Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Золото полесья


Золото полесья

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

- игровая дата
20.08.1081
- локация
Вильсбургский лес
- действующие лица
Алиас, Хедвиг

+1

2

Солнце только-только поднималось над небольшой деревушкой, расположившейся на окраине леса. Именно здесь бескрайние просторы людских земель переходили в густую чащу, местами хоженую кожаным истоптанным сапогом путешественника, но ещё сохранившую поистине девственные, нетронутые человеком места. Сама деревушка была не очень большой, всего-то с три десятка дворов, однако в ней был свой постоялый двор, где часто останавливались путешественники, идущие сквозь лес. Двухэтажное деревянное строение сильно выделялось на фоне довольно приземистых одноэтажных домов селян и служило неким культурным центром поселения, где уставшие после трудов насущных люди собирались по вечерам, чтобы выпить в дружественной компании, послушать последние новости от проезжих путников и поведать другим какую-то свою историю.
Маг шёл неспешным шагом по дороге к поселению, неторопливо меряя свой путь посохом, и обозревал раскинувшиеся перед ним поля. Многие селяне времени зря не теряли и вставали с первыми лучами Солнца, поэтому уже сейчас среди этих самых полей то и дело виднелись людские силуэты, полностью погружённые в работу. Именно такие небольшие деревушки более всего нравились ему, здесь он чувствовал покой и умиротворение, которых порой так не хватало в столице, вечно суетливой и неприступной. Большой город тоже обладал своими неописуемыми красотами, одних он манил, а других без тени сожаления отталкивал от себя, но тут уж ничего не поделаешь, каждому своё.
Сама деревушка возникла на дороге, поэтому не отличалась каким-то замысловатым расположением улиц, всё было предельно просто. Основная дорога плавно проходила через всё селение, по сути являясь главной улицей, и уходила далее вглубь леса. Поперёк неё шли полосы уже деревенских улиц, на которых и располагались дома селян. Маг спокойным шагом преодолел пару-другую таких перекрёстков, оказавшись прямо в центре поселения, где и находился постоялый двор, обращённым своим фасадом прямо на главную улицу. Несколько не особо больших окошек с дубовыми ставнями, красиво нарисованная вывеска с надписью "Постоялый двор - Привал у леса", где каким-то неизвестным художником были выведены пара-другая деревьев по бокам, очень похожих на здешние дубы, и небольшой костёр прямо под названием. Образ приятного и порядочного заведения довершала добротная дубовая дверь с небольшим закрывающимся окошком на уровне человеческой головы и парой скамеек, расположенных по бокам от входа.
Он некоторое время просто стоял перед заведением, неким умиротворённым взглядом созерцая окружающее его пространство, а спустя какое-то время направился ко входу. Пара не особо сильных ударов в дверь, чтобы предупредить и не пугать хозяина, если тот каким-то образом заснул. Массивная дверь заскрипела и отворила вход уставшему путнику.

+1

3

Хедвиг привык к жизни скитальца-одиночки. В людных местах он ощущал отсутствие уюта. Гостиные дворы и таверны мужчина обходил стороной, когда нужда не гнала к людям худым кошелём и пустым брюхом. В деревню его привела работа. Хозяин, назначивший цену за нежить, терзавшую скот по ночам, щедро отблагодарил путника, предложив ему ночлег под своей крышей и сытный обед. Хедвиг не отказался от доброго угощения. Еда отшельника не отличается разнообразием. Мужчина умел поймать дичь и приготовить её на костре. Когда никогда сварить неплохую уху. Есть можно, но дело ли сравнивать пищу отшельника с пищей, приготовленной руками хозяйки? Хедвиг почувствовал руку матери в мягком и ароматном хлебе, нашёл куски мяса в густом рагу с овощами и вдобавок получил сладкую тыквенную кашу. Румяная девушка, помогающая по гостиному двору, принесла ему кружку холодного эля с пенкой по велению хозяина, чтобы гость почувствовал, как ему рады и благодарны за работу.
- Бургомистра пока докличешься, уже скота не останется, - вздыхал хозяин. – До города рукой подать, а простому народу не пробиться на поклон. Просьбы со всего предместья поступают с жалобами на нежить. Расплодилась она нынче. Рук не хватает, а вилами и топорами возьмёшь ли тварюгу?
- Королевство большое, добрый человек, рук не хватит, чтобы каждую голову недруга срубить, и глаз, чтобы смотреть по всем сторонам света и удара из-под земли аль с воздуха не упустить. Вина ль в том короля, что он не Всевышний, а смертный как все мы?
- Так-то оно так, но кто поймёт беду простого человека?
- Другой человек. Не расстраивайся, хозяин. Будет в твоём постоялом дворе люда, что стели на полу, а спать негде, и скот приумножится, раз вредить некому. Окупится и забудется.
Хозяин улыбнулся, но горько, похлопал гостя по плечу и пошёл занять руки работой. За хорошим делом горькие мысли обходят стороной.
Хедвиг доедал рагу и прислушивался к разговорам. Живот не ворчал от голода, но кошель грустно звенел парой монет. У мужчины не хватало совести брать деньги с хозяина, когда беда вырезала половину скота. Не осталось ни мяса, ни костей для супа, чтобы гостей кормить и семья не жила впроголодь, пока прибыль превысит затраты.
- Не знаешь, добрый хозяин, кому помощь в деревне нужна? По дому с хозяйством помочь, крыша прохудилась, а заделать некому? На любую работу готов, коль нужен помощник.
Хозяин задумался и обещал, что поспрашивает у людей и даст ответ, когда путник засобирается в дорогу.
Нового гостя хозяин встретил с улыбкой и предложил ему отведать свежеприготовленного рагу и выпить элю, сделанного по семейному рецепту.
- Присаживайтесь, господин. Хорошее ли дело привело вас в нашу деревню?
Хедвиг не прислушивался к разговору. Пустой стол отделял его от нового гостя. В зале по лавкам расселись поздние совы, обедали в тишине и редко перебрасывались словами с хозяином или румяной девушкой, подносившей питьё и пищу. Мужчина отломил кусок хлеба, обмазал его в подливу из рагу и протянул кунице. Зверь принял угощение из рук хозяина и засмотрелся в чужую тарелку. Чужой хлеб всегда слаще.

+1

4

- Благодарю, добрый человек, - спокойный и доброжелательный голос казался слегка уставшим, - будь то хорошо или плохо, но судьба привела меня в это селение, - путник лишь слегка пожал плечами, а после сел за стол, повесив свой дорожный плащ на спинку стула, - а вот смогу ли я чем-нибудь помочь или нет - это уже людям решать.
Мужчина больше не проронил ни слова, однако выражение его лица оставалось спокойным и умиротворённым, невольно вызывая у собеседника чувство приятного внутреннего тепла и, если так можно выразится, какой-то лёгкости. Маг и в самом деле чувствовал себя более чем хорошо и не стеснялся показывать это окружающим. Можно было даже сказать, что какой-то он слишком другой, неподходящий для этого места, и довольно заметно выделяется на фоне других посетителей, да и обстановке постоялого двора в целом.
Алиас улыбнулся и коротко поблагодарил румяную девушку, которая принесла еду, чем заслужил в свою сторону ответную улыбку и слегка игривый девичий взгляд. Маг правда не обратил на это особого внимания и принялся наслаждаться ещё дымящимся рагу.
Собственно, а зачем он сюда вообще пришёл? Ну не только ради этой тарелки ароматного варева и кружки-другой местного эля, сделанного по семейному рецепту владельца заведения, хотя ради этого действительно можно было бы проделать весь этот путь из Вильсбурга. Многие его знакомые, правда бы не особо оценили подобные похождения, да ещё и пешком, а Адара бы в очередной раз загадочно улыбнулась своему мужу, ведь подобные путешествия он совершал почти каждый месяц, и только бы маленькая Вита, сев на колени своему папе, до последнего бы просилась взять её с собой. От подобных мыслей Алиас перестал перебирать ложкой и уставился в какую-то неопределённую точку пространства романтичным, мечтательным взглядом. Когда-нибудь он возьмёт её с собой и покажет насколько прекрасен этот мир, а пока ей ещё надо немного подрасти, совсем чуть-чуть...
Неизвестно сколько бы он так мог просидеть, предаваясь приятным мыслям о будущих семейных путешествиях, именно семейных, потому что его благоверная тоже бы увязалась вместе с ними, пояснив своё присутствие какой-нибудь малопонятной, но обязательно важной причиной. Однако из мечтаний его выдернул чей-то пристальный взгляд, направленный в сторону мага. Алиас неспешно повертел головой из стороны в сторону, чтобы найти такого заинтересованного наблюдателя, правда никто из людей на него сейчас не смотрел, хотя вряд ли здесь бы нашёлся такой человек, который бы мог незаметно смотреть с таким животным азартом. Ответ, как и всегда, лежал на поверхности. Посмотрев прямо перед собой через один стол, маг увидел довольно внушительного бородатого мужика, чьё лицо было отчасти покрыто шрамами - может охотник, а может наёмник, кто знает. Опустив свой взор чуть ниже, Ал обнаружил, что незнакомец является владельцем того самого азартного наблюдателя за чужой миской рагу, который вопреки протянутому хозяйскому ломтю поедает её взглядом. Такой настойчивый и любопытный зверёк вызвал только лёгкую улыбку на лице мужчины. Поэтому, покопавшись немного ложкой в своём рагу, Ал выудил оттуда пару кусочков мяса и положил их перед своей миской в прямой видимости зверька. Он ещё с самого раннего детства любил природу и её созданий, и они отвечали ему тем же, может и не всегда сразу, но всё же как-то ему удавалось с ними подружиться даже без применения магии. Светлая добродушная ухмылка так и не сошла с лица мага, когда он небольшим лёгким движением кисти подозвал любопытного зверька к себе за стол, чтобы вместе отобедать.

+1

5

Куница взяла кусок хрустящего хлеба с руки хозяина, обхватила его лапами и быстро проглотила, с жадностью облизала лапы, испачканные в подливу, и умыла рыжую морду. Хедвиг протянул ей ещё кусок, но заметил, что куницы и след простыл. Рыжебрюхая проказница ловко запрыгнула на лавку за соседним столом и поднялась на стол к гостю. Он приманил её кусками мяса. Куница принюхивалась, поднимаясь на задние лапы, и присматривалась к щедрому чужаку. Она боялась подходить к незнакомцу, но куски мяса манили её запахом и обещанием вкусной трапезы. Припадая брюхом к столу, куница подкралась к мясным кускам, схватила один и прытью понеслась от чужака, спрыгнула со стола на лавку, с лавки на пол и в тени между столов принялась за лакомство. С вкусным куском она быстро справилась, облизала сок с лап и морды. О втором куске мяса она тоже не забыла и поднялась за ним на стол. Вначале куница двигалась медленно и осторожно, но незнакомец не пытался её схватить или огреть ложкой за наглость. Второй кусок она ела, сев на столе напротив щедрого незнакомца.
Хедвиг заметил пропажу зверька и нашёл её возле гостя.
- Герд, - тот окликнул куницу со строгостью отца, чей ребёнок забаловался.
Куница прижала уши к голове, не выпустила угощения из пасти и припала брюхом к столу. Она смотрела на хозяина, прислушивалась к его настроению.
- Иди сюда.
Куница медленно поползла на брюхе к лавке, спрыгнула с неё на пол и остановилась у ноги хозяина. Кусок мяса, которым её угостили, она положила на пол и подвинула мужчине. Поделилась угощением, чтобы не сердился.
- Нельзя брать чужое, - Хедвиг говорил с ней, как с ребёнком.
Куница пропищала, поджав хвост.
- Ешь уже, коль взяла, - мужчина ворчливо отмахнулся от предложения и посмотрел на гостя, который не прогнал куницу. – Простите, что побеспокоили, добрый человек. Учу её не брать чужого, но всё норовит в чужой миске счастье отыскать.
Куница с довольной мордой доела угощение, умылась и снова побежала к доброму незнакомцу. Хедвиг слова не сказал. Она ловко запрыгнула к гостю на штанину и вскарабкалась вверх, пушистым воротником села на плече и лизнула гостя в щеку. Поблагодарила.

+1

6

Поведение пушистого зверька для Алиаса было, пожалуй, самым обычным. Вполне естественно, что доверие и любовь нельзя получить, как по волшебству, даже если ты владеешь этим самым волшебством. Вот и сейчас зверёк, соблазнённый мясными кусочками, поначалу пытался быстро ухватить лакомство прямо из-под носа у человека, а уже после, когда догадался, что его никто не собирается останавливать, совершенно безбоязненно принялся есть прямо посреди стола на глазах у незнакомца. К этому времени хозяин куницы уже успел заметить свою пропажу и строгим родительским голосом подозвал к себе. Маг с неким удивлением и небольшой весёлой ухмылкой наблюдал, как маленький зверёк преподносит своему хозяину кусочек "добычи", дабы тот не злился, но вместо этого слушает поучения мужчины о том, что чужое брать нехорошо. Хоть Алиас и устал слегка после дороги, однако от увиденного его душевное настроение заметно поднялось, позволяя ещё на какое-то время забыть про накопившуюся усталость.
- Вам не за что просить прощения, - совершенно беззлобный голос мага не дрогнул даже после того, как куница взобралась ему на плечо и лизнула в щёку, - это я должен попросить прощения за то, что так бесцеремонно вмешался в процесс воспитания вашей спутницы. Однако я просто не смог удержаться от того, чтобы не угостить смышлёного зверька, так настойчиво смотрящего в мою сторону.
Мужчина безбоязненно протянул к своему плечу оставшийся кусочек угощения и дождался, когда лакомство исчезнет из его руки. Вряд ли он добился от зверька хоть сколь-нибудь значимого доверия, но по крайней мере тот его уже не так сильно боялся. Алиас вновь посмотрел на хозяина куницы и хорошенько пригляделся к нему. Поначалу маг принял мужчину за простого наёмника, но после разыгравшейся перед ним картины, где суровый наёмник по-отечески отчитал маленького зверька за попытки залезть в чужую тарелку, он уже просто не мог представить, что этот человек был таким же беспринципным солдатом удачи, коих ему не раз приходилось видеть в своей жизни. И уж тем более не каждый наёмник будет извиняться перед незнакомцем, который посмел приманивать его возможно боевого зверька (а что?) к себе за стол. Внешний вид, манеры и поведение мужчины сформировали у Алиаса довольно хорошее впечатление, а главный показатель, который определённо не мог врать и сидел у него сейчас на плече, довольно облизываясь после преподнесённого угощения, всем своим видом заверял мага в правильности его суждений.
- Прошу прощения у вас, Добрый человек, за моё вмешательство, - маг постарался убрать свою улыбку с лица, дабы нового знакомого это не смущало, однако вид его лица всё равно без всякого зазрения совести демонстрировал хорошее настроение владельца, - меня зовут Алиас и я путешественник, рад с вами познакомиться.

+1

7

Добрые люди в скверное время – редкие драгоценные камни. Хедвиг встречал жадных людей, которые кусок нетронутого хлеба выбрасывали или клали в карман, чтобы другим не досталось. От обжорства у них лопались животы, трещали позолоченные пуговицы на костюмах, которые когда-то были в пору. С весом живота мог потягаться битый златом и серебром кошель, в который не попадали медяки. Купцы с умасленными руками берегли каждую монету и кроху, чтобы с умом вложить её в дело. Люди расчётливые и с холодным умом и чёрствым сердцем. Люди, которых губило отсутствие денег или хорошей жизни с благодарностью богам за ученье горьким опытом.
Гость в дорогой одежде показался добрым и открытым человеком. Пёс не забывал об обманчивости суждений по одёжке и поведению. Искусные лгуны врали глазами, и дыхание их было ложью, но этот человек не похож на них.
Добрый. Герд не ошиблась. Куница доела угощение с руки незнакомца. Она прислушивалась к каждому движению, но выглядела спокойной и расслабленной. Докончив с угощением, зверёк спрыгнул с плеча человека, добежал до хозяина и впрыгнул в походную сумку. Отсыпаться после сытого обеда.
- За добрые дела не просят прощения, - Хедвиг редко улыбался. Гость был улыбчивым и открытым. Мужчина заметил, как он пытается убрать улыбку с лица и выглядеть серьёзно. Ровесник, но ещё мальчишка по натуре, - так показалось Псу. – Моё имя Хедвиг.
Мужчина никогда не упоминал прозвище, если не спрашивали, а полного имени, как благородные мужи, не имел отродясь.
- Я странник. Да будет наше знакомство добрым знаком.
Хедвиг не привык называть себя наёмником. Он не брался за убийство живых. Считал, что это грязная работа, недостойная хорошего человека, но несколько раз по весне принимался за работу в охране торговых караванов. Защищал груз от разбойников на дорогах и от нежити, если путь пролегал через небезопасные дороги Лунного края.
Странник как человек без дома, в который можно вернуться, и без семьи, которая ждёт. Путешественники виделись Хедвигу людьми, которые гоняются за знаниями.
- Что ищет путешественник Алиас в лесах Вильсбурга? Новые знания, человека аль что-то интересное и неизведанное?
Хедвиг не набивался в спутники и не предлагал услуги проводника, но за угощение куницы считал своим долгом отплатить помощью за так.

+1

8

- Одновременно всё и ничего, - фраза прозвучала слегка загадочно, однако маг в данный момент не лукавил со своим собеседником, а ответил предельно честно. Его путешествия были настолько частыми и регулярными, что стали неотъемлемой частью его жизни, но при этом они не всегда имели какую-то определённую цель. Если бы его спросили, почему он так делает, то Алиас бы без колебаний ответил, что ему просто так хочется. Стремление путешествовать и познавать этот мир было присуще ему с самого рождения, так что для него это было вполне естественно, а вот наличие или отсутствие какой-то конкретной цели путешествия было не столь важно в понимании мага.
Разговор "издалека" начал немного утомлять мужчину, да и не особо это прилично вести беседу с такого расстояния и при таком количестве народа, пусть они почти и не обращали внимания на собеседников. Маг какой-то невероятной ловкостью рук умудрился прихватить миску с остатками своей трапезы и остальные свои вещи и направился за стол к своему новому знакомому.
- Позволите ли сесть? - вопрос был задан чисто из вежливости, поскольку мужчина, не дожидаясь ответа, уселся на свободный стул и аккуратно расставил свою "поклажу" на причитающиеся места, - негоже нам перекрикиваться, сидя по разным "углам". Хозяин, будь добр, - Алиас переключил своё внимание с собеседника и обратился к трактирщику, - принеси нам ещё две кружки своего эля.
Упомянутый хозяин слегка вздрогнул от такого резкого к себе обращения, однако быстро сориентировался и, наполнив две кружки ароматным напитком, попросил свою помощницу отнести заказ посетителям. Румяная барышня, пожалуй, ещё больше похорошела на пути к столу и буквально всеми своими очаровательными девичьими формами могла бы расположить к себе любого мужчину. У неё в данный момент был веский повод приосаниться, ведь за одним столом одновременно собрались сразу двое по-своему очаровательных и привлекательных мужчин. Маг за это время лишь неспешно перевёл взгляд со своего собеседника на подходящую к их столу девушку и немного улыбнулся ей в ответ. Похоже это её слегка смутило, и молодая красавица отвела взгляд, намереваясь в данный момент огласить посетителям, что их заказ прибыл, однако, не дойдя до столика ещё один шаг, барышня каким-то непонятным образом умудрилась оступиться. Короткий девичий вскрик, и девушка успела опереться обеими руками о край стола, а вот небольшой поднос с напитками по инерции пролетел чуть дальше и излил содержимое кружек прямиком на Алиаса, после чего окончательно упал на пол. Маг правда так и остался сидеть неподвижно на своём месте и смотреть на юную особу, его лицо одновременно выражало некий испуг от неожиданности происходящего и удивление, а с его макушки то и дело капал эль. Девушка лишь испуганно прикрыла рот рукой, не зная, что дальше делать в такой ситуации.
- Хильде?! - голос хозяина, наблюдавшего за происходящим, прозвучал довольно громко и почти осудительно, - простите добрый господин, не знаю, что на неё такое нашло, - уже более мягкий голос был обращён ко всё ещё недвижно сидящему магу, который будто чего-то дожидался.
Девушка в это время быстро подхватила упавший поднос с кружками и, неумело виновато кивнув и покраснев ещё больше, без слов быстро скрылась на кухне, посчитав, что достойные мужи уже достаточно уделили ей своего внимания. Алиас, сидя на своём прежнем месте, утёр эль со лба и всё так же удивлённо посмотрел на свою руку, будто на ней были расписаны какие-то разъяснения по поводу происходящего.
- Кхем, - маг всё ещё немного шокировано посмотрел на Хедвига, - извините, мне, кажется, надо выйти на улицу.
Мужчина встал со своего места, на котором не успел усидеть и пяти минут, и направился в сторону выхода во внутренний двор, где обычно держали своих коней заезжие путники. Открывшему рот хозяину постоялого двора он кинул один серебряный в качестве оплаты за свою еду и напитки, которые заказал, но не особо успел распробовать, и попутно указал пальцем на свои вещи, чтобы за ними присматривали, пока его не будет рядом. Алиас вышел во двор и направился к одной из бочек, стоящих рядом со стеной и обычно собирающих дождевую воду с крыши. Тут же он довольно быстро снял с себя свой кожаный камзол, которому не так сильно досталось, и белую рубаху, точнее бывшую белую рубаху. Всё это он повесил на какую-то выступающую деревяшку и, сложив руки в некое подобие чаши, пару раз умылся водой из бочки.

+1

9

- Это меньшее, чем я могу отплатить за добро.
Хедвиг не возражал. Добрая компания – залог удачи. За разговорами время идёт быстрее и веселее. Пёс ждал работу и вестей от хозяина, но покуда хороших новостей и предложений не было, он коротал время в тепле и уюте. Какое никакое ощущение дома. Крыша над головой. Кругом люди. Мужчину удивило, что Алиас, зажиточного вида путник, выбрал его в собеседники. Хедвиг привык, что на него смотрят как на наёмника, убийцу, вора и дебошира. Морда бандитская. Шрамы не добавляют его лицу мягкости, а добросердечный взгляд из-за хмурости теряется и не читается. Зачем хорошему человеку такая компания, если не для грязного дела?
Пёс верил в линии судеб. Если им суждено пересечься, то это произойдёт в час, выбранный богами. Встреча с Алиасом могла быть судьбоносной для него, но недоброе предзнаменование обрушилось на них, как гром среди ясного неба. Румяная девушка, которая задумалась о мужчинах вместо работы, не удержала добрый напиток в руках и угостила им гостя от широкой и необъятной души. Редкие капли долетели до руки Хедвига. Мужчина не отдёрнул руку и не забранился на девушку. За ошибку она расплатится перед хозяином. Не дело бродячего паса бранить её за молодость.
- Не зашиблась, девица?
Хедвиг с искренностью беспокоился. Деревянным кружкам и подносу ничего не станется. Добротный напиток жалко, он стоил труда и времени, но ничтожен в сравнении с ценностью людской жизни.
Девушка, растерянная случившимся, открыла рот, чтобы извиниться перед гостем, но сжалась от крика хозяина. Жди беды.
- Не серчай, хозяин. Засмотрелась госпожа, задумалась. Много ли надобно в юную пору, чтобы на мгновение забыться? Утварь цела, эль жалко, да не плакаться же за него, а одёжа высохнет.
Хозяин обеспокоенно смотрел на мокрого гостя.
- Подать полотенце? Может, отмыться хотите? Затопим вам баню. Бесплатно, - мужчина пытался угостить гостю. Разный народ у него останавливался на постой. За любую мелочь могли вызвериться так, что год выдавался голодным и неприбыльным. Хозяин намотал себе на ус, что лучше один раз потратиться и умаслить гостя, чтобы потом беда не ударила по кошелю.
Хедвиг посмотрел на Алиаса, ожидая реакции. Девушки след простыл, махнула цветной юбкой и убежала с глаз долой.
Гость расплатился и вышел.
Хозяин залепетал благодарности и извинения, раболепно поклонился, сжимая в ладони щедрую оплату за пищу. Он не почувствовал облегчения от веса монеты в руке и гостя, который ничего не сказал по поводу ситуации и предложения скрасить его досуг чем-то приятным. Хедвиг посмотрел вслед мужчине, стёр с руки капли эля, о котором забыл. Хозяин сетовал, приказал служанке убраться у стола и собрать посуду.
Девушка, вылившая на Алиаса эль, вышла вместе с тряпкой и рушником на плече.
- Вот, возьмите, - она протянула рушник Хедвигу, стараясь не смотреть на него. – Передайте господину. Я… Я сама боюсь.
Пёс кивнул, взял рушник из рук девушки. Она коротко его поблагодарила и начала собирать кружки на поднос и протирать пятно от эля. Хедвиг оставил сумку с добром и куницей за столом, вышел из таверны, поискал Алиаса на улице и нашёл его у бочки с водой. Мужчина протянул ему чистый рушник.
- Девушка просила передать. И извиниться. Больно ты ей понравился, добрый человек Алиас, - Хедвиг усмехнулся. – Так с какой целью ты в округ Вильсбурга подался? Путешественники за даром по таким местам не ходят. Красивого тут нет. Разве что женщины, но женщины везде румяные и кровь с молоком. Уж не сочти за грубость, но на скитальца-путешественника ты похож, как я на благородного мужа из войска самого короля Остебена.

+1

10

- Как говорится, - начал маг, стряхнув с себя капли, но увидел рушник и прежде вытер своё лицо, - по одёже встречают, а по уму провожают. Не каждый благородный муж выглядит нарядно, также как и не каждый путешественник похож на скитальца.
Маг отложил рушник и взялся за свою залитую элем рубаху, которую без всяких сомнений опустил в воду и принялся полоскать, время от времени потирая запачканные места, чтобы лучше отходило. Ал конечно же не умел хорошо стирать вещи, поскольку этим всегда занимались слуги или же его суженная со своими ароматными порошками и травами, так что процесс отстирывания эля с рубахи был весьма и весьма интуитивным, но не ходить же в испачканных вещах в конце-то концов. У него, как у путешественника, уже был какой-никакой опыт в этом, однако прачка из природника была такая же, как из зомби джентльмен.
- За девушку не волнуйся, - мужчина продолжал заниматься своей импровизированной стиркой, - я на неё зла не держу, просто как-то это слегка неожиданно вышло, даже отреагировать толком не успел, - маг снова припомнил у себя в памяти тот момент и рассмеялся, прекратив на какое-то время заниматься своими делами, - в конце концов как на такую пылкую барышню обижаться, ей тут в глуши небось совсем скучно, вот и тянет молодую кровь к проезжим путешественникам, аль суженого найти сможет, который увезёт её на солнечный берег моря, - Алиас даже как-то по-доброму заулыбался своим словам и продолжил заниматься стиркой, - эх, вечно куда-то спешит молодость вот и совершает кучу ошибок по мечтательности своей, но что поделать, никто никогда не рождается старым и мудрым, - мужчина на какое-то время затих, пытаясь оттереть одно въевшееся пятно.
- А то что красивого тут нет, так это ты добрый человек не прав, - Ал прекратил полоскать свою рубаху в бочке и принялся смотреть на плод своих трудов, - красота везде есть, тут главное смотреть, а там видно будет. И сидя за столом, я уже ответил на твой вопрос, моя цель - всё и ничего. И вполне может статься, что именно ради этого разговора я сюда и пришёл...
Маг отложил свою худо-бедно постиранную рубаху и принялся слегка потирать свой кожаный камзол, время от времени зачёрпывая немного водицы из бочки, чтобы смыть остатки эля.
- Но прежде чем кого-то спрашивать о его путешествии, может и сам что-нибудь о своём поведаешь? - маг с лёгкой улыбкой посмотрел на своего собеседника, дожидаясь от него ответа.

Отредактировано Алиас (2019-02-24 15:41:29)

+1

11

- Руки и глаза говорят за человека больше, чем одёжка, - Хедвиг улыбнулся. Одежда тоже говорила, когда убийца приходил, скрывшись под чужой личиной, но всех тонкостей не знал иль позабыл. Подмечать детали сложно, когда мира и его народов не знаешь. Хедвиг многого не знал, но обладал чутьём и зорким глазом. Спорить не стал. Оба правы в своей мере, что лясы точить, коли так?
Пёс наблюдал за реакцией Алиаса. Стирка удивила Хедвига. Он подмечал, что в действиях нет привычки и знания дела, но не в первой. Благородные мужи сами рубахи не стирают, всё прачкам отдают. Люди военные приучены к строгому порядку. Сами заботятся о своих вещах. Одинокие и бедные учатся тому с детства или по необходимости, когда застанет. Алиас не погнал девчонку за обмылком и не заставил её возиться с рубахой. Всё сам. Хороший поступок. И над невезением посмеялся, а не разгневался, спуская пар на челядь.
Видал Хедвиг людей, которые бродили по миру в поисках чего-то, о чём сами не знали. Он тоже искал, но не нашёл.
- Я родом отсюда, - Пёс посмотрел на рыжий лес. Брови сошлись на переносице, из-за чего Хедвиг выглядел задумчивым и хмурым. Лицо разгладилось, когда он перевёл взгляд на путешественника и заговорил. – Дома не имею, потому хожу между Лунным краем и Остебеном в поисках работы, когда кошель звенит глухо и грустно, - мужчина усмехнулся. – Я не путешественник, а бродяга, но цели наши схожи, коли цели нет.
Хедвиг никогда не рассказывал о себе, потому чувствовал себя неуютно от разговоров и отвечал невпопад. Не знал Пёс, как говорить с другими, чтобы интересно, красиво и по делу.
- Отдохну, да пойду своей дорогой, ежели наниматель какой не найдётся, кому помощник нужен. Попытаю счастье в другом месте.
Мужчина не напрашивался в компаньоны и не представлял, что может предложить путешественнику, чтобы его заинтересовать. Он не видел в Алиасе нанимателя. Зачем путешественнику наёмник? Места спокойные, в леса ульвов человек не стремился. Не от деревьев и грязи его защищать. И не от румяных девиц. Сам справится.
Из таверны выглянула девушка. Она несла в руках глиняный кувшин. Жала его к груди как родного и вцепилась пальцами, что мокрая кошка в руку человека. Боялась уронить. Стрельнула глазами на Пса, на Алиасе глаза стыдливо опустила и протянула кувшин.
Хедвиг почувствовал запах молока и вспомнил доме.
- Утром доили.
Больше ничего девушка не сказала. Хедвиг заметил, что она растерялась и не знала, куда тот кувшин день и куда глаза спрятать, чтобы на гостя не смотреть.
- Угощайтесь.

+1

12

Алиас почти не обратил внимания на подошедшую девушку и всё также продолжал заниматься своей одеждой, но робкий голос заставил его посмотреть в её сторону. Деревенская барышня выглядела так, будто совершила какой-то непростительный проступок, и теперь должна ответить за свои действия перед строгим судьёй, коим в данный момент являлся маг. Мужчина не стал торопиться принимать кувшин из девичьих протянутых рук и не спеша начал натягивать на себя ещё не полностью просохшую рубаху. Закончив это делать, он слегка потряс головой, дабы волосы чутка просушить, и уже окончательно обратил свой взор на девушку, которая со смирением и страхом ожидала вердикта за свою неосторожность.
Алиас не держал на неё зла и даже не думал хоть в чём-то обвинять, впрочем, наказ про осторожность и внимательность тут был бы явно не лишним. Мужчина спокойно подошёл к девушке и плавным движением руки мягко обхватил за горлышко глиняный кувшин с молоком.
- Благодарю, - ответ прозвучал по-отечески доброжелательно, - в будущем постарайся быть осторожнее и не торопись на встречу своей судьбе, - маг потянул кувшин на себя, чем заставил свою юную собеседницу разжать крепкие объятья, - когда придёт время, ты и сама не заметишь, как быстро она тебя найдёт, - мужчина сделал какой-то причудливый жест своей свободной рукой почти прямо перед лицом девушки, являя её взору небольшой, но очень красивый полевой цветок, который впоследствии ей же и протянул, - зла я на тебя не держу, но всё же будь внимательна в следующий раз, - Алиас слегка хитро и вопросительно посмотрел на девушку и улыбнулся, - а теперь иди с миром и передай хозяину, чтобы он не волновался из-за этого.
Получив прощение она ещё какое-то время слегка заворожённо смотрела на цветок в руке мага, но всё же в конце концов набралась смелости и взяла его. Чего-то подобного девушка точно не ожидала, а потому и забыла уже про свой страх перед человеком, которого всего каких-то пару минут назад добротно окатила элем из кувшина. На все слова мужчины деревенская румяная барышня лишь убедительно кивнула головой, ответить ей всё равно было нечего, виновата и ничего уже тут не поделаешь, но всё же подаренный цветок заставил девушку коротко улыбнуться в ответ магу и с более-менее спокойным сердцем отправиться обратно на постоялый двор.
- Ну, - Алиас немного устало вздохнул и посмотрел на Хедвига, - добрый путник, второй раз предлагать эль я тебе уже не буду, - на лице мужчины появилась небольшая улыбка, с которой он продолжил договаривать остаток фразы, - но позволишь ли ты мне угостить тебя этим молоком?

Отредактировано Алиас (2019-03-18 21:50:50)

+1

13

Хедвиг не вмешивался в разговор девицы и путешественника. Зла Алиас не творил, на дочь корчмаря не гневался, а бедная девушка сама не знала, как себя вести с гостем.
- Не откажусь, - мужчина улыбнулся, принимая кувшин из рук путешественника.
Молоко было холодным, но свежим. Хедвиг вспомнил о старом доме, канувшем в годы войны ульвов с некромантами. В первые месяцы, когда он привыкал к чужой семье, взявшей дворового мальчишку под опеку, тётка по утру наливала детям молоко, а к нему давала по румяному калачу. Счастье в мелочах – так однажды сказал деревенский старик-ремесленник. Силы в его руках осталось только фигурки из дерева стругать: свистульки и лошадки, которые нравились детям, но в слепнущих серых глазах Хедвиг видел мудрость мужа, прожившего десятки добрых лет. Прав был старик. Два глотка молока вернули Хедвига в детство.
Мужчина вытер бороду, протянул кувшин Алиасу.
- Добрый хозяин, - он мотнул головой в сторону окна, откуда виднелась прилавок с хлопотавшими отцом и дочкой. – За хозяйством следит, путешественником без гроша не обижает. Редко такие встречаются.
Хедвиг нахмурился, задумался о своём.
- Ты работу искал?
Пёс повернулся. К ним вышел коренастый мужчины, добро сложенный, с крепкими руками, знающими тяжёлый труд. Правая рука перевязана и надёжно закреплена. Поломана, решил Хедвиг.
- Я.
- Пойдём. Мне помощник нужен.
Хедвиг не спросил, что за работа. Он рад помочь с любым делом и заработать. Люди не всегда имеют деньги, чтобы заплатить за услугу, но могут отплатить крышей над головой на ночь и пищей. Большего простому бродяге не надо.
Наниматель пошёл к дороге, ведущей к домам в деревне. Хедвиг обернулся к собеседнику, потому что уходить, не попрощавшись, дурной знак.
- Ну, будь здоров, добрый человек Алиас! Будет воля Богов, свидимся ещё!
Пёс пошёл за нанимателем, думая, что позже вернётся к корчмарю и поблагодарит его за помощь с работой.

+1

14

Их доброжелательную беседу прервал незнакомец, по виду явно местный, с перебинтованной правой рукой. Алиас не стал вмешиваться в беседу между Хедвигом и деревенским мужиком, однако ему не особо понравилось, что их вот так бесцеремонно перебили. На прощание наёмника маг лишь дружелюбно помахал рукой в ответ, хотя он и был бы не против, если бы их беседа продолжилась. Впрочем, кто сказал, что для следующей встречи обязательно нужна воля богов, особенно, когда эта встреча может снова произойти в пределах одной и той же деревни под тем же самым солнцем, что сейчас светило над ними.
Мужчина залпом осушил полупустой кувшин с молоком и направился на постоялый двор за своими вещами. Стоило признать, что наёмник заинтересовал Алиаса, так что маг определённо хотел бы продолжить разговор в ближайшее время и разузнать о своём собеседнике чутка побольше и, возможно, даже немного помочь.
Войдя в помещение он довольно быстро собрал свои вещи, благо их было не так много, ибо маг уже привык брать с собой в дорогу только самое необходимое, по-быстрому накинул на себя свой тёмно-зелёный дорожный плащ и, кивнув хозяину, вышел прочь со двора. Посмотрев налево-направо, Ал заприметил знакомую спину и быстро зашагал вслед за Хедвигом, пока тот не успел окончательно скрыться из виду, зайдя к кому-нибудь во двор или свернув за угол какого-нибудь дома. Спустя минуту маг уже почти догнал наёмника, который, в свою очередь ведомый местным жителем, похоже дошёл до нужного дома.
- Эх, - мужчина слегка выдохнул и обратился к стоящему спиной путешественнику, - быстро же ты ходишь, добрый человек, - ещё один глубокий выдох слегка запыхавшегося мага, - не серчай, но мне захотелось тебе помочь, коли ты не против конечно, плата за работу от хозяина мне не особо-то и нужна, зато тебе будет легче, а мне веселее.

+1

15

Хозяина звали Годрик. Рыжебородый мужчина был плотником. Он помогал отстроить лавку одному купцу, но во время работы одна из балок упала. Годрик повредил руку и остался без денег. Помощников у него не было. Старший пятнадцатилетний сын, который поднимал с ним доски, помогал пилить, но сколько в мальчонке силы. Годрик после несчастного случая боялся за жизнь сына и что их семья останется без платы, если они не уложатся в срок. Других плотников в деревне не было. На семейном совете мужчина принял решение, что найдёт помощника, пока рука не заживёт, и поделится с ним частью денег.
- Часть потерять - не всего лишиться, - вздыхал Годрик, заканчивая рассказ. – Ну, пришли.
Мужчина толкнул калитку здоровой рукой. Новые петли не скрипнули, когда дверь открылась.
- Заходи, расскажу, что делать.
Хедвиг сделал шаг и остановился. Мужчина, с которым он познакомился в таверне, догнал его у дома.
Годрик посмотрел на незнакомца, оценил его внешний вид, силу в руках, и решил, что второму помощнику здесь делать нечего.
- У нас тяжёлая работа, парень.
- Отец! – крикнул со двора мальчишка. Он тащил два ведра, наполненных водой.
Щуплый подросток выглядел слабее Алиаса. Годрик вздохнул.
- Негоже помощью разбрасываться.
- Проходите оба.
Во дворе их ждала работа. Две трети лавки Годрик с сыном достроили. Хедвигу и Алиасу поручили поднимать срубы и закладывать их на место. Годрик вместе с сыном пилил новые срубы, счищал с дерева кору и делал новые заготовки, пока солнце не склонилось к горизонту, все мужчины не вымокли до нитки и не устали за тяжёлый день. В одно и то же время во двор приходила женщина. Жена Годрика. Она прятала светлые волосы под косынкой, не снимала передника, на котором остались следы от муки. В большой корзине она принесла два добрых кувшина. Один с водой из колодца, другой с молоком. В корзине лежал душистый каравай с румяной коркой и несколько мочёных яблок.
- Полно вам трудиться. Уж ночь близится. Ступайте в дом, поужинаем вместе. Милка рагу из зайца приготовила, - завлекала женщина, надеясь, что её мужчины вернуться в дом и возьмут с собой гостей. – Спасибо, что помогаете. Годрик у меня упрямый, - она погладила мужа по руке.
Годрик хмыкнул и взялся за кувшин с водой.
- Спасибо за приглашение, хозяйка, но не смутят ли вас незнакомцы в доме?
Хедвиг понимал, что одно совместное дело не сделало их друзьями. Годрик и его жена приглашали двух незнакомых мужчин. Ничего не говорило, что они без злого умысла ввязались в работу и не принесут беды одной семье.
- Не смутят, - ответил за неё Годрик. Мужчина отдал кувшин сыну и посмотрел на помощников. – Или не голодные?
Хедвиг подумал, что отказываться невежливо.
- Отчего же не голодные? Голодные как волки, - усмехнулся Хедвиг.
- Тогда идём.
Заперев калитку, чтобы никто не сунулся в лавку купца, Годрик повёл гостей в дом. Он построил его своими руками, но никогда не бахвалился.

Отредактировано Хедвиг (2019-05-25 23:48:17)

+1

16

Как говорится, инициатива наказуема. Вот к чему Алиаса жизнь не готовила, так это к тасканию брёвен и участию в стройке. Наверное по окончанию работ с него можно было вёдрами собирать пот, а более-менее постиранная утром рубашка за день тяжёлой работы стала выглядеть несколько хуже, чем если бы на неё ещё раз вылили пару-тройку кувшинов с элем. В общем под конец маг был искренне рад, что ему удалось пережить этот день, а хозяева оказались вполне себе добрыми и радушными, чтобы покормить и впустить работников в дом.
Марсел от усталости не особо обращал внимание на окружающих, поэтому просто умылся из первой же попавшейся бочки, вода в которой показалась ему более-менее сносной, а войдя в дом блаженно плюхнулся на какой-то топчан, протянув ноги перед собой. Даже после всей этой возни маг бы не назвал себя слабым или щуплым человеком, по крайней мере он был достаточно силён физически, чтобы без труда карабкаться по деревьям, пройти большое расстояние за день, а также ловко надрать задницы каким-нибудь не особо дружелюбным личностям, но вот таскать брёвна для него сегодня стало просто бесценным опытом, который показал, что всегда есть куда стремиться.
- Кхм, - Алиас поднял свой усталый взгляд на человека, который встал напротив него и которым оказался старший сын Годрика, - ужин готов, пойдёмте есть.
Паренёк как-то не очень одобрительно и оценивающе посмотрел на мужчину и удалился к столу. Маг однако слишком устал, чтобы придавать подобному поведению какой-то смысл, тем более, что у отроков в этом возрасте оно могло меняться совершенно непредсказуемо, да и сам Марсел выглядел слегка необычно, даже после третьего пота. Впрочем, было бы дурным тоном заставлять хозяев ждать, так что Алиас, собрав в кулак оставшиеся силы, направился к столу, где занял одно из специально подготовленных для гостей мест.
- Годрик, - не смотря на усталость голос мага звучал достаточно громко и уверенно, - а как давно вы повредили руку?

+1

17

Годрик повёл гостей в дом. Во дворе стояла бочка с водой, в которой первым умылся хозяин, а за ним гости и сын. Младшая дочь ремесленника вынесла несколько чистых рушников, чтобы отец и брат с гостями вытерли руки и лицо. Хозяйка дома вынесла для мужа свежую рубашку, которую, быстро обмывшись из бочки, зачерпывая воду ковшом, он надел заместо старой. Сын последовал примеру отца и, оставив гостей во дворе в тишине и спокойствии приводить себя в порядок, отправился в дом помогать матери и сёстрам накрывать на стол.
Хедвиг улыбался, наблюдая за чужой семьёй. Он видел уважение и любовь, с которыми дети и жена смотрели на главу семьи. Хмурый Годрик был мужчиной сдержанным, но щедрым на ласку детям и жене. Младшему ребёнку в доме было пять лет. Босоногий мальчуган в рубашке, сшитой руками матери, выбежал во двор, чтобы встретить отца. Рубаха была велика мальчишке и доставала ему до колен, будто мамка шила на вырост или вещь досталась ему от старшего брата, но выглядела ухоженной и новенькой.
Обмывшись, Пёс вошёл в дом. Пару грязных сапог, дослуживающие последние месяцы, он оставил за порогом, чтобы не нанести в дом грязь. Мужчина осматривался, когда мимо него пробегали дети, резвясь и играя. Мальчик в рубашке не по размеру, который выходил встретить отца, и девочка на несколько лет старше брата.
Хедвиг занял место на лавке рядом с Алиасом, когда во главе стола сел Годрик. Младшие дети, получив нагоняй от матери, полезли на лавки. Младший мальчишка сел возле Алиаса. Девочка возле отца и матери. Старший  сын сел возле Хедвига, а старшая дочь рядом со средней сестрой. В просторной обеденной стало тесно, но Хедвиг чувствовал приятный уют.
- Недели две назад, - ответил Годрик, пока женщины занимались раздачей ужина.
- Отец всегда аккуратен, когда дело касается работы, - Милка улыбнулась, взглядом спросив у отца дозволения поддержать разговор. – Мы испугались, когда это произошло, но лекарь говорит, что ему повезло.
- Угощайтесь, - приговаривала хозяйка, накладывая рагу в деревянные миски.
Милка нарезала хлеб щедрыми ломтями и протягивала семье и гостям, стыдливо пряча глаза, когда потчевала незнакомцев.
- Это Лето, - хозяйка представила старшего сына. – А вот этот молодой человек Рут, - она хитро посмотрела на младшего сына, который пытался влезть на лавку с ногами, но не помещался.
- А меня зовут Рита! – радостно поделилась младшая девочка в семье и заблестела, как яркое рыжее солнце. На её щеке было столько веснушек, сколько помещалось на всём Годрике.
- Мама.
- Ой, - хлопотавшая хозяйка вспомнила, что забыла назваться, когда старший сын напомнил. – Меня зовут Дара.
- Хедвиг, - представился Пес, и улыбнулась мальчику.
Рут напомнил ему младшего сына приёмной матери. Такой же черноволосый мальчик. Хедвиг хотел погладить его по голове, но решил, что чужаку нечего ласкать чужих детей. Мужчина взялся за ложку, когда Годрик начал есть.

+1

18

Пусть Алиас и сильно устал, но даже он не смог удержаться от того, чтобы улыбнуться, глядя на все эти семейные разговоры за столом. Конечно у него была своя семья, любящие жена и дочка, а также куча братьев и сестёр, однако он не мог особо похвастаться такими вот уютными вечерами, когда все вместе за одним столом. Так уж вышло, что мужчина вырос в семье аристократов, а там существуют свои особенные правила поведения, да и обязанностей и забот порой куда больше, чем просто построить какую-то лавку для торговца, хоть поначалу и кажется, что стройка явно труднее. Впрочем, Марсел ни капли не завидовал этим людям, как говориться, "каждому своё", да и он сам не так уж и сильно судьбой обижен, просто его семья отличается от этой, как, наверное, и любая другая.
- Алиас, - маг дружелюбно улыбнулся девушке, подавшей ему хлеб, - приятно познакомиться. Надеюсь, что вы очень скоро выздоровеете, Годрик.
Мужчина взялся за ложку и принялся потихоньку поедать свою порцию рагу, время от времени поглядывая на окружающих. За всю свою прожитую жизнь ему довелось разделить пищу со многими людьми и нелюдьми, но в то же время этот ужин был для него неким своеобразным приятным опытом, который он несомненно постарается воспроизвести со своей семьёй, по крайней мере с женой и дочкой маг ещё не раз так отужинает.
- Спасибо, что угостили ужином, - чистая тарелка мягко стукнулась дном о деревянный стол, когда Алиас закончил есть, - вы очень хорошие люди и я не жалею, что вызвался вам помочь, - маг мягко ткнул Хедвига в бок, таким образом выражая благодарность за их случайную встречу и все последующие события, - может я смогу отплатить вам за этот великолепный ужин какой-нибудь интересной историей, если конечно хотите?

+1

19

- Алиас путешественник, - подхватил Хедвиг. – Наверняка у него много интересных историй.
- Хочу историю! – Рут стукнул ложкой по столу, но смутился под строгим взглядом отца.
Хозяйка собирала со стола грязную посуду, чтобы не смущать гостей. Хедвиг вызвался ей помочь в благодарность за вкусную еду и кров. Он слушал рассказ Алиаса вполуха и чувствовал себя счастливым, выполняя простую домашнюю работу. Она напоминала мужчине о доме, которого он лишился, и по глупости избегал в настоящем. Годрик и его семья показались Псу счастливыми и любящими.
Дара присоединилась к слушателям рассказов Алиаса, когда Хедвиг забрал из её рук последнюю тарелку и закончил с работой в одиночку. Он наблюдал за ними со стороны и пытался запомнить, как хорошую часть истории, а после присоединился к числу слушателей, потеснив Рута.
Они слушали истории, пока младший сын Годрика не начал клевать в стол, засыпая на месте. Милка с горящими глазами смотрела на гостя и слушала каждую его историю, как что-то невероятное. Хедвиг тоже слушал. Скромнее, чем юная девица. Он успел повидать мир, но не видел его таким, как описывал Алиас, и узнал что-то новое для себя.
Куница Хедвига получила внимание детей и кусок хлеба, вымоченный в подливе. Милка пыталась угостить Герд сладкими лакомствами, за что та позволила взять себя на руки и погладить, как ручного зверька.
Не раз они вместе посмеялись, не раз обменивались старыми и добрыми историями. В хорошем расположении духа, с улыбками и радостью на сердце все легли спать. Хедвигу и Алиасу постелили в доме на лавках, выдали стёганые одеяла, чтобы скрасить ночлег, потушили последнюю лучину, и в доме стало тихо.

- ПОЖАР! ГОРИМ!
Хедвиг проснулся от криков. Он резко сел, схватился за ножны с мечом, как собирался железкой рубить пламя, но горел не дом Годрика, а лавка торговца, которую они строили. Пламя поднялось высоко, разгорелось так ярко, что из окон дома Годрика видать. Они бросились на улицу в рубахах, едва не босиком понеслись к лавке, хватая вёдра и набирая воду, чтобы спасти работу плотника, но пламя продолжало разгораться и набирать силу, пожирая деревянные столбы и уничтожая работу Годрика и его сына.

+1

20

— Хочу историю! - маленький сорванец похоже был очень даже не против что-нибудь послушать перед сном в приятной компании.
- Конечно расскажу, Рут, - Марсел мягко похлопал своего юного соседа по плечу почти с отцовской улыбкой, - расскажу да так, что заслушаешься.
И он рассказал. О необъятных лесах Лунного края, о широких реках, о величественных городах эльфов и ламаров на острове Силва, о необычных красивых и редких животных, о великом древе жизни и многом-многом другом. У него было очень и очень много историй, которые он мог поведать своим слушателям, внимающим его речам с горящими от интереса глазами, но ночь так или иначе брала своё. Алиас не стал рассказывать дальше и остановился, даже не пересказав и половины того, что знает. Все они сегодня хорошо поработали и повеселились, а теперь настала пора уйти в мир грёз, чтобы завтра приступить к работе с новыми силами.
Их с Хедвигом разместили на лавках, выдав стёганые одеяла, дабы ночью они не замёрзли, а потом, потом маг наконец позволил себе провалиться в сон, попутно ничуть не жалея о своих путешествиях и встреченных людях. Что ни говори, а Алиас сильно устал за этот день, поэтому спал как младенец, почти не обращавший внимания на происходящие вокруг него вещи, а потому окончательно проснулся, лишь когда его грубо растряс Хедвиг. На удивление для ночи было слишком светло, да и блики света, проникавшие сквозь окна, больше напоминали лучи закатного огненно-рыжего солнца. Алиас пару мгновений приходил в себя, пока не осознал, что до заката пока что слишком далеко, а в воздухе тянет гарью.
— ПОЖАР! ГОРИМ! - после этих слов мужчина подскочил, как ошпаренный, едва не ударившись головой о какую-то полку и побежал скорее на улицу.
Выйдя из дома его встретило зарево горящей лавки для торговца, которую они все вместе строили весь прошлый день. От бочек с водой к пожарищу туда-обратно сновали хозяева с вёдрами и бесполезно пытались потушить уже занявшееся пламя, которое с каждым мгновением разгоралось всё больше. Подобное зрелище мягко говоря шокировало мужчину, и он несколько мгновений стоял неподвижно и смотрел на пламя. Однако маг пребывал в таком состоянии сравнительно недолго, после чего удивление в глазах сменилось стойкой решимость потушить этот пожар, пока кто-нибудь не пострадал.
Мужчина закрыл глаза и выставил вперёд руки, совершая ими какие-то плавные движения. Со стороны конечно могло показаться, что человек от увиденного стал слегка того и теперь творит какую-то неведомую чушь. Он даже никак не отреагировал на крики матери семейства, которая судя по всему попыталась вывести его из этого состояния. Наоборот, Алиас настолько погрузился в себя, что всё происходящее стало для него лишь далёкими отголосками. А окружающее пространство стало постепенно наполняться непонятно откуда взявшимися каплями. Да и вообще за пару мгновений вся вода находившая в пределах досягаемости мага, будь то капля росы на травинке ранним утром, капля пота со лба или вода из бочек и умывальников, поднялась вверх на высоту где-то около двух метров. Всё это зрелище по большей части напоминало причудливую картину, если бы кто-нибудь во время дождя смог остановить время, тем самым остановив и полёт капель к земле. Впрочем, подобное необычное зрелище продержалось всего одно мгновение, после чего все капли, сливаясь в небольшие потоки, резко начали собираться воедино перед магом, образуя тем самым самый что ни наесть огромный водный пузырь.
Алиас открыл глаза и совершенно обыденно посмотрел на скопление воды перед собой, а также на пожар, который был виден сквозь прозрачную гладь.
- Отойдите оттуда! - маг собирался потушить всё это безобразие одним махом, но при этом кого-то могло довольно ощутимо пришибить, если бы он так и остался наблюдать за диковинным зрелищем.
Он ждал всего-навсего пару секунд, а после толкнул что-то тяжёлое и невидимое в воздухе. Водный пузырь, до этого напоминавший сильно разросшуюся каплю с ровной, чуть плывущей поверхностью, повинуясь движениям мага, резко сорвался с места в сторону пожара. Водная масса в полёте превратилась в бушующий поток, чем-то напоминавший одну из огромных волн во время шторма, которая бы могла полностью снести горящую постройку. Но перед тем, как окончательно достигнуть пожара, волна буквально приняла вид пасти, полностью заглотившей горящую постройку. Сразу послышалось довольно громкое шипение вперемешку с журчанием воды, а над пожаром теперь вместо дыма поднималось облако пара, но вот вода пока что не стремилась куда-либо растекаться, а словно большая бесформенная масса змей множеством потоков продолжала обвивать деревянную конструкцию, добиваясь полного и безоговорочного поражения огненной стихии. И когда дерево полностью перестало дымить, водное скопление наконец с характерным гулом и журчанием опало на землю, окропив достаточно большое пространство брызгами.
- Фух, - Алиас аккуратно присел на крыльцо, будто бы его только что заставили пробежать рысью расстояние отсюда до столицы и обратно, - потушили, - маг спокойным голосом подтвердил сделанную работу, а затем огляделся по сторонам в поисках других участников тушения, - со всеми всё в порядке?

Отредактировано Алиас (2019-05-26 18:35:20)

+1

21

Хедвиг носился с вёдрами, выплёскивал воды на языки пламени, но огненная стихия набирала силу и уничтожала работу плотника. Алиас, который не воспользовался вёдрами, поразил всех своей силой. Милка с Дарой остановились, с удивлением и восхищением смотря на действия мага. В умах женщин сохранилась надежда, что большая часть лавки уцелеет и они покроют убытки, но все надежды лопнули с водяным шаром и схлынули к их ногам прогоревшими щепками, грязью и пеплом с водой.
- Это Грет. Точно был Грет! – яростно кричал Годрик, размахивая здоровой рукой.
- У нас нет доказательств! – Дара выступила перед мужем, сдерживая его порыв.
- Отец! – Милка присоединилась к матери, повисла на руке отца. – Не нужно, прошу тебя!
- А что нужно? – взъерепенился старший сын, бросив ведро на землю с остатками воды. Вода расплескалась, растеклась им под ноги. – Посмотри, что они сделали! – подросток махнул рукой в сторону сгоревшей лавки. – Нам никогда её не отстроить в срок! Нам не заплатят за эту работу! Нам не дадут другую работу, потому что мы не справились!
Хедвиг наблюдал за семейной перепалкой и хмурился. Он сочувствовал Годрику и его семье. Они потеряли хороший заработок, который должен обеспечить зиму в тепле и не впроголодь, но с больным кормильцем и дрянной славой, мысли о гладкой зиме превращались в недосягаемую сказку. Хедвиг заметил, что у дома был маленький огород, но всего урожая даже в самый плодородный год не хватит, чтобы прокормить такую семью.
- В твоём запасе есть заклинание, чтобы это исправить? – Хедвиг обратился к магу. Алиас на их глазах сделал что-то невероятное, но здравый рассудок подсказывал мужчине, что магия не всесильна и в мире есть вещи, на которые она не способна. Горящий дом не восстановить и не отстроить за короткий срок. Работа почти закончена. Человек, который поджёг лавку, выбрал точное время, чтобы испортить Годрику и его семье все планы.
Годрик рыкнул, пнул перевёрнутое ведро.
- Даже если докажем его вину, - продолжала Дара. – То мы не получим денег с хозяина, Годрик! Нам никто не возместит твою руку, твоё время, наши силы.
- И что ты предлагаешь? Спустить ему всё с рук? Нет уж!
В этой жизни Хедвиг умел немного вещей. Он мог силой вытащить поганца из дома и притащить его к останкам торговой лавки, но это ничего не изменит.
- Дара права. Криками здесь не поможешь. Дракой дело не решить.
Мнение чужака не спрашивали, но Хедвиг вмешался.
- Попроси отсрочку у хозяина. Мы поможем, сколько сможем. Руки целы, голова на месте.

+1

22

Маг сидел и беспристрастно взирал на семейную перепалку. Насколько он понял, в данном происшествии замешан какой-то Грет. Конечно Алиас не имел и малейшего представления о том, кто это такой и чего он не поделил с Годриком, однако подобные деяния вряд ли можно было назвать простыми пакостями. Тут скорее всего кто-то решил очень и очень сильно насолить этой семье, если не извести её совсем со свету.
— В твоём запасе есть заклинание, чтобы это исправить? - маг посмотрел на Хедвига слегка выжидательно и медленно покачал головой.
- Что сгорело, то сгорело, - Алиас без всяких церемоний поставил точку в этом вопросе.
Алиас возможно и смог бы что-то с этим поделать, однако не везде можно всё исправить магией, к тому же она имеет свои определённые условия, которые в данной ситуации просто было невозможно соблюсти. Он ещё раз воззрился на Годрика и Дару, которые судя по всему всё не могли решить, что делать в данной ситуации.
— Дара права. Криками здесь не поможешь. Дракой дело не решить. Попроси отсрочку у хозяина. Мы поможем, сколько сможем. Руки целы, голова на месте. - Алиас перевёл свой взгляд на Хедвига и смотрел на того какое-то время.
Никто не погиб и это главное, но даже с отсрочкой им не успеть построить новую лавку с нуля, к тому же тогда торговец явно затребует снизить оплату семье работников, да и кто может обещать, что этот самый Грет вновь не испортит их работу окончательно.
- Думаю вы все в чём-то по-своему правы, - голос мага раздался за спиной Хедвига, - но вот что я скажу по этому поводу. Мы можем договориться с торговцем, чтобы он дал ещё времени на постройку, но при этом скорее всего уменьшится плата за работу. А вот с Гретом придётся что-то решать и желательно прямо сейчас, иначе он опять пустит все старания псу под хвост. Но прежде может вы объясните кто такой Грет и с чего бы ему так поступать, ведь насколько я знаю, люди обычно не поджигают что-то просто так?

+1

23

Годрик вздохнул и сел на ствол дерева, приготовленный для нового дня.
Рассказ был простым. В деревне редко бывают люди, которые готовы щедро заплатить за большой заказ. Деревня на то и деревне. Не город, где работы полно для всех. Годрик ради семьи всегда отправлялся в город, там жил под крылом хозяина, пока работал на него и зарабатывал деньги для семьи, но ни жену, ни детей не видел месяцами, а то и годами. Работа кипела, а в ту пору никто не отпускал повидаться с семьёй, пока работа не закончится. Добираться до деревни долго и дорого. Какой хозяин отпустит?
- Потом приехал этот купец. Мальтек, - продолжил сказ ремесленник. – Присмотрел в нашей деревне злачное место – один на столько людей. Сказал, что товар хороший, выгодно ему здесь.
За работу Мальтек пообещал хорошую сумму, и справился у деревенских, кто готов помочь ему на новом месте со строительством лавки. Народ выдвинул Годрика, как проверенного плотника.
- Я в деревне не один такой. Умельцев хватало. Кто в город подался. Кто здесь живёт и ждёт удачного дня.
Из толпы вызвался мужчина. Грет. Он знался на работе и хотел забрать заказ. Годрик предложил ему работать вместе, а хороший заработок поделить между двумя семьями. Хватило бы на всех, чтобы зиму прожить, не бедствуя, но Грет решил, что Годрик, который всегда отправлялся за работой в город, может найти себе другое место и работать там, а этот заказ полностью отдать Грету.
- А я рогом упёрся. Мне жена и дети дороже. Снова на год их оставить и не видеть, как дети растут, или рядом с домом строить до самой ночи и возвращаться? Я выбрал семью.
Грету ответ не понравился. Он тратил время и силы на мелкие пакости, чтобы заставить Годрика передумать и отказаться, но в работу вторым не шёл. Одному Богу известно, что ему мешало. Жадность денег, вера в свои силы или Фойрровские происки. Мелкие пакости перерастали в открытые угрозы. В последний раз Грет подпилил балку в лавке. Так Годрик пострадал, спасая сына. Закончилось сожжением яблока раздора, и все остались ни с чем. Потраченным временем и дыркой в кошеле.
- Доказательств у меня не было. Грет не дурак. Выбирал время и место, когда никто не заметит, как он пакостит, а что моё слово для старейшины против его, если доказательств нет? Так и воевали, но уже воевать не за что.
Хедвиг слушал рассказ Годрика и думал, как помочь семье. Они многое потеряли за один день. На восстановление лавки уйдёт не одна неделя, но с таким соседом, строящим козни, лавка долго не проживёт. Надо что-то делать.
- Пойдём к старейшине, покумекаем, как вам помочь и твоего пакостника отблагодарить за помощь.

+1

24

Маг сидел с задумчивым лицом и вслушивался в рассказ Годрика. По сути выходило, что зачинщиком этого самого конфликта был Грет, который просто-напросто не захотел поделиться деньгами с другим человеком. Для Алиаса материальные ценности были не столь важны, как возможно для большинства людей. Деньги и богатства он воспринимал как необходимость, нежели цель своей жизни и помыслов. А в этой ситуации, где полученных за работу денег могло хватить обоим, Марсел лишь устало качал головой.
- Ладно, пойдём к старейшине, - мужчина встал и отряхнулся, - может он хоть как-то поможет решить эту проблему.
***

Годрик приблизительно показал им дом, где жил старейшина деревни, так что особых трудностей с поисками у них не возникло. Алиас подошёл поближе к двери и три раза постучал в неё. Маг отнюдь не обладал богатырской комплекцией, поэтому и стук вышел вполне себе обычным, но достаточно громким, чтобы разбудить хозяев.
- Кто это там посреди ночи в двери стучит? - слегка хрипловатый и сиплый голос поинтересовался у гостей о цели их визита.
- Это вы старейшина этого поселения? Нас прислал к вам Годрик, плотник, который живёт на другом конце...
- Я же уже говорил, что если они с Гретом не ладят друг с другом, то не нужно в это втягивать других людей. Я человек старый и не имею ни сил, ни желания мирить их друг с другом. Как поругались, так и подружатся снова... через какое-то время.
- Возможно вы и были правы, до сего дня. Известно ли вам многоуважаемый, что случилось сегодня ночью в вашем селении?
Что неужели они?... - дверь открылась, и оттуда показался седой мужчина преклонного возраста в ночной рубахе, попутно вопросительно и недоуменно уставившись на ночных гостей.
- Нет, - маг сказал, как отрезал, Алиас понимал, что имел ввиду старейшина, когда спрашивал про этих двоих, так что решил слегка воспользоваться несколько буйной фантазией своего собеседника, - однако, сегодня ночью дотла сгорела недостроенная лавка торговца, которую строил Годрик, и раз уж дома сами не загораются, у нас есть подозрения, что поджёг её именно Грет.
- Это конечно нехорошо, но вы видели, как он это сделал, да и хоть какие-нибудь доказательства поджога у вас есть?
- А вот с этим есть некоторые трудности. Грет просто идеально выбрал время, так что...
- Жалко Годрика, но без доказательств я ничего не могу поделать, вот когда они у вас появятся, тогда мы и поговорим об этом, - старейшина попытался закрыть дверь, но ему помешал это сделать кожаный сапог Алиаса, который заранее подставил ногу, чтобы собеседник не убежал раньше времени.
- Извините, доказательств пока у нас нет, но вот у меня для вас есть информация, которая заставит вас поменять ваше мнение по отношению к этому конфликту. Позволите? - мужчина жестом попросил разрешения войти.
Старейшина какое-то время думал, однако всё же раскрыл дверь и кивком пригласил мага зайти.
- Хедвиг, - Алиас приостановил своего спутника на пороге, - а ты, пожалуйста, побудь здесь пока мы разговариваем, не хочу, чтобы ты слышал, как я ругаюсь со стариком.
Марсел прошёл внутрь дома, после чего дверь за ним захлопнулась, оставив наёмника наедине с собой приблизительно на десять минут. За это время в доме не было слышно ни криков, ни каких-либо ещё звуков. Под конец лишь раздался скрип пола около двери, и та открылась, являя страннику полностью одетого старейшину и более-менее довольного Алиаса.
- Мы поговорили и было решено наказать Грета на наше усмотрение, - маг произнёс это с невозмутимым видом, - однако нам всё же нужно либо найти хоть какие-нибудь доказательства, либо чтобы поджигатель сам признал свою вину, желательно без мордобоя. Староста будет нас сопровождать, чтобы убедиться в правильности наших действий, а также для подтверждения результатов перед селянами, чтобы не возникало лишних вопросов. Куда по-твоему лучше направиться? За доказательствами? Или нанесём визит Грету?

Отредактировано Алиас (2019-05-31 23:50:28)

+1

25

Оружие Хедвиг оставил в доме Годрика. Мужчина посчитал, что любой конфликт можно решить миром или на худой конец оттягать поганцу уши и привязать его к бельевой верёвке, но это не вернёт Годрику и его семье потраченного времени и не заставит торговца заплатить за товар. Пёс думал, как помочь семье. В делах закона он не разбирался. Мало знал. Хедвиг за недолгую жизнь выучил науку, что без доказательств квасить морды преступление, а доказательства можно найти на месте злодеяния.
Он осматривал двор возле сгоревшей лавки и искал следы. За день много нахожено, но свежие следы лежали вокруг лавки и уходили за её пределы через сломанный забор. Хедвиг пошатал доску, сунулся с другой стороны. Следы шли дальше, теряясь в траве. Мужчина аккуратно поставил доску обратно и вместе с Алиасом пошёл в дом старости, никому ничего не сказав о находке, чтобы Годрик не бросился к дому Грета, потрясая кулаком.
Хедвиг удивился, когда Алиас попросил его остаться снаружи. Кивнул и остался. Он думал, о чём толковали маг и староста. По разговору со стариком Хедвиг понял, что староста знает о проблеме, но не собирается её решать. Пёс слушал, стоя под дверь, но не припадал ухом к щелям, как базарная бабка, которой интересно. С чутким ульвийским слухом он мог бы что-то услышать, но оставил магу его секреты. Хедвиг отошёл в сторону от двери, когда услышал шаги. На пороге показался Алиас и староста. Мужчина изменил решение о судьбе конфликта, но по-прежнему просил доказательства вины Грета.
- Возле лавки есть следы. Я нашёл в заборе одну доску, она не приколочена. Отодвинул её в сторону. Следы уходили туда.
Хедвиг предложил вернуться к лавке и воспользоваться проходом, а потом выследить хозяина следов. Других доказательств вины Грета он не нашёл.
Мужчины вернулись к лавке. Хедвиг показал, что нашёл. Им пришлось обойти забор, потому что проход был узким и в него не пролез ни старый староста, отрастивший брюхо, ни широкоплечий Хедвиг. Пёс показывал следы и шёл по примятой траве. Он поглядывал на старосту. Мужчина выглядел хмурым и недовольным. Хедвиг не ориентировался в деревне и не знал, где живёт Грет, но догадывался, как может доказать вину мужчины, если следы закончатся на пороге его дома.
След прервался у ворот. Староста постучал в ворота, продолжая говорить о доказательствах.
- Чего надо? – грубый голос прозвучал за воротами и осунувшийся мужчина с густой чёрной щетиной высунулся из ворот.
На исхудалом лице выступили морщины. Мужчина постоянно хмурился и поджимал губы. Хедвиг осмотрел его, оставив разговоры Алиасу и старосте. Грет был рослым и широкоплечим мужчиной. Ростом не ниже Хедвига и шире в плечах.
- Не он.
Мужчина с такими размерами не мог пролезть в дыру в заборе.
Хедвиг не осматривал его сапоги, но попытался заглянуть через плечо мужчины во двор, что Грету не понравилось.
- Ты ещё кто?
- Меня зовут Хедвиг, - представился Пёс, посмотрев на хозяина дома. – Мне и моим друзьям нужно войти в твой дом.
- С какой стати?
- Лавка Годрика сгорела, - объяснился староста.
- Ну так ему и надо, - Грет сплюнул на землю, но выглядел спокойным.
- Кто там внутри? – Хедвиг видел, что в доме горит свет, но никто не ходил ни в доме, ни по двору. Дом казался пустым, но следы заканчивались здесь.
- Никто. Один я тут, - Грет с раздражением посмотрел на ночных гостей.
Хедвиг считал, что Грет кого-то покрывает, но он выглядел спокойным для человека, который уверен, что он ни в чём не виноват.
- Если один, тогда прятать тебе нечего, верно? – Пёс попытался войти, чем разозлил хозяина. Грет схватил его за руку, замахнулся, собираясь ударить.
- Не трогайте батьку! – закричал мальчишеский голос. – Я это, я!
Во двор по лестнице сбежал щуплый подросток. Одногодка Лето.
- Ты что натворил? – Грет забыл о чужаке и со злостью посмотрел на сына.
- Я поджог. Я виноват. Только не судите отца, - подросток переводил взгляд со старосты на чужаков.
Хедвиг осмотрел паренька. Такой худой мог пролезть в дырку в заборе и поджечь лавку.
- Встань в след, - бросил Пёс, смотря на мальчишку.
- Чего?
- В след сапогом встань, - повторил Хедвиг, показывая на след на земле.
Подросток, не спрашивая, поставил ногу в след. Подошва повторила отпечаток, и сапог встал как влитой.

+1

26

Вопрос с доказательствами решился сам собой, когда Хедвиг показал им свежие следы, ведущие прочь от пепелища. Хоть Алиас изначально был готов лезть, куда судьба зашлёт, он всё же не ожидал, что поджигатель окажется настолько ловким, чтобы пролезть в заборную щель. Однако Хедвиг его всё же приятно удивил своими навыками следопыта, которые в данной ситуации были даже очень кстати. Маг бы конечно тоже мог применить пару своих методов по нахождению искомого, но с первым прекрасно справился наёмник, а второй просто сейчас не пригодился. Он лишь послушно проследовал за своим новым знакомым, дивясь тому, каким образом его товарищ видит следы в такой темени, в которой даже с факелом и то придётся изрядно поднапрячь зрение, чтобы хоть что-то разглядеть.
Благо идти долго не пришлось, ибо след наконец привёл к воротам одного из домов. Честно говоря маг совершенно не знал, где живёт этот самый Грет, да и туда ли они забрели вообще в такой темноте. Он лишь вопросительно посмотрел на старосту, всем своим видом задавая немой вопрос "здесь?". Немолодой мужчина лишь тяжело вздохнул и кивком подтвердил догадки окружающих. По его мнению всё это ни о чём пока не говорило, мало ли следов вокруг оставлено, но всё же старик подошёл к воротам и постучал в них несколько раз, не стесняясь оглашать всем окружающим свою точку зрения.
Марсел уже успел ознакомиться с мнением старосты, поэтому просто пропускал его разговоры мимо ушей, поглядывая по сторонам, кабы кто не кинулся наутёк от их следственной команды.
— Чего надо? - грубый голос заставил Алиаса обратить своё внимание на приоткрывшуюся створку ворот, из-за которой на них недовольным взглядом глядел хмурый щетинистый мужик, ещё плечистее и шире, чем Хедвиг.
Маг пока не стал вмешиваться в разговор с хозяином этого дома, а лишь пристально изучал того своим взглядом. Судя по всему, его друг искал совсем не этого вот недовольного и не слишком приветливого человека, да и если подумать, то его сапоги, размеры и всё остальное как-то плохо вязались с узкой щелью в заборе и небольшими следами, ведущими ко двору. Алиас даже на мгновение представил, как этот молодчик пытается пролезть сквозь щель, стараясь как можно скорее скрыться с места преступления, выходило забавно, но отнюдь не сходилось с реальностью. А вот Хедвиг, судя по всему, в данный момент проявил несколько большую увлечённость процессом, так как похоже забыл, что они сюда пришли не в чужой дом ломиться, хотя его можно было понять. Ситуация однако довольно быстро накалилась, когда его новый знакомый-следопыт попытался слишком уж нагло зайти в дом Грета, чтобы провести внезапный обыск, чем вызвал откровенное недовольство со стороны хозяина, который попытался в грубой форме выгнать слишком наглого посетителя.
- Хедвиг! - Алиас окликнул своего товарища, чтобы тот наконец успокоился и дал спокойно поговорить с Гретом, ведь сам же какое-то время назад предлагал решить дело миром, а сейчас бесцеремонно вламывался в чужой дом - это всё маг хотел сказать слишком увлёкшемуся процессом наёмнику, однако не успел даже начать.
— Не трогайте батьку! Я это, я! - звонкий мальчишеский голос прервал столпотворение у ворот, а его хозяин быстро спустился с крыльца и подбежал к отцу.
— Ты что натворил? - Грет похоже был удивлён не меньше остальных присутствующих, внезапным признанием своего сына.
— Я поджог. Я виноват. Только не судите отца, - мальчишка лишь испуганно смотрел на собравшихся у ворот людей.
Алиас на подобное отреагировал довольно спокойно и смерил мальчишку взглядом, в своём уме сверив размеры щели в заборе с щуплым телом подростка, и пришёл к решению, что это вполне мог быть именно он, хотя тут всё же стоило перепроверить, чем и занялся Хедвиг. Наёмник к этому отнёсся тоже довольно хладнокровно, учитывая, что пару мгновений назад он чуть не подрался с Гретом. Хедвиг лишь указал отроку, чтобы тот поставил свою ногу в след, дабы окончательно проверить свои догадки, которые подтвердились, когда сапог и след сошлись с ювелирной точностью.
- Похоже вопрос с признанием и доказательствами отпал сам собой, не так ли? - Алиас обратился к старосте, который всё это время лишь изумлённо наблюдал за происходящим, боясь проронить хоть слово.
- Эх... так и быть, - пожилой мужчина лишь устало вздохнул и посмотрел на Грета, - Грет, как ты уже знаешь, этой ночью сгорела лавка, постройку которой вы с Годриком в своё время не поделили, а эти двое, позволь представить, Алиас, - староста указал на мага рядом с собой, - и как ты уже наверное понял, Хедвиг, очень убедительно упросили меня разрешить им расследовать это. И я согласился с тем, что если вина будет доказана, то виновник понесёт соответствующее наказание, поэтому...
- Да как вы!... - чаша терпения Грета, судя по всему, окончательно переполнилась и излилась на окружающих, мужчина ухватил своего сына за плечи и побыстрее спрятал оторопевшего подростка за свою широкую спину, явно не желая отдавать оного на суд каким-то там незнакомцам, - да как ты можешь так говорить старик! Чтобы я да и отдал своего родного сына каким-то там проходимцам, которые тут совершенно никто и вмешиваются не в своё дело! Да шиш вам с горьким хреном, а не наказание! - разгневанный мужчина довольно точно изобразил обещанное своей правой рукой и заодно во всей красе продемонстрировал гостям, - идите лучше отсюда, пока я в вас своим молотком не запустил!
Для Алиаса подобное поведение было одновременно понятно и слегка неожиданно. Он сам тоже родитель, так что без лишних раздумий кинулся бы защищать свою дочку, даже если бы она была во всём виновата сама, особенно, когда ей угрожают наказанием какие-то незнакомые люди, подозрительной наружности.
- Нет, Грет! - староста неожиданно тоже повысил голос, - тебе придётся это сделать, потому что... - старик не успел договорить, так как Алиас прервал его, положив свою руку на плечо старосты.
- Пожалуй, нам всем стоит немного остыть, - маг вышел вперёд и встал прямо напротив Грета, который всё ещё демонстрировал шиш всем окружающим, и своей рукой плавно отодвинул обещанный жест в сторону от своего лица, - я хотел бы извиниться перед вами за наши поспешные действия и неподобающее поведение, которое вам недавно пришлось терпеть. Увы, мы трудились над этой лавкой весь день, так что её столь скорое сожжение вызвало у нас подобающее недовольство, которое вам, к сожалению, пришлось испытать на себе.
- Давай-ка без этих извинений, мне они не сдались. Я уже сказал вам уходить отсюда, так значит валите, - неприветливость конечно же никуда пока не делась, но всё же Грет стал вести себя более спокойно, нежели пару минут назад.
- И всё же мы не можем просто так уйти, - Алиас продолжал стоять на своём с совершенно спокойным видом, - ваш парень натворил дел и ему придётся за это ответить, особенно когда он сам сознался в поджоге, да и доказательства тоже это подтверждают. Староста наш свидетель, поэтому чтобы вы сейчас нам не сказали, вашему сыну всё равно придётся ответить перед семьёй Годрика, вам лишь остаётся выбрать, как он это сделает.
- Может он и наломал дров, но уж точно не будет ни перед кем отвечать, вы не сможете нам ничего сделать.
- Я не хотел доводить до этого, но всё же скажу. Недостроенная лавка считается имуществом Годрика, которое было испорчено, а точнее разрушено. В соответствии с законами Остебена, за намеренную порчу чужого имущества виновнику полагается выплатить компенсацию в троекратном размере, либо... - маг перевёл взгляд на мальчишку, - виновник будет принудительно продан в долговое рабство, где будет нелёгким трудом отрабатывать свою свободу. Так что не стоит строить иллюзий относительно того, что может вас ждать.
Марсел взял небольшую паузу, чтобы перевести дыхание и посмотреть на своих собеседников. Конечно его констатация фактов и зачитывания наказаний за свершённое преступление звучали довольно холодно и безразлично, что возможно даже до костей немного пробирало, однако маг специально старался говорить менее эмоционально, иначе можно было спровоцировать Грета на определённые необдуманные действия, которых Алиасу хотелось бы по возможности избежать. Судя по лицам отца и сына, ему удалось произвести определённое впечатление на слушателей. Грет определённо понял, что от таких последствий ему и в самом деле будет весьма и весьма трудно уклониться, поэтому он молчаливо и настойчиво смотрел на мага, время от времени двигая своими желваками, пытаясь найти хоть какое-то решение проблемы. А вот мальчонка буквально побледнел от услышанного и похоже очень даже сильно напугался, судя по всему, до него только сейчас дошло насколько необдуманно он поступил, спалив недостроенную лавку.
- Но сейчас, если вы всё осознали, нам было дозволено выбрать соответствующее наказание для виновника, ведь так, - Алиас посмотрел на старосту, который устало кивнул головой в качестве подтверждения, - а им оказался мальчишка, - маг взглянул подростка, который в данный момент похоже уже смирился со своей судьбой, - как тебя зовут?
- Кай, - подросток ощутимо напрягся, ожидая чего-то плохого.
- Послушай, Кай, - Алиас с отцовской серьёзность посмотрел на мальчишку, но в то же время говорил спокойно и в некоторой степени ласково, - ты ведь совершенно не задумывался над последствиями своих действий, но они куда серьёзнее, чем наказание, которого ты так сейчас боишься. Годрик строил эту лавку для того, чтобы прокормить свою семью зимой, а теперь он возможно не сможет этого сделать, так что своим поступком ты обрекаешь целую семью на голодное существование в студёную зимнюю пору, и кто знает, выживут ли они. Вот такова цена. Теперь ты понимаешь, что сделал.
- Д-да, - смысл слов, сказанных магом постепенно, стал доходить до мальчишки, который, судя по меняющемуся выражению лица, наконец понял, что его "детская" выходка может иметь куда более страшные последствия, нежели он представлял.
- Вся эта вражда из-за какой-то стройки слишком затянулась, - маг перевёл взгляд на Грета, - Грет, из-за вашей глупой вражды с Годриком ваш сын перешёл все границы и совершил преступление, может быть и вам пора задуматься над последствиями своих действий, иначе однажды наступит момент, когда будет поздно что-либо менять. Так что задумайтесь какой пример вы подаёте своему сыну и хотите ли вы, чтобы он из-за бездумного подражания своему отцу стал преступником.
- Нет, - Грет ответил весьма и весьма подавленно, похоже и до этого твердолоба тоже стало доходить, что он своим упрямством чуть не довёл дело до греха, - конечно нет.
- Полное осознание ваших поступков придёт со временем, а пока стоит решить, как вы исправите содеянное, - Алиас поглядел на обоих, устало вздохнул и посмотрел куда-то в темноту ночного неба, - раз уж мы разобрались, то предлагаю поступить так, сгоревшего нам, увы, не вернуть, но можно построить лавку заново, а для этого нам понадобятся умелые работники, вы поможете Годрику с возведением новой лавки - это, пожалуй, и будет вашим наказанием, также, если удастся уговорить торговца дать отсрочку, не снижая платы за работу, можете забрать половину, как вам изначально и предлагали. Если согласны, то советую всем идти спать, "утро вечера мудренее", завтра вам определённо понадобятся силы, для того, чтобы исправить свои ошибки, - маг развернулся и неспешно направился к дому Годрика, попутно помахав рукой на прощание Грету и Каю.

Отредактировано Алиас (2019-06-01 11:17:06)

+1

27

Хедвиг выступил в роли грубой силы, а разговоры оставил на Алиса. Маг доказал, что он в красноречии умелец. Хедвигу от природы язык не той стороной прирастили. Он говорить не умел, слова терял по карманам, думал много, а на выходе выдавал несколько слов без изыска и лоска. Мужчина никогда не читал книг и не общался с умами мира. Он познавал мудрость, которой делилось старшее поколение, обрастая седыми волосами, морщинами и плешами.
Следы в доме Грега были его и сына. По двору хаживали другие люди. Редкие гости или обыватели. Следы, которые Хедвиг использовал в качестве аргумента, вели от лавки, но их заметил острый ульвийский взор, а чтобы люди поверили, что следы те самые и принадлежат мальчишке, пришлось бы ждать утра и искать какого другого следопыта, не заинтересованного в поимке ночного разбойника. Поди, найти человека, который такой же зоркий, как ульв. Хедвиг не побоялся раскрыть себя. Он хотел помочь Годрику и его семье.
Мальчишка сам рассказал, как было, и признал вину. Боялся, что отца накажут, а его за провинность пожалеют, как глупого и зелёного ребёнка. Отправят на работы или выпорют, чтобы другим урок. Хедвиг не хотел, чтобы мальчишку заклеймили или сделали рабом. В столице с ворами и дебоширами поступали справедливо, но жестоко. В других городах или в деревнях мальчишку могли подвесить за ногу на суку, чтобы кровь приливала к голове и он мучительно умирал. Хедвиг рассчитывал, что Грег защитит сына и согласится на их условия, когда услышит, чем обернётся ночной пожар для его семьи.
Упёршись рогом, мужчина задумался о последствиях, испугался за сына и схватился за возможность. Строить лавку с непутёвым ребёнком, который хотел отомстить за обиду отца и за мать, лучше, чем бежать в столицу за клеткой, чтобы дитя не казнили за глупость или не изуродовали. Годрик не желал зла чужой семье, но не собирался оставить своих родных впроголодь. Он готовил вещи, чтобы пойти в город и поискать работу там, раз лавку достроить не успеют, а, когда Алиас и староста сказали, что Грег сам возьмётся помогать и вместе они построят лавку, покраснел от злости.
- Ни шиша ему с той лавки не дам! – здоровой рукой Годрик показал щедрый жест, на который маг и наёмник насмотрелись в доме Грега.
- Хозяин, - мягко заговорил Пёс, но голос звучал хрипло и низко. – Подумай о жене и детях. Что твоя гордость против их голода? Одного кормильца не станет, что с ними случится? Много ты заработаешь с поломанной рукой?
Годрик злился, но согласился на условия старости.
Работа закипела с утра. В перерыв, надорвав спину за тяжёлым трудом, Кай поделился, что разозлился на Годрика, потому что отец его был человеком честным, но голову задурманила мысль о больной жене и дорогом лекарстве. Лития слегла прошлой весной от тяжелого недуга. В деревне не нашлось лекаря, который смог бы поставить женщину на ноги, а в городе каждый лекарь, если не шарлатан, дорого брал за услуги. Дороже за лекарства, который Грег и его семья не могли себе позволить. Мужчина подумал, что торговец, пожаловавший к  ним в деревню, это воля небес и их благосклонность, потому так вцепился в возможность заработать. Грег потерял заработок. Лития умерла через несколько недель от жара. Лекарства не помогли ей, а другого заработка не нашлось. Мужчина злился на Годрика и его семью, а мальчишка, который видел, как отец чахнет в тоске по жене, не выдержал и пошёл мстить за отца.
За обедом мужчины разговорились. Годрик выказал сочувствие, сказал пару добрых и ласковых слов о Литии. Обиду и злость мужчины залили мёдом, а женщина принесла им румяную булку, чтобы мужчины поделили хлеб с солью и больше не ссорились. Негоже жителям одной деревне друг на друга войнами ходить.
- Что с хозяином делать? Пожалует с дня на день, а работа не закончена.
Хедвиг умыл лицо холодной водой. От долгой работы ладони наёмника раскраснелись и горели огнём. Мальчишки работали до изнеможения, но не успели кончить работу в срок. Годрик переживал, что не получит ничего в награду за труды. Грег обещал, что расскажет, как было с пожаром, и возьмёт вину на себя.

+1

28

Постройка лавки почти с нуля была делом непростым, но они все вместе трудились, как могли. Однако даже их совместных усилий не хватило, чтобы закончить работу в срок. Хоть Грет и собирался выйти с повинной к заказчику, чтобы объяснить задержку со строительством, все понимали, что оправдания вряд ли заставят торговца безропотно подождать ещё пару дней и выплатить полную сумму за не сданную в срок работу.
- Как бы то ни было, а сейчас мы всё равно ничего поделать с этим не сможем, - маг лишь устало утёр пот со лба, - нужно хотя бы постараться закончить строительство, а там, так уж и быть, будем действовать по ситуации.

И вот настал тот самый день. Мальтек появился ровно в назначенное время на вороном жеребце, попутно оглядывая окрестности своих денежных вложений. Однако, несмотря на свои ожидания, он не увидел законченной торговой лавки, которую Годрик обещал предоставить заказчику по его прибытию. Вместо этого строение пребывало в некоем состоянии полуготовности. которое ну никак не удовлетворяло запросы торговца. Впрочем, Мальтек после увиденного совершенно не был озабочен сложившейся ситуацией, наоборот, в его глазах появился еле заметный блеск, а выражение лица стало по-доброму снисходительным. Конечно подобные заминки помешают ему развернуть своё дело в этих краях, однако неисполнение Годриком ранее заключённой договорённости давало торговцу возможность значительно снизить свои затраты.
- Годрик! - торговец приветливо окликнул мастера, раздающего указания.
Годрик же от подобного крика неприятно вздрогнул, будто его шмель ужалил, и всем корпусом развернулся в сторону Мальтека. Вся стройка разом прекратилась, и работники в ожидании уставились на торговца, восседающего на лошади.
- Что же ты там стоишь, подойди, поговорим о деле.
Годрик отложил инструменты и осторожно заковылял к Мальтеку, будто его вели на плаху. Впрочем, не он один зашагал к торговцу, Грет также сложил всё лишнее и пошёл на подмогу соседу, надеясь, что ему удастся оправдать их опоздание.
- Я же попросил подойти только Годрика, с тобой у меня дел нет, Грет, - Мальтек смерил взглядом двух плотником и остановил свой взгляд на Грете.
- С тебя всё равно не убудет от того, что я здесь стою, - Грет смело оглядел купца.
- Как скажешь, тогда перейдём к делу, Годрик, - торговец выжидательно посмотрел на плотника, - мы с тобой ведь договаривались, что строительство лавки будет завершено к сегодняшнему дню, а я, как посмотрю, стройка до сих пор не завершена. Ты не выполнил свою часть сделки, что на это скажешь?
- Был пожар, вот и пришлось всё строить заново, - Годрик грубым голосом виновато ответил на заявление Мальтека и уставился тому прямо в глаза.
- Меня не интересует был ли пожар или наводнение, - купец равнодушно ответил на заявление плотника, - мы с тобой заключили сделку, и ты свою часть не выполнил...
- Так то ж не его вина, - Грет вступился за своего товарища перед Мальтеком, - это всё...
- Молния, - Алиас без приглашения вклинился в разговор, - во время грозы в недостроенное здание ударила молния, вот оно и загорелось. Неужели можно винить людей за то над чем они не властны?
- По-моему вы пытаетесь оправдаться, да и к тому же я говорил с Годриком, а не с вами, - торговец недовольно посмотрел на мага, - я заключил сделку с ним, и он должен ответить за то, что её не выполнил.
- Может для начала спуститесь с лошади, коли действительно хотите поговорить о деле, - мужчина встал рядом с Годриком и выжидательно уставился на всадника, - или вы тут только для того, чтобы поругать нас, а затем уехать?
Мальтек явно был недоволен подобным отношением к своей персоне, но всё же немного подумав решил слезть со скакуна и поговорить с плотниками наравне.
- Я уже сказал, что меня не интересует, что было за время стройки, меня интересует конечный результат, - купец огляделся вокруг, - а его я пока что не наблюдаю. Годрик сорвал сроки, но так как лавка мне всё равно нужна, я согласен позволить ему закончить строительство, но только теперь я заплачу ему в половину меньше обещанного.
- Так это же несправедливо, - Грет подал свой недовольный голос.
- Всё справедливо, - Мальтек с полной уверенностью взглянул в лицо плотника, который был на голову выше его самого, - пусть скажет спасибо за то, что я вообще согласен ему заплатить за недоделанную работу.
У Грета невольно сжались кулаки от досады, хотя он и понимал, что половина лучше, чем ничего, но всё же по справедливости Годрику причиталось заплатить всё.
- Не надо, Грет, - Годрик хлопнул товарища по плечу, - половина лучше, чем ничего, к тому же за недоделанную работу.
- Вот именно, сразу видно понятливого и ответственного человека...
- Погоди-ка руки жать, Мальтек, дозволь мне теперь с тобой с глазу на глаз переговорить, от тебя не убудет, а может даже что-нибудь новое узнаешь?
- Не о чём мне с тобой говорить, - купец слегка высокомерно посмотрел на мага, однако спустя мгновение всё высокомерие будто ветром сдуло с его лица, а вместо этого появилось некое странное недоумение от взгляда, которым на него смотрел Алиас, - хотя может и поговорим, интересно мне вдруг стало о чём это ты собрался мне поведать.
- Вот и хорошо, - маг приветливо улыбнулся Мальтеку в ответ, - пройдёмся, а остальные пока продолжат строительство, - Марсел сделал приглашающий жест в сторону дороги, а сам убедительно кивнул своим товарищам, чтобы те не беспокоились, и пошёл прочь вместе с торговцем и его лошадью.
***

Спустя какое-то время Алиас вернулся к месту строительства и объявил, что ему удалось договориться с Мальтеком о поблажке для Годрика, так что торговец заплатит как и обещал всю сумму, однако им стоило поторопиться и закончить лавку, поскольку купец обещал вернуться довольно скоро.

+1

29

- Ты не только искусный маг, но и лгун неплохой! – Хедвиг хлопнул Алиаса по спине, как закадычного друга.
Работа сплачивает людей. И нелюдей.
Хедвиг не думал о деньгах для себя. Он работал, чтобы помочь Годрику и его семье. Обещанной платы хватит на две семьи. На широкую ногу жить не выйдет, но голодать не будут. Грег мужчина крепкий и здоровый. Найдёт, где заработать на хлеб. Мальчишка у него толковый. Сердобольный, но работящий. Годрик тоже с крепким мальчишкой. Воспитал себе сына, который всю работу косо смотрел на сына Грета и на Грета, считая, что они не искупили вину перед его семьей. Годрик мог остаться калекой. Заверения деревенского лекаря, что рука заживает и в будущем по скверной погоде напомнит не раз, как по глупой молодости плотник её под балку подставил, не умалили желания Лето отплатить семейству. Он держался их волком и не лез мириться. Сестрица убеждала его, что всё до пожара грустная случайность и Грет и его сын не виноваты.
За общим делом про обиды забыли. Все работники, кто за деньги, кто по доброй воле, трудились до опустошающей усталости, чтобы успеть в новые сроки.
- Надеюсь, что никакая молния не ударит в нашу лавку, - пошутил Хедвиг, вспомнив слова Алиаса, когда с работой покончили.
Купец появился в назначенный срок. На лице мужчины читалось недовольство. Он не радовался, что потерял столько денег, пока ждал, когда работу выполнят, но под взглядом Алиаса менялся в лице и настроении. Осмотрев лавку с придирчивостью человека, который не намерен платить дважды за плохую работу, он достал с пояса кошель с монетами и отдал его Годрику.
- Как договаривались, - купец отдал мешок с монетами, не пересчитывая, в руки плотника.
- Проверь, хозяин.
Слова Хедвига обидели купца. Он начал объясняться, будто сам Фойрр за ним гнался, обещая отправить его на плаху за одну недостающую монету. Золотой там или медяк.
- Верно, - Годрик не пренебрёг советом Пса.
Купец посмотрел на Алиаса. Хедвиг заметил, что в этом взгляде Мальтек на чём-то условился с магом, но с расспросами не полез. Остальные не заметили, так обрадовались плате за работу.
Годрик высыпал монеты на ладонь, отдал часть Грету и по монетам Алиасу и Хедвигу с наказом не обижать его возвращением денег. Плата за помощь была чисто символическая, не соразмерная с проделанной работой, но Хедвиг ценил время, что провёл в чужой семье, запасы продовольствия, которые ушли у хозяйки дома, пока она кормила на два голодных рта больше, и за спальное место под крышей дома, а не на улице с гусями и курами.
На второй день после скромного пира Хедвиг распрощался с хозяином. В городе обещали хорошую работу. Пёс не хотел оставлять дом Годрика и его семью, но понимал, что чужак в тягость гостеприимному хозяину. Лето вызвался пойти в город, чтобы заработать и Хедвиг пообещал, что доведёт мальчишку до города в целости и сохранности, и первое время присмотрит за ним, чтобы никто не обидел и не обобрал. Годрик с опасением отпускал сына, но согласился, что Лето пора учиться взрослой и самостоятельной жизни.
- Про дочь трактирщика не забыл? Она тебя заждалась, - Хедвиг по-дружески подтрунивал Алиаса, когда они проходили мимо таверны, поворачивая к большаку.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Золото полесья