше, чем пятеро эльфов.
К тому времени, когда Широичи вошел в ворота деревни, драконы уже начали собираться в группы и стягиваться к дому старейшины. Дурные вести расходятся довольно быстро и те, кому было страшно, спешили к Сэйджину, чтобы тот успокоил их, уверив, что все под контролем и что им нечего бояться. Что деревня в безопасности. Вот только Широичи прекрасно знал, что старик вновь попытается свалить все на него, выставляя его чудовищем. Но ему было плевать. Он расскажет им правду, а верить ему или внять словам Сэйджина, это пусть каждый решит для себя сам.
Появление Сэндая не осталось незамеченным, а потому многие драконы изменили свое направление и начали собираться вокруг Широичи, преградив ему путь. Добрый это знак или нет, Широичи не знал, Демон тумана полагал, что ему придется приложить усилие, чтобы привлечь внимание к своей персоне, а вот как вышло. Должно быть, его слова утром оставили свой след в сердцах и разумах жителей деревни, а потому они хотели услышать все из его уст.
- Что произошло?
- Чужаки нашли тропу? Это правда?
- Рад был бы успокоить, вот только не в этот раз. Да, чужаки нашли тайную тропу. Их было пятеро, все вооружены, среди них было двое магов. Смрад их магии было трудно не учуять. Я преградил им путь у совиного уступа и дал им шанс убраться прочь. Но они не вняли моим словам и достали оружие. Я перебил их. Мои ученики добили тех, кому повезло уцелеть после моей атаки. Они пришли за той девчушкой, что гостила у нас. И знаете что? Мы "имели честь" принимать у себя особу королевских кровей. По крайней мере, если верить словам тех вооруженных вторженцев. И я склонен им в этом поверить, раз даже Сэйджин знал об этом и рассказал об этом лишь своему подручному, Канто. Он послал Канто, чтобы тот проводил чужаков в деревню, дабы те лично убедились, что девчушки здесь больше нет. Они назвались гвардейцами королевы Гвиндерила, вот только я не нашел при них ничего, что подтвердило бы их слова. Но чтобы быть уверенным, я выслал разведку, чтобы убедиться, что других эльфов нет в округе и что они не найдут дорогу сюда... - краем глаза, Широичи заметил вышедшего на крыльцо своего дома Сэйджина, - Что-же, похоже старейшина уже готов рассказать вам очередную сказку на ночь. Ступайте, не смею более отнимать у вас время...
Сказав это, Сэндай прошел сквозь толпу и пересек деревню, чтобы покинуть ее с противоположной стороны, откуда начинался кратчайший путь к его школе. Вступать в словесные перепалки с Сэйджином сейчас не имело никакого смысла. Свое дело он сделал, дал драконам правду, как распорядиться ею, пусть решат сами.
Несколькими часами спустя, когда Широичи вместе с остальными собирали вещи, готовясь покинуть школу на рассвете, вернулся Ониро и попросил уединенного разговора с Широичи и мастером Летящий снег. Местом для разговора избрали класс каллиграфии, откуда уже вынесли почти все вещи, за исключением пары циновок, ящика с песком и фонаря из рисовой бумаги. Свеча в фонаре мерно горела, а значит потухнет еще не скоро. Трое расположили циновки в круг и расположились так, чтобы без помех видеть лица друг друга.
- Я сделал то, что вы мне приказали, учитель Сэндай, - Ониро склонил голову, после чего продолжил, - Я выяснил, что жители деревни, что у подножия гор, мало что знают о нас. В основном лишь сказки, да выдумки суеверных. Некоторые видели драконов парящих высоко в небе, но и понятия не имеют, где мы живем. Только...
Ониро запнулся, обдумывая дальнейшие слова.
- Продолжай, - поторопила его Юрико.
- Есть один, что знает больше остальных. Хозяин таверны. Я расспросил его о эльфах, мол слышал, что они зачастили в здешние края. Он рассказал, что все началось с тех двоих, парня и девушки. Они искали лекаря, так как один из них был серьезно болен. И хозяин таверны рассказал им о лекаре-драконе, что живет высоко в горах и который иногда спускается вниз, чтобы помочь жителям деревни...
- Джан... Каков глупец... Как же он выдал себя? Хотя, сейчас это уже не имеет смысла... Ты сделал то, что должен был?
- Нет, учитель. Простите меня... - Ониро вновь склонил голову и не поднял ее, так как не решился взглянуть учителям в глаза, пока не пояснил причину своего провала, - Я покинул трактир, чтобы продумать план, как заметил приближавшуюся к деревне Минори. Мне едва удалось уйти незамеченным. Она осталась там, а потому я не смог закончить начатое. Вы сказали, что дракон не должен навредить дракону, а потому я не нашел способа, как закончить начатое, не столкнувшись при этом с ней...
В комнате повисло гробовое молчание и лишь снаружи доносились разговоры и возня учеников, собиравших оружие и вещи. Каждый из троих погрузился в свои мысли, обдумывая услышанное и ожидая дальнейших слов. Широичи долго думал, прежде чем потянулся рукой к ящику с песком и выудив оттуда палку, принялся чертить слово на песке.
- Ты правильно поступил, что не начал действовать опрометчиво и вернулся назад. Тебе не за что просить прощения Ониро. А что до нашей проблемы, у нас есть решение, что не навредит нам и что поможет закончить начатое, - с этими словами он развернул ящик с песком так, чтобы Юрико и Ониро смогли прочесть написанное на песке слово "грязь". Прочтя его, Юрико лишь вскинула бровь, а Ониро брезгливо скривился. Так Широичи называл банду пиратов, что когда-то помешали ему расширить деревню, для чего возвел небольшой квартал и пристань внизу, у подножия гор, в небольшой гавани к которой с суши было почти невозможно подобраться, за исключением горных троп, найти которые было не проще, чем тропу в Драак-Тал. Те пираты долго досаждали Широичи, пока тот не убил их предводителя и всех тех, кто отказался присягнуть ему. Остальных он пощадил и обязал выполнить любой его приказ, если ему когда-нибудь понадобятся их услуги. Это "соглашение" Широичи оставил в строжайшей тайне, о нем знали лишь присутствовавшие в этой комнате и еще пара драконов снаружи, что как раз собирали вещи. Был еще один, но он избрал путь абсолютного уединения в горах, где проводил все время в медитации и молитвах Великому Пламени. Ни Сэйджин, ни Канто, ни кто либо еще никогда не спускались в ту гавань и потому не знали, что Широичи позволил пиратам останавливаться там, чтобы он мог с ними связаться, если они будут ему нужны.
- Знал, что однажды они нам еще пригодятся... Пусть двуногие дерутся с двуногими, а мы продолжим готовиться к выходу. Когда они уйдут, мы спустимся в гавань и начнем строить собственные корабли... А пока ступай. Передай им мой приказ. Пусть разграбят деревню. За голову хозяина таверны заплачу отдельно. После - они могут быть свободны от данной мне клятвы.
- Есть еще кое-что... В деревне видели еще один отряд эльфов, они обошли деревню и держали путь на юго-восток. Похоже, что сюда они не вернутся...
Сказав это, Ониро поднялся, вновь поклонился и поспешил уйти прочь. Широичи же стер слово на песке и погасил свечу в лампе, после чего они с Юрико вернулись к ученикам и продолжили помогать им собираться.

Отредактировано Широичи Сэндай (2019-06-11 21:52:37)

+1

19

Сэйджин не собирался ничего скрывать от драконов – это не имело никакого смысла. В деревне хватало пытливых глаз и ушей, были и те, кто хотел быстро рассказать свою версию и воспользоваться ситуацией. Староста оставался честен с самим собой и с братьями и сёстрами, которые беспокоились за будущее своих детей. Он не собирался никого переубеждать. Чужаки действительно шли в деревню с конкретной целью, о которой он рассказал драконам. Канто, который лично находился рядом с телами убитых чужаков, объяснил, каким образом они нашли путь в деревню, и объяснил, что он и его товарищи-маги сделали, чтобы этого больше не повторилось.
Староста так же выказал опасение, что, если убитые эльфы действительно окажутся гвардейцами королевы эльфов, то рано или поздно гостей станет больше. Они бросили вызов врагу, которого им не по силам одолеть. В том, что эльфы были вооружены, он не видел ничего странного. Они были воинами, за что их здесь осуждать? Они шли с определённой целью – найти принцессу и защитить её. Чем ещё они должны защищаться? Добрым словом? Отсутствие нашивок или знаков отличия, которые обычно носили эльфийские гвардейцы, можно объяснить тем, что они пытались не привлекать лишнего внимания и в очередной раз не подчёркивать важность рыжеволосой эльфийки. С такой же целью Сэйджин не говорил остальным, что за гостья гостила у них. И не зря, как выяснилось. Некоторые драконы не умели молчать и разносили слух тут же со скоростью служанок.
Эльфийкая принцесса не несла драконам никакой угрозы, а убитые гвардейцы – да.
- Никто не отдавал мне приказа привести чужаков в деревню. Не надо лжи, Широ, - Канто нахмурился. Никто ни словом при нём не обмолвился о приказе старосты деревни.
Драконы в деревне, хоть и были напуганы приходом чужаков, которые поднимались по драконьей тропе и направлялись в деревню, но не были глупыми. Кто-то, придерживаясь мнения, что давно пора взяться за оружие и отомстить бескрылым за всё, покидал деревню, чтобы присоединиться к движению решительного лидера. Кто-то оставался в стенах Драак-Тала, молился Огню и надеялся, что кара небес не постигнет весь их род за убитых эльфийских гвардейцев.
Сэйджин и Канто всё ещё сомневались, что эльфы были гвардейцами, но не имели ни тел, ни личных вещей, чтобы хотя бы при помощи магии выяснить, что это были за гости. Ни одного пленного, который мог бы разговориться под пытками и дать хоть немного информации. Правдивой и полезной, а не домыслов.
- Сколько жителей ушло?
- Пятеро, - отчитался Канто.
Староста всё ещё выглядел спокойным, будто ничего страшного не произошло. Он искал место для шашки на доске и по-привычке приглаживал длинную тонкую бородку.
- Минори уже вернулась?
- Нет, но сигнального огня не было.
- Хорошо.
Они договорились, что в случае опасности девушка подаст сигнал пламенем.
Сэйджин не думал, что Широичи подставит себя или своих учеников, а потому будет осторожен. Одна Минори, несмотря на свои таланты, навряд ли бы справилась с большим числом натренированных воинов. Девушка всю ночь провела возле таверны, где остановились эльфы. Там же она узнала про гостей с Силвы, которые зачастили в деревню. Она же узнала о второй группе эльфов, которая не пошла в горы, как убитые гвардейцы, а двинулась в другом направлении – именно туда, куда должен был улететь Нео вместе с эльфами. Она слышала лишь обрывки разговора, когда эльфы переговаривались, сидя за столом у трактирщика. Один из эльфов вёл себя странно. Он держался ровно, всегда был собранным, внимательным в отличие от своих спутников. Группа была небольшой, всего семь эльфов, но все они владели оружием и будто бы оберегали светловолосого эльфа. Одежда на них была простой, но добротной. Никаких гербов и отличительных знаков, прямо как на тех убитых гвардейцах, о которых говорил Канто. Но Минори не видела их своими глазами, а потому не могла знать, что отличия всё же были. Гости трактирщика были вежливыми, в меру щедрыми и не скупились на деньги, когда расплачивались за обед и постой. Чутьё подсказывало девушке, что эти эльфы не стали бы оголять оружие и силой врываться в деревню, но она им не показывалась и не пыталась заговорить, чтобы лучше узнать или расспросить о причине приезда.
***
Сигнальный огонь загорелся над деревней глубокой ночью, когда многие жители Драак-Тала уже спали. Для драконов из дозора во главе с Канто добраться на крыльях не доставило проблем, но они старались не показывать свою истинную сущность, чтобы не привлекать лишнего внимания. Они ожидали, что придётся биться с братьями и сёстрами, которых послал Широичи, чтобы избавиться от всех, кого он счёл угрозой для Драак-Тала, но вместо этого столкнулись с людьми.
- Что происходит? – Канто с непониманием смотрел на происходящее, когда осознал, что на его клинок угодил человек, а не дракон.
- Не знаю, - Хиро едва успел ответить, как пришлось отвлечься на нападающего не то пирата, не то наёмника.
Драконы пытались перехватить всех на подходе к деревне и убить, но понимали, что большая часть пиратов уже успела проникнуть в деревню за то время, что они собирались и добирались.
- Найди Минори, - отдал приказ Канто, стараясь задержать напирающих противников.
Девушка была у таверны старого трактирщика, откуда ещё до наступления темноты ушёл отряд эльфов. Она следила за безопасностью хозяина, когда заметила что-то странное. Группа вооружённых незнакомцев входила в деревню под покровом ночи. Минори не узнала в них учеников и соратников Широичи, но понимала, что что-то здесь не так. Она пыталась справиться своими силами, встретив гостей, но вынужденно отступила, когда поняла, что не справится с таким числом вооружённых мужчин, не раскрыв своей драконьей сущности.
Получив первую серьёзную рану, Минори поднялась на крышу, откуда подала сигнальный огонь, а потом попыталась быстро перевязать рану на боку обрывком ткани, и исполнить свой долг – защитить человека. Силы покидали её вместе с кровью, но девушка была слишком упряма, чтобы оставить хозяина таверны одного. Мужчина не понимал, что происходит, кто напал на деревню и с какой целью, и почему именно его пытается защитить темноволосая девушка.

+1

20

для настроения

Ночь пришла в Драак-Тал. Ее темная пелена заслонила небо от края горизонта и до края. Все живое погрузилось в сон и лишь одинокая луна продолжала свое странствие по небосводу. Дул прохладный ночной ветер, что разносил по округе стрекотания сверчков да тоскливый вой одинокого волка, что выл где-то далеко, глядя на луну. Словно подражая ему, Широичи тоже не спал и молча смотрел на луну. Но в отличии от волка, сидел он не на камне, а на крыльце своей школы. Да и возле него покоился еще горячий керамический чайничек и пиала с зеленым чаем. Время от времени он поднимал пиалу, рассматривал отражение луны в чае, отпивал и ставил на место. Но было уже поздно, а он так и не пошел спать. Он все сидел и смотрел.
Кайто, которого он послал следить за Нэо, вернулся, так как Нэо уже доставил чужаков куда было нужно и он вскоре так же должен был вернуться. Не так давно вернулся и Ониро и сообщил, что передал пиратам приказ и убедился, что в гавани не осталось следов пребывания пиратов. Скоро все свершится. В результате Широичи был уверен. Но уснуть ему не давало не предвкушение победы, а горечь мук совести. Да, Минори была ярой последовательницей учения Сэйджина, но сейчас куда важнее было то, что она такой же дракон как и все жители деревни. Мысленно он молил Великое Пламя вразумить Минори, чтобы та бросила человечишку и спаслась бегством. Иначе ей не выжить.
Внезапно из деревни взлетели драконы - ночной дозор Канто. Не трудно было догадаться, куда они полетели. Широичи спокойно проводил их взглядом, после чего подлил себе еще немного чаю и приложился к пиале.
- Началось... - донесся сзади голос Юрико.
- Да... Ты тоже не можешь уснуть? Хоть это и очевидно...
Юрико подошла и села рядом с ним, но не свесила ноги с крыльца, как Широичи, а подобрала их под себя. Сэндай не долго думая, отставил свою пиалу и перевернул вторую, которая все это время стояла перевернутой вверх дном за чайником. Не то что бы он предугадал появление Юрико, просто был готов к тому, что у него может появиться собеседник. А что за беседа, если один пьет чай, а другой лишен такой возможности? Это крайне неприлично и грубо. Юрико учтиво качнула головой принимая поднесенную ей пиалу с чаем и отпила из нее прежде, чем продолжить разговор.
- Я беспокоюсь о ней...
- Как и я. Старик зашел слишком далеко, послав ее туда... Он ведь знал, что ничто не останется как есть, но он все равно пожертвовал ею ради своей глупой прихоти...
- У нее есть шансы уцелеть? Ведь они не будут нападать на нее поодиночке и правил соблюдать они не будут. Да и ее навыки даже хуже чем у Оборо...
- Я оставил их при себе только из-за нескольких воинов. У них на тот момент был огромный потенциал, но им не хватало опыта. Только потому они не смогли меня остановить и я смог убить их предводителя. Но с тех пор прошло много лет и все изменилось. Я видел их не так давно, когда пошел смотреть на море. Я сожалею о том, что они не драконы... Какой талант... Могли бы стать достойными членами нашего клана... У Минори нет против них и шанса... Сможет продержаться немножко и всего-то... Она выживет лишь отбросив глупое упрямство и бежав, бросив человечишку.
- Моя племянница славится своим упрямством... Неужели, для нее это конец? А как-же Канто и его воины?
- Они не смогут оказаться всюду. Их не так уж и много. Да и потом, Канто наверняка рассчитывает столкнуться там с нами, а потому на помощь Минори отправит не самого сильного воина, приберегая сильных, для стычки с нами... А слабый воин не поможет ей устоять против них...
Широичи грустно вздохнул и отпил еще немного чаю. Тоже сделала и Юрико, после чего вскинула голову и взглянула на луну. Ветер раздувал ее волосы и небольшая прядка коснулась уголка левого глаза и прилипла. Широичи протянул руку и заботливо убрал прядку. Та была влажной от слез, что стояли в глазах Юрико. Меньше всего на свете Широичи хотел причинить Юрико боль своими действиями. Но в этот раз он не смог избежать этого, хоть виноват был не только он. Но какой смысл был сейчас говорить об этом? Оставалось лишь ждать и верить, что все разрешится наилучшим образом.

Отредактировано Широичи Сэндай (2019-06-12 20:31:52)

+1

21

THE WAY OF SAMURAI

Деревня

https://erikaillustrations.com/wp-content/uploads/2016/03/falvio15.jpg

Канто ожидал столкнуться с последователями Широичи, но никак не с людьми. Для дракона, который хотел сохранить шаткий мир между бескрылыми и драконами, убивать людей было сложно. И всё же он собрался с силами и делал то, что должен был. Люди, которые напали на деревню, не знали милости. Они поджигали дома, убивали всех, кто показывался на улице, вторгались в заведения и таверны, словно им было мало крови и разрушений. Драконы под предводительством Канто пытались их остановить, спасая некоторые жизни.
В это время дракон не думал, как объяснит остальным, что здесь произошло. Откуда взялись разбойники, которые напали на деревню, и что за защитники пришли к ним на помощь, не скрывая своих лиц – но для всех они были чужаками, что лишь в очередной раз могло поставить под угрозу секретность драконьей деревни. Канто старался думать последовательно.
- Взять его живым! – отдал он приказ достаточно отчётливо и громко, чтобы воины услышали его в запале сражения. Он не собирался повторять чужие ошибки, а потому собирался разговорить одного или двоих нападающих – кто из них выживет или не сбежит раньше, чем их всех перебьют.
Канто взял с собой своих лучших бойцов, но все они задержались, пока ждали сигнала от Минори. Дракон знал, что жалеть об этом поздно, но понимал, что они могли бы избежать жертв, если бы пришли сюда ещё до наступления темноты, до того, как девушка, осознав, что не справится с заданием, позвала на помощь. Он не знал, где находится Минори и жива ли она ещё, но послал к ней одного из своих лучших бойцов, надеясь, что он успеет защитить девушку и спасти её, вне зависимости от того – получится ли спасти хозяина таверны. Дракон думал, что целенаправленно пойдут убивать именно его, а всё остальное – лишь отвлекающий манёвр, чтобы рассредоточить драконов и помешать им собраться в одном месте.
Дракон обернулся на испуганный крик. Кричала женщина, которая вышла во двор на шум. В деревне под горой всегда было спокойно, несмотря на то, что через порт проходили разные судна, включая пиратские, но новости о них быстро расходились по деревне предостережениями. Сегодня эта женщина выбрала неудачное время для ночной прогулки. Канто подоспел к ней, когда наёмник уже заносил серп, чтобы лишить женщину жизни. Меч рассёк его одежду и плоть на спине. Кровь брызнула дракону в лицо. Он быстро нанёс второй удар вслед за первым, добивая противника. Испуганная женщина тряслась и не могла вымолвить ни слова. Она так пронзительно закричала, что в соседних домах загорелись свечи и лампадки – люди перепугались. Кто-то уже голосил, чтобы ему помогли потушить огонь.
- Бегите в дом, живо! – Канто подтолкнул женщину в плечо, надеясь, что она не останется на месте.
Боль в плече отрезвила мужчину. Отвлёкшись на женщину, он упустил из виду пирата. От плети на плече остался болезненный кровавый след, но дракон не собирался сдаваться. Он привык не обращать внимание на боль, иначе в этом мире не выжить. Он занёс меч для атаки, но с первым выпадом плеть так ловко обвилась вокруг лезвия, что Канто не смог его выдернуть. Противник лишил его одного оружия, но не успел спастись со вспышки пламени, которая отошла от свободной ладони дракона. В человеческом облике сила дракона была иной, но даже так человек загорелся как надо.
***
Хиро бежал по улице, уклоняясь от атак противников, которые появлялись на его пути. Товарищи шли вслед за ним, сцепив клинки с пиратами, и не позволяли им задержать дракона. Он слышал звон мечей, крики и панику людей, но мог думать лишь о девушке, которую должен найти и защитить. Хиро помнил о таверне, о которой ему рассказывал Канто. Вывеска с рисунком белой лисы качалась на ветру. Молодой дракон бросил на неё короткий взгляд, чтобы убедиться, что он в нужном месте, и быстро поднялся по лестнице, ведущей на второй этаж, откуда он слышал крики и возню.
Хиро едва успел отклониться в сторону и удержать равновесие, когда по лестнице покатился пират с перерезанным горлом. Мужчина навалился на перила и те под его весом хрустнули и переломились. Тело грузно упало вниз. Пират был мёртв и не интересовал дракона.
Быстро поднявшись, дракон заметил следы крови на стенах и на полу, но не сразу понял, кому они принадлежат. Минори была в комнате. Её платье окрасилось от крови на боку и просочилось через повязку и широкий пояс. Хозяин таверны тоже был здесь, но уже мёртвым – Хиро переступил через его тело, потому что это больше не было важно. Минори прижимали к стене пираты, но что она могла сделать с ними, имея лишь два коротких кинжала в руках? И всё же она боролась и не сдавалась.
Хиро, воспользовавшись ситуацией, успел убить одного из пиратов, и сцепил клинок со вторым. В руках человека меньше силы, чем в руках дракона, но, порядком измотанный дракон, пытался выдержать нажим, зная, что должен вернуться в деревню вместе с внучкой старосты.
Пират рыкнул и вздрогнул – Минори вонзила ему клинок под рёбра. Следом глубоко вошёл второй. Хиро заметил, что на теле девушки появилась ещё одна рана, когда с пиратом было покончено.

Отредактировано Изувер (2019-06-12 22:58:38)

+1

22

настроение

Они просидели на крыльце почти до самого утра, молча глядя на луну и согреваясь чаем. Когда чай закончился, они пододвинулись друг к другу поближе и Широичи приобнял Юрико, чтобы согреть ее. Да, со стороны могло бы выглядеть не очень прилично, так как в деревне никто не знал о их связи. Для всех они были соратниками, движимыми единой целью, единой мечтой. Но сейчас, здесь, никто их не видел, а потому они могли себе позволить окунуться в воспоминания и никого не боясь, вновь оказаться в объятиях друг друга. Когда до рассвета осталось всего пара часов, плохие мысли все-же отступили, а на смену им пришли мысли о дне грядущем. Им предстояло начать новую страницу в истории драконов, страницу, на которой будет написана история исхода драконов из Драак-Тала и начало их пути к созданию собственной державы. Их ждало много работы, а потому им стоило хоть немножко отдохнуть. А что до пиратов, Широичи не волновала их судьба, лишь бы убили хозяина таверны. А перебьют ли их после или они сбегут, Сэндаю не было никакого дела. Даже если кого-то из них схватят, что с того? Они знали его лишь под прозвищем Демон тумана, а в Драак-Тале никто не знает, что под этим именем когда-то скрывался Широичи. Об этом знали лишь Юрико и несколько его сторонников и те из учеников, что были достаточно близко, чтобы слышать разговор Широичи с эльфами. Но они никогда не выдадут своего учителя. Демон тумана - имя что стало живой легендой среди пиратов и наемников и его легенда раз за разом приобретала все новые и новые детали, придуманные очередным рассказчиком с богатой фантазией. Именно потому многие преступники время от времени назывались Демоном тумана, чтобы скрывшись за этим громким именем творить свои грязные делишки, которых даже Широичи погнушался бы сотворить.
Солнце не успело еще показать из-за горизонта свои первые лучи, когда ученики и соратники Широичи уже были на ногах, одеваясь и собираясь покинуть стены ставшей им домом школы. Изначально путь до гавани представлялся им довольно сложным, так как предстояло перенести уж слишком большой груз. Но после вчерашних событий их ряды пополнились пятью драконами, которым надоело ждать, что дивный новый мир сам придет к ним. Они отринули идею Сэйджина о жизни в изоляции и решили последовать за тем, кто хочет обуздать судьбу и объединить всех драконов под единым стягом. С появлением этих драконов удалось слегка перераспределить нагрузку, отчего переход должен пройти куда более удачно и с меньшими затратами сил и времени.
Когда последний дракон и последний тюк миновали ворота школы, все ученики Широичи присели у ворот, повернувшись к ним лицом. Сам Широичи стоял у ворот и закрыл их, после чего принялся заколачивать их досками крест на крест. Когда последний гвоздь был вбит в доску, Сэндай убрал молоток и извлек из своей сумки сверток, в котором оказался лист бумаги и набор для каллиграфического письма. Развернув бумагу на порожке и разместив рядом принадлежности, он закатал рукава и взял в руки кисточку. Закрыв глаза, он прислушался к себе, к своим ощущениям и эмоциям, что он испытывал в настоящий момент. Сделав вдох, он открыл глаза и окунул кисточку в тушь и начал выводить свой стих. на бумаге.
- Покинули дом,
Ветра Перемен в даль нас несут,
Чтоб новый найти...

Закончив, он убрал письменные принадлежности обратно в сумку, а бумагу с стихом прицепил к воротам. В этот момент сидевшие за его спиной ученики почтительно склонили свои головы до самой земли, отдавая честь этому месту. Вскоре к ним присоединился и Широичи с Юрико, которые когда-то впервые отворили эти ворота для тех, кто желал пойти по пути развития и овладеть как науками, так и искусством меча. Много воспоминаний связанных с этим местом останется запертыми в памяти присутствовавших здесь драконов и они всегда будут вспоминать те дни с радостью на сердце. А сейчас они поднялись, отряхнули пыль с одежды, подняли с земли тюки, ящики и мешки и выстроившись в колонну, организованно начали свое шествие. Им предстояло пересечь Драак-Тал, чтобы выйти к той тропе, что извиваясь приведет их к другой тропе, что выведет их к гавани.

эпизод завершен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [10.05.1082] И добро и зло