Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » В худшем случае пойдём на зайцев


В худшем случае пойдём на зайцев

Сообщений 31 страница 35 из 35

31

…Или было.
Существа, владеющие магией или её аналогом, встречались редко, но всё же встречались. Рейн с Солмниром настолько не повезло, что именно такая тварь заглянула к ним на огонёк. Наличие знаний обо всех летучих тварях, которые населяют Рейлан и могут залететь в Поднебесную, не помешало бы каждому алиферу, который желает прожить долго, может, не счастливо, но умереть от болезни или старости, а не перевариться в желудке нежити и выйти на свет чем-то откровенно… дерьмовым.
Рейн поняла, что натворила, когда неприятный писк закончился и перестал выворачивать её уши наизнанку. Она убрала руки от ушей и посмотрела на тварь. Нетопырь, освободившись от магических пут, пытался ранить Солмнира. Раненное крыло не останавливало его и едва ли атаки существа стали слабее. У него появилась ярость и жажда крови, а, когда противник получил первые раны, запах крови оказался под самым носом и надобность тянуться к девушке исчезла.
Рейн хотела снова использовать заклинание и заключить существо в ловушку из воздушных потоков или  попытаться принести жертву хаосу, несмотря на боль в немеющей руке, но она боялась, что по неосторожности запрёт Солмнира вместе с существом, и тогда у алифера не останется шансов выжить.
Она пыталась придумать хоть что-нибудь, чтобы как-то ему помочь, но лишь бесполезно сжимала меч в руках, пытаясь выждать момент, чтобы атаковать нетопыря. Рит быстро передвигался в пространстве, используя магию, но и существо не уступало ему в проворности и скорости. Рейн едва успевала отслеживать их передвижение, но, когда Рит начал отвлекать тварь и уводить её к воде, она заметила, как по его руке товарища стекает кровь, что он порядком измождён дракой.
Прикинув расстояние до Солмнира от твари, Рейн подняла руку, направляя заклинание на существо и надеясь, что не заденет алифера. Пальцы заискрились, яркий оранжевый свет засиял, как отблески солнца, затанцевал, увеличиваясь в размере, и огненным крылом сорвался с её руки, устремляясь солнечным диском к цели. Рейн никогда не видела, как что-то живое попадает под действие этого заклинания, но знала, что оно считается одним из жестоких и во многих городах – запрещённым, но она не знала, как ещё быстро и серьёзно ранить тварь. Из неё плохой фехтовальщик, а из Рита с такими темпами могла бы получиться неплохая закуска.
- ЩИТ! - крикнула Рейн, надеясь, что алифер поймёт, что нужно делать.
Солнечный диск набирал скорость, рос в размерах, пока Рейн, пытаясь правильно рассчитать силы, питала его магией. Нетопырь остановился, когда почувствовал, как жар от настигающего его пламени лизнул мех на спине; почувствовал запах палёной шерсти, и обернулся, встречаясь мордой с горящим диском. Пламя накрыло его, распространяясь по телу. Оно липло к нему словно вторая кожа, но жгучая и болезненная, пожирая истинную плоть. Тварь билась в агонии и кричала, пытаясь смахнуть с себя пламя.
Рейн заворожено смотрела на эту картину и не могла отвести взгляда. Чёрная тварь в ночи металась из стороны в сторону; пламя танцевало, отрываясь от земли и вновь возвращаясь к ней, искры летели в стороны с оторванными кусками шерсти и тухли, не касаясь земли. Девушка забыла о друге, который истекал кровью и был ранен в сражении, и очнулась лишь, когда тварь перестала кричать, завалилась на бок, догорая на земле. От запаха палёной плоти Рейн замутило и повело в сторону. И тогда она вспомнила о Рите.
Не отпуская оружия, всё ещё опасаясь, что тварь может подняться, Рейн обежала её и оказалась возле товарища, пытаясь высмотреть в темноте его раны.
- Рука? – она видела, что та в крови и выглядит паршиво. – Сломана, - но это он и без неё знал. – Что из лекарств у тебя есть? – Рейн с тревогой посмотрела на алифера, который принял удар на себя.

Жрица возмездия (90 маны)

Отредактировано Рейн (2019-05-06 22:46:58)

0

32

Солмнир не тратил силы на заклинание, отвернув в сторону от линии огня и описав в воздухе дугу. “Нетопырь” метался по берегу живым факелом, отбрасывая яркие блики на темную воду озера, а слышно её было наверное аж в столице, уже не помышляя о бое. Агония заняла все её внимание. Убедившись что Рейн, оцепеневшая от происходящего на поле боя, находится на достаточном расстоянии алифер тяжело приземлился на землю возле их импровизированного лагеря. Воткнув в землю меч Солмнир жестом “отпустил” плетение и магия начала медленно растворятся уходя в окружающее пространство.
Нашумели они знатно. Кострище от сгоревшей твари, издалека видимое в ночи и вспышка темной боевой магии в такой близости от столицы не могла не насторожить стражу. А значит вскоре сюда прибудет патруль. И независимо от его состояния с Рейн будет все в порядке.
Солмнира мутиило и больше всего хотелось просто упасть там где стоял и заснуть. Но Рит понимал что тогда он истечет кровью и умрет, удар когтей едва не лишил его конечности. Ругаясь от боли, и неловкости немеющих пальцев, алифер оторвал от остатков рубахи длинную полосу и с помощью зубов и уцелевшей руки сумел таки наложить жгут, останавливая обильное кровотечение. За этим занятием и застала его Рейн.
- Грязь и слюна? - Рит улыбнулся подтрунивая, вспоминая её же фразу. Названные субстанции сейчас скорее оказали бы вредоносное действие. Гвардеец явно сохранил свое чувство юмора хотя выглядел откровенно неважно. В свете пожарища на месте смерти неизвестного чудовища, в темноте ночи, неестественная бледность кожи лица гвардейца выглядела довольно жутко.Левая рука, перехваченная жгутом, висела, а сквозь всё ещё слабо сочащуюся рану вполне можно было пронаблюдать белизну костей. Алифер с кряхтением осел на землю, тяжело дыша. Он замерзал и начинал бить озноб, а это был верный признак шока.
- В сумке…черная деревянная коробка. Принеси сюда. Прозрачный флакон с темной жидкостью. Дай его мне. Или влей в рот если я сейчас отрублюсь. Убедись что я проглотил.
Говорил Солмнир отрывисто, выталкивая слова через посиневшие губы. Указанную коробку, в которой проложенные мягкой тканью для сохранности, лежали зелья найти было очень легко. Она всегда лежала сверху. Рядом с ней, как девушка уже знала после обработки набора ссадин заработанных ими в прошлой потасовке, лежал кожаный плотно завязанный мешок с корпией, льняными тряпками, целебными мазями и еще какими то бутылками. Правда сомнительно что легкая обезбаливающая мазь помогла в случаи подобной раны.

+1

33

- Говорят, ещё можно помочиться на рану. Если прижмёт, так уж и быть, пару капель я тебе выцежу, - подхватила шутку Рейн, но на самом деле ситуацию смешной и весёлой не считала.
Сломанная рука оказалась меньшей из бед. В свете, которого от горящей твари хватало, Рейн рассмотрела лицо алифера и его руку. Рит не стал дожидаться, пока девушка сообразит, что нужно делать, и сам наложил себе жгут. Кровь всё ещё сочилась из раны, но не так сильно, как хлестала до этого. И всё же Рейн видела в куске разорванного мяса проглядывающую кость. Если отбросить мысли о том, что Рит скончается от потери крови, то он вполне мог умереть от заражения в будущем.
Рейн перестала болтать и быстро кинулась к вещам. Нужная сумка нашлась там, где и была. Девушка не думала, а интуитивно хватала всё, что видела полезного. Вместе с вещами она оказалась у раненного товарища, который ещё был в сознании, но даже это сознание казалось ей сомнительным. Достав из сумки нужный флакон, проверив на свету, чтобы это был именно тот самый, а не что-то другое, что при плохом освещении и в спешке показалось не тем, Рейн поднесла его к губам алифера.
- Пей, - она придержала голову алифера и проследила, чтобы он сделал глоток. Тёмная жидкость вытекла из флакона, но не пролилась мимо губ. – Глотнул? Кивни, - Рейн пыталась заставить алифера говорить, а пока слушала, занимать руки делом. – Давай, расскажи мне о зайцах. Пожрать не вышло, я хотя бы послушаю.
Рейн помогла алиферу лечь, забрала от костра брошенный плащ Рита, которым укрыла его в слабой надежде, что это поможет алиферу согреться. Следом притащила два бурдюка. Один с водой, другой с крепким. Вымыла руки в крепком, когда в числе лекарских заначек Рита нашла обеззараживающий эликсир. Зная, что будет больно, бросила очередную глупость, чтобы отвлечь:
- А у тебя штаны чистые? А то чем-то смердит, - и щедро пролила эликсир на рану, пока до Рита не дошёл смысл сказанной на эмоциях глупости.
Рейн едва ли следила за языком, но успела быстро, насколько могла, собраться и унять дрожь в руках, промыть рану. Шить она не умела, хотя понимала, что рану такого размера стоило бы зашить, да и кости вернуть в нужное положение, а руку закрепить, но смогла лишь наложить чистую повязку поверх обработанной раны и сунуть под нос алиферу бурдюк с водой.
- Пей, - приподняв голову алифера, она следила, чтобы он не подавился, и иногда посматривала на небо, надеясь, что стражники из Алира увидят огонь и заинтересуются, что здесь произошло. Своими силами она не могла донести Рита в город, а сам он был не в состоянии куда-либо идти или лететь. – Ещё. Больше надо. Эль не дам. Воду пей.
Рейн казалось, что время тянулось и патруль никак не показывался, хотя по факту прошло немного времени от убийства твари и до того, как она успела перевязать рану. Думая, что ещё она моет сделать, Рейн придумала только одну. Сев рядом с алифером, она взяла его за обе руки, выдохнула через нос, чтобы немного успокоиться и собраться с мыслями и силами.
В теле, ослабленном сильной магической потерей и вдобавок раненном, регенерация слабела. Любое заживление требовало много сил и времени, которых у Рита в понимании Рейн не было. Она в отличие от него потратила куда меньше сил во время двух столкновений с нежитью, поэтому свой остаток передавала ему, пополняя его магический резерв за счёт своего.
Хотелось того Солмниру или нет, но Рейн держала его руки крепко, пока серебряные нити полупрозрачными змеями шли от её рук к его. Быстрое опустошение резерва отозвалось в теле слабостью. Рейн вновь почувствовала, как правая порезанная рука немеет после заклинания, как болит ушиб на животе, и сильно захотелось лечь. Не зная, что ещё можно сделать, Рейн сунулась к алиферу под бок, греть, пока небесный патруль не исполнит свои обязанности.

Передача маны (90 маны)

0

34

Рит держался, стараясь до последнего оставаться в сознании. Черный состав, восстанавливающий кровопотерю был очевидно крайне мерзким на вкус, настолько что алифер скривился и отплевывался. Но проглотил, поскольку он означал жизнь. “Черная кровь” была частым гостем в ящиках и сумках лекарей. Насколько это было возможно для продукта высокого искусства алхимии конечно. Что впрочем не делало его ни на волос приятнее к употреблению - состав был отчаянно горький и еще долго после него оставалось ни с чем не сравнимое послевкусие.
- Зайцы? Зайцы это сила! Уши - что те паруса, завернутся можна! Шерсть - благороднейшая, куда там тому соболю так на солнце и играет! А крылья с хвостом… это же просто загляденье. Правда заяц с ними какой-то странный, но кто без изъяна…
Но тут лекцию о зайцах, стремительно меняющих собственный облик прервали. Обеззараживающие зелье в более узких кругах было более известно как “вода жизни”. Или по-простому дистиллированный алхимиками спирт. Добрая порция этого изумительного зелья, попав в рану, возымела волшебный живительный эффект. Гвардеец дернулся, зашипел и сквозь зубы, высказал все что думает касательно сложившейся ситуации и криворуких лекарей после чего изложил альтернативную версию происхождения как алиферов в общем, так и Рейн в частности, заставлявшей в ужасе задуматься - а вдруг так всё и было? Кратко, емко, на трех языках и с характерным северным акцентом. Правда эта ремарка похоже отняла последние силы и Солмнир уже не сопротивлялся, часто и глубоко дыша. Вскоре он уснул.
Собственно в таком виде в обнимку посреди лужи крови горе охотников и обнаружила примчавшись на шум подмога. Правда это был не небесный патруль. Пламя затухающего огня высветило белые с золотом плащи гвардейцев. Полковник был алифером осведомленным и быстро понял источник вспышек темной магии, учитывая что два известных ему мага хаоса, судя по докладу с ворот, прихватив шатры и остроги направились на охоту в том же направлении. Здесь же присутствовал и перепуганный дворцовый лекарь тут же бросившийся к лежащей на земле Рейн, перемазавшейся в крови не меньше самого Рита.

+1

35

Как поняла Рейн, потеря крови пробирает сильнее самого крепкого алирского пойла. Солмнир стал удивительно болтлив, поэтичен и искусен в скрещении и слов, и зайцев, и Рейн вместе с её маменькой, и всем алирском двором в придачу. О том, что эликсир в рану был лишним или не самым подходящим, Рейн подумала уже по реакции Рита, но было уже поздно что-то делать. Деланного не воротишь. Ну, с другой стороны – она хотела, чтобы он с ней говорил, а не закрывал глаза и терял сознание.
Рейн опасалась, что после её старание лекарь оттяпает гвардейцу руку, а после этого службы и повышения Риту уже не видать, как своих ушей. Конечно, каждого гвардейца потом ждала компенсация и вряд ли бы император не оценил по достоинству обстоятельства, при которых Солмнир так пострадал. Подумав немного, Рейн пришла к выводу, что после этого отец скорей всего отпилит Солу конечность своими же руками, а то и высечет на главной площади за то, что подверг её жизнь опасности, когда сунулся в места, где и так по слухам бродила опасная виверна.
- Эй, не спи, - Рейн всё ещё пыталась держать Рита в сознании, но в какой-то момент от усталости тоже начала задрёмывать.
Она встрепенулась, когда услышала шаги и голоса. К ним приближались гвардейцы вместе с лекарем – уж их она ожидала меньше всего. Не думая расспрашивать, как они тут оказались и почему они вместо патруля, Рейн отмахнулась от сердобольного лекаря.
- Не моя кровь. Его, - она кивнула на спящего Рита. – У него рука сломана. Он потерял много крови. Им займись! – рыкнула Рейн, когда лекарь в первую очередь потянулся к порезу на её руке.
Лекарь, будто боялся, что император разгневается на него, если гвардеец пойдёт впереди его дочери, и с сомнением посмотрел то на девушку, то на полковника, но свой долг выполнил. Оставив девушку, он опустился рядом с алифером, сдёрнул с него край плаща и потянулся к ране.
Рейн стояла в стороне и наблюдала за тем, как лекарь проверяет сердцебиение и дыхание алифера, как осматривает рану и перелом. В руках мужчины не было той дрожи и неуверенности, которых с лихвой было у Рейн. Он делал всё с холодным умом, без спешки, мешающей делу, и с явным знанием своей области.
Что делал лекарь – Рейн не видела. Полковник выдернул её из оцепенения и расспросил, что произошло. Грей описала, как было, стараясь не сболтнуть ничего лишнего, чтобы Рита не наказали за случившееся. Полковник выглядел хмурым и раздражённым, но ничего не сказал Рейн ни о её собственной судьбе, ни о судьбе раненного гвардейца.
- Он меня спас, - стояла на своём Рейн.
Городскому патрулю уже дорожили о нападении нежити. Гвардейцы вместе с дворцовым лекарем, Рейн и раненным товарищем возвращались во дворец. Рита оставили под наблюдением в дворцовом госпитале, там же, когда Солмнира устроили на больничной койке и, закончив с его раной и переломом, отмыли, переодели и перевязали, осмотрели Рейн.
Пока алифер восстанавливался после ранения, Рейн успела побывать у отца, в очередной раз подчеркнув, что это она настояла на прогулке в опасные места, а Рит спас её от нежити. Грей не знала, каким будет решение отца относительно гвардейца, но надеялась, что её слова прозвучали убедительно.
Ночь выдалась бессонной, и хотя лекарь пытался выгнать её из больничного крыла, Рейн не хотела уходить, пока не убедится, что рука останется при алифере, а он сам придёт в себя. Вопреки всем её стараниям взять вину на себя, император распорядился иначе. Три недели Рита держали взаперти в назидание за ошибку, а не спаси он Рейн - случилось бы и того хуже. Зато остался с рукой и даже выиграл от ранения и временного заключения больше, чем мог себе представить.

эпизод завершен

Отредактировано Рейн (2019-05-07 19:39:36)

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » В худшем случае пойдём на зайцев