Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [04.06.1082] Нескончаемая война


[04.06.1082] Нескончаемая война

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Within Temptation - Endless war
- Локация
Гвиндерил, г. Эденвел, королевский дворец
- Действующие лица
Анариэль, ГМ (Шериан)
- Описание
предыдущий эпизод[3.06.1082] Последний довод лжеца
Многое сказано на суде над деворельцами, но что из всего правда, если виновные обвиняют аристократию в своих бедах, а аристократы проклинают реформаторов из народа за кровопролитие и жестокость? Око Её Величества пытается докопаться до правды и допрашивает родственников убитых лордов.

0

2

Пять лет назад наставник Сиаран, Мастер Амрис, говорил, что сложнее всего служить во благо короны - искать шпионов и бесконечно отказывать себе в удовольствии встать на другую сторону, соблазнившись возможностями. Перед сторонниками короны рано или поздно встаёт выбор: предать или умереть с честью. Что благородного в смерти за сюзерена, который забудет имя ещё одного подданного, Сиаран никогда не понимала, поэтому всеми способами пыталась разыграть партию и выжить. Регенлейф, скорый на язык, разболтал не все секреты, но поведал достаточно, чтобы королева засомневалась в верности Феантура. Око что-то скрывал, но при всех стараниях Сиаран он опережал её на несколько шагов. После разговора с Каэросом у неё появился шанс сравнять счёты, но пока что новости, полученные от Бурерождённого, она держала в секрете. Даже от королевы, пока точно не убедится в правдивости слов и всё не перепроверит. Допросить бы эльфов иш’Синдэ, гостивших в столице, но как это сделать?
«Сначала закончим с тем, что есть».
Сиаран оглянулась на дверь, когда в допросную вошёл практик в компании леди Солнцеликой. Супруга покойного главы Дома. Сиаран надеялась, что Каруно Их’Дрим достаточно доверял супруге и рассказывал ей о своих планах. Вряд ли кто-то из них предвидел, что их предадут свои люди и отнимут их жизни. Дом Серокрылых, по скромному мнению Сиаран, пострадал намного больше. Наследник Дома погиб вместе с отцом, но смерть миновала женщин и, что удивительно, самого Бурерождённого. В глазах эльфов, которые не могли покопаться в чужих головах, происходившее казалось очевидным донельзя. В выигрыше оказался Каэроса, несмотря на смерть отца. Это продвинуло его на злачную должность и открыло дорогу к мечте деворельских лордов – получить власть в одни руки без конкурентов. Но вот незадача, в голове Каэроса мысль о главенстве над Деворелом поселилась уже после резни и никаких других зацепок Сиаран не нашла. Осталось найти подтверждение у других участников трагедии.
Покончив с допросом Сиаран, не удовлетворилась результатом. Леди Дома вернулась в комнату для гостей. Без слёз и невредимой.
Второй в комнату безрадости пригласили Анариэль – несчастную дочь покойного, которой не позволили высказаться на суде. Как ни парадоксально, сам Каэрос не позволил. По какой причине он так поступил, Сиаран уже знала, но, как любой практик, искала подвох и двойное дно.
По стечению неприятны обстоятельств так вышло, что, когда Анариэль вели по коридору, она мельком могла заметить Бурерождённого, закованного в магические цепи. В отличие от Анариэль его вели из допросной в сторону тюрьмы.
Обычно с подозреваемыми не нежничали, но с аристократией Деворела, несмотря на нелюбовь королевы ко всему, что касалось города, где погиб её супруг, с ними обращались максимально обходительно. Никто не ковал их в цепи, не надевал магические браслеты, которые бы блокировали их дар, но и чай с плюшками не предлагали. Пока не подтверждалась их вина, разумеется. Каэросу не повезло.
Анариэль ждала такая же пустая комната. Стол, два стула, чаша с магическим пламенем правды по центру, и, разумеется, любимый набор инструментов каждого Ока. Перчатки Сиаран лежали рядом с ящиком, отставленным в дальний угол допросной, за её правое плечо, так, чтобы его было видно.
- Леди Анариэль, - лицо практика было сухим и бездушным, - устраивайтесь удобнее.
Сиаран указала на стул напротив и подождала, пока аристократка сядет. Удобство и допросная – вещи взаимоисключающие.
- Лорд Деворела, - она, не смущаясь, спокойно называла Бурерождённого лордом, - рассказал нам удивительную историю об одном из младших Домов Деворела. Вам что-нибудь об этом известно?
[nick]Сиаран[/nick][status]Тень Её Величества[/status][icon]http://sg.uploads.ru/RZ5gw.png[/icon]

+1

3

Вы когда-нибудь чувствовали себя апатичным овощем? Нет? Тогда добро пожаловать к мастеру успокоения Каэросу Бурерождённому. Один сеанс – и вас уже ничего не беспокоит. Как минимум несколько часов.
То, что делал с Анариэль Кай, было сродни эффекту маковой настойки. Ни слова Руфио, ни сама ситуация, в которой они оказались, больше не трогали эльфийку. Безмятежное спокойствие после неудачного выплеска гнева. Ей не дали высказаться, заткнули практически сразу. Может быть, к лучшему, а, может быть, и нет. Несмотря на то, что Ри обещала себе быть сдержанной, в момент, когда вывели лейтенанта дома Раумо и по совместительству лучшего друга Кая, Анариэль точно обожгло. Везде, где появлялся этот эльф, сеялась смерть. Смерть Солнцеликих. И если смерть Накилона, в которую девушка всё ещё не верила, эльфийка пыталась простить, то отца простить она не готова. Не сейчас. Не так. Только не так.
Руки Кая, такие желанные в любое другое время (Алиллель, да даже сейчас, будь у этого прикосновения другой мотив!), сейчас оказываются очень не кстати. Боль, не прорвавшаяся толком наружу, захлебнулась в чужой магии. Матушка что-то вещала, что-то внушала своей дочери. Говорила, конечно, очень верные слова, но… магия. Анариэль делалась послушной, безразличной.
Именно такой её вывели из зала суда. Именно такой её вернули в опочивальню.
Каэрос исчез.

Она ненавидела его за это. И когда последние частички магии испарились, Солнцеликая вскочила на ноги, но даже наматывание кругов не позволило ей снять напряжение. Несколько коротких движений руками, точно хотела что-то стряхнуть с ладоней, и по комнате прошёлся ветер, тут же исчезнувший в окне. Стало легче.
Когда за ними явились стражи, Анариэль уже взяла себя в руки.

Она должна держать лицо. Это то, чему их учили с детства, и несмотря на свой взрывной характер, Анариэль могла вести себя подобающим образом. Особенно, если хотела. А когда ты идёшь под стражей в допросную комнату, ты не можешь позволить себе доставить этим эльфам такого удовольствия – видеть, как ты боишься, видеть, как ты ломаешься. Лицо скупо на эмоции, замкнуто, спокойно. А ведь безумно страшно, когда тебя отделяют от матери, Допросный Дом, или как бы он там ни назывался, - это не то место, где тебе спокойно. Он создан для того, чтобы внушать беспокойство и ужас. И ты их чувствуешь.
Когда настала её очередь, нервы Анариэль были натянуты до предела, как удила у лошади, которую пытаются удержать на месте. Эльфийка медленно встала и неторопясь направилась за сопровождающим. Она была настолько погружена в свои мысли, что… не заметила, как ведут Каэроса. В наручниках. В тюрьму. И хорошо, что не видела…

Дверь захлопнулась. Перед Анариэль находилась девушка-практик, красивое лицо которой было… неприятным. Чувствуя, как сердце начинает колотиться о рёбра, Анариэль села на предложенное место. Села на край; спина – идеально прямая. Чтобы сохранить хоть какую-то трезвость рассудка, Солнцеликая цеплялась за спасительные мелочи: посадка, отсутствие складок на юбке и прочее, прочее, прочее. Это помогало отвлечься, помогало помнить о том, кто она. Её вины нет. И из этой комнаты она выйдет очень и очень скоро. И увидит мать. И Каэроса. И… Аяну.
Практик заговорила. И голос её был сродни её лицу: бездушным и сухим.
- Боюсь, я не имела удовольствия слышать вашу беседу, - медленно и очень ровно ответила Анариэль, внутренне благодаря Алиллель за то, что голос не дрогнул. – Поэтому мой ответ будет отрицательным.

+2

4

Эльфийка повидала многих эльфов, которые оказывались в неуютной допросной. Поведение разнилось от характера и отношения эльфа к своим поступкам. Попадались умелые лгуны, которые с достоинством несли ложь и придерживались своей версии до последней минуты разоблачения. Бывали эльфы, которые впадали в панику и не могли удержать язык за зубами, а потому рассказывали всё и ничего, пока им не затыкали рот. А иногда встречались эльфы, которые сами себя убеждали в отсутствии вины, но даже себя не могли обмануть. Сиаран относила младшую Солнцеликую к третьему типу. Она заметила, как эльфийка пытается сесть на край стула, будто так рассчитывала, что она при первой возможности вот-вот сбежит из допросной с чистой совестью. Сидеть так не удобнее, чем мостить зад на раскалённых углях. Она поправляла одежду, будто хотела выглядеть лучше в глазах практика, но то жест неуверенности. Сиаран прямо смотрел на аристократку и будто бы не отмечала взглядом любую перемену в её жестах и позах.
Пламя правды не изменило цвет, но Сиаран по опыту знала, что можно говорить об одних вещах разными словами. Увы, но пламя правды не чувствовало, когда кто-то умело оперирует фактами и искусно подбирает слова.
- Лорд Каэрос приходил к вам после сделки и просил вас не вмешиваться в дела города, - эльфийка говорила спокойно и уверенно. Это были факты, которые она получила из памяти эльфа. – Он был очень осторожен в своих словах.
И поступил правильно, когда не рассказал всей правды. Отчасти.
- Как давно ваш отец решил объединиться с Домом Серокрылых, чтобы уничтожить Дом Бурерождённых?
Сиаран знала, что ранит словами и говорит грубо, но в гневе люди говорят всё, что у них на уме, а рана леди Солнцеликой была ещё свежей.
- Объединиться с одним врагом против третьего – удачный ход, вы так не считаете?
Мнение Анариэль её не интересовало.
- Но лорд Каэрос, как специально устранил помеху до того, как она стоила жизни его семье и места в Совете.
Ещё одна провокация.
[nick]Сиаран[/nick][status]Тень Её Величества[/status][icon]http://sg.uploads.ru/RZ5gw.png[/icon]

+1

5

Анариэль старалась побороть необоснованный по всем параметрам страх, она отчаянно пыталась сохранять спокойствие, но стоило практику заговорить об отце… О замысле Каэроса…
Да что ты себе позволяешь?!.
В одну секунду в груди стало удушающе жарко. Эльфийка резко подняла глаза с пламени на эту девицу и… И не сделала ничего.
Не смей.
Внутренний голос не кричал – он угрожающе шипел. Анариэль стоило определённых усилий усидеть на месте. Но её хорошо учили, да и жизнь преподала незабываемый урок.
- Каэрос не замешан в этом, - в голосе, теперь низком, звучит сталь, и хорошо отточенная. – И мой отец не собирался никого уничтожать.
Ярость. Ярость помогает верить во всё, что Анариэль говорит. Сама мысль о том, что отец хотел уничтожить Бурерождённых, кажется абсурдной, несмотря на свою логичность. Но Анариэль никогда не рассматривала вражду между Домами в таком ключе, никогда не думала над тем, почему папа готов был женить Нака на Аяне, не думала над тем, что последняя воля Каруно тоже могла быть продиктована... корыстью.
К тому же до девушки ещё не доходит, что под «помехой» сейчас имелось ввиду не столько убийство главы семьи, сколько убийство прямого наследника по мужской линии, а именно – Накилона. В защиту отца Солнцеликая почти готова ляпнуть, что перед смертью Каруно и Морохир собирались заключить брачный союз между Лихнис и Каем, но слова в последний момент застревают в горле. И Анариэль пытается взять себя в руки, но неосознанно гордо вскидывает подбородок – лишнее свидетельство того, что её задели за живое.

Отредактировано Анариэль (2019-03-12 00:01:23)

+1

6

Феникс Дома Солнцеликих злилась – Сиаран хорошо это видела и чувствовала. Она могла воспользоваться своими талантами и влезть в голову аристократки, когда посчитает нужным, могла даже нарушить правила, как это делал Феантур, преследуя личные интересы, а могла сделать вид, что она хороший эльф и стремится помочь Анариэль, её семье, королеве и всем вокруг, но не сделала ровным счётом ничего из этого. Она отчасти соблюдала протокол и играла в тех узких рамках, которые ей отвели, а ещё – старалась не переступить черту дозволенного.
Пламя в чаше изменило цвет. Сомнения. Не ложь.
Практик и бровью не повела в сторону чаши, словно ничего не заметила. Она продолжала дырявить аристократку взглядом и явно чего-то от неё ждала. Не откровений, нет. В этой комнате они звучат с надрывом или хрипом, когда нет уже сил терпеть боль и мучения. Даже трусы, которые говорят, запинаясь в словах, сразу, ещё до того, как к ним поднесут щипцы, рано или поздно получают своё.
- Однако стремление заключить союз с Домом Серокрылых вы не отрицаете, - и снова на её лице ничего не изменилось. По Сиаран не было понятно: довольна она тем, что услышала, получила ли удовлетворение, узнала ли то, что хотела, или всё ещё недовольна услышанным.
Аристократка говорила мало и как нарочно не ответила ни на один из поставленных вопросов. Очень сложно солгать, когда говорить на отвлечённые темы, и всё же…
- Не замешан в деяниях против вашего Дома? Как же? Разве он не был рядом с вашим братом в момент его смерти? Помнится, Руфио Регенлейф, который помогал ему в этом, был его близким другом.
Сиаран говорила правду лишь отчасти. Эльфы действительно присутствовали при кончине Накилона Их’Дрим и приложили к тому руку, но смерть эльфы вышла случайной и незапланированной – об этом свидетельствовали воспоминания двух эльфов – Каэроса и Руфио. Для полноты и достоверности картины не хватало воспоминаний Накилона, но, увы, с мёртвого уже правды не спросишь.
- Едва все Дома пали, как лорд Каэрос отправился в младшие Дома Деворела в поисках силы и поддержки, - что тоже было правдой, однако ситуация выглядела двойственно. С одной стороны слова Каэроса, с другие – рассказ Корнаэль иш’Синдэ, младшей сестры верного воина короны, которому, увы, в далёком прошлом не удалось сохранить жизнь избраннику королевы Мираэль – дяде Каэроса.
[nick]Сиаран[/nick][status]Тень Её Величества[/status][icon]http://sg.uploads.ru/RZ5gw.png[/icon]

+1

7

Пламя меняет цвет, но разозлённая эльфийка не сразу замечает это.
- Нет.
Её ответ звучит жёстко и почти надменно. Девушка не собирается отрицать планирование свадьбы между Наком и Аяной, это должен был быть хороший союз, который укрепил бы семьи, но Судьба распорядилась иначе.
Пламя на короткий момент вновь приковывает взгляд (Анариэль не понимает, зачем здесь эта чаша и что она значит), но почти тут же глаза вновь возвращаются к практику. Лихнис должна была быть готовой к тому, что в Допросном Доме будут вскрывать самые больные нарывы, но это всё равно оказалось больно. Эти эльфы не смели задавать этих вопросов. Не смели копаться в их трагедии! И в личной жизни тоже.
Хочется кричать, что Нак ещё жив, что он не обязательно мёртв. Тот поход к водопаду, который должен был стать финальной точкой, к сожалению или к счастью, всё ещё ей не стал. И рыжей так сильно хочется заткнуть эту женщину. Она не хочет слышать этот бесцветный голос, порочащий всё, что только можно опорочить.
- Его вина не доказана, - очень чётко, очень медленно, и сказано так, будто имеет право закрыть этот разговор.
Боль. Вина Каэроса действительно не доказана, но Руфио Анариэль готова разорвать на тысячи маленьких кусочков.
Мерзкий предатель.
Солнцеликая чувствует, как магия покалывает пальцы и это приводит её в чувство. Пальцы на несколько секунд стискивают юбку, пока практик говорит и говорит, а потом разжимаются. Анариэль закрывает глаза и отвечает:
- Мы были не в состоянии помочь ему, - сама с трудом в это верит, но повторяет мысль, вложенную в её голову. – Много наших воинов погибло, - Лихнис открывает глаза и смотрит на практика совершенно спокойно, игнорируя пламя. – В городе творилась неразбериха, и… мы оплакивали наших отцов и братьев. Лорд Каэрос пытался сделать лучшее, на что был способен в той ситуации.
Просто у них разные взгляды на то, что они могли сделать. Просто женщина не могла возглавлять Дом и занимать место в Совете. Просто… Просто Анариэль действительно мало понимала в политике и была переполнена наивными детскими мечтами.

+1

8

Практик, казалось, не обращала внимания на слова Анариэль и никак на них не реагировала, пока девочка распиналась, рассыпала эмоции, будто снопы искр, эльфийка искала нужные крючки, за которые можно зацепиться и потянуть. В допросной комнате звучали самые неожиданные и безумные признания, но пока что ничего интересного от Солнцеликой она не получила. Кроме того, что разговоры о брате, чего и следовало ожидать, выбивали у неё почву из-под ног.
- Лорд Каэрос умеет подбирать правильные слова.
Ещё одно завуалированное обвинение Бурерождённого в причастности к смерти Накилона. Ложь, конечно же, но из зёрен сомнений прорастают удивительные цветы.
- Не в состоянии помочь? – впервые на лице Сиаран что-то изменилось – она приподняла брови вверх, едва, тем выражая удивление и отчасти сомнение. – У меня есть другая информация. Не по причине ли вашей несдержанности и рвения что-то изменить и отомстить за потери, лорд Каэрос пришёл просить вас об услуге лично… не путаться под ногами?
Тот разговор с подвыпившей эльфийкой практик видела тоже. Каэрос использовал его в качестве доказательства, что Анариэль не причастна к его делам и вина лежит целиком и полностью лишь на его плечах.
- Почему вы не написали письмо Её Величеству? Не изложили суть… проблемы и не попросили у неё поддержки и помощи? В городе начались бунты, разъярённая толпа жаждала вашей крови, но королева получила информацию задолго после всего. Вы собирались воспользоваться суматохой и занять лучшее место или убить всех виновников и списать это на… издержки бунтов?
Сиаран не смотрела на пламя, ни разу не перевела на него взгляд. Она прямо посмотрела на эльфийку, ожидая, что та ответит и насколько хватит её самообладания, когда обвинения прилетают ей прямо в лицо.

[nick]Сиаран[/nick][status]Тень Её Величества[/status][icon]http://sg.uploads.ru/RZ5gw.png[/icon]

+1

9

Практик умеет колоть по самым больным местам. Многолетний опыт ли или просто интуиция – сказать трудно, но Анариэль чувствует, что в этот раз болезненный удар проходит мимо цели. Солнцеликая спокойна, насколько может быть спокоен эльф в подобном месте.
«Откуда тебе это известно?»
- Он… - с некоторой заминкой отвечает Анариэль, стараясь подобрать правильные слова. – Просил быть осторожней. И не делать… необдуманных поступков. Моего отца убили у меня на глазах, разумеется я хотела мести, - в глазах на мгновение вновь блеснула сталь и тут же пропала. –  Но в городе царил хаос, а наш Дом сильно пострадал. Действовать импульсивно было не самой лучшей затеей.
Перед глазами вновь стояли улицы, закрытые и побитые дома. Эльфы, которые хотели свести с Солнцеликой счёты, приняв ту за наследницу Серокрылых. Деворел пропитался насилием, взращенным не одним поколением, и в итоге вылился… в это.
- … Вы собирались воспользоваться суматохой?..
«Что?

Нет!»
Анариэль не сумела остаться безэмоциональной, услышав абсурдные обвинения в свой адрес. Почти абсурдные. В первые дни после случившегося Солнцеликая действительно готова была убивать. По крайней мере ей так казалось. Что случилось бы, окажись перед ней виновник, теперь сказать было сложно.
- Что вы… - несёте? – О каком лучшем месте вы говорите? – спросила она так, будто услышала самую большую глупость в своей жизни, и брови её изогнулись в непонимании. Впрочем, уже через мгновение перед практиком вновь сидела аристократка со всеми вытекающими. – Я дочь Лорда Деворела, главы Старшего Дома. О каком лучшем месте тут идёт речь?
Анариэль действительно не понимала, как мог помочь ей этот… бунт, назовём сие так, в каком-то там продвижении. Впрочем, как показала действительность, девушка вообще мало смыслила в политике.
- Что касается письма королеве… - продолжила Лихнис, практически без паузы. - Хорошая мысль иногда имеет свойство опаздывать. Мы были в горе. За один месяц мы похоронили троих, не считая погибших воинов. В тот момент о королеве просто не подумали. К тому же… Лорд Каэрос, как вы уже знаете, пытался навести порядок. У него был план. И я ему доверилась.
Другой вопрос, почему матушка не написала королеве. Ладно Анариэль, молодая, зелёная, но Велена…
Лихнис отмахнулась от этих мыслей, понимая, что ни к чему хорошему сейчас они не приведут. Не хватало ещё навести подозрения на мать.
- Если вы меня в чём-то подозреваете, говорите, пожалуйста, прямо. Я очень устала и хотела бы покинуть эти стены как можно быстрее.

Отредактировано Анариэль (2019-03-18 12:41:00)

+1

10

- Старших домов три на Деворел.
Анариэль выглядела так, словно была самой принцессой Гвиндерила и считала, что выше уже некуда, но, если она действительно так считала, то её отец был в разы умнее.
- Ваши Дома воевали за главенство в городе – это бессмысленно отрицать.
По виду Сиаран читалась скука. Женщина ждала чего-то большего, когда девчонки привели на допрос, но оказалось, что болтать с её несостоявшимся любовником было в разы увлекательнее. В голове Каэроса Бурерождённого действительно был план на город и на судьбу некоторых Домов Деворела. Схожие мысли были в головах покойных лордов, которым не посчастливилось дожить до этого дня.
- Ваше горе настигло вас многим позже, - холодно отчеканила практик. – Борьба между Домами длится не первое десятилетие, и никто из лордов не счёл необходимым попросить помощи королевы в разрешении этого конфликта. Возможно, тогда бы озаботившийся получил покровительство Её Величества, а не реки крови и долины костей.
Каэрос едва ли озаботился, чтобы осведомить королеву о своих планах на город, но если мальчишка в силу неопытности мог прогадать со ставками, то взрослые лорды, умудрённые опытом и движимые алчностью, посчитали, что это помешает им в будущем заполучить самый лакомый кусок.
- В чём подозреваю? В глупости.
Ох, практики – тот редкий вид народа, которые позволяет себе говорить всё, что на языке, и не делает поблажек ни беднякам, ни королям. В допросной равны все преступники. Разница между ними лишь в длине языка и как быстро он заговорит.
- И в пособничестве лорду Каэросу, который после смерти деворельских лордов вознамерился стать единоправным правителем города. Для чего заручился поддержкой младшего дома иш’Синдэ в обмен на место в совете города. Старшие Дома Деворела мешали младшим выбраться из их тени и добиться нужных высот, а потому они поддержали первого лорда, который согласился поделиться с ними щедрым куском власти, если главенство отойдёт ему. Лорд Каэрос стягивал войска, чтобы силой подавить бунт в городе и захватить власть.
Сиаран следила за реакцией эльфийки и выдержала паузу, чтобы у аристократки было время подумать, принять и высказаться.

[nick]Сиаран[/nick][status]Тень Её Величества[/status][icon]http://sg.uploads.ru/RZ5gw.png[/icon]

Отредактировано Изувер (2019-03-19 15:12:08)

+1

11

— В чём подозреваю? В глупости.
Холодным презрением отозвалась душа Анариэль на слова практика, но девушка заставила себя сидеть спокойно. Всё же обучение в академии не прошло даром и выдержке Лихнис научили, пусть и проявлялась эта выдержка в весьма специфических ситуациях.
Анариэль ещё не знала, что слова практика, хотела та или нет, затронули девушку за живое. Практику было невдомёк, что война, которая велась в Девореле, не была их войной, это была война отцов. Дети не знали другой жизни, а если и знали, то редко у кого появлялись сомнения в правильности выбранного пути. Вражду они впитывали с молоком матери, их учили воевать, учили ненавидеть. Анариэль не знала, почему ни её отец, ни отец Аяны не пытались сосватать дочерей принцу. Возможно, они просто слишком сильно заигрались в свою собственную песочницу. Да мало ли что…
— И в пособничестве лорду Каэросу, который после смерти деворельских лордов вознамерился стать единоправным правителем города.
Лихнис старалась дышать ровно и спокойно. Она готова была сказать этой девице, сидящей напротив, что в стремлении Каэроса было больше рационального зерна, чем практик пытается выказать, поскольку женщины не имеют права наследовать место главы, если род теряет всех мужчин, но слова застряли в горле, когда Ри услышала следующее:
- …заручился поддержкой младшего дома иш’Синдэ в обмен на место в совете города.
В смысле, заручился поддержкой иш'Синдэ? Перед глазами тут же возник день, когда эта самодовольная эльфийка из младшего дома пришла предлагать им свою помощь, как самоуверена она была, как… как Анариэль выгнала её из дома, даже не подумав прислушаться к матери, потому что… Потому что какой угодно дом, но только не иш'Синдэ. Только не те, с кем связано столько… всего.
Лицо Ривераль, её труп на руках Анариэль. Попытки исцеления. Запах вечернего сада, Каэрос, мчащийся медведь. Жрица Алиллель и известие о помолвке. Корнелия, полька, портьеры и боль.
Каэрос не мог обратиться к этому дому. Особенно после разрыва помолвки. Он же разорвал ту помолвку, правда? Конечно, правда.
Мысли в голове перемешались, брови нахмурились, и Солнцеликая отвела взгляд.
«Наверное, они сами предложили ему помощь», - попытка оправдать.
Анариэль стало душно, и щёки слегка покраснели.
- Он бы получил её по закону, - тихо ответила девушка, всё ещё пытаясь переварить услышанное. – Женщина не может наследовать места Лорда. Если только...
Боги, почему, почему она об этом раньше не подумала?! Лихнис закрыла глаза и плотно сжала губы. Слова практика о том, что Ри глупа, полностью себя оправдали. Девушка была так поглощена мыслями о мести, а потом о Кае, что совершенно отмела мысль о том, будто сможет добиться наследования титула своего отца. Может… Может хотя бы Велена об этом подумала? Она наверняка смогла бы повести за собой эльфов. Пусть не пылкая Анариэль, пусть, не страшно, но…
«Алиллель…».
- Речь шла только о подавлении бунта. Остальное так или иначе решилось бы при участии Королевы.

Отредактировано Анариэль (2019-07-26 10:52:33)

+1

12

Сиаран заметила, как изменилось лицо Анариэль, когда она заговорила о союзе с младшим домом. Эмоции эльфийки подтверждали это. Анариэль не знала о союзе Бурерождённого с иш’Синдэ. Умно как для мальчишки, который хранил все подробности в секрете, преждевременно не раскрывая карт перед другими потенциальными союзниками. Каэрос как мог сыграть на глупости и влюблённости неопытной девчонки, так и действительно обезопасить её, заведомо зная, чем ему обернётся этот союз.
Практик узнала некоторые подробности, которые выставляли дом Анариэль в лучше – безопасном – свете, но что же касалось Бурерождённого, то ему везло значительно меньше. Вообще не везло, если точнее. Больше о вине Каэроса мог рассказать либо он сам, либо глава дома иш’Синдэ вместе с его дочерью – ведь именно она по какой-то причине решила рассказать о деяниях Каэроса. Хотела ли она так подставить Бурерождённого, зная, что её дом пострадает от гнева королевы в том числе, или же они как-то оправдывали своё участие в деворельской резне? Королева поручила ей всё выяснить. В том числе, кто из участников виновен, а кто лишь по глупости оказался вовлечён в события.
Сиаран могла точно сказать, что Анариэль – глупая девчонка, которая мало что понимает, но что насчёт её матери? Или старшего брата, чьё тело до сих пор не нашли?
- Что насчёт вашего старшего брата? Накилона, - эльфа внимательно смотрела на аристократку и, казалось, не мигала вовсе. Сиаран знала, что затрагивает больную тему, но и эту информацию она должна проверить до того, как доложит королеве, что девушка не виновна. – Ваш Дом не хоронил его. Вы не нашли его тела. Говорилось лишь о некоторых личных вещах Накилона, которые вынесло ниже по течению реки, в которую он упал, - это та версия, которой они придерживались, но было кое-что ещё. – В деревне, что расположилась у заводи реки, видели эльфа. С яркими рыжими волосами. Он пробыл там какое-то время и был тяжело болен. Позже эльф вместе с женщиной, приютившей его у себя, покинул деревню.
Анариэль могла не знать об этом, а могла участвовать в заговоре. Никто кроме самих Солнцеликих не искал эльфа. Другим Домам выгодна смерть наследника и в его отсутствие они списывали Дом со счётов.

[nick]Сиаран[/nick][status]Тень Её Величества[/status][icon]http://sg.uploads.ru/RZ5gw.png[/icon]

+1

13

Новый виток беседы, заставляет Анариэль резко поднять глаза на практика, жадно и сосредоточенно внимая информации. Но…
- Если это и был мой брат, мы не нашли его.
Анариэль может собой гордиться, её голос практически безэмоционален. Пламя колышется, но девушка не обращает на него внимания. Она мысленно вспоминает, где находится эта деревня, вспоминает безнадёжные поиски и то, как отец объявил Накилона мёртвым. Отрицание, вылившееся в спор и в ссору с Каруно, мелькает где-то на фоне, когда перед глазами эльфы, снаряжённые на поиск. Страстное желание молодой наследницы Дома быть среди этого поискового отряда и невозможность его реализации. Вещи, которые были найдены, отчёт офицера.
- Это всё, что мы нашли, милорд. Господина Накилона нигде не видели.
Но Практик говорит, что видели, видели ярко-рыжего парня в деревне. Неужели поисковый отряд не добрался до тех мест? Нет, сомневаться в своих эльфах нельзя. Видимо, это был другой… рыжий эльф.
- Накилон получил серьёзное ранение, к тому же упал с большой высоты. Шансов на выживание было слишком мало.
Говорит и сама не верит. Всё ещё не верит, не хочет верить. Эльфийка цепляется за эту тонкую ниточку, протянутую практиком, прекрасно зная, что она может оборваться в любой момент, но в душе уже появилась решимость: когда это всё закончится, Анариэль сама отправится в ту деревню. И если это был её брат…
- Но если он жив, это будет настоящим праздником для нашей семьи. Говорите, его видели у заводи?
Лихнис отчаянно пытается вспомнить, слышала ли она что-нибудь об этой деревне в отчётах, но память остаётся глуха.
И тут же появляется другой вопрос: если этот рыжий эльф действительно Накилон, почему он не вернулся домой?
Потому что это не Нак, - шепчет внутренний голос, но Анариэль не хочет его слушать.

+1

14

Сиаран не лгала. Рыжего раненного эльфа действительно видели в деревне. Практик предположила, что это преднамеренный заговор Солнцеликих, но по реакции Анариэль, которая и без магического пламени правды лгать не умела, понимала, что девчонка ничего не знает о старшем брате. Для неё Накилон мёртв, но надежда увидеть его живым всё ещё теплится в сердце эльфийки. Сиаран видела, как эмоции Анариэль меняются, как они, колеблясь, изменяют один цвет на другой. В них хватало в равной степени и отрицания, и надежды, но не было уверенного «да» или страха, что замысел их Дома раскроют. Дом Солнцеликих выиграл бы в сложившейся ситуации, поэтому Сиаран не делала поспешных выводов. Жена покойного главы Дома может знать намного больше о делах супруга, чем его дочь. Анариэль могли защитить от планов на Накилона или же Солнцеликие действительно так паршиво искали наследника своего Дома. Рыжего эльфа и его спасительницу искали, но их следы уходили в море.
Женщина заметила, как Анариэль хватается за информацию, как надежда подталкивает её проверить информацию практика. Она так хотела найти своего брата, что забыла, где находится. Сиаран напомнила, когда двери в допросную открылись, и в неё вошли эльфы.
- Сопроводите госпожу Их’Дрим в её комнату, - эльфийка проигнорировала вопрос.
После известия о вероятном спасении Накилона навряд ли Анариэль рассматривала завершение допроса как добрый знак. Одно из её желаний – поскорее покинуть эту комнату и больше в неё не возвращаться – свершилось. Но теперь она потеряла возможность узнать хоть что-то о действиях практиков в Девореле и правда ли то, о чём говорила Сиаран. Действительно ли Накилон жив, а не мёртв, в чём их убедил офицер Дома Солнцеликих.
[nick]Сиаран[/nick][status]Тень Её Величества[/status][icon]http://sg.uploads.ru/RZ5gw.png[/icon]

+1

15

Когда она входила в эту комнату, то надеялась выйти отсюда поскорее, но теперь, когда практик проговорилась о том, что могло помочь в поисках Нака (- Он жив! – Это всё глупости. – А я говорю, что жив!), Анариэль надеялась, что этот разговор будет дольше, что она сможет узнать что-то ещё. Может быть, они выяснили, куда направился тот рыжий эльф? У практиков ведь больше ресурсов, возможно, они в принципе лучше подкованы в вопросах поиска. Да точно, ведь это часть их работы! Эльфам дома Солнцеликих редко приходилось кого-то выслеживать, и всё же…
Лихнис не поняла, что сделала практик, но двери отворились и вошли стражи. Девушка повернулась в их сторону и в это время прозвучали слова:
— Сопроводите госпожу Их’Дрим в её комнату.
Нет! Анариэль резко перевела взгляд на женщину, к которой в самом начале питала страх вперемешку с презрением и – если только капельку – ненавистью. Во взгляде Солнцеликой не было больше ничего из прошлых эмоций. Маска упала и перед Сиаран оказалась просто девочка, которая страстно желала найти самого родного ей человека. Несмотря на свой возраст, Анариэль оставалась ребёнком. Взрослеющим, взрослеющим стремительно, но всё же ребёнком. Опека родных давала о себе знать. И сейчас в глазах этого ребёнка был немой вопрос: «почему? Почему так рано?» и «скажите, где мне искать этого рыжего эльфа! Скажите, где мне искать МОЕГО БРАТА!». Но Сиаран оставалась холодной и непроницаемой. И в ту бесконечно короткую секунду, что эльфы делали шаг в её сторону, Анариэль поняла, что это действительно всё. Больше никаких подсказок. Больше никаких вопросов. Что бы ни пыталась узнать эта эльфийка, она узнала всё, что ей было интересно. Ни слова больше.
Хотелось воспротивиться. Но благоразумие взяло верх, и Анариэль молча поднялась со своего стула. В последний раз посмотрев на практика горящими глазами, Солнцеликая машинально оправила юбку вышла из допросной комнаты.
Ладно, пусть так. Анариэль есть над чем подумать.

- Конец -

Отредактировано Анариэль (2019-07-26 22:08:51)

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [04.06.1082] Нескончаемая война