Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [24.05.1082] Плач Полуденницы


[24.05.1082] Плач Полуденницы

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

- Локация
Остебен, г. Вильсбург, столица
- Действующие лица
Алиас, ГМ (Шериан)
- Описание
связанные эпизоды[17-24.05.1082] Чтобы зомби жил, чтобы зомби не тужил!
В столице не стихают волнения. Народ продолжает гоняться за ведьмами и обвинять тёмных магов и вампиров в своих бедах. Из Зенвула приходят первые тревожные вести - корни склеры, проросшие под городом, оживают. Маги не могут сдерживать события в тайне и лишь гадают, что произошло в городе-призраке. Известно одно - тварь вполне жива и не желает умирать.

+2

2

Умелые змееусты, настраивающие народ столицы против короля и столетних устоев, наблюдали за исходом своих трудов со стороны. Волнения народа доходили слухами до дворца о недовольстве людей, которые не желали кормить вампиров и считали, что в неспокойные времена, когда их родные и близкие мрут от заразы или в гниющих руках нежити, они должны освободиться от двух паразитов сразу. Молва о помолвке принца Сейлана с принцессой вампиров не дошла до народа, но стала открытием для Триумвирата.
- Неслыханно! – верховный жрец не одобрял решение короля и не понимал, зачем королевская семья согласилась на такой брак. Нелепый брак! Верховный жрец Моргор настаивал на расторжении помолвки, чтобы не провоцировать обозлённый народ на греховные поступки, но решение короля не изменилось. Новость держали в тайне, пока волнения не стихнут и не появятся первые новости от группы инквизиторов. Может, и королевства не станет через день или два?..
Недовольный мужчина удалялся из тронного зала в сопровождении двух помощников, лишённых удовольствия услышать причину аудиенции с королём. Они учтиво поклонились жрецу и последовали за ним двумя молчаливыми братьями. Верховный жрец Триумвирата выглядел недовольным, но больше напоминал ворчливого отца, который не ожидал пакости от родного сына и за то его осуждал, чем на человека, который действительно искал повод свергнуть короля.
Жрец Декша, толкавший народ на самосуд, разговорился в допросной канцелярии, но кроме одного имени не сказал ничего путного. Проверка второго жреца тоже не принесла ничего путного – второй жрец придерживался такого же мнения, но факт покровительства Верховного жреца отрицал, и утверждал, что действовал по собственному разумению. Король не стал ворошить осиное гнездо и проверять всех жрецов Триумвирата – вмешательство без весомых доказательств не простили бы даже королю, а силён тот, в чьих руках вера, а не монаршая корона.
Всех известных тёмных магов охраняли. Некоторые бежали из города, спасаясь, другие – нашли в этом повод заработать. Столица, как бы ни отрицал народ, нуждалась в тёмных магах. Они лучше управлялись с нежитью и проводили обряды упокоения для взбунтовавшихся душ. В последнее время мертвецы не тревожили столицу, не перерождались больные, которых по-прежнему держали взаперти, но что-то странное происходило с людьми, почившими естественной смертью. Вдова пекаря, чей отец умер от старости тихо и мирно во сне, рассказывала, что ночью к ней пришёл призрак и попросил освободить его. Россказни вдовы списали на тяжесть печали, что легла на её плечи с двумя потерями за год, но похожую историю рассказали на другой улице, а потом ещё раз.
Его Величество король вместе с королевой и кронпринцем уже давно не покидали стены дворца. Все мероприятия, запланированные в мирное время, отложили до лучших времён. Последние погребальные костры отгорели, город очистили от заразы, но люд не успокоился. Всё ещё ходила молва о тёмных магах, которые виновны в бедах людей, и о вампирах, чей визит принесёт им новые беды, но беды пришли раньше.
Корни склеры, окружившие город, держали втайне от народа, чтобы не поднимать лишние волнения. Маги наблюдали за ними днём и ночью, но долгое время корни не менялись и не подавали признаков жизни. Магия всё так же пульсировала в них, пробивалась сила и тёмная магия в мир, которая отравляла почву. Маги дворца видели, как молодая трава у корня сохнет и отмирает, а плодородная земля теряет свойства и обращается в бесполезный мёртвый грунт. Даже с дерева, растущего возле стены, начали опадать молодые листья, скручивая в трубки, будто с наступлением весны и одолевающей их болезнью. Придворные маги очищали почву и старались сдержать заразу, пока умы столицы думали, как извлечь корни из земли и уничтожить.
С приближением закатного времени корни склеры внутри будто бы запульсировали магией. Она налилась в них докрасна, и тёмная магия хлынула на магов с такой силой, что им стало не по себе.
- Проклятущая зараза, - рыкнул Альберт, отступая от корня. Сейчас была его очередь следить за корнем внутри дворцовых стен. Он по-прежнему испытывал жгучее желание выжечь заразу огнём, но сдерживался, помня завет Верховного – не трогать склеру, пока на то не будет крайней необходимости. – Передай Верховному, что зараза проснулась. Что там с нашим королём? Дворцовый лекарь ещё не побежал в его покои?
Мальчишка-ученик прытью побежал докладывать. В последнее время он так часто бегал по поручениям старших, что уже не чувствовал себя магом во дворце, а скорее глашатаем и личным гонцом.
Состояние склеры менялось быстро. Из пульсирующего ростка, пугающего стонами и криками, которые зарождались где-то глубоко внутри, оно превратилось в существо из плоти и древа, которое желало спастись, но в своём страхе и нежелании умирать, оно приносило вред всему живому, до чего дотягивалось.
Альберт успел вовремя отпрыгнуть и рефлекторно достать кинжал, когда корень склеры вдруг поднялся из земли, ударил по ней толстым хлыстом, разбрасывая клочки земли и травы, а потом ударился в защитную стену, окружившую дворец. Со стороны улицы послышались крики – кричала женщина, орали стражники и прохожие, которые видели, как что-то поднимается из земли – бугор, будто нарывающая рана, чтобы лопнуть, разорвав камень мостовой, и вырваться белым змеем на поверхность.
Все корни склеры пришли в движение – они пробивали себе путь на поверхность, ломали любую преграду на своём пути, переворачивали повозки, мирно ехавшие по дороге, опрокидывали людей, и эхом сокрушительных волн отдавались на стенах зданий и внешних стенах.

+2

3

Для Алиаса день был вполне обыденным: привычные заботы, неотложные дела, служба и думы о своей семье, которая отправилась в Берсель. Только под вечер он почувствовал, что обстановка в городе как-то кардинально поменялась. На первый взгляд всё было как обычно, но в то же время светлый маг ощущал окружающее его пространство как-то по-другому. Может в том была виновата погода или то, что до сих пор пока не случалось ничего выходящего из ряда вон, но Алиас точно мог сказать, что его что-то навязчиво беспокоит.
- Может корень опять шалит? - маг как-то попытался объяснить своё беспокойство, предположив наиболее вероятного виновника. В прошлый раз, когда они только-только обнаружили корень, от его воздействия тоже было не по себе, а уж видения и подавно не приносили радужных мыслей.
Он спустился на первый этаж дворца и направился в сторону выхода, дабы хоть как-то подтвердить свои подозрения. Насколько Ал помнил, то сейчас очередь дежурить рядом с не очень приятным магическим предметом почётно принадлежала Альберту, так что как раз можно было спросить у него напрямую по поводу его личных ощущений, хотя они скорее всего не менялись с самого начала. Маг уже было собирался выйти во двор и окликнуть товарища, как вдруг голова неожиданно закружилась, а в глазах резко помутнело. Мужчина от неожиданности чуть не упал на ровном месте, но вовремя успел опереться об одну из каменных стен и потихоньку опустился на пол. Голова продолжала напоминать о себе пульсирующей болью, однако в глазах начало проясняться, и Алиас лишь заметил силуэт одного из учеников, пробегающего мимо него, а после...
Вдруг откуда-то снаружи послышался глухой удар, а после него что-то гулко затрещало на фоне отдалённых вскриков людей. Ал уже смог немного оправиться от временного помутнения в голове, хотя она гудела, будто вчера маг не пропустил мимо себя ни одного кабака в городе. Опираясь о стену, ему удалось как-то худо-бедно подняться и добрести до выхода, однако то, что он там увидел ему кардинально не понравилось, но зато в голове всё быстро прояснилось.
Корень склеры отчаянно бился у подножия дворцовой стены, будто змея, прижатая тяжёлым камнем, но не издохшая от подобного веса. Недалеко от бившегося обо всё, что попадалось под удар, корня стоял Альберт с кинжалом на изготовку и похоже просто не понимал, что ему делать с чем-то подобным. Ал тоже поначалу не мог поверить в реальность происходящего, однако быстро сориентировался и со всей возможной скоростью направился к товарищу. Его путь вроде бы через свободный двор оказался несколько непрямым, но худо-бедно маг достиг Альберта и положил ему руку на плечо, тем самым обращая на себя внимание, да и просто для равновесия.
- Что случилось? - маг почти кричал вблизи от товарища, будто они стояли посреди шторма, - неужели ты думаешь, что кинжал тут поможет? - снова почти крик, в голове Алиаса бушевала совсем иная буря, вызванная пробуждением склеры, так что всё для него сейчас казалось слишком тихим и отдалённым на фоне этого шквала тёмной магической энергии.
Корень в очередной раз как-то по-залихватски изогнулся и хлестанул о землю, а мага будто кто в под дых ударил и он медленно осел на землю, держась руками за голову.

Отредактировано Алиас (2019-02-07 21:36:16)

+1

4

- Не ори мне на ухо! – Альберт ответил криком на крик, испытывая раздражение.
Проклятущая склера раздражала его и пугала. Он не имел ни малейшего понятия, что со всем этим делать, и понимал, что дальше – будет хуже. Они не избавились от склеры до того, как она решила разгромить здесь всё и отравить, а теперь спешно искали, как от неё избавиться с наименьшими потерями. Время, что у них было на раздумья, испарилось. Оставалось только гадать, что же произошло в Зенвуле и по какой причине склера вновь пришла в движение. Она выглядела вполне себе живой, насколько это возможно для куска зачарованной коряги, и злой.
- Кажется, в Зенвуле разворошили осиное гнездо, - предположил Хъюго, наблюдая за извивающимся корнем.
Кинжал ничем не мог помочь против склеры. Меч – ещё куда ни шло, но главным оружие Альберта всегда была магия. Огонь, который он из-за приказа Верховного мага не мог использовать. Придворному магу казалось, что это хорошая идея. Нежить горела и умирала в пламени, а чем это дерево отличается от нежити? Такая же мерзкая пакость, которая должна хорошо гореть.
Хъюго же терялся и пытался отдать часть магии на сдерживание тёмной энергии и очистить не землю, а сам корень. Он почувствовал, как силы стремительно покидают его. Привычное заклинание отнимало у него намного больше энергии, чем он рассчитывал. Так уже было, когда он пытался очистить колодец после заражённого мертвеца, но в какой-то момент что-то изменилось в поведении корня. Он перестал биться с такой силой, будто прислушивался и, как змея поддаётся музыке флейтиста зачарователя змей, притихла.
Паника за пределами дворца продолжалась. Люди, которых не предупредили о странной угрозе, не понимали, что происходит. Магические корни появлялись из-под земли и несли разрушения. Народ своими силами пытался обрубить корни – никто не соблюдал завет верховного дворцового мага. Даже жрец из ближайшего храма вышел на улицу, чтобы успокоить народ, и столкнулся со склерой, бушующей на улице. Корни наносили минимальный ущерб. Хилые дома, которые давно нуждались в ремонте, не выдерживали ударов и осыпались камнями, дорога разрушалась под давлением корней, взрывающих землю, будто орда кротов, сминались лавки с товаром и ящики, оставленные хозяевами, чтобы до наступления темноты отнести всё добро в кладовые.
Маги, приставленные охранять корни склеры за пределами дворца, тоже не понимали, что им делать.
Верховный маг, едва получив весть о происшествии, ринулся во двор, надеясь, что корень бушует в агонии и его действия – это предвестник смерти, а значит – добрый знак для них всех, что отряд инквизиции всё же добрался до Зенвула и расправится с заразой, а до того времени – им нужно продержаться и сделать разрушения минимальными.
Дезмонд вскинул посох, наложил укрепляющие чары на дворцовую стену на случай, если корень окажется намного сильнее и крепче, чтобы сломить стену дворца и сложить её пополам как карточный домик. Он не сразу заметил, что корень, вопреки шуму, который нарастал за пределами дворцами, ведёт себя спокойнее, чем те корни, что находились за пределами дворца.
- Огнём. Спалим его огнём и Фойрр с ним! – рявкнул Альберт. – Пока он кого-то не убил!
Верховный маг боялся принимать поспешное решение и всё ещё надеялся, что всё обойдётся.
- Пусть стража уводит людей с улицы, подальше от корней. Укрепите стены, чтобы корни не разрушили дома и не погребли народ под завалами. Живее!

[nick]Дезмонд Арханский[/nick][status]Придворный маг и алхимик[/status][icon]https://i.imgur.com/LJrO7XZ.png[/icon]

+1

5

Гул в голове у Алиаса с каждой секундой становился нарочито громче, и со временем маг вообще перестал хоть как-то реагировать на происходящее вокруг, так и оставшись сидеть на коленях и зажав руками голову в бессмысленной попытке заглушить магический рёв склеры. Его чувствительность к магии сыграла с ним злую шутку. Своими регулярными путешествиями по диким краям и частыми восполнениями своего магического резерва за счёт природы он сделал себя слишком открытым для посторонней магии, особенно той, которая сейчас переполняла исковерканное подобие природы.
Спустя время к невыносимому рёву добавилась уже знакома головная боль, заставившая мужчину как можно крепче стиснуть зубы и ещё сильнее сомкнуть веки. И вот где-то посередине происходящего Алиас начал поддаваться магическому шторму тёмной энергии. Окружающее его пространство будто в одно мгновение стало почти осязаемо плотным, а после взорвалось кучей разнообразных воздушных потоков, которые то усиливались, то слабели, делая это в такт судорогам корня. В конце концов в радиусе десяти метров вокруг мага всё превратилась в какую-то аномальную зону, в которой бесконтрольно буйствовал ветер, бесцеремонно выдувая оттуда всех, кому не посчастливилось там оказаться. Спустя пару мгновений в случайных точках аномального пространства вверх начали бить несколько гейзеров, попутно щедро оросив всё попавшее под раздачу своими брызгами, вдобавок разнесёнными ветром. Столпы бьющей вверх воды тоже казались какими-то больными или даже припадочными, будто каждый из них дрожал в какой-то своей манере, время от времени стихийно меняя высоту. Следующим непонятным явлением стало полное оледенение бьющих вверх потоков, которые неравномерно застывали прямо в воздухе, создав тем самым довольно причудливые, но вместе с этим пугающие ледяные скульптуры высотой с человеческий рост.
Алиас совершенно не отдавал отчёт своим действиям, так и оставшись сидеть посреди всего этого хаоса, сотворённого его неконтролируемой магией...

Резкая вспышка.
Уже знакомый город с покосившимися и полуразрушенными домами. Пустота. Холод. Вспышка.
Вот он стоит на главной площади, а перед ним раскинуло свои багряные ветви уже знакомое дерево. Вспышка.
Оно готовится к чему-то и отчего-то уверено, что победит. Вспышка.
Он чувствует поблизости других людей, которые пришли сюда на свидание к своей погибели. Вспышка.
Они подошли так близко, что можно почувствовать их запах, они ничего не подозревают. Кровь.
Первая кровь пролилась здесь, возбуждая лишь ещё больше его голод. Пасть раскрылась, позволяя почувствовать всем живым вонь тысяч мертвецов, исходящую от неё. Корни поменьше вцепились в окровавленные куски мяса и потянули их за собой, дабы насытить бездонную пасть. Вспышка.
Огонь. Огонь везде, всё горит, включая и само дерево. Ему неимоверно больно, и оно всеми силами пытается затушить огонь, но вместо этого он лишь ещё больше занимается на его корнях. Внутри вдруг неожиданно стало очень горячо. Дерево стало ещё судорожней бить своими отростками, дабы покарать обидчиков, но оно уже не видит, где те находятся. Земля тем временем трескается, но в эти трещины также незамедлительно проникает жар, который пожирает дерево изнутри. Огненная буря неожиданно обрушилась на крону дерева, в одно мгновение пожрав его кроваво-алую листву. Вспышка.
Несвязный рёв тысяч мертвецов прорезает окружающее пространство, заставляя живых пожалеть об их опрометчивом поступке. Древо продолжает лишь ещё сильнее биться в конвульсиях, пытаясь сбросить пламя, но это никак у него не удаётся. Ещё один рёв, заряженный бурей тёмной энергии, прокатился по окружающему пространству...
Тишина.

Корень безвольно лежал у подножия стены, не подавая никаких признаков жизни. Вместе с корнем утихла и буря вокруг Алиаса, оставив после себя лишь несколько рваных ледяных истуканов. Сам маг пару мгновений продолжал сидеть в той же позе, а после обмяк и упал на землю. Из ушей и носа мужчины текла кровь...

Отредактировано Алиас (2019-02-11 23:09:08)

+1

6

Придворные маги, охранявшие корень под стеной дворца, никак не ожидали, что один из их товарищей, словно безумный, начнёт усиливать хаос и панику, внося новые разрушения. Изначально они подумали, что то вина корня, который каким-то образом начал влиять на умы здоровых людей и подчинять их своей воле, а потому Алиас начал использовать разрушительную магию, плюя на здравый смысл. Эту мысль отмели сразу, как только поняли, что магия, хоть и вырывается без контроля мага, скорее следствие влияния тёмной энергии, чем попытки склеры каким-то образом начать контролировать магов. В прошлом уже было так, что придворного мага природы мучило от влияния проклятого корня, и в то время, когда склера набирала силу, влияние её усилилось – это почувствовали все, кто находился рядом с корнем.
Дезмонд защитил других магов от разрушений, которые чинил сам Алиас, и продумывал, как быстро оградить придворного мага от остальных и устранить хотя бы одну проблему из всех. Корень важнее состояния вверенных ему магов, но всё закончилось, когда силы покинули придворного мага и он вновь потерял сознание. Во второй раз Алиас Марсел пропускал всё самое интересное и… смертоносное.
За пределами дворца нарастала паника. Маги пытались всеми силами сдержать разрушения и избавиться от корней. Некоторые, пренебрегая заветом Дезмонда, использовали магию огня и жгли корни, отчего они ещё больше бились, ревели и давили на всех магов, без исключения. Корень, на который влиял Хъюго, недолго пробыл в одном состоянии – ровно до того момента, пока у придворного мага хватало сил, но после их не стало.
Корни резко перестали дёргаться, замерли в разном положении, то спрятавшись под землёй и покинув черту города, то торча из земли темнеющими и сохнущими корягами, лишёнными магии. После разрушений, которые склера учинила в городе, маги всё детально проверили, но не нашли в корнях ни следа магической энергии и жизни. Мертвы. Дезмонд предположил, что инквизиторам удалось избавиться от заразы, а всё, что они видели, - это агония умирающего дерева. И всё же в лазарете прибавилось придворных магов. Алиас, которые потерял сознание ещё до того, как всё завершилось. Хъюго лежал на соседней койке без сознания и не приходил в себя. Альберт оставался рядом с друзьями и наблюдал за ними, ожидая, что кто-то всё же придёт в себя. На других койках оставались маги, которые пострадали во время разрушений – кому-то прилетело осколком, кто-то не рассчитал силы и получил удар от корня, но все были живы. Вопреки ожиданиям верховного мага, в столице были пострадавшие, но не было мертвецов. Даже все заражённые розой не обратились во время хаоса.
- Очнулся? – спросил Альберт, нависая над Алиасом, когда заметил движение век. – Добавил ты нам работы, - беззлобно хмыкнул пиромант. На самом деле он был рад, что один из его товарищей пришёл в себя и по прогнозам дворцового целителя восстановится и вернёт себе все силы, включая магические. Просто выражать свои эмоции он не умел и чаще принимал их за проявление слабости. – Много наших пострадало, но все живые, - он посмотрел на других магов, возле которых крутились помощницы целителя, обрабатывая им полученные раны. – Склера подохла. Верховный с группой магов сейчас достают корни.
Он помолчал, подбирая слова, потому что не хотел возвращаться к моменту, когда корень под стеной начал умирать. Ему до сих пор было не по себе.
- Ты когда в обморок грохнулся… Этот корень… От него что-то отделилось. Что-то белое и бесформенное. Хъюго его уничтожил. Дезмонд говорит, что он использовал магию очищения, - пиромант посмотрел на друга. Следы крови уже смыли с мага, и сейчас он выглядел обессиленным, бледным и спящим. – Это выжгло его магию.

+1

7

Вязкое и тягучее безвременье, в котором очутился Марсел, неспешно переливалось перед его мысленным взором. Маг не понимал как он здесь оказался и что произошло тогда во дворце. Единственное, что чётко отразилось в его памяти - это невыносимая жгучая боль, словно невидимое раскалённое клеймо, поставленное на его разум. Этот след тёмной магии останется с ним навсегда и при каждом удобном случае будет напоминать о себе очередным приступом боли, однако... Сейчас отголоски этих неприятных ощущений казались такими далёкими и неразборчивыми, что Алиас почти о них забыл. Всё вокруг казалось таким тихим и безмятежным, лишённым мирских и магических треволнений, и, будто целебный бальзам, обволакивало разум пострадавшего. Маг не понимал, что происходит, да и не хотел понимать, всё что он сейчас мог, так это полностью поддаться неспешному течению безвременья. Спустя какое-то время окружающая его однородная переливающаяся масса начала принимать знакомые очертания и своим видом стала напоминать небольшую лесную опушку. Небольшое свободное лесное пространство с цветущими, душистыми травами находилось недалеко от его собственного дома в предместьях столицы. Это было то самое место, куда они очень часто ходили отдохнуть с женой и дочкой, устраивали там небольшие перекусы на свежем воздухе и просто наслаждались погожим деньком. Алиас лежал на своём привычном месте в траве под небольшим молодым дубом и смотрел на безбрежную синеву небосвода с проплывающими по нему облаками. Солнце своими лучами пробивалось сквозь листву молодого деревца и тёплыми прикосновениями щекотало лицо мага, заставляя его слегка по-кошачьи жмуриться. Спустя какое-то время мужчине надоело играть с солнечными зайчиками, и он умиротворённо прикрыл глаза...
— Очнулся? - голос раздался откуда-то издалека, но казался очень знакомым. Первое время Ал не понимал, кто его спрашивал, но спустя мгновение бренная плоть напомнила о себе гулкой болью в голове, и мужчина измученно вздохнул. Постепенно ощущения от происходящего стали возвращаться к нему, заставляя окружающий мир становиться всё более ярким. Глаза мага нехотя приоткрылись, и он увидел, нависающего над собой Альберта. Марсел пока не стал ничего отвечать своему товарищу и просто старался окончательно отойти от своего глубокого сна, непонятливо моргая глазами и попутно вслушиваясь в речь огневика.
- Ты... - голос прозвучал слегка непривычно, будто Ал год ни с кем не разговаривал, - такой же сухой, как и дрова для камина, слезь с меня, - теперь голос звучал куда более уверенно, а на бледном лице мага появилась небольшая ухмылка.
Поведение товарища всегда было небольшой загадкой для Марсела. Как огневик, Альберт должен был бы более открыто выражать свои эмоции, однако его товарищ в любой ситуации предпочитал быть бесчувственным сухарём. Учитывая, как раскалывалась его голова и что вообще происходило за последнее время, проявленных эмоций должно было быть слегка побольше, чем ничего.
- Довольно странно, что мы так легко отделались, - Алиас приподнялся на локтях, чтобы принять хотя бы какое-то вертикальное положение, - а вот инквизиторам наверное сильно досталось, - маг немного болезненно потёр лоб и посмотрел на Альберта, - склера опять показала мне видение, хотя в этот раз всё было слишком уж болезненно. Что тогда вообще случилось и что значит "добавил работы"?

+1

8

- Шутишь, значит, жить будешь, - хмыкнул Альберт, присаживаясь на соседнюю койку.
На самом деле он радовался, что товарищ пришёл в себя и, несмотря на потрёпанный вид, выглядел живчиком. Огневик позвал к ним помощницу дворцового лекаря, чтобы тот проверил состояние придворного мага. Работу у него хватало, но о таких вещах принято докладывать сразу. Вдруг Алиасу снова станет плохо? Где-то на его теле проросла Роза или он лишился магического дара, как это произошло с Хъюго?
- Ты свихнулся, когда корни начали двигаться и крушить всё вокруг. Магией разбрасывался. Ты не контролировал себя. Мы не знали, что делать с тобой. Уже подумали, что тобой корень управляет и пытается нас убить, а потом ты грохнулся в обморок. В лучшей традиции Алиаса Марсела, - Альберт усмехнулся, но веселья от ситуации он не ощущал. – Хъюго пытался очистить корень от тёмной магии. Сказал, что почувствовал в нём неупокоенные души мертвецов. Зря он без обряда… - огневик помолчал, опустив взгляд. Некоторые ритуалы невозможно выполнить в одиночку, что в очередной раз доказал Хъюго, когда взвалил на себя больше, чем мог себе позволить. – Он очистил тот корень, но потратил все силы и из тела черпнул, - маг посмотрел на товарища. Хъюго так и не пришёл в себя, сколько бы Альберт не смотрел на него в немой надежде на пробуждение товарища. – Корни по городу беспорядок устроили, народ напугали, но никто не умер. Даже мертвецы не восстали. Я думал, что и они доставят хлопот, но проблемой были корни. Потом они сами подохли. Выгорели изнутри и обратились в прах. Народ перепугали в столице, наших потрепали – да многим досталось, что уж.
Что ещё он мог рассказать? Оценить работу инквизиторов?
- Не знаю, что там случилось в Зенвуле, но вестей так и не было. Корни бушевать перестали, но никто из инквизиторов не вернулся.
Альберт предполагал, что они либо пожертвовали собой и все погибли, возможно, уничтожив проклятое дерево, либо не имели сил или ресурсов, чтобы вернуться в столицу тем же днём.
- Пока из Зенвула не придёт весть, рано делать выводы. Может, ещё аукнется нам это сожжение корней.
Взгляд Альберта так и падал на бледного Хъюго.
- А тебе что снилось? Опять дерево?

Отредактировано Изувер (2019-02-18 19:41:36)

+1

9

- Я как всегда в своём репертуаре, - маг улыбнулся своему товарищу и наконец-то принял сидячее положение, - похоже склера влияет на меня не самым лучшим образом.
Алиас взглянул на Хьюго, который лежал на соседней койке в бессознательном состоянии. У него самого от тесного общения с корнем были не самые приятные ощущения, а этот полез усмирять склеру в одиночку и к тому же отхватил в ответ по полной.
- Надеюсь он поправится, - Ал с грустью во взгляде посмотрел на Хьюго, - в конце концов мы все ещё живы, а значит призрачная надежда на светлое будущее стала не такой уж и призрачной, а там дальше всё образуется.
Маг слегка поразмялся, сидя в постели, и осмотрел окружающее пространство, будто в первый раз лежал в лазарете. Больных тут конечно заметно прибавилось, однако все были худо-бедно живы. Им сильно повезло, что удалось избежать жертв при таком неимоверном масштабе угрозы. И сейчас страшно даже представить, что бы сталось с городом, если бы склера и в самом деле захотела сравнять его с землёй, а не беспорядочно билась в предсмертной агонии... От нехороших мыслей его отвлекла подоспевшая помощница лекаря, которая заставила мужчину выполнить несколько незамысловатых действий, нужных для проверки его здоровья, а после довольно и одобрительно хмыкнула нынешнему состоянию пациента. Алиасу посоветовали на какое-то время воздержаться от использования магии, а также назначили постельный режим до полного восстановления, так и не поведав сколько это самое "восстановление" будет длиться.
- Не смотря на жуткие головные боли, я похоже отделался легче, чем все остальные, - Марсел обратился к Альберту, смотря в удаляющуюся спину протеже лекаря, и перевёл уже куда более серьёзный взгляд на товарища, - видение, которое мне показала склера... Я не знаю насколько оно соответствует действительности, - маг слегка замялся, - но в нём я смог взглянуть на мир её глазами, ну или чем она там смотрит. В нём инквизиторы добрались до Зенвула прямо к самому дереву и в неравном бою смогли поджечь его, однако не без потерь, - Ал не без грусти заглянул в глаза собеседника, - пламя разгорелось настолько сильно, что склера вряд ли смогла бы его потушить, так что им возможно удалось её уничтожить, - последняя фраза была произнесена максимально неуверенно, - боюсь на этом моё видение прерывается, и я не знаю, что дальше там произошло и остался ли хоть кто-то из инквизиторов в живых...

+1

10

Видения Алиаса могли бы счесть за игру воображения или стремление выдать желаемое за действительное, но это уже не в первый раз, когда склера каким-то образом влияет на природного мага. Совпадения казались уже не такими странными и нелогичными, как поначалу. Возможно, Алиасу действительно удалось заглянуть в события Зенвула и сделать выводы, основываясь увиденном. Никто наверняка не знал, чего ждать от склеры, отряда инквизиторов, от которого по-прежнему не было никаких вестей, и от мертвецов.
- Держать в тайне уже не выйдет, - горько усмехнулся Альберт.
Народ столицы не знал всего, но, чтобы уменьшить волнение народа, королю или кронпринцу с королевой придётся объяснить, что произошло в столице и как к этому относиться в будущем. Размытые речи монархов с обещанием лучшего будущего и уверенность в следующем дне явно не хватит, чтобы избежать катастрофы внутри стен Вильсбурга. А что он мог сказать, когда им ничего неизвестно? Все пребывали в мерзком неведении, строили предположения и основывались на догадках.
- Теперь у Триумвирата ещё один повод выступить против Огненного Братства и некромантов, - хмыкнул пиромант.
После первой показательной демонстрации силы и решимости народа отвечать агрессией на агрессию, не отличая, кто прав, а кто виноват, Альберт ожидал, что вскоре вспыхнут новые движения против короны. Таким людям не нужно ждать правдивых сведений из Зенвула – они придумают свою версию и попадут её на золотом блюдце.
- Корни выгорели. Твой сон похож на правду, - мужчина повёл плечом, поскрёб грязную шею со слоем от налипшей пыли. Он не привёл себя в порядок после нападения склеры, потому что не отходил от товарищей. Боялся, что кто-то погибнет. – Расскажешь потом Верховному, если он сам не явится.
Альберт понятия не имел, чем занят старый маг. Скорей всего, изучал выгоревшие корни и тщательно проверял защитную стену дворца, чтобы не пролез ещё какой-то корень. Они также проверили все колодцы, очистили воду на всякий случай, чтобы избежать беды, проверили родовой склеп, чтобы все члены династии спали под могильными плитами и не расхаживали по дворцу. После инцидента с сыном садовника всю прислугу во дворце проверили и других заражённых розой выслали из дворца, заплатив щедрое жалование.
- Подождём день-другой, может, кто-то из них объявится, если среди них остался мистик, чтобы создать портал, а если нет… Фойрр знает, есть ли смысл засылать другой отряд, чтобы проверить, что там за фойрровщина творилась.
Как и пророчил Альберт в лазарет вошёл придворный маг. Дезмонд выглядел задумчивым и уставшим. Работа при дворце в последнее время отнимала много сил. Он справился о здоровье придворных магов, переговорил с лекарем, после чего тот показал ему личные записи и указал на койку Хъюго. Придворный маг прошёл мимо учеников и магов ниже рангом, которые пытались при виде старшего подобраться, и остановился у койки Хъюго. Не замечая других, мужчина нащупал пульс на шее мага, коснулся его виска и тихо вздохнул. Седые брови над глазами сошлись на переносице.
Мужчина собрался уйти, когда заметил Алиаса и Альберта.
- А ты что здесь прохлаждаешься, когда остальные работают? – рявкнул маг на мистика.
Альберт быстро соскочил с койки, выровнялся.
- Марш проверять дворец, и чтобы я больше не видел, как ты отлыниваешь, иначе выгоню взашей!
Пиромант, несмотря на свой характер, перечить магу не стал. Он быстро направился к выходу, в последний раз бросил взгляд на Хъюго и поспешил уйти, пока его не настигла кара наставника в виде миниатюрной молнии прямо под зад.
Дезмонд хмуро посмотрел на природника.
- Ну? – натужно выдавил маг, словно ждал, что Алиас тут же начнёт выкладывать, что случилось, или собьётся в заикания во время извинений. – Объяснишь своё знатное представление?
Верховный намекал на сон или видение – что-нибудь, что могло бы больше рассказать о событиях этого дня. Он внимательно выслушал рассказ мага, не позволив себе сесть на пустую постель, несмотря на то, что спина и ноги безбожно ныли и просили отдыха. Он беспокоился за каждого вверенного ему мага и винил себя в том, что не успел вовремя разобраться с проблемой, а теперь один из его учеников лишился самого ценного, что было у мага – дара.
- Узнаем, насколько право твоё видение, когда инквизиторы вернутся. Если… они вернутся, - Дезмонд посмотрел в окно, словно ждал, что вот-вот в центре города откроется магический портал и из него выйдут спасители, которых так презирает Триумвират. – Я уже начал думать, что ты грохаешься, когда выгодно увильнуть от работы, - ворчливо заметил придворный маг. – Вы трое – особенно остро реагируете на проявление этой тёмной магии.
Дезмонд не имел талантов ни к природе, ни к магии очищения, ни к стихие огня. Сейчас он жалел, что не ступил на путь одной из этих школ, иначе бы мог точнее определить, что происходит с его магами. Сейчас он мог полагаться на личные наблюдения и рассказы подопечных.
[nick]Дезмонд Арханский[/nick][status]Придворный маг и алхимик[/status][icon]https://i.imgur.com/LJrO7XZ.png[/icon]

+2

11

Дезмонд на удивление спокойно выслушал рассказ Алиаса до конца, не упрекнув того во лжи или сумасшествии, хотя тут пожалуй чего угодно можно было подумать про необычные видения мага природы.
- Простите за те выходки с магией, - маг слегка потупил взор, - но то видение было в разы сильнее, чем предыдущее и меня буквально втянуло в этот неуправляемый поток тёмной энергии, что я сам перестал контролировать свой дар, причиняя ещё больше разрушений.
Маг сам не понимал как такое произошло с ним, поэтому искренне раскаивался из-за того, что не смог противостоять тёмной энергии корня и поддался её разрушительному порыву, а что ещё хуже он просто не помнил этого.
- Однако я точно видел, что кто-то из инквизиторов остался в живых, - Ал произнёс это с некой надеждой в голосе, - возможно, как вы и сказали, они объявятся через какое-то время, а если этого не случится... - маг на пару мгновений замолчал, выражение его лица приняло вид, будто он сейчас в одиночку без помощи магии вытаскивал корабль на берег, упорствуя понапрасну, - я... я сам пойду в Зенвул и постараюсь узнать что же там произошло на самом деле, - слова дались Алиасу с большим трудом, и он сам еле заметно побледнел и покрылся холодным потом.
Сейчас маг будто преодолел некий невидимый барьер собственного страха, который появился у него после всех тех видений. В конце концов у мужчины же не было причин имитировать все эти малоприятные образы и тем более калечить себя.

+1

12

Дезмонд не винил подопечного за проявление магии. Верховный понимал, что Марсел не контролировал способности. Это не в первый раз, когда корень оказывает сильное влияние на придворного мага. Алиас непреднамеренно добавил хлопот, но винить его в этом всё равно, что упрекать двухмесячного ребёнка, что он напрудил в штаны. Можно, но глупо.
Мужчина не стал тратить силы на слова, а просто по-отечески похлопал мага по плечу. Всё обошлось, несмотря на то, что их постигли непредсказуемые и ужасные последствия. Всё же Дезмонд был рад, что под угрозой смерти и потери дара оказался один маг, когда погибнуть могли все. Что-то произошло в Зенвуле – в этом не оставалось сомнений. Действия корней в столице и их самовыгорание без воздействия напрямую от магов, оставшихся в столице, свидетельствовало о вмешательстве инквизиторов. Вряд ли бы в Зенвул отправился кто-то ещё, чтобы рад интереса сковырнуть трехсотлетнюю склеру. Но слова Алиаса, который, сокрушаясь за свою беспомощность и причинённые неудобства, решился отправиться к корню в самое пекло, вывели Верховного мага из себя.
- В ЗЕНВУЛ?! – Дезмонд перешёл на крик, несмотря на то, что находился в больничном крыле и понимал, что всем раненным нужен отдых. В особенности Хъюго, который на крик придворного даже не сморщился, пока остальные маги, опасаясь попасть под горячую руку, повжимали головы в плечи и хотела при первой возможности убежать. – Ты сразу отправился на койку, как на корень взглянул! Огрызок корня! А собрался идти в место, где тёмной магии в десяток раз больше и влияние склеры сильнее?! – он нисколько не хотел приуменьшать таланты Алиаса и его способности, но считал, что даже при всей самоотверженности мага и его решительности, одного хорошего прочухана должно хватить, чтобы отбить у него это желание. Дезмонд не хотел терять своих ребят. – Тебе настолько надоела твоя жизнь и твоя семья, что ты готов умереть впустую? – верховный хмуро смотрел на подопечного. Дезмонд забыл о боли в спине и ногах. Эмоции захлестнули его так сильно, что он весь подобрался, чувствуя, как злость жаром растекается по телу. – Мавс! – рявкнул верховный, обращаясь к придворному лекарю. – Ты его полностью осмотрел? Я начинаю сомневаться.
Лекарь замешкался, подумал, что ему лучше не вмешиваться и промолчать.
- Это дело инквизиторов. Пусть они занимаются своей работой. Мы уже пожинаем плоды их трудов.
Дезмонд не преуменьшал заслуги Огненного Братства, а считал, что они должны заниматься склерой – они имели против неё оружие и знали, как сражаться с нежитью.
- Задача придворного мага – служить королевской семье, если ты забыл.
Грозно стуча посохом о пол, Верховный маг вышел из лазарета, хмуро стреляя глазами в каждого, кто случайно оказывался у него на пути. Этот день принёс много потерь и стал дурным предзнаменованием грядущего.

[nick]Дезмонд Арханский[/nick][status]Придворный маг и алхимик[/status][icon]https://i.imgur.com/LJrO7XZ.png[/icon]

эпизод завершен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [24.05.1082] Плач Полуденницы