Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Забыла закусить


Забыла закусить

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

http://s7.uploads.ru/puE74.jpg
- игровая дата
Лето, 1077 год
- локация
г. Алир, дворец, дом Рита
- действующие лица
Сорен, Рейн

Отредактировано Рейн (2019-03-23 01:34:00)

0

2

Мало что так отражает характер владельца как его дом. Первым ощущением которое почувствовала Рейн, проснувшись, было тепло солнечного луча.  Далеко не утреннего, настырно бьющего в глаза сквозь открытую перегородку внутреннего дворика. А первым звуком - журчание ручья. Рядом,  за открытой перегородкой стены, вода весело билась о камни. Но не слишком шумно - плеск не разбудил девушку. И запах. Запах открытой выпивки, старого дерева и соломы, свежести проточной воды и растущей рядом с ней зелени.
Источник запаха выпивки находился тут же - это был пузатый кувшин с пивом, явно недопитый вчера, стоявший в двух шагах от места где в куче одеял возлежала Рейн. Комната в которой проснулась девушка, была небогато обставлена, а если быть точной вообще не имела мебели. Вокруг были разбросанные одеяла, батарея бутылок и блюдо с какой-то закуской. Несложно было обнаружить  собственные вещи и оружие, в беспорядке лежавшие на тростниковых циновках накрывающих истертые доски пола. Так же Рейн пришла к выводу что вся её одежда, если не считать пояса с оружием и сапог, осталась при ней и находилось в отвратительном состоянии, пропахнув потом и букетом разнообразных вин. Про мятость уровня “как корова пожевала” не стоило и упоминать.
Довершением картины был здоровенный тигр, оценивающий взирающий на девушку с расстояния трех локтей и принюхивающийся. Белый красавец ( или красавица) казалось какое то время пребывал в раздумьях, после чего решил что останки индюшки его привлекают больше, и нагло своровав еду с блюда бесшумно исчез, оставив девушку в одиночестве и гармонии журчания ручья.

+1

3

Жизнь – штука непредсказуемая, а если ещё добавить к ней два кувшина вина... Или три или пять, а, может, даже десяток, то она сделает такой кульбит, что в голове не уложится. Рейн на правах алифера, который начал пить раньше, чем думать нормально, потеряла связь с реальным миром и нежилась в пьяном забытье… ладно, не нежилась, а откровенно храпела, открыв рот и пуская по подбородку слюни. Всё в духе ребёнка, который не оправдал надежды отца.
Пробуждение далось тяжело. Девушка неопределённо махнула рукой, будто пыталась отогнать от себя назойливое насекомое, попала тыльной стороной ладони во что-то твёрдое. Это что-то твёрдое качнулось, стукнулось раз-другой, потом упало, звякнула тарелка, и покатилась дальше оброненная бутылка, разливая на пол последние драгоценные капли.
У Рейн было стойкое ощущение, что проснулась она в хлеву. Голова гудела от похмелья, тело ныло и болело так, словно вчера его использовали вместо чучела для тренировок вся честная гвардия Алира. Девушка поморщила нос. Благовония незнакомого места разили наповал. Грей принюхалась, поняла, что смердит от неё в том числе, поморщилась ещё раз и с неохотой села и разлепила заспанные покрасневшие глаза.
Обстановка не узнавалась. Рейн моргнула, окинула комнату взглядом.
- О, тигра, - крылатая сонно улыбнулась, а потом через стену похмелья и сонливость пробился здравый смысл. – Тигр! – она вскрикнула, попыталась увеличить расстояние между собой и хищником, нащупать какое-то оружие, но в руку попалась только бутылка, и, не заметив, как запуталась в одеялах и в попытке высвободиться ударилась о стену.
Болезненное «ай» превратилось в злое «твою мать». Грей зыркнула в сторону тигра, который и не думал на неё набрасываться, а вместо этого взялся за индюшатину и вместе с куском мяса вышел из комнаты.
- Ну да. От неё явно смердит меньше, - согласилась Рейн и ещё раз осмотрелась.
Нет, в памяти совершенно ничего не всплыло. Она не помнила, как здесь оказалась, и что это вообще за место. Совершенно точно это чей-то дом, а не комната в таверне или борделе. Точно не дворец, а последние воспоминания, которые каким-то чудом сохранились в её голове, были связаны именно с императорским дворцом. Там Рейн удалось добраться до погреба и выйти из него, когда один из бочонков с элем начал стремительно пустеть. Она даже нашла себе компанию – поймала сына садовника, который вышел заняться кустами, и пропал в дыре погреба вместе с бастардкой, а выполз оттуда едва живой и не в меру пьяный.
- На дом садовника не похоже…
Несмотря на минимум мебели в комнате, этот дом нельзя было назвать простым и дешевым.
- Меня ж никто не упёр?
«Да кому такое счастье надо…»
На всякий случай Рейн себя ощупала. Убедилась, что вся одежда при ней и на ней. Количество бутылок и наличие закуски к выпивке говорило о том, что пьянка каким-то образом перебралась сюда, а вот с кем она пила всю ночь и как с этим с кем-то познакомилась – Грей отчаянно не помнила, а позвать хозяина или хозяйку не решалась.
«Драпать надо, пока не объявился хозяин», - пришла к выводу алифер и попыталась встать на ноги и собрать свои вещи.

Отредактировано Рейн (2019-03-23 23:47:13)

0

4

Дом действительно слабо напоминал дворец и другие здания в города. Архитектура Алира была преимущественно, вытянутая к небу. В ней господствовали высокие башни со шпилями и белый камень. Этот дом же был создан из дерева. Материал прекрасный, но по мнению зодчих алиферов не слишком долгоживущий, а они любили строить на тысячелетия.
Но неизвестные мастера вложил душу и немаленький труд в эти резные панели стен,  идеально прилегающие доски пола, плетеные маты на полу. Материалы из которых было сделано все вокруг, а также качество работы действительно не соответствовало бы достатку слуги. Пускай даже тот служил во дворце.  Но в доме чувствовался налет запустения. Нет, тут не было гор пыли и с потолка не подмигивали представители зародившейся в углу цивилизации пауков и плесени. Но дом не чувствовался живым. Есть такое странное и меланхолическое ощущение от строений и мест которые осиротели и соскучились по людям. Здесь было тихо. Не было слышно привычного гомона города, извечного шума голосов дворца или звуков ремесла. Только шум воды и ветра.
В концепции “драпать” не было ничего сложного. Выход, в виде аккуратно отодвинутой панели стены, вел на широкую веранду, ничем и никак не огражденную. Отсутствие стен было характерной особенностью алиферов - какой смысл что-то ограждать если вор или враг может её просто перелететь, а оградки строили разве что декоративные или в местах куда по неосторожности могли сигануть дети.
Достаточно было спрыгнуть с её края, а дальше можно было смело добраться на крыльях куда угодно. Была ровно одна сложность. Мелкая. Рейн нигде не могла обнаружить своих сапог. Впрочем, немедленные сборы и поиски истины пришлось прервать. Свет падавший из проема двери заслонила тень,  а в прозвучавшем вопросе была изрядная толика подтрунивания. Хотя явно добродушного, говоривший скорее всего был не без понимания вопроса.
- Ну доброе утро, девица. Головушка не болит?
Бесшумно подошедшему мужчине, заслонявшему единственный очевидный путь бегства, было на вид лет двадцать с лишком. Он был высок. Телосложение, осанка и наличие шрамов выдавали в нем воина, что было на Алире обыденностью. А вот свободная верхняя туника и широкие штаны явно были не алирского кроя и работы.  Темно синяя ткань с золотистым узором была весьма дорогой хотя носилась  весьма небрежно. Прибывший был при оружии, широкие ножны меча  и охотничий нож висели на поясе, но был бос.

+1

5

Рейн незамедлительно поднялась на ноги, цыкнула, когда под босую ступню попало что-то мелкое – косточка от индюшачьей ножки, и осмотрелась в поисках своих вещей. Оружие она нашла сразу и схватилась за него в первую очередь, а вот с обувью, что странно, вопрос так же быстро не решился. Задачу осложняла головная боль и сухость во рту, вызванные накатившим похмельем. Алифер не представляла, где оставила свои сапоги и были ли они на ней, когда она вошла в этот дом. Или её внесли?.. Девушка не исключала такой вероятности, потому что пришла к выводу, что напилась знатно и до умопомрачения.
Она не услышала, как кто-то подошёл, но заметила тень и обернулась на неё, рефлекторно сжимая пальцы, как если бы хотела ощутить в руках твёрдость клинка или хотя бы горла бутылки, чтобы иметь на случай неприятной встречи весомый аргумент в пользу её незамедлительного ухода. Лицо мужчины показалось Грей смутно знакомым, но не настолько глубоко отпечаталось в память, чтобы она вспомнила, где его видела и видела ли вообще. Взгляд первым делом зацепился за оружие.
«Босой убийца – это, конечно, забавно», - с самоиронией заметила Рейн, но не торопилась расслабляться.
Несмотря на насмешливый тон незнакомца, он своим видом не придавал ей уверенности в том, что ей ничего не угрожает.
- А ты как думаешь? – хмыкнула алифер. – В бутылках ни капли, горло промочить было нечем. Да я умираю от головной боли! – дружеский тон и обвинения ничем не помогали. Грей банально не знала, как построить диалог с парнем и как вообще узнать у него то, о чём она не помнила и чего боялась.
«И отмыться бы, и одежды чистой и не зловонной».
Желаний было много, но больше всего она хотела убраться из чужого дома.
- А ты вообще кто? И я где?
Именно «я», а не «мы», потому что незнакомец выглядел вполне уверенным в себе и, кажется, в отличие от неё всё прекрасно помнил. По имени не обращался, фамильярничал, но при этом оружием ей не угрожал, и она даже не связана и не в подвале где-нибудь с кляпом во рту. Но даже от этого Рейн не спешила с доверием, а держалась на расстоянии от алифера и не забывала следить за его движениями.

0

6

Оружие было странным. Ножны были  широкими и кривыми. Но висели неправильно как будто алифер носил саблю задом наперед. Хотя рукоять указывала на то что оружие висит как и положено, по крайней мере в ту же сторону что и потертый охотничий нож висевший рядом.
Воин мгновение склонив голову изучал гостью, словно задумываясь что с ней делать. Рейн окончательно убедилась в том что перед ней сородич - сосуд души на простой и крепкой цепочке свободно болтался на груди. Явно приняв какое то решение алифер заговорил.
- Мое имя Солмнир...
Назвавшийся явно “забыл” имя отца или рода, как это было принято при знакомстве. На одежде не было  замечено гербов или других способов указать на принадлежность к семье. Хотя они были бы ожидаемы.
Мужчина вошел в помещение и направился к противоположной от входа стене. Комната была достаточно тесной чтобы Рейн пришлось бы отпрыгнуть или, как минимум отклонится в сторону. Легко коснувшись рукой панели Солмнир отодвинул ее в сторону, хотя еще секунду назад девушка могла поклясться что стена монолитна и нерушима словно основы Веры.
- ...и это мой дом.
За стеной коварно притаился шкаф. Солмнир босой ногой ловко, запихнул одеяла в его нижнее отделение и взял одну из немногих оставшихся бутылок на полке верхнего. Бутыль была объёмистой, из простой глины. В оплетке, с веревкой вместо ручки. Тростниковой, судя по всему сей злак был основным на местных предпологаемых полях. Выкалупав пальцами пробку, алифер еще несколько мгновений приглядывался к Рейн, после чего с ехидной улыбкой отхлебнул из кувшина. Символичный, и весьма практичный, жест что-бы показать что выпивка не отравлена. После чего сел прямо на пол и поставив кувшин между ними на дистанции руки. Впрочем, улыбка его лица не покинула, явно приобретая лукавое выражение рассказчика.
- Вчера, звезда моих очей и гроза всех не носящих шлем, ты свалилась мне на голову в северном дворике императорского дворца. Буквально. У прислуги было довольно странное выражение лиц и я предположил что лучше уместись по-тихому пока не получил по шее от караула. Тем более что леди громко требовала продолжения банкета. Хотя тебя подводили ноги и согласные. Я решил уложить тебя отоспаться дома - а там видно будет. На весь процесс ушло еще три литра выпивки и большая часть ночи. Где-то к пол первого я стал твоим лучшим другом. Потом тебе стало нехорошо, и пожалуй я умолчу подробности. В конце концов мы лучшие друзья что тут уже стесняться то. После чего ты почти мгновенно заснула едва дойдя до постели. А я тихо ушел любоваться романтическим лунным светом. Поскольку ты заняла единственную постель в доме, да и уже солнце вставало. В целом вечер прошел не скучно, но позволь скромно поинтересоваться: зовут то тебя хоть как?

+1

7

Незнакомец не торопился отвечать, а будто бы тянул время. Изучал её в ответ. Рейн уже начала сомневаться, что он знает хоть что-то полезное, а, может, в этот самый момент решал, что с ней делать дальше, и оценивал её внешний вид, как это делают работорговцы перед покупкой товара. В комнатах увеселений в борделях тоже не густо с мебелью, но больно уж тут тихо и спокойно для подобного места.
Мужчина представился, но имя ничего не пробудило в памяти Грей, да и не говорило ничего ни о семье, ни о положении этого алифера в обществе. Кто он такой, как они здесь оказались и что ему вообще от неё нужно – она с его ответа не узнала. Зато мужчина, назвавшийся Солмниром, сдвинулся с места, вошёл в помещение, из-за чего Рейн сразу напряглась и попыталась хоть как-то увеличить между ними расстояние, даже если для этого пришлось вжаться спиной в стену и попятиться к выходу. Руки всё так же тянулись к оружию и просились взять хоть что-то.
К удивлению крылатой мужчина открыл какую-то потайную дверцу, убрал одеяла, наводя в комнате подобие порядка (если можно так сказать, учитывая количество бутылок и объедки) и достал оттуда бутылку. Рейн не почувствовала запаха, но рефлекторно сглотнула. Воображение уже нарисовало себе желанную выпивку, и мозг всячески убеждал Рейн, что кружка-две - и настанет желанное исцеление от похмелья, мысли прояснятся, память восстановится, а в теле появится сила вместо ощущения побитой собаки.
Грей всё ждала хоть какого объяснения того, что здесь происходит. Мужчина сел, поставил бутылку между ними, явно предлагая угоститься, и Рейн поначалу даже дёрнулась в сторону бутылки, но потом нахмурилась, с недоверием посмотрела на алифера, и получила долгожданный рассказ.
«Баба сама упала в руки, решил помочь и сразу потащил её к себе домой. Какой молодец», - саркастично фыркнула Рейн, внимательно слушая. Она ни разу не смутилась, не покраснела и не устыдилась. Всё, что он рассказывал, вполне походило на правду. Она помнила, как пила долго и много, как выбралась подышать свежим воздухом и найти другого собутыльника, потому что прошлый сдался слишком рано.
- Это кто ты такой, чтобы разгуливать по дворцу и выходить за его пределы, когда вздумается? – вместо взаимного обмена имён и подобия вежливости выспросила Рейн.
Первым делом она подумала на стражника, но стражники не могут покинуть караул. Вряд ли бы его кто-то пропустил в компании пьяной девушки, в особенности дочери императора. Сын какого-то советника императора? Маловероятно, что его бы пустили во дворец и позволили бы разгуливать в той части дворца. На слугу этот парень не походил совсем, поэтому такой вариант она даже не рассматривала.
«Щупалы мне в уши, меня ж не собираются замуж выдать за первого поперечного, чтобы исправиться?»
Рейн ещё раз присмотрелась к алиферу.
«Та не…»
- Рейн меня звать.
Поразмыслив немного, посмотрев ещё на бутылку, крылатая уселась на пол, сложила ноги и схватила бутылку, сделала с горла несколько больших глотков, удовлетворённо выдохнула и снова косо посмотрела на алифера.
- А мы это… ну… того?..
И сами гадайте, что «это» и что «того».

0

8

- Конечно не могу, это же Императорский дворец, а не Берсельская портовая таверна. Хотя откровенно говоря вчера я решил было что перепутал. Напится в хлам и непринуждённо проползти по стеночке в ста шагах от рабочего кабинета Его Величества... Тут нужна не только баснословная наглость, но и редкая удачливость. Но слуги, стремительно сделали вид что они тебя не видят в упор, а не побежали звать охрану. Что наводит на мысли о том что дело не только в удачливости, а я чего-то не знаю.

Солмнир глотнул в свою очередь из бутылки, не сводя взгляда с гостьи и поставил обратно на пол. Мутноватое пойло было немногим крепче пива, кислым и обладало странным привкусом. Словно кто-то накрошил туда зелени или укропа. Жажду оно снимало изумительно, успокаивая желудок и возвращая к жизни, хотя нюхать его лишний раз не стоило.
Алиферу явно была любопытна Рейн. Девушка тоже не сказала своего родового имени, что он отметил. Но Солмнир сдерживался не задавая вопросы. Происходящее было великолепной альтернативой скуки преследовавшей его несколько недель.

- Гвардеец я. С месяц. А до этого двадцать лет жил за пределами Алира. Тебе повезло подгадать ровнехонько на первые полчаса моего первого увольнение. Я как раз успел сдать железо в арсенал и направлялся на выход.

В дверях, привлеченная голосами, снова появилась здоровенная усатая морда, и с шумом вдохнула воздух. Увы мечтам не суждено было сбыться - последний кусок птицы находившийся в комнате был благополучно ею уже съеден. Огорченная Баря, демонстративно продефилировала к алиферу и без всякого стеснения бухнулась ему головой на колени, обращая на себя внимание и намекая на критическую недокормленность. Бутылки протестующе звякнули - весу в Барелисс было, как и положено здоровой и упитанной двухлетке, но та усиленно пыталась из себя строить изящную кошечку. Получалось слабо - размер “котенка” едва позволил поместиться в комнате длиной в пять шагов. Солмнир не повел и бровью в ответ на явление хищьника. Машинально почесывая зверю подбородок и он все так же изучающе рассматривая Рейн. Хотя последний вопрос вызвал у алифера ироничную полуулыбку. Вопрос мог скрывать много значений. Но одно из них, несколько неудобное для упоминания в обществе, но весьма подходящее к обстоятельствам явно напрашивалось. Чем и не преминул воспользоваться Солмнир, вернув вопрос уже откровенно валяя дурака.
- ... того?

+1

9

«А я тоже из этих» - могла бы соврать Рейн, но решила промолчать.
Гвардеец из неё такой же, как из слона грациозная кошечка. Кто в такое поверит? За подобное поведение на территории дворца служивого выгнали бы, не разбираясь в причинах пьянства, за нарушение дисциплины, за замаранную честь гвардейского камзола. Никто из слуг, не впервые видевших дочь императора воочию, не побежал прятать пьяную девицу с глаз долой. Отцу, скорей всего, доложили, если сам не видел, как его чадо лезло в погреб за выпивкой, чтобы скрасить свой досуг.
- Не слышал о солдатах удачи? Вот я то же самое, только наоборот, - с усмешкой хмыкнула Рейн и снова взялась за бутылку.
Чудесный напиток прогнал сухость в глотке и немного прояснил мысли. Девушка почувствовала себя воскресшей из мёртвых. Ну, или ожившей из зомби, если такое вообще бывает с чудесным исцелением.
Рейн и не думала рассказывать о себе. Она подозревала, что вчера наговорила всякого без разбора. Пьяной она себя не контролировала совершенно, потому что пить не умела. Ну, пить умела, даже знала, когда хватит, но намеренно переступала черту, а уж когда переступала… то язык пускался в пляс и всё, что было у девушке на уме, всё, что болело, выплёскивалось то ли в уши кому, даже если обладатель ушей уже три часа как слюни на стол пускал, то ли неодушевлённому предмету. Одиночество – оно такое.
- Двадцать лет среди людей? – Рейн присвистнула.
Она покидала Алир несколько раз, из тех, которые помнила. Первый предпочла бы забыть. Но слетать, например, в Остебен, посмотреть, как живут люди, а потом вернуться домой, не оставаясь там ни на день – это не то же самое, что прожить там часть своей жизни.
- А зачем?
Рейн действительно не могла придумать причины, чтобы надолго обосноваться в землях людей. На изгнанника этот парень не похож. Да и на преступника тоже, иначе бы в гвардейцы его не взяли, если он, конечно, не наврал и всё происходящее – не часть похищения.
Сделав ещё глоток выпивки, Рейн пришла к выводу, что выпивка странная. На запах – так точно. Она быстро утолила все потребности, но при этом не вызвала желание продолжать налегать на бутылку. зато появилось желание набить желудок едой.
- Жрать охота.
Девушка не надеялась, что её желание тут же выполнят, а, заметив, как в комнату вошла тигрица, которая заняла львиную долю пространства в маленькой комнате, Рейн вообще забыла обо всех желаниях и какое-то время неотрывно наблюдала за хищницей. Этой девушке и в голову не приходило, что ещё вчера она добровольно тянула руки к тигрице, называл её «кисонькой» и хотела погладить и пообнимать, как большого и жирного кота, давно обленившегося от изобилия внимания и пищи.
- Ну да… того.
Гениальные исчерпывающие ответы от Рейн.
Она на время забыла о тигре, посмотрела на гвардейца так, словно он не понимает элементарных вещей и надо ему всё объяснять. И она уже собиралась объяснить, как заметила ухмылку на его лице.
- А ты хитрый жук, - хмыкнула девушка. – Всё ты понял. Нечего прикидываться.

0

10

Ухмылка на лице стала лишь более ироничной.
- Конечно. Но было любопытно как ты ответишь. А точнее с каким выражением лица.
Солмнир легко щелкнул тигрицу по усам, отчего та фыркнула, но голову с коленей мгновенно убрала, лениво делая вид что сама хотела вытянуться. Баря наглядно демонстрировала что размер не лишает ее гибкости и изящества. Тигрицей можно было залюбоваться, если забыть что эти сто пятьдесят килограмм мышц могут разорвать человека в труху. Баря было решило вонзить дюймовые коготки в циновку, чтобы продемонстрировать и их великолепное качество о полированные доски пола, но напоровшись на выразительный взгляд хозяина просто прикрыла глаза и потянулась не выпуская когтей.
Солмнир кряхтя и не спеша встал. Было что-то в его движениях от Бари и её сородичей. Не ошеломляюще сильный и при этом медлительный, не сухой и молниеносный. Средний. И та же демонстративная ленца и небрежность.
- Нет, “того самого” не было. Я не святой и давненько один, да и ты не слишком похожа на нашего первосвященника. Но я предпочитаю чтобы девушка осознавала происходящее и могла хотя бы отрицательно помотать головой.  Прихоть.
Очередная панель ушла в сторону, и у Рейн начало складываться впечатление что в доме вообще не было постоянных стен. За дверью был коридор из таких же прямоугольных соломенных матов и деревянных, навощенных до иллюзии прозрачной глубины панелей. Близнец комнаты в которой Рейн проснулась. Внутри коридора был полумрак, хотя можно было заметить светильники. Здесь явно экономили на воске свечей или масле, довольствуясь лишь солнечным светом в дневные часы. Но в конце коридор расширялся ведя в комнату освещаемую явно углями очага. Солмнир сделав приглашающий жест направился к источнику света. И запаха. Пахло просто, но вкусно и сытно.
- Это пойло способно поднять любого после веселого вечера. Ну или пронести так, как ни разу в жизни если перестараться. Знаю я одного старика - эльфа - который готовит тут эту странную бодягу, и еще пару тройку изумительных вещей.
Сорен шел вперед казалось не обращая внимания на то следует ли за ним его гостья. Но тигрица, такая же ленивая, как и её хозяин не отставала от девушки держась за шаг другой от неё. Рейн отметила что ни зверь ни алифер почти не издавали шума при ходьбе, хотя сама она наступила как минимум на три скрипучие половицы.
В конце коридора была широкая, шагов в десять комната. Тут было по светлее, весело сверкал углями сложенный на песке, в нише посреди дощатого пола, очаг и весело булькал над ним котелок. Из него тянуло незатейливой и сытной кашей с бараниной. Несколько мисок и ложек темной, кривобокой керамики тоже были в наличии. Солмнир сел рядом с котлом и сдвинул крышку, зачерпывая гостье незамысловатый обед.
- Что до людей… Долго рассказывать, Рейн. Иногда чтобы остаться собой, нужно сжечь мосты. Я и не думал возвращаться, но жизнь она как колода в саббак,  ложит карты не так как ты хочешь, а как надумает.
Солмнир протянул девушке её порцию, с куском простого, явно не столичного хлеба.
- Хотя ты тоже темнишь. Никого из кондотьеров не пустили бы и на выстрел ко дворцу.

+1

11

«С выражением лица: сколько я выпила», - подумала про себя Рейн, но вслух ничего не сказала.
Теряя остатки терпения, алифер ждала, когда мужчина разговорится, но он уделял внимание своей любимице и не торопился что-либо объяснять. Казалось, что для них двоих время течёт с разной скоростью. Рейн всё куда-то торопилась, внутренняя энергия подталкивала её и не давала спокойно усидеть на месте. Солмнир же в глазах девушки наоборот вёл себя более сдержанно, спокойно и расслабленно.
«Нет, эта полосатая киса определённо не вызывает у меня доверие», - Рейн посмотрела на клыки тигрицы, мелькнувшие в зевающей пасти, и не захотела как-то с ней контактировать вообще.
- А… ну, хорошо, - это всё, что она ответила, когда получила ответ.
Меньше проблем и забот. Не то чтобы это как-то повлияло на отношение Рейн к гвардейцу, но добавило бы ей хлопот определённого характера – точно.
Когда алифер поднялся и открыл дверь… отодвинул… или как это называется? Ширма? Рейн поднялась и пошла следом, осматриваясь в поисках выхода, и заодно следила за тигрицей, которая почему-то шла за ней, а не рядом с хозяином. Близость с опасной хищницей напрягала Рейн. Девушка постоянно оглядывалась, проверяя расстояние между собой и тигрицей. Не хватало ещё умереть в чужом доме от когтей и клыков тигра. Бесславный конец.
У Рейн появилось ощущение, что её ведут два тюремщика. Один показывает дорогу, второй – следит, чтобы заключённый никуда не убежал.
- Ну и куда мы?
Шли недолго, а комната, в которой они оказались, мало чем напоминала кухню. Рейн сразу почувствовала запах еды и предположила, что алифер решил исполнить её просьбу. Ну как просьбу. Она фактически ни о чём его не просила, но сказала о досаждающем голоде. И вот пожалуйста.
«С купальней и чистой одеждой тоже так сработает?»
Рейн села на пол, взялась за миску с кашей. С этого момента разговор волновал её ровно никак, и она собиралась сначала доесть всё, что выдали, чтобы желудок не просился вывернуться скудным содержимым, как хозяин дома сказал что-то непонятное и странное. Грей даже есть перестала.
- Кондо-чего?.. Ты как меня назвал? – взъерепенилась Рейн. Ох, и странный ей попался собутыльник. Живёт в непонятно дома, в домашних питомцах – тигр, использует какие-то странные и заковыристые слова, которые она слышит впервые. Не имея ни малейшего понятия, что могло бы значить это слово, девушка пришла к самому простому и понятному выводу – что это какое-то оскорбление, возможно, даже связанное с девушками из домов увеселения.
Казалось, что на этом моменте «дружба» пошла трещинами. Обычно алиферы вызывали обидчиков на поединок чести. Даже за одно незамысловатое оскорбление, но Рейн ограничивалась унизительными мелочами. Например, кинуть чем-то или плеснуть чем-то в лицо обидчику. Сейчас она не сделала ничего, потому что ждала объяснений.

0

12

Наполнив девушке миско он преспокойно сел напротив. Стульев или стола в этой, достаточно просторной комнате не предполагалось, так что разместились как есть - на полу. Себе миску Солмнир не насыпал, очевидно успел поесть пока Рейн отлеживалась после вчерашнего. Тигр все так же лениво сел требующим взглядом взирая баранину которой в каше было порядком.
Эта комната была намного больше и выше. Можно было увидеть уходящие вверх несущие колонны. Внешние стены были закрыты, но Рейн смело могла предположить что часть из панелей, если не все, можно отодвинуть и за ними будет все та же веранда. Если бы её захотелось сделать ноги то достаточно было просто равануть туда. Панели явно не стали бы преградой, их было бы легко просто выбить.
Вспышка была встречена с немного насмешливым спокойствием. Тон слов был вполне узнаваем.Дуэль действительно была делом нередким, а для самого Солмнира и подавно, пускай эти подробности его гостья не знала.  Алифер улыбнулся, сделав паузу которая должную показать что возможной драки он не слишком опасается, а пояснения дает сугубо ввиду вежливости и личного расположения. 
-  Наемник. Или как их иногда называют не в меру романтические писаки “солдат удачи”. И которых нет на Алире - здесь нет войны, а вояк и своих хватает. Хотя возможно ты имела ввиду что то другое?

+1

13

Рейн буркнула себе под нос что-то вроде «понапридумывают тут непонятных слов, чтобы не говорить просто и по делу». Звучало это как более короткое бурчание, в котором и слов было не разобрать. Запал девушки сразу убавился, она передумала портить пищу и вместо этого вернулась к её поглощению. Рейн расслабила спину и опустила плечи. Вся её боевая стойка исчезла.
Она не торопилась что-либо объяснять алиферу, а сначала спокойно и медленно ела, пока её миска полностью не опустела и ложка не застучала по дну, собирая остатки каши. От выпивки у неё действительно разыгрался аппетит, а если она и раньше довольно много, поэтому, как только убедилась, что с миски уже ничего не взять, снова протянула её хозяину за добавкой. Ну а почему бы не воспользоваться, когда кормят?
Отчасти она выиграла себе время, чтобы придумать ответ.
- Умные кланы нанимают своих вояк, чтобы те их сон охраняли. Вдруг кому-то взбредёт в голову, что чей-то клан задержался у власти.
Рейн фыркнула. Даже в их идеальном обществе, которое проповедует, что жизнь каждого алифера священная и принадлежит императору, творилось разное. В этом городе не было сплошного света.
- Даже убийцу могут оправдать, если на то будет воля богов.
Алифер не смотрела на собеседника, а лишь помахивала миской, намекая, что пища её интересует больше, чем разговоры.
Она не ответила на вопрос гвардейца и так и не потрудилась придумать для себя легенду, а правду говорить не торопилась.
- Бастард я. Нет у меня ничего. Как и все, служу императору и бла-бла-бла, - отмахнулась Рейн и даже ни разу не солгала, но полной правды не сказала.

0

14

- Темнишь Рейн. Бастард, без ничего не смог бы и приблизится к воротам дворца, а ты там разгуливала как дома. Прошла ночь и полдня. Кто тебя забрал видели, где я живу знают. И сюда все еще не сунулась с вопросами  стража, мой лейтенант или иные “хранители и оберегатели”. А значит они прекрасно знают кто ты и по шее тебе за такие выходки не положено. А положено стыдливо отводить глазки, если заметят. Впрочем, это твое дело в душу лезть не буду.

Солмнир забрал миску, зачерпнул из котла каши и протянул обратно уже полной. Судя по всему еды ему было не жалко, да и каша была отнюдь не ввозным наземным яством со стола благородного дома. Скорее уж привычный, а может даже хороший, обед зажиточного крестьянина, ремесленника, путника. Или наемного солдата. На памяти Рейн гвардейцы,  обычно происходившие из известных и богатых кланов, предпочитали более разнообразные и изысканные трапезы. Да и готовили себе не сами.
Небрежно воткнув черпак в изрядно уже опустевший котелок, Солмнир подвесил его над едва тлеющими уже углями, после чего вновь сел, потягивая свое странное пойло.

-О, это уже давно и многим взбредает в голову Рейн.Причем зачастую под благим предлогом. Священна только особа Императора, но многие роды столетиями ведут свои маленькие вендетты.  Но Храм, Его Величество и традиции не позволяют “войнам семей” развернутся на полную. У нас не принято травить, проклинать или резать их кривым кинжалом в спину, достаточно подозрения что бы потерять все.  Конечно остаются дуэли. Но даже в случаи успеха и отсутствия огласки потери в репутации будут велики, есть риск впасть в немилость, а Храм почитает жизнь священной.
Солмнир хмыкнул. Мнение этого алифера о Вере и ее слугах явно были “отравлены грехом сомнения”, как выразился бы святой отец в белой с золотом рясе. Причем изрядно давно.

- Кланы… У нас просто хватает своих мечей, чтобы покупать чужие.  Алир столетиями не вел войн и не терял в них воинов. Все кланы уже давно обросли родственными семьями, связанными с ними традициями и долгом. И у них у всех есть дети, которые все хотят быть воинами. Честь охранять сон больших семей еще нужно заслужить, количество достойных и хлебных мест посчитано и не велико, а живут алиферы столетиями. Конечно работы всегда хватит - даже “на небе” найдутся воры и всегда можно уйти учится ремеслу. Но сторожить склад с зерном если ты третий сын благородной семьи не всегда захочется. Стыд, насмешки более успешных или умелых, косые взгляды обывателей. Извечный удел проигравших. 

+1

15

- А вариант, что никому нет дела до меня, потому здесь никто ни по мою, ни по твою душу не объявился, ты не рассматриваешь? Достаточно быть никем, чтобы тебя перестали замечать, - Рейн пожала плечами. - В каждой деревне есть свой сумасшедший… Ну или сумасшедшая. Приезжие замечают странное поведение, спрашивают, а обыватели рукой махают. Они-то уже привыкли и не замечают.
На самом деле её замечали, как замечают и сумасшедшего, но относятся к нему с пренебрежением или делают вид, что не замечают. Снисхождение на грани полнейшего непринятия и нежелания как-либо сталкиваться. Раньше всё было иначе. Рейн даже помнила, с чего всё началось, но никак не пыталась вернуться к прежней жизни или что-либо исправить. Так проще.
Приняв миску с новой порцией, она даже поблагодарила хозяина за пищу и тут же принялась есть. Рейн, отличаясь прожорливостью, была не привередливой в еде. Совсем. Ну, за редким исключением, когда ей давали что-то тошнотворное на вкус, но и подошву могла бы прожевать от голода. Она вспомнила, как вчера вприкуску к выпивке ела морских гадов – любимая пища ламаров. Или основная, учитывая то, что жили они вблизи моря и питались его дарами, которых было в изобилии всегда. В Алире тоже встречались кальмары и осьминоги, но их привозили из других стран и стоили они значительно дороже, чем на родине. Обычную речную рыбу, которая водилась в Алире, она тоже любила. Запечённой в глине и щедро сдобренной специями. Без большого выбора в еде она тоже не грустила.
- Законы учат осторожности и развивают смекалку, - Рейн пожала плечами. В миске осталась ровно половина второй порции. – Самый хитрый и осторожный добьётся своего, а уж терпения нашему роду хватает.
Грей не исключала возможности, что когда-нибудь найдётся алифер, который решит полностью изменить порядок в Поднебесной. Может, не через год и даже не через сотню лет, но он будет. Как на смену учителям приходят их ученики, так будет и с ними. Молодой и ловкий ученик превосходит учителя. Чем кланы отличаются друг от друга? Волею небес? Благословением Нъёрая?
- Когда-то давно в Алире жили только алиферы, но сейчас, как видишь, можно встретить драконов, да и не только их… - Рейн задумала, кого ещё она встречала в Алире за то время, что ходила по его улицам, заглядывала в таверны или харчевни. – Мир меняется, мы меняемся. Может быть, когда-нибудь кланы столкнутся лбами, может, кому-то захочется навести свой порядок и сменить династию или вон… Начать завозить больше осьминогов. От осьминогов я бы не отказалась.
Рейн поставила пустую миску на пол за неимением стола или чего-то, что могло бы за него сойти в её понимании. За всё время разговора и трапезы алифер не напал на неё. От выпивки или пищи не клонило в сон, как могло бы быть, если бы Солмнир подмешал туда сонный порошок.

0

16

В ответ на “никому не нужна” Солмнир лишь покачал головой, давая понять что вышесказанное никак не противоречит его собственным соображениям о том что девушку во дворце знают. И тут же пожал плечами.
- Какая разница? Я все равно узнаю кто ты когда выйду на службу, я в гвардии и должен знать как правила, так и исключения. А до того меня это слабо волнует. Если в моем положении и есть привилегии, так это высокое право решать самому как к кому относится в собственном доме.
Солмнир не торопил Рейн и явно никуда не спешил сам. Тигрица убедившись что еды не будет разлеглась неподалеку недовольно стуча хвостом по доскам пола. Тишину дома нарушал лишь стук ложки, рассуждения о импорте головоногих да редкий стрельнувший уголек.
- Переменится… К примеру кто либо догадается построить внизу пару тройку засолочных барж.  А потом ему запретят торговлю, как у нас это привычно делают, под каким либо богоугодным поводом.  Впрочем вопрос перемен меня волнует тоже не сильно, пусть тут голова болит у Его Величества. Или того кто считает себя умнее его. Мое дело простое и не требует столь сложных умственных усилий.
Алифер поднял тарелку и снял с углей ставший изрядно легче котелок, намереваясь унести на кухню или где у него было принято складывать грязную посуду и остатки трапезы.
- Хотя если тема тебе близка можем пофилософствовать. Она хорошо идет под неспешную выпивку. Или еще на какую, если конечно один отшельник не отвлекает тебя от спешных дел.

+1

17

- Нет у меня никаких дел.
Рейн закинула ногу на ногу, посмотрела в потолок.
- Не будь таким серьёзным, - Рейн лениво откинулась на спину за неимением другой подходящей мебели, прямо на полу, потянулась и подложила руки под голову. – Или гвардейцы все такие? – она посмотрела в сторону алифера, пытаясь что-то прикинуть про себя. – Мне казалось, что в самом начале ты был более… весёлым.
Она помнила, что Солмнир встретил её с шуткой, и поддерживал этот настрой, как ощущала Рейн, довольно долго. Сейчас же ей казалось, что что-то изменилось, а начатые темы повисли каким-то тяжёлым якорем на двух ногах.
«Неужели так важно знать о собеседнике, кто он такой? Можно же солгать, а люди и алиферы умеют лгать или ловко манипулировать правдой».
Рейн этому только училась, и чаще предпочитала недоговаривать. И не ложь, и не полноценная правда. Но у неё складывалось ощущение, что хозяину дома это важно и отсутствие желания открываться будто бы его напрягало.
- А ты не устал ещё от моей болтовни за ночь? - это показалось чем-то естественным. Девушка точно не знала, сколько времени гвардеец выслушивал её пьяные россказни, но раз он ночь спал (не спал же?), то должен был порядком устать и сильно пересмотреть своё гостеприимство.

0

18

Солмнир думая о чем то своем и пропустил пассаж его новой знакомой об усталости. Надо отдать должное он выглядел весьма свежим. Судя по всему прогулять весь вечер и к полудню быть “как огурчик” было привычно отработанным трюком.
- Ну это ж не я завел высокие беседы о политике. Указанная тема способна вогнать любого в меланхолию. Хотя думаю ты права… Я начинаю загнивать в этом дворцовом болоте.
Последнее прозвучало тихо и явно было сказано скорее себе самому, чем Рейн. Впрочем, в дальнейшую философию новоиспеченный гвардеец решил не ударятся. Плавным движением алифер встал, потянулся так что казалось сейчас порвутся сухожилия, и отбросив и без того короткие волосы назад с полуулыбкой повернулся к девушке.
- Рейн скажи-ка, а ты знаешь-ли какое место куда мог бы завалиться на предмет “культурно отдохнуть” алифер, не обремененный семьей или иными обязательствами? У меня имеется три дня увольнительной и скромное жалованием гвардейца. И полное нежелание сидеть в одиночестве в четырех стенах. В приличном обществе меня не жалуют, а в неприличном  знакомых в прошлой жизни не сыскалось. Со всеми вытекающими последствиями в нынешней.
В шаблонно-канцелярском, буквально сводящем зубы обороте про “семью и обязательства” звучало столько яда, что впору было смазывать арбалетные болты. Могло сложиться впечатление что у Солмнира имеется свой собственный "отдельный пунктик в длинном списке" на предмет неизбежной в Алире бюрократии и семей. Да и в целом тон и выражение лица нового знакомого Рейн вызывали сомнение что он стремится посетить храм или провести время хотя бы отдаленно прилично. Такое лицо бывает у людей которые уверенно плюнули на приличия и решили удариться “во все тяжкие”.

+1

19

Рейн задумчиво нахмурилась. Она не помнила, в какой момент их разговор приобрёл политический оттенок и как они вообще до этого дошли. Рассуждения на эту тему закончились так же быстро, как начались, через пару мгновений в голове девушки прозвучало пренебрежительное «ай» равное «да, похрен», она пожала плечами и выбросила ненужные размышления из головы.
Сон как рукой сняло, голова больше не тревожила, а Рейн на правах гостьи чувствовала себя в чужом доме обделённой. Едой. Внимания к её скромной персоне хватало с лишком, но желудок, который уже поглотил две порции каши с бараниной, требовал добавки.
Предложение-вопрос Солмнира она восприняла с охотой, словно голодная мышь, которая почуяла сыр. Рейн даже забыла, что имела дело с подозрительным типом, который вызывал у нёе сомнения. А всего лишь заговорили о злачных местах. Рейн первым делом подумала, конечно же, о еде и выпивке. В неравном количестве. Разговоры о морепродуктах разбудили аппетит.
- Канеш знаю!
Грей «воскресла», села и заулыбалась от уха до уха, как хитрый мартовский кот. Если бы коты умели улыбаться, конечно.
***
Вообще у Рейн сложились натянутые отношения с гвардейцами ещё до того, как она начала гулять по тавернам и пить без меры, так что компания ей подобралась странная и непривычная. Даром что этот парень не вызывал у неё желание послать его сразу за гвардейскую форму.
«Может, и не гвардеец он никакой», - размышляла Рейн, пока они шли по оживлённой улочке базара.
Люди кружили вокруг, пытались продать товар за высокую цену покупателям, которые пришли на базар за другими полезными вещами. Кому-то везло - и он продавал старый хлам по цене новой вещи. Кому-то не везло вообще – налог брали, а выручки толком не было. Народа было столько, что между лавками, тесно поставленными друг к другу, Рейн с трудом продвигалась дальше, чудом не теряя своего спутника. Она шла впереди и показывала дорогу, хотя со стороны могло показаться, что девушка всеми силами пытается затеряться в оживлённой толпе и избавиться от своего спутника.
Со всем сторон чем-то пахло. Рейн учуяла запах свежего мяса, зажаренного на костре. Услышала запах свежей выпечки. Откуда-то из лавки доносились ароматы трав и разных цветов – не то лавка с маслами, не то лавка с травами и зельями. Она ненадолго задержалась на улице возле пузатых бочек с вином, выставленных хозяином, а потом направилась к месту, о котором думала всю дорогу. Это оказался открытая едальня. Табуреты стояли прямо на улице под козырьком. Хозяин крутился тут же, не делая из приготовления блюд какое-то таинство. Выбор пищи был небольшим. В основном разные морепродукты, привезённые с острова, рис, супы и лапша.
- Хозяин, супа с осьминогом!
Рейн тут же села на табурет и, глянув на спутника, добавила:
- Два!
Пока хозяин занимался приготовлением супа. Готовить ему ничего не пришлось. Суп уже дымился в котелке, мужчина лишь взял две деревянные миски, наполнил их супом и, добавив к ним по деревянной ложке, отдал посетителям. Рейн, не теряя времени, тут же взялась за еду.
- И вина своего плесни! Вон того, да!
Через какое-то время, когда в животе Рейн поместилось, по меньшей мере, пять мисок с супом и две кружки вина, она отвлеклась на разговор. Недалеко от них прямо на улице отец отсчитывал сына. Лет восьми на вид. Мальчишка, опустив голову, пытался извиниться. Из-за шума базара Грей с трудом понимала причину ссоры. Кажется, мальчика послали на рынок за чем-то полезным, а он потратил деньги на какую-то безделушку. За это получил нагоняй от отца.
- Сначала сами дают власть в руки, а потом ругаются, что ей воспользовались по своему смотрению, - фыркнула Рейн и отвернулась. – Хозяин, ещё!

0

20

Одним из главных преимуществ алиферов являются крылья. Магией, силой, умением и долгим веком боги наделили многие народы. Но возможность легко и непринужденно поднятся в небо, попирать полетом стены и расстояния, была поистине бесценным даром Люциана тем кто считал себя его воинами. Подспорье в путешествии и в бою именно полет позволил двум алиферам довольно быстро добраться от прилипшего к склону горы одинокого дома Солмнира до белокаменной столицы.
            Там правда им пришлось спешиться и сложить крылья. Столица была многолюдным городом и движение как на земле так и в воздухе было довольно плотным. Многие здания имели широкие порталы-двери на всех этажах и в наиболее оживленных районах города толпа передвигалась на трех-четырех уровнях одновременно. А в вышине над этим казалось беспорядочной суматохой парили облаченные в родовые цвета и доспехи патрули домов, волей Императора отвечающих за закон и порядок в столице.
            Солмнир с любопытством смотрел по сторонам. После своего “невольного” возвращения в Алир он бывал либо во дворце, либо в верхних районах города. Дворец он изучил досконально - этого требовал его долг. А вот Верхний Город, улочки с особняками Высоких Домов и обслуживающих их храмов, магазинов и заведений Солминир довольно быстро стал избегать. Слишком много Веры и Добродетели и слишком много значения устаревшим еще до его рождения традициям и репутации.
       В Вере Солмнир был скептичен, добродетель давненько растерял на большаках, традиции его тяготили, а репутацию не спасал даже плащ гвардейца. Наоборот, он служил красной тряпкой для “достойного” общества, давая возможность негодовать как из благородного беспокойства за “чистоту Небесной Гвардии” так и из банальной зависти. В лучшем случаи на него реагировали с неприятным удивлением, как на крысу неожиданно выскочившую на средину бального зала. В худшем пытались высказать свое презрение и несогласие с его, Солмнира, образом жизни и несоответствии высокому имени Рит и званию Гвардейца. И вот тут Солмнир уже не сдерживался в выражениях. После чего беседа перемещалась обычно в фехтовальный зал, ристалище храма или просто на улицу. Алир плодил удручающее количество заносчивых и умелых воинов-дуэлянтов, но пока что Солмнир справлялся. Хотя и предпочитал не дергать судьбу за усы, да и приятнее было бы обретаться в местах где тебя хотя бы отдаленно рады видеть.
         Судя по товару и толпе они с Рейн проталкивались через толпу на одном из “нижних” рынков огромного города. Цены и нравы тут были несравнимо проще чем в верхних, мраморных кварталах, а народу намного больше. Торговали всем подряд, скорее всего продуктами ближайших деревень и товарами производимыми в пригороде. Изысканных яств, одежд или великолепного оружия предназначенного для “благородных” тут конечно было не найти, но рынок нельзя было назвать скудным. Хотя на вкус Солмнира он был слишком однообразным. Алир был “закрытым” королевством, торговля за его пределами шла только по личному позволению Императора и велась из принципов “минимальной необходимости”, так что разнообразия как на рынках портов континента тут было не найти. Опасения “чужой скверны” и принцип невмешательства запечатывали Алир как раковину.
        Солмнир привычный к шумным торговым площадям городов земли время от времени приглядывался на предмет любителей легкой поживы и старался держать руки поближе к поясу. Но даже воришек, неизбежной беды любого рынка, он пока не приметил. В Алире преступления жестко пресекались, а крылатые патрули обычно не дремали. Даже сейчас над ними можно было заметить несколько парящих высоко в небе точек.
         Вскоре они пришли, и Рейн заказала им по порции и себе скромно добавки. Лениво вылавливая куски осьминога из своей миски Солмнир с удивлением наблюдал за прожорливостью своей новой знакомой. Сам он был сыт, больше прикладывался к вину чем пище, и уже начинал скучать. Он ожидал чего-то большего чем просто столовой под открытым небом, благо бывшему наемнику было с чем сравнивать. Конечно скромный навес мог скрывать под собой нечто скрывающееся от взгляда. Хотя скорее всего Рейн просто захотелось осьминогов.
         Реплика девушки привлекла внимание и Солмнир отвлекшись от созерцания торгующейся за горшки матроны, обернулся к заинтересовавшей Рейн сценке. Ничего нового в ней не было, стыд перед другими и страх общественного порицания был неотъемлемой частью воспитания алифера. Мальчишка сейчас явно желал провалится под землю со стыда, но вынужден был смиренно стоять и терпеть “публичную порку”.
- Ему никто и не давал в руки власть. Или свободу, если на то пошло. Соответствие ожиданиям старших, особенно в личном выборе, основа нашего общества. И он должен был продемонстрировать подчинение этой догме. Вот и всё.
Гвардеец заметил что они не были единственным кто наблюдает за происходящим. Солмнир отчетливо слышал как одна из добропорядочных мамаш за его спиной, скорее всего соседка строгого отца, обратила внимание своих дочерей на наказанного, приводя того в пример как не надо делать. Солмнир понимал что если слышал он сам, то слышал и мальчишка. Он еще мог вспомнить те времена когда как огня боялся и ненавидел такие сцены, это чувство стыда и бессилия. Но терпению вассала есть положенный предел, а его детство осталось очень давно в прошлом.
- Правда напрямую об этом обычно не говорят, сохраняя иллюзии свободы решения. Ровно как и о том что можно поступить иначе, а мир больше чем один остров.
Гвардеец пожал плечами, осушил залпом кружку и помахал ею в воздухе требуя повторения.

+1

21

- Он ребёнок. Если старый хрен был уверен, что ничего толкового из сына не выйдет, и он опять купит что-то не то, то зачем деньги давал? Рынок – место, где полно разных интересных безделушек. Особенно для детей, - Рейн пожала плечами. – Хочешь сделать что-то хорошо – сделай это сам.
Рейн понимала, что это могли быть последние деньги, которые мальчик должен был потратить на еду для семьи, но, если это было настолько важно и отец ничем не занят, а сам свободно прогуливается по базару, то почему бы не сделать всё самому, не взваливая ответственность на чужие плечи. С малого приучает ответственности?
- Никогда не понимала привычки ругать на глазах у других. Семейные ссоры лучше оставлять в стенах дома, - алифер хмыкнула, получила у хозяина едальни полную кружку и отпила из неё.
От чужих семейных разборок у Рейн осталось неприятное ощущение, словно её погладили против шерсти.
- Ни люди, ни алиферы – не тупые зомби, чтобы подчиняться чьей-то воле безоговорочно. Хотя половина болванов из отряда лучших убьют собственных детей, лишь бы исполнить приказ свыше и доказать свою преданность. Пойдут против постулатов Нъёрая, если на то будет воля старшего. Или оправдают своих, потому что они – образец нашего идеального не идеального общества, - Рейн посмотрела в кружку, проверяя количество оставшейся выпивки, поковыряла дерево, приняв чёрную точку за мошку, прилипшую к мокрым стенкам. – Ну и за что тебя такого хорошего в гвардию взяли? – Рейн перевела взгляд на собеседника. – Раз провёл много времени среди людей, то вряд ли пошёл по стопам кого-то из родственников, а в гвардию с улицы ребят не берут – своих хватает.
Она скептически осмотрела парня.
- На хорошего и правильно парня ты не похож, уж извини.

0

22

- Если у тебя есть Дом. Иначе твоим домом становится улица или цех.
Солмнир с грустной и злой усмешкой покачал головой. Как он и ожидал его новая знакомая не прошла тех же ежовых рукавиц что и он сам. К лучшему ли? Он всегда задавался этим вопросом. И ответ не всегда был очевиден. На поверхности паренька бы выпороли. Или убили. Или он умер бы с голоду зимой. Только город алиферов терпел подобные выходки в своей счастливой изоляции. Жители земли взрослели куда быстрее.
Так или иначе отвечать на её пассаж он не был намерен.  Зачем портить вечер и присоединятся к многочисленной когорте “взрослых”?  Может быть потом, если они познакомятся получше и это будет иметь хоть малейший смысл… Или если от этого будет зависеть её жизнь. К свою удивлению Солмнир ощущал некую ответственность за девушку. Возможно потому что всё еще считал её гостьей своего одинокого дома?  Впрочем в любом случаи конфронтация не входила в его планы и Солмнир решил сменить тему.
- А я и не был хорошим или правильным, уж прости. Просто так совпало: Известный род, добротное умение драться и удача оказаться в нужном месте в нужное время.
Алифер сново крепко приложился к глинянной кружке, и с удовольствием хекнув утер губы. Вчерашняя щетина приятно хрустнула под перчаткой - в отгуле можно было расслабится и не следить за своим внешним видом.
- Впрочем моя семья не то что была рада возвращению старой проблемы. Ровно как и многочисленные прихлебатели. Не буду держать интриги - третий внук Третьего Генерала. Солмнир Рит. Прошу любить и жаловать.
Он иронично изобразил поклон сидя. Вышло весьма комично.

+1

23

- Среди приближённых Его императорского величества хватает разных алиферов. В том числе плохих, которые притворяются хорошими.
Рейн имела скверный опыт, когда доверилась одному из таких. Он казался ей хорошим, и честным, и искренним, но очень быстро честность и искренность вскрылись. Их никогда не существовало. Под ними скрывалась алчность  не более. Вот только маленькой напуганной и обманутой девочке не хватило смелости рассказать обо всём. С тех пор она никому не доверяла, а гвардейцев недолюбливала.
- Ты извиняешься перед образцом порядочности и добродетели, - иронично фыркнула Рейн, допивая вино. - Такая порядочность, что пьяна заснула в доме неизвестно кого.
На самом деле она никогда не винила алиферов за то, какие они есть. Знала, что такими их создают обстоятельства. Она тоже не была образцовым алифером. Даже в городе алиферов, где принято принимать бастардов, некоторые всё равно смотрели на неё как на бастарда.
- Если ты такой умелый, то почему проблема? – Рейн удивилась, а потом услышала что-то про генерала и задумалась. Она особо не вникала в дела верхушки Алира, но не по воле иногда становилась свидетельницей каких-то разговоров. Генералов отца она знала. Если не лично, то хотя бы в лицо и по именам. – А… этот старый вредный скупердяй твой дед? – Грей ещё раз посмотрела на собеседника. – Я бы от такого тоже к людям сбежала, но… вообще я сбегала. Правда, деда у меня такого нет, да и отец тоже не такой уж правильный. Хотя бы потому что ребёнок я рождённый вне брака, но императору же всё можно, да? – Рейн улыбнулась. Фраза была беззлобной. - Рейн Грей. К вашим услугам, - девушка ответно изобразила шутливый поклон, добавив к нему жест - взмахнула невидимой шляпой.

0

24

Кружки с принесенные хозяином заведения стукнули о стол немного громче чем должны были, а Солмнир удивленно присвистнул. Он подозревал что девушка не проста, но реальность оказалось куда чудесатее чем он думал.
- Сливки общества собрались, что тут сказать. За знакомство?
Гвардеец поднял вино в шутливом салюте и отхлебнул добрые половины
- Ну я не то что сбежал. Первый раз был откровенной детской глупостью, и хлебнул я сполна. А во второй раз Третий Генерал просто выставил меня за порог, как дезертира. Казнил бы, но твой отец, не согласился с приговором. Посчитал слишком суровым наверное. Но надо отдать должное, - алифер зло улыбнулся - лицо “любимого дедушки” когда он вынужден был признать своего “дорогого сердцу внука” спустя двадцать лет разлуки стоило всей скуки последнего месяца.
Трактирщик ушел, как только поставил заказанное, но гвардеец все же отметил что тот, стал поглядывать на своих клиентов теперь куда чаще полагая что делает это незаметно. Солмнир тоже не подал виду, но все же невольно подобрался услышав кто его новая знакомая. Алир был безопасным местом и скорее всего Рейн на его улицах не грозили даже карманники, но он то привык жить и оценивать опасность в несколько других условиях.
Конечно его спутница могла и соврать. Но имевшиеся уже на руках факты говорили об обратном.К тому же Солмнир уже имел честь видеть императора, и схожесть была очевидна.
Алиферов было не много, но не настолько, чтобы знать друг друга в лицо. Рейн сказала о своем родстве открыто, по сути первому встречному. Были и еще странности, к примеру сами обстоятельства знакомства. Но во дворце девушку явно знали не только редкие посвященные в тайны двора. И при этом не знал гвардеец, который отвечает за защиту этого самого дворца и обитателей. Кое-кто похоже слишком сильно сместил границы долга в сторону собственного понимания “Доброчестия и благого образа Царственной Особы”. На что необходимо было всенеприменно обратить внимание старшего по званию. Не упомянуть такую “мелочь” как отпрыска Императора было грубой ошибкой. Разговор этот конечно не прибавит новичку симпатии, но старый полковник, в отличие от большинства своих подчиненных "паладинов", был прагматиком и человеком дела.
- Откровенно говоря я вообще не в курсе что у императора были дети. Сплетничать мне не с кем, а лейтенант двадцатки в которой я служу очевидно не счел необходимым довести это до моего сведения. Бедолага и так вынужден со мной общаться. Я не вписываюсь в его стройную и возвышенную картину мироздания. Собственно это и проблема от которой не спасают навыки или умения - я просто не оправдываю ожиданий. Слишком “приземленный”, если ты понимаешь о чем я. И к слову, а почему если ты из рода Ален, то так просто оказалась у меня в гостях? Даже вне брака, ты его кровь и по-хорошему тут сейчас должен сидеть не попивающий винцо новичок в увольнительной, а гарцевать пара тройка сияющих доспехов из первой двадцатки.
По тону Солмнира было очевидно что алифер подозревает наличие некого подвоха, но действительно не знает всех обстоятельств связанных с Рейн, при очевидных странностях.

Отредактировано Солмнир (2019-04-05 13:45:13)

+1

25

- Элита, - посмеялась Рейн.
Слышали бы их сейчас во дворце все порядочные гвардейцы и приближённые императора, которым всё, что темнее на тон белого, уже равно чёрному.
Она подняла кружку высоко вверх, поддерживая инициативу неожиданного товарища, улыбнулась и сделала несколько щедрых глотков. Вспомнила, что не так давно напилась до арухов и решила немного повременить с повторением. Компания хорошая, настроение тоже, что напиваться быстро и сразу? Будет ещё время.
- А что? Захотел посмотреть как оно там, внизу? Так ли не идеален приземлённый мир? – алифер усмехнулась. – Или такой ли ты, как тебя назвали? Чёрный и непригодный для жизни в Поднебесной?
Конечно, среди алиферов, как и среди людей, с которыми у небесного народа было больше общего, чем они думали, встречались разные представители их крылатого социума. Бывали добропорядочные и добрые алиферы, которые относились ко всем одинаково и жили своей жизни и своим предназначением, уповая лишь на волю Люциана. Бывали лжецы и лгуны, убийцы и воры, которые оставались собой и не скрывали чёрной души, которая на самом деле была самой обычной. Серой. А бывали чёрные мерзавцы с лицом благочестия, которые порочили их расу, но во всех бедах винили хаоситов. Чаще негласно и с благородной подачи, чтобы не замараться. Иногда открыто, когда лицемерие лилось через край бурлящими реками самомнения.
- Не рассказали? – Рейн не сдержалась и расхохоталась так весело, что в уголках глаз проступили слёзы. – Ну, приятно познакомиться!
Грей давно перестала обижаться на это. Она, как многие подростки в её возрасте, считала, что безразлична отцу и оттого к ней никого не приставили, но по факту император алифера делал всё незаметно, у него везде были глаза и уши, которые наверняка уже доложили, где его чадо и что с ним.
- А я всегда куда-нибудь попадаю, - небрежно отмахнулась девушка. – Это уже… профессиональный навык. Думаю, что он привык, - она задумчиво нахмурилась, потом посмотрела на своего осьминога в остатках супа. – Хозяин, а он точно свежий? Кажется, уже с душком!
- Твой друг, тебе виднее.
- А? Да, я не про него! - отмахнулась Рейн, поняв, что хозяин говорит о Рите. - Об осьминоге!

0

26

-- В первый раз да. А во второй раз, я решил что глупо молча принять брошенный под ноги жребий презрения и удалится в трущобы посыпая голову пеплом. Какой смысл быть нищим и презираемым в родном краю, если большак континента столь же беден, но дает куда как больше возможностей?
Солмнир отхлебнул из кружки улыбнувшись невольно воспоминаниям. Он был черств и груб этот хлеб земли, который наемникам приходилось выкупать своей кровью. Войн, мелких стычек или чудовищ всегда хватало, а вот щедрый или хотя бы честный наниматель был довольно-таки редкой птицей. Сухая постель была раем, грязь и холодная морось извечным спутником. Но ты мог сам решать куда тебе идти, что делать и как далеко ты готов зайти в своих целях. Многие, менее сильные и решительные, твердили что это всего лишь иллюзия и правит миром голод и деньги.Но видят боги, Солмнир чаще брался за оружие в поисках приключений или из симпатии и ненависти, чем за тусклый блеск кровавого золота, высоко ценя свою независимость от обстоятельств или покровителей. Нынешняя же честь, приковывала к дворцу цепью. Солмнир не питал иллюзий, разумно полагая свое внезапное возвышение чем то средним между вежливым жестом в пользу благодарной ему за спасение отпрысков семьи и способом избранным Императором чтобы легко и надежно купировать проблему своего доверенного советника. Не с позором, но с почетом. Мнением проблемы можно было и пренебречь.
Гвардеец перевел взгляд на свою спутницу, со столь неожиданной родословной, гадая действительно ли её смех искренен и что на самом деле чувствует девушка. Владыку которому он служил он не знал, он видел правителя Алира всего пару раз и ни разу не видел Рейн. Хотя что он мог увидеть с тренировочного плаца и дальнего патруля всеми позабытых задворок?
Однозначно стоило навести справки.
Услышав пассаж о собственной несвежести, Солмнир скосился на продавца, прикидывая считать это своеобразной попыткой пошутить, или указать болтливым неудачникам из высшего общества на их место. Похоже что пора было сменить обстановку. Солмнир поставил кружку, поднялся и небрежно бросил на прилавок монеты.
- Пожалуй ты права, кислое место.Пойдем еще куда?

+1

27

- Вот так скрутит меня через десять шагов – точно буду знать, что ваши осьминоги! – шутливо пригрозила Рейн.
Хозяин харчевни, знающий крылатую уже не первую неделю, лишь махнул на неё полотенцем.
- Ты столько выпила за два дня, что можно яд мантикоры сосать прям с хвоста.
- И то верно, - посмеялась Грей и спрыгнула с высокого стула.
Она заметила, с какой лёгкостью Рит бросил монеты хозяину, даже не пересчитывая. Монет хватило с лихвой. Хозяин тут же их сгрёб, пересчитал и припрятал к остальным. Сегодня у него хорошая выручка за одну очень прожорливую девушку и её щедрого спутника. Рейн даже к кошелю потянуться не успела, хотя предполагала, что вчера выпила столько, что в нём едва ли найдётся пара медяков. А тут такая щедрость!
- Да ты никак платишь? – Рейн прищурилась, с лисьей хитрецой посмотрела на алифера. – Так и быть! Отведу тебя в ещё одно хорошее место!
На этот раз Рейн выбрала не ещё одну харчевню или таверну, где можно надраться добрым вином и элем, а повела гвардейца, который и на гвардейца не похож, как можно дальше от людных улочек, частых патрулей и линии храмов, возведённых во имя Нъёрая. В Алире, куда ни плюнь, везде стояли статуи. В фонтанах и то изображали славного воина и защитника равновесия. Рейн, которая жила в Алире с самого рождения, такие детали казались обыденностью, но в Поднебесной бывали места, отличные от главных улиц.
Ближе к окраине города, где уже не было ни стен, ни домов, ни смотровых башен, собралась толпа алиферов и редких алирских гостей. Именно здесь, у края пропасти, летуны собирались для соревнований, в которых, как ни странно, зарабатывались большие деньги. Летуны седлали пегасов, грифонов, гиппогрифов и диких молодых драконов, которые по размерам не превышали верхового скакуна, а некоторые даже приводили настоящих виверн.
- Гляди, - Рейн с весельем показалась на всадников, которые пронеслись мимо среди белых облаков. - Вот, где настоящая жизнь!

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Забыла закусить