Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Спасать было не обязательно


Спасать было не обязательно

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

Невысоко оценивая пиратов, ты и сам не заметишь, как станешь одним из них ©


https://cdna.artstation.com/p/assets/images/images/005/951/676/large/mars-ghost-ship-1280-720.jpg?1494945962
игровая дата
Предыстория:
Сказ о двух бастардах
Конец грудня (ноября), 1081 года
локация
Лебенское море, пиратский корабль "Штормовой Волк"
действующие лица
Солмнир, Рейн

0

2

В последний раз проверив снаряжение и потрепав по холке грифона, Солмнир выскользнул из седла уходя вниз. Едва видный на фоне звезд силуэт парящего чудовища исчез слившись с темнотой, и он остался один, падая в бесконечность между черной бездной неба и черной бездной моря. Солмнир позволил себе несколько минут изумительного ощущения нырка в эту бесконечную темноту ночи. Лишь легкий шелест ветра в сложенных крыльях, мнимая невесомость тела и свобода. Такая же мнимая.
Алифер открыл глаза. Зрачки его слабо блестели отраженным светом звезд и узкого серпика луны. Выпитое получасом ранее зелье дарило бесцветное, но ясное ночное зрение, сильно облегчая ему задачу. Далеко внизу виднелся едва освещенный редкими огнями ламп корабль, цель его сегодняшней вылазки.
          Алифер неуловимым движением крыльев скорректировал угол снижения, всматриваясь очертания палубы и отмечая скучающих часовых. Всего трое, они разбрелись по кораблю, а кое-кто вообще задремал. Пираты были возможно и свирепы в абордаже, но практически беззащитные в своей беспечности и недисциплинированности против незваного ночного гостя. Солмнир раскрыл крылья гася скорость и через несколько минут мягко приземлился на палубе позади рулевого, отправив бедолагу ударом в основание черепа в забытье. Куда как проще было бы убить их, но Рит решил повременить. Компания с которой путешествовала Рейн были отборными мерзавцами и душегубами и не вызывала в нем жалости. Вернутся, впрочем, потом тоже ничего не стоило. Гвардеец легко отколол небольшую щепу от рулевого колеса корабля. Часть достаточная чтобы потом найти целое. Он окинул взглядом палубу, прикидывая сколько у него было времени пока дежурные заметят что рулевой покинул пост. Но стоящий на носу был далеко, а парнишка в “вороньем гнезде” похоже и вовсе уснул. Пока что обстоятельства играли ему на руку.
            Откровенно говоря проще было бы перехватить Рейн и её компанию в городе, благо пираты пили крепко, явно не предполагая что кроме привычных опасностей портового года по их следам направился крылатый убийца. Вдали от судна у него было больше преимуществ, но время поджимало, о происходящем скоро узнают во дворце. Да и то куда могла завести Рейн эта дорожка гвардейцу не нравилось. Солмнир уделил время сбору слухов, и приблизительно представлял ситуацию, хотя даже его, давненько знающего Рейн, неприятно удивило ее новое увлечение. А на земле он пробыл достаточно, чтобы представлять какого сорта люди плавали на “Волке”.
              Солмнир аккуратно уложил рулевого вдоль фальшборта, придав ему естественную для сна позу и направился в сторону кают, располагавшихся на юте. Предстояла неприятная и рискованная задача - вытряхнуть девушку из постели “мужа” не подняв шума. Внизу храпела вся команда, да и  был весьма не иллюзорный шанс получить в бок заклинание от самой спасаемой. Впрочем, тут ему повезло. Известный ему по описаниям полукровка попался на встречу сам, скорее всего выйдя по нужде. Солмнир затаился. Дождавшись пока бедолага пройдет мимо он от души шарахнул того короткой гибкой дубинкой по затылку. Симпатии у алифера к полукровке не было никакой и он с удовольствием бы насадил его на меч. Но судя по всему его ветреная подруга испытывала какие-то привязанности к пирату, что сейчас спасало ему жизнь. Если конечно он заберет Рейн до того как новости о “браке” дойдут до ее отца. Реакция Императора была бы в этом случаи весьма предсказуемой. А они дойдут.
              Оттащив тело в сторону, чтобы оно не попалась на глаза страждущим или самой Рейн, Солмнир бесшумно скользнул в трюм и осмотрелся. Пираты дружно храпели, в воздухе висел густой запах пота и алкогольной одышки.  Из под каких то тряпок высунулась настороженная мордочка Кико. Принюхавшись симурами узнал алифера и потрусил к нему. Солмнир возблагодарил создателя за то что ему всегда хорошо давалось общение с животными. Погладив Кико, он добыл из кармана лакомство после чего осторожно посадил сосредоточенно жующего зверька себе в откинутый капюшон. Прислушался. Было тихо, только скрип дерева, шум моря и храп. Пока что все шло даже лучше чем он рассчитывал. Солмнир достал из чехлов на поясе два продолговатых, завернутых в плотную бумагу цилиндра и поджег. От цилиндров повалил густой, едкий и с неприятным серным запахом дым. Алифер швырнул обе дымовые шашки внутрь трюма и рванул наверх, на ходу раскрывая крылья. Теперь оставалось набрать высоту и ждать пока дым выгонит морских  разбойников наверх.

В последний раз проверив снаряжение и потрепав по холке грифона, Солмнир выскользнул из седла уходя вниз. Едва видный на фоне звезд силуэт парящего чудовища исчез слившись с темнотой, и он остался один, падая в бесконечность между черной бездной неба и черной бездной моря. Солмнир позволил себе несколько минут изумительного ощущения нырка в эту бесконечную темноту ночи. Лишь легкий шелест ветра в сложенных крыльях, мнимая невесомость тела и свобода. Такая же мнимая.
Алифер открыл глаза. Зрачки его слабо блестели отраженным светом звезд и узкого серпика луны. Выпитое получасом ранее зелье дарило бесцветное, но ясное ночное зрение, сильно облегчая ему задачу. Далеко внизу виднелся едва освещенный редкими огнями ламп корабль, цель его сегодняшней вылазки.
          Алифер неуловимым движением крыльев скорректировал угол снижения, всматриваясь очертания палубы и отмечая скучающих часовых. Всего трое, они разбрелись по кораблю, а кое-кто вообще задремал. Пираты были возможно и свирепы в абордаже, но практически беззащитные в своей беспечности и недисциплинированности против незваного ночного гостя. Солмнир раскрыл крылья гася скорость и через несколько минут мягко приземлился на палубе позади рулевого, отправив бедолагу ударом в основание черепа в забытье. Куда как проще было бы убить их, но Рит решил повременить. Компания с которой путешествовала Рейн были отборными мерзавцами и душегубами и не вызывала в нем жалости. Вернутся, впрочем, потом тоже ничего не стоило. Гвардеец легко отколол небольшую щепу от рулевого колеса корабля. Часть достаточная чтобы потом найти целое. Он окинул взглядом палубу, прикидывая сколько у него было времени пока дежурные заметят что рулевой покинул пост. Но стоящий на носу был далеко, а парнишка в “вороньем гнезде” похоже и вовсе уснул. Пока что обстоятельства играли ему на руку.
            Откровенно говоря проще было бы перехватить Рейн и её компанию в городе, благо пираты пили крепко, явно не предполагая что кроме привычных опасностей портового года по их следам направился крылатый убийца. Вдали от судна у него было больше преимуществ, но время поджимало, о происходящем скоро узнают во дворце. Да и то куда могла завести Рейн эта дорожка гвардейцу не нравилось. Солмнир уделил время сбору слухов, и приблизительно представлял ситуацию, хотя даже его, давненько знающего Рейн, неприятно удивило ее новое увлечение. А на земле он пробыл достаточно, чтобы представлять какого сорта люди плавали на “Волке”.
              Солмнир аккуратно уложил рулевого вдоль фальшборта, придав ему естественную для сна позу и направился в сторону кают, располагавшихся на юте. Предстояла неприятная и рискованная задача - вытряхнуть девушку из постели “мужа” не подняв шума. Внизу храпела вся команда, да и  был весьма не иллюзорный шанс получить в бок заклинание от самой спасаемой. Впрочем, тут ему повезло. Известный ему по описаниям полукровка попался на встречу сам, скорее всего выйдя по нужде. Солмнир затаился. Дождавшись пока бедолага пройдет мимо он от души шарахнул того короткой гибкой дубинкой по затылку. Симпатии у алифера к полукровке не было никакой и он с удовольствием бы насадил его на меч. Но судя по всему его ветреная подруга испытывала какие-то привязанности к пирату, что сейчас спасало ему жизнь. Если конечно он заберет Рейн до того как новости о “браке” дойдут до ее отца. Реакция Императора была бы в этом случаи весьма предсказуемой. А они дойдут.
              Оттащив тело в сторону, чтобы оно не попалась на глаза страждущим или самой Рейн, Солмнир бесшумно скользнул в трюм и осмотрелся. Пираты дружно храпели, в воздухе висел густой запах пота и алкогольной одышки.  Из под каких то тряпок высунулась настороженная мордочка Кико. Принюхавшись симурами узнал алифера и потрусил к нему. Солмнир возблагодарил создателя за то что ему всегда хорошо давалось общение с животными. Погладив Кико, он добыл из кармана лакомство после чего осторожно посадил сосредоточенно жующего зверька себе в откинутый капюшон. Прислушался. Было тихо, только скрип дерева, шум моря и храп. Пока что все шло даже лучше чем он рассчитывал. Солмнир достал из чехлов на поясе два продолговатых, завернутых в плотную бумагу цилиндра и поджег. От цилиндров повалил густой, едкий и с неприятным серным запахом дым. Алифер швырнул обе дымовые шашки внутрь трюма и рванул наверх, на ходу раскрывая крылья. Теперь оставалось набрать высоту и ждать пока дым выгонит морских  разбойников наверх.

Отредактировано Солмнир (2019-04-18 14:38:05)

+1

3

Рейн, как ни странно, уже свыклась с жизнью на пиратском судне. Законы у пиратов были свои, иногда странные и непонятные. Сами же пираты их нарушали от случая к случаю, придумывали что-то новое, пренебрегали старым, потом снова отказывались от сказанных слов, от новых постулатов и законов, квасили друг другу морды то ради разгона крови, то потом увлекались и квасили уже по-настоящему, пока кто-то кого-то не убивал и не списывал потом на случайность. Ей даже «посчастливилось» увидеть, как штурмом берут корабль, и раз поучаствовать в стычке. Рейн не сказала бы, что опыт был из приятных. В то время, пользуясь общей суетой, она собиралась улететь, но передумала. Из-за глупости, как потом считала, но сделала вид, что ничего особенного не произошло, и бегать от излишне ревнивого и самоуверенного супруга не стала. Сама мысль о том, что у неё есть муж и этот муж пират, до сих пор не укладывалась у неё в голове. И всё-таки она оставалась на корабле и никуда не рыпалась вот уже месяц.
Об отдельной комнате для молодожёнов не шло никакой речи. Такой чести был достоин сам капитан корабля и целитель, да и то у целителя не личная каюта была, а бокс для раненных и больных, где он по случаю спал, пока койка пустовала. Остальные же спали в общем трюме, тесня друг друга. Других баб на корабле кроме кока Рейн не видела. Да и та была старая и мерзкая. За ней уже давно никто не ухлёстывал, а если пытался, то получал половником и старыми чугунными котелками такого лихого леща, что больше не то что руки, даже язык не распускал. Рейн тоже как-то довелось с ней сцепиться, когда её направили для пользы дела помогать кашеварить и драить грязные котлы и посуду. Жрали пираты мало, но пили… Рейн думала, что не выживет от такого количества вина, эля и рома – всего награбленного нечестным путём.
Зато здесь не было отца и его соглядатаев, от которых Рейн тошнило уже не первый год жизни во дворце. О старом друге и уговоре с ним она тоже как-то забыла и предпочла затеряться. Здесь, вопреки всем набегам, склокам и дракам, было спокойнее лично для неё.
Рейн спала в общей каюте, болтаясь на гамаке, где развалилась по-хозяйски, стоило Ирителю спрыгнуть на пол и пойти прогуляться. Или по делу – она перестала об этом спрашивать, чтобы не навлечь беду ни на свою голову, ни на его задницу в том числе. Даже с покровительством на пиратском корабле, который бороздил моря не один месяц, было туго. Рейн часто лишь делала вид, что спит, и долго привыкала к зловонной и наглой компании головорезов, которым приходили в голову очевидные желания.
Рейн проснулась от мерзкого запаха. Он раздирал ей горло, мешал сделать вдох без грубого кашля. Девушка попыталась перевернуться, упала на пол с высоты качающегося гамака, ругнулась от души, не стесняясь в выражениях. Рядом с ней творилась такая же фойрровщина. Пираты, захваченные врасплох, метались по трюму. Кто сообразительнее – уже бежал по лестнице наверх, спасаясь от дыма. Кто не очень – толкался внизу, не зная, что ему делать. Какой-то паникёр заорал, что наверху их режут. Другой, перебивая первого, кричал, что то пожар. Третий, что они все идиоты и лучше бы им схлопнуть пасти.
В общей суматохе, Рейн приподнялась на локте. Внизу был ещё чистый воздух, но трюм затянуло серой и непроглядной пеленой. Она видела лишь ноги – и то изредка, когда кто-то пробегал мимо неё и нёсся, сбивая с ног товарищей. Алифер поднялась, направилась к выходу, опасаясь, что вернее задохнётся здесь в дыму, от которого слезились глаза, чем нарвётся на неприятеля и сдохнет от ножа в брюхе. Ирителя она нигде не видела и не пыталась его дозваться, как верная и перепуганная баба. Она лишь пыталась устоять на ногах, когда мимо проносился какой-то здоровяк, едва не сбивая её с ног и не опрокидывая на пол.
Пожара никто не видел, а дыма наверху не было, разве что очень тонкими клубками он вился над лестницей, ведущей в трюм. Наверху ситуация была не лучше, все метались, что-то решали и пытались сделать, кто-то уже обнаружил пустой штурвал и награждал штурвального ударами с ноги под рёбра за то, что тому сладко спалось в неположенном месте. Рейн же подошла к фальшборту, пытаясь отдышаться и высмотреть в толпе пиратов хоть что-то… или кого-то.
«Где носит Ирителя?»
Главное вовремя вспомнить о муже.

0

4

План удался, пираты повалили из трюма не слаженной толпой, пытаясь разобраться в происходящем. Конечно с минуты на минуту мог показаться капитан или боцман и привести все в порядок, но пока что все шло как задумано. Бесшумно паря вокруг судно Солмнир высматривал знакомую фигуру, пока наконец не нашел её. Рейн стояла у борта, стараясь высмотреть кого то на палубе.
              Найдя свою цель, Солмнир сложил крылья и снижаясь. Нужно было выхватить девушку из толпы и при этом не сломать ни ее ребра, ни собственные крылья. Пираты метались по палубе усложняя задачу, но Солмнир справился. Алифер возник из темноты ночи бесшумно, подобно призраку. Скользнув в лучах редких ламп над палубой он схватил девушку и был таков, улетев без оглядки в ночь. Пираты могли теперь сколько угодно шуметь, разбираться со своим кораблем и приводить в порядок оглушенных, Солмнира “Волк” больше не интересовал, он прекрасно знал что единственный всадник на борту валяется оглушенным.
               Крепко удерживая девушку, чтобы чего доброго та не пырнула его ножом в брюхо или не приласкала заклинанием от избытка чувств, гвардеец быстро набрал высоту достаточную для того чтобы случайные залпы с борта его больше не беспокоили. После чего лег на ровный курс, сближаясь с парящим в темноте грифоном.
- Ну привет странница. Я вот заждался и решил навестить. Не в обиде?

+1

5

Иритель в толпе не показывался. Пираты искали пламя, но ничего не находили. Зато какой-то сообразительный догадался спуститься в трюм и нашёл в нём источник дыма, которым размахивал с такой победоносностью, словно своими руками поймал всех предателей. Кто-то даже умудрился бросить в адрес Рейн, что все беды на корабле из-за баб. Одной конкретной бабы. Она уж хотела ответить ему и пойти искать Ирителя, когда кто-то налетел на неё сзади, крепко схватил со спины и потащил в воздух. Вот уж чего Рейн не ожидала, так это ощущения парения. Она скорее предполагала, что кто-то потащит её на кухню или в какую каморку, пока остальные соображают, что делать и как спасать и себя и корабль. Вернее себя, потому что без корабля всем здесь напророчена смерть.
Пропустив менее культурную вариацию вопроса: «какого хрена?!», Рейн, не разбираясь, первым делом попыталась высвободиться из хватки похитителя. Ей как-то в голову не пришло, что возможный похититель может быть посланником императора - алифером, которого направили спасти её задницу из передряги, а не пиратом с вражеского судна, который схватил бабу в качестве трофея и собрался утащить её на другой корабль. Она так же не обратила внимания, что поблизости никакого другого корабля не было, не было воздушной эскадрильи, не было ни лодок, ни шлюпок, вообще ничего, на чём бы могли приплыть неприятели. Даже в такой ситуации оставался бы вариант со сменой власти на корабле, бунтом, который устроила кучка пиратов, которым нынешний капитан пришёлся не по сердцу.
Рейн не боялась рухнуть с высоты – для такого случая у неё были крылья, а получить удар по затылку раньше, чем успеет что-то предпринять – очень даже. Хватило ей уже одного приключения с пиратами, чтобы не хотеть вляпаться в новое. Первый делом она попыталась ударить похитителя головой. От неудачного удара разболелась собственная голова в том числе, а за сдавленными причитаниями и руганью похитителя, который и не подумал разжать руки и выронить свою ношу, она услышала знакомые ноты. Точнее голос.
- Рит?.. – ещё больше удивилась Рейн. Она-то думала, что её похищают, а её, видите ли, спасают! – Какого хрена?! – теперь прозвучало более мягко. На самом деле она прекрасно знала «какого». Вопреки тому, что Рейн была бастардом, она оставалась дочерью императора. За ней могли кого-то послать, заметив продолжительное отсутствие. Вот только по скромному мнению самой Рейн в спасении она не нуждалась. Совсем.
Вторая мысль, которая посетила её – нападение на пиратский корабль. Она вспомнила, как трюм заполнил дым, вспомнила, что нигде не видела Ирителя, и сразу предположила худшее, что алиферы добрались до пиратов и решили перебить всех.
- Отзови! Отзови всех! – в голосе Рейн впервые прозвучали нотки паники и страха. Она действительно боялась, что пиратов на корабле прямо сейчас убивают, а судно поджигают.

0

6

- Все!  Отзовитесь!
Громкий вопль, с отчетливой злой ноткой разнесся под ночным небом. Тишина была ему ответом. Ничего не произошло, разве что встревожился одинокий грифон к которому подлетал со своей ношей Солмнир. Через мгновение  оба алифера уже были на спине зверя и Рит смог сложить крылья. Рейн он усадил поперек седла,   что было несколько неудобно, но позволяло собеседникам видеть лица друг друга. Солмнир протянул руку и зажег тусклый фонарь,  после чего с досадой сплюнул в темноту кровь с разбитой губы, и утер лицо рукавом. Единственная пролитая кровь за сегодняшний вечер, если конечно пираты не решат устроить под шумок междусобойчик, по иронии принадлежала ему. Идя по следу Солмнир собрал достаточно информации чтобы испытывать к команде корабля искреннее презрение и он с удовольствием отправил бы их на корм рыбам вместе с кораблем. Последнее явственно читалось на лице алифера.  Впрочем вместе со затухающей злостью и обидой в голосе  звучало и явное облегчение.
- Опомнилась...  Твое счастье, Рейн, что я порасторопнее ищеек Императора и не забываю своих обещаний. В отличии от некоторых.
Корабль  остался далеко внизу, даже звуки уже не доносились до набирающего высоту грифона. Они сейчас летели прямо на тоненький серп луны.  Вокруг насколько хватало глаз простиралось небо, лишь вдалеке, на границе горизонта виднелась светлая точка маяка. С каждой секундой они отлетали все дальше в открытое море.

+1

7

Рейн опешила, когда Солмнир громко закричал и при этом ничего не произошло.
«Это шутка такая?..» - сконфуженно подумала Рейн.
И тут же её догнала вторая мысль:
«Дерьмовая!»
Рейн всмотрелась в темноту, где слабо угадывались очертания пиратского корабля и мечущейся на нём команды. Чем дальше отлетали алиферы, тем больше люди и нелюди на корабле напоминали муравьёв. Каких-то бестолковых. Они бегали все с разными целями, кто взад, кто вперёд, что-то орали друг другу и друга на друга, но Рейн нигде не видела других алиферов или грифонов, никто не палил по ним магическими залпами, никто не стрелял. Корабль не горел и не дымился, но и за парочкой беглецов никто не пустился в погоню.
- Ты один?.. – неуверенно переспросила Рейн.
От осознания, что других гвардейцев или специальных отрядов отца здесь нет, у неё отлегло. Рейн не ожидала, что известие о том, что всё обошлось без жертв – по крайней мере, никто из гвардейцев не нападал на пиратов и не причинял им вреда – вызовет у неё такие эмоции. Ещё два месяца назад она сама искала повода улизнуть с корабля и чхать хотела на судьбу команды и на сам корабль. Она пыталась сбежать во время мятежа, когда всех могли перерезать или сжечь заживо или утопить – многое могло случиться, а теперь не хотела, чтобы даже с такими мразями, какие были в команде Волка, что-то случилось, потому что верила, что это отразится на одном конкретном пирате и его брате.
И всё же назад она не просилась, потому что понимала одну простую вещь – в следующий раз за ней придёт не один алифер, а кто-то, кому будет плевать на судьбу пиратов и их корабль. Всё может закончиться намного хуже, если не закончится так сейчас. Рейн не представляла, насколько осведомлён отец и что он предпримет по её возвращению.
Казалось, что Рейн совершенно не слышала своего товарища. Она постоянно смотрела в сторону корабля, даже когда не видела ничего, что происходило на его борту. Погони за ними тоже не было.
- Отец… знает? – это волновало её намного больше разбитой губы товарища и обещаний, которые она не сдержала.

0

8

- Один.
Каждый раз в подобной ситуации, еще с той первой головомойки которую он получил после их “успешной” охоты на виверну, Солмнир задавался вопросом какого черта он вообще во все это лезет. Рейн не соврала при их первой встрече, вляпываться она была мастером. Двор казалось забыл о ней, но временами она находила способы удивить их снова. Алифер не мог отделаться от мысли что все это было своеобразным способом убежать. Но Солмнир не считал себя знатоком человеческих душ, и считал достаточным то что он не хотел видеть эту девушку очередным трупом где-то на большаке или в третьесортной портовой зарыгаловке. То что в последнем случаи труп мог вполне себе дышать мало бы что поменяло.
    Легким движением коленей он направил грифона на север, ориентируясь по звездам и маяку. Отлично вышколенное чудовище было достаточно сметливым что бы просто держать курс и не нуждаться в постоянном присмотре. Алифер предоставил ему самому поддерживать курс и переключил внимание на спасенную.
-Узнает со дня на день.
Про то что Рейн крепко вляпалась он решил не упоминать, благо та догадается сама. Агенты императора с дотошностью достойной лучшего применения проведут расследование и узнают все от первой встречи до последнего грабежа. В том числе и о событиях этой ночи. А даже тех слухов что собрал Солмнир хватало чтобы понять, что его величество будет крайне недоволен произошедшим. Со всеми вытекающими последствиями.

+1

9

- Ты ему расскажешь?
Не то что бы Рейн сомневалась в верности Солмнира – хотя можно ли ждать от него верности, если они скорее были товарищами и собутыльниками? – но в Алире хватало подчинённых отца, которые наверняка, как думалось Рейн, следили за ней и могли уже узнать, что произошло. В том случае, если отца насторожило длительное отсутствие дочери, и он решил послать за ней кого-то из своих подчинённых. Скорей всего сначала бы прилетели ищейки, которые бы всё тихо разведали, а уже после группа подготовленных алиферов, которые бы и занялись освобождением дочери императора, а после – зачисткой.
Рейн не делала акцент на то, что расскажет именно Рит. И без него хватало языков. В том числе не самых приятных. Не всем нравилась её кандидатура в Поднебесной. У Рейн хватало не то что бы прям врагов, скорее лиц, которые её недолюбливали и были слишком правильными, чтобы принять её сов семи её грешками, как есть. Как дед Рита не принял внука в своё время, потому что посчитал его не таким. Рейн считала, что Солмнир так не поступит и должен её понять. Он же тоже сбегал в наземный мир и какое-то время жил среди бескрылых. Какой ему резон всё рассказывать и подставлять её?
- Губа опухает, – это первое, что она сказала спустя долгое время, косвенно имеющее отношение к пиратам и их судьбе. Она заметила разбитую губу, к которой сама же приложила руку. Ну, не совсем руку, а затылок. Когда посмотрела на алифера, впервые оторвав взгляд от чёрной точки в море, некогда бывшей кораблём. – Извини. Я подумала, что это был кто-то из пиратов.
Иначе бы она удивилась менее эмоционально, но, скорей всего, тоже бы переполошилась от такой встречи. Рейн снова отвернулась и отвела взгляд, видя вдали лишь облака и тёмные крылья грифона, который возвращал их в Поднебесную.
- Не хочу возвращаться.
«Мне там не место».
Она знала, что её ждёт по возвращению. Отец в любом случае узнает, где она была и скорей всего, чем её путешествие на пиратском корабле закончится, но надеялась, что ей удастся убедить отца, что всё это незначительная каверза. Всё осталось в прошлом. Никто ничего не узнает и не использует против неё. Против отца.

0

10

- Нет не расскажу.
            Во дворце действительно хватало доброхотов с удовольствием перетрущих кости “опальной принцессе”. Хотя на этот раз злые языки скорее всего окажутся не удел. Они редко смотрели вниз, да и узнать о происходящем за пределами Алира большинству знати было просто не откуда. Между Поднебесьем и Континентом не было торговли, мало кто мог достигнуть летучего острова и разнести слухи, а возможность столкнуться с одним из беглецов, изгнанников или просто искателей приключений была достаточно низка.
             Но были и те кто присматривался и весьма зорко. Это было их долгом, охранять Алир, Императора, его семью и детей. А Рейн, как бы она себе не выла и кто бы не был была “кровь от крови”. И Солмнир прекрасно знал что её свобода это решение Императора, а не недосмотр. Конечно они не были безгрешными, вездесущими и всезнающими, но для того что бы найти Рейн и узнать о её проделках их сил хватило бы с головой. Впрочем даже тогда скорее всего за ней бы всё еще пришел Рит. Лейтенант Рит из “черного” десятка эскадрона грифонов Небесной Гвардии. Но тогда они бы не имели выбора, а Солмнир догадывался что прикажет Император как только прочитает донесения шпионов.
Они долго молчали пока наконец Рейн не отвела взгляд от затерявшегося в море корабля. Солмнир не нарушал тишины, давая время немного прийти в себя после столь резкой и неожиданной переменой обстоятельств. При упоминании о губе он небрежно махнул рукой
- Пустяки. За пару часов сойдет.
           Рит прекрасно понимал что перспективы возвращения не были радостными. Но это было неизбежностью. Им не дано решать кем прийти в этот мир. Ты просто можешь играть с теми картами которые тебе сданы,как умеешь.Они с Рейн были не лучшими игроками, бросившими полученные при рождении козыря еще в самом начале партии.
           Да и сама Рейн зашла слишком далеко в этот раз. Даже по его, весьма не ангельским, меркам пираты были отбросами. И Солмниру не потребовался приказ чтобы выдернуть Серую с корабля, хотя все указывало на то что она там остается добровольно. И той явно хотелось вернутся, пускай она и понимала невозможность подобного решения.
- Рейн. Что произошло? Мы давно друг друга знаем и я удивлюсь если ты предполагаешь что я начну сейчас тебе нудеть о “неподобающем образе императорского отпрыска”. Но завербоваться в пираты выходка немного не в твоем стиле.

+1

11

- Я не думала, что так получится, - что ж, это было правдой.
Рейн не лелеяла сказочных надежд по пребыванию на пиратском корабле, что жизнь её сложится хорошо и более удачно, чем в Поднебесной, но всё вышло намного лучше, чем могло быть. Не так ужасно. Не так невыносимо. Не так страшно. Она понимала, что толком грязи и дерьма пиратской жизни хлебнуть не успела, и в большей степени была за то благодарна и Ирителю, и капитану корабля, который оказался не настолько тварью, а мог бы. Кончено, расположение и покровительство очень изменчивы, как погода в море, но пока что… всё складывалось очень неплохо. Рейн почти почувствовала себя на своём месте, но в то же время она понимала, о чём говорит Солмнир. Пираты и контрабандисты. Убийцы и воры. Насильники и ублюдки, каких в мире не мало. Она выбрала себя самую дрянную компанию из всех возможных.
- Я собиралась сбежать. В первый же день.
У неё была такая возможность. Рейн прекрасно это помнила. Никто не забрал у неё Сосуд души, и она не могла оправдаться отсутствием крыльев и подчинением через сосуд. Отцу могла бы сказать и другим, чтобы ситуация не выглядела так, как выглядела. Рейн понимала, что её поступок сложно понять, но она и себе не могла объяснить, почему так поступила в тот момент.
Она снова не смотрела на Рита, но и корабля уже не видела и даже не пыталась высмотреть его среди облаков и миль ледяной воды, которая с высоты полёта выглядела непроглядным иссиня-чёрным полотном.
- А потом передумала, - честно призналась Рейн. – Не знаю почему.
Она улыбнулась, но в этой улыбке не было шутовства и веселья, свойственного Грей. Не было самоиронии и сарказма. Какая-то неопределённая эмоция – то, что бывает, когда человек собирается рассмеяться от того, что хочется расплакаться.
Рейн не льстила Ирителю, да и себе тоже. Она не считала, что всё дело было в постели. Так… приятные издержки. И не во внезапном замужестве тоже. Просто ей казалось, что она на своём месте.
- Там всем плевать, кто ты.
У пиратов своя иерархия, такая же изменчивая, как у любого народа, но Рейн видела в ней смысл. Никто не судил за цвет перьев, за лишнюю выпитую кружку, за шутку, за неподобающий вид или взгляд. Конечно, за косой взгляд можно было получить по морде или перо под рёбра и весьма заслуженно, но эти правила казались ей более оправданными, чем алирские.
- Ты никогда не хотел здесь остаться?
Рейн говорила о наземном мире.
- Где нет алирских законов, нет твоего деда, нет императора, никто тебе не диктует, как жить, и не навязывает своё чувство прекрасного? – она бросила короткий взгляд на алифера и продолжила: - У людей тоже есть боги. Среди остебенцев есть фанатики, есть храмы. Есть Триумвират, который почти не уступает нашим жрецам в фанатичности и силе. Но всё как-то… проще?..

0

12

Рит некоторое время молчал отрешенно смотря на далекий отблеск маяка. Его огонек на грани горизонта манил путников теплом и смехом таверн. Доброжелательным и отстраненным от всего не касающегося спокойствием домов приличных горожан, шумом базаров, обманчивыми кривыми улочками порта, за которыми скрывались темные задворки и такие же темные намерения. Мир людей.
Он провел в нем двадцать пять лет, больше чем прожил до этого в Поднебесной. Суматоха дел и страстей человеческих отразилась на нем, оставив шрамы на теле и навсегда изменив характер. ”Безупречный” в своем благочестии Алир стал слишком пресным в оковах своей веры и традиций. Но Рит давно уже отбросил дурацкую идею о том что он может изменить что-либо в этом мире. Приспособился как смог, тем более что долг всё еще держал его в небе. Но временами алиферу вспоминалось прошлое и тогда Рит предпочитал топить тоску в кружке и искать компании таких же “неуместных”. Что часто приводило к их с Рейн совместным пьянкам.
- Чаще чем хотелось.
Солмнир отвел взгляд от далеких огней, переведя его на собеседницу. Проще? Он бы не сказал. Алир был прост - там всему было свое место, время и значение, пред ликом всемогущего Люциана. На земле все иначе.
- По большему счету желающих указывать тут поболее чем в Алире. Ты всего лишь безродный странник, головорез и вероятная проблема. Даже последний стражник захудалого городишки будет считать себя выше тебя. Пускай и не рискнет высказать это в глаза. И ты сама должна была уже увидеть как легко умереть, или чего похуже, от прихоти тех кто просто сильнее.
Солмнир кивнул в темноту, туда где по его представлениям остался пиратский корабль. Если Рейн участвовала хотя бы в одном абордаже на торговца - а за два месяца морские хищники должны были хотя бы раз выйти на охоту - то должна была увидеть предостаточно. В отличие от Алира на континенте было предостаточно мест где не было закона, кроме как права сильного. Да и там где он был, он редко становился на сторону чужака.
- Мне кажется я тебя понимаю. Там внизу от тебя не ожидают ничего особого и по большому счету мало кому есть до тебя дело. Ты можешь начать жизнь с чистого листа и написать свой путь как хочешь, без оглядки на свой род или прошлое.
Грифон плавно набирающий высоту взмахнул крыльями и влетел в плотное облако. Какое-то время алиферы летели в плотном, непроглядном тумане. Но вскоре блеснул свет и крылатое чудовище, словно рыбина, вынырнуло из плотного слоя облаков, идущих широким фронтом с северо-востока. Казалось они летят над молочным морем, едва освещенным луной. Мелкие, холодные капли воды осели на одежду, холодили кожу и блестели бисером на перьях чудовища и металле оружия. Маяк города людей в последний раз блеснул в разрыве белой пелены и скрылся за облаками, оставив их наедине со звездами.

+1

13

Рейн понимала, что её слова звучат безумно. В Алире, несмотря на косые взгляды, она была в безопасности. Разбои и нападения там редкость, которая быстро пресекалась патрульными и стражниками города, а что до земель людей… В Теллине, да и других городах, отдалённых от столицы, где хорошо стерегут разве что дворец короля, нападения случались часто. Стражники не успевали вовремя спасти людей, да и, честно говоря, редко пытались. Разбойников ловили, но большинство из них спасалось бегством и сливалось с толпой ещё до того, как стражники порядка почешут в левом ухе.
На пиратском судне, где в первый бунт могли сменить капитана, а вместе с ним порядок. Где убивать друг друга хоть и не принято, но часто встречается. Где покровительство скоротечно, а то, что настигает после него, безжалостно. Но Рейн во всём этом нашла что-то приемлемое и угодное для себя. Видимость свободы. Свободы от осуждения, от правил, от взглядов. На корабле на неё тоже смотрели косо, но как на бабу, а не алифера, который не оправдал чьи-то ожидания.
Рейн слабо кивнула и снова посмотрела вниз. Облака скрыли вид на океан, а вместе с ним – на корабль.
- Ты же его не убил, да? – тихо спросила девушка. – Парня с щупальцами в волосах?
После этого она больше не говорила до Поднебесной. Дорога была долгой, а Рейн всё смотрела вниз, словно ждала, что им на хвост сядет другой грифоний всадник, чтобы вернуть себе то, что ему принадлежит. По глупой пиратской клятве, которую в Алире никто не посчитает серьёзной. Так, баловство двух детей, которые ничего не понимают в жизни.

Они остановились далеко от города и от дворца. В какой-то деревне за чертой города. Это место в темноте ночи отдалённо напоминало ей место, недалеко от которого они убили виверну пять лет назад. Рейн этого не сказала, но была благодарна, что Рит не потащил её сразу во дворец к отцу. Пришлось бы долго объяснять, что произошло, откуда она и как агенты императора пропустили такое событие.
- Как ты меня нашёл? – она повернулась лицом к другу и внимательно посмотрела на него, когда спешилась.
Если Риту удалось её найти, то наверняка ищейки императора тоже преуспеют в поисках, а если так, то дорога выведет их к пиратскому кораблю. Никто не станет разбираться в причастности пиратов к бастарду императора. Их просто уничтожат, как грязь.

0

14

-Оглушил чтобы не мешался и отодвинул в угол. Я догадывался что ты расстроишься если я устрою там погром.
         Рит не стал упоминать, что скорее всего это будет стоить нескольких еще десятков загубленных ни в чем не повинных жизней. Пираты будут убивать и грабить пока торговцы или лорды не организуют карательную экспедицию и не поразвешивают их на рангоуте. Он понимал что Рейн сполна достанется этой похлебки во дворце, а по его мнению той и так было нелегко. Впрочем, теперь уже все зависело от неё самой. Солмнир не был в силах оспорить волю Императора, а значит судьба шайки морских разбойников была теперь в руках Серокрылой, ровно как и её собственная.
Он посадил усталого грифона в деревне, меньше чем в нескольких часах полета от дворца. Одна из хижин на краю деревни пустовала и его люди частенько пользовался этим местом как перевалочным пунктом, местом отдыха и охотничьим домиком, так что прилетевшему грифону местные жители не слишком бы удивились. Конечно частое присутствие “черной” компании не радовало примерных крестьян,  но они не роптали принимая свой удел с типично алиферским смирением.
-Магией конечно. Пойдем пока нас не заметили.
Рейн, гвардеец пожал плечами словно это было несущественной мелочью и шлепнул по крупу грифона. Сонный зверь и уже учуяв место неоднократной ночевки сам направился в конюшню, которую отряд давненько уже переоборудовал под нужды своих боевых животных. Сам же Рит взяв девушку за локоть поспешил ко входу в дом. Несмотря на то что местные к ним привыкли, среди них наверняка был хотя бы один шпион. И если он хотел дать девушке возможность хотя бы выспаться с дороги, стоило убраться с улицы. Сам дом в отличие от двора или деревни был надежно закрыт от слежки. Не лишняя предосторожность в эти, не слишком светлые для Алира времена.
Солмнир плотно закрыл дверь как только они зашли под крышу. Скрипнули под ногами сосновые половицы. На ощупь пройдя в прихожую, Рит нашел стоявший там стол и начал копаться в своей поясной сумке. Послышался характерный треск удара стали о кремень, брызнули искры. Гвардеец зажег небольшую масляную лампадку стоявшую на столе и в комнате стало достаточно светло, чтобы можно было осмотреться.
Дом был совершенно обычный, сделанный с традиционной алиферской добротностью, “на века”. В прихожей был длинный стол и две лавы, позволяющие сесть за ним десятку человек, несколько бочек и сундуков, ведро с тряпкой - в целом обычный сельский дом. Видна была дверь ведущая на кухню, еще одна - скорее всего ведущая в спальню и лаз на чердак. Солмнир ходил по помещению и зажигал висящие на стенах светильники, близнецы стоявшего на столе.  После чего вернулся к девушке и погасил тот что нес в руках, поставив его ровно на то же самое место где взял. Отошел к одному из сундуков и покопался там, после чего на столе появилась тарелка с вяленым мясом и сыром, глиняный высокий кувшин, заткнутый обмотанной тряпкой пробкой и две керамические чашки.
- На самом деле тебя странно что тебя это удивляет. У тебя во дворце есть покои к которым есть доступ у людей твоего отца. Найти тебя после этого магией через предмет вопрос времени.

+1

15

Рейн не спросила, где они. Она молча вошла в чужой дом без лишних вопросов. Она думала обо всём, что с ней произошло за последние два месяца, и думала, что из этого выйдет. Возвращаться нельзя. Навряд ли кто-то будет её искать. Скорее решат, что она воспользовалась шумихой и сбежала, и будут правы. Никто не подумает о похищении. Что её красть? Девка как девка. Разве что алифер, но эта информация держалась в тайне. Рейн знала, что отец узнает, где её носило и через какие приключения она прошла, что он сделает – тоже догадывалась, а как это предотвратить – не знала.
Она села за стол, не чувствуя силы в теле. Свет, что один за другим загорался в помещении, не добавлял тепла и уюта. Всё казалось ей холодным и пустым. Из размышлений её выдернул ответ Солмнира.
- Так ты лазил в мою комнату?
В другие времени это стало бы хорошим поводом для шутки. Рейн не удержалась бы спросить, как ему копание в портках не слишком порядочной императорской дочки, но вопрос прозвучал не с той интонацией и явно не требовал ответа или подтверждения. Она забыла, что достать её вещи – не так уж сложно, а отыскать того, кого не пытаются спрятать при помощи магии – достаточно легко. Вопрос денег или способностей. Она даже не пошутила, что было бы, застукай кто-то гвардейца в покоях принцессы. Все шутки как-то прошли мимо неё. Не было настроения шутить.
- Это чей-то дом?
Рейн заговорила на отвлечённую тему, без интереса рассматривая помещение. Хозяина здесь не было, но Солмнир знал, где что лежит. Он достал припасы, которые наверняка оставили здесь специально, на будущее.
Кувшин привлёк внимание Рейн. Она подозревала, что внутри что-то спиртное и крепкое, но у неё не возникло желания потянуться за сосудом и сделать хотя бы пару глотков. Видят Боги, за то время, что она провела на пиратском судне, выпито было не мало. Но желания ни есть, ни пить у неё не возникло.
- Если я вернусь во дворец до того, как он пошлёт кого-то за мной, то он ничего не узнает.
Рейн понимала, что занимается самообманом, но не знала, как ещё избежать чувства вины. Она действительно не хотела, чтобы эти мерзавцы погибли по её вине. Некоторые из них были… были ей близки.

0

16

На вопрос о комнате Рит лишь пожал плечами, явно считая ответ самоочевидным. На самом деле врал -  в покои Рейн попасть посторонним незаметно было достаточно сложно. Пускай девушка легкомысленно пренебрегла простейшими методами магической безопасности, люди отвечавшие за сохранность императорской фамилии не были столь же наивны. И знали что и где находится в её комнате обычно лучше самой Рейн. Солмниру пришлось пойти на хитрость, чтобы добыть себе “предмет” для заклинания, но вдаваться в подробности он был не намерен. И воспользовавшись несколько рассеянным вниманием серокрылой перевел тему.
-Дом? Он давненько пустует и мы прибрали его к рукам. Полезно иметь местечко на подлете к столице.
В отличие от Рейн, Солмнир испытывал здоровое чувство голода. Достав нож алифер отрезал себе полоску мяса и принялся жевать, наблюдая за метаниями Серокрылой. Судя по блуждающему взгляду мысли она все никак не могли прийти к какому-либо решению. Ну или настырно избегала самых неприятных из них. Вздохнув Солмнир потянулся за кувшином. В сосуде не оказалось ничего эксклюзивного - яблочный сидр, кислющий даже на запах. Скорее всего купленный где-то по соседству, у фермеров гнавших подобный шмурдяк для собственных нужд. Впрочем, следующая реплика принцессы заставила его поперхнуться пойлом.
Откашлявшись, гвардеец одним глотком допил первую кружку после чего с громким стуком опустил её на стол, словно ставя точку в рассуждении.
-Узнает. Если я дернулся по твоим следам, значит и остальные заподозрят неладное. К тому же подозреваю Его Величество все же имеет тенденцию осведомляться, где его доченька чаще одного раза в месяц. И то что тебя не нашли наши бравые орлы из тайной охраны раньше меня довольно-таки удивительно.

Отредактировано Солмнир (2019-05-04 08:03:59)

+1

17

Рейн никогда не переоценивала свою значимость для империи и лично для отца. Она понимала, что за императорским отпрыском должны присматривать, а уж когда этот отпрыск всего один – ещё лучше, но уже не первый год говорили о том, что на троне видят не бастарда императора, который так и не смог обзавестись другими достойными наследниками, а одного из его генералов. Рейн не сомневалась, что окажись у генерала сын нужного возраста, её бы давно выдали за него. Или попытались бы это сделать. Но как ни пытались два рода стать родственниками, каждый раз союз оборачивался трагедией. Генерала любили и уважали, даже несмотря на то, что это его внук однажды убил наследника императора, а ныне скитается где-то по миру. Рейн всегда казалось, что она лишь немногим лучше, чем её двоюродный брат в бегах.
Поначалу она действительно думала, что гвардейцы явятся за ней, что отец забеспокоится и пошлёт кого-нибудь, чтобы её нашли, освободили и вернули в Алир. Потом она просто надеялась, что это произойдёт, но ничего не изменилось. и тогда она перестала об этом думать. Именно в это время, когда Рейн казалось, что возвращение домой и решение отца уже не имеют для неё никакого значения, потому что она не желает возвращаться, её нашёл Рит.
В отличие от Рейн Солмнир набивал желудок и успел промочить горло. Неудачно. Рейн подняла на него отсутствующий взгляд, словно не понимала причины, по которой пойло встало алиферу поперёк горла.
Понимала. Более чем. Но не хотела даже себе признавать, что император Поднебесной узнает всё, если только пожелает.
- Может, он никого не посылал, - Рейн дёрнула плечом в попытке изобразить свойственную ей небрежность. Она приобняла себя руками, чувствуя, как в чужом доме отчего-то становится холодно. Руки были холодными. Рит выдернул её из постели, а всё, что было на неё – рубаха да штаны и кое-как надетые сапоги с неправильно завязанной шнуровкой. Рейн не обратила внимания на детали, но явно ощутила, что кожа замёрзла. Полёты на грифоне тоже не согревали, да и в доме не было обо что погреться, если не считать выпивку. – Почему ты решил, что я буду против убийства пиратов?
Солмнир говорил, как её нашёл, но не сказал, откуда появились выводы, что всё не так плохо и она не в плену.
- Почему ты вообще один полез на пиратский корабль? – она удивилась впервые за весь разговор.
Какая-то другая эмоция помимо грусти и апатии.

0

18

Алифер покачал головой, выражая сомнение в том что Император никого не посылал.
-Томящиеся в плену девы не шатаются по портовым кабакам в компании тюремщиков. Зная тебя я не поленился навести справки до того как обрушить “пылающий меч праведного возмездия” на каждого причастного. И решил что тебя не порадует если умрут они. Или он.

Последнее слово алифер явно выделил, давая понять что и полукровка и суть их отношений ему были прекрасно известно. Заметив жест девушки, Рит отодвинул кружку и встав с лавки направился к Рейн. Щелкнули пряжки, и на плечи девушки опустился дорожный плащ. Сам алифер сел рядом подтянув к себе снедь и кувшин. Потрепанная и тяжелая ткань еще хранила тепло тела и характерный запах грифона на котором они пролетели изрядное расстояние. Из капюшона тут же показалась любопытная мордочка разбуженного симурами, суетливо пытающегося определить что происходит вокруг и не достанется ли ему по этому поводу вкусняшек.

-Ты так говоришь как будто у меня тут очередь желающих втихую от Императора штурмовать пиратское корыто на том конце света. Или это был вопрос “какого Фойрра ты там вообще оказался?”

   Солмнир налил себе новую кружку, размышляя о странностях этого дела. Император, по своему, но баловал дочь. Ей была предоставлена свобода о которой он и все другие дети его рода и мечтать не могли. Да и остальные семьи воинского сословия держали своих отпрысков зачастую на коротком поводке. Пока те не показывали успехи достаточные, чтобы питать надежды на то, что отпрыск приумножит славу и достояние рода. В случаи Рейн всё было ровно наоборот.
   В то же время алиферы отвечающие за безопасность королевской семьи должны были появиться куда как раньше лейтенанта гвардии. И их отсутствие нельзя было списать на непривычность и сложность работы “внизу” - за два месяца справился бы даже полный тупица.  И при этом никакого шума или активных поисков. А значит что-то пошло не так. Интересно что?
   Хотя был еще один, смешной вариант. Император решил просто подождать пока один гвардеец забеспокоится и сорвется в самоволку в поисках подруги. После чего не поднимая шума загрести жар его, Рита, лапками. В том что Император мог доверить ему подобное задание Рит не сомневался. Несмотря на косые взгляды, его “черные гвардейцы” были в милости у трона исключительно ввиду собственной эффективности. Но хватило ли бы его повелителю выдержки и хладнокровия ждать, когда дело коснулось единственной дочурки? Сомнительно.

+1

19

Рейн не ожидала, что ответ Рита вызовет у неё такие эмоции. Она подозревала, что в порту могли болтать о девке, которая разгуливала вместе с пиратской командой, даже болтать о том, что кому-то из пиратов так солнце голову нагрело, что ему загорелось на ней жениться. В мире хватает «добрых людей», которые не упустят шанса обсудить все последние новости. Не то что бы эта новость была чем-то из ряда вон выходящим, но она тоже стала достоянием, а кто-то мог поделиться информацией за несколько монет или за пару отменных ударов в подворотне и нож под горло – уж Рейн не сомневалась, что гвардейцы императора умели добывать информацию всеми возможными способами. С кровью и без. И всё же… апатия отчасти затуманивала ей разум. Она забывала об элементарных и понятных вещах, которые вообще не должны вызывать у неё вопросы.
Упоминание Ирителя стало второй причиной проявления эмоций. Рейн как в лицо плеснули вином из кубка. И это чувство, возникшее в тот момент, когда Рит отдельно выделил из всех пиратов одного конкретного, даже не упоминая его имени, вызывало у неё смущение. Она растерялась, не зная, что ответить или как вдохнуть. Впервые за многие годы.
Рит встал из-за стола, накинул на её плечи плащ и сел рядом. Рейн почувствовала приятное тепло, которое согревало замёрзшие руки и плечи. Чужая вещь пахла не только грифоном или симурами, о котором горе-хозяйка совершенно забыла, но и его хозяином. Она схватила края плаща одной рукой, натягивая его сильнее на грудь и руки, чтобы не дать теплу уйти. Девушка не заметила дополнительного пушистого груза в капюшоне, который сильно мешал. Рейн потребовалось немного времени, чтобы отвести взгляд, прикрыть глаза и просто выдохнуть.
- А ты основательно подготовился, - обычно эту фразу сопроводила бы усмешка, но сейчас это была констатация никому ненужного факта.
Рейн достала из капюшона симурами и пересадила его к себе на колени. Пытливый зверёк, который в любой непонятной ситуации искал, чтоб пожрать, решил, что на коленях алифера ему будет лучше. От Рита пахло едой. Пытливый тёмный нос уже обнюхал парня и потянулся к столу. Кико, не зная границ и совести, перетаскивал пухлый зад на колени к гвардейцу и пытался достать кусок мяса со стола. Рейн и не думала его остановить.
Теперь Солмнир сидел близко, хотя и не касался её плеча своим, но не смотрел на неё через стол как на допросе, а находился по одну сторону с ней.
- Второе.
Рейн понимала, что у неё мало друзей. Ладно, один Рит. Второй такой вряд ли найдётся во всей Поднебесной. Он бы не смог найти группу идиотов, которым бы захотелось пробраться на пиратский корабль и без шумихи украсть девку. Даже если это императорская девка. Но он мог всё разузнать и доложить императора, а уже вместе с подкреплением штурмовать корабль.
- Ты мог погибнуть на корабле.
Не погиб, но точно знал, на что идёт.

0

20

Гвардеец небрежно взмахнул рукой, явно намереваясь ответить в привычно - бравурном тоне, мол “где только их не пропадала”, но осекся видя подавленность собеседницы.

- Мог. Но ты вляпалась, как никогда в жизни. Опустим очевидные шансы загнутся от стали, петли или пропустить через себя пол команды, не факт что по согласию. Самое вероятное чем это должно было закончится - показательная казнь, представление для одного зрителя. Среди алиферов я могу доверять только своим “черным”. А если мы все станем на крыло, фокус не пройдет незамеченным. Набирать людей на месте, или идти общаться с тобой и пиратами бессмысленно. Дело кончилось бы дракой, а ты уж прости я не был уверен в твоем здравомыслии на момент. Так что пришлось выкручиваться.

        Машинально выловив за шкирку сползающую с колен живность, Рит полез в притороченный к поясу плотно завязанный подсумок. Еще в порту, понимая что девушку желательно достать "со всем багажом” он заготовил приманку способную выманить любимца загулявшей принцессы даже посреди вони пиратского трюма. Кико вцепился лапками в продолговатый, сильно, но приятно пахнущий брусок и принялся его грызть. Симурами настолько увлекся что алифер просто поставил зверька на стол, как забавную жующую статую. Зрелище было довольно-таки комичное, хотя ситуация в целом не располагала к смеху.
         Теперь когда его потрепанный плащ был на Рейн, броня и снаряжение воина оказались выставлены на показ. Жители Алира привыкли видеть Небесную Гвардию рыцарями, живыми статуями стоящих в переходах дворца, величаво вышагивающих на парадах или демонстрирующих свое мастерство на турнирах. Сам образ Небесного Гвардейца, закованного в искусно сделанные, латы, белый-с-золотом цвет форменных плащей, красота отделки и качество ткани - всё свидетельствовало о высокой миссии возложенной на воинов Императором как наместником Богов.
         Потертый доспех Солмнира был весьма далек от богоизбранности. Аккуратно скроенный, темный как ночь за окном,  он явно вышел из лучших мастерских Алира. Все пластинки сидели точно влитые, заклепки были зачернены, а пряжки переложены тонкой кожей, чтобы не звякнуть в неподходящий момент. Образ дополняла сложная “сбруя” ремней, и чехлов, причем судя по пустующим ремням и кольцам часть снаряжения Рит просто оставил на грифоне, максимально облегчив себя для захода с воздуха. Все это указывало на тщательность подготовке и планирования авантюры, но закрадывался вопрос откуда у лейтенанта гвардии снаряжение более подходящее для гильдии воров. Причем весьма небедной.
        Повисла недолгая тишина, было слышно лишь, потрескивание фитилей ламп и громкое хрупанье счастливого Кико. Рит, почувствовав что горло пересохло, снова потянулся к чашке. Ситуация была несколько неловкой. Он и сам, неоднократно паленный в прошлом, предпочитал скрываться за маской злой и циничной иронии. Так было легче, никто не лез никому в душу, никакого чувства вины и прочего мусора. Вздохнув, глотнул сидра и продолжил. Тон которым он продолжил, был непривычно серьезен, как для товарищей по ненапряженным посиделкам с выпивкой.

- Рейн… тут такое дело... Меня все время не оставляет ощущение некоторой неестественности происходящего с тобой. Словно ты бежишь от себя. В бутылку, на землю, в очередные неприятности. Встречаешь день ожиданием худшего чтобы не разочаровываться и загоняешь себя еще дальше. Может я ошибаюсь, я солдат, а не священник. Да и не мне читать тебе нотации. Но если тебе нужно об этом поговорить или помолчать, то я знаю одного гвардейца которому не наплевать что с тобой творится.

+1

21

- Мне душно во дворце.
Рейн полагала, что Солмнир поймёт, о чём она говорит. Столкновение с Ирителем на корабле напомнило ей, почему она не хотела возвращаться в Поднебесную и когда-то давно сбежала из неё, впервые нарушив запрет отца. Когда сталкиваешься с взаимным разочарованием, уже нет причин беспокоиться разочаровать кого-то ещё больше.
- Я много лет боялась гвардейцев. Мне всегда казалось, что куда бы я ни пошла, на меня смотрели. Везде один и тот же насмешливый взгляд. Веришь? – она перевела взгляд на Рита. Он тоже знал, как на него смотрят после истории с дедом, и Рейн казалось, что в этом у них есть общее. Рейн снова отвела взгляд, смотря в пространство перед собой. - Меня даже ты пугал, когда надевал эти белые с золотом доспехи. Найти тебя на тренировочной площади, придти туда и вытащить – для меня было ещё тем испытанием. Заставить себя туда пойти и не думать, что я окажусь в окружении гвардейцев, - Рейн усмехнулась. Она пыталась высмеять свои страхи и понимала, что они иррациональны, но они всё ещё оставались. Они диктовали, как ей жить, и она под них подстраивалась, думая, что лучше выглядеть хуже, чем говорят, чтобы всё это было правдой, чтобы потом не переубеждать, что всё выглядит намного лучше, а то и вовсе не так. Она не отрицала, что поступила безумно, когда добровольно осталась на пиратском корабле, но это окружение моральных уродов казалось ей понятным и приятным. Рейн чувствовала себя там защищённой, чего никогда не чувствовала во дворце.
- Всего один гвардеец. Не его смеющиеся и подтрунивающие друзья. Ни служанки, которые подслушали и разносили сплетни дальше. А отец, который ничего с этим не сделал. Алифер, которому я верила больше всего, промолчал. Глупая порченная дурочка, которая испортила отцу все планы на удачное замужество и родство с кланом, потому что была слишком наивной и доверчивой и думала, что кому-то действительно не важно, что она бастард.
У Рейн задрожала правая рука ей пришлось накрыть её левой ладонью и сжать, чтобы немного унять дрожь или хотя бы попытаться её скрыть. Каждый раз, когда она вспоминала об этом, рука сама тянулась к выпивке. Несмотря на кисловатый запах, содержимое кувшина казалось ей подходящим.
- Некоторые даже болтали, что это императрица заплатила ему, мол без денег было не так интересно, а она боялась, что её чадо не взойдёт на престол, так велика была любовь отца, - Рейн фыркнула. У неё было другое мнение относительно любви отца. – Он поспорил с друзьями и получил свою награду. Целый месяц своей жизни потратил, чтобы добиться своего.
Рейн помнила день, когда радостно бежала на встречу, думая, что совсем скоро они обо всём расскажут отцу, а он действительно будет так счастлив, что даст разрешение на брак. Но то были мечты юной и неумудрённой опытом девочки, которая столкнулась с реальностью – объект любви с весельем рассказывал о подробностях встреч с дочерью императора своим товарищам по оружию.
- Не знаю, как долго он собирался играть роль без памяти влюблённого, и как бы всё заканчивал, но я пришла, когда группа гвардейцев окружила его на заднем дворе. Наставника не было. Они отдыхали и болтали. Все в начищенных до блеска белых с золотом доспехах… - что было ироничным с точки рения Рейн. Рядиться в светлое и нести свет, когда поступки соответствуют порождениям Фойрра. - Он получил от них деньги, пересчитал, даже пожаловался, что за такое дело мало получил.
Рейн даже сейчас думала, что не смогла бы подойти и ударить гвардейца, а убежать в слезах, отрицая действительность, это всё, на что её хватило.
- Я почувствовала удовольствие, когда его били в переулке у таверны. Сказала, где он будет сбывать свой выигрыш. Ночью его подкараулили, ограбили. Не убили, но оставили напоминание. А потом мне стало от самой себя мерзко.
Рейн помнила, как обрезала длинные волосы, как перестала пытаться быть похожей на императрицу, влезла в мужскую одежду, впервые надралась до беспамятства.
- Вот и сбежала на материк, подальше от всего.
Она никому об этом не рассказывала, потому что всегда считала, что уж между гвардейцами нет никаких тайн, и сплетни долго живут, разрастаются и никогда не пресекаются. В её понимании и Рит должен был слышать историю. В свете, что дочери императора нравятся молодые алиферы, которые только поступили на службу, и не перепало ли ему чего за то время, что они вместе распивают эль.
- Окружение людей, которые не прячутся за маской добродетели, мне понятно.

0

22

По мере того как Рейн рассказывала лицо Рита приобретало все более удивленной и обескураженное выражение. Сбивчивый рассказ Рейн весьма сильно отличался от того что он видел во дворце. Даже если сделать скидку на возраст, потрясение и свойство всех разумных рас додумывать и приукрашать обстоятельства в свою пользу концы с концами не сходились. А мысль о том что девушка могла соврать во всем, от начала истории и до конца, была им отброшена сразу.
-Я не знал. Хотя предполагал некое потрясение.
Несмотря на дурную репутацию среди аристократии никаких слухов о пристрастиях Серокрылой к гвардейцам Солмнир не слышал. Он знал что о них временами ходят слухи среди прислуги и молодежи, но полагал их источником очевидный факт их частых встреч и попоек.
Нет, конечно и в Небесной Гвардии могли оказаться мерзавцы и хладнокровные головорезы. Он сам был тому лучшим примером. Но Гвардия всё ещё были элитой. Получить право на плащ было привилегией, которую было сложно заслужить, а в желающих попробовать числилось едва ли не все воинское сословие Алира. Для многих детей знатных родов попасть в гвардию было делом принципа и престижа семьи, в обучение и подготовку вкладывались немалые усилия и средства. В год происходило несколько десятков поединков целью которых было показать своё превосходство над текущими гвардейцами и попробовать таким способом достигнуть желанного звания. И это не считая победителей турниров и прочих особо отличившихся.
Служба не была сенекурой. Лояльность и почтение к Престолу было обязательным условием наравне с воинским мастерством. Сами гвардейцы жили пускай и более роскошно чем городская стража но подчинялись железной дисциплине, не бездельничали, а старый полковник руководивший гвардией последние лет двести держал всех в ежовых рукавицах. От элиты многого ожидали и еще больше требовали. При таком отборе дураки либо не достигали вершины, либо быстро проваливались освобождая желанную вакансию. А провернуть описанную ему авантюру с единственной наследницей престола ради пари был верхом глупости. Среди стражи хватало фанатично настроенной молодежи и возмездие так или иначе настигло бы наглеца. Бахвалится в подобной ситуации было бы чистым безумием.
А было бы? Еще четыре года назад Солмнир бы даже не усомнился. Но с тех пор немало утекло воды. Возможно имели место обстоятельства которые стоили подобного риска и подлости, а остальное было лишь “легендой” или надуманными Рейн обстоятельствами. Алир был стар и накопил множество нерешенных проблем. Как и везде тут обитали чудовища с человеческим лицом и каменным сердцем, вполне спопобные создать подобную ситуацию в своих целях. Должен был остаться след, слухи или записи, которые стоило проверить. На всякий случай. Забытое прошлое имело отвратительную привычку выстреливать в лицо в самый неподходящий момент, особенно если враги способны выжидать столетиями. Да и от встречи с тем кто толкнул тогда совсем еще юную девушку, на нынешний путь Рит бы не отказался. Одной трещиной на стекле больше, одной меньше…
Солмнир поставил себе засечку в памяти узнать о событиях того времени и отбросил эти мысли в сторону. Прошлое могло подождать, в отличие от настоящего. Рука затянутая в черную кожу и металл перчатки накрыла дрожащие ладони мягко сжав их.
- Хэй, не грусти. От зла в красивой обертке никто не застрахован. Временами это задевает так, что невольно хочется перекрасить весь мир черными красками, бить всегда первым. На звук, на свет и на всякий случай. Но это верный способ скиснуть. А мне бы не хотелось что бы ты прожила так жизнь скатившись до уровня своих недавних знакомцев. По крайней мере я всё ещё предпочитаю верить что в тебе есть что-то большее, чем стать беспринципным головорезом или спится. Тем более что это бессмысленно. Мир огромен, в нем хватает тех с кем можно просто быть. Не святых и не грешников,  живущих как умеют. Для того чтобы найти этот клочок свободы даже на Алире не обязательно ударяться во все тяжкие.
Алифер говорил медленно, мягко, словно искал вехи через топкую трясину. Не было сомнений что Рит говорит что думает и явно беспокоится о ветреной принцессе. И это было достаточно сильное беспокойство что бы обычно циничный и полный иронии гвардеец, склонный пробивать себе путь крепким словцом и кулаком искал, словно камни в потемках, нужные слова.
- Я знаю как может давить дворец, мне самому тошно от этих рафинированных лиц, слепого благочестия и давно потерявшего суть церемониала. Но я думаю что дело не только в этом. Рейн… ты никогда не задумывалась что возможно, глубоко в душе скрывается месть? Месть и крик к человеку которому ты доверяла больше всего, и который не спас тебя в самый тяжелый для тебя момент?

+1

23

Alan Stivell - Aet On (Into The Universe's Breath)

Рейн не знала всей истории, не знала всей правды. Она никогда не пыталась узнать, как так вышло и что за всем этим скрывалось, потому что на самом деле боялась, что правда ударит по ней ещё больше, чем то, что она сама увидела, услышала и почувствовала. Всё могло действительно подтвердиться, как она опасалась, а давать себе даже слабую надежду, что всё не совсем так, как она себе представляет, чтобы после разувериться – она не хотела. Сама мысль об этом её пугала, а никто и никогда не пытался прикоснуться к этой части её жизни и просто поговорить. Единственный алифер, которому она могла бы довериться после смерти матери, был отец, но говорить с ним об этом она не решилась. Император Поднебесной знает обо всём, что происходит во дворце и за его пределами. Если бы он хотел что-то изменить – он бы это сделал. А императрица, которая могла бы заменить ей мать или поделиться материнским теплом, никогда не пыталась найти с ней общий язык.
Разговаривать с пустой могилой матери, стоя у обрыва острова, даже спустя годы было тяжело.
Рейн почувствовала прикосновение к руке и где-то внутри что-то сломалось, требуя отдёрнуть руку, отстраниться, закрыться, но в то же время она понимала, что бежит не от того алифера и сам Рит ни в чём не виноват. Он не имел никакого отношения к старой истории, не он был тем гвардейцем, не он был в числе друзей сослуживца, и не был отцом, на которого Рейн злилась намного больше, чем на гвардейца. Главным источником боли и предательства в её глазах по-прежнему оставался отец, и всё остальное напоминало именно об отсутствии его защиты и покровительства, а не о глупости, допущенной девочкой.
В словах Солмнира был смысл. Мир не поделён на чёрное и белое, несмотря на все старания верующих алиферов видеть его именно таким. Всё преимущественно серое, потому что в каждом из них есть и то и другое в разном соотношении. С течением жизни соотношение чёрного и белого может меняться, и эту разницу не всегда видно на первый взгляд. Даже Сосуды душ не способны на то, чтобы показать истинный цвет души алифера. И всё же переступить через себя, перестать бегать и защищаться, изменить образ жизни, к которому она привыкла, было слишком сложно.
Рейн хватило ума не отдёрнуть руку и молча выслушать мысли друга.
Месть сладкая – так говорят, но Рейн чувствовала от неё лишь горечь на протяжении многих лет. Наказать одного гвардейца – пустяк.
- Без толку мстить, - отмахнулась Рейн. – Хотя, наверное, это и есть мщение. Нелепое по своей форме.
Скатиться ещё ниже, думая, что от этого испортится репутация отца в том числе. Рейн никогда не рассматривала это в таком свете. Она думала, что защищает себя, опережая события. И просто хватается за любой способ сбежать, чтобы не возвращаться.
- Ну… - она вновь попыталась отшутиться, чувствуя тяжесть. – По крайней мере, друг у меня не рафинированный, благочестивый богач, - Рейн усмехнулась, подняв взгляд на алифера. – Думаю, дед твой очень рад такой дружбе. До скрежета зубов… Но из заботы о моём здоровье ты мне теперь, конечно, не нальёшь?

0

24

Солмнир хмыкнул видя что Рейн вновь наметилась на старую добрую кривую дорожку и пробует сменить тему. Он не собирался давить, торопливость хороша разве что при ловле насекомых. Сомнительно что один разговор переменит многолетнюю привычку. Но капля точит камень, а времени у него было, если конечно его не казнят за самоволку уже этим утром.
- Половина рафинированных богачей руку бы отдала на отсечение что бы оказаться на моем месте в гвардии. Что к слову бесит старика куда как больше чем слухи о нашей с тобой “нежной дружбе”. Которую к слову многие считают основной причиной моего продвижения по службе.
На лицо лейтинанта приобрело знакомое выражение иронии, как всегда, когда он вспоминал о деде. В конце концов его противостояние со стариком отдаленно напоминало ситуацию Рейн. Правда в отличие от Императора, старый Рит не питал симпатии к своему непутевому потомку. Семейные отношения Дома Рит и Солмнира были его личной драмой. И откровенно если и был алифер которого он ненавидел это был не дед, упрямство и твердость которого импонировали Солмниру.
Это был его родной отец.
С привычной ехидной улыбкой, которая явственно указывала на то что следом идет очевидная подколка, Солмнир поднял кувшин и наполнил вторую кружку. После чего небрежно толкнул её к девушке.
- Ну почему, налью. В конце концов это не мне часов через пять, с утреца, идти говорить со своим отцом, пытаясь объяснить почему он не должен пускать на корм медузам некое корыто полное отпетых уголовников. Несомненно утренний перегар произведет на Его Величество незабываемое впечатление и благостно скажется на всей затее. Быстрокрылая, ты ничего не забыла?

+1

25

Рейн хмыкнула.
- По мне так лучше алифер, который знает, что делать с убийцами, чем один умелый турнирщик-фехтовальщик, которому добрый папа доспехи купил.
Нет. На самом деле и на турнирах встречались достойные алиферы, которые именно благодаря своим заслугам попадали во дворец. Рейн знала, что за красивые глаза и родство вряд ли бы кого-то взяли на службу, как не брали Солмнира, пока он в глазах императора не оказался достоин такой чести. Поступками. Даже несмотря на то, что в глазах своей семьи и некоторых других алиферов оставался порченным. Честно говоря, Рейн даже удивил подобный жест отца, но времена меняются.
- Ага, это они не знают, как я тебе нежно рану от всякой заразы обрабатывала, когда на нас та тварюка у озера напал лет пять назад. Сразу бы передумали так продвигаться по службе, - иронично заметила Рейн и впервые за весь разговор улыбнулась.
Свои ошибки она всегда видела и старалась по возможности высмеивать, хотя где-то глубоко понимала, к чему могли на самом деле привести все её ошибки, если бы не толика везения и нужные люди рядом.
Рейн посмотрела на кружку, куда Солмнир щедро плеснул выпивку, задумчиво нахмурилась, словно внутри неё боролось два желания: не смердеть так сильно при встрече с отцом или всё же промочить горло чем-то крепким и, как привыкла, разогнать тоску крепкими напитками.
- Спасибо, - благодарность в этом случае показалась ей самой правильной.
Солмнир не только рисковал своей головой, когда влез на пиратский корабль, чтобы спасти одну бестолковую крылатую, он сделал намного больше – не устроил из этого всеобщее достояние отцовской гвардии, не отдал им такую честь, да и не то чтобы отсчитывал её за самоволку и необдуманное приключение. Именно осуждения от отца и лекций о вреде общения с подобными… мореходами Рейн боялась больше всего.
Рейн говорила искренне. Она действительно была благодарна, что Рит забрал её с корабля, что не убил никого там – Грей не могла знать этого наверняка, просто верила, что это так и что друг её не обманывает.
- Хотя мне кажется, что одна кружка уже не сделает хуже ту смесь запахов, которая преследуют меня уже недели… три, - Рейн шутливо поморщилась. Она-то знала, что за время, что провела на пиратском корабле, успела пропахнуть морем, тиной, плесенью, ромом и много чем другим, не менее приятным, включая тухлую рыбу. – Забыла что? Помыться? Вот с этим на корабле, полном мужиков, проблема, - усмехнулась девушка.

0

26

В ответ на упоминание “одной кружечке” Рит лишь картинно поднял брови и  склонил голову на бок, давая понять что не будет мешать Рейн делать собственные ошибки. В конце концов они оба знали какова ставка. А лично лейтенант предпочел бы пустить весь корабль пеплом над морем. Когда же Серокрылая упомянула о ванне и вони корабля он картинно всплеснул руками, ничем не хуже старшей фрейлины после того как та обнаружила наследницу трона возвращающейся домой в состоянии “в хлам” на плече одного не слишком трезвого гвардейца.
- Ах ваше высочество! Но как вы могли!!
Пародируемый голос конечно не смог воссоздать всех визжащих тональностей удивленной женщины. Но Рит смог передать всю полноту оскорбленной в лучших чувствах аристократки, наблюдающей нечто совершенно неприличное в её понимании. Продолжил он уже обычным тоном, указав на дверь ведущую судя по всему на кухню
- Ты недооцениваешь мою предусмотрительность Серокрылая. Я последние семь лет тоже не ботфортом щи хлебал. На кухне стоит бадья в которую три тебя поместится, кажется тут в ней давили вино или что то в этом духе еще во времена твоего деда. Также припасены две бочки воды.  Да, учти что воду придется греть дровами - одно заклинание и сюда сначала слетятся мои вороны, а потом и господа из тайной охраны, любопытствующие “по какому поводу полночный сбор”. Они на меня последние два года неровно дышат.
Откинувшись с видом довольного кота, явно напрашивающегося на похвалу, Рит продолжил.
    - Есть и запасная одежда. Покрой конечно не соответствует приему в присутствии Коронованных Особ, но в любом случаи лучше твоей провонявшей серой дымовух и трюмом одежды. Конечно можно быстро смотаться и добыть платьице со срюшечками, но боюсь тогда Его Величество предположит что ты пришла извиняться за только что развязанную войну со всеми "наземниками".

+1

27

Рейн поморщилась от визгливой пародии на няньку. Каждый раз женщина так удивлялась её возвращению в нетрезвом и потрёпанном виде, который ну никак не подобает леди, словно после этой неприятной встречи ей отшибало память. Нет, иногда Рейн даже радовалась подобным мгновениям искреннего негодования, возведённого эмоциональной женщиной в абсолют. То есть она каждый раз надеялась, что императорская дочка придёт домой в трезвом виде, на своих двоих, в чистой и опрятной одежде, подобающей её статусу. Но, увы, такого ещё ни разу за последние лет семь не случилось. И вряд ли случится в ближайший десяток лет.
- Дровами? – Рейн скептически посмотрела на алифера, поскребла щеку.
По прикидкам девушки на то, чтобы подогреть такое количество воды на огне, да ещё и не магическом, должно уйти много времени и дров.
- А дрова наколол? – усмехнулась Рейн. – Ну и чего сидим тогда? Грей!
И вот вам вся благодарность и восхищение трудами алифера, который учёл едва ли не всё. Конечно, Риту надо было тут же броситься греть воду, как только они вошли в дом, а не сидеть рядом и ждать, пока девушка намотает сопли на кулак. Лить слёзы Рейн не любила, ни в одиночестве, ни в присутствии кого-то. Да и как-то в прошлом она уже имела неосторожность раскиснуть и пустить пару скупых слезинок, потому что слишком уж перепугалась за одного недорукого гвардейца.
- Разрешаю не бить крылья и не мчаться за платьем.
Даже для такого важного разговора, чтобы уговорить отца не жечь один конкретный пиратский корабль, Рейн не собиралась натягивать маску благочестия и изображать из себя непонятно что. Чистой одежды вполне хватало – уже чудо, что Солмнир позаботился обо всех деталях, чтобы во дворце меньше сплетничали. Она-то об этом совершенно не подумала.
- Со срюшечками, да? – улыбка стала шире. – Образец императорского гвардейца! – Рейн рассмеялась.
Пока нагревалась вода, Рейн вернула алиферу его плащ, которые тоже успел впитать в себя смесь разных запахов, включая запах симурами, попыталась расчесать колтун на голове, непонятно откуда взявшийся, и застыла, когда вспомнила, что есть вещи, которые отцу лучше ни при каких обстоятельствах не видеть вообще. Рейн посмотрела на руку. Она помнила, как впервые увидела это кольцо, и с какой заботой капитан корабля доводил его до блеска. Лучше, чтобы ничего не напоминало об этом замужестве.
- А нянька болтала, что меня такую никто в жёны не возьмёт, - на шутку всё свела Рейн, когда в комнате показался Рит. – Моя взяла!
Снять кольцо было тяжело. Положить его на стол – ещё тяжелее, а забыть - вообще не вышло.

0

28

- Можешь и свои ручки приложить, чай не сахарная. А если высочество желало чтобы ей топили баньку да носили на руках, стоило бы облегчить мне заботы и торчать во дворце ровно. В срюшечках по острые ушки.
По тону Солмнира было не до конца понятно обиделся ли он всерьез или продолжает отшучиваться. Обычно гвардеец добродушно относился к её выходкам и сюрпризам, но Рейн на опыте знала что задеть его вполне возможно. Алифер обычно в этом случаи предпочитал соответствовать собственному утверждению что он не злопамятный. Просто злой и память хорошая. Впрочем с дровами и печкой он действительно помог. Как оказалось помимо владения мечом алифер неплохо справляется с кочергой и замысловатым процессом растопки сельской печи. Какое то время ушло на удивительно домашние хлопоты, беготню с ведрами, нагрев воды в здоровенном казане.
Ко всему этому у Солмнира были свои хлопоты. Рейн вроде стало полегче и теперь стоило позаботится о грифоне, убедится что снаряжение в порядке и в целом заняться тем что стоило сделать по прилету. Алифер не считал Серокрылую кисейной барышней которую нужно было опекать, но был уверен что бывают моменты в жизни когда просто не стоит оставаться одному. Их знакомство началось с того что Рейн, со свойственным ей везением, попала на один из таких моментов в его жизни. Пускай и не намеренно, но она помогла ему. А Сол Рит всегда платил по счетам.
Он зашел внутрь, таща на себе ворох сбруи, седел и сумок, ровно для того что бы застать момент когда Серокрылая наконец решилась снять злосчастное кольцо. Рит замер в дверях склонив голову и наблюдая сцену. После чего покачал головой и направился к стене. Ремни, сумки и прочая сбруя начали занимать свои места на вбитых туда крюках.
- Дурное дело - нехитрое. Но сдается мне как для алифера столь ненавидящего маски “благочестия” ты слишком сильно стараешься укрыться за “безразличием”.
Алифер говорил не оборачиваясь и не отрываясь от своей работы, даже голос его был привычно насмешливый.
-Дело твое, конечно. Но ты не находишь, что можно не рваться на край света, чтобы смеяться когда тебе весело или плакать когда больно.По крайней мере здесь и сейчас.
Повесив последний пластрон брани, Рит повернулся к Рейн, выражение лица, серьезное выражение лица и близко не соответствало шутливому тону.
- Или ты считаешь что я донесу твоему отцу о том что тебе больно расставаться с иллюзией мечты?

Отредактировано Солмнир (2019-05-07 21:05:23)

+1

29

- Ты же знаешь, что у меня руки из жо… задницы, - поправила себя Рейн, словно от этого что-то изменилось.
Конечно же, она не собиралась сидеть на лавке и ждать, когда спаситель выслужится и всё принесёт ей на золотом блюде, хотя что-то подсказывало, что предложи она Риту потереть спину – не отказался бы и даже не обиделся. Добродушно усмехнувшись, мол, всё не всерьёз, Рейн пошла за дровами, натаскала, сколько надо было, а мешаться под рукой, чтобы всё это добро разжечь без магии – не стала. Не умела.
Принести воды и дров, не тараторить под руку и пойти прогуляться к Фойрровой бабушке, чтобы не мешать – с этим она с лёгкостью справилась.
- Мне стыдно, - честно призналась Рейн.
Не за то, что провела столько времени на пиратском корабле и побывала в рейдах. Не за якобы испорченную честь. Не за сомнительное замужество.
- За несдержанное обещание, и что не предупредила.
На отца она могла злиться и обижаться сколько угодно, но Солмнир не был виноват в этом, а попал под раздачу даже больше, чем небесный император.
- Думаю, тебя бы здесь не было, если бы собирался.
Рейн потянулась к шее, подцепила под грязным и засаленным воротником тонкую, но удивительно крепкую цепочку. Сосуд души раз блеснул в тени между пуговиц и показался на свет. Он легко умещался на ладони девушки и для многих людей, которые не знали о подобных вещах, показался бы красивой безделушкой. На нём не было ни трещин, ни царапин. Из него лился яркий белый свет с лёгким сероватым отливом.
Сосуд души – одна из причин сделать алифера послушной куклой. Под страхом потерять его, а вместе с ним крылья, силу, магию и долгую жизнь, крылатые переступали черту и шли на многое. «Тот, кто владеет Сосудом, - владеет судьбой». Сосуд Рейн остался при ней и всегда был, несмотря на то, что для надёжности Иритель всегда мог забрать его силой.
- Он знал, что я алифер, и всё же не пытался отнять Сосуд. И никому из команды не сказал, кто я, - Рейн смотрела на Сосуд. Его цвет никак не менялся от её эмоций или мыслей – её жизни ничего не угрожало. – Поэтому я не хочу, чтобы там устроили резню. У них свои понятия о чести и достоинстве и в глазах закона они – преступники, которые грабят и убивают. Оно так и есть. Но меня никто не тронул.
Рейн с сомнением посмотрела на оставленное на столе кольцо. Кико, которому не хватило угощения, уже карабкался с лавки на стол в поисках чего-то съестного. Мохнатая лапа шарила по столу и едва не задела украшение. Рейн быстрее взяла его со стола, зная, что Солмнир всё прекрасно видит. Она не стала надевать кольцо на палец, но протянула через него цепочку Сосуда и вернула на шею. Показать Сосуд – тоже часть доверия.
- Я тебе доверяю, - Рейн подняла взгляд на алифера. - И мне жаль, что ты опять за мной разгребаешь.

0

30

Когда Рейн начала рассказывать про “честь и добродетельность” пиратов, Солмнир жестко рассмеялся. Он мог много что рассказать про “работничков ножа и топора” как морских так и сухопутных. Благо за двадцать лет скитаний повидал всякого и мог бы рассказать о том как, пахнут трупы со сгоревшего хутора, или как выглядит отчаянье навсегда застывшее в глазах ребенка на глазах которого убивали и насиловали его семью. Подобных историй накопилось на пару книг. И “лихой люд” извечно наседающий на слабых и беззащитных не заслуживал, по его мнению, ничего кроме презрения и быстрой смерти. Причем его мысли довольно часто не расходились с делом. Пускай мир и сер, а сам Рит бежал почти по грани, но есть берега которые алифер не должен переходить. Не потому что так говорит закон или священник, а потому что они ведут в пропасть из которой нет хода назад.
Солмнир тяжело вздохнул.

- Доверяешь, но все равно не послушаешь. Ладно, я никогда не пытался учить тебя жизни - не буду и сейчас. Но прошу учесть следующее: день невиданной снисходительности Сола Рита закончен, и в следующий раз, я устрою такое что живые позавидуют мертвым. Клянусь. Мне проще будет смирится с твоей ненавистью, чем с собственным чувством вины от того что я ничего не сделал позволив тебе превратилась в чудовище. Сродни тому что мы убили семь лет назад. И я не о шерсти или клыкастой морде.

Рит сел верхом на лавку и подцепив Кико за шкирку и посадил того на стол, пока зверек не сбил с  него последние тарелки. Симурами немедленно завладел остатками ужина и принялся возмещать потерю веса. Сам же Солмнир решил возместить сидром потерю жидкости. Было очевидно что он всерьез опасается того, куда новая компания Рейн могла завести девушку. Или что подобная ситуация повторится.

- Собственно это меня тревожит куда больше чем нарушенное слово или то что мне приходится бешать по всему миру. Ну и я советую, когда ты будешь говорить с отцом не повторять то что я только что услышал. Если он придет к выводу что твоё, и без того не слишком крепко прибитое, понимание добра и зла окончательно пошло на юг, то он разберется с кораблем в мгновение ока. Причем так что даже у меня фантазия спасует. А я тот еще затейник. Лучше упирать на то что тебя занесло, и ты будешь ужасно страдать если из-за твоей ошибки кто-то двинет кони.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Спасать было не обязательно