Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [17.07.1082] Мгла, что приходит после


[17.07.1082] Мгла, что приходит после

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

- Локация
Альянс, г. Акропос
- Действующие лица
Марек, Вивьен, Астаэр, Кайдер войска Магистра и Культ Безымянного
- Описание
предшествующий эпизод - [29.06.1082] Скотный двор
Войска Магистра добрались до городов-близнецов. Все силы Культ собрал в Акропосе, где готовится принять бой. После побега Магистра с уцелевшей дочерью и фактически единственной наследницей Культ без боя сдал Атропос войскам Альянса.

+3

2

Нельзя стать хорошим солдатом без некоторой доли глупости. ©
Магистр Атропоса бежал из города вместе с дочерью. О судьбе наследника болтали, что он попал в лапы культа и замучен до смерти. Люди защищали город, но сдались под натиском болезни и голода, подчинившись воле культа. Предатели находились среди них и заставляли склонить головы под страхом долгой и мучительной смерти. Подыхать от болезни или желудка, медленно пожирающего себя от голода, страшнее, чем от раны в бою. Дольше. В бою нет времени подумать о выборе правильно стороны. Можно погибнуть сразу, напоровшись на заклинание, и восстать мертвецом, чтобы пожрать собратьев. Люди сдались и не ждали спасения. Магистр Альянса отвернулся от народа задолго до кампании культа. Итану Эарлану не верили. Захватчикам тоже, но они давали подобие мира, пищу и серое небо до того как не ушли, бросив город со слабыми и бесполезными людьми.
Все силы культ стягивал к Акропосу. Атропос сдали без боя. Войскам Анейрота он не приносил военной ценности и не давал существенного преимущества в бою. Сдача города сэкономила силы с двух сторон для главного столкновения у ворот предателя. Магистр Акропоса сдал город и служил культу. Новости о его предательстве и положение дел в городах-близнецах магистр получил от члена расформированного отряда Атропоса, героя, не заслужившего почестей, и дракона из Акропоса. Некромант не представлял ценности для магистра и был отстранён от дела, но девушку-дракона решили использовать. Эмиресс привезли на поле сражение, чтобы умереть за чужую идею.
Алек подсчитывал количество Ключей, собранных культом. Лейдер. Акропос. Атропос.
Пантендор добровольно отдал Ключ или держит у себя?
Они собирали слухи и подтверждённую информацию по крупицам, проверяя каждое хранилище, но среди магистров встречались предатели. Расследование выясняло, кто говорит правду, а кто покрывает культ. Алек пристально наблюдал за Вивьен. Она отмалчивалась о судьбе Ключа Севелена. Некромант допускал, что девушка могла потерять Ключ, но в страхе получить наказание за неповиновение, солгала, или остаётся тайным шпионом культа. Алек заметил, как изменилось её настроение, когда он заговорил о предательстве Дедалуса и его сыне-калеки. Девушка сожалела, но отвергла предложение развернуться и отсидеться дома.
Лошади вязли в размокшей земле. Дождь моросил второй день. Серые тучи потемнели над небом Альянса предвестником бури. Колёса на гружёных телегах скрипели, с натугой поворачивались, выезжая по размытой дороге. Груз, набитый в тюки, мешки и ящики, подпрыгивал, звенел, бился, грохотал и стучал. Они опустошали все кладбища на своём пути и набивали костями и телами обозы, держали выведенных в Анейроте крылатых и диких тварей, тащили их на цепях. Мертвецы сменяли лошадей в упряжках, тянули останки мёртвых собратьев, гниющих в ожидании воскрешения. Бэлдвин предположил, что культ задействует мертвецов с ближайших кладбищ, чтобы усилить гарнизон и оставить врага без дополнительных сил. Некроманты-призыватели поочерёдно сменялись. На остановках сшивали новых тварей из подручных средств.
Алек наблюдал за созданием химер, но углублялся в магию и планировал обыграть что-то большее, чем ожившие куклы и осадное оружие. Затею с использованием сложной ритуальной магии разделили немногие. Бэлдвин отмахнулся от предложения, потому что не хотел тратить ресурсы магов на «забаву юнца». Алек видел перспективу в коллективной магии и продумал всё, как считал.
Он вытряс из Вивьен всю информацию, которой она располагала. Некромант запомнил, как девушка проникла на территорию города вместе с демоном и осталась незамеченной.
- Сможете проникнуть в город и оставить одну вещь? – Алек обращался к Вивьен и Астаэру в обход Бэлдвина.
Сражения – это всегда смерть. В городе оставались жители, которые не виновны в желании двух сторон помериться силами в бою. Люди начнут умирать, когда на улицы посыпятся камни из осадных устройств или, согласно плану, их ждёт другая смерть. Мрачнее, чем погибнуть под завалами камней. Алек хотел избежать горы трупов, ликвидировав всех главнокомандующих культа, но сомневался, что им предоставят возможность. Он продумал несколько планов, считаясь и не считаясь с мнением Бэлдвина.
Лагерь готовился к штурму. Войны некромантов не похожи на столкновение людей под знамёнами господ. Некроманты жертвуют мертвецами, достигая победы, отсиживаясь в отдалении от кровавого месива. В числе воинов собрались маги и люди без дара, которые управляли требушетами и баллистами, исправно управлялись с самострелами и мечами. Большинство без магического дара. На каждого мага приходится двадцать – при хорошем раскладе – не-магов. Соотношение меняется во время боя. Магов проще выделить из толпы и передавить, лишая противника силы. Магический резерв не безграничен, артефакты-накопители собраны в большом количестве, но их никогда не хватало. Распределение маны полностью ложилось на плечи мага и командира. От магов требовали большей отдачи, беспрекословного повиновения и чёткой слаженной работы.
- У вас будет время, когда Бэлдвин атакует город.
…с нескольких сторон.
Завтра мы покроем расстояние до Акропоса и ударим по позициям культа.

+2

3

Вивьен замечала, что Алек держится в стороне от других некромантов. Он больше занимался изучением книг по магии. При рассмотрении книг вблизи некромантка заметила, что они о ритуальной магии – одной из сложных ветвей в любой школе магии, которая предполагает наличие ритуалов. Отец рассказывал, что раньше, когда магия была иной, дикой и всегда шла напрямую от природы, маги проводили ритуалы и обряды. Некоторые маги до сих пор этим занимаются и ценятся, но это скорее исключение из правил, потому что в бою ритуальная магия практически бесполезна. Для неё нужно много времени, подготовка, определённое количество лиц и соблюдение абсолютно всех условий ритуала. С мобильной магией, которой пользуются нынешние маги, намного проще. Тогда зачем она Алеку? Что он пытался почерпнуть из этих книг? Трайх не лезла с расспросами, полагая, что у Алека есть какой-то план, который он собирается реализовать, но вряд ли он доверит его ей, подозревая в предательстве.
Мемория выдала не все секреты Вивьен, но часть из них. Включая ту, когда Вивьен лично общалась с Гипносом. Некромантка подозревала, что у Алека возникнут дополнительные вопросы, но вместо этого он придумал, как применить способности Астаэра на практике. Интересно, а он понял, что этот демон настолько своеволен, что навряд ли согласится полезть в охраняемый город, где их могут нашпиговать заклинаниями, стрелами, болтами и пиками, если они рискнут сунуться? Особенное происхождение не делало Астаэра невидимым или бессмертным, а пара быстрых крыльев не позволит быстро метнуться туда и обратно.
Вивьен видела, что Алек уже подобрал часть магов, которые пойдут вместе с ним готовить всё для ритуала. Что за ритуал – она не знала, и раз Алек не звал её, то либо её сил не хватало, либо он собирался использовать их как накопители (что мало вероятно), либо ей не доверяют настолько, чтобы подпускать к себе. И всё же Вивьен не могла не заметить, что генерал, руководивший армией Анейрота, с недоверием и сомнением относится к любым планам сына Магистра. Она так и не спросила, что произошло между ним и отцом, восстановили ли его на прежнее место, а слушать сплетни времени не было, как болтать о нём.
- Я думаю, что Культ уже знает о том, что мы были в городе и, тем более, осведомлён о подступающих столичных войсках, - Вивьен смотрела на некроманта и пыталась понять, почему их отсылают. Действительно ли Алек верит, что они смогут проникнуть в город, или хочет от них избавиться, чтобы не мешали во время наступления? – Культ стянул войска к Акропосу. Я уверена, что все ходы в город охраняются, и не думаю, что кто-то из них разбежится, даже если вы атакуете город со всех сторон света, - Вивьен посмотрела на Астаэра. Насколько этот демон силён? Что ещё она не знает о его силе? Да и захочет ли он помогать, если не получит что-то взамен? А что она могла ему предложить? Что ему мог предложить Алек, чтобы демону захотелось принимать в этом участие? Сослаться на то, что она пойдёт на верную смерть? Да ему проще утащить её от города куда-нибудь в безопасное место и отсидеться там, чем лезть на стену. – Я не уверена, что ему хватит сил на это.
И она действительно так считала. Астаэр не всесилен. Ключ он или нет.

+2

4

Довольно тягостно тащиться обратно к Акропосу, чтобы принять участие в очередной бессмысленной войнушке. Демон был бы очень рад, если некромантка помахала бы всем ручкой и отправилась куда-нибудь дальше. Но все-таки решает присоединиться к военной кампании против города, в котором окопался культ Бездельного. А вместе с ней приходится и Астаэру месить грязь в составе обоза. Бабэк так и не показался, значит, сбежал по своим делам. Демона пробирает зависть от его свободы.

Вивьен держится поближе к тому некроманту, которого демону так и не представили. Поэтому Астаэр нарек его Рогошем в честь известного повара. Правда, вся известность Рогоша заключалась в том, что он мог приготовить из говна другое говно и иметь наглость брать за это немыслимые деньги. Вот только походная кухня того остебенского полка вряд ли могла предложить что-то лучше.

Демон держится в стороне, не хватало только слушать «важные» разговоры хозяйки: ненужные знания нельзя ни использовать, ни продать. Воины вокруг готовятся к битве, проверяют снаряжение, толкают осадные машины. Даже маги что-то пытаются из себя изобразить, но пары взглядов хватило, чтобы обнаружить отсутствие прогресса в искусстве убивать магической силой. Словно Астаэр отсутствовал в Альянсе полгода, не более. Некроманты поднимают мертвецов и составляют из них новые отряды. Демон ожидал увидеть каких-то крутых химер или нежить, но ничего интересного в глаза не попадалось. В какой-то момент показалось, что Рогош упомянул в каком-то вопросе демона, но полностью проигнорировал это. Ответ некромантки тоже пропускает мимо ушей. Сейчас он занят важным созерцанием намокшей головы лошади. Поскорее бы они прибыли к городу. Осады — это всегда весело. Особенно интересно со стороны, и Астаэр уверен, что сможет понаблюдать за происходящим с высоты. Лишь бы некромантка не бросилась на стены с мечом наголо и развевающимися волосами, как святой дух возмездия. Демону от этого будет и смешно и страшно.

— Впереди всегда горит рассвет
В чертах излома гор плывут
Лучи покоя и мольбы,
Что тьму рассеют и проткнут.

На данный момент единственным развлечением остается бубнить под нос песни, баллады и стихи сомнительного происхождения. И украткой отпивать спиртное из темной бутыли, стащенной незаметно из одного обоза.

+3

5

Отправляя народ на войну - не забудь выкопать могилу для себя.
Ляй Цы, «Как не просрать трон для чайников».

Алек заметил, что спутник Вивьен держится в стороне, не вникает в дела Альянса и не заинтересован в событиях. Ни друг, ни враг. Гэд напоминал некроманту молодого бычка, которого девочка ведёт за верёвку. Куда потянет девочка – туда он идёт, качает рогатой башкой, но ни аршина не понимает, что впереди готовится скотобойня, а не молодая тёлочка. Демон не выглядел дураком, но смотрел на окружающих с читаемым «Кругом одни идиоты» в скучающем взгляде. Подневольная птица с характером. Вивьен принимала решение, а демон следовал за ней, связанный с некроманткой магическим договором. Алек расценил их отношения как договор между некромантом и любым живым существом, но не понял, как это работает и на чём условилась странная парочка.
- Гэд, - Алек не любил персонально обращаться к каждому, но Вивьен постоянно переводила взгляд на демона и намекала, что окончательное решение она примет вместе с незаинтересованным мужчиной.
Какого Фойрра демону понадобилось в Альянсе.
- Мне нужно, чтобы все культисты остались в городе, когда начнётся осада. В город ведёт несколько тайных ходов, о которых нам известно, но я уверен, что Беннатор рассказал о них культу. Не думаю, что они решат ими воспользоваться для побега, но на этот случай все входы, о которых мы знаем, будут уничтожены. Бэлдвин не пожалеет жителей города, но мы можем попытаться обойтись без потерь или сократить их количество.
Без потерь со своей стороны.
Алек извлёк из наплечной сумки сверток, со спрятанной в него зачарованной куклой. С виду обычная детская игрушка, которую он нашёл в Атропосе и привёз с собой. Алек запланировал этот ход, когда был в Атропосе и выслушал рассказ Эмиресс о странном зелье, которое занялось с пламенем и отравило парами жителей города. Культ заполучил город без боя, взяв его измором. Алек хотел провернуть похожий вариант, но без кусков дымящей плоти и откровенной провокации.
- Эту вещь нужно доставить в центр города. Она не опасна. Я зачаровал её, но для активации нужно закопать её в земле, как можно дальше от защитных стен города. Заклинание подействует не сразу. У вас будет время выбраться из города.
Он приготовил сонную куклу, на основе ритуала, созданного для имитации чумы. Радиус действия заклинания был меньше, а эффект заключался в погружении всех жителей в сон. Десять минут, чтобы сломить ворона и проникнуть в город, если всё получится. Алек не загадывал наперёд и не обещал, что план сработает. На случай провала или отказа сотрудничать, некромант придумал несколько других вариантов, как подорвать силу культа и захватить город, пока осадное оружие не начнёт разбивать его на куски, убивая под обломками жителей города - пленников культа.
- Ты не будешь действовать без платы, - Алек не спрашивал, а утверждал, общаясь к демону. – Я не знаю, какие обстоятельства вынудили тебя заключить сделку с некромантом, но она связала вас магическими узами. Я предлагаю тебе другую сделку. Сделаешь то, что я прошу, и я разорву вашу связь.
Алек не знал, что идёт речь не об обычной магической связи, которая создаётся во время заключения сделки, а о сильной магии, основанной на запретных заклинания и закреплённой клятвой тысяч душ, которые Вивьен заплатила за союз с демоном. Чтобы разорвать такую связь, Алек должен заплатить равную цену, но Эарлан думал, что ему под силу выполнить условия договора.

+2

6

Вивьен не хотелось лезть в гущу событий в качестве мага и в первых рядах. Она не считала себя хорошим боевым магом и предпочла бы держаться ближе к Алеку и его группе магов. Возможно, даже войти в эту группу, потому что считала, что так у неё будет больше шансов выжить в сражении, чем выйти один на один как самый обычный маг. Она умела поднимать скелетов и управлять ими, что успела продемонстрировать, пока они приближались к городам-близнецам, но, как чужачка, Вивьен вызывала недоверие со стороны главнокомандующих. Даже Алек не подпускал её ближе условной дистанции. Может, он делал это намеренно, потому что заранее знал, что все маги, которыми он себя окружил, с большей вероятностью погибнут во время сражения, потому что ввязались в его очередной магический эксперимент. И всё же… У Алека уже был опыт выживания на войне. Каким-то чудом сын магистра не погиб в Лунном крае, а вернулся домой, отточив магические навыки, и теперь глубже вникал в изучение некромантии.
Желание запереть всех культистов в одном месте и разом уничтожить – понятно, но на практике практически невыполнимо. Вивьен слушала план Алека, а точнее – часть плана, которой он решил поделиться, считая, что эта информация ему не навредит, если Вивьен окажется на стороне культа. План казался простым. Подложить магическую куколку, пока никто не ждёт свиньи, и спокойно ждать, когда массовое заклинание подействует, но проникнуть на территорию города, который охраняют с такой тщательностью, что не пропустят ни муравья…
Вивьен задумчиво пожевала губу. Насколько опасно лезть в город, где собралась вся сила культа? Может, проще записаться в ряды добровольцев и махнуть на передовую с песнями и плясками, чем лезть на стену и пытаться копать колыбель в земле для магической куколки?
Без помощи Астаэра она с таким бы ни за что не справилась, но демону неожиданно предложили сделку. Вивьен вздёрнула брови, посмотрела на сына магистра. Алек уже догадался, что их связывает и прикидывается дурачком? Или не знает, на что подписывается, но готов на всё, чтобы его план удался? Согласится ли Астаэр на сделку с другим некромантом? Мужчина, казалось, скучал в лагере, но и не горел желанием лезть в самую гущу событий. Ничего не мешало ему отказаться от сделки и послать сына магистра в дебри чужой промежности.
Вивьен протянула руку за куклой.
В конце концов, если идея с проникновением в город не выгорит, то они с Астаэром могут сбежать. Да, вот так просто. Не возвращаться к штурмующим анейротовцам, а именно сбежать. В Севелен. В Нертан. Куда угодно, чтобы не лишиться головы вместе с остальными. Вивьен считала, что перевес сил находится на стороне армии Альянса, но история знала сражения, когда побеждали не числом, а хитростью и удачей. Чего-чего, а хитрожопости Ворлаку и его братьям не занимать. Как-то же ему удавалось похищать Ключи так, чтобы об этом узнали годы и годы спустя.

+2

7

Теперь уже обращаются напрямую к Астаэру, поэтому тому приходится собрать немного желания слушать по закромам. Угу, культисты. Угу, без жертв. Угу, доставить и закопать. Демон видел такие вещички в прошлом, но как-то они не вяжутся с идеей «без жертв». На обещание освобождения демон лишь усмехается. Понятно, что речь о связи с некроманткой, но Астаэру больше пришлось бы по душе освобождение от Безымянного. А маг перед демоном выглядит, конечно, представительно, но вряд ли ему по зубам такое.

Астаэр медлит с ответом, наблюдая как хозяйка забирает зачарованную вещь. Интересно, почему она промолчала, когда коллега по ремеслу при ней предлагает лишить не самого приятного, но весьма удобного слуги?
— План понятен, но почему ты решил, что присутствующий глава Севелена, — демон бросает попытки выдавать себя за неотносящегося к происходящему, — тебе это позволит? Хотя бы из-за опасения потери контроля над моей обидчивой натурой. Да и к тому же, чтобы даровать мне настоящее избавление, тебе придется кое-что вычеркнуть кое-откуда. А туда без мыла не влезть ни тебе, ни мне.

Демону все же очень интересно, что сейчас предпримет некромантка, и как Рогош собирается жонглировать Ключом, душой демона, магическим договором и полученным от «папочки» предназначением смотреть на крах амбиций его последователей прежде чем снова вернуться в Бездну, покуда его не призовет очередной дурак? Возможно, даже не имея при этом представления о существовании подобных вещей на расстоянии вытянутой руки во время разрыва контракта. Пока что Астаэр принимает мудрое на его взгляд решение не давать никаких обещаний, пока не получит информации, могущей изменить его мнение. Не имеет никакого представления, кто Рогош вообще такой, а соответственно, доверия пока нет.

Краем глаза демон замечает движение облаков за спиной собеседника, но быстро возвращает внимание к Рогошу и некромантке. Даже если они обратят на это внимание и посмотрят туда же, то не увидят того, что увидел демон.

+2

8

- Я люблю сложности, и у меня мало времени на их решение.
Всё просто. Я убиваю себя, решая головоломки.
Вивьен протянула руку за куклой.
- Твоя хозяйка не против, как видишь, я не ошибся в суждениях, - Алек в последний раз обратился к демону и отдал куклу некромантке. – Если у тебя есть возможность связаться с Гипносом и ты уверена в его поддержке, сделай это до того, как полезешь на стену. Может, сын предателя поможет тебе во второй раз.
В чём Алек сомневался.
Он оставил Трайх и демона. Долгие и бесполезные разговоры занимают время. Демону торопиться некуда, Вивьен тоже. Могут любоваться друг другом до скончания времён, если угодно. Алек ценил своё время. Они знают, где его искать, если надумают принять предложение и выполнить условия договора.

Ирмандет требует от магов единства, доверия и общей цели. Ритуал увеличивает силу одного мага за счёт братьев. Любое заклинание стихийной школы получает разрушительную силу в пределах магического запаса братьев. Ирмандет – саванн для магов-братьев, которые добровольно жертвуют жизнями в угоду цели. Братья сильны, пока они вместе.
Алек читал о чужих практиках, датированных 780-м годом. В Северной войне, захватившей Альянс, Остебен, Кабалу и Северный архипелаг, меррильские маги-чародеи, имеющие корни в сером ведьмовстве, использовали тайны древней магии, чтобы одержать победу, но проиграли. Лидер выжег братьев и сгорел сам, когда не смог удержать заклинание пламени. В истории отражены немногие события, которые излагали правдиво, а не с целью искоренить большую часть ритуалов, считая их опасными и неоправданно затратными.
В распоряжении Эарлана была группа из шести магов, которую он собрал до прибытия в Атропос. Они не доверяли ему, не считали за брата-единомышленника, но придерживались мнения, что выживут, исполняя планы мага. Слухи о Культе Безымянного и их достижениях пугали неподготовленных магов и простой народ. Люди, которых они спасли из брошенного Атропоса, болтали, что Культ собрал все Ключи из Книги Теней, и применил Ключ в городе.
Ложь.
Ключ применили в окрестностях Предела, в деревне Мейдоу. На месте жилой территории осталась выжженная мёртвая земля. Алек не имел возможности лично изучить место, но ориентировался на знаниях, которые имел о Ключах.

Активация Ключа требует жертвы. Заклинания Силентеса не умеют потреблять магическую энергию мага. Они берут её из душ, умерщвлённых жертв во время ритуала, чтобы компенсировать соотношение платы и цены услуги Безымянного.
Альянс бы знал о другом использовании Ключей, а на месте города с измождёнными пленниками, они бы нашли пустырь с координатами города-близнеца.
Страх присоединил к Алеку шестёрку.
Первый ритуал – зачарование куклы – прошёл успешно. Алек восстановился после заклинания, оставил исполнение последних условий активации на других, и занялся проведением нового ритуала. Он не был уверен в абсолютной победе или преимуществе ритуала, но хотел попробовать новые возможности.
- Нам не надо никого жрать? – Эрл тревожно оглянулся на некроманта.
Запрещённые заклинания не входили в круг его интересов. Алек о них знал, но применять на практике не стремился. Пожиратели дорого платят за магию и силу. Он считал обмен неравноценным, чтобы идти на такую меру.
- Нет.
Эарлан подумал, что Эрлу могла придти в голову другая идея, что сын Магистра ведёт их на ритуал, который превратит шестерых магов в его личные сосуды с маной, но маг избавил его от головной боли и необходимости переубеждать.

Ирманден – определённый риск, на который шли все маги, включая лидера. Неправильный рисунок, ошибка в заклинании, переоценка личных сил, любая мелочь может сыграть против магов и лишить их дара.
Весь груз Алек привык брать на себя из интереса и любви к головоломкам.
Он лично занялся составлением правильного ритуального рисунка. Группа магов пришла на поляну, где из примятой прошлогодней травы высматривались тёмные круги, выскобленные рукой Алека. Он показал каждому магу на его место, перепроверил целостность и правильность рисунка. Шесть кругов, равных по величине, и один крупный в центре. Алек встал в него, воздел руки ладонями вверх, проследил, чтобы другие маги повторили за ним, и начал читать заклинание. Шестёрка повторяла наречие за ним.
Эарлан почувствовал, что мир в пределах пентаграммы меняется. Грани пентаграммы засветились, набирая силу. Громкость голоса никак не влияла на ускорение действия заклинания, но слова зазвучали громче и чётче. Рисунок сформировался полностью, залитый пурпурно-чёрным пламенем и охватил каждого мага. Алек почувствовал, как сила магии гуляет в пространстве. Воздух становился гуще и медленно вибрировал. Эарлан ждал, когда сила потечёт к нему в руки и перестанет дразнить, гуляя у него перед носом, но она отступала, не касалась его рук и находилась близко.
Пламя погасло, сизым дымом рассеялось по земле, потушив свечи. Маги замолчали.
- Что случилось?
- Мы ошиблись?
- Это Культ, точно К…
Эрл выгнулся дугой, задрожал всем телом. Из раскрытого рта, глаз и ладоней потянулась магическая энергия, обретая форму эфемерного духа. Оставив тело мага, она ринулась серым призраком к Алеку. Некромант взмахнул рукой, но не успел поднять магический щит и защититься от духа. Он влетел в его тело, вызывая невыносимую боль. Алек удержался на ногах, ощупывая грудь, где дух вторгся в его тело. Из второго мага вырвался ещё один дух и снова устремился к Алеку. Второй призрак толкнул его в спину, выгибая позвоночник. Алек почувствовал, как в его теле что-то меняется. Он смотрел на свои руки и видел, как светятся жилы, по ним тремя магическими следами пульсировала чужая магическая энергия.
Маги передавала ему силу один за другим. От третьего потока энергии у Алека подогнулись ноги, он упал на колено, стиснув зубы от боли. Он вспомнил годы войны в землях ульвов, когда Йошка и Рабэн вытаскивали из него магию. Эарлан выл от боли, рыл землю руками и хотел умереть, чтобы мучения кончились. Он испытал это во второй раз из-за величины силы, которая пыталась уместиться в его теле и не могла выплеснуться за край как магический излишек. Она рвала его изнутри на части.
С шестым духом, откинувшим мага на спину, боль прекратилась. Алек увидел, как перед глазами темнеет небо Альянса, и потерял сознание.

- Живой?
- Ага. Грохнулся в обморок как девица, и чего орал? Не больно же было.
Алек услышал голос Эрла и невежливо попросил мага заткнуться.
- Чё? Бормочет что-то.
Некромант открыл глаза. Он понял, что лежит на земле, в магическом круге, который рисовал, а маги стоят рядом и обсуждают, что им делать и как он выглядит. Они не перетащили его в лагерь.
Молодцы какие. Братство. Верность.
С язвительностью подумал Алек, поднимаясь на локте.
- А это точно он? Может, тварь какая вселилась, пока мы тут в ведьм игрались.
Алек показал магам щедрый жест.
- Если вселилась, то характер у неё такой же. Дерьмовый.
- Ну что? Сработала твоя магия? Я нихрена не чувствую.
Алек сел, задрал рукав рубашки, осмотрел руки на пульсирующие потоки магии или метки, которые должны появиться на коже, но ничего не увидел. Рисунок гидры проступал постепенной. Первый маг из цепи, отдавший силы Алеку, заметил их на руке, когда они возвращались в лагерь, обсуждая другой план на замену этому. Алек считал, что ритуал не удался, но ошибся. Ночью они решали, как впишутся в общую картину Бэлдвина, чтобы не выдать себя.

Эарлан принял окончательное решение, когда разведчики доложили о ситуации в городе. На подступе к Акропосу Культ расставил магические ловушки. Бэлдвин не послал магов, что активировать все магические мины и не пытался сделать это удалённо без крайней надобности. Магическое зрение подсветило главные ворота города пятью печатями. Предположительно, Сдерживающими печатями, которые не позволят взять ворота тараном, пока магия в них не иссякнет. По всему периметру выставили магов. Набрасывать на город магический купол до активных действий, когда Альянс подтянет к городу осадные оружия, затратно и бессмысленно, но во время осады это даст время на защиту и атаку. Алек не сомневался, что у Культа есть другие ловушки, не очевидные, которые нельзя подсветить при помощи магии, а эти преднамеренно оставлены на самом виду. Бэлдвин придерживался такого же мнения, поэтому не слал воинов в бесполезный бой, а готовился атаковать город, когда проверит теории.
Магический купол, как предполагал Бэлдвин, поднялся, когда территорию перед городом окутал густой белый туман. На подступе к городу, который должен стать для них полем сражения, было тихо. Первые орды нежити ринулись к стене города, встречаясь с пропущенными магическими ловушками или по неосторожности магов, которым приходилось одновременно управлять нежитью и подсвечивать магические ловушки.

+2

9

Вивьен думала о Гипносе, но не для того, чтобы во второй раз обратиться к нему за помощью и надеяться, что наследник Акропоса своими руками сдаст себя, отца и Культ. Этот вариант мог сработать с остебенцами или людьми другого характера, но не с некромантами, которые всегда чувствуют выгоду и ещё острее – её отсутствие. Магистр не прощает ошибок, а Беннаторы подорвали его доверие и предали, когда впустили Культ в город. Просить помощи у столицы бесполезно – это чётко показала ситуация с наплывом нежити, которая нападала на города-близнецы и обращала их в города-призраки. В некромантах нет благородства. В их головах не появится мысль, что бой заведомо проигран, а лучший ход – сдаться, чтобы не видеть, как родной город превращают в руины, усеянные трупами жителей. За стенами Акропоса могли быть самые обычные жители, которые стали заложниками ситуации и на самом деле никогда не видели в Культе защитников и спасителей, но о защите невинных жителей думали в последнюю очередь.
Ворон-фамильяр, который встречал гостей в прошлый раз, не показывался. Вивьен ни разу не видела птицы за пределами города или, чтобы он парил над ним. Некромантка могла лишь строить теории, почему так вышло. Предельная осторожность и абсолютная бесполезность слать фамильяра на разведку, которого заметят и уничтожат при первой возможности, или же с Гипносом Беннатором, который вопреки желаниям Культа схватить всех обладателей Ключей, помог одной из них сбежать из-под самого носа Культа. Возможно, он уже мёртв, если Культ посчитал, что наследник Акропоса – бесполезен.
- Что думаешь? – не то что бы Вивьен сильно интересовало мнение демона. Астаэр не настолько словоохотлив и не так привязан к смертному миру, чтобы интересоваться делами некромантов и рассматривать возложенную на них миссию, как что-то полезное для себя. Скорее наоборот.
Трайх спрятала свёрток с куклой, пока не пришло её время. В тонкости стратегии и тактики Альянса их никто не посвящал, но по какой-то причине Алек достаточно им доверял, чтобы заслать в город с заданием. Если это не способ избавиться от них, чтобы не мешались.
- Лучше, чем оказаться в первом ряду магов, - это одна из немногих причин, почему Вивьен согласилась на авантюру. У них с Астаэром больше возможностей сбежать или отсидеться где-нибудь, пока они выполняют важное задание, чем оставаться у всех на виду и помогать остальным некромантам осаждать город.
Вивьен не представляла, как договор с Алеком скажется на её контракте с Астаэром, и можно ли как-то его разорвать без неизбежной смерти. Она не искала этот способ и не думала о нём, словно уже давно приняла решение, что: выживет она или нет – не имеет значения. У неё и цели выглядели смутными, что уж говорить о долгоиграющих планах? Может быть, магу, который долго занимается магией душ, удастся освободить демона и получить с него больше выгоды, чем у призывательницы.

- На подступе к городу расставлены магические ловушки. Просвечивайте территорию магией перед тем, как ступать, если не хотите попасть под действие заклинания.
Внедрение в город казалось более простым, чем сражение на передовой в окружении воинов и магов, но на практике всё вышло совсем не так, как представляла Вивьен. Астаэр обладал определёнными талантами, включая зрение, которое давало ему более полный обзор, чем дало бы заклинание, знакомое Вивьен. Она уступала многим магам в способностях и что-то могла пропустить в силу неопытности. Одна ошибка зачастую оборачивается смертью.
Живые находились в отдалении от поля, выбранного в качестве сражения. Вивьен, как и другие маги, которые не имели отношения к созданию тумана, ничего не видела через густое белое марево. Люди, которые не привыкли к подобному зрелищу и оказались бы внутри, наверняка испытывали бы страх. Смерть может придти с любой стороны. Вивьен видела, как в густой туман отправляется нежить, управляемая магами, - скелеты, вооружённые мечами и луками, быстролапая нежить, которая, подчиняясь чужой воле, беспокойно топталась на месте и рвалась в бой, шипя и рыча на воинов, стоявших слишком близко.
Сработала первая магическая ловушка, поднялся яркий красный дым из белого облака, и в тумане разыгралась битва, когда орды нежити схлестнулись, исполняя волю создателей. Химеры погибали в магических ловушках, разрывали на куски собратьев, созданных чужой рукой, но рвались вперёд, преследуя заложенную в них цель.
Из укрытия, выбранного в отдалении от точек нападения, Вивьен наблюдала за стеной и ждала, когда появится тот самый удачный момент. Маги на стенах начали плести заклинание, поднимая магический купол над городом. Вивьен проверила крепление, удерживающее куклу на её теле. Попасть в город и потерять подарок по пути – верх неудачи.
- Прогуляемся.
На подступе к городу, несмотря на то, что маги на стенах занялись удержанием магических щитов, направляли нежить в бой и разили заклинанием, некоторые магические ловушки они активировали, когда нежить находилась рядом и попадала в зону действия заклинания. Вивьен опасалась, что одно из таких заклинаний сработает, когда они с Астаэром окажутся слишком близко. Несмотря на то, что маги на стенах занимались удерживанием позиций и атакой, всё ещё существовал шанс, что они заметят двух чужаков на подлёте и угостят их заклинаниями.
Подбираясь к стене, Вивьен старалась экономить магию – никто не знает, что их ждёт за стеной города, может, по своему невезению они попадут прямо в руки врага и на том закончат свой путь. Чтобы обезопасить себя и Астаэра от лучников и магов, Вивьен отдала часть маны на создание магического щита.
Некромантка видела, как в небо со стороны одной из групп Альянса поднимается дракон. Она слышала, что из города привезли одного дракона, которого решили использовать во время осады. Дракон подобрался к городу с востока, ударил пламенем по магическому куполу. Щит пошёл рябью. В месте соприкосновения с огнём на нём проступили трещины и прожилки, но купол выдержал удар стихии, не разбился. Маги, удерживающие щит на востоке, напряглись, но выстояли.
Дракон взмахнул крыльями, пролетел мимо, очертив огненную дугу по куполу, и улетел до того, как попадёт под магическое заклинание. Магические стрелы засвистели в воздухе, метя в глаза дракону, но врезались в золотой бок, защищённый крепкими пластинами. Дракон разворачивался, собираясь зайти на новый круг. Мимо пролетели камни, стремясь к городской стене и куполу. Во второй раз маги на стенах встретят дракона с готовностью.
На подлёте к городу что-то пошло не по плану. Магическая ловушка взорвалась по правому боку от Вивьен с Астаэром и сильной взрывной волной устремилась к ним.

+3

10

офф

Прошу уточнить в следующих постах время суток.

— Ага, либо вы на пару пытаетесь развести меня, — демон равнодушно пожимает плечами и отъезжает от некромантов.
Уже позже вместе с некроманткой покидает военный лагерь, чтобы проникнуть в Акропос, закопать там барахло и... Что там дальше по плану, Астаэр не знает.

— Что думаешь?
— О чем? Об осаде? Или о том, что ты вдруг больно легко прогнулась под Рогоша? Или пойдет ли сегодня дождь? — Демон дымит трубкой, шагая рядом. — Нет, не пойдет. Небо чистое.
Было ли что-то достойное упоминания во время начала проникновения в город? Нет. Воспользовались стандартной схемой, где демон изображает из себя пегаса. Вокруг города начались первые схватки между нежитью и магами. Астаэру даже было бы интересно поучаствовать в них, имей он с этого хоть какую-то выгоду. Они даже дракона притащили. Кто дальше? Левиафан? Батальон алиферов в сверкающей броне? Слишком много рвения для плана «обойтись без жертв». Либо в стане штурмующих нет единого мнения, либо полученная вещь обладает совсем другими свойствами, если вообще ими обладает.

Уже у конечной точки полета напарываются на магическую ловушку. Если быть точнее, Астаэр специально пролетает рядом с ней. Не увидеть её для демона было бы невозможно. Магию можно скрыть, но чем больше тратить магической энергии на сокрытие первоначальной магии, тем сильнее это будет блистать, сверкать и переливаться всеми цветами радуги Хаоса. Вполне ожидаемо звучит взрыв, боль тоже не сюрприз, хоть некромантка поддерживает магический щит. Демона начинает крутить в воздухе, но все же удается перемахнуть через стены, где он отпускает из рук чародейку, хоть до земли еще не близко. Хотя, ничего страшного с ней случиться не должно, прямо по курсу кто-то заботливо «подготовил» для неё стог соломы. Сам же демон продолжает полупадение, полуполет, бьется о черепицу дома, смешно растопыривает крылья и исчезает на противоположной стороне от предполагаемого места приземления некромантки.

Стоит Астаэру исчезнуть из поля зрения хозяйки, как тут же выравнивает полет и перестает изображать из себя контуженного магическим взрывом. На ходу влетает на чей-то балкон и врывается в помещение. Правда, он специально выбрал дом, где не было видно аур живых существ. Некромантке придется самой заняться копанием ям, пока не самый заботливый и ответственный подчиненный собирается заняться совсем другим.

Отредактировано Астаэр (2019-02-03 15:37:52)

+2

11

Нежить встречалась в тумане, звенела клинками, рассекая воздух и кроша собратьев. Мертвецы проламывали друг другу черепа, отрывали конечности, подчиняясь воле создателей. Ожесточённая битва между трупами людей, которым не повезло умереть в радиусе досягаемости тёмных магов. Алек предпочитал погребение через сожжение, чтобы не ходить разлагающимся трупом на прислуживании у какого-то некроманта. Этим мёртвым не повезло. В утреннее время неестественный туман настораживал и провоцировал магов на стене использовать магическое зрение. Оно не давало полного обзора и понимания происходящего, но нежить выглядела разноцветными куклами, набитыми маной. По куску от каждого мага, который ими управлял.
Основная группа скелетов дошла до защитной стены города налегке, без оружия и дополнительной защиты. Они бросились под стену, как безумные копали руками, лишёнными плоти. Густой туман закрывал обзор, но за шумом сражения подозрительная возня под стеной вызывала вопросы. Алек рассчитывал, что маги с восточной стены отвлекутся на вторженцев и рассеянное внимание сыграет против них.
На поле загорались пентаграммы поглощения. Нежить уходила на ману, забирая подобие жизни у миньонов с двух сторон. Маги пополняли быстро пустеющие резервы. Постоянный круговорот магической энергии. От создания заклинания, до поглощения всех источников маны.
Костяные шипы выросли из земли, поднимая пронзённых как насекомых мертвецов. Зомби неуклюже размахивали оружием, но сильнее загоняли шип в гниющее тело, оставляли плоть на костях и лишались конечностей. Мягкая плоть отделялась от костей, не аппетитными кусками падала на землю, когда мертвецы возвращались в бой и умирали повторно.
Маги культа ударили по дракону. Ледяные иглы поднялись в воздух, полетели к открытому мягкому брюху. Защитное заклинание отразило ледяные копья, обратило их в ледяную крошку и не причинило вреда дракону, но летающая огненная бестия не нанесла удара. Дракон пролетел возле стены, развернул крепкие крылья и отлетел от разъярённых магов, чувствуя приближение опасности. Небо перед Акропосом затянулось чёрными тучами и разразилось огненным дождём, прожигая доспехи и мечи, прожигая до костей нежить, не чувствующую боли. Пламя пожирало их, обращая в прах и пепел, развеивало ветром магического заклинания, сбивало с ног живых, направленных в гущу сражения. Камни, охваченные пламенем, засвистели в воздухе, сухая трава легко занялась и задымилась, вспыхивая в редеющем тумане огненными языками.
Нежить культа пересекла поле, добралась до магов в тылу. Самых расторопных немёртвых снимали заклинанием, перехватывали контроль над ними или убивали точным ударом в голову. По приказу Бэлдвина подняли магические щиты. Дракон держался в стороне, пережидая, когда смертоносный метеоритный дождь закончится.
Алек наблюдал за происходящим со стороны, расходуя силы на поддержание нежити, перенаправление магической энергии из нежити в магический резерв и магические щиты, защищающие магов от атак. Маги важнее обычных пехотинцев. Он выждал время, когда разыграется битва и обе стороны покажут часть плана, меняя его по ходу действия, когда противник выкидывал что-то новое и непредсказуемое. Они знали все школы магии и понимали, с чем столкнутся. Войны некромантов – шахматная партия двух мастеров, просчитывающих каждый ход противника. Любую пешку можно защитить, а любой ход предотвратить, зная всё об оружии и приёмах противника. Одни методы. Подход разный.
Группу с магом и выставленными магическими щитами отправили к воротам города, чтобы снять защитные печати и разбить ворота. Один защитный круг защищал их от нежити, второй – защищал от магических ударов магов со стены.
Алек ударил ладонью по земле, собирая силу стихии, и выпустил ману в заклинание. Трещина побежала по земле, обгоняя магов и нежить, устремилась к стене города, разрастаясь в ширину. Из общего магического резерва утекла магия. Заклинание легко далось Алеку. Он  не почувствовал существенной отдачи, но силу не рассчитал. В растущую пропасть попадала нежить. Расщелина ушла под стену города, затягивая в пропасть скелетов, задетых магией магов, стоящих на стенах.
Метеоритный дождь, отнимающий магические силы и прожигающий нежить, оставляя на поле минимум дееспособной нежити, закончился вместе с силами поддерживающих магов. Дракон полетел к городу, ударил пламенем по стене, остановившись возле неё, когда стена задрожала, качнула магов вместе с вызванным землетрясением. Магический щит раскалился, затрещал и рассыпался, оставив магов на стене без защиты. Пламя дракона прорвалось за стену, немилосердно зажарило мага, стоявшего перед ним, и сбросило его тлеющее тело по другую сторону стены.

Заклинания
Культ

Армия из костей
Армия мертвецов
Дыхание абсолюта
Последнее Дыхание
Костяные шипы

Альянс

Армия из костей
Армия мертвецов
Врата в Бездну
Последнее Дыхание
Пентаграмма Защиты

+2

12

Всего на долю мгновения Вивьен показалось, что Астаэр действительно пострадал, что его демонические силы дали сбой и Культу удалось ловко скрыть все заклинания, но это мгновение закончилось аккурат в ту секунду, когда некромантка полетела через стену, а руки демона отпустили её. Трайх хватило самообладания, чтобы из злости не сжечь всё сено, послужившее ей не самой мягкой периной на свете, но всё же смягчившей её падение. Она подозревала, что Астаэр выкинет какой-то фокус, и ей порядком надоело поведение призванного демона. Она бы разорвала узы при первой возможности, чтобы избавиться от него и не обременять себя вознёй с псом из Бездны, но в то время, когда поднималась на стоге сена, думала лишь о том, как убить демона своими руками и какое наслаждение она получит в процессе.
Мысли о мести оборвались с падением обугленного тела. Рядом с Вивьен. Она вспомнила, где находится, и что происходит за стеной. Армия Альянса не будет ждать, пока некромантка удовлетворит себя фантазиями. Магический щит пал и открыл дорогу для заклинаний, пламени и тяжёлых снарядов. Самая расторопная нежить полезет на стену и заберётся в Акропос, когда маги устанут отбивать атаку.
Трайх быстро подобралась на ноги, чувствуя боль во всём теле после магической встряски и падения. Оставаться возле стены было опасно, и она меньше всего хотела попасть под атаку союзников. Впрочем, союзничество у некромантов вещь относительная. Вивьен пыталась сориентироваться в городе и вспомнить, какую дорогу они обсуждали, чтобы быстро добраться до нужной улицы. Желание некромантки помогать Альянсу медленно таяло от осознания, что эта помощь уже не понадобится – город уже штурмовали и справлялись с этим прекрасно.
«Может, отсидеться где-то, пока они развлекаются?» - вариант казался хорошим, но в Акропосе нет ни одного клочка земли, который можно назвать безопасным.
При помощи магии Вивьен высветила часть улицы, чтобы выбрать пустую или без магических существ, и пошла по ней, вскинув магический щит. От заклинания в глазах рябило и давило на виски, но это меньшая из проблем, если она столкнётся с кем-то из Культа или с жителем города, который добровольно принял сторону Культа и уже обозлился на Альянс и всех, кто с ним связан. На ходу некромантка проверила сумку и куклу в ней и поняла, что куклы при ней нет.
- Бездна… - Трайх остановилась и ругнулась, вспоминая, где могла потерять фойррову куклу. За чертой города, когда их с Астаэром качнула магическая волна, или же под защитной стеной, но возвращаться и искать куклу в стоге сена - слишком рискованно. Вивьен посчитала, что этот риск не оправдан, а раз по стечению обстоятельств куклы при ней не оказалось, то всё, что она могла – попытаться выжить во время штурма. Вне зависимости от того, кто победит.
Короткой остановки хватило, чтобы почувствовать знакомую магическую ауру. Вивьен обернулась, отзываясь на ощущение, оно будто притягивало её. Подсветив при помощи магии, она заметила, как на некоторых стенах домов светятся рисунки. Их же она увидела на защитной стене. Вивьен прикоснулась к камню. Ладонь обдало неприятным щипающим холодом, пробежавшим по позвоночнику и выхолодившем нутро. Она знала это чувство – испытывала его, когда призывала демона. Теперь мысль находиться в городе и искать в нём спасение казалась ей не очень удачной.
«Где здесь фойрров тайный ход из города».
Вивьен услышала шаги, обернулась на звук, как чужое магическое заклинание врезалось в её щит и отбросило. Удар об стену выбил воздух из лёгких. Ей бы сломало рёбра, если бы не магический щит, смягчивший воздействие заклинания. Трайх попыталась подняться с колен и собраться для ответного заклинания. Она видела, как мужчина поднимает руку, направляет на неё заклинание, алеющее на его ладони языками чёрного пламени, но птица, едва распахнув клюв, погибла вместе с её создателем. Огромная тень зависла над их головами и стремительно начала уменьшаться. Валун упал на мага, разбил его тело, превратив в кровавое месиво на земле и стенах. Вивьен запомнила мерзкий звук, с которым тело живого поломалось, и порадовалась, что этот «добрый маг», сам того не подозревая, убрал её с траектории падения камня. Враг спас врага, а собирался его убить.
- Надо убираться отсюда…

+3

13

Оставив позади некромантку, Астаэр быстро меняет местоположение вглубь города. Сейчас принимать участие в схватке не хочет, не до этого. Он сюда пришел с четкой задачей. Правда, исход дела весьма сомнительный, так как не осталось задокументированных случаев, когда бы это сработало. Но с другой стороны демону особо нечего терять. Он перекати-поле, даже вторая жизнь не приносит ни радости, ни удовлетворения. Какой смысл жить с ярмом? Для Астаэра никакого, ему и в Бездне было хорошо, пусть там нет вина и девок.

Сейчас демон продолжает рассматривать карту, которую отобрал в той деревеньке. На поверхность нанесено с десяток линий угольком: географические места силы, которые не должны были сильно измениться за время отсутствия в мире живых. Тесное сотрудничество с магами прошлого (и с некромантами тоже, куда же без них) позволило почерпнуть немало знаний магии, даже если их никогда не получится применить по назначению. И это другая причина сомнений, так как сам демон не является некромантом и не приобщен к силам их сферы магии или божественного проявления Безымянного, как кому удобнее считать. Но вот только и первые некроманты появились после Бессовестного?

Но тем не менее этот ритуал всерьез считался действующим, так как основывался на том знании, как призвать бога в мир. И что с того, что ни у кого он не получился? Ведь сначала Безымянный воплотился в мире и создал некромантию. Да, он мог прийти по своей воле. Или мог просто заинтересоваться, чем заняты эти странные люди. Либо мог внушить избранным любую нужную мысль, которая как эпидемия распространилась повсюду, а после стала частью истории. Сам Астаэр считает, что он всегда был в мире, любой призыв от этого лишен смысла. Одновременно Астаэру не особо интересно, лезть в дела богов и их мотивов он не собирается. По его мнению они ничем не лучше или умнее случайно взятого человека.

Одним из условий призыва является особое местоположение на землях, и Акропос находится в нем идеально. Было ли это одной из причин, почему город был воздвигнут именно здесь? Другим условием является активное возмущение магического эфира некромантией. И как нельзя лучше подходит война, когда обе стороны бросают многочисленные силы на сотворение и управление нежитью, гибельные заклятья и порчу, на вроде той, что демон с хозяйкой должны были закопать где-то в городе.

Кстати, рассказывать некромантке демон о планах не стал, и тем более брать с собой. Она вряд ли на его взгляд поймет желание заниматься этим не для получения еще большей силы или мистических знаний. О нет, если вдруг будет услышан, то Астаэр наверное впервые в жизни помолится и попросит разорвать все связи с Силентисом, чтобы повторно не возвращаться в цикл безумных войн некромантов следующего столетия, когда очередные безумцы будут искать силы, на которые прав не имеют. Шанс успеха равен практически нулю, а шанс исполнения желания и того меньше. Но останавливаться Астаэр не собирается.

Выбрав дворик между высокими пустующими домами, демон начинает последовательно рисовать гигантскую пентаграмму, точно такую же, какая нарисована на одной из страниц Силентиса. Обе цепи повинуются воле демона и скользят по земле, оставляя идеально прямые линии.

«Но сегодняшним утром я нашел след...», — тихо пропел демон, вспоминая песню, услышанную где-то.

+2

14

Лошадь под ними практически не шевелилась. Не переступала с ноги на ногу, не встряхивала нервно головой и не всхрапывала в испуге, как делают обычные животные, чуя кровь, страх и смерть так близко от себя.
Она была мертва, и мертва давно. Как и армия, следующая за братьями Беннатор. Живым не было места в Акропосе - не сейчас и не сегодня, когда над городом сталкивались силы, равных которым Гипнос еще никогда не видел и не чувствовал.
Они успели в самый разгар осады.
- Вперед, - он едва шевельнул губами и откинулся на грудь брата, сидевшего позади него в полуразвалившемся седле. Скорее ощутил, чем увидел, как Вилран шевельнулся, умело направляя мертвого скакуна под ними, и животное, движимое собственной памятью и чужой волей, покорно двинулось по раскисшей дороге.
За своей спиной Гипнос ощущал, как разгорается нестерпимый, неутолимый голод в сгнивших сердцах мертвых. Он привел их сюда, чтобы исполнить их заветное желание. Они пришли за ним, чтобы соблюсти свою часть уговора с некромантом, потревожившим их непокой.

***
Когда они добрались до старых полей сражений, там, в Лунных землях, несколько дней назад, уже стемнело, и ночь была непроглядной. Гипнос опирался на брата, полностью доверившись ему, указывая направление лишь кивком головы да тихим шепотом.
Его физическое тело угасало с каждым часом. И вместе с тем, с каждым часом, приближавшим восход тусклой, бледной луны, росла питающая его темная магия. Здесь, в сердце Земель, там, где много лет назад полегло огромное количество людей и ульвов, была его стихия, и сейчас он, пожалуй, не испугался бы никакого чудовища из тех, что водились в разоренном краю.
- Это здесь, - прошептал он и выпустил поддерживающую его руку Вилрана. Опустился на колени, с трудом опираясь о землю здоровой рукой. Закрыл глаза, вслушиваясь в сотни голосов, звучавших над могильниками.
Сколько их тут лежало...
Полузарытых в земле и брошенных под дождями, снегами и палящим солнцем. Оставленных на растерзание диким тварям. Погибших с первого удара, сожженных заживо колдовством, отравленных ядом, умиравших долго и мучительно с вывороченными внутренностями. Озлобленные, неупокоенные, умершие в страхе и ненависти - после смерти и люди, и ульвы выглядели одинаково.
Да и умирали, должно быть, одинаково.
Не было ни победных песен, ни погребальных костров. Люди, оттеснившие ульвов прочь, уходили в спешке, измотанные, нерадостные от собственных побед, а исконных хозяев Лунных земель некому было схоронить и оплакать. И сколько таких брошенных полей, оскверненных могильников и растерзанных трупов было по всем землям? Тысячи? Десятки тысяч?
- Если что-то пойдет не так... Вил, уходи, - Гипнос на мгновение повернулся к брату. Воскрешенный был сродни тем, с кем намеревался говорить некромант, но лишь отчасти. Если они набросятся на него, никто не успеет их остановить. За себя Гипнос не боялся - он практически ничего-то и не терял, - но Вилран должен был остаться. 
"Чего ты хочешь от нас, некромант..?"
Вопрос прилетел с дуновением ветра, пришел далеким гулом из-под земли. То, что задавало его, не было одним человеком - ему показалось, что то вопрошали сами Лунные земли, переполненные мертвыми, словно распухший труп - червями и гноем.
Ему были нужны их тела. Ему была нужна их ярость и боль, не уменьшившаяся в смерти. Он не стал скрывать это от них.
- Не так... - Полумертвый покачал головой. - Чего хотите вы?
Он знал, чего, еще до того, как голоса ответили ему. Забвения. Отмщения. Покоя.
- Я могу подарить вам его. Возможность уничтожать некромантов, которых вы ненавидите. Последний бой - а потом вы заснете...
Он тоже был некромантом. Он чувствовал их злобу, как кислоту, разъедающую металл. Возможно, ее чувствовал даже лишенный магии Вилран. Почему бы им не убить братьев Беннатор прямо сейчас, глупых живых, зашедших в земли мертвых? Их, в которых течет кровь ненавистных некромантов...
Гипнос улыбнулся.
- Убейте нас сейчас - и будете лежать здесь еще десятки лет, так и не утолив свою жажду мести. Идите за нами - и я клянусь вам, вы убьете столько некромантов, что их крови хватит напоить вас...
Он ждал, не поднимаясь с земли. Ждал с ладонью, прижатой к пожухлой, выросшей на крови траве. Ждал, отсчитывая удары сердца, медленные, неровные.
"Хорошо, некромант..." - ответ пришел с головной болью, с острым уколом где-то в груди, там, где разрасталась его собственная смертельная рана. - "Но если обманешь, твои кости превратятся в пыль прежде, чем ты успеешь раскаяться".
И они зашевелились, когда ладони Гипноса охватило зеленоватое свечение мертвых чар. Вставали один за другим - судорожными рывками, стеная, вырывая оружие, засевшее меж ребер и позвонков, скрежеща зубами. Вставали, питаемые собственной ненавистью, и колдовство Гипноса послужило лишь искрой, раздувшей это пламя. Вставали, так похожие на людей, и все-таки не люди.
Он ожидал, что его сил не хватит, был готов к жестокому откату и к боли, скручивающей мышцы, но мертвые ульвы продолжали вставать, даже когда он был на пределе - все новые и новые десятки. Волна зловония плыла над полем и лесом, а они окружили братьев Беннатор, и их лица не были пустыми и бессмысленными, как это бывает с обычными неразумными зомби. Он мог направить их, но не смог бы упокоить их всех снова, и сейчас от того, чтобы разорвать самих братьев, мертвецов сдерживали лишь слабые защитные чары - да заключенный уговор.
Мертвый конь склонил истлевшую костистую шею рядом с Вилраном, и Гипнос понял, что эта сделка - самая странная в его жизни, - удалась.

***
И сейчас его мертвые бойцы рвались вперед, скрипя зубами от нетерпения и голода, а впереди лежал Акропос, светящийся от силы, щедро выплескиваемой сотнями магов. Их с Вилраном полумертвый, пылающий, рушащийся дом.
Если они не смогут отвоевать его сегодня, то не вернут уже никогда.
И все же оставалось еще одно...
- Возьми. Это твое.
Гипнос неловко стащил с шеи и протянул брату несгруд. Кристалл, в котором до сих пор вспыхивала ненавистью душа Стефанна Беннатора. Он должен был быть у Вилрана. Интересно, услышит ли Вил проклятья бывшего хозяина своего тела? Или это поможет ему пробудить воспоминания?
- Если случится так, что мы проиграем, - горло болело от того, что он напрягал голосовые связки, и все же Гипнос должен был говорить. - Если нас победят, и мы будем разбиты... если я умру прежде, чем мы войдем в Акропос, уничтожь несгруд и беги. Забудь имя Вилрана и стань Стефанном - безумным, потерявшим память Стефанном. Укрывайся в полях и лесах, живи среди людей, не знающих, кто ты, покуда о тебе не забудут. Ты... понял?
[icon]http://s3.uploads.ru/17zLd.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (2019-02-23 15:52:49)

+4

15

Вилран мог сказать спасибо тем ульвам, что на них напали: мало того, что Кинатан нашла в их пожитках отличный лук со стрелами, так еще и сапоги одного из волков оказались Воскрешенному впору. Вообще-то он не особо страдал, когда шел босым, — боли он не чувствовал, — но тело Стефана не привыкло к подобным прогулкам по буеракам без обуви, а покрывавшие ноги синяки, царапины и порезы могли в итоге привести и к серьезным проблемам, если внимания на них совсем не обращать. 
В общем, теперь у Вилрана были не только рубашка и штаны, но еще и сапоги, чему он был несказанно рад, а так как к его мечу добавился еще и ульвийский лук и колчан со стрелами, то вообще счастлив. Огорчало одно — брату не становилось лучше, дорогу домой он не знал, а Кинатан их покинула, отправившись по своим делам — туда, на Север, куда они с Гипносом идти передумали.
Возле старого могильника, где сделали один из привалов, ситуация немного изменилась, но Вилран не знал в лучшую ли сторону. Гипнос призвал нежить, что покоилась под слоем земли, травы и старых веток – тех, что некогда были людьми и ульвами, но сейчас жаждали лишь мщения, крови и смерти. Вся эта мертвая армия потянулась длинным смердящим хвостом за своим хозяином к Акропосу, но брат ослабел настолько, что сам уже и идти не мог, да и в седле еле держался: если бы не поддержка Вилрана, давно бы скатился с поднятой мертвой кобылы – так и пришлось ехать вдвоем на одной твари.

Остановилось маленькое войско Гипноса в окрестностях Акропоса на холме, с которого город и все, что вокруг него творилось, было видно, как на ладони. Магические вспышки то там, то тут прорезали пространство, земля дрожала, орды мертвецов рубили друг друга, не зная устали и боли, а над всем этим полем битвы, рыгая пламенем, кружил дракон. Нежить, приведенная Гипносом, на фоне творящегося безумия, выглядела совсем незначительно. Вилран окинул ее тревожным взглядом, – шансов на победу он не видел, - а затем принял из руки брата несгруд.
- Возьми. Это твое.
Подарок был неожиданным – Вилран много раз бросал на него взгляд, пока тот хранился у Гипноса на груди, и мечтал забрать себе, чтобы уничтожить. И вот удача – душа Стефана сама пришла в его руки! Пришла, чтобы исчезнуть, уйти навсегда в тот город теней, откуда сам Вилран вернулся в мир живых, – он не собирался оставлять бывшему хозяину своего тела ни единого шанса на воскрешение.
- Да, брат, - Вилран сжал несгруд в ладони, борясь с собой, чтобы не уничтожить его прямо сейчас. Сейчас  - было бы неправильно. Пусть Гипнос порадуется, что он принял его подарок и хранит его.
- Если случится так, что мы проиграем, - хрипло продолжал брат. - Если нас победят, и мы будем разбиты…
Вилран видел, что им не победить, – это казалось очевидным, - но он промолчал.
- … если я умру прежде, чем мы войдем в Акропос, уничтожь несгруд и беги. Забудь имя Вилрана и стань Стефанном — безумным, потерявшим память Стефанном. Укрывайся в полях и лесах, живи среди людей, не знающих, кто ты, покуда о тебе не забудут. Ты... понял?
- Да, я буду Стефанном, - кивнул Воскрешенный одевая цепочку с несгрудом себе на шею. – Я понял тебя.
Слова о том, что Гипнос может умереть, Вилран намеренно упустил – они ему не нравились, и не стоило о них думать. Он молча развернул лошадь и направил ее в сторону от побоища – к горам, что огибали Акропос с северо-востока и изобиловали тайными ходами и тропами (Гипнос, как наследник Беннаторов, конечно же эти пути знал) – только так еще можно было пробраться в город незаметно.   
Или почти незаметно.
Охрана там все же была, – уже не от мятежного Акропоса, а от Альянса, -  маг-некромант, несколько воинов поддержки и горстка мертвецов перекрыли путь, по которому направился Гипнос. Но они не учли, что опасность может прийти не изнутри, а извне. Когда мертвое войско Беннаторов стремительно рванулось вперед, сметая все на своем пути, участь бедняг из Альянса была решена: ульвы распотрошили тела даже быстрее, чем ожидалось, – войско Гипноса лишь разбудило свой аппетит, но не насытилось. Мертвецы жаждали крови, горстка людей ее не утолила, и голодная нежить хлынула за конем своего предводителя в темную паутину подземелий, чтобы успеть пробраться в город до того, как туда ворвется Альянс.

+4

16

Нежить полезла на стену. Где маги не успевали снимать её – пробиралась внутрь, шлёпалась на разбитую улицу, бросалась на первого живого и драла его на части, разбрасывая куски плоти, умирала, когда маги внизу добивали её заклинанием или отстреливали с тел мёртвых товарищей, чтобы самим не погибнуть жестокой и мучительной смертью. Камни полетели в город, врезались в дома возле защитной стены, пробивали крышу, оставляя в ней зияющую чёрную дыру, ломали стены и заваливали старые дома. Жители города, которые не успели спастись, умирали под обломками, с отчаянием пытались вырвать родственников и близких из рук смерти, но умирали вместе с ними, замешкавшись в панике и пробирающей истерии.
Магистр Альянса отдал приказ уничтожить Культ любой ценой. Жителей города, которые не сдались добровольно, он назвал предателями, которых тоже ждала смерть.
Из расщелины, созданной в стене землетрясением, полезла нежить, обдирая бока и оставляя на стене куски омертвевшей плоти. Зомби не чувствовали боли, когда лишались конечностей, и упрямо ползли по земле, подволакивая половину тела. Где-то лежали оторванные ноги, которые куда-то спешили отдельно от тела. Мертвецы нападали на живых. Культ не волновали жизни обычных горожан. Они не защищал их от нападения. Культисты держали оборону на стене, пока не получили приказ отступить с линии обстрела.
Маг Альянса с группой нежити добрался до главных ворот, снял первую магическую печать, когда сверху на него обрушился камень. Магический щит не выдержал веса, схлопнулся и расплющил мага вместе с нежитью.
- Досадно, - Эрл нервно отшутился и посмотрел на товарищей в цепи.
Вместе с другими некромантами они приближались к стене города, когда противник начал отступать, медленно продвигаясь по зачарованному полю. Ярая нежить пролетала мимо, стрекоча голыми костями и шлемами, надетыми на лысые черепа; клацала челюстью, которая не закрывалась и комично подскакивала во время бега. Скелет, размахивая секирой, налетел на магический щит перед носом у Эрла. К одному скелету присоединилось три мертвеца; давление на магический щит усилилось. Маги сделали магический пас, складывая чужих зомби как домик из костей.
Алек хотел израсходовать их на ману, но нежить налетала со всех сторон, атакуя щит. Эрл потянулся за мечом, замахнулся на тварь. Земля под его ногами замерцала красным.
- Назад! – Крик Эрла заглушил голос Алека.
Из земли вырывались шипы, оплели тело мага, впиваясь в него острыми краями, бешено завертелись, отсекая конечности. Шипы исчезли под землёй. Останки Эрла кусками мяса упали на землю, разбрызгав кровь на некромантов. Шет, стоящий по правую сторону от Эрла, затрясся, дрожащими руками вытер с лица липкую кровь, стёр что-то с губ и понял, что это кусок века. Некромант заорал во всю глотку, брезгливо стряхивая куски чужой кожи.
Нежить билась в щит, Шет не мог отойти от шока и орал. Давление на каждого мага в цепи увеличилось. Паника нарастала среди некромантов. Магический щит прорвало, когда Эарлан с ним не справился. Он почувствовал, как зубы мертвеца вцепились ему в плечо, помяли наплечник. Некромант заклинанием отбросил зомби. Мертвец отлетел на несколько метров, перевернулся, как сломанная кукла остановился, но снова поднялся. Алек выставил щит и заметил, что второй маг из цепи держится за разорванное горло.
- Ты… говорил…
Эарлан не разобрал слов в булькающих звуках, но отчётливо понял, что хотел сказать Дорлан. За день до осады Акропоса Алек говорил, что группе магов легче защититься и выжить. Никто не обещал, что они выживут, если согласятся на его авантюру. Алек почувствовал досаду от убитого собрата и боль в плече, но останавливаться не собирался. В сражении или сдыхаешь или делаешь. Он выбирал «делать».
***
- Нас атаковали возле северо-восточного хода.
- Со стены?
- Нет, зашли с гор.
С полей доносили последние новости. Бэлдвин наблюдал за передвижением войск, не покидая безопасной зоны. Туман полностью рассеялся. Некромант чувствовал веяния победы, когда видел, как войска нежити прорываются в город, разрушают защиту Культа и убивают магов. Он ждал, что маги из Культа начнут разбегаться как крысы с тонущего корабля.
- Перехватить все порталы и телепорты из города. Переловить всех к… Какого Безымянного он делает?! – Бэлдвин потерял мысль.
- Кто?
- Щенок Эарлана!
- Дезертирует?..

Сведения

Армия Альянса прорвала оборону Культа, в стене у ворот образовалась трещина, в которую лезет нежить. Одна из пяти магических печатей, сдерживающих ворота Акропоса, сломлена. Маги Культа оставляют стены и уходят вглубь города.
Два мага из Ирмандета Алека мертвы. Осталось четверо, не считая Алека.
Эрл - подорвался на магической мине, мёртв.
Дорлан - умирает от потери крови, разорвано горло.
Шет - в панике.

Для вступивших: армия Альянса атаковала Акропос в полуденное время. Небо затянуто серыми тучами. Земля мокрая, два дня до осады шёл дождь. Магический туман перед воротами Акропоса рассеивается.

+4

17

Сбежать из города, который берут штурмом – та ещё задачка. Вивьен плохо ориентировалась в Акропосе и, честно говоря, слабо помнила карту города, которую ей показывали перед отправлением. Более того – карта могла устареть на десятки лет. Там, где раньше был тайный ход, оказалась замурованная стена.
- Прелестно, - сарказм – это всё, на что в этой ситуации была способна Вивьен. Она думала попробовать при помощи магии разрушить неровную стену и пробиться наружу, но камни, летящие в город, и нежить, которая пробиралась внутрь за сочным и свежим мясом, ограничивали её по времени и возможностям.
В стенах чужого города Вивьен больше всего боялась попасть под атаку своих союзников, а не в лапы врагов, которые пытались отбиться от Альянса.
Некромантка резко остановилась, когда услышала гул. Всё нутро напряглось от мерзкого предчувствия чего-то ужасного. За гулом последовал грохот и крики, где-то что-то обвалилось, посыпались мелкие и крупные камни. Люди в панике закричали. Мужчина в обносках бежал, спасаясь от смерти, с таким рвением, что не заметил на своём пути преграды – врезался в плечо Вивьен с такой силой, что некромантку развернуло. Чудом она удержалась на ногах, сдерживаясь от проклятий. Мужчина пробежал по улице, выскочил на перекрёстке между уцелевшими домами и тут же оказался на земле, прижатый к ней телом химеры. Нежить вгрызалась в его плоть, вырывала куски мяса из шеи и плеч, обгладывала лицо быстрыми рваными укусами.
Вивьен ругнулась про себя. Она хотела воспользоваться этой дорогой, но пришлось вернуться на улицу, где она слышала грохот и свист. Как и ожидалось, от этой части города, куда долетали камни из осадных машин, оставались руины и развалины. Бедноте, живущей у защитной стены города, повезло меньше всех. Их дома рушились, под обломками погибали невинные. Вивьен видела с каким отчаянием ребёнок пытался вытащить из-под завала мать, захлёбываясь слезами, он тянул её за руку, но все его старания бесполезны – мать уже была мертва. Обломок стены упал на её тело, расплющив всё кроме правой руки.
Земля под ногами задрожала; Вивьен упала на колено, когда услышала ещё один свист, вскинула руки над головой, инстинктивно выбрасывая магию на щит. Она понимала, что от огромного камня её это не спасёт, но, если повезёт, то от обломков уж она защитится.
Валун врезался в ещё один дом.
«Всё ещё жива».
Вивьен с трудом попыталась сориентироваться в городе и вспомнить ещё один из выходов. Выбираться из города дорогой, к которой приставлены некроманты и нежить, чтобы на месте убить всех, кто будет бежать из города, - перспектива едва ли лучше, чем умереть под завалами или сгореть заживо, когда дракон решит прогуляться по городу. Некромантка решила, что лучше делать что угодно, только не стоять на месте. Об Астаэре, который в это время непонятно чем был занят, она совершенно не думала. Это в его интересах – найти её до того, как она умрёт, если в его планы не входило вернуться в Бездну и догнивать там остаток своих дней. Или что там с ним в этой Бездне происходило.
Свернув на соседнюю улицу, уходя как можно дальше от криков, грохота, орд нежити, которая пробивалась внутрь и без разбору убивала всех, Вивьен всё отчётливее слышала свои шаги, сбитое дыхание и шум сердца в ушах. Она не представляла, как будет спасаться из задницы, в которую угодила, и, заметив очередную группу нежити, уже собиралась бежать или атаковать её, когда поняла, заметила, что что-то заслонило такое редко в Альянсе солнце.
Огромная тень пронеслась над её головой. Услышав хлопок кожистых крыльев, Трайх поняла, что это не очередной валун, который летел на неё, но от мысли, что огнедышащий дракон полетел в город, легче не становилось. Дракон пронёсся над ней, устремляясь в другую часть города, которую избрал своей целью. Вопреки ожиданиям Вивьен, он не жёг дома и мирных жителей, а будто бы целенаправленно что-то искал. То ли штаб Культа внутри города, то ли его сподвижников. Он летел к дому Беннаторов, но едва ли это заботило Трайх. Больше её ничего не связывало с Гипносом - свой долг, как могла, она уплатила.
Стая нежити, разгуливающая в поисках свежей плоти, потянула воздух облезлыми носами, отступила, пропуская дорогу чему-то ужасному. Гигант, сотканный из кусков кожи, гниющих конечностей и внутренностей набивших его, будто мешковину трухой, направлялся в сторону городских врат. От его тяжёлых шагов мелкие камни подпрыгивали на земле и дрожали. Гигант с лицом, спрятанным под кованной маской, размахивал увесистой дубиной, которой иногда огревал без разбора то слишком несообразительную нежить, решившую на него кинуться, то горожанина, который с криком ужаса не успевал убежать и спрятаться и кончал кровавым пятном на стене.
Испугавшись, едва унимая дрожь в теле, Вивьен отступила назад. Страшнее любой нежити - угодить в руки твари, созданной руками Культа. Она не заметила, как с соседний улицы химера свернула в переулок и направилась к ней, чтобы напасть со спины.
[icon]http://s9.uploads.ru/BL6Xh.png[/icon]

Отредактировано Вивьен де Трайх (2019-05-09 21:49:39)

+5

18

Увы, это не сработало. Разумом демон понимал, что глупо надеяться, но и скакать под дудку некромантов не собирается. Сейчас Астаэр вальяжно рассаживается на подоконнике с трубкой во рту, правда, так и не разжег, уйдя в мысли. Штурм города продолжается, осадные машины забрасывают валунами дома, где-то скачет нежить, кто-то непременно умирает, чтобы вскоре быть закопанным в общей могиле или же быть поднятым в виде очередного трупа. Демон успевает уйти глубже в город, где было относительно спокойнее городских стен. По улице пробегают какие-то воины в сторону линии прорыва, на демона не обращают внимания, смотря только под ноги, а демону же на них плевать. Где-то в городе осталась некромантка с зачарованной вещью. Где она в текущий момент и жива ли вообще, Астаэр с уверенностью сказать не может. Наверняка хватит ума где-нибудь спрятаться, если не пришибет случайным образом. Может быть даже сумеет найти хорошее место, чтобы закопать ту вещь. При этом Астаэр не чувствует никаких магических приказов вернуться, кувыркнуться или сделать что-то еще. То ли некромантка их просто не отдает, либо они до него не доходят.

Демон покидает окно и перебирается по внешней части дома до крыши, а потом еще выше до брошенной кем-то наблюдательной площадки на самой верхней точке дома. Отсюда лучший вид на город, особенно если хочешь что-то найти. Вот только демон ищет не что-то конкретное, а скорее чем в принципе можно интересным заняться. Не бегать же с мечом как угорелый в войне, за которую ему даже не заплатят. Вот только ничего особо интересного на глаза не попадается. Пока в стороне не пролетает дракон.

Решение принимается мгновенно, демон прыгает с крыши в сторону мостовой и в падении расправляет крылья и устремляется в сторону ящера. Нет, не для того, чтобы потыкать в бок чем-то острым или попытаться оседлать. Сейчас больше интересно, куда он вообще направляется и почему не продолжает жечь все подряд: барьеры, некромантов, нежить и все остальное, что под руку подвернется в точке штурма. Астаэр держит безопасное расстояние, так как по такой мишени наверняка могут полететь стрелы и магия.

+2

19

Кайдер ощущал сопротивление ветра под крыльями. Сырость от прошедших дождей и холод затрудняли полет ворона, глазами которого мужчина сейчас смотрел на осаждённый город. Высота была слишком большой, чтобы случайный снаряд поразил такую маленькую и непримечательную мишень. Воитель не хотел привлекать внимания. Уже через пару дней, впрочем, в кружащем воронье не будет вообще ничего странного, да и сейчас пернатые твари были тут и там, идя по следу армии Альянса. Падальщики – вечные спутники войны, а на войне некромантов их ожидал просто-таки невообразимый пир.
Воитель захватил разум крупной, взрослой особи, с размахом крыльев в полтора метра. Сильный ворон помогал ему отчетливо рассмотреть все поле боя. Ворота Акропоса уже пали и нежить хлынула на улицы города. Когда-то это зрелище не тронуло бы Кая, но сейчас он с тяжелым сердцем наблюдал, как гибнут невинные жители. Массированный обстрел осадных орудий уже разрушил большую часть жилищ, что находились под стенами. Как всегда, первыми гибли бедняки… Впрочем, такими темпами очень скоро едва ли в Акропосе останется хоть кто-то живой. Живым, судя по всему, здесь уже было не место.
Сосредоточив волю, Реймар потянулся к той единственной, что имела для него значение: он ощущал её сильнее чем прежде. Чувствовал её страх и смятение. Знал, что она где-то в городе, хотя и мотивы, заставившие её пойти туда, были от него скрыты. Она нуждалась в нем и рыцарь не имел права опоздать. На бреющем полете он спикировал вниз, сложив крылья и распахнул их только у самого начала крыш. Ветер подхватил Кая и понес вперед. Вороньи глаза хищным взглядом скользили по улицам города, над толпами нежити, над головами спасающихся от них людей, над грудами павших. Где-то на периферии зрения мужчина увидел хрупкую фигуру, свернувшую прочь от большой улицы. Без сомнения, это была Вив.

***

Горящие глаза вспыхнули в прорезях маски, когда воитель вернулся в сознание. Конь, до этого мирно пощипывающий травку, беспокойно фыркнул, ощутив пробуждение хозяина. Его уши подрагивали, запах крови и гнили, витающий вокруг, нервировал животное. Кай резко поднялся с земли, подхватывая ножны с мечом и кинжалом, перетянутые кожаным ремнем пояса. Закрепив оружие и щелкнув застежкой ремня, мужчина вскочил в седло. Конь встрепенулся, мотнув головой, когда Кай потянул поводья на себя и разворачивая животное в направлении поля боя, от которого их отделяло не более километра. Давая в бока, мужчина пустил скакуна сперва рысцой, а потом и галопом.
Это была далеко не первая осада на его долгом веку. Более того, это была даже не его первая осада Акропоса. И опыт подсказывал ему, что прорваться в город будет очень непросто. Нежить продолжала проникать сквозь разбитые ворота нескончаемым потоком. Очень скоро Кайдер убедился в этом собственными глазами пуская коня через поле битвы. В стороне, недалеко, послышался громкий возглас дозорного Альянса, что, по всей видимости, стерег подступы к арьергарду, где сейчас находилась ставка их командования. На крики выбежали еще несколько магов, но все они могли лишь смотреть вслед скачущему прямо в сторону мертвой орды безумцу.
Воитель выхватил меч. Тяжелое оружие блеснуло над головой всадника всего на мгновение и тут же опустилось вниз. Мертвые не обратили на него внимания, пока он не врубился в самую толчею у ворот. Первым же широким замахом Реймар рассек мертвеца почти до паха. Его скакун расшвырял с десяток трупов, словно кукол, однако быстро увяз в мертвом море. Твари были повсюду. Они кидались на живых со всех сторон. Кай рубил без устали, по широкой дуге, не прерывая движения. Его клинок описывал восьмерку, снося головы, одну за другой. Конь, однако, запаниковал, когда нежить начала вгрызаться в его плоть. Они облепили копыта, начали рвать горло. Встав на дыбы, испуганное животное размазало еще нескольких мертвецов шальными ударами копыт, но затем его свалили наземь. Вместе со скакуном пал и всадник. На мгновение звуки боя вовсе затихли, оставив лишь заунывные стоны и чавканье, однако затем вспыхнули снова. Безмолвный воитель подскочил на ноги, гнилые зубы не могли прогрызть толстый метал его доспехов. Резкими ударами бронированных локтей он размозжил черепа облепившим его мертвецам, давая себе пространство для замаха. Снова запел двуручник, раскручиваясь в руках мастера. Очень скоро вокруг стало намного свободнее. Располовиненная нежить все еще тянулась к живому, но мужчина уже миновал ворота, бросившись в проулки под разрушенными стенами.
Параллельно ему, по главной улице шествовал гигант, размахивая громадной дубиной, словно игрушкой и Ворон понимал, что ему лучше миновать этого противника, если он не хочет потерять еще больше времени и добраться до Вивьен вовремя. Городские бои кипели повсюду, но его простое тяжелое оружие помогало уверенно и быстро прокладывать себе путь. Наконец, переулками он дошел до места, к которому вел его Зов. Вместе с ним, со стороны того же переулка внезапно скользнула химера. Хищная тварь опередила Кайдера и потому тот оказался у неё за спиной. Покрытый внутренностями и кровью с ног до головы, боец, видимо, не потревожил обоняния существа, которое готовилось к броску на пятящуюся спиной девушку. Не придумав ничего лучше, воитель схватил тварь за хвост и рванул на себя. Раздался отвратительный визг. Химера, то ли от испуга, то ли от ярости, а может от всего вместе, встрепенулась на месте и подпрыгнула. Хвост Кай, разумеется, выпустил, оставив на нем след от острых когтистых перчаток, но сейчас, по крайней мере, существо сосредоточило все свое внимание на нем.
Дать твари перехватить инициативу было нельзя, потому воитель сразу сократил дистанцию. Если бы это был обычный боец в доспехах или нежить, Кай предпочел бы держать его на расстоянии своего длинного оружия, но с химерами следовало действовать иначе. Левой рукой мужчина уцепился твари в горло, не давая той пустить в ход свои зубы. Поганищие встало на задние лапы, а когти передних тут же закрежетали по латам, пытаясь найти в них брешь. Вес химеры был больше веса Реймара, но воитель смог перенаправить точку приложения её массы в сторону, и они оба завалились на брусчатку. Когти задних лап едва не вспороли рыцарю брюхо, но тот уже пронзил тварь мечом и сейчас, провернув клинок, тянул его вверх под тупым углом, вскрывая её по всей длине тела. Наконец, убиенная, химера распласталась на спине. Мужчина поднялся с колен и высвободил меч, повернув голову к Вивьен.
Сколько лет он наблюдал за ней? Находился рядом, еще когда она была совсем маленькой девочкой. Не подозревая, что когда-нибудь они сойдутся лицом к лицу. Ему бы сказать что-то. Назвать себя. Обнять, быть может? Сказать, что все будет хорошо, и что он не даст её в обиду. Но вместо этого он лишь смотрит на неё, безмолвно, отгородившийся железным ликом маски. Шаг, еще шаг, он обходит её и замирает лишь тогда, когда перегораживает дорогу между девушкой и опасной улицей, с которой доносятся звуки боя. В переулок ныряют два трупа, щелкая челюстями. Взмах, хруст, первая тварь разлетается надвое. Вторая врезается в мужчину, но тот не отступает, а контрактует, отбрасывая оживший труп ударом закованного в броню плеча. Перехватив клинок за лезвие, он наносит страшный по силе удар, раскалывая мертвецу череп гардой. С хрустом выдернув оружие, рыцарь снова застывает, уперев меч в землю и водрузив руки на набалдашник, в безмолвном ожидании. Он никогда не скажет ей того, что хотел сказать все эти годы. Не сможет обнять и утешить. Все что он может – это защищать её, просто и бессловесно. До самого конца.

Отредактировано Кайдер (2019-05-12 21:51:18)

+2

20

- Ворота открыты.
Бэлдвин сдержанно кивнул. Они потеряли двух магов у ворот. Второго зажарили заклинанием, когда он пытался сорвать вторую печать. Дракон, пролетающий над городом, расчистил путь огнём, столкнув магов со стены у главных ворот, и дал время Альянсу закончить с воротами. Третий маг сорвал вторую, третью и четвёртую печать. На пятой печати везение оставило мага. Он сломил печать, но погиб с другими братьями, не выдержав напора нежити.
Культ убивал расторопную нежить на стенах, но она напирала со всех сторон, просачиваясь в город, убивая магов и жителей.
- Они отступают в город.
Бэлдвин считал, что держит ситуацию под контролем. Сражение с Культом и его войсками у ворот города казалось ему детской забавой. По его приказу отряды нежити направились в город, уничтожать каждого, кто встанет на их пути. Нежить нельзя умолить о пощаде, переубедить в верности Альянсу, попросить сохранить жизнь детям. Нежить рвала на куски всех, кто не защищён заклинанием, и видела в них пищу и цель. Многие жители Акропоса погибали за то, что не имели возможности покинуть город и встать на сторону Альянса. Из пленников Культа они стали противниками Альянса и понесли наказание вместе со всеми. Альянс сравнял Культ и порядочных верных жителей абсолютом смерти.
Под стенами города нежить с безумством создателей сражалась без устали и жалости. Отряды Альянса брали группы нежити в отцепление, зажимали и добивали, расщепляя на магию или деактивируя чужое заклинание. На восточном фланге люди Альянса подчищали за нежитью и по приказу Бэлдвина отправлялись в город небольшими вооружёнными группами под защитой магов. Они ждали, что Культ встретит их в городе чем-то интересным, и не ошиблись. Культ припас для них двух гигантов, сшитых из останков погибших воинов и мирных горожан, которые не смирились с оккупацией города, но после смерти встали на сторону Культа без согласия. В Атропосе два гиганта распространяли ядовитые пары, которыми отравили всех жителей города.
- Не палите по ним огнём!
Выжигание нежити – самый очевидный и простой способ избавиться от неё, но маги Альянса опасались, что Культ припасёт особенный подарок для магов, которые ищут лёгкий путь.
Дела Алека шли немногим лучше Бэлдвига или группы магов, которая пыталась убить двух гигантов и не погибнуть за шаг до победы. Эарлан потерял двух магов из связки и оказался в окружении мертвецов. Безумные твари молотили по щиту мечами, секирами и молотами. Магический щит шёл трещинами от сильных ударов, но сдерживал атаки. Расходование магической энергии распределилось между пятью выжившими магами. На лбу Алека выступила испарина, а глаза слезились от постоянного контроля магических нитей и сплетений. Он боялся пропустить удар и умереть, разрубленным на куски, где-то в поле перед Акропосом.
- Уходим, уходим! – голос Джуна долетал до Алека через шум сражения, бряцание челюстей и звон металла. – Разбросаем нежить, открываем портал и валим отсюда!
Они отступали с поля, давая редкие магические залпы по нежити, выкашивая её и уменьшая давление на магический щит. Нежить нападала скопом и замедляла магов.
Внимание Алека рассеялось. Он оставил двух мёртвых магов на пожирание нежити, сбросив их грузом. Без почестей и сожаления. Вид растерзанных тел собратьев и нежити, которая раздирала их плоть, чтобы набить гниющие и смрадные кишки, придавал всем желания убраться из сражения и веса в штанах.
- Алек!
Он обернулся на испуганный крик Лэтры и увидел фигуру, затянутую в красно-чёрный плащ. Мужчина в капюшоне и лицом, спрятанным под лисьей маской, появился у них за спинами. Кинжал вспорол слабый магический щит и вошёл в спину Джуна, убивая третьего мага из братства. Джун расширенными глазами посмотрел в пустоту, хрипло вдохнул, замирая на лезвии ножа, как пронзённая бабочка, неуклюже поднялся на мысках и потянулся к спине, чтобы вытащить кинжал. Он думал, что сможет уменьшить боль и выжить.
Маг, убивший Джуна, появился и исчез, забрав клинок с собой. Кинжал вышел из спины Джуна, но никто из товарищей не подхватил падающего на колени и хрипящего мага.
Магический щит разрушился. Нежить хлынула, разбивая братство. Она загоняла из поодиночке, лишая шанса защититься и прикрыть спину.
Шета снесло первым. Встреча нос к впадине вместо носа отрезвила мага. Мужчина собрался, закричал во всю глотку до хрипоты и начал рубить нежить с неистовством человека, который хочет себя дорого продать.
Лэтра легко увернулась от атаки нежити и ударила по ней, разбивая позвонки на шее мертвеца.
- Реджи! – Лэтра обернулась в поисках мага.
Реджи повезло меньше. Зубастая нежить оказалась сильнее и смогла повалить его на землю, но грызла выставленный клинок, пытаясь добраться до мяса.
- Я немного… занят, - Реджи приложил силу, крякнул от напряжения, чтобы оттолкнуть нежить. На помощь к нему подоспела Лэтра, срубив голову нежити одним ударом, когда маг оттянул её от своего горла.
Маг в лисьей маске появился перед Алеком в окружении нежити, которая обступала его и не замечала. Нежить отрезала Эарлана от собратьев, не позволяя ему повлиять на их жизни и восстановить щиты. Он встретился с лисьей маской один, отражая атаку нежити, которая неслась на него. Мертвец промахнулся, упал на землю с разбитым магией черепом. Алек действовал интуитивно, выбрасывая магию на заклинания, и не думал наперёд. Он собирался выжить и добраться до рыжего ублюдка в толпе, который управлял нежитью.
Убей мага - и не придётся тратить магию на убийство нежити.
Алек атаковал мага в маске, но лис легко увернулся от магии и поманил противника к себе. Улыбка, нарисованная на маске до нижнего века, раздражала насмешливостью.

Сведения

Дайсы на снятие печатей с главных ворот Акропоса:

Дайсы

По состоянию на начало поста снята одна печать из пяти.
Печать 2 – 13, не снята. Маг мёртв.
Печать 3 – 76, снята.
Печать 4 – 51, снята.
Печать 5 – 58, снята.
Перебрасывание:
Печать 2 – 50, снята.

Мертвецы и Лис атакуют братство.

Дайсы

Лис атакует:
атака мага 1 (Шет) – 53, сомнительная удача, взаимное уничтожение.
атака мага 2 (Джун) – 90, удача, противник мёртв.
атака мага 3 (Лэтра) – 12, неудача, маг жив.
атака мага 4 (Алек) – 27, неудача, маг жив.
атака мага 5 (Реджи) – 36, неудача, маг жив, но в неудобном положении.
Братство защищается:
защита мага 1 (Шет) – 56, сомнительная удача, зомби убит, но маг серьёзно ранен.
защита мага 3 (Лэтра) – 67, удача, зомби убит.
защита мага 4 (Алек) – 19 (+15) – неудача, атака Алека бесполезна.
защита мага 5 (Реджи) – 69 – удача, зомби убит.

Расстановка сил

Состояние Лиса и мертвецов:
Лис жив, в его подчинении десять мертвецов.
3 мертвеца убито, осталось 7.

Состояние братства:
На начало эпизода два мага из семи мертвы.
Джун – убит.
Шет – серьёзно ранен, но ещё жив.
Лэтра, Алек и Реджи – живы, потрёпаны, но без серьёзных ранений.

Ситуация в целом

Культ выпустил двух гигантов на защиту города. Оба направляются к главным воротам. Гиганты вооружены дубинами. Шею, грудь и спину гигантов защищают пластины. На лицах маски.
Палить гигантов запрещено, но идиотов никто не отменял.
Восточный фланг у ворот зачищен полностью. На западном фланге ведутся сражения с нежитью. Войска Альянса вошли в город через открытые ворота. Снаряды из катапульт бьют по городу до полной капитуляции Культа или победы Альянса. Культ отступил со стен и движется к центру города. По городу разгуливают орды нежити и химеры, подконтрольные и Культу, и Альянсу.

+2

21

Дракон, пролетая над городом, казался чем-то лишним. Он был чужаком для тех, кто видел его впервые, но что-то в этой тёмно-золотой чешуе отдалённо отдавало знакомым. Он уже был здесь, в тот самый день, когда Культ захватил город, Магистр Акропоса сдал город без боя, а в город, охваченный дизентерией, перестали впускать чужаков, да и своих тоже. Дракон помнил, где находится дом Магистра. Там всё ещё остались следы после его первого огненного залпа, когда он не хотел сжигать заживо мирных горожан Акропоса, невинных в деяниях их Магистра. Ничего не изменилось с тогой времени. Как и в тот раз, дракон хотел вырвать сорняк с корнем, а для этого – сжечь дом Магистра дотла, надеясь, что Магистр и маги из Культа, которые находились там вместе с ним, сгорят заживо. Но дракон ошибся. Даже в общей панике и сумятице из тел, подобраться к дому Магистра оказалось не так просто. Он заметил преграду на своём пути, увидел мага, который собирался убить его.
Перевернувшись в воздухе, дракон рыкнул, когда каменное копьё пронеслось по воздуху мимо и расцарапало тонкую чешую на брюхе. Всего лишь царапина. Из-за своей невнимательности он мог погибнуть ещё до того, как исполнит задуманное. Человеческое сострадание и нежелание губить невинные жизни сыграло с ним злую шутку во второй раз. Спали он всё дотла в кварталах, никто бы не воспользовался его неосторожностью.
Дракон развернулся и ударил пламенем в сторону обидчика, не думая, что в огне вместе с культистом сгорит кто-то ещё.
***
Вивьен вздрогнула, услышав визг за спиной. Она резко обернулась, выбрасывая магический щит перед собой. Некромантка забыла, что ещё мгновение назад боялась оказаться под ногой гиганта, получить его дубиной по голове или услышать, как под ударом ломается позвоночник. Она боялась, что стая нежити, выйди на охоту, почувствует в ней лёгкую добычу, и едва не погибла от клыков и когтей химеры. Вивьен ожидала, что тварь набросится на неё, но вместо этого увидела воина, залитого кровью и обвешенного останками, который тянул химеру за хвост на себя, не позволяя ей добраться до некромантки. У Вивьен не оставалось сомнений, что этот мужчина спасал ей жизнь не для того, что убить – это было бы странно – ввязывать в сражение с химерой, а не позволить ей убить некромантку, но что было более странным – Вивьен не видела на незнакомце ни одного отличительного знака. Ни герба Альянса, ни эмблемы Культа Безымянного, только странный шлем в форме вороньей головы.
«Гипнос?..» - проскочила шальная мысль в голове о единственном маге-некроманте, который питал некую страсть к чёрным птицам, но даже эта мысль была странной, нелепой и неуместной. Это не мог быть Гипнос. И вряд ли бы Беннатор посылал кого-то, чтобы защитить её. Разве что защитить для того, чтобы своими руками убить за предательство и удар в спину, но когда некроманты поступали иначе, без выгоды для себя?
Убив химеру, он поднялся на ноги и направился к некромантке. Вивьен быстро взяла себя в руки, с запозданием подумав, что стоило бежать в тот момент, когда незнакомец сцепился с химерой, а не стоять рядом и ждать, когда кто-то из них одержит победу. Умные мысли приходят с запозданием.
- Я убью тебя, если подойдёшь, - сомнительное заявление.
Мужчина при ней с лёгкостью расправился с нежитью и в ближнем бое, где зачастую магия бесполезна, выглядел более умелым воином, чем она со своей огненной магии. И всё же Вивьен была полна решимости ударить по незнакомцу фаерболом, если он осмелится подойти к ней, несмотря на то, что он минутой раньше спас её от химеры.
Мужчина с лёгкостью, будто не слышал её предупреждения или посчитал слова девчонки детским лепетом, обошёл её и встал перед ней, заслонив её собой от опасности. Первых мертвецов, которые ринулись в переулок за живыми, он разрубил на куски, не позволив им добраться до неё. Вивьен с полнейшим недоумением, на которое только была способна её скудная мимика, смотрела на мужчину в маске ворона и совершенно не понимала, что здесь происходит, кто он такой и как здесь оказался. На язык вместо благодарности попросился только один вопрос:
- Ты идиот?
Выяснять все тонкости у них не было времени. Армия Альянса наступала. Нежить продиралась за стену города, либо атакуя големов-гигантов, с которыми не справлялись воины и маги, либо раздирая всех без разбора. После того как войска Альянса вошли в город, нежить стала действовать более собрано, преследуя несколько чётких целей. Они работали слаженно, но всё равно представляли опасность, как и всё остальное.
Где-то за стенами города сработало осадное оружие, и ещё один камень полетел в город. Дрожь от разрушенного здания достигла Вивьен вместе с мужчиной. Девушка сжалась, пытаясь защититься магическим щитом от летящих с домов мелких камней и обломков плит. Мелкие обломки отскочили от щита, падая на землю. Переждав удар, Вивьен открыла глаза, осмотрелась. Ей хватило мгновения, чтобы заметить, что мужчина остался на месте, словно осада города и всё происходящее вокруг никак его не задевало, а потом полетел ещё один снаряд. Он угодил в дом, разрушив его до основания. Осколок стены рухнул и балка, полетевшая на Вивьен следом, врезалась в магический щит. Под непомерным давлением щит смялся, пошёл трещинами и разрушился, оставив Вивьен без защиты. Третий снаряд упал рядом, обрушив новые осколки. Вивьен не успела восстановить щит, чтобы защититься, и инстинктивно отступила к стене, закрывая голову руками и склоняясь к земле. Камни загрохотали, ссыпая мелкую крошку и поднимая клубы пыли, а потом всё так же быстро кончилось.
Вивьен со страхом открыла глаза и увидела, что мужчина навис над ней, заслоняя её собой. Она с ужасом в широко распахнутых глазах осмотрела незнакомца. Наспинная пластина была рассечена, как поняла Вивьен, - она приняла на себя удар.
«Всё ещё жива…»
***
Под ударами големов сминались доспехи, крошились черепа, трескались стены чудом уцелевших домов, когда гигант промахивался, преследуя быструю цель. Гиганты были неповоротливыми, но, если попадали в цель, то били, как правило, насмерть. Нежить, направляемая магами, ловко цеплялась за куски омертвевшей плоти на ногах големов, карабкалась по ним вверх, пытаясь когтями и клыками разобрать хрупкое мясо, подковырять его под доспехами и добраться до источника магической силы голема. Химера, раздирая кожу и прорывая крепкие швы на боку твари, смогла увернуться от удара гиганта. Ей помогали собратья – отвлекая внимание голема укусами и незначительными ранами, и люди, которые набрасывали верёвки и магические цепи на руки голема, пытаясь удержать его на месте, пока повторно не издохнет. Химера быстро разорвала брюхо, влезла в податливое нутро и вырвала источник магической энергии. Без него голем, пытавшийся освободиться и драться, остановился, как кукла с обрезанными нитками, и рухнул на землю, придавив одну из химер, которая не успела выбраться – своего убийцу.
Со вторым големом не справлялись. У магов никак не получалось накинуть на него верёвки, а вся нежить, которая лезла на голема, быстро погибала от ударов, рвалась на части или сминалась, будто переспелый персик в кулаке. Маги и воины не рисковали подобраться ближе и атаковать голема, а выжидали момент, который мог не представиться.
***
Когда грохот стих и камни перестали сыпаться сверху с разрушенных домов, Вивьен выпрямилась, бросила быстрый взгляд на воина и сухо обратилась к нему:
- Пойдём, живее.
Варианта было два. Выйти на главную улицу позади них, которая вела напрямую к главным воротам города, а там столкнуться с ордами нежити, которые пробирались в Акропос через разрушенные ворота. Или же вернуться на улицу перед ними, где Вивьен видела голема. За стихшим грохотом Трайх услышала голоса мужчин, которые пытались убить голема, и решила, что эта дорога безопаснее.
Она свернула на улицу, где был голем. Химеры атаковали его вместе с воинами Альянса – Вивьен узнала их по нашивкам на форме. Один голем лежал на земле и был мёртв, как и некоторые химеры, мертвецы или маги Альянса, сложившие головы в борьбе с големом. Вивьен могла бы им помочь, но остаток маны нужен, чтобы покинуть город. Умирать за чью-то сомнительную идею, когда вся осада – ловушка для воинов Альянса, некромантка не хотела. Среди воинов она не увидела Алека, а судьба остальных её не волновала.
- Ты помнишь, где тоннель из города? – Вивьен не поверила себе, что спрашивает об этом у человека, которого видит впервые.
***
Дракон, парящий над городом, перестал жечь дом огнём, когда услышал крики боли. Кого бы он ни сжег – он горел как надо, но то, зачем он сюда прилетел, всё ещё не сделано. Дракон собрался развернуться и вновь попытаться зайти к дому Магистра или высмотреть его в толпе бегущих, когда заметил в воздухе тёмную точку. Что-то летело и преследовало его, но вряд ли оно имело какое-то отношение к Альянсу. Других летающих тварей дракон здесь не видел, а потому для надёжности решил спалить и это.

офф

38 – на попытку дракона долететь до дома Магистра. На подступе к дому его замечает один из магов Культа и пытается сбить костяным копьём. Дракон вовремя замечает мага и меняет направление, отделавшись незначительной царапиной.
62 – дракон пытается сжечь культиста. Культист сгорел, как надо.
85 – воины Альянса пытаются убить голема. Удача. Один из двух големов мёртв.
27 – воины Альянса пытаются убить второго голема. Неудача. Воины Альянса несут потери.
Магический запас Вивьен: 243 маны.

Важно!
Астаэр, последний залп дракона, направлен на тебя.
Культ активирует Ключ через два круга. У игроков есть два круга отписи, чтобы покинуть город и не попасть под влияние Ключа.

+2

22

Акропос умирал. Задыхался в агонии, пока разложение и тлен просачивались на его улицы через открытые ворота, что были подобны смертельной ране в теле колоса. В войне нет ничего героического. Это всегда кровь, грязь и смерть. Но то, как воюют некроманты… это нечто принципиально иное. Нечто настолько ужасное, что и не снилось простым солдатам и офицерам. Здесь нет понятия гуманности. Нет пленных. Это война на уничтожение. Маги Альянса любят заигрывать со смертью, считают, что они с нею на «ты». Трупы, химеры, громадные поганища, сшитые из кусков тел: с холодной скрупулезностью волшебники создают все эти отвратительные формы «не-жизни», соревнуясь в изобретательности. А потом изуродованные останки тех, что раньше обладали сознанием и душой, восстают, чтобы пожирать живых. Голод манит тварей, они убивают без разбору. Вот, что такое война некромантов. И Кай был частью этой войны.
Только он здесь был, вероятно, единственным, кто действительно встречался с самой смертью лицом к лицу. И, посмотрев ей в глаза, обрек себя на участь куда более жуткую. Потому сейчас ничто из происходящего не повергало его в ужас. Он видел и делал вещи гораздо хуже и страшнее. Единственная эмоция, которую испытывал воин – скорбь. Скорбь по тысячам павших, что так и не обретут покоя. Скорбь по живым, что в своем невежестве призывают само воплощение забвения в этот мир. Скорбь по юной девушке… что находилась в этом аду и даже не отдавала себе отчет во всем, что творилось вокруг. Как жаль, что ей пришлось родиться на мрачном юге, где смерть воспринимается как что-то само собой разумеющееся и возводится в культ. Мужчина искренне надеялся, что парящий над городом дракон в ближайшее время выжжет всю эту гниль, очистив город. Надеялся и печалился…
Скорбь, охватившая Реймара начала медленно сковывать его разум тисками прежнего безумия, и мужчина заставил себя сосредоточиться на задаче, отгоняя неуместные мысли. Боль в спине отлично помогала ему в этом. Осколки осадного снаряда сильно посекли его доспех, вогнув пластину. Ребра не были сломаны только чудом, но ушиб уже давал о себе знать. Каждое движение отзывалось вспышкой боли, сбивая дыхание.
- Пойдем, живее, - холодно позвала за собой девушка, выскальзывая из-под застывшей фигуры своего защитника, что навис над ней подобно живому щиту, дабы полностью уберечь от опасности.
Судя по всему, она сменила гнев на милость. Её враждебность и недоверие были вполне понятны – она впервые увидела его всего несколько минут назад, но, кажется, даже в такой ситуации понимала, что незнакомец готов сделать все для её защиты. Этого Каю было более чем достаточно и потому, он выполнил то единственное, что только мог: беспрекословно подчинился Вивьен. Выпрямившись так, словно и не было никакого ранения, воитель подошел к подопечной. Меч он держал в левой руке, за лезвие, у самой гарды, чтобы, в случае чего, тут же воспользоваться им.
- Ты помнишь, где тоннель из города? – видимо, её и саму удивили произнесенные слова.
Кай, однако, отреагировал сдержанно: он молча кивнул, что было едва возможно различить из-за вороньей маски, и выдвинулся вперед.

***

С удовлетворением отметив, что девушка направилась за ним, Реймар теперь шел впереди неё на два шага, заняв тактическую позицию справа. Межевые рыцари, вооруженные тяжелым двуручным оружием, часто исполняли функции телохранителей – длина их мечей позволяла держать противников на необходимой от господина дистанции и своевременно отгонять их. Когда первый Магистр Призыва хотел лично присутствовать на поле боя, Кай всегда сопровождал его на той же позиции.
Началось быстрое продвижение сквозь переулки, в сторону крепостной стены и вдоль неё. Если Каю и было больно – он никак не показывал этого, не выдав себя ни движением, ни звуком. Отряды нежити больше не попадались им: основные силы Альянса сосредоточились на поисках защитников и бои кипели ближе к центру города. Схватка смещалась в сторону дома Магистра, потому беглецы почти не сталкивались с сопротивлением, лишь редкие колченогие, сорвавшиеся с поводка, набрасывались на них из-за угла, но Кай быстро расправлялся с ними. То и дело мужчина на мгновение замирал, когда они оказывались перед очередным тупиком, но вскоре неизменно возобновлял движение. Со стороны могло показаться, что ведущий плутал в лабиринте узких улочек, но внимательный наблюдатель мог заметить, что воин неизменно удерживает одно направление движения и постоянно ориентируется на участок стены, дистанция с которым стремительно сокращалась.
- Ты точно знаешь, куда мы идем? – с нескрываемым раздражением прошипела Вив.
Некромант не ответил ей, вместо этого он резко свернул за угол. Девушка поспешила за ним и тут же влетела в бронированную спину, поскольку её защитник внезапно остановился прямо за поворотом. Яростно пробубнив себе под ушибленный нос тройку отборных бранных слов, включающих поминание спутника по матушке, она вдруг поняла, что мужчина что-то внимательно изучает. На вид это была обычная стена, но нечто Кая в ней явно настораживало. Он прислонил руку к камню, провел по нему когтями бронированной перчатки, а в следующее мгновение перехватил клинок за рукоять и начал долбить навершием по кладке.
- Какого Фойрра ты делаешь?!– вспыхнула девушка.
Она явно хотела добавить что-то еще, опасливо заглядывая за поворот в поисках преследователей, но не успела: очередной удар Реймара пробил дыру и сквозь отверстие повеяло затхлым воздухом подземелья. Снова перехватив клинок левой рукой, мужчина замахнулся и обрушил на стену удар бронированного кулака. Отверстие в кладке тут же расширилось и Кайдер стал отрывать от стены куски, стремительно раскапывая проход, пока наконец тот не стал достаточно большим, чтобы в него, согнувшись, смог протиснуться взрослый человек. Оказалось, что отверстие вело в боковую стенку старого акведука. Эта система стоков была построена под древним Акропосом еще семь веков назад и давно уже не использовалась, поскольку новые тоннели прокладывались в обход или поверх них. Входы в старые акведуки замуровывали, но, как показала практика, их еще можно было отыскать под городом, если точно знать, где.
Засунув голову в проем и внимательно осмотрев помещение, насколько хватало глаз, мужчина высунулся и встал на страже, давая понять, что пойдет следом и убедится, что ничто не напрыгнет на Вивьен со спины. В безопасности старого, забытого всеми тоннеля мужчина был уверен. Судя по запаху и царившему там мраку стоком уже сотни лет не пользовались.

***

Вив с недоверием посмотрела на спутника, а затем на темную дыру, в которую тот предлагал ей пролезть, но тут очередной грохот то ли гигантской дубины, то ли осадного заряда привел её в чувство, и девушка поспешно юркнула внутрь. Кай последовал за ней. Акведук был спроектирован просто. Если когда-то тут и были развилки, все они сейчас были замурованы и остался один единственный проход, по которому беглецы и направлялись. Волшебница тускло освещала путь, создав небольшую сферу темно-зеленого света, парящую над её правым плечом. Кай безмолвно шел следом, то и дело озираясь и всматриваясь во мрак, дабы убедиться, что их никто не преследует. Эхо шагов и гнетущая тишина помимо них, успокаивали мужчину.
- Ты хотел показать мне тупик? - недовольно проговорила девушка, остановившись. Когда-то здесь явно был какой-то проход, но сейчас он наглухо зарос странной формы древесиной.
- Тут была решетка, закрывающая сток. Потому форма корней такая, - тихий хриплый голос, раздавшийся из-за маски, заставил Вив нервно вздрогнуть и перевести взгляд на спутника.
- Надо же, не немой, - саркастично хмыкнула девушка.
- Выход прямо здесь, но я не смогу пробиться, - воитель пропустил едкое замечание и сосредоточенно выдал именно ту информацию, которую требовалось, не более и не менее, а затем снова затих.
- Я смогу. Отойди, - на этот раз в голосе подопечной не было никакой язвительности, лишь мрачная решимость вытащить их из мрака подземелья.

Отредактировано Кайдер (2019-05-12 21:50:10)

+3

23

Пока демон лениво следовал за драконом, последнего кто-то отчаянный решает атаковать. Неудачное нападение лишь раззадоривает ящера, тот начинает жечь всё подряд рядом с атакующим. Скорее всего от культиста остались рожки, ножки и угли. Что именно собирается делать дракон дальше, до сих пор непонятно. Кроме одного — сейчас он заметил Астаэра и хочет хорошенько пропечь демона. К счастью, это далеко не первый дракон в жизни, Астаэр специально держал дистанцию не только для того, чтобы не попасть под атаки защитников Акропоса, но и для того, чтобы не подставиться под драконий огонь. А он ведь довольно горячий.

Демон закладывает вираж и уходит от огненного плевка. Дракону нужно постараться, чтобы попасть по демону в открытом небе. Несмотря на атаку, Астаэр выражает свое полное удовольствие от происходящего разбойничим свистом. Возможно, это разозлит дракона, а может нет, Астаэру от ящера ничего не требовалось с самого начала. Во время быстрого пролета на уровне крыш домов демон успевает заметить некоторые бои, шагающую нежить, химер и даже внушительных големов. Но опять же никакого дела до осады Акропоса нет. Пусть воюют до пришествия Люциана или платят демону за участие. Краем глаза Астаэр продолжает следить за драконом в небе, но при этом хочет проверить, а жива ли еще ненаглядная хозяйка? С другой стороны как её вообще искать в этом бедламе?

Сам того не ожидая, Астаэр вновь оказывается у черты городских стен, но не там, где происходит активный штурм. Преодолеть возможную охрану и защитные заклинания нетрудно, но глаз падает на пивнушку на углу улиц. Вроде поблизости никого нет, поэтому Астаэр падает с неба, направляя себя прямо в дверь питейного заведения. Дверь оказывается довольно хлипкой или это демон набрал слишком большое ускорение? Внутри никого не оказывается, поэтому Астаэр без труда выбегает оттуда в обнимку с бочонком. Кто сказал, что мародерствовать нельзя? Очень даже льзя. Пускай это лишняя тяжесть, но не сильно тяжелее той же некромантки. Астаэр поднимается на тот участок стены, где черех Хаос не видно аур людей. Можно перемахнуть через стену и ускакать в степь, но почему-то Астаэр решает помедлить.

+2

24

- Да вашу Фойрра мать! – Реджи налёг на меч.
Мертвецы обступили их кругом, отрезая группу выживших братьев и сестру от Алека. Без магии они остались беззащитны перед напирающей нежитью и отбивались мечами и клинками без доступа к магии. Все магические щиты, которые выстраивал и поддерживал Алек, пали, открыв магов для атак со всех сторон. Мертвецы наступали, зажимая их в кольцо, и нападали парами, вгрызаясь в плоть, защищённую доспехами.
Реджи взмахнул мечом и разрубил мертвеца пополам.
- Поднимай задницу, Шет! – рычал маг, оглядываясь на раненного товарища.
Шет был бледным и тяжело дышал. На лбу мага выступил липкий холодный пот. Он подволакивал раненную ногу и зажимал рану на животе. Кровь сочилась из неё, переливаясь на тёмной чешуе доспеха. В группе Алека был целитель, но Лис убил его. Выживший целитель ценнее любого боевого мага, если они выживут.
- Кишки… - промямлил Шет.
Они не услышали его слабеющий голос за бряцанием.
Лэтра пропустила атаку. Девушка бесполезно ударила мечом по зомби и упустила, когда за ним выступил второй. Гниющие зубы клацнули у её носа, но основной удар пришёл в бедро. Клинок разорвал кожу, пролил кровь из свежей раны. Женщина вскрикнула от боли и ударила наотмашь. Реджи столкнулся со вторым мертвецом, но зомби, созданные воинами, умели сражаться. Мертвец отразил удар, вывернул меч и атаковал повторно. Реджи увернулся от атаки, с рёвом нанёс удар от злости. Мертвец с перерубленной шеей упал на землю.
Лэтре повезло меньше. Она не смогла избавиться от напирающего мертвеца. Боль в ноге усиливалась, когда женщина пыталась найти точку опоры, чтобы оттолкнуть мертвеца. Он атаковал её снова. Лэтра с трудом увернулась. Клинок задел её, вспоров кожу на боку. Некромантка ударила снова и снова, пока мертвец не перестал дёргаться.
- Всё! Всё, он мёртв, - Реджи выдернул женщину из аффекта, заставил посмотреть на себя и развернуться спина к спине.
Мертвецы наступали.

Лис играл с Эарланом. Насмешливая улыбка преследовала Алека везде. Он уклонялся от атак, избегая опасного лезвия, но не успевал перейти в атаку, занимаясь обороной. Настоящий бой начался, когда Лис перестал играть с ним. Он собрался и перешёл в наступление. Алек выставил руки перед собой, наложив защитное заклинание. Клинки Лиса били по щиту быстро и сильно. От силы удара у Алека немели руки, на них появлялись и быстро наливались синяки и гематомы. Он чувствовал, как из-за количества атак магический резерв стремительно пустеет, приближая смерть.
Когда Кайлеб стал профессиональным убийцей?
Он принимал Лиса за Ворлака, но засомневался, когда серия искромётных ударов обрушилась на него, подавляя магический щит. Алек заметил собратьев, которые сражались в стороне от него в окружении мертвецов. Один из магов умирал от серьёзного ранения. Алек услышал болезненный крик Шета, которого зомби раздирали на куски, и подарил ему милосердную и полезную смерть. Он активировал заклинание, высасывая магическую энергию из Шета. Раненный маг закричал от боли. Алек знал, какого чувствовать высасывание маны из живого, но в бою хороши все средства. Магия нужна, чтобы выжить. Прилив магических сил в быстро пустеющем резерве придавал сил и бодрости и оправдывал чужую смерть.
Тело Шета засветилось, как яркий праздничный фейерверк над Остебеном в дни Солнцестояния, и рассыпался на тысячи крохотных огней. Прах осыпался на землю, наполнил пасти жрущей нежити. На помощь сражающимся братьям Алек призвал элементаля. Эарлан не знал, что случится с Ирмандетом, когда все маги из связи погибнут, и хотел узнать это как можно нескоро.
Слишком быстро. Я не успеваю отражать атаки. Человек на такое не способен.
Алек перешёл в атаку, но его заклинание не задело Лиса. Маг увернулся, быстро переместился, как мистик, и появился сбоку. Лис проломил магический щит клинком. Кинжал застрял между пластинами доспеха, оставив на чешуе кривую полосу. Алек перехватил руку мага за запястье, выворачивая её, и не дал себя заколоть, но пропустил второй удар. Он забыл о второй руке. Кинжал вошёл сбоку, в уязвимое место в доспехе. Кровь полилась из раны и закапала на грязь и песок.

Армия Альянса вошла в город. Они оттесняли культистов к центру Акропоса, пока не заметили, как противники создают в городе порталы и уходят один за другим в разгар битвы. Перевес был на стороне Альянса, но Бэлдвин собирался стереть город с лица Рейлана, сравнять его с землёй, чтобы Культ запомнил кровавый урок.
Появление братьев Беннаторов не осталось незамеченным. Культисты, которые узнали в чужаках, окружённых армией ульвов, сына Магистра Акропоса, потащили его за собой вместе с братом, спасаясь из города. Воины Альянса чувствовали сладость победы, заканчивали зачистку на улицах города, убивая всех культистов, которые не успели скрыться в портале, и убивали мирных жителей, следуя приказу Магистра Эарлана. Не оставлять живых.

Сведения
Раунд 1

Лис атакует:
атака мага 1 (Алек) – 35, неудача, маг жив.
атака мага 2 (Шет), - 86, удача, маг убит.
атака мага 3 (Лэтра), - 67, удача, маг серьёзно ранен.
атака мага 4 (Реджи), - 4, неудача, зомби убит
Братство защищается:
защита мага 1 (Реджи) – 17, неудача, отделался ушибами.
защита мага 2 (Лэтра) - 18, неудача, отделалась ушибами.
защита мага 3 (Алек) – 16 + 15, неудача, без травм.

Раунд 2

Лис атакует:
атака мага 1 (Алек) – 67, удача, барьер пробит.
атака мага 2 (Реджи), 12, - неудача, зомби убит.
атака мага 3 (Лэтра) – 46, неудача, зомби дееспособен.
Братство защищается:
защита мага 1 (Алек) – 7 + 15 – неудача, ранен.
защита мага 2 (Лэтра) – 54 – удача с большим трудом, зомби убит.
защита мага 3 (Реджи) – 34 – неудача без травм.

Заклинания

Каменная шкура, 70 маны
Кронос, 120 маны
Последнее дыхание, -10, +150 маны.
Магический запас: 516 маны.

Расстановка сил

Ирмандет:
3 из 7 живы.
Реджи – незначительные травмы и ушибы, жив.
Лэтра – ранена, но жива.
Алек – ранен, но ещё жив.
Шет – убит.
Лис и мертвецы:
4 из 10 зомби живы.

+3

25

Shadow Of War

В войне нет ничего прекрасного. Идея, с которой берутся крепости, разрушаются города, стираются с лица Рейлана следы народов, что некогда жили здесь, - ничто в сравнении с тем, с чем сталкивается человек, запертый в клетке из огня и отчаяния, из отчуждения и безысходности, из неизбежности и разрушении последних надежд. Люди бежали, спасаясь в страхе перед тем, что видели, но не находили желанного убежища в месте, которое раньше называли домом. Защита, которую обещал Культ Безымянного со своим покровительством, обернулась для них карой небес, обрушившейся на их головы гневом Магистра и псов Альянса. Они безжалостно рвали на куски всё, что строилось годами, будто и не было той связи Акропоса с девяткой лидеров.
Со свирепостью хищника, которому не оставили выбора, голем наносил удары, будто мстил воинам Альянса за смерть павшего друга. Вооружённые маги и воины обступили голема кругом, действуя слаженно и по команде главы отряда, но каждый из них утратил львиную долю решимости, когда увидел, с какой лёгкостью погибали их товарищи.
Они атаковали снова, пытаясь набросить магические кандалы на чудовище и верёвки. Узел завязался вокруг запястья гиганта, не позволяя ему замахнуться дубиной на воинов. Голем замер, оглянулся на воинов, и всего на мгновение их кольнул страх перед неизбежным – короткий миг, когда осознание настигает разум, пробирает холодом по спине и растворяется во всепоглощающем страхе. Они с отчаянием ухватились за верёвку, натянули её, пытаясь удержать голема, но гигант оказался сильнее. Ноги воина, первого державшего верёвку, оторвались от земли раньше, чем химера успела запрыгнуть на тело голема и добраться до уязвимого брюха. Мужчина вскрикнул, подавшись за верёвкой, и с размаху полетел в стену дома. Второго воина, успевшего отойти и отпустить верёвку раньше, чем его затянет вслед за товарищем, голем смял под огромной ступнёй. Заверещавший мужчина не успел сбежать от участи и погиб, когда кости переломились в его теле, а внутренности превратились в кровавую кашу. Раздавив одного, голем замахнулся на ещё одного воина, стоявшего поблизости, но дубина лишь рассекла воздух над его головой – мужчина успел вовремя увернуться и отсрочить свою погибель.
***
Тени войны – они заполняли переулок, набрасывались на живых, отнимая их последнее дыхание, чтобы вновь осесть в памяти выживших, как один бесконечный кошмар, пронесённый сквозь годы.
Вивьен понимала, что поступала неправильно, когда оставляла позади живых. Воины Альянса сражались за победу и уже чувствовали её вкус на губах – кто с кровью, кто с кислотой, кто с облечением. Они ещё не знали, что впереди их ждёт неминуемая смерть. Всех, кто останется в Акропосе, когда настанет час Великой расплаты. Здесь погибнут все, потому что Ключу и магии Силентеса безразлично, кого принесут в жертву ради лживой великой цели. Смертью называется час, когда Уравнитель приходит на землю и отправляет в Бездну всё, что стоит у него на пути.
Так уже случалось. В далёком прошлом, когда некроманты, отсекая голову собственной человечности, приносили в жертву города и деревни. Вивьен почувствовала себя лицемеркой, которая вкусила запретный плод Силентеса, активировав один из его Ключей. Она ещё помнила тот голос, что нашёптывал ей о великой силе, которую она получит, если принесёт жертву Безымянному. Вивьен занималась самообманом всё это время, потому что не могла принять вес того ужаса, который натворила. Она принесла в жертву целую деревню, не зная, что ждёт её по другую сторону Бездны. Призванный демон, которого она посчитала своим спасением, своим защитником в кровавой борьбе, оставался всего лишь сыном Фойрра, рукой Безымянного в мире смертных, который никому не подчинялся. Все те жертвы, что она принесла ради великой цели, оказались пустышкой.
Эти люди тоже умрут ни за что. За пустышку, которую кто-то и когда-то создал ради достижения мнимой великой цели.
Вивьен бежала из города с мыслью, что вскоре всё здесь превратится в прах. Она нервничала и боялась, что малейшая задержка обернётся для неё смертью. Кончить так же, как все те люди в деревне Мейдоу, которых она обрекла на смерть, не иронично ли? Она знала, как активируется заклинание, сколько нужно времени, чтобы оно набрало силу, и помнила ту яркую вспышку, которая поглотила всё, оставив после себя лишь чёрную пустыню и дома, сияющие пустыми глазницами окон, где больше никогда не загорится свет. Она помнила, как зачарованно смотрела на сотни душ, что поднимались к небу, воспарив, чтобы навечно стать пленниками Безымянного в мире Теней.
Мужчина, как нарочно, плутал в городе. Каждый новый поворот, уводивший их куда-то в сторону от стены, испытывал терпение Вивьен.
Ты точно знаешь, куда мы идём? – с неприкрытым раздражением некромантка смотрела на спутника. Она сомневалась, что мужчина захочет остаться в городе, который сдавливает в тисках армия Альянса, и вряд ли он останется с ней и трагично умрёт под стенами города, когда пытался всеми силами, даже ценой собственной жизни, спасти её. Какой смысл умереть в Акропосе?
Мужчина не отвечал, что ещё больше раздражало Вивьен. Она начинала терять самообладание в ситуации, где это непозволительно.
Они остановились у стены, запертые в тупике, из которого нет выхода. Трайх молчала и ждала, что мужчина повернёт обратно, скажет, что ошибся, или удивится тому, что привёл их к стене вместо тоннеля. Она ждала чего угодно, но не того, что мужчина, будто не верил своим глазам, начнёт ощупывать стену, тратя их драгоценное время.
Какого Фойрра ты делаешь?! – не выдержала Вивьен.
Нервы, накалённые до предела, вот-вот собирались лопнуть. Девушка открыла рот, собираясь рявкнуть на спутника, чтобы они поворачивали назад и искали другой путь, но шум отвлёк её. Вивьен показалось, что какая-то нежить отбилась от стада и зашла к ним в переулок, но воображение и страх сыграли с ней злую шутку, а в следующее мгновение стена затрещала и осыпалась. Девушка оглянулась, замечая прореху, из которой повеяло затхлым воздухом. Спутник оказался не таким идиотом, как ей показалось. Он точно знал, что искал, но не сказал о тайном ходе, прикрытом слоем камня. Вивьен, насколько это возможно, терпеливо ждала, когда он разрушит стену, скрывающую проход.
Непроглядная темнота прохода настораживала Вивьен. Она не знала, что это за проход – его на карте не было, да и Трайх не помнила всех подземных тоннелей, которые вели из города. Затхлый прохладный воздух, задувающий из прорези прямо в лицо, отдавал каким-то странным гулом в голове Вивьен, словно там, внизу, её ждало нечто большее, чем тьма. Что-то ужасное – то, с чем она боялась столкнуться.
Удар камня, что вновь влетел в город и разрушил дом в соседнем квартале, прокатился по чувствам некромантки. Она перестала сомневаться и, отбросив все страхи за исключением страха погибнуть под камнями, опустилась в темноту.
***
- Взяли! – приказ командира пронёсся над головами товарищей.
Воины натянули магические путы, распяв голема.
- Держать!
Химеры поднимались по телу гиганта. Голем пытался вырваться и натянуть верёвки. Мужчины, удерживающие его, с трудом стояли на ногах, скользили по земле с каждым разом приближайся к голему и рискуя повторить участь мертвецов.
- Держать!
Химеры яростно рвали швы на боках твари, пока не скрылись обе в разверзнутых ранах под мягкой плотью. Гигант взревел в последний раз, застыл. Воины замерли, продолжая сжимать путы в онемевших от боли руках, но боялись поверить, что победили. Несколько мгновений растянулись будто вечность, пока голем не подкосился и не повалился на землю, погибнув вместе с двумя химерами.
***
Вивьен потратила часть маны на создание огненного шара, чтобы подсветить путь. Огонь парил в воздухе над её плечом, вырывая из темноты очертания прохода со странными стенами, покрывшимися от времени трещинами, густой паутиной и порослью. Этим акведуком давно не пользовались, но Трайх старалась не думать о причине. Навряд ли здесь под землёй живёт какая-то тварь, хотя в обиталищах некромантов и не такое найдёшь.
Внизу было холодно, сыро, темно и тихо. Тишина ужасала. Отголоски сражения не уходили под землю и не долетали до двух путников, которые пытались покинуть город и выжить. Наверху в сражениях умирали люди, бились до последнего вдоха, но здесь… здесь не было ничего. И это пугало сильнее, чем смерть.
Где-то наверху вновь сработали катапульта, камень рухнул на землю, и на головы двух путников посыпалась пыли и крошки земли. Старый тоннель под землёй выстоял, но Вивьен вся сжалась, опасаясь, что в тоннеле, где они искали спасения, найдут вместо него смерть под завалами.
Трайх прибавила шаг. Сердце бешено колотилось в груди. Она слышала собственное дыхание, которое вырывалось из лёгких отрывистыми вдохами через рот. На языке осел привкус грязи, во рту пересохло от волнения, но Вивьен неотрывно смотрела в конец тоннеля, надеясь, что где-то там появится свет. Вместо света появилась решетка и корни дерева, которое глубоко разрослось под землёй.
«Бездна раздери!» - ей хотелось кричать.
Ты хотел показать мне тупик? – Вивьен оглянулась на спутника, который уже раз удивил её своей находчивостью, и надеялась, что в его карманах припасено что-то ещё.
— Тут была решетка, закрывающая сток. Потому форма корней такая.
Ответ спутника удивил её. До этого мгновения Вивьен казалось, что он не умеет говорить, что затрудняло их общение.
Надо же, не немой, — Трайх не удержалась от саркастичного замечания.
Неподходящее время для язвительности.
Выход она видела, но выход закрывали корни дерева и решетка.
— Я смогу. Отойди.
Вивьен обошла спутника, осмотрела решетку вместе с корнем, чтобы убедиться, насколько крепко они сидят в земле, а потом поднесла руку к корням. Магический огненный шар появился между решеткой и корнем. Маленький, похожий на яблоко, яркого огненного цвета. Он набирал силу, питаясь маной некромантки, рос, постепенно увеличиваясь в размерах и сияя всё ярче и ярче, пока не осветил отрезок тоннеля, перебив свет от магического зелёного шара.
- Уходим, быстро.
Вивьен потянула спутника за собой на безопасное расстояние. Магически шар у решетки продолжал светиться и всё ещё питался маной создателя, продолжая набирать силу. Магический шар света над их головами потух, в воздухе появился магический щит, закрывший и Вивьен, и мужчину, а потом прозвучал взрыв. Огненный шар, пересытившись магической энергией, ударил с такой силой, что в тоннель полетела волна щепок, клочки земли и горсти песка. Вивьен закрыла глаза рукой, отвернувшись. Мелкие обломки забились по магическому щиту, но он их выдержал. Сильная взрывная волна всколыхнула одежду, забила полами плаща по бокам, затрепетала волосами по лицу.
Всё кончилось так же быстро, как и началось.
- Можем идти.
Облако пыли начало медленно оседать. Между стеной, где прорастал корень дерева, и решёткой образовалась дыра. Старая решётка погнулась и выскочила нижним краем из гнезда. Приложив немного усилий, они смогли сдвинуть её в сторону и создать достаточный проход, чтобы пролезть на другую сторону.
Вивьен не думала, что она будет делать, когда окажется за стенами города. Со всех сторон Акропоса велись сражения. Она видела символы активации Ключа в самом городе, но не знала, как далеко Культ зашёл за черту города. Где будет спасение от заклинания?
- Мне нужно найти Алека. Ты знаешь, где он? – Вивьен на это не надеялась, но вдруг таинственный спасатель, жертвующий собой, как-то связан с Эарланом? – Он был где-то за стенами города.
К удивлению Вивьен мужчина кивнул. Он не бросился вперёд, показывая дорогу, а вместо этого замер столбом. Прорези в его маске засветились цветом маны – светло-синей.
«Ещё и маг. Какая прелесть», - без тени радости подумала Вивьен, потому что всё это время магические способности спутника помогали им ровно никак, как думала девушка. Она не представляла, каким образом спутник пытается найти, где находится Эарлан, но ждала, теряя терпение.
На поверхности снова упал снаряд, осыпав на голову Вивьен больше пыли и земли. Она почти перестала вздрагивать на каждый раз, когда земля разверзалась у них над головами. Время, которое ушло у мужчины на магию, поджимало. Вивьен опасалась, что из-за этого они потратят время впустую и дождутся активации Ключа прямо здесь. Навряд ли старый акведук защитит их от воздействия тёмной магии.
«Сдохнуть в отходах – лучше не придумаешь».
Вивьен кое-что знала о способностях к псионике. Многие маги, погружаясь в транс, смотрели перед собой пустым взглядом. Веко застилала пелена, которая дарила магу видимости, недоступную многим, но для остальных оставляла жуткую картину – либо молочно-белые зрачки, либо яркий свет под стать маны, как было у спутника Вивьен.
Магическое свечение – последний источник света в темноте, притягивал её взгляд. Он не успокаивал, но манил, вызывая какое-то странное ощущение – будто бы она знала, что это, но никак не могла вспомнить.
«Как у Алека...»
Вивьен протянула руку к маске ворона, но так и не смогла прикоснуться. Спутник вовремя прервал видение, перехватил её руку и поднялся, не говоря ни слова.
- Нашёл? – чуть растерянно спросила Вивьен, освобождая руку.
В жесте мужчины не было предостережения, что маску трогать не стоит, но от его прикосновения марево рассеялось и желание исчезло. Это больше не имело значения. Пока.
«Если мы сможем выжить».
Мужчина поспешил к выходу из акведука, снова ничего не объяснив. С лёгким раздражением на тишину и отсутствие объяснений Вивьен пошла за ним. Что угодно – лишь бы не оставаться в канализации в ожидании смерти.
***
Дракон, промахнувшись мимо цели, которая стремительно удалялась от него, хотел полететь за ней, догнать и закончить дело, но вовремя вспомнил, что прилетел сюда с другой целью. Больше никто не встанет у него на пути. Дом Магистра Акропоса стоял у него перед глазами и мешал, будто бельмо на глазу. Не думая о последствиях. что в доме есть слуги, которые невиновны в делах Магистра, дракон подлетел ближе и выжег всё огнём.
Люди, которые сначала видели в воинах Альянса спасителей и стремились к ним, желая попасть под крыло, которое защитит их от нежити и культистов, бежали от арбалетных болтов, от безжалостной магии и от химер, которые настигали их смертью, когда в город перестали обрушиваться камни. Воины Альянса продвигались глубже в город от ворот и к центру, зачищая один квартал за другим.

офф

Малый огонь (15)
Огненный шар (80)
Огненный щит (70)
Магический запас Вивьен: 78 маны.
Вивьен больше не воин, хватит на один щит х)

25 – воины атакуют голема. Неудача.
59 – голем атакует. Удача.
1/10
Трёх из десяти воинов.
1 – 94, убит
2 – 76, смертельно ранен
3 – 28, не ранен.
75 – воины повторно атакуют голема. Удача.

+3

26

С ближайшей ветки беззвучно вспорхнул ворон, поднимаясь над полем битвы. Взору птицы, сознание которой занял Кай, предстала удручающая картина: большая часть умертвий уже проникла в город, однако локальные стычки повсюду перед стенами еще продолжались. Нежить рвала друг друга на части, но раны, смертельные для обычного человека, были им ни по чем, и потому стойкие безвольные солдаты уничтожали друг друга очень медленно. Метрах в 10 от небольшого канала, у которого собирались выйти беглецы, кипела одна из таких стычек, показавшаяся Каю необычный и он решил взглянуть на неё поближе. Действительно, вместо обычного очага мертвецкой мясорубки, в этом бою сражались живые люди. Это была группа магов, во главе с рослым мужчиной. Ворон напряг память и понял, что определенно видел его раньше: рост такой же, как у самого Кайдера, прямые черты лица, черные волосы, холодный взгляд – это мужчина из воспоминаний Вивьен, Алек Эарлан. Фонтом в маске лиса разбил их строй, убив одного из заклинателей. Магический щит, что удерживали живые, пал, а нежить оттеснила их друг от друга, оставив погибать поодиночке. Лис появился в группе умертвий, что перли прямо на Алека, однако те не обращали на него ровным счетом никакого внимания. Слишком быстрый, невидимый для тварей – Кай окончательно убедился, что это был не живой человек. В таком обличье он ничего не сможет сделать Лису, если Вив хотела добраться до своего друга, пока тот был жив, следовало поторопиться…

***

Де Трайх терпеливо наблюдала за спутником, прислушиваясь к звукам боя. Они находились в укрытии, так что пока твари не должны были им помешать. Девушку больше сейчас заботило другое: оказавшись в относительной безопасности и имея возможность подумать, её обуял сильный интерес. Не сводя глаз с пылающих синим пламенем прорезей маски, она потянулась к её нижнему краю. Пока спутник был "не здесь", наверняка она сможет заглянуть за его стальной лик и понять, кто скрывается за ним.
Но едва её указательный палец коснулся маски, магическое пламя потухло. В следующее мгновение воитель обхватил запястье девушки, однако не резко и с нажимом, как она того ожидала, а очень мягко, бережно. Это чувствовалось даже сквозь холодную сталь доспеха.
- Нашел? – растерянно спросила девушка, отдергивая руку.
Перехватив меч правой за рукоять, а левой за лезвие, он стал выбираться из акведука, приготовившись к бою. Вив не оставалось ничего, кроме как проследовать за ним.

***
Dead Man Walking
Он – шагающий мертвец, каким-то нелепым образом задержавшийся на этом свете. С восставшими колченогими у него было куда больше общего, чем с живыми людьми, которым он сейчас спешил на помощь, подчиняясь своей подопечной. Он останется и будет сражаться, пока еще в нем теплиться что-то. Убивать, до последнего вздоха и, тем самым, дарить им жизнь. Бездна, словно два черных крыла, неотвратимо сопровождает его повсюду, и он тянет в эту бездну всех. Тень человека, которым был когда-то. Он убивает, пока жив…
Шаг. Еще шаг. Громкий лязг стали о сталь: это воитель ударил лезвием своего меча по клинку, воткнутому в чей-то бренный труп. Нежить отвлеклась на громкий звук, выгнув спины и обратив безглазые взоры на неумолимо надвигающегося исполина в черных доспехах. Тяжелая поступь бойца сопровождался хрустом лат. В ответ на это, словно приветствуя своего бессловесного брата, твари ринулись на него в атаку: сильные, поднятые из трупов воинов, они жаждали лишь одного – присоединить Кая к своему сомну призраков, пожрать его плоть и забрать душу себе, поскольку она принадлежала им по праву. Таким же проклятым, как и он сам.
Первый труп был встречен острием клинка. Тварь налетела на меч и прошла по лезвию до самой гарды. Реймар заблокировал его руку с оружием в локте и, словно это ему ничего не стоило (хотя боль в спине была фантосмагорической), поднял умертвие над головой, используя меч, как рычаг. Опрокинув противника наземь, он опустил ногу в латном сабатоне на прогнивший череп и упокоил брата навечно. Второй мертвец был рассечен сразу и наотмашь. Воитель использовал инерцию высвобожденного из трупа клинка и перевел её в удар, разрубив врага косым ударом, от правого бедра до левого плеча. Третий тоже не успел сделать толком ничего: рубящая атака загнала клинок в шею посередине, остановившись на позвонках, Кай крутанулся вокруг своей оси, перепиливая кость и отсекая голову трупу.
Прорыв занимал время, от Алека их отделяло несколько метров, но каждый шаг приходилось вырывать с боем. Братству магов осталось одолеть всего пятерых противников, включая Лиса, только вот на Кайдера наваливалось столько же. Пространства для маневра было меньше: за ним шла Вив и он не мог позволить себе отступить даже и пяди назад, чтобы не подвергнуть её опасности. Девушка, однако, исчерпав магический запас, выхватила парные клинки из ножен и, судя по всему, знала, как ими воспользоваться. Это несколько выравнивало положение Реймара: до этого противники были на разном расстоянии к нему и потому атаковали один за другим, но по очереди. Сейчас же трупы навалились все разом. Доспех звенел, принимая на себя удары ржавых клинков. От булавы здоровенного трупа воитель предпочел уклониться, однако тот навалился на него всем телом. Пространства для замаха не осталось и потому мужчина снова принял противника на острие своего оружия, опустившись на одно колено и перекинув тварь через себя. Подопечная, не теряя времени даром, воткнула один из своих мечей в голову, оказывая умертвию последнюю милость. Кай улыбнулся, но маска скрыла это. Бросившись вперед он пронзил голову шипастым наплечником одному из противников и оттолкнул его на другого, третьего воитель пронзил от ребра до шеи и бросил в грязь, позволяя Вив провести добивание. Так, шаг за шагом, они пробились к группе Алека сообща, но резкий удар внезапно отрезвил мужчину: ятаган пролетел сквозь защиту его меча и должен был разрубить голову, но Кай встретил его железным ликом маски, на которой осталась глубокая отметина от удара.
Боец разошелся. Секанув тварь восходящим ударом по животу, вспорол ей кольчугу и высвободил гнилые внутренности. От силы атаки нежить развернуло на месте и тогда мужчина рубанул еще раз, под колени, это буквально подбросило труп в воздух, где его встретил чудовищной мощи удар бронированного плеча. Ноги умертвия полетели в одну сторону, сам он – в другую, упав на землю и свернув шею.
Этим последним рывком Кайдер и Вивьен соединились с группой Эарлана. Тот распластался на земле, тщетно силясь подняться и страдая от ранения. По всей видимости, перед его получением, он все же смог сильно задеть нападющего, поскольку маска того раскололась. Как и ожидалось, Лис был вовсе не живым существом. Под капюшоном отчетливо виднелось бесформенное нечто: песок, земля, камни. Словом, грязь. Элементаль надвигался на мага с вполне конкретной целью – добить.
Когда Реймар настиг Лиса, тот оказался слишком близко к своей цели. Ударив мечом наверняка, был риск задеть Алека, а за это Вив вряд ли сказала бы своему защитнику спасибо. Наносить же легкие ранения было опасно – элементаль может снова начать прыгать по полю боя, что создаст опасность для подопечной. Решение было молниеносным: воткнув меч в землю рядом с собой, Кай ударил Лиса со спины под колено и заставил припасть на землю, затем он схватился за его руки и упер черный сабатон в затылок. Послышался хруст, когда конечности стали выворачиваться под неестественным углом. Наконец, не выдержав давления, руки просто оторвались, а под весом бронированной ноги голова элементаля рухнула в грязь и тут же разлетелась. Все было кончено. Выпрямившись, Кай отбросил «руки» противника в стороны. Уцелевшая нежить уже не могла оказать никакого серьезного сопротивления, без того прессинга, что создавал Лис. С помощью Вивьен и Ворона маги быстро расправились с недобитками.
Повисло неловкое молчание, прерываемое тихими переговорами Алека и Вив. Шагающий мертвец упер меч в землю, водрузив руки на навершие и застыл. Его доспех был посечен из заляпан зловонной кровью, сквозь прорези маски тлели два ярких угля глаз. Внешне он действительно создавал впечатление такого же восставшего, как те, что сейчас лежали в грязи, порубленные на куски. Только вот он купил магам еще немного времени. Их будущее было в мешках для трупов, в которых они везли сюда свою армию, а души принадлежали Бездне и очень скоро она должна была потребовать своё. В подтверждение этого над городом ярче замерцали глифы, проявившиеся даже на крепостных стенах. Сейчас весь Акропос начал зловеще сиять, предвещая скорый конец. Увидев это, Кай пророчески изрек:
- Никто не остановит смерть, - постулат Таэриона со страниц самого Силентеса прозвучал негромко, но услышали его абсолютно все присутствующие. Мрачные слова словно позвали частичку самого Безымянного в этот мир: ветер, шепчущий голосами тысяч обреченных, прокатился по полю боя, а затем наступила абсолютная тишина. Как если бы их небольшой островок накрыл темный саван, не пропускающий никакие посторонние звуки.

Отредактировано Кайдер (2019-05-15 21:29:05)

+3

27

В каком-то роде Астаэр чувствует что-то очень знакомое. Чувство вызывает интерес, поэтому демон стоит на стене и хмурится. В городе начинает действовать необычная магия из прошлого, невероятно похожая на шалости Бездонного и его самых отбитых последователей. Во всяком случае предстоящая гибель всего живого в городе затрагивает и самого демона, и так как Астаэр уже видел дерьмо, которое начиналось точно так же, то решает все же покинуть Акропос как можно скорее. Под стенами слышны выкрики, похоже, чей-то отряд делает то же самое: улепетывает. И судя по всему они из защитников Акропоса, т.е. из Культа Безрадостного. Хорошая компания для судного дня.

Астаэр отталкивается и прыгает со стены. Взмах крыльев гасит ускорение около земли. Уже под стенами за чертой города демон ставит бочонок на землю и совершает обратную трансформацию до человеческого облика. После поправляет обмундирование, подбирает бочонок и идет к выходу, через который должны появиться спасающиеся культисты. Прыгать со стен они вряд ли будут. Так и оказывается, отряд выбегает из города, многие при оружии и вещах, словно заранее приготовились к побегу. У некоторых даже есть лошади. Это хорошо, так как свою клячу Астаэр оставил в лагере ребят из Альянса.

— Эгегей! — Кричит демон без капли смущения. Он обычный мимопроходящий наемник. Зачем ему краснеть и отводить глаза? Культисты, конечно, могут быть сейчас на нервах, да и нет особого смысла попадаться им на глаза. Но Феэглеф не был бы собой, если бы стал слишком трезво подходить к жизни. Импульс, поток, волна, демон точно олицетворяет хаос, не всегда следит за словами и руками, да не особо хочет. Пока путь вписывается в принятое видение мира, то можно справлять нужду под градом стрел, ведь твое внутреннее состояние зависит от тебя самого, а не от бардака снаружи.

+3

28

- Это ещё что за херовина?
- Алек.
Лучше поздно, чем никогда. Элементаль, созданный Алеком, появился возле двух раненных магов и сразился с напирающим мертвецом. Одним ударом он срубил мертвецу голову, получил клинок в пустое брюхо из камня, который не смог его уничтожить, и отбросил от себя второго мертвеца. Зомби подошли к Реджи и Лэтре. Мертвецов, атаковавших группу магов, осталось четверо. Трое после появления элементаля. Двух они прикончили быстрыми ударами, отчаянно вырывая жизнь из рук смерти.
Маг, который направлял мертвецов, заставляя их атаковать группу Алека, не перестал ими управлять. Мечники медлили, чего-то ждали, наращивая напряжение магов. Лэтра жалась к спине Реджи, зажимая рану на бедре. В сражении у неё не было времени перевязать ногу и остановить кровотечение. Силы покидали женщину, но она держалась на ногах и крепко держала меч в руках, собираясь себя дорого продать. Без магических щитов они были открытыми, а без магии слабыми.
- Надеюсь, что оно того стоило, - Реджи нахмурился. Из рассечённой брови шла кровь, смешиваясь с потом. Он бросился в бой на мертвеца, оставив Лэтру, и сразился рука к руке с элементалем.

Алек протянул руку к лицу Лиса, не отпуская второй руки с кинжалом. Он чувствовал, как сталь проходит между пластин и погружается в плоть, увеличивая рану, как она разрывает ткани и приближает смерть. В боли и дрожи в руках Эарлан не смог думать о чём-то другом кроме маски. Насмешливое лицо ублюдка раздражало и стало его личной вендеттой. Алек выпустил заклинание. Невидимая магическая волна отошла от его раскрытой ладони и врезалась в лисью маску.
Лис отпрыгнул, отошёл от мага. Расстояние между ними увеличилось до двух метров. Кинжал вышел из раны Алека, разрезав плоть. Кровь полилась из открытой раны. Некромант удержался на ногах и зажал рану на боку, останавливая кровотечение. Это бессмысленно, если рана серьёзная и в ближайшем будущем он не попадёт к лекарю на хирургический стол. Все лекари из его группы мертвы, до Бэлдвина и отряда в тылу далеко и опасно.
С чего я решил, что доживу к этому времени?
Алек смотрел на Лиса. Маска с ухмылкой пошла трещинами. Тонкая паутина побежала по маске, как на керамическом кувшине, который не выдержал высокой температуры. Она треснула и рассыпалась. Куски маски упали в грязь, открыв лицо Лиса. Камень.
- Элементаль, - с осознанием выдохнул Алек.
Заклинание оставило подобие лица без глаз, носа и рта неглубокую трещину. Основной удар приняла маска.
Лис ударил магией. Магической волной Алека отбросила на землю. Он перевернулся, цепляясь за землю, упал на живот. Рана на боку заболела. Эарлан зажмурился, застонал от боли, хватаясь за рану, но не мог помочь себе.
Лис медленно шёл к нему, оголив два коротких кинжала. Алек пытался найти в себе силы и подняться на ноги, но колени вязли в скользкой грязи, а в теле не осталось сил на последний рывок, чтобы спасти свою жизнь.
Вернуться в грязь.
Алек не ждал помощи. Реджи и Лэтра сражались с мертвецами. Элементаль, которого он послал к ним на выручку, не успеет добраться до него и сразиться с Лисом. Алек хотел создать портал и рисовал на земле символы, но Лис избавил его от бремени спасти жизнь.
Помощь пришла с другой стороны. Алек увидел воина в шлеме с вороном и девушку, в которой узнал Вивьен. Воин бросился на элементаля, легко обезоружил его и уничтожил.
Из меня всегда был хреновый воин.
Алек подумал, что победа над Лисом легко далась незнакомцу в шлеме и Лис появится где-то в другом месте, пересобравшись из земли и песка, которых под стенами Акропоса хватало с излишком, но этого не произошло. Опасения Алека исчезли перед настоящей угрозой.
- Что ты здесь делаешь? – он не понял, почему Вивьен оказалась за стеной и помогла ему.
Девушка опустила рядом с ним, поддерживая и помогая подняться.
Алек обратил внимание на фразу воина в маске, который спас ему жизнь. От города шла тёмная энергия, которая потрясла всех магов, находившихся рядом с Акропосом. Бэлдвин тоже ощутил её. Тишина на поле сражения – аномалия. Все мертвецы, которые находились на территории города или в его пределах, прекратили бой. Зомби, который пытался убить Реджи, застыл изваянием с занесённой секирой над головой поваленного мага. Некромант готовился к смерти от рассечённой груди или раскроенного черепа, но мертвец уронил секиру в опасной близости от паха мага и повалился на землю. Другие мертвецы, которые выжили в осаде и подчинялись Культу или Альянсу, тоже повалились на землю бесполезными мешками гнилого мяса.
Реджи, закрыв глаза, откинулся на спину, запрокинул голову и выдохнул с облегчением. Живой и всё ещё мужчина. Лэтра села возле него, осматривая раны мага. Она не верила, что Альянс победил и всё кончилось.
Стая ворон, которая сопровождала войска Альянса до Акропоса и смиренно ждала завершения боя, чтобы вкусить падаль, с криком сорвалась с деревьев и полетела прочь чёрной крикливой стаей.

Сведения

Всего 4 зомби в подчинении Лиса
Элементаль Алека атакует зомби – 69, зомби убит.
Зомби атакует элементаля – 29, неудача.
Зомби атакует Реджи – 17, неудача.
Реджи атакует зомби -  96, зомби убит.
Зомби атакует Лэтру – 26, неудача.
Лэтра атакует зомби – 92, зомби убит.
Алек атакует Лиса – 92, - маска сломлена.
Лис атакует Алека – 90, удача.
Алек пытается сбежать – 17 (+15), неудача.
Лис атакует Алека – 18, неудача.
Заклинания:
Сила молота, 45 маны
Магический запас:  471 маны

+3

29

Never Take Me Alive

Вивьен подняла магический щит, отдавая на него последние силы. Старый акведук выходил в поле, но даже там встречалась нежить, которая стерегла Акропос и бродила в его окрестностях, подстерегая отряды Альянса. Старого акведука не было на новых картах города. Об этом проходе, забытом и замурованном с годами, никто не знал, но по какой-то причине о нём знал спутник Вивьен – странный спаситель во всём безумии. У неё не было времени спрашивать или задумываться. Столкнувшись с нежитью по выходу из акведука, она могла лишь думать о том, как выжить за стеной, ведь и в стенах города не было спасения. Везде ждала смерть. От клинка ли, от зубов и когтей, от тяжёлого снаряда, что падает с неба, разбивая дома и чужие надежды, от заклинания или стрелы, от магии Силентеса, которая намного ужаснее всех известных Рейлану смертей.
Старая добрая сталь в руках вместо магии не добавляла уверенности, но Вивьен хотела выжить любой ценой. В страхе перед смертью, пугавшей её лицами восставших мертвецов, она была готова на всё, чтобы не присоединиться к павшим воинам и не восстать вместе с ними, если кому-то из некромантов не хватит воинов в защите.
Без практики первый удар дался тяжело. Вивьен забыла, насколько это сложно – рубить тело, следить за тем, чтобы оружие случайно не выскользнуло из руки, чтобы никто из мертвецов не выбил его, чтобы меч не застрял в теле. Даже с лёгкими клинками, выкованными на подобие эльфийских, Трайх чувствовала, как быстро устаёт. Добивать мертвецов, которых подбрасывал мужчина, было легче, чем встречаться с реальной угрозой нос к носу. Воин в маске ворона, который по какой-то причине всё это время оставался рядом с ней, расчищал дорогу, убивая всех мертвецов, не позволяя им как-то ей навредить, удивлял Вивьен. Все вопросы она оставила на потом – сейчас важно то, что этот незнакомец ей помогает. С ним у неё больше шансов выжить.
«Если мы найдём Алека».
Если он ещё живой и способен на создание портала.
Вивьен на это надеялась, но понимала, что в сражении некромант мог погибнуть, не рассчитать силы, как иногда бывало с Алеком, когда он заигрывался и тратил магию без остатка, или не поверить в её рассказ о Ключах и желании Культа принести весь город в жертву.
Она не знала, каким образом незнакомец нашёл Алека и его группу, но они вышли недалеко от них. Туман перед Акропосом уже развеялся. Магические ловушки, оставленные Культом, иногда ещё взрывались, когда их по неосторожности задевала какая-то нежить или раненный и измождённый маг за секунду до того, как успевал подумать, что выжил. Вивьен бежала по полю, вспаханному магическими заклинаниями или мечами, что успевали высечь искры из камня, не угнавшись за изворотливым воином. Она переступала через тела мертвецов, не глядя на них.
Споткнувшись, едва не выпустив меч из руки. Вивьен остановилась, почувствовав, как чья-то рука ухватила её за лодыжку. Некромантка развернулась, замахнулась, собираясь проткнуть голову нежити, посмевшей задержать её, но увидела перед собой мужчину. Воина с гербом Анейрота. Он лежал на земле, с залитым кровью лицом, и просил её:
- Помогите… - сглатывая слюну с привкусом крови, он видел в ней надежду на спасение, но Вивьен увидела в его лице лишь смерть.
В изувеченном теле некроманта, которому лишь чудом удалось дожить до этого момента, едва хватало сил, чтобы ухватиться за соломинку – а именно ей была Вивьен. Она знала, что мужчина просил её не об этом, но всё, что смогла – это прервать его мучения. Меч вошёл в голову воина, кровь полилась по лезвию, стекая на землю. Воин обмяк, повис на теле другого собрата. Вивьен знала, что с такими ранами он бы не выжил и глупо надеялся на спасение, но всё равно чувствовала себя виноватой.
Пальцы на её лодыжке ослабли, девушка высвободила ногу и пошла вслед за спасителем.
***
По сигналу главного Культисты покидали город. Они знали, что их ждет, и не желали стать частью главного представления. В городе открывались магические порталы, через которые сбегали культисты. За стенами города, в отдалении на холме, откуда открывался вид на всё поле, оставалась группа тёмных магов. Они наблюдали за тем, как заклинание из Силентеса медленно набирает силу, как Альянс обманчиво праздную победу над Культом, как они убивают всех неугодных, но даже не подозревают, что их ждёт в ближайшем будущем. Только Бездна и больше ничего.
Приближение крылатой чёрной точки удивило культистов. Тех, кто и не думал бежать с безопасной территории, обеспокоило появление неизвестного. Они ощерились на него оружием и магией, собираясь уничтожить странную помеху, но помедлили, когда один из них сказал:
- Я его знаю. Он был с этой девчонкой, из Севелена.
- Убить его?
- Нет. Оставьте его мне, - в разговор двоих вмешалась женщина с яркими красными волосами. Она как-то странно улыбнулась, смотря на Астаэра, словно узнала в нём давнего дорогого друга, и не собиралась отпускать так просто, не поговорив лично. – Пойдём со мной, брат, - она всё так же улыбалась, смотря на него. – Ты обещал мне, что в следующую нашу встречу мы будем на одной стороне, - она протянула ему руку с раскрытой ладонью вверх.
За спиной женщины уже открыли магический портал. Ветер задувал со стороны города, развевая плащ женщины в цветах Культа.
Маги уходили с холма один за другим, не желая находиться близко к городу, которого скоро не станет.
- Ты ей уже ничем не поможешь, - будто призывательница имела какую-то ценность для Астаэра.
***
- Алек! – Вивьен увидела некроманта в отдалении от его группы, в которой, в лучшем случае, осталось два дееспособных мага, но рядом с ним был кто-то ещё. Он не был похож на нежить, но выглядел очень искусным магом, который по какой-то причине столкнулся на поле сражения с Эарланом. Вивьен не видела причины для некромантов вступать в открытый бой, когда у них для этого была нежить, да и Культ всего лишь делал вид, что пытается удержать город, тогда зачем им нападать на Алека? Часть плана?
Эарлан не справлялся. Вивьен видела, как заклинание отбросило его на землю, будто тряпичную куклу, а нападающий надвигался на мага, собираясь отнять его жизнь. Некромантка знала, что уже не успеет, но её спаситель вмешался, перехватив руки нападающего. Вивьен в спешке обогнула двух дерущихся мужчин и подоспела к лежащему Алеку. Она придержала его, помогая подняться на ноги.
- Вставай, Алек, давай! – Трайх поторапливала его, не зная, сколько у них осталось времени.
С нападающим в маске лиса было покончено, но надвигалась настоящая угроза.
- Культ собирается активировать Ключ. Осада – это ловушка.
Вивьен надеялась, что Алек не будет задавать вопросов, а поверит ей.
- Мы все погибнем, если сейчас же не уберёмся отсюда.
Мир менялся. Над полем повисла тишина. Нежить, которая подбиралась к ним, одна за другой начала падать, отдавая пародии на жизнь. Птицы первыми почувствовали приближение угрозы и спасались, испуганно крича над полем, где ещё оставались живые. Глифы на стенах города и за его пределами засветились ярким огнём, как уже было, когда Вивьен сама активировала Ключ. У них остались считанные мгновения на то, чтобы убраться из черты города.
Первая магическая волна, созданная Ключом, активировала все магические ловушки, которые ещё оставались на поле. Одна за другой ловушки взрывались, забирая с собой всё новые и новые жизни. Предостерегающая тишина нарушилась взрывами и криками. Магический луч из центра города ударил в небо, набирая силу, чтобы ударить снова по всему живому.
- АЛЕК!

офф

Последний круг на отпись.

+3

30

На него не стали нападать сразу и то хорошо. Астаэр как ни в чем не бывало следует параллельно колонне уходящих культистов, будто бы имеет право находиться здесь. На холме, к которому они подходят, оказывается еще один отряд магов. Демон приветственно машет рукой в мрачные рожи служителей бога мертвых. А они его вряд ли рады видеть, либо не понимают, что здесь забыл какой-то левый чувак. Что-то обсуждают между собой, а потом появляется красноволосая девица с одинаково наглым выражением естества. Вот только в отличии от Астаэра она явно имеет реальную власть здесь, хотя прет от нее родными краями фойрровых земель, а не гнильцой Альянса некромантких городов.
Даже более того, оказывается, что девица знает его и даже с ним когда-то встречалась.

— Ничего такого не обещал и впервые тебя вижу, демоница. Но если подкинете на солнечные ламарские пляжи, я буду благодарен. — Панибратски дает пять вытянутой руке собеседницы. Правда, что впервые видит такого демона. Вот только внешность совсем не похожа на образ в Хаосе. Так уже было совсем недавно у той девчонки из Культа. Способность к смене человеческих обликов? Забавно.
— Ты ей уже ничем не поможешь.
— А? Кому? — Невинно интересуется Астаэр. А впрочем, какая разница, что ему тут говорят? Все равно демон пропустит мимо ушей всё неинтересное. Зато у них есть портал. Если он не ведет в Бездну, то почему бы им не воспользоваться. На самоубийц окружающие непохожи, так что остается идти вперед.
— Вперед! во славу на коне, в раздольях пойм и рек широких, в черте оживших днем морозов на недоступной высоте, — декламирует Астаэр невесть откуда вспомнившийся отрывок и исчезает в портале в неизвестность.

Отредактировано Астаэр (2019-05-18 14:58:09)

+3


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [17.07.1082] Мгла, что приходит после