Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [2.05.1082] Шкура потихоньку сползает с плеча


[2.05.1082] Шкура потихоньку сползает с плеча

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

- Локация
Силва, Фалмарил, г. Эрдан, княжеский дворец
- Действующие лица
Каэль Мэтерленс
Ришестэль Мэтерленс
- Описание
предыдущий эпизод - [28.04.1082] Огненная саламандра
Поездка в Гвиндерил прошла впустую. Из всех достижений, которые княжич смог достичь в эльфийской столице, - обещание политического убежища, когда кострище революции разгорится под самым носом у князя. Орден крови затаился, но набирает силу и готовится нанести удар. Князь не намерен отдавать трон, за который тридцать лет назад пролил столько крови, но что они могут?..

+1

2

В день его возвращения не было объявлено государственного праздника, не было восторженных толп и цветочных венков. Родина встретила Каэля унылым безразличием умирающего, которому нет дела до того, кто именно стоит у его кровати. За прошедшее время ничего толком не поменялось, разве что еще меньше надежды осталось в глазах народа. Собственно, и сам молодой княжич ощущал себя сегодня похожим образом. Умирающим и безнадёжным. Утренний город же вопреки всему радовался свежести и новому дню. Каэль попытался представить себе, как тут будут приняты войска восставших, но не смог. Разбитые на кусочки скульптуры, головы храмовых статуй в требушетах, залитые кровью улицы, пожары. Зачем людям нужно все это? Хотя, пожалуй, именного этого не хотелось никому. Тогда что? Хотелось, чтобы они с отцом болтались на перекладине, встречая всех пребывающие корабли, и чтобы вороны выклевали им, еще живым, глаза? Да, тогда все сразу станет лучше некуда. Тогда-то вот все как возьмут, как заживут резко! Прям резко, внезапно и с места. Нужно только убить правильных людей.
— Люблю Фалмарил, — мрачно отметил Каэль, любуясь серыми стенами домов вдоль улицы.
Следующий за ним слуга подобострастно согнулся и сделал попытку забежать сбоку, чтобы уловить возможный приказ, но княжич, предвосхищая эту услужливость, отмахнулся. Ему не требовались свидетели, пока он раздумывал над великим будущим столь обожающим кровавые расправы народом.   
Посланник князя ожидал Каэля у входа во дворец.
— Рад приветствовать Ваша Светлость, — поклонился он. — Князь ожидает Вас.
— Как только отдохну с дороги, — буркнул княжич, пытаясь пройти дальше.
— Князь ожидал такого ответа, — повысил голос посланник и преградил путь. — Он сказал, что «я уже видел всякое». Прошу, следуйте за мной.
Каэль поморщился, но решил все же не уточнять, что сие значит.
«То есть у меня есть небольшая радостная толпа для встречи. Хоть что-то» — тоскливо подумал он, пытаясь отряхнуться от городской пыли и поправляя волосы на ходу. Какой-то маленький кусочек воспитания, зацепившийся в его сознании подсказывал, что аудиенции должны быть пышными, помпезными и красивыми, отец ведь приглашал его отнюдь не на семейные посиделки за бутылочкой эля. Князь встретил его совсем не там, где ожидал Каэль. Отец стоял в коридоре, скрестив руки за спиной, и любовался видом из окна. Княжич чуть опустил подбородок, приветствуя. Ему показалось, что правитель выглядит сегодня куда старше своих лет.
«Светящиеся панталоны ключницы, да что тут вообще могло произойти за это время?» — с ужасом подумал наследник. Отец для него всегда был фигурой непреклонной, созданной из лучшей оружейной стали, не старящимся и всегда знающим, что делать. Вероятно, никаких острых перемен во внешности и в княжестве не произошло, и виноват проклятый дневной свет, время года и усталость? Каэль был уверен, что отец не стареет, и, значит, никогда не умрет. Внезапная злость кольнула его. Злость на Орден, восстание, недо-княжну, тупых необразованных идиотов и тупых образованных идиотов, которые даже приблизительно не знают, каково это — отдавать всего себя одному делу, в ответ получая неблагодарность.
— Доброго дня, — решился обратить на себя внимание Каэль.
— М-м-м, — будто бы пробуждаясь от тяжелого сна прогудел князь, хмурясь. — Какие новости?
— Обычные, — процедил молодой наследник, вставая на шаг позади князя, и тоже попытался глубокомысленно созерцать окрестности. Однако ничего интересного не увидел. — Помощи нам оттуда ждать не стоит. Королева указала на то, что войска ей нужны для защиты собственных границ.  Но она разрешила спрятаться у них, если мы надумаем бежать.
Князь шумно выдохнул.
— С другой стороны, она не запрещала своим подданным участвовать в этом. Любая война всегда открыта для наемников. Не удивлюсь, если и сама королева имеет статью доходов с этого, — подвел итог Каэль.
Наследник все еще не мог понять, для чего именно он шатался к эльфам.

+1

3

Чуть более месяца от Ордена крови не было вестей. Мальчишка и его войско из обиженных ламаров, эльфов, людей и алиферов не показывало носа во владениях князя. Мэтерленс следил за их передвижением и стабильно получал весточку от верных ему людей, когда-то давно внедрённых в ряды повстанцев. Ришестэль не торопился наносить удар повстанцам, но собирался передавить их, как муравьёв, когда узнает, где находится девчонка. Подумать только, дочь князя столько лет жила в его дворце, ела вместе с ними хлеб, получала образование и готовилась стать в будущем супругой его сыну. Как он не заметил? Бог не иначе как посмеялся над ним, а ведь они, князь и его генерал, изначально могли поженить детей, зачем Эцесадору понадобилось выдавать дочь за Лангре? Он тоже был верен ему, пока не захотел править единолично, считая себя более достойным князем, чем старая династия, по слухам, берущая корни от любимицы Аллора, воспетой в легендах. Даже не от неё, а от её родственника, чьё родство ещё нужно доказать.
Перед князем стояли проблемы более реальные. След княжны терялся на болотах, а там она могла либо погибнуть, либо найти пристанище в недосягаемости князя, чтобы нанести удар, как орден вновь соберёт силы и заручится поддержкой новых и сильных сторонников. Князь рассчитывал на поддержку эльфов, но полагал, что Мираэль, сторонящаяся проблем, откажется вникать в чужой конфликт. Она не вмешивалась в него тридцать лет назад, когда одну династию сменила другая, зачем ей помогать узурпатору, когда за его головой приходят отвергнутые? И всё же своим бездействием она помогала сторонникам Лангре возвести девчонку на престол.
Князь выслушал сына, медленно повернулся и посмотрел на него. Свежий конфликт с эльфами не мог отразиться на решении Мираэль, но предложение предоставить политическое убежище выглядело насмешкой над князем-узурпатором и его сыном.
- Где твоя жена? – он заметил отсутствие девушки и догадывался, что Каэль воспользовался предложением королевы. Если этот дворец умоется их кровью, то они погибнут здесь, не убегая, как трусы, и не прячась под юбкой королевы, где их ждёт кинжал под рёбра или яд в бокале с вином. Смерть – это всё, что им уготовано, если Орден одержит победу. – Ты показал слабость, когда оставил её в Эденвеле.
Князь считал, что сын сделал глупость. Принять предложение королевы – равносильно признанию, что они проиграют в этом сражении и признают Орден победителями, которые взойдут на престол, а они же – собаки, которые будут за него погибать, или бежать, поджав хвосты, из столицы.
- Ищейки не нашли Даниэллу, - продолжил князь, вновь повернувшись к окну. - Наши люди докладывают, что в Ордене неизвестно о нахождении девушки и где она прячется. Следы обрываются в Волчьем следе. В таверне, недалеко от деревни, видели девушку и парня, которые похожи по описанию на девчонку и одного из её псов.. Знакомых тебе, - князь через плечо глянул на сына, давая ему время осознать, о ком идёт речь, а после продолжил: - Орден не предпринимает активных действий. У них много раненных. И нет девушки, которая им нужна.
Князь мог бы послать к Ордену воинов прямо сейчас, но повстанцы могут снова собраться, пока жива девушка, которую можно выдать за княжну.
- По столице ходит слух, что девушка, которую они намерены посадить на трон, лже-княжна, а предводитель повстанцев выдаёт себя за наследника рода Лангре, - но даже эти слова едва ли приглушали желание обозлённого народа хвататься за вилы и свергать узурпатора. – Орден ищет девушку. Без неё они не перейдут в наступление. К тому же, у них не хватает сил.

[icon]https://i.imgur.com/IM8F6Cx.png[/icon][nick]Ришестэль Мэтерленс[/nick][status]Князь-узурпатор Фалмарила[/status]

+1

4

Славная неспешная беседа с отцом проходила в уже известном формате. Каэлю пододвигали блюдце с молоком и тыкали в него мордой ровно до тех пор, пока все молоко не разольется или не окажется на нем. К сожалению, это далеко не единственный прогрессивный метод воспитания, изобретенный князем по отношению к отпрыску. Можно было еще использовать метод «бестолочь, что делаешь», который заключается в случайном произнесении этой фразы и ожидании соответствующей реакции на нее. Каэль не сомневался, князь силен в педагогике и всегда знает как лучше и даже оспаривать это не собирался.
- Я думал об этом, - выдохнул он, склонив голову набок. – Много думал. И меня скорее волнует её вовлеченность во все наши дела и обратная дорога, нежели чем действительно угроза расправы. Если уже быть последовательным, то добраться до нее теперь как раз таки легче. Не знаю уж, где безопаснее – здесь или там. Да и если спрашивать меня, то использовать моего будущего ребенка и жену из простого народа им было бы куда выгоднее, чем неизвестную да и мало кому интересную девицу из рода князей, к которому ты уже подорвал доверие народа. Заставить тебя отречься в пользу собственного внука, назначив временного регента от восставших и лояльного им дворянства – вот где нормальная цель. Даже полюбовная и в меру бескровная. После ты просто раскаиваешься, отправляешься в ссылку, где и тихонько умираешь, никем не замеченный. При этом варианте, даже меня убивать не обязательно – лишь бы рот держал закрытым, а руки на виду. Но они уже выкопали нам по могиле, так что я не верю, что моя жена может спастись, где бы она ни была. По крайней мере, пока она там, мне спокойнее. Хотя, знаешь, это было бы интересно. Может, нам стоит нанять убийцу? Отправим его туда, к эльфам. Покушение, конечно, сорвется. Потому что княжну будет охранять наш человек. Но какой скандал! Эльфы не могут обеспечить безопасность своих домов, не могут выполнить данных обещаний! Выставим им ультиматум. Разорвем торговые отношения, обвиняя в поддержке незаконных формирований… А потом умрем в одиночестве. Прелестно.
Княжич вздохнул, прикрывая глаза.
- Знаешь, а нам самое время таки найти княжну. Живой или мертвой. Что, так сложно найти какую-нибудь девицу где-нибудь на окраине? Привезем её, обнимемся, помиримся, объявим народу. Посадим рядом. А там уж пусть Орден сам ищет и доказывает родство как хочет. Даже если они найдут настоящую, - он отстранено посмотрел на свои ногти, перебирая пальцами. – А отречься все же придется. Или найти виноватого. Если народ хочет крови, то должен её получить.
«Мою, к примеру, - подумал Каэль, стараясь чтобы голос его звучал спокойно. – Ведь именно моей смерти желают более, чем чьей бы то ни было?»

+1

5

Даниэль знала дворец. В прошлом ей удалось выбраться из него незамеченно, и убежать, спасаясь от нежеланной свадьбы. Девушка словно с самого начала знала, кем является, и ждала удачного момента, чтобы взять всё, что могла, от узурпатора с его сынком, и сорваться с места, как только на горизонте появится намёк на раскрытие тайны. Именно так можно было расценить действия князя, который захотел женить сына на безродной девке. Не такая уж она безродная, как оказалось, в отличие от нынешней супруги сына. Ришестэль в сердцах отшучивался, что не прячется ли за Кристэль девушка, которая давно служила роду Ланкре или Лангре и пошла на жертву, чтобы приблизиться к княжичу и князю, а потом нанести удар в спину. Даниэль тоже могла так поступить, зная их некоторые тайны, но не сделала. Побоялась? Или действительно ничего не знала о своём рождении?
- Все ходы охраняются. Нечего опасаться, - отмахнулся князь. – Никто нас не придушит в постели.
А что ещё могла знать девушка? Ришестэль думал о её вовлечённости, но Даниэль никогда не интересовалась ни военной силой Мэтерленсов, ни устройством дворца. Открыто, по крайней мере. У неё всегда был доступ к библиотекам, она могла свободно передвигаться по дворцу и иногда выбиралась за стены, как ему докладывали, но ни с кем не встречалась. Стал бы он порченую девку выдавать за сына? Во дворце она дружила с одним из слуг, которого нашли после изгнания из дворца и допросили с пристрастием. Он тоже ничего не знал о Даниэлле Ланкре и к Ордену не имел никакого отношения, разве что разделял их взгляды и желал узурпатору смерти после всего, что пережил народ и он, ложно обвинённый, в том числе.
- Оправдание, - именно так Мэтерленс назвал поступок сына с супругой. Князь считал, что ордену незачем использовать какую-то цветочницу, пусть даже она стала княжной Фалмарила и носит наследника княжича. У них есть девушка из династии или та, которую они могут выдать за неё.
Это была она. Ришестэль начал замечать сходства с княгиней и князем, когда узнал о секрете девушки. Она действительно была похожа на них и на своего старшего брата, который умер при странных обстоятельствах ещё до её рождения. Именно его смерть подарила им шанс пробиться из низов и стать зятем князя. Если бы не Фойрровы Лангре.
Каэль строил фантастические планы по наказанию королевы Мираэль за отказ в содействии. Князь никак на это не отреагировал. Сын ёрничал и, по мнению ламара, не относился серьёзно к этой проблеме. Уж после плена, проведённого у повстанцев, он мог бы переживать о своей шкуре намного сильнее.
- Я уже послал за девчонкой, - мужчина помассировал переносицу, прогоняя усталость.
Чтобы отправить туда людей, придётся щедро заплатить. Болота – зыбкое и проклятое место, о котором ходили разные слухи. Наёмники в них не верили, но не упускали шанса заработать на них.
- Новых вестей нет.
Князь отошёл от окна, сел в кресло, удобно устроив руки на подлокотниках.
- Виновный у нас уже есть, - мужчина посмотрел на сына продолжительным взглядом, словно обвинял Каэля и намекал на его жертву, но после объяснил: - Мы отдадим народу их героев. Лангре и девчонку. В Фалмариле не проливалась кровь, пока повстанцы не затеяли переворот. Народ жил в мире.
Мире, который по вкусу хуже скотобойни за другое будущее.
- На востоке назревает восстание. Некоторые уверены, что Орден – спасители, которых мы незаслуженно покарали смертью. Ты этим займёшься.

[nick]Ришестэль Мэтерленс[/nick][status]Князь-узурпатор Фалмарила[/status][icon]https://i.imgur.com/IM8F6Cx.png[/icon]

+1

6

Пасторальная картинка заднего двора привлекла внимание княжича. На веревках полоскалось белье, служанки вышли развешивать чистые вещи, крепя их деревянными защепами, чтобы не упали. Не так давно Каэль понял, как на самом деле к нему относится отец, и какие планы строит в его отношении. Зачем князю нужно было родство с безродными девушками? К чему? От этого союза никто, ну вот совершенно никто во всем мире не получал никакой выгоды. Совсем-вообще. Но Ришестэль выбрал кандидатку и настаивал на своем с маневренностью разогнавшегося кабана. Зачем? Преследуя её, пока еще просто нищую и безродную, Каэль задавался этим вопросом. Чтобы стать ближе к народу? Бред. Видел он тот народ, да им совершенно плевать кто там кого и чем кверху по соломе валяет. Да хоть бы и все друг друга раз за разом по кругу, что с того? Они бы не стали добрее, даже если бы он взял в жены всех румяных крестьянок разом, обеспечивая их приплодом и безбедной жизнью до скончания веков. Народу плевать. Всегда было и будет. Не плевать дворянам. Кто бы что ни говорил, это на их деньги живет государство. Каэль даже может назвать несколько семей, которые были бы не против сродниться с нелюбимыми узурпаторами. Это не самые именитые династии, верно, и дочерей они бы предложили для брака «запасных», от которых и избавиться не жалко. Нормальные-то родители ни в жизнь бы ему свою звездочку-девочку не отдали. Итак, никакой экономической выгоды. Никакого сближения и объединения с другими семьями. Так зачем же оно, это все? Ответ был прост. Очень прост. Отец пытался избавиться от него, скинув со всеми потрохами и пожитками в глубокий колодец семейной жизни. Так частенько поступают те родители, которые устают следить за своими детками – скидывают их на ответственность супруга или супруги. Если блудит и пьет твой ребенок – это твоя проблема, но если блудит и пьет чей-то муж, то это проблема жены, а не его матери.
Вокруг него вертелось очень много сумбурных мыслей, но Каэль чувствовал, что прав. Ришестэль намерен править сам, один и будет очень неплохо, если наследование перешагнет через одно-другое поколение. Сейчас князь надеялся управлять сыном руками невестки.
- Если тебе будет угодно, я пошлю за ней. Мне как раз будет не лишним передать письмо королеве эльфов. Я уже понял, что поддержать нас она не готова. Но она не должна отказать в помощи народу. Как знать, может её убедит другой эмиссар. Не я.
Каэль закрыл глаза и тихонько выдохнул. Все складывалось в сторону именно его правоты. Князь избавлялся от сына.
- На востоке? Как будет угодно, - вяло отозвался он. Как знать, может быть там уже заготовлена веревка с его именем, которую повстанцам лично вручил князь. – Мне нужны наемники.
«А еще деньги, бабы, вино и немного веры в меня, чтобы я мог сдохнуть в той клетке, которую ты для меня уготовал» - подумалось вдогонку.

+1

7

На упоминании королевы эльфов князь поднял голову и посмотрел на сына.
- О каком письме идёт речь?
Мэтерленс не ждал ничего путного от сына. Каэль давно утратил его доверие и каждый раз разочаровывал, едва получал шанс доказать, что он может быть полезен и достоин внимания своего отца. Плен, в который он угодил, князь посчитал личным оскорблением, а монарх без наследника - не такая значительная фигура. Только по этой причине в минуты гнева, едва сохраняя контроль над собой, Ришестэль не втаптывал сына в грязь и не жалел о его спасении. Мальчишка притащил ему женщину, которая должна выносить его внука. Возможно, даже не его внука, если его сын оказался настолько глуп и непредусмотрителен.
- Твои действия уже раз навредили нашим взаимоотношениям с эльфами, - князь нахмурился. – Мы потеряли союзника, а наши противники его приобрели.
Каэль считал, что Мираэль, отказавшая ему в помощи, не откажет в помощи чужому народу? Князь бы поспорил. Королева эльфов славилась дурным характером. Женщина у власти закрывала глаза на разбой и кровопролитие у себя под носом, потому что жители одного из городов оставили её вдовой на троне и глубоко ранили её чувства. Королева не смогла отбросить эмоции и действовать с холодностью, необходимой хорошему монарху.
Приказ отправиться на восток и подавить восстание княжич расценил как ссылку и наказание, а не ещё один шанс доказать, что из него выйдет толк. Князь намеренно не допускал его к решению серьёзных вопросов, потому что не хотел проиграть повстанцам и какой-то безродной девчонке.
- Ты допускаешь прежнюю ошибку. Народ Фалмарила ненавидит нас за жестокость и пролитую кровь. Силой ты не заткнёшь им пасти, а дашь ещё один повод прятать в своих подвалах повстанцев, вставать на их сторону и верить, что девчонка станет для них освободительницей от гнёта князя, незаконно занявшего трон, - Мэтерленс поморщился. – Реши этот конфликт словом. Докажи им, что мы не мясники и желаем им благополучия в отличие от повстанцев, которые готовы проливать их кровь.
[nick]Ришестэль Мэтерленс[/nick][status]Князь-узурпатор Фалмарила[/status][icon]https://i.imgur.com/IM8F6Cx.png[/icon]

+1

8

Каэль раздраженно повел плечом и фыркнул.
- И-и-и-и? Смысл хвататься за волосы, раз уж облысел? – Скривился он, с преувеличенным интересом разглядывая стену. – Разве это не ты довел все до такого состояния? А теперь вот делаешь вид, что я тут плохой. Все равно буду слишком… тобой.
Княжич саркастически ухмыльнулся, расслабленно ткнулся плечом в стену.
- Обидно, да? – Он цокнул языком и покачал головой. – Великолепная госпожа эльфов напоминает покрывало, сдернутое с кровати. Парочка складок, какие-то комочки, а в остальном – тряпка тряпкой, но, тем не менее, она этой тряпкой свисает с трона. А нам нельзя. Досадно. Очень досадно. Хотя, как по мне, то милое королевство можно затравить и свалить в упадок именно сейчас. Занялся бы ты этим, а?
Каэль отлепился от стены и посмотрел на отца. Великий человек. Гениальный. Но, как и все гениальные люди, немножко оторванный от реальности.
- Мне не принципиально. Можно просить её, можно кого-то еще. Мне нужны те семьи, что поднялись только благодаря тебе. Те самые, которые разбогатели на перевороте, которых не признают более древние дворянские семейства. Они хотели бы родства с нами. Ты им в этом отказал. Я им в этом отказал. Очень обидно, не так ли? Им нужно больше влияния. Больше денег. Сейчас, когда у нас такое положение в стране, мы можем его использовать. Просить соседей о помощи. Побираться, да. Унижаться. Умолять. Чтобы нам начали поставлять товары первой необходимости для народа. Еду, одежду. По хорошим ценам, конечно же, у нас же тут трагедия. Это хорошее выгодное предложение. Всякое дерьмо никто не хочет покупать. Чтобы обеспечить нормальный канал для экспорта, им придется немного перестроить свое производство. Они же не захотят упускать прибыли. Пока наши страждущие будут потреблять дерьмо, союзные нам ремесленники отправят свои товары туда по более высоким ценам, чем они могли бы сбыть бедствующему народу. Так они получат свою выгоду и выход на соседние рынки. Все довольны, - он сделал широкий жест рукой. Это не было хорошим планом, и он это знал, но ему было все равно. Просто озвучивал спонтанную идею, которую мог бы реализовать и сам. Не для чего, на самом деле. Не для политики, не для экономики. От скуки. – Ладно. Раз тебя беспокоит моя кровожадность, вернемся к ней. Почему тебя вообще это беспокоит? Восток уже прочно в лапах Ордена, этого не переломить. Постарайся не потерять другие регионы. Раз именно на востоке сильны настроения против нас, то их все равно придется уничтожить. Не сейчас, так после. Ты и сам это прекрасно понимаешь. Бунт будет. Полномасштабная гражданская война. Смысл развивать то, что перейдет в чужие руки? Да, я собираюсь отправиться туда, чтобы дарить детишкам подарочки. Рассыпаться золотыми по дороге, но смысл, если они уже решили меня ненавидеть? Не примут они этой помощи. А наемники мне нужны. Очень нужны. Не поднимать же налоги всему региону, чтобы его разорить? Нет. Зато небольшая группа, не одетая в наши цвета, может сжигать посевы и деревни, прикрываясь Орденом. Возможно, использование их имени в таком деле выманит повстанцев? Кстати, регулярные войска, которые установят полную блокаду региона тоже не помешали бы. Ну и голод можно утолить тем дерьмом, о котором я говорил ранее. Только с него все больше подыхать будут.
Смерти. Он желал им всем смерти. А что такого?

+1

9

- Если ты уже принял проигрыш и смирился со смертью, то почему бы тебе не сделать это сейчас? – князь, не смущаясь, предложил сыну перерезать себе горло. Он ждал от Каэля большего рвения к победе. Он хотел видеть себя в мальчишке, которому после его смерти пришлось бы взойти на престол. Право сказать, он надеялся на два исхода. Что сын отыщет мозги и исправится – девица на него неплохо влияла, или же что бунт против Каэля разгорится, когда новый князь взойдёт на престол, а он, Ришестэль Мэтерленс, уже отправится к праотцам и не застанет этого позора. Боги придумали для него другое наказание ещё при жизни. Отплатили ему той же монетой – свержением с престола, кровавым месивом в стенах старого дворца, который не забыл, как старую династию вырезали без сострадания и жалости. Он своими руками лишил князя, товарища и друга головы. Своими руками собирался убить княгиню с ребёнком, но не успел. Раны, что она милосердно получила из рук стрелков, не убили её сразу, а дали шанс спасти ребёнка. Жаль. Стоило задушить девочку в колыбели, когда им отказали в союзе.
Кинжал князя, снятый с пояса, упал на под и подскочил к ногам княжича резной рукоятью вперёд. Кинжал, принадлежавший когда-то сверженному Ланкре. Ришестэль забрал его как трофей и знак власти, а теперь отдавал его сыну без почёта и уважения, как кость собаке, которая достала лаем.
- Если ты закончил ёрничать, собирай наёмников, выдавай им форму с нашивкой ордена и отправляй разорять деревни и сёла на востоке, - эту идею князь не отвергал, но придерживался мнения, что не будет присылать личные войска ради «чудесного» освобождения этих людей. Они уже пострадали от налогов и, посчитав, что с них берут слишком много и ничего не дают взамен, пусть на собственной шкуре испытают, что их ждёт, когда личные запасы Ордена иссякнут, и они начнут побираться, отбирая у людей последнее. – Пусть отбирают у них пищу на нужды своей потрёпанной армии. Выбирай толковых ламаров.
Верил ли князь, что из этого что-то выйдет? Ламары глупы, но их вера в справедливость и чистоту Ордена может перейти все границы. Но будет ли Орден молчать и сидеть в тылу, когда народ, доверивший им своим жизни, страдает от бесчинств и умирает от голода, потому что у них забирают последнее на проклятую войну за кровавый трон?
- Посмотрим, настолько благороден их лидер и чем он готов пожертвовать ради трона.
Ришестэль умел ходить по головам, но Орден зарекомендовал себя как мирное движение, которое не имеет ничего общего с методами князя. В последнюю стычку Орден сильно пострадал и вряд ли имеет достаточно сил, чтобы с достоинством принять бой и освободить хотя бы одну деревню на востоке. Сейчас у Ордена есть реальный повод очищать деревни для пополнения личных запасов. Если сами на это не пойдут, то им в этом помогут.
- Война – это всегда круговорот денег и возможность нажиться на ней, но купцы умеют чувствовать не только деньги и золотые жилы, а и убытки. Они ценят своё золото и жизни дороже. Эти псы сбегут на первом корабле, когда поймут, что перевес на другой стороне.
Князь не верит в преданность аристократии, которую с его руки наполнили хоть и нужные ламары, но купцы. Именно деньгами он подкупал их, когда захватывал власть в Фалмариле, при нём они набивали карманы золотом сколько хотели. Такого не будет при Ордене.

[nick]Ришестэль Мэтерленс[/nick][status]Князь-узурпатор Фалмарила[/status][icon]https://i.imgur.com/IM8F6Cx.png[/icon]

+1

10

Каэль снова фыркнул и даже поежился, но не мог оторвать взгляда от тусклого клинка.
- Если все твои достижения можно вот так просто метнуть к ногам твоего единственного отпрыска, то это ли не самый верный признак того, что ты был где-то неправ? – Княжич медленно поднял ногу и с нескрываемым удовольствием наступил на кинжал.
Игра в слова им никогда не удавалась. В своей самоуверенности князь слышал только себя и никого больше. Он понимал только язык насилия. Почему, интересно, тогда он оказался настолько плох в позиционной войне? Почему не избавился от Ордена, когда взял престол?
- Я разберусь с этим, - выдохнул молодой ламар, наклоняясь чтобы поднять трофей. Гордости в княжиче было не мало, но принимая унижения от отца, он в первую очередь унижал князя, отчего и был в восторге. Маленьком, но весьма заметном. – Я знаю, кого можно позвать с собой.
Он расплылся в самодовольной улыбке. Каэль представил, что сказал бы князь, если бы узнал, кого именно собирается взять с собой сын. Тех, с кем он гулял, конечно же! Собутыльников, развеселую компанию. Но не всякого-каждого. Только некоторых. В конце концов, долгими вечерами, обильно сдобренными алкоголем, люди раскрывают друг перед другом свои слабые и сильные стороны.
- Неважно, - поморщился он, осознавая, что отцу действительно плевать, кого он найдет. Эта шутка не будет озвучена и умрет, так и не родившись. Печально. 
Но и это еще не все. Крошечный план по разорению области. Действительно, мило. Но ему нужно заниматься чем-то реальным, чтобы контролировать нападения и при этом не быть слишком заметным, верно? Как бы не так. Во всяком случае, продолжать сообщать отцу о своих планах он больше не намеревался. Сказано уже достаточно.
- На этом можно закончить, не так ли? – Каэль разжал руки и клинок просто рухнул на пол, звякнув. Ему не были интересны эти достижения прошлых лет. – Мне пора. С Вашего позволения.
Княжич церемонно поклонился.
«Встреча была крайне продуктивной. И бессмысленной одновременно» - отворачиваясь, поморщился Каэль. Все же гримасничать прямо в лицо отцу он пока не осмеливался.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [2.05.1082] Шкура потихоньку сползает с плеча