Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [18.02.1082] Темнота – друг молодёжи. Теснота, верёвка – тоже


[18.02.1082] Темнота – друг молодёжи. Теснота, верёвка – тоже

Сообщений 31 страница 34 из 34

31

В такие моменты она скучала по дому. По одиночеству. По тишине – абсолютной, осязаемой, когда единственный голос, звучащий в голове, - её собственный. «Пусть они замолчат». Сознание трепыхнулось, укололо слабым, практически неощутимым раздражением: стрёмная, да. Это рывком цепи с ошейником шипами внутрь выдёргивало её в те времена, когда недовольство Эйтана – это ложиться и помирать, потому что Он не одобряет её поведение, злится на её неправильность. Когда чужое слово – это повод для того, чтобы перекроить себя с аккуратностью мясника, отрезав и бросив в глубины подсознания то, что не устраивало.
Что же, теперь это дерьмо пёрло изо всех щелей, больше не сдерживаемое ничем.
Могла бы – рыкнула бы на Эйтана, дескать, не тревожь, не трожь, отойди и не мешай, пусть будет тишина, пусть будет покой как-нибудь, а лучше – на моих условиях. Но вместо этого – дошла, доползла, забилась в угол под лестницей зверёнышем. Нет сил ни спорить, ни сопротивляться.
Если они собирались бежать, то далеко ли она убежит в таком состоянии? Пусть бегут они, потом найдут на рынке рабов – или не найдут, им же легче. Их прекратят искать, решат, что они погибли или что-то в этом духе. Замечательно, не так ли?
Минута. Две. Вполне хватает, чтобы выдохнуть, чтобы зашевелиться и прислушаться – не к звукам материальной реальности, но к голосам и ощущениям, что окружали её, обнимали, – не идёт ли кто, не стремится ли напасть. Не желает ли кто им смерти и крови. Услышала-учуяла приближение Лейва, дёрнулась, отмечая новый оттенок.
Что-то изменилось.
Она почувствовала угрозу себе, своему существованию, не физическому, но ментальному, которое и так держалось на одном лишь честном эйтановом слове. То есть практически разваливалось. Что-то изменилось, и Шайлер болезненно сморщила лицо, отдаляясь, отстраняясь, прячась за неаккуратным ворохом наспех возводимых барьеров, только бы не углубиться в чужое-чуждое сознание, не осознать, что она теперь.
Что она всегда.
Закрыла глаза, зажмурилась, приказала себе: уймись, сосредоточься на задаче. Сначала спастись, прочее – потом. Сначала уберечь других, а себе – что останется.

+3

32

Эйтан ждал как покорная шлюха на углу, когда мимо пройдёт пират с бутылкой рома и звенящим кошельком на поясе, чтобы утянуть его в уголок и там зажать. За горло. Долго, пламенно и тихо. Он посматривал в сторону каюты капитана, в коридор и за угол, где предположительно находилась та самая лестница с бабской частью их юродивого семейства. Ален не почувствовал угрозы, самой очевидной, в лице бастарда, когда отпустил его на дело, не проверив наличие капитана в каюте. Он имел отличную возможность влезть самолично, забрать без шума и раздать Сосуды каждому по штуке без лишних вопросов и объяснений, но алифер пустил на дело мальчишку, который при наличии смекалки, умелых рук и недюжинного везенья после спущенных штанов работал охотнее и ловчее. Эйтан надеялся на ларец. Никто не увидит лишнего. В идеале Ален должен убить всех пиратов, которые видели Сосуд Шайлер, чтобы никто не подтвердил слухи о проклятом алифере, который живёт и здравствует семь десяток лет. У него на это нет сил. Забрать Сосуды, свалить с ними за борт и своими крыльями махать до берега. Можно отдать часть магии, чтобы потопить судно и понадеяться, что все, кто видел лишнего, пойдёт ко дну или на корм чайкам и рыбам.
Лейв вернулся без шума, что приятно удивило Эйтана. Он не похвалил его за проделанную работу, а быстро забрал у него тройку Сосудов, пряча третий – сестрин – в ладонь. Он отдал его Шайлер, следом Эслинн, и надел свой, надеясь, что Лейв не будет болтать о Сосуде своей тётки. За них можно хорошо заработать золота, если сдать алиферской страже, и отомстить папке и его стрёмной сестре за хреновое детство и жизнь порознь.
- Освободим часть пленников, - Эйтан отвлекал внимание троицы от размышлений о странных Сосудах. – Они отвлекут внимание команды корабля, а мы свалим из этой богадельни.
План простой. До этого им повезло освободиться и вернуть Сосуды душ, чтобы спрыгнуть с борта корабля и воспользоваться парой сильных крыльев, но в ночное время на палубе шатаются пираты, которые следят за пленниками, чтобы никто не сбежал под покровом ночи и не прихватил с собой их запланированный куш за рабов. Ален видел некоторых пиратов и запомнил их расположение, пока плавал в сознании Шайлер и наслаждался увлекательным купанием в чужом головном дерьме, но за время, что они ждали Лейва, картина могла измениться.
- Пошли.
Они вернулись в крыло с пленными. Единицы обрадовались старым знакомым-бунтовщикам, что за ними вернулись и развязали им руки – кому смогли сняли цепи. Эйтан оставил ключи при себе, спровадил часть освобождённых пленников по коридору в одну сторону, других – в другую. Пленники хлебнули лиха за последние дни без комфортного путешествия и желали отмщения обидчикам. Эйтан им не препятствовал, подталкивал к цели и следил за продвижением плана.
Вначале всё шло гладко. Поднялась шумиха. Завязалась драка. Пираты пытались подавить бунт, но среди ночи, когда многие дрыхли, надравшись рома, неожиданность шла на пользу пленникам.
Ален с семейством поднимался на палубу. Какой-то идиот обронил масленку с огнём. Пламя занялось, пожирая дерево и зловонным дымом наполняя коридор. Люди толкались, пытаясь добраться до шлюпок и спустить их на воду. С ликующим криком подросток с расквашенным лицом запрыгнул на пирата сзади и прокатился на нём несколько кругов, пытаясь выдавить глаза. Глаза горят. Улыбка придурка. Он ловил с этого удовольствие и улыбался до последнего, когда получил нож в спину и умирал на досках. Он отомстил своему обидчику и отправился к предкам счастливым заколотым ублюдком.
Эйтана проследил, чтобы никому из его семейства не прилетело перо под рёбра или дубина по голове, расправил крылья и поднялся в воздух. Они отлетели от корабля, спасаясь от стрел и сетей. Пираты занимались подавлением бунта и обозлёнными свободными рабами; забыли о крылатых пленниках. Ален обернулся в полёте, зависнув в воздухе, и выпустил магическое заклинание.
У него с детства странное понятие о хороших поступках.

+3

33

Срать они хотели на её «нет», что Эйтан, что Лейв. С Шайлер можно не спрашивать. Эслинн хотела сохранить единственного сына, а не пихать его под задницу с счастливой мыслью, что если деть там убьётся, то она себе другого заделает и родит. Хватит с неё возни с пелёнками. Она уже раз вошла в этот грязный ручей – больше не хотелось. На неё обратили внимание, завуалировано послали в пешее эротическое со своей заботой и оба направились к каюте капитана. Превосходно. Эслинн оставили один на один с блондинкой, которая после магических фокусов выглядела как шлюха, к которой всю ночь наведывалась пиратская команда. Впрочем, откуда ей знать как это? Её, поди, не тронули вообще. Или тронули?..
Коротая время, чтобы не грызть ногти, не ковырять пальцем в интересных местах и не задавать глупых вопросов, чтобы для видимости сдружиться с сестрицей Эйтана, Эслинн прислушивалась. Если всё пойдёт не по плану, то они услышат болтовню пиратов, шаги, бойню или крики – что-нибудь, что прозвучит явным сигналам к горящим задницам. Тишина – хороший знак. Навряд ли какой-то пират решит тихо прирезать двух сбежавших пленников или примет их за своих и пройдёт мимо.
Услышав шаги, Эслинн потянулась к поясу, где в прошлый раз прятала нож. Теперь там неудобно лежал новый, который ей щедро перепал от пирата, обработанного её сыном. Одного мужчину она уже убила в недалёком прошлом. Если потребуется снова, то она попытается. Не истуканом же стоять и театрально охать и ахать или пищать, как девчонка, которой под юбку полезли. Вопреки ожиданиям худшего, Эйтан вернулся вместе с Лейвом, а при них – комплект из Сосудов Душ. Эслинн первым делом проверила, чтобы Сосуд болтался на шее сына, а потом уже потянулась руками к своему Сосуду, который ей вручил Эйтан. Она не заметила манипуляций с Сосудом Душ Шайлер. Для неё – практически изгнанницы крылатого народа, все Сосуды выглядели одинаково, поэтому она не подозревала, что ошибается на этот счёт.
Надев Сосуд и спрятав его под рубахой, Эслинн прислушалась к плану алифера. Опять за борт? Она уже накупалась, но с другой стороны… какой у них выбор? Качаться на волнах и надеяться, что никто не заметит исчезновение двух пленников? Они слишком приметное семейство, чтобы забыть хоть одного из них. Да и корабельные крысы столько не жрут и не срут, чтобы списывать исчезновение пищи или дополнительные кучу мимо дырки на зубастых вредителей.
Они не собирались играть в благодетелей, которые пришли спасти шкуры всех пленников – алиферы спасали себя и выдавали неожиданное благородное освобождение собратьев по несчастью за щедрый жест из доброго сердца. Ага. Как же. Из хитрой жопы, но им этого знать совершенно не обязательно. Пока они продвигались между пленниками, постоянно проверяя, чтобы никто из смотрителей не нагрянул раньше срока, Эслинн пыталась освободить как можно больше пленников. Она замешкалась, когда в числе несчастных заметила ту женщину, с которой ей «посчастливилось» обслуживать пиратов в подлунную ночь. Она выглядела паршиво, но, несмотря на то, что у Эслинн что-то ёкнуло внутри от собственных воспоминаний, она ничем не могла ей помочь. Развязала руки медленно, с заботой и попытками избегать ненужных и пугающих даже самых лёгких прикосновений к незнакомке, а потом двинулась дальше, иногда лишь посматривая в её сторону: ушла, нет?
Пленники наводнили коридоры корабля, учинили бунт среди ночи, переполошив всю команду корабля. Пока они дрались за свободу и пытались отжать управление кораблём у пиратов, алиферы бежали, не надеясь на счастливый случай. Вряд ли у них получится перехватить штурвал и перебить всех пиратов. А если да, кто рулить будет? Прошлого штурвального прирезали и оставили болтаться на носе корабля в назидание остальным. Она старалась не думать о судьбе остальных и спасала свою шкуру, прыгая за борт, на этот раз хватая ветер крыльями.
Эслинн почувствовала себя свободнее, когда они оказались на отдалении от корабля. Шум битвы эхом разлетался над водой и мерно глох под всплеск накатывающих волн. Женщина обернулась, чтобы проверить, где сын, и заметила, как Эйтан по какой-то причине остановился и повернулся к кораблю. Она увидела, как от алифера, возникая как из воздуха, летит яркий в ночное время ореол света. Он устремляется к кораблю, крепчая в пути, и разбивается о бок корабля оранжевым смертоносным светом.
Корабль горел.

+3

34

Скинув ответственность за чужие эфирные души - и магию в случае отца и его сестры, самое грозное оружие в их не менее потрёпанном, чем они сами, арсенале - Лейв побежал освобождать наименее угрожающего ему, но зато недружелюбного любому пирату вида рожи на уровне, где изначально сидели они с Шайлер. Он успел разрезать лишь десяток верёвок, прежде чем увидел взмах юбки матери на лестнице и понял, что ему тоже пора валить, отдавая нож бывшим соседям. Хаос распространялся быстро, и его едва не задавили и едва не поцеловали по голове дубиной, лишая шанса на спасение. Откуда-то тянуло дымком, но Лейв не оглядывался, и даже не искал глазами семью прежде, чем вывалился за борт как раз рядом с одним из подвешенных шлюпов, пока не взлетел почти от самых волнующихся вод.
Они не взяли одежды и это было ошибкой. Над морем как нигде царил зимний холод, ветер пронизывал до костей, но, оказавшись в своей звёздами и богами предначертанной стихии, юноша быстро восстановил дыхание, чувство крыла, успокоился. И только потом взлетел мимо пролетающей вниз на волны лодки. Люди, теперь сдиравшие о грубые тросы и верёвки руки, чтобы успеть сбежать, смотрели на него кто как: кто с завистью, кто с благодарностью, кто со жгучей ненавистью, но они не пытались его достать.
Лейв облетел корабль чуть ниже края борта, чтобы уловить движение крыльев, но не быть замеченным и подстреленным с палубы, и присоединился к семье. На деревянной посудине занималось зарево и, по иронии, одновременно с тем бледное зимнее солнце процарапало себе глазок в свинцовой пелене облаков, да не простым белёсым пятном, а золотистым боком, обозначая и стороны света, и возможность пережить, не замёрзнув, путь на крыльях.
- На запад! - крикнул Лейв отцу. Ветер заталкивал слова назад в рот до самых лёгких, но он осилил прокаркать несколько отрывистых фраз: - Берег ближе на запад!
Ближе, чем Теллинская гавань с её чадом, и вероятнее пережить, чем не очень дружелюбные деревни и пиратские схроны на мелких Лебенских островах. Они только вырвались из возможного рабства, до того несколько дней назад чуть не угодив просто на тот свет. Только бы не похолодало и не спряталось солнце. С таким проводником и надежда, и направление, делали почти невозможную после побоев и недокорма и выматывающего путешествия задачу лететь почти возможной.
эпизод завершён

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [18.02.1082] Темнота – друг молодёжи. Теснота, верёвка – тоже