Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [2-3.04.1082] Другой мир


[2-3.04.1082] Другой мир

Сообщений 61 страница 65 из 65

1

- Локация
о. Силва, Фалмарил, ламарская деревня Скелла

Свернутый текст

http://iphoneandother.ru/images/big_59b7653621470.jpg

- Действующие лица
Кристофер, Тэйэр
- Описание
предыдущий эпизод - [24-25.03.1082] Огни веры
Beneath the shelter of the trees
Only love can enter here
A simple life, they live in peace ©

Путешествие двоицы затянулось. Узнав о том, что Комавита умирает, Кристофер вместе с Тэйэр отправились в ближайшую деревню, чтобы пополнить личные запасы продовольствия, а после отправиться к древу и попытаться восстановить гармонию в ламарском мире.

Отредактировано Кристофер (2018-08-14 23:25:03)

+1

61

Аллор окончательно запутался, когда Тэйэр начала стучать его по виску, взяв на себя роль дятла, а демиургу вручила главную роль – дуба. Что он сделал не так? На что она намекала, а он не смекнул с первого раза? Он не чувствовал в её голосе обиды или намерения действительно оскорбить его. Девушка как сама путалась в словах и обзывательствах, будто хотела приласкать его, но не знала с какого бока подойти, поэтому травила его обзывательствами в поисках чего-то более подходящего. Громовержец стоически терпел и думал, за что ему такое наказание. Ладно, поводов много, но за что на него гневалась эта барышня?! За потраченные впустую несколько совместных недель? За жемчужину, которую он вернул? За Вальдека? За Фиго?..
В теории ламар понимал, что на голову девушки за последние несколько недель свалилось много всего, и она варилась в собственных чувствах и искала им выхода, потому что не могла отлучиться от Аллора, поделиться с кем-то другим своими опасениями, мечтами и вообще отношением к самому демиургу и их отношениям. Она оказалась в замкнутом пространстве, где ни кричать, ни плакать, а хотелось и того, и другого. И он не знал, как ей помочь, кроме как молчать и терпеливо сносить каждое её слово и лёгкие тычки.
Поцелуй удивил Аллора, но он успел немного привыкнуть к переменчивому поведению девушки и с терпимостью относился к ней. Маленькие приятные моменты. Такой выход эмоциям нравился ему намного больше и отвечал он на него охотнее, надеясь, что это поможет Тэйэр сбросить часть напряжения, отвлечься, переварить чувства в себе и дать на выходе более концентрированные мысли и желания, чем тот убийственный коктейль, который бросал её из крайности в крайность и не позволял вычленить что-то важное и действительно значимое.
Тэйэр целовала с жадностью, грубо сминала губами и требовательно крала дыхание, не отрываясь от него. Несколько  сокрушительных минут, в которые Аллор успел положить ладони на её бока и постепенно начать увлекаться – запал фалмари передавался ему, но более сглажено и постепенно, чем девушке, которая уже была переполнена эмоциями.
Он думал, что больше ничего не сможет его удивить? Перед вами показательная демонстрация того, как сильно ошибаются боги в своих суждениях. Аллор опешил и не сразу понял, зачем Тэйэр пытается уложить его на землю, но спорить с девушкой не стал – откинулся на спину, не имея преграды за ней, и отчасти утащил Тэйэр за собой – она же этого хотела?.. Он с лёгкой неуверенностью посмотрел на неё снизу вверх и… тут до него ДОШЛО.
«Мальки!!!»
Значит, замуж она за него не хотела – жемчужину вернула, а как потрахаться – так извольте, демиург, на спинку прилечь!  Не то чтобы Аллор лежал и хватал воздух ртом от праведного возмущения и негодования, но хотел сначала пошутить, потому подумал, что за такую шутку решительно настроенная девушка… нет, не откажется от процесса, а что-нибудь ему откусит. Сильнее Громовержца переживал только Кристофер, как настоящий хозяин тела, которому пришлось бы жить не только с розовым тритоньим задом, но и без некоторых частей тела, а он не осьминог, чтобы отращивать обратно. В общем… лежал Аллор, поражённый как стрелой в сердце, и думал, что ему со всем этим делать. Известно что, но как бы ни скрывался за этим подтекст!
Тело Кристофера сделало выбор, где-то на затворках сознания Ламиран извинился.
Отвечая на поцелуи Тэйэр, Аллору начало казаться, что с ним совершенно другая девушка. От хихикающей и стеснительной фалмари, которая голого парня впервые видела, не осталось и следа. Не сказать, чтобы утром, когда он сам к ней пристал, Тэйэр отличалась таким рвением и самостоятельностью, но сейчас она поражала его решимостью и желанием сделать всё самой, как взрослая девочка. Это же точно Тэйэр, да? Не заколдованный Вальдек?..
Он попытался обратиться к ней:
- Тэйэр, ты… О-оо!.. – но тут он почувствовал, как девичья ручка нырнула ему в штаны.
Что там говорят про то, что парня изнасиловать нельзя?..
Аллор мысленно дал себе по щекам. Он начал чувствовать себя как подросток, которого за причинное место схватила опытная дама постарше, а он теряется и млеет, не зная, что делать. Но он же знал! Уже же делал! Когда ламар сообразил и потянулся целовать губы девушки, гладить её тело, ныряя под ворох мешающей одежды, и всячески пытался её стянуть, он не задумывался, что всё продолжится именно под таким углом. Земля холодная, пока они греются у костра и согревают друг друга – всё отлично, но мысли о потом Тэйэр выдернула из его головы, когда решила в энный раз удивить его. Села на нём краса-девица, смотрит с высоты и улыбается.  Аллор потерял дар к речи. Он точно помнил, что он у него есть, но не мог вспомнить ни одного слова и пожалел, что вспомнил одну букву, которая вырвалась у него с абсолютно глупым мальчишеским:
- Ы.
Тэйэр заёрзала на нём, дразня фантазию демиурга – Аллор тут же придержал её бёдра, чтобы так не дразнила, а потом заметил её странный взгляд. Ну… в чужих гениталиях нет ничего привлекательного и особенного, чтобы их рассматривать, но у демиурга скрадывалось сомнительное предположение, что девушка решает, что с ним делать дальше. И тут она задала вопрос, от которого ему хотелось издать нервный смешок. То есть она так властно уложила его на лопатки, целовала его до умопомрачения, ёрзала на его теле, но что и куда сунуть, чтобы дальше пошёл более приятный и нелепый процесс – она не знала.
«Запрыгивай!» - хотел пошутить ламар, но подумал, что ему такая шутка выйдет боком. Вдруг действительно прыгнет.
Аллор подавил желание издать смешок, улыбнулся и приподнялся, продолжая придерживать бёдра девушки, пока их лица не оказались почти на одном уровне, и шепнул, смотря в лицо:
- Приподнимись, - и показал руками, не отпуская её бёдер, как надо.
Он мог объяснить всё детально и оставить это на совести Тэйэр, но решил немного помочь, пока она не почувствует лёгкое дразнящее прикосновение – он едва сдерживался, чтобы не двинуться самому.
- А теперь опускайся, - и сам медленно надавил на её бёдра, но оставил ей возможность управлять самой и прислушиваться к телу. Вверив Тэйэр этот момент, он отвлекал себя на поцелуи, покрывая ими грудь и яремную впадину, не оставил без внимания кокетливую вязь рисунка, о которой лестно отозвался йуквэ.

+1

62

Если уж на то пошло, мало какому ламару удавалось оседлать Аллора-прародителя в буквальном смысле выражения. Может, ей ещё издать воинственный охотничий клич и изобразить горн, а потом закричать «теперь ты не уйдёшь от моего копья, несговорчивый карп»? Нет, бессмыслица какая-то, ещё испугается и сбежит.
А это вообще законно? Приемлемо по морально-этическим соображениям?
Тэйэр несколько нахмурилась. Если рассуждать последовательно, то Аллор для всех них являлся отцом, а она - косвенной дочерью... и, тогда получается, что...
- Задавака, - буркнула она, опираясь на его плечи и пристально, въедливо наблюдая за объяснениями. Серьёзно кивнула - так, словно он объяснял, зачем смешивать лавровый толчённый лист с иргой и мать-и-мачехой, и почему спасёт от укуса змеи. Кивнула опять, подалась вперёд и широко-широко открыла рот, не вымолвив ни звука. Уткнулась лбом в его макушку, приобняла, крутанула бёдрами, так, будто виляла пятой точкой в танце. Не спешила, не торопилась, силилась понять и разгадать систему, как только отдалась инстинктам - расслабилась, вошла во вкус. Было жарко. Пускай ночь выдалась прохладной и ветер копошил хворост в костре, Тэйэр сделалось мучительно душно - капельки пота покрывали кожу, пропитывали кофту, казалось, что сейчас не весенняя промозглая погодка, а летнее знойное утро и солнце в зените.
Много же времени понадобилось Аллору, чтобы догадаться - и всё-таки, несмотря на дурачливость, он всецело отдавался ласкам. Тэйэр мягко, но настойчиво закрылась от его поцелуев, надавила на плечи, опять прося откинуться и лечь.
Ей хотелось сделать это самой.
Он послушался.
Она двинулась вперёд, зажмурилась, тихонечко застонала - было тесно, сама она немного стопорилась, опасалась, но после четвёртого - или пятого, она пыталась считать, но сбилась сразу - толчка стал легче. Задышала тяжело, грузно, наощупь нашла его ладони, переплела пальцы, крикнула шёпотом. Костёр, луна, звёзды и его глаза, отражение молний - всё это слилось в одно неразделимое целое.
Всё это походило на победу - почти победу. Она возвышается над ним, и слипшиеся пряди падают на лицо. Стягивает кофту, отбрасывает - это он просит её откинуть локоны с груди, или она сама так поступает? Он под нею, такой юный и такой старый, такой глупый и такой мудрый, такой нахальный и такой непонятливый... с таким вызовом и хитринкой взирает на неё, считая, что это он сверху, а не она. Где-то там хихикает жемчужина, а ещё дальше - укрывают друг друга хвостами лисы.
- Ногу сводит, - пожаловалась Тэйэр, скрежеча зубами и замедляя темп. Ногу и правда свело, стало покалывать. Она чуть прогнулась в спине, запрокинула голову и начала ждать. Десять... девять... пять...
Чуть замерла, выпуская ладони. Пальцы тут же оледенели, покрылись инеем - или испариной?
- Ты так и будешь лежать в позе морской полудохлой звезды или поможешь? - недовольно поинтересовалась она. - Я вообще-то в первый раз вот так вот. Во второй с тобой. Фойрровы ласты! - и сложила руки на груди, как обижаясь.

Отредактировано Тэйэр (2018-08-19 15:48:55)

+1

63

Каких усилий ему стоило терпеть и ждать, когда Тэйэр перестанет дразнить его собой и начнёт постепенно набирать темп… Аллор считал, что четвертовать человека или прокатить его на колесе – милосерднее, чем заставлять его ждать, в мыслях перебирать имена всех братьев и поминать отца, чтобы кто-то ниспослал ему бочку терпения не опрокинуть девушку на спину и войти во вкус самому, чтобы прекратить эту безжалостную и кощунственную муку. Он не знал, куда себя деть и старался никуда не смещать ладони с бёдер девушки и мысленно бил себя по рукам за желание направлять её как самому нравится. Ещё эта одежда, которая колола ему нос и мешала добраться до горячей и нежной кожи – он постоянно в ней путался и чудом не рвал её на части, но явно где-то переусердствовал и в порыве немного растянул. Нечего прятать лакомый кусочек под ворохом тряпок, когда тут голодный до любви и похоти ламар!
Он покрыл поцелуями шею, щёки, скулы – куда дотянулся и где не мешала треклятая одежда, но Тэйэр лишала его и этой возможности – гладить её спину, едва зарывшись под мешающую одежду и оставлять хаотичные поцелуи с привкусом соли на губах. Она настаивала опрокинуть его на спину. Что угодно, только пусть продолжает. Аллор послушно откинулся и хотел насладиться видом, но хмуро посмотрел на то, что ему предлагали. А нихрена ему не предлагали. Вся красота скрыта под одеждой. Всё, чего его удостоили, это чинной девушки, которая сидела на его бёдрах и смотрела свысока. Ладно, он угадывал бёдра и линии паха в свету костра, которые выглядывали из-под одежды и напоминали, что хрен ему, а не прекрасная дева на хре… бёдрах.
Тэйэр подалась к нему, отвлекая внимание демиурга на тихий стон. Хорошо, всё не так плохо, как ему казалось. И всё же он пытался огладить открытые бёдра, дотянуться до живота и боков, скрытых от его глаз и вспомнил, как там выглядит рисунок у фалмари под грудью. Пока она пыталась привнести в процесс что-то нежно-распрекрасное, Аллор попеременно отвлекался на наслаждение, потом натыкался пальцами на кофту, мысленно ругался, вспоминал о вещи и снова люто хотел содрать её с Тэйэр.
Стащил. Победоносно бросил куда-то – пусть радуется, что не в костёр. Аллор с довольной ухмылкой окинул девушку взглядом снизу вверх и обратно и так до бесконечности, пока не начал вспоминать красоту ладонями и наслаждаться её доступностью. Сделаем вид, что никто гнусаво не урчал.
Жалобу на ногу он не услышал, но остановку Тэйэр воспринял движением бёдер в пустоту. Почти. Где его десерт? Где его женщина? Почему остановились? Замыленным взглядом он посмотрел на разгоряченное тело девушки, которая по какой-то причине (он упустил, тщетно ждать внимания от парня, когда он уже думает не головой) сидит и ничего не предпринимает. Он уже хотел спросить: «Чего сидим? Кого ждём? Фиго?», когда Тэйэр сама задала ему обескураживающий вопрос. Она ещё возмущается!
Ах, так.
Мадам Я-всё-контролирую и мадам Я-здесь-главная.
Боги умеют унижать тех, кто на коне. Опуская странные метафоры, Аллор притянул девушку к себе, поцеловал её такую ворчливую и обиженную в шею, собирая капельки пота с горячей кожи, провёл ладонями по изгибам её тела, оглаживая лопатки, бока, поясницу и ниже, пока не перехватил её бёдра, не прижал её к себе тесно и крепко и не возобновил нелепый набор телесных движений. Тэйэр хотела всё сама? А кто ей дал? Аллор набрал быстрый и желанный ему темп, иногда сбивался, прислушиваясь к девушке, чаще – забывался и погружался в накатывающее удовольствие до сведённых ноющих мышц, до пошлых и влажных хлопков и приглушённых стонов и сбитого дыхания, гортанных хрипов и следов от пальцев на нежной коже. Шутливость вытеснил бешеный ритм в погоне за наслаждением, пока оно не выбило из сил, не утопило желание и закончилось потерей в пространстве и времени.
Очнулся – сверху девушка, костёр догрызает последнюю ветку, на дереве ухает сова – смеётся что ли?..
Аллор убрал прядь с лица девушки, поцеловал её в висок, продолжая обнимать и прижимать к своему телу, отдавая тепло.
- Так что ты там про бестолкового ламара говорила? – усмехнулся Кристофер.

+1

64

Ал, — ей не хватало ни сил, ни дыхания выговорить имя демиурга целиком, — я не успеваю... я не успеваю!
Но ему было всё равно, и совсем скоро Тэйэр тоже стало. Это было слишком быстро, слишком неритмично, слишком жадно — и она, несколько заминаясь и смущаясь, не переставала дрожать и трепетать — потому что он её хотел, и это жгучее, совсем не романтичное, ни капельку не возвышенное и совершенно, вот просто абсолютно не ласковое и не нежное желание оставалось на ней мелкими красными следами и жгло. Ни штыда, ни шовешти, как прошепелявил бы Фиго, только ей-то какое дело? Она впервые понимала, что значит быть желанной, что это такое, когда в тебе пытаются раствориться, а ещё смогла оценить, как умело и сдержанно вёл себя Аллор в первый раз, потому что сейчас ничего общего с тем внимательным и аккуратным мальчиком - вестимо, Ламираном - не оставалось. Она задыхалась, перестала и тянуться за ним - пусть сам даму ублажает. Всё это напоминало какой-то галоп; Тэйэр поняла, что к езде на лошадях теперь уже никогда по-прежнему относиться не будет, и просто уткнулась в него носом, вцепившись руками. Опять свело ногу. Кололо в боку. Волосы липли к мокрой спине. И толчки были глубокими, сильными, иногда чересчур резкими, и Тэйэр недовольно шипела, а потом снова блаженно выдыхала. Не было никаких криков, сладострастных клятв или тягучих стонов, только смешные, забавные и бестолковые фырканья, как отряхивались после заплыва. Путались мысли, путался мир. Она даже не успевала целовать его - хватало бы воздуха на вдохи... Под конец она только дёргано вздрогнула, замерла и тесно прижалась.
На колкость не ответила - передохнула и принялась целовать в губы, только не легко и воздушно, как в первый раз, а алчно, требовательно, как если бы хотела подождать с минут двадцать и повторить. Но на это у них уже не хватает ни сил, ни времени.
- Да ты четверть часа понять не мог, что происходит, - проворчала она, вырисовывая буковки и циферки по нему ноготком, - я уж думала, придётся над божественной честью бесчестным образом надругаться.
А где её кофта? Где... зачем вообще что-то, если можно так хорошо лежать, жмуриться от искорок костра и слушать глупости. Уханье сов и как точат когти о кору зайцы, как падают зелёные сырые орехи в траву.
Поцеловала опять - долго, чтобы лёгкие сжались.
- А что мы будем делать с жемчужиной?
Ещё раз.
- А какой ты в своём теле? Расскажи.
И ещё.
- Мы можем попробовать опять.
Почти задохнулась.
- Если тебе понравилось.
Укусила за язык.
- Если тебе было хорошо.
Со мной. И если ты меня хоть немножечко, но любишь.

Отредактировано Тэйэр (2018-08-19 15:48:20)

+1

65

Конечно, не мог. Откуда он знал, что скромная Тэйэр внезапно возжелает не жемчужину, а его самого? Но осознал же промах, исправился! Хорошо, с дюжины пинков Тэйэр, когда она уже сама требовательно полезла к нему в штаны, но это детали. Суть-то!
- Почти надругалась, - без обиды и с широкой улыбкой и лёгким смешком выдохнул Кристофер. Кто кого ещё на самом деле, но он нисколько не огорчился и не пожалел, что среди ночи вытащил полуголую девушку из чужого дома и потащил в лес. Вон как завелась! До сих пор целует его и крадёт дыхание, которого ему и так не хватает. Аллор подумал, что надо чаще красть девушек по ночам. Продуктивнее выходит.
В Фалмариле ночи тёплые. Зима короткая и больше напоминает глубокую очень с ранней весной и преследующем её на хвосте летом. Ночную прохладу он ощутил боками, когда столкнулись два контраста – горячего женского тела, которое продолжало использовать его как личный тюфяк, и ночного воздуха. Аллор подумал, что нужно набросать веток в костёр, распалить его сильнее и отыскать одежду Тэйэр, пока она не продрогла из-за ночного воздуха, но его намерения остались на стадии «подумал» и дальше никуда не двинулись – девушка увлекла его в очередной долгий поцелуй, почти кощунственный по отношению к лёгким, а потом задала вопрос о жемчужине. То есть сначала она ему вернула жемчужину, потом весело прокатилась на демиурга, а теперь спрашивает, что делать с жемчужиной. Аллор вообще о ней забыл – где там было о жемчужине думать, когда ему в руки прилетело счастье в виде жаждущей девушки? Она же не за жемчужину?..
- Сделаем тебе украшение с ней, - самый очевидный и простой вариант. Именно так девушки поступали с жемчужинами, когда принимали предложение. Сохраняли её в перстнях, серьгах, подвесках, гребнях, браслетах или нежно и бережливо хранили их в шкатулках из раковин. Хозяйка сама принимала решение, что с ней делать, хозяин думал, как ему лучше ответить подвиг и последние дни неженатым.
Аллор ответил на второй поцелуй. Или уже третий?.. Он сбился со счёта.
- На тритона похож, - ваш очевидный бог.
На самом деле, если проводить параллель, то многие черты в истинном виде Аллора напоминали аксолотль. Кожа цвета дозревающей сливы, жабры, торчащие пышным воротником, длинные уши, сравнимые с эльфийскими, напоминали волнообразную поверхность раковины. Из плеч вились щупальца, как живой и подвижный рукав. Аллор не имел рыбьего хвоста, свойственного многих ламарам – он совмещал в себе характерные черты для каждого вида. Ступни человека деформировались и заканчивались трёхпалой тритоньей лапой. Хребет – гребенчатым хвостом.
Он мог показать это при помощи магии, но не успел – Тэйэр снова увлеклась поцелуями, а ламар отвлекался от разговор и вместо слов предпочёл действия. Больно соблазнительно она намекала в перерывах между вопросами, сводя их к очередным недосказанностям.
Костёр, дожевав последнюю ветку, потух. Редкий ветер раздувал угли, но не имел достаточной силы, чтобы вновь воскресить пламя. Аллор был слишком занят, чтобы уделить внимание кому-то ещё. Как отвлечься, когда рядом с ним девушка, готовая на всё?..

эпизод завершен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [2-3.04.1082] Другой мир