Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [20.04.1082] Обыденность и неизбежность зла


[20.04.1082] Обыденность и неизбежность зла

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

- Локация
Альянс Девяти, город Акропос, карантин в бывшем постоялом дворе
- Действующие лица
Эмиресс, Иен, неписи (ГМы Шериан и Кай) возможно – Кайлеб Ворлак лично и Азурегос
- Описание
предыдущие эпизоды
:
[17-20.04.1082] Ожившие кошмары
Пока Эми не было дома, поменялось многое. Например, накануне активно страдавший от нежити и живший на подачки соседей и столицы в глубокой осаде город в один день преобразился, открыв ворота каравану продовольствия и Культу Безымянного. Магистр Дедалус Беннатор, опасаясь, что ему придётся передать свой город в руки другой ветви рода из Акропоса из-за нестабильности и относительной непригодности единственного сына, давно уже пошёл на эту сделку с Культом и часть отмытых средств ссыпал в карманы храбро остающихся в нём жителей, дожидаясь нужного часа. И вот уже возвратившихся защитников, немногих из оставшихся в Акропосе, принимают не как героев, но как опасных сумасшедших и носителей предназначенных для соседей зараз помещают в карантин. Эмиресс, Иену и некоторым другим везунчикам придётся изрядно подумать, принять ли предложение Культа тоже, или встретить тяжкие последствия.

Дополнительно: зараза, которую развеяли у Атропоса твари, очень напоминает по симптомам дизентерию, только ещё помимо слабости и отравления вызывает дезориентацию и иррациональные страхи. Она вызревала пару часов, поэтому к утру оборотню и драконице точно стало бы очень нездоровиться. Гадость живёт в воздухе максимум полчаса, пока держатся испарения, которыми легко надышаться, в остальном же передаётся через воду и другие жидкости. Эми могут навестить родители.

0

2

Один только вид стен родного города, казалось, придавал сил, и хотя Эмиресс после боя с тварями и длительного перелета чувствовала себя очень уставшей, все же до Акропоса они с Иеном добрались довольно быстро. Оставалось совсем немного, и скоро она вернется к привычной жизни – почувствует себя в полной безопасности рядом с родителями, которые всегда трепетно заботились о единственной дочери, снимет запылившуюся одежду, умоется и ляжет спать в чистую постель. Правда, это было не единственное, что заботило драконицу – жители Акропоса должны были узнать о трагической судьбе соседнего города, и чем скорей, тем лучше. Эмиресс становилось не по себе, стоило только драконице представить, что твари, подобные тем, что она видела ночью, могут появиться возле стен родного города. Конечно, тут были ее родители и дядя, и уж они-то наверняка сражаются лучше, чем она, но все же подвергать такому риску родных не хотелось. Разумеется, Эмиресс не была уверена в том, что если она сама заявится к магистру, то он станет к ней прислушиваться, но вот если попросить отца помочь, то ее слова определенно будут иметь больший вес.
Раздумывая о том, что она будет говорить Беннатору, Эмиресс подошла к городским воротам и звонко потребовала впустить их. Заспанный стражник, хмуро оглядев путников через небольшое окошко, все же выполнил ее просьбу, но пойти дальше по своим делам не вышло – стоило только Эмиресс ответить, что они идут из Атропоса, как рядом с ними тут же появилось еще несколько стражников, и стало понятно, что возвращение домой несколько затянется. Эмиресс попыталась возразить, но быстро сникла – стражники выглядели довольно угрожающе, а она уже едва ли не с ног валилась от усталости. К тому же стража ссылалась на приказ начальства, поэтому спорить было бесполезно, и Эмиресс окончательно смирилась. К счастью, среди стражников отыскался Роан, живший на соседней улице, и драконица попросила парня зайти к ее родителям и передать им, что она вернулась и находится в бывшем постоялом дворе, а затем их с Иеном повели в карантин.
Прибыв в бывший постоялый двор и избавившись от стражников, Эмиресс хоть и рассчитывала, что родители в скором времени заберут ее и Иена отсюда, все же решила выяснить, что произошло и почему вдруг понадобился этот карантин. Правда, чтобы задать пару вопросов ей пришлось обойти несколько комнат, и то, что драконица там увидела, произвело на нее гнетущее впечатление. Люди с совершенно обессиленным видом лежали на кроватях, причем внешне было похоже, что они уже один раз умерли, но какая-то добрая душа их снова оживила. Один из мужчин прямо на глазах Эмиресс предпринял попытку встать с постели, а когда драконица попыталась ему помочь, то с диким воплем отшатнулся прочь так, словно она собиралась проткнуть его кинжалом в грудь. Впрочем, Эмиресс и сама испугалась не меньше и, спотыкаясь от усталости, поковыляла дальше. Наконец, ей на глаза попался человек, который выглядел относительно неплохо, и Эмиресс, рассудив, что это, вероятно, лекарь, тронула его за плечо.
- Здравствуйте, – произнесла драконица, слегка пошатнувшись, потому как внезапно комната попыталась совершить поворот вокруг своей оси, а пол, видимо, решил поменяться местами с потолком. - Меня зовут Эмиресс Кореллон, а это Иен, – продолжила она, кивнув на своего спутника. - Что здесь происходит? И почему стража привела нас сюда? Мы вернулись из Атропоса на рассвете и должны как можно скорее попасть к магистру!

+1

3

Слухи разносятся быстро. Даже слишком быстро для скорости птиц и лошадей в сравнении с драконьими крыльями. Иен понял, что план провалился, когда их с Эмиресс, стоило ступить на порог города, взяла в оборот стража. Некромант не ждал, что станет героем для чужих. Они вообще не должны знать о том, что именно происходит в соседнем городе-близнице. Откуда они узнали про заразу и странным дым, который их отравил? Откуда вообще знают, что произошло за стеной?
Мужчина нахмурился, когда стражники ощерились на них пиками.
- Будь проклят Магистр, - подумал тёмный маг, но вслух ничего не ответил недругам. У него не было другого объяснения проинформарованности и такой недружественной реакции на двух прилётных, кроме как то, что Магистр Акропоса давно уже замешан в этих играх. Иену показалось подозрительным то, как маги Атропоса начали отступать при виде тварей вместо того, чтобы бороться до последнего. Они как знали, что их ждёт поражении и добровольно сдавали город, спасая собственные шкуры. Судьба группы несогласных очевидна.
У Иена не было сил сопротивляться страже. К тому же, он понимал, что в этом случае – это бесполезно. Он послушно последовал вместе со своей крылатой спутницей в карантинную зону, на ходу думая о том, как им выбраться. Некромант не знал наверняка, кто стоит за всеми нападениями на города, но желал избавиться от него так же, как в прошлом им с Хелен и Азурегосом удалось выгнать нежить из Пределов.
- Если удалось, - с недоверием подумал мужчина.
В карантинной зоне картина была неутешительной. Некромант осмотрелся, пытаясь понять, к чему себя готовить, но его общее состояние с каждым часом ухудшалось. Помимо того, что он вместе с Эмиресс успел надышаться ядовитого газа, который начинал вносить свои изменения в их тела, укушенный некромант чувствовал дурноту от приближения треклятого полнолуния. Лицо мужчины болезненно побледнело и осунулось, черты лица казались резкими, щетина на лице стала темнее и гуще, а в глазах появился лихорадочный блеск. У Иена часто выступал холодный пот и ломило суставы, но он старался держаться рядом с девушкой и несколько раз объяснить стражникам, что ему нужно покинуть карантин. Он не стал говорить о проклятии оборотничества, опасаясь, что с ним быстро расправятся одним ударом ножа по горлу.
Из-за общей слабости в теле он быстрее, чем Эмиресс, поддался эффекту от зелья и уже довольно долго, чувствуя сильную боль в животе, теснил жопой других измученный и отравленных, чтобы обрести хоть немного чувства облегчения. Бегать туда-сюда от дракона и обратно к… лучше не вспоминать. Казалось, что при одной мысли об этом у него снова внутри всё завязывалось в тугой ком.
Опираясь на стену, потому что сил стоять у него уже не было, некромант нашёл взглядом девушку рядом с лекарем.
- Никто не покинет зону карантина. Вы опасны для других горожан. Вы все заражены, и пока мы не выясним, как вас вылечить, чтобы другие не пострадали, вы останетесь здесь, - лекарь отвечал сухо и не вдавался в подробности, намеренно игнорируя большую часть вопросов дракона.

+2

4

Драконица, нахмурившись, выслушала сухой ответ лекаря и уже было засобиралась вступить в ним в перепалку, как вдруг раздумала. Какая-то странная усталость буквально пожирала все силы, отчего тело, кажется, слабело с каждым мгновением, и это обстоятельство заставляло Эмиресс более серьезно воспринимать слова лекаря о том, что они чем-то больны. Хотя чем они могли заболеть? Ничего ведь такого не было… А, впрочем… Перебрав в памяти события прошедших дней, Эмиресс вспомнила тот жуткий смрад, что разливался в воздухе, когда она подожгла монстров, атаковавших стену. При одной только мысли о горьком дыму, драконице снова показалось, будто она задыхается, и Эмирес, машинально сглотнув и потирая горло ладонью, обернулась, ища глазами Иена.
Ее спутник обнаружился совсем рядом, и у драконицы сердце болезненно сжалось при виде осунувшегося, бледного лица мужчины, чьи глаза сейчас лихорадочно блестели. Это еще больше утвердило ее в догадках о том, что нежить была начинена отравой, раз уж им обоим стало плохо, а заодно и убедило в том, что нужно выбираться из этого карантина, да поскорее. Ее мать наверняка быстрее, чем местные целители, разберется, как им с Иеном можно помочь, и поставит их на ноги, так что вступать в спор со здешним лекарем было бессмысленно – Эмиресс чувствовала себя слишком плохо, а потому свои скудные силы следовало беречь и не тратить попусту.
Иен, – прошептала драконица, подойдя вплотную к мужчине, и тут же быстро оперлась рукой о стену, чтобы переждать новый приступ головокружения. Облизнув губы и дождавшись, когда пол перестанет уходить из-под ног, она продолжила: - Нам нужно уходить отсюда и как можно скорее. Моя мама – очень хороший лекарь, она наверняка поможет нам, но для этого нужно попасть к моим родителям. Как насчет… – Эмиресс призадумалась, так как разрабатывать план было просто некогда, и решила импровизировать на ходу. Обведя взглядом двор, на который открывался неплохой вид из окна, она произнесла: - Как насчет небольшого пожара? Эммм…. Случайного, разумеется, – добавила Эмиресс, лукаво усмехнувшись. - Например, может совершенно случайно загореться воооот тот небольшой сарайчик, и пока все будут заняты тушением пожара, мы попробуем выйти с другой стороны. Что скажешь?

+1

5

Иену не нравилось положение дел. Сидеть здесь, как в темнице, и ждать, когда снаружи что-то решится – хреновая участь, но он не видел другой возможности получить больше информации или обрести хотя бы видимость свободы. Город захвачен, если он правило понял положение дел с вилами у их задницы. Сюда закинули всех, кто успел надышаться запашка ароматного подсмоленного монстра, и какое-то время их продержат внутри, вне зависимости от того, ищут ли предполагаемое лекарство или изначально не собирались. В их отсутствие многое произошло, но у кого бы узнать детали? Расспросить заражённых? Те, кто мог изначально находиться в городе и рассказать, с чего началось это гиблое дело, скрючены настолько, что готовы мать зарезать, только бы всё кончилось и их не трогали, а те, что выглядят более здоровыми, сами не так давно добрались сюда.
«Пожар..»
Некромант осмотрелся и попытался вспомнить расположение внутри двора и количество стражников. Даже если у них получится выполнить задуманное – подпалить сарай или нежилую часть двора, чтобы отвлечь внимание, то шанс получить стрелу в спину оставался достаточно большим. Их всех здесь удерживали с какой-то целью, не только из-за предполагаемой заразы, которая пожирает их и может навредить остальным.
- Слишком рискованно, - мужчина покачал головой, отказываясь от затеи. Конечно, подпалить всё и радостно бежать в закат, навстречу свободе, - заманчивое и весёлое предположение, но оно могло обернуться смертью для обоих. – Стражников не так много, но помимо них есть другие люди, которые способны заняться тушением пожара. Всю охрану со входа не уберут, а расправиться даже с двумя стражниками нам в нынешнем положении будет сложно. Ты не можешь принять свою форму, а я не могу использовать магию. Нас обоих нашпигуют стрелами в лучшем случае, в худшем… - Иен решил не продолжать мысль, потому что представлял, на что способны люди, которым велено любыми способами сдерживать толпу в пределах оговоренных стен. – Нам лучше… - Иен хотел сказать, что подождать более подходящего времени, но заметил лекаря, который направлялся в сторону очередного больного. – Мы можем получить ответы на свои вопросы, не покидая этих стен. Подождём, пока он останется один, а уж методы развязать язык у меня найдутся, - он показал взглядом на лекаря. Этот вариант более безобидный, чем попытки к бегству.

+1

6

Слова Иена о том, что он может и умеет развязывать языки тем, кто окажется не слишком многословным, пугали – она не знала, каким образом мужчина будет действовать, но отчего-то была уверена, что ничего хорошего его методы жертве не принесут. Немного помявшись, Эмиресс поняла, что иного выбора, в общем-то, и нет – в том пожаре, который она могла устроить одним простеньким заклинанием, тоже могли погибнуть люди, а тут если и пострадает, то только несчастный лекарь. К тому же еще не факт, что в таком состоянии магия будет послушным инструментом в ее руках, ведь заклинание может оказаться неудачным, или, наоборот, все получится, но пламя выйдет из-под контроля, и тогда… Тяжело вздохнув, Эмиресс посмотрела исподлобья на Иена, затем облизнула губы и покивала головой.
- Хорошо, Иен, я согласна… Так и сделаем. Я попробую завлечь его в отдельную комнату, где мы и…. ээээ…поговорим с ним.
Побледнев от очередного приступа слабости, Эмиресс, держась за стенку, побрела в сторону лекаря, который как раз склонился над пожилой женщиной, сидевшей в кресле. Лекарь пытался влить в свою пациентку какое-то зелье из небольшого флакончика из темного стекла, когда Эмиресс тронула его за плечо:
- Прошу прощения, но не могли бы указать нам свободную комнату? Мне и моему спутнику, – произнесла драконица, кивнув на Иена. - Мы чувствуем себя просто ужасно и хотели бы прилечь, – добавила она, очень вовремя покачнувшись на ногах во время очередного приступа.
- Да, конечно, – произнес лекарь, весьма довольный тем, что эта резвая девица наконец-то угомонилась и перестала задавать всякие неудобные вопросы. - Есть свободная комната в конце коридора, – добавил он, указывая рукой нужное направление, но это было не совсем то, чего добивалась Эмиресс. Пришлось действовать иначе.
- Благодарю, – промурлыкала драконица, после чего картинно закатила глаза и начала подать прямиком на лекаря, который, слегка растерявшись и выронив склянку с зельем, все же успел подхватить девушку. Затем лекарь все так же растерянно поглазел на Иена, по-видимому, рассчитывая, что тот сам попробует доставить свою спутницу в комнату, но быстро сообразил, что еще немного, и ему придется тащить уже их обоих. Поудобнее подхватив Эмиресс, все еще изображающую глубокий обморок, целитель засеменил в комнату, дав знать Иену, чтобы тот шел за ним. Зайдя в комнату, лекарь уложил свою ношу на кровать, но не успел выпрямиться, как Эмиресс открыла глаза, как ни в чем не бывало.
- Иен, – обратилась она к магу, вставая с кровати, - запри дверь, и… И только без жертв, пожалуйста, – не удержавшись, попросила драконица.

+1

7

Иен старался не привлекать к себе особого внимания и изредка поглядывал в сторону лекаря, чтобы со стороны не выглядело так, словно они всё это подстроили. Он старался выглядеть откровенно паршиво. Честно говоря, можно было не пытаться, потому что его общее состояние именно таким и было. Он предпочёл бы сползти по стене и сесть прямо на пол, пока проклятое варево неприятеля не перестанет вытягивать из него все соки, но не мог этого сделать по многим причинам. Почему-то он взял на себя необходимость заботиться об этой девушке, словно не Азурегос, а он – Иен, потащил её за собой в опасное место. Это отдавало вкусом ностальгии, когда в их отряде, марширующем на верную смерть, затесалась Хелен. Его попытки защитить девушку тогда закончились до него заражением ликантропией.
«Ничему тебя опыт не учит», - мысленно усмехнулся некромант.
Плюя в потолок, пока его драконья напарница изображала из себя умирающую лань, Иен терпеливо ждал удачного момента, чтобы отправиться следом за лекарем и Эмиресс. Одна девушка вряд ли справится с мужчиной, несмотря на силу драконьей крови и менее плачевное общее состояние. Некромант сам хотел докопаться до правды, какой бы она ни оказалась, потому что подозревал неладное и откровенно дрянное для всех жителей городов-близнецов.
Ему повезло добраться до комнаты, не привлекая к себе лишнего внимания. Они пришли с Эмиресс вместе, оба выглядели больными. Ничего удивительного в том, чтобы пойти и справиться о её здоровье. Большая часть больных в лазарете перетягивали на себя внимание помощников лекаря, поэтому никто особо не озаботился пропажей одного больного, если вообще его заметили.
Войдя в комнату следом за целителем, некромант закрыл дверь и в тот самый момент, когда лекарь сообразил, что попал в ловушку, приложил все свои усилия, чтобы максимально быстро сократить между ними расстояние и пришпорить мужчину к стене. Лекарь болезненно хрипнул, когда чужой локоть надавил ему на горло, дышать стало труднее. Он с испугом смотрел в карие глаза некроманта и пытался оттащить его руку от своего горла.
- Ты знаешь, кто я.
По перепуганному взгляду целителя Иен понимал, что он чувствует магическую угрозу, исходящую от некроманта. Да, у него явные затруднения с использованием магии и точным её воспроизведением, но для пыток и причинения боли совершенно необязательно придерживать свою силу – хаотичного всплеска на коже хватит, чтобы у лекаря появилось желание заговорить и поделиться нужной информацией.
- Вы ничего не измените, - прохрипел мужчина, пытаясь защититься. – Этот город уже давно находится под их контролем.
Иен надавил сильнее, когда лекарь замолчал. Мужчина снова захрипел и задёргал руками, пытаясь освободиться или найти что-то, чем можно огреть некроманта, но потерпел неудачу и с неохотой продолжил говорить:
- Магистр спас нас. Мы больше не будем жить на подачках столицы, - едко выплюнул лекарь. – У нас есть пища, есть наши жизни. Больше мы не будем умирать за чужую войну.
- Кто управляет городом?
Магистр может сколько угодно утверждать, что контролирует ситуацию, но это не в его власти распоряжаться ресурсами. Кто-то должен был им помочь. Все нападения выглядят тщательно продуманной стратегией. Ну не странно ли, что сначала осаждают город, а потом появляется таинственный незнакомец, который протягивает руку помощи и еду за подчинение?
- Я не знаю его имени. [icon]http://sh.uploads.ru/RucOw.png[/icon][nick]Иен[/nick][status]нпс[/status]

+1

8

Постепенно все вставало на свои места, и даже Эмиресс – простой обыватель, далекий от политики, начинала понимать, что произошло. Ну, по крайней мере, ей так казалось. Атропос был всего лишь уроком, который преподали его соседям, словно говоря: «Хей, смотрите, если вы не согласитесь на наши условия, то с вами будет то же самое». Возможно, жителям Атропоса тоже что-то предлагали в обмен на безопасность, но те отказались, и под стены города пришла нежить, ведомая чьим-то расчетливым разумом. После того, как соседний город пал, в Акропосе не нашлось желающих на собственной шкуре убедиться в том, что монстрам можно противостоять. А с ними все же можно было справиться – подготовиться, собрать магов и воинов, укрепить стены и даже попросить о помощи, но Магистр решил действовать иначе, и, судя по словам лекаря, его точка зрения кому-то даже пришлась по вкусу. Вот только понимали ли спасенные от нежити горожане, что оказались в ловушке? И что потребует тот, кто все это устроил, в обмен на спокойную и размеренную жизнь? Впрочем, это уже не имело значения, ведь город уже перешел под контроль таинственного кукловода, блестяще разыгравшего свою партию. Ему можно было только поаплодировать, жаль только, что этого героя никто не знал.
Эмиресс вздохнула, глядя на перекошенное несчастного лекаря, который здорово перепугался, и произнесла, коснувшись плеча Иена:
- Отпусти его, пожалуйста, пусть идет.
Затем она прошлась по комнате, раздумывая о том, что делать дальше. Сидеть здесь и чего-то ждать? Не вариант. Устроить пожар и попытаться сбежать? Иен уже сказал, что это плохая идея. Да и зачем бежать? Раньше она хотела поговорить с Магистром, наивно полагая, что спасет родной город, но теперь уже знала, что это бесполезно. Так что же делать?
- Иен, как насчет подышать свежим воздухом и полюбоваться Акропосом с крыши этого постоялого двора? – поинтересовалась Эмиресс, усмехнувшись. - Это, конечно, высоковато, но я тебе помогу туда забраться.
Расчет был довольно простым – сидящий на крыше постоялого двора золотой дракон длиной в полтора десятка метров наверняка привлечет к себе внимание. Жители Акропоса, непривычные к таким вещам из-за весьма скрытного образа жизни ее сородичей, сначала обомлеют от такого зрелища, а потом неизбежно начнут задаваться вопросом: «А что, собственно, тут происходит?». Тогда этот закрытый постоялый двор окажется в центре всеобщего внимания, и скрыть то, что произошло в Атропосе, будет уже едва ли возможно. Люди начнут задавать вопросы, искать ответы и кто-то наверняка обо всем догадается, после чего Магистру придется как-то объяснить происходящее… Других вариантов Эмиресс просто не видела, поэтому этот план казался ей вполне подходящим, и в нем был лишь один изъян, который ее беспокоил – а выдержит ли крыша?

+1

9

Иен не стал сильнее давить на лекаря – он не такая крупная шишка в городе, чтобы знать все детали. Тут нужна рыба крупнее. Некромант прикидывал, кто мог бы стоять за всем, но едва ли понимал, насколько вляпался весь Альянс вместе с медленно умирающим Магистром. За этим мог стоять абсолютно кто угодно, включая нашумевший Культ Безымянного. Проверки не принесли результатов, хотя не исключено, что сами проверяющие давно уже подчиняются другому хозяину, а Магистра водят за нос. Или же Магистр настолько отупел после изгнания своего сына и потери жены и дочери, что не стал проверять любой намёк.
Просьба Эмиресс вызывала у обращённого смешанные чувства. Иен понимал, что лекарь при первой возможности побежит к стражникам, докладывать, что произошло. У них с Эмиресс появятся проблемы. Стоило бы от него избавиться, но исчезновение лекаря, которого в последний раз кто-то мог видеть в компании девушки – тоже выведут к ним. И внутреннее чутьё подсказывало Иену, что Эмиресс не будет спокойно стоять в стороне и наблюдать за тем, как он кого-то убивает у неё на глазах.
Иен сбавил давление, убрал руку с горла лекаря и отступил.
Испуганный мужчина, опасаясь за свою жизнь, схватился за травмированное горло и, шипя проклятия в адрес обоих, поспешил выбежать из комнаты.
- У нас мало времени, - ответил Иен, повернувшись к девушке. – Думаю, он побежал доложить стражникам.
Выслушав предложение Эмиресс, некромант прикинул все шансы, которые у них были, и возможные варианты развития. В любом случае, им не стоит оставаться здесь. Он не был уверен, что крыша постоялого двора выдержит такой вес, но, возможно, это и не потребуется.
- Пойдём.
Ответив согласием на предложение, он поспешил в коридор, просматривая повороты, чтобы не натолкнуться на кого-то из стражников или помощников лекаря. Состояние некроманта не становилось лучше ни от того лекарства, которым его успели напоить в общем лазарете, ни с течением времени. Казалось, что всё делалось для того, чтобы как можно дольше продержать их за стенами. Но при этом они всё ещё были живы.
«Пока»
Отыскав выход на крышу, некромант попытался подсадить девушку и помочь ей подняться наверх, а потом влез сам, напрягая и без того ноющие мышцы, которые от каждого его движения будто бы выкручивало. Стиснув зубы, он смог вытолкнуть наверх своё туловище, а потом подтянуть ноги и, наконец, полностью встать. Им повезло, что на крыше не поставили ни одного из часовых, но Иен с осторожностью относился к нахождению на крыше. Пока никому не приходило в голову обратить внимание на две одинокие фигуры на крыше, но всё изменится, когда на крыше появится дракон.
- Если что-то пойдёт не так – лети. Не оборачивайся и не думай ни о родителях, ни обо мне. Просто убирайся отсюда и лети в Алавес, ты меня поняла?
[nick]Иен[/nick][status]нпс[/status][icon]http://sh.uploads.ru/RucOw.png[/icon]

+1

10

Выбравшись на крышу, Эмиресс, запрокинув голову и прищурившись, посмотрела на плывущие по небу облака. Они пришли в город на рассвете, теперь же солнце уже находилось высоко, а день был в самом разгаре – идеальное время, чтобы осуществить задуманное. К счастью, крыша постоялого двора оказалась относительно пологой, и можно было по ней передвигаться, не рискуя ежесекундно свалиться вниз и свернуть себе шею, но Эмиресс, только что так решительно настроенная, медлила. Было стойкое ощущение, будто то, что она собирается сейчас сделать, поделит ее жизнь на «до» и «после», и осознавая это, драконице хотелось все еще раз обдумать. Можно ведь и не вмешиваться, верно? Посидеть в этом постоялом дворе, а когда карантин закончится, то вернуться домой и выбросить это все из головы. Ну или рассказать обо всем родителям и вместе с ними покинуть город, ведь их тут ничего особо не держит. А дядя Рейнарт, ради которого ее родители и переехали в Акропос, и вовсе давно уже ворчит, что тут скучно, как в склепе, так что уж он-то точно обрадуется переезду. Но такое, на первый взгляд, благоразумное решение очень быстро отметается прочь, стоит лишь вспомнить перепуганные лица жителей Атропоса, их отчаяние, такое сильное, что, казалось, пропитывало весь город насквозь, и их надежду, когда они узнали, что к защитникам города присоединились двое драконов. Но Азурегос незаметно растворился в горячке боя, а Эмиресс, оставшись одна, ничем не сумела помочь местным жителям – одной отваги для победы оказалось недостаточно, и она сама едва не стала жертвой, в последний момент сумев спастись лишь благодаря Иену. Люди надеялись на нее, а она всех подвела, и пусть никто не обвинял ее в гибели жителей Атропоса, Эмиресс прекрасно справлялась с этой задачей сама, то и дело вспоминая о случившемся и размышляя над тем, что можно было еще сделать. Теперь же под угрозой находился ее родной город, и это было еще страшнее – здесь она прожила всю свою жизнь, здесь находились ее родители, друзья и просто знакомые, и если она сейчас ничего не сделает, то подведет и их тоже…
От размышлений ее отвлекает Иен, и Эмиресс, перестав рассматривать облака, оборачивается к нему. Она совсем его не знает, они просто случайные попутчики, но этот человек спас ей жизнь, при этом наверняка сам не особо рассчитывая на спасение, и, кажется, готов сделать это снова. Вот у кого следует поучиться самопожертвованию, а заодно и повзрослеть, и Эмиресс принимает решение. Она молча снимает с шеи свою половину Элея, подходит к Иену и вешает артефакт ему на шею.
- Вторая часть находится у моей матери, – произносит драконица вместо ответа на его вопрос. - Позови ее, и она обязательно придет. – Затем она медленно, но уверенно выходит на середину крыши, где останавливается и снова оборачивается к мужчине. Даже отсюда видно, насколько ему плохо и каких трудов ему стоит даже просто держаться на ногах, но он все же не отступает. Не отступит и она, вот только… - Я тебя все равно не брошу, – раздается звонкий голос драконицы. - Даже не надейся!
А в следующее мгновение несколько глиняных черепиц трескается под когтями дракона и осыпается вниз, привлекая внимание обитателей карантина. Во дворе начинается паника, кто-то вскрикивает, кто-то хватается за оружие, кто-то прячется, а кто-то замирает на месте, рассматривая диковину. Эмиресс, встряхнув головой, одобрительно на это взирает, после чего, запрокинув голову снова смотрит на облака.
- Арррррррргхххх! – вырывается из драконьей глотки, после чего паника выплескивается за пределы постоялого двора.
Вот пара захудалых лошадок, кое-как тащивших телегу с бочками, испуганно всхрапнув, припустила по улице, не обращая внимания на вопли возницы и щелканье кнута и сбивая все на своем пути. Вот торговец сладостями роняет свой лоток, рассыпая лакомство по земле, но детишки не торопятся воспользоваться его оплошностью, так как сами, замерев на месте, смотрят на золотой силуэт. Вот три почтенных леди, прекратив обсуждать последние городские новости, оборачиваются в сторону постоялого двора, и одна из них тут же бледнеет и начинает оседать на землю, но ее подруги даже не замечают этого. Вот городская стража, присматривающая за порядком на улицах, выстроившись в шеренгу из трех человек, изумленно смотрит на дракона, но надо отдать им должное – они приходят в себя быстрее всех, и один даже поднимает арбалет, однако почти сразу же его опускает, когда на оружие ложится рука их капитана. Эмиресс одобрительно фыркает, увидев это – капитан очень верно оценил обстановку, она ведь не является угрозой, она просто сидит здесь, как паинька. И ждет.

#Иенживи

+3

11

Иен с удивлением смотрел на спутницу. Ему не приходило в голову, что Эмиресс успеет к нему привязаться за время их общего опасного и практически бессмысленного путешествия – на что он только надеялся, когда решил, что сможет явиться в умирающий город, который не смогли защитить его главы? Не захотели – так будет правильнее. Сдать его на волю чужака, который хочет получить один лакомый кусок за другим, пока Магистр занят чем-то более важным для него, чем жизни и свобода его подданных. Как любой некромант, Иен считал, что в минуты опасности человек думает исключительно о себе и должен использовать любую возможность, чтобы спасти себя от смерти. Не оборачиваться и не пытаться спасти других. Тем более таких, как он – слабых, раненных, заражённых. Его бы давно уже бросили, как это сделал его отряд и сослуживцы, узнав о заразе. Эмоции и чувства начали пробиваться в его сознание с ликантропией, но мировоззрение осталось прежним.
Он не мог принять от неё такой подарок. Не мог пообещать ей, что воспользуется им, чтобы спасти себя. Он поднялся на крышу, зная, что они навряд ли смогут достучаться до горожан, но, пока нарастает общая паника и стражники постоялого двора не успели угнать за ними, у Эмиресс есть шанс покинуть это место. Вскоре здесь будут вооружённые стражники, которые пропустили в город волка в овечьей шкуре и за кость готовы продать остальных.
- Ты мне кое-кого напоминаешь.
Подарок остался при нём. Иен вспомнил, как год назад пытался доказать Хелен, что им нужно идти вперёд, не оборачиваться на раненных солдат и не пытаться их спасти. А потом сам пошёл против принципов тёмных магов, потому что не захотел убивать её из-за проклятия оборотничества. Эмиресс не видела в нём чудовища, которое должно умереть, чтобы в полнолуние, теряя над собой контроль, не обратить ещё больше людей. Он видел, и не представлял свою жизнь без магии, которая утекала из него с каждым днём овладевающего им проклятия.
Иен не собирался воспользоваться артефактом Эмиресс. Он не хотел рисковать жизнью ещё одного дракона, который будет вынужден рассекретить себя, чтобы прилететь на помощь чужаку. Он никто для этого семейства. Пусть так и остаётся.
Им удалось привлечь внимание горожан, но что делать дальше Иен понимал плохо. Кричать, пытаясь обратить внимание на них? С такого расстояния их вряд ли услышат, да и он никогда не умел говорить лаконично и красиво, чтобы заинтересовать своими словами. Он хотел бы увидеть того спасителя, который явился в город и назывался другом за преданность через предательство. Если бы он, Иен бы спалил дотла дом, в котором остановился этот человек и его прихвостни, но он практически ничего не знал о захватчиках и не хотел подвергать опасности остальных жителей, которые навряд ли подозревали, что здесь происходит.
Зеваки останавливались, перешёптывались, показывали на крышу постоялого двора. Иен оставался рядом с золотым драконом и попытался выпустить в воздух магическую вспышку, чтобы привлечь к ним внимание. Красная змея, как знак предательства, взвилась в воздух над крышей постоялого двора. Некромант услышал крики. На заднем дворе шумели и голосили перепуганные люди, которые не понимали, что происходит.
Он отвлёкся, сделал шаг в сторону и услышал, как под весом дракона крыша начинает стонать. Проваливаясь под задними лапами дракона, она утягивала когтистые лапы Эмиресс вниз. Крыша постоялого двора не предназначена ддля таких благородных и красивых птиц. Дом держался, но вот-вот люди, находившиеся на втором этаже, могли вблизи познакомиться с задней частью настоящего молодого дракона.
«Она не выдержит»
Понимая, что Эмиресс может застрять, Иен попытался дозваться до неё. Всеобщий интерес горожан столкнулся со стражниками постоялого двора. Зевак разгоняли, а защитники уже взводили арбалеты, собираясь спустить град из болтов по двум противникам нового режима. Иен выбросил магическую энергию, создавая щит, который должен был закрыть его и дракона.
- Улетай!
Он не мог помочь ей освободить лапы. Иен с трудом поддерживал магический щит, отражая атаки стражников. Часть из них пыталась подняться наверх, через люк, каким воспользовались непризнанные герои. Потери внимания и концентрации при плохо контролируемой магии на секунду хватило, чтобы один из болтов пробился через защиту и разбил вдребезги чудом уцелевшую черепицу рядом с лапой дракона. Второй угодил в цель. Стиснув зубы, некромант вновь поднял щит, вкладывая в него все силы, что остались. Горячая кровь лилась по правой руке, пульсируя из раны в предплечии, но другого шанса сбежать у них уже не будет.[nick]Иен[/nick][status]нпс[/status][icon]http://sh.uploads.ru/RucOw.png[/icon]

+1

12

План, видевшийся ей таким элегантным, все же оказался с изъяном – подкачала та самая треклятая крыша, начав сначала угрожающе поскрипывать, а потом и вовсе уверенно затрещав. Эмиресс несколько нервно огляделась в поисках места, куда можно будет перебраться, не покидая карантин, но внизу уже суетились стражники, взводя арбалеты. Под задними лапами трескалась черепица, осколками соскальзывая вниз, отчего Эмиресс казалось, будто и она сама сейчас съедет на землю, и, пытаясь удержаться на крыше, она инстинктивно слегка расправила крылья, продолжая балансировать на самом верху. Наверное, именно это движение и окончательно убедило людей в том, что от дракона не стоит ждать ничего хорошего, и где-то во дворе тихо щелкнул первый арбалет. Болт пролетел мимо, но за ним последовали и другие выстрелы – в глазах перепуганных людей Эмиресс сейчас ничем не отличалась от тех монстров, что пришли по воле таинственного некроманта под стены Атропоса.
Тем временем, с крыши сорвался последний пласт черепицы, и Эмиресс почувствовала, как задние лапы начинают проваливаться вниз. Еще немного, и она точно увязнет, став отличной мишенью для стрелков, и драконица осторожно попыталась перебраться на другой участок. Это была плохая идея – арбалеты защелкали с удвоенной частотой, и только благодаря щиту Иена Эмиресс все еще оставалась невредимой, а крыша по-прежнему продолжала рассыпаться прямо под ней. Она обернулась к мужчине и прищурилась, заметив его окровавленный рукав. Дальше так продолжаться не могло – они не могут долго оставаться здесь, а спускаться вниз и разгонять защитников карантина Эмиресс не хотела. Пусть они и видели в ней монстра, она не была им.
- Забирайся ко мне на спину! – прогремел в голове у Иена голос драконицы. Зеленые глаза ящера поймали взгляд человека, Эмиресс прекрасно помнила, что сказал ей Иен совсем недавно, но совершенно не собиралась следовать его совету. Даже под градом арбалетных болтов. - Одна не уйду! – упрямо добавила Эми, и только почувствовав на себе вес человека, расправила крылья. - Держись крепче, – снова прошелестел ее голос в голове мужчины, и, подняв небольшой вихрь из остатков крыши, а заодно и едва не свалившись с нее, Эмиресс с трудом, но все же взмыла вверх.
Они снова вынуждены были отступать, вот только на этот раз Эмиресс уже не чувствовала себя испуганной и отчаявшейся настолько, чтобы улетать без оглядки. Нет, только не это. Кто-то обязательно должен заплатить за страдания жителей Атропоса, за разрушенные дома и отнятые жизни, и хотя Эмиресс не знала имени того, что все это сделал, ей теперь было известно, кто предал ее родной город. Магистр Дедалус Беннатор… Вот он за все и заплатит. Драконица, заложив небольшой вираж в небе, ринулась в сторону центра Акропоса, где располагался дом Беннатора, очень надеясь, что окажется быстрее, чем слухи о появлении дракона в городе.
- Зайдем в гости к Магистру, – предупредила она Иена, после чего начала снижаться.
На этот раз никаких планов не было, Эмиресс действовала сугубо на эмоциях и всего лишь хотела, чтобы магистр и его домочадцы на собственном опыте прочувствовали каково это – увидеть монстра на пороге своего дома и осознать собственную беспомощность. Заложив очередной вираж над двориком, примыкающим к дому Дедалуса, Эмирес выдохнула первую струю огня, от злости такую жаркую, что, казалось, вспыхнула даже сухая земля. Поднимаясь вверх, чтобы развернуться и снова пролететь над двором, Эмиресс с удовольствием смотрела на черное пятно выжженной земли и на суету возле дома, обитатели которого были явно напуганы. Снова нырок вниз, снова жаркий огонь, в котором сгорает клумба вместе с резной деревянной оградкой, сухими остатками прошлогодних цветов и ближайшими скамейками. Она вновь взмывает вверх, уже понимая, что скоро прибудет стража, но не может удержаться от соблазна, увидев во дворе небольшой фонтан, в центре которого находится статуя самого Дедалуса. На этот раз пришлось даже приземлиться, чтобы выполнить задуманное, и, приблизившись к фонтану, Эмиресс, чуть развернувшись боком, взмахнула длинным хвостом с шипами, от души врезав по статуе Магистра, которая тут же разлетелась на куски. Довольно фыркнув, Эмиресс подпалила остатки фонтана, заставив почернеть белоснежный мрамор, а потом повернулась и взглянула на дом. Двери были уже заперты, вокруг никого не было, однако в окнах виднелись чьи-то лица, и Эмиресс медленно двинулась к дому. Пусть смотрят и боятся, как боялись жители Апропоса! Подойдя к дому, Эмиресс остановилась возле крыльца, дав возможность обитателям дома хорошенько себя рассмотреть, после чего снова дыхнула огнем, постаравшись сделать так, чтобы загорелось только крыльцо – пусть она и явилась сюда в поисках отмщения, все же новых жертв она не хотела.

Отредактировано Эмиресс (2018-02-19 20:40:44)

+2

13

Желанию Эмиресс спасти некроманта можно было только позавидовать, потому что сам Иен давно поставил на себе крест и не пытался искать лазейки к своему спасению, даже если его упрямо тыкали в них носом, как провинившегося щенка в лужу. Он не учёл, что имеет дело с девушкой, а они, зачастую, если не одарены тёмной магией, нормальные и живые в плане эмоций и чувств. Им более свойственно проявление доброты, заботы и сострадания, у них горят головы, сердца и непреодолимое желание помочь другим. Тем более что сам Иен спас ей жизнь, не придав тому значения. Она отвечала ему взаимностью и не отступала от своего, как бы он ни пытался показать ей, что его жизнь – это мелкая плата за её спасение. Любой другой некромант на её месте давно бы бросил Иена, посчитав его ненужным балластом, но это мировоззрение тёмных магов и людей, которые отличаются схожими взглядами на жизнь. Не Эми. Она на фоне них юный добросердечный цветок, наполненный светом. Огненным светом.
Упрямство Эмиресс спасло Иену жизнь. Стараясь удержать магическую защиту, он постарался быстро, насколько мог при своём состоянии и состоянии разрушаемой крыши, добраться до дракона. Взобраться на её спину оказалось той ещё задачей, потому что у некроманта раньше не было такого опыта, а раненная рука слушалась его плохо и больше мешала, чем помогала. Стиснув зубы и глухо рыкнув от вспышки боли в предплечии, когда некромант торопливо вытолкнул своё тело на спину к драконице, цепляясь за твёрдые пластины чешуи, Иен потерял концентрацию над заклинанием. Магический щит упал, оставив их абсолютно беззащитными перед стрелками.
Пытаясь исправить положение и вновь выстроить защиту, Иен вынужденно крепче вцепился в спину дракона, потому что Эмиресс не планировала задерживаться на крыше – она взмахнула крыльями и тяжело поднялась в воздух. Несколько болтов, спущенных рефлекторно, просвистели под её брюхом, но не тронули. Стражники отпрянули в сторону, не зная, как поведёт себя дракон. Они отчаянно не хотели оказаться спаленными заживо, разорванными на куски или ещё более унизительно – растоптанными под весом её лап. Но к их счастью Эмиресс не обратила на них внимания, а полетела в сторону дома магистра.
Стражникам потребовалось время, чтобы понять, куда направляется дракон. В отличие от Эмиресс, имеющий в наличии крепкие крылья, они намного медленнее собирались у стен дома Беннатора, поэтому в запасе у Эми и Иена оказалось достаточно времени, чтобы навести беспорядок на чужой территории.
Некромант оглянулся, смотря на перепуганных стражников, которые передавали друг другу приказ командира, показывали рукой в сторону улетающего дракона и, по-видимому, приказывали им преследовать летающую угрозу.
Иен не стал отговаривать Эмиресс от затеи насолить магистру.
Будь осторожна, – попросил он, а сам попытался удержать на спине дракона. Правая рука становилась скользкой от крови и мешала крепко держаться за спину дракона, пока Эмиресс куртуазно проносилась по саду магистра и унизительно наносила ему ущерб. Не такой значительный, чтобы не восстановить убытки, но прислуга испугалась последствий и, Иен не сомневался, сам Беннатор, если он был дома, задумался о серьёзности летающей опасности. В любой момент дракон мог повести себя непредсказуемым образом и обрушить крышу дома на их головы, или разбить окно и дыхнуть в него пламенем, чтобы увеличить шансы на кончину магистра-предателя. Иен бы так и поступил, но Эмиресс своими намерениями явно показала, что не будет никого убивать.
Заметив странное движение в окнах, Иен попытался обратить внимание Эмиресс на силуэт. Мужчина уверенной походкой направлялся к балкону и, что не удивило Иена, вышел на него, чтобы оказаться почти на равных с крылатым драконом. Иен мог бы назвать этот жест смелым, если бы не почувствовал потоки защитной магии, исходившей от мужчины. Он учёл возможность атаки и перестраховался, если почти доброжелательные намерения гостей превратятся в жажду мести и смерти конкретного лица – то есть его.
– Ну? – мужнина говорил без намёка на страх и неуверенность. – Будешь дальше громить мой дом и пугать прислугу или поговорим?
Иен не знал, зачем Беннатору разводить дракона на мирные переговоры. Чтобы протянуть время, пока сюда не явится стража? В понимании некроманта он был достаточно сильным магом, чтобы при желании справиться с огненной напастью, но, возможно, магистр посчитал, что этот вариант в каком-то смысле намного лучше, чем пытаться ответно забрасывать дракона заклинаниями и пытаться её убить.
[nick]Иен[/nick][status]нпс[/status][icon]http://sh.uploads.ru/RucOw.png[/icon]

+2

14

В глазах ящера плясали отблески огня – сухие доски, из которых неизвестный мастер сделал резное крылечко, занялись очень хорошо и теперь весело горели в драконьем пламени. Идти дальше? Подпалить сам дом? Обрушить крышу и стать убийцей? Эммм… Пожалуй, нет. К тому же Иен был ранен, да и стража наверняка уже на подходе, так что им пора откланяться и как можно быстрее. А впрочем… Внутри дома появилась фигура, которая уверенно двигалась ей навстречу, и Эмиресс с любопытством присмотрелась к магистру, который не просто не стал отсиживаться под защитой стен, но даже вышел на балкон, оказавшись почти нос к носу с драконом. Что ж, следовало отдать ему должное – если Дедалус и хотел как-то продемонстрировать, что он по-прежнему хозяин положения, то ему это удалось. Эмиресс шумно вздохнула, тряхнув головой и рассматривая смельчака, вокруг которого струились потоки защитной магии. Это было… приятно, потому что как бы спокойно не звучал голос магистра, все же он опасался и не знал, чего от нее ожидать, оттого и побеспокоился о своей безопасности. Ради таких мгновений, пожалуй, стоило разгромить его двор, и Эмиресс, не удержавшись, решила продлить свой мелкий триумф.
Подняв правую переднюю лапу, драконица с силой опустила ее на фасад, отчего дом слегка содрогнулся, а потом, впившись когтями в стенку, провела лапой вниз, оставляя глубокие борозды и заставляя трястись все строение. Внутри дома раздался чей-то крик, после чего послышался глухой удар, словно кто-то упал в обморок, и удаляющийся топот ног. И это тоже было хорошо.
- Будь готов и чтобы не случилось, держись покрепче... – прошелестел голос дракона в сознании Иена. К чему конкретно нужно быть готовым она не стала уточнять, потому что понятия не имела, чего ожидать от магистра. - Что ж, давай поговорим, – раздалось уже в головах обоих мужчин, после чего в сознании Дедалуса замелькали картинки того, что увидела и запомнила Эмиресс, будучи в Атропосе.
Вот сероглазая девчушка лет шести, крепко сжимающая руку матери, с любопытством выглядывает из-за ее юбки, пока родители с опаской и надеждой смотрели на то, как два дракона закладывают камнями пролом в городской стене. Вот стражник, еще совсем молодой парень, правит меч заточным бруском, то и дело обеспокоено поглядывая на ворота, за которым уже начинают сгущаться сумерки. Вот толпа горожан, которые стояли рядом с ней на стене, всматриваясь в темноту, а это то, что они увидели – огромные монстры, неумолимо приближающиеся к городу. Увидел Дедалус и то, как чудовища оказались совсем рядом, когда Эмиресс сама ринулась к ним, после чего вместе с драконицей смотрел на то, как один из титанов замахивается секирой. Последнее, что увидел магистр – это далекое марево, которое наблюдала Эмиресс во время небольшого привала, сбежав и оставив в этом огненном хаосе и ту маленькую девчушку с родителями, и того стражника, и всех горожан, которые до последнего надеялись на спасение.
- Тебе нравится то, что ты видел? – вкрадчиво поинтересовалась Эмиресс, глядя на магистра немигающим взглядом.

+2

15

Магистр Беннатор взялся рукой за амулет на шее, точно ища спасения от вторжения не только физического, но и ментального, но потом почувствовал что-то в том, как драконица передавала свои мысли, сощурил глаза и горько и гнусно ухмыльнулся, убирая руку, и принял видения с каменным спокойствием. Когда Эмиресс задала вопрос, он только покачал головой в шапке прозрачно-белых волос и ещё горьче ухмыльнулся в усы, скрывающие дряблеющие щёки, под которыми катались желваки.
– И ты думаешь, что можешь меня чем-то таким удивить, – медленно разгонял он как будто тяжело ворочающийся язык, – крыталая? Люблю ваше племя за этот нескончаемый идеализм, вот уж правда, кто несёт свет, творение – и бессмысленные разрушения и бунты, когда всё идёт слишком стабильно для их нрава.
В руках мага из крепежей за спиной возник посох. Простое на вид тёмное дерево с навершием из синих, в тон выцветающим глазам некроманта, кристаллов в короне из обточеных и в них переходящих ветвей.
– Наши города, мой и моих кузенов, принесены в жертву тщеславию тех, кто в этих краях даже не бывает. Ты хотела говорить, драконица? Так говори. Но не со мной. Я лишь принял выбор, который в своё время считал правильным.
Маг распустил купол отливающего льдистым пересветом щита и достал с пояса какой-то ещё амулет, нажимая большим пальцем и ощутимо напитывая маной небольшие песчаные часы, оплетённые упругим телом змея, чьи глаза были инкрустированы зелёными и красными самоцветами.
Несколько мгновений ничего не происходило, а потом воздух разорвало вспышкой чужой магии, киноварно-красной на излёте перемещения, возвещающей о прибытии порталом странной, слишком длинной, длиннее Беннатора, но при этом не шире ни в плечах с остроконечными, отогнутыми кверху оплечьями под накидкой, ни в фигуре в целом персоны в плаще цвета запёкшейся крови и тёмных одеждах под низ. Прибывший нёс в руках чёрную с отливающей зловещим розоватым режущей кромкой по повторяющему рисунок кожистого крыла лезвию и навершию-пике в форме второго крыла. Прибывший излучал магическую энергию, сопоставимую с магистром города, хотя, когда откинул капюшон, вставая меж пары гаргулий в рост и будто бы не то что не страшась – даже не чувствуя высоты, зияющей прямо в шаге под ним – казался младше Беннатора лет на десять, если не годился вовсе, хоть и древесного красновато-рыжего цвета отродье лисы, удава и кота с человеком, в сыновья.
Явившийся персонаж, трикстер по определению всей своей нелепой и всё же сбивающей с толку натуры, отступил с края балкона.
О! – возвестил нездорово задорный голос с нездорово утомлённого с запавшими глазами и болезненно тёмно-розовыми веками и кругами и мелкими мимическими морщинками и съеденными до почти что крови губами лица. Он не предпринимал никаких действий – жестами – но магическая аура узнаваемого и жутковатого холодного пламени вокруг него точно готовилась к чему-то: не то бить, не то обороняться – ну, зная магов огня, тоже бить, но как-то хитрее. – Драконьи проблемы, магистр Беннатор? Обожаю драконов! И их наездников тоже! Это не вы ль, господа, разнесли моего предшественника выше в горах год назад?

+3

16

Иен надеялся, что ничего не случится, но верил мало. Многие планы в его жизни, которые он, как думал, разрабатывались с точностью до мелочей и имели на случай провала вариант А, Б и даже С, оборачивались таким непредсказуемым поворотом, что он теперь мог каждое полнолуние отплёвываться комками шерсти. Оборотни вообще вылизываются? Впрочем, не важно. Правда в том, что некромант отлично знал, что ждать хорошего от Беннатора – бесполезно. Лучшее, что они могли бы сделать, это убить его в слабой надежде, что на этом мучения городов-близнецов завершатся, но даже это не попадало в картину утопического мира. Ничего не изменится. Иен подозревал, что за магистром стоят другие люди, более сильные не только магически, но и своей идеологии, а Беннатор не более чем пешка в этой игре. Вот только кто всем заправляет? Кому подчиняется нежить и перед кем склонили колени жители двух городов?
Крепче, насколько это позволяла раненная рука и общее состояние после отравления, парень ухватился за дракона, пытаясь удержаться на спине крылатой подруги. Эмиресс приложила столько усилий к его спасению, что умирать сейчас и так глупо, просто сорвавшись с её спины и рухнув на чудесную лужайку, даром что подпаленную, и умереть, разбившись, нелепо и почти унизительно. Бесславная унизительная смерть. Нет, так он умирать точно не хотел.
Вместе с Беннатором Иен видел, как в его памяти всплывают образы подготовки к визиту нежити, сражение с ней и итог всех трудов, которые не помогли им удержать город. Он знал, что магистру плевать на жизни этих людей, как им было плевать на то, что его город долгое время страдал от наплыва нежити, чтобы под конец, сжалившись, братья прислали им помощь. Они помогли, но сколько до того полегло невинных жизней? Возможно, так выглядела их месть. Сидеть в стороне, обособленно, играя в собственную игру по своим же правилам. Он не надеялся увидеть на лице некроманта ни тени раскаяния, но Беннатор показал ему больше, чем следовало.
Иен не мог представить, что Беннатор решил показать им того, кто стоит за ним, кому он подчиняется, но вот он достаёт, на первый взгляд, безделицу, а в ней оборотень – пресловутых песочных часах, выполненных с особой кропотливостью, замечает знакомый символ. Глаза некроманта расширились от потрясения. Он не мог поверить, что за всем стоят фанатики. В любые времена фанатиков недооценивали, а после сильно ошибались на их счёт. Так впервые ярым последователям Безымянного удалось призвать бога в их мир и едва не лишиться его. Иен знал, что в Альянске вновь возродили Культ Безымянного, но многие годы, хоть и присматривали за ним, но не замечали никакой серьёзной деятельности. Неужели ошибались?
Некромант напрягся, готовясь к появлению нового лица.
«Эми, – мысленно воззвал он к драконице, надеясь, что она услышит его мысли, – будь осторожна. Культ Безымянного – фанатики, но он может оказаться серьёзным противником. Не стань для него очередной нежитью в руках»
Огненная мощь – отличный инструмент в руках опытного мага-призывателя. Иен не хотел пугать спутницу, но посчитал, что должен предостеречь её, потому что сам не знал, кто покажется из портала.
Внешность обманчива. Иен за годы службы успел в этом убедиться. То, что перед ним выступал заспанный сверстник – это не утешало. Некромант даже при своём угасающем даре чувствовал силу, которая волнами исходила от него. Сильный противник, с которым он, скорей всего, не справится в честном бою никогда, если не сможет взять его хитростью. Иен ничего не предпринимал, ждал и слушал, но, услышав про спутанные планы, понял.
Ты… Ты тот ублюдок, что стоял за нападениями, – Иен не сдержался. Он бы пустил в ход магию, но к его счастью и его разочарованию, потоки магии в уставшем и измождённом теле ему не подчинились и не вылились в заклинание, а ведь он тоже пиромаг, не парадоксально ли? Но в отличие от ухмыляющегося некроманта напротив него, терял свои способности из-за сочувствия к девушке. – Вы опустились на колено перед тем, кто насылал на вас нежить и убивал вверенных вам людей, – Иен рыкнул на Беннатора. Магистр поступал сознательно или настолько слепой?
[nick]Иен[/nick][status]нпс[/status][icon]http://sh.uploads.ru/RucOw.png[/icon]

+2

17

Эмиресс настороженно следила за движениями Беннатора – глаза ящера были слегка прищурены, а крылья едва заметно подрагивали от напряженного ожидания какой-то хитрой выходки со стороны магистра, после которой придется спешно уносить ноги. Впрочем, несмотря на опаску и желание сохранить шкуру в целости и сохранности, Эмиресс все же было очень  любопытно, кто же мог заставить магистра совершить такой чудовищный поступок, а главное – во имя чего? Последнее больше всего интересовало драконицу, потерпевшую поражение в тщетной попытке помочь жителям Атропоса и не устававшую корить себя за это, но где-то в глубине сознания все это время сидела неприятная мыслишка о том, что, возможно, все эти жертвы были не простой прихотью, а нужны были во имя какой-то высокой цели. В попытке найти хоть какое-то разумное оправдание случившемуся, Эмиресс дождалась появления еще одного мага, с трудом удержавшись, чтобы не попятиться назад – с одним Дедалусом они с Иеном, пожалуй, могли бы справиться в случае необходимости, но теперь магов было двое, а ее спутник ранен, да и вообще они еще оба ослаблены после отравления. К тому же подоспевшее вовремя предупреждение Иена здорово напугало, иметь дело с фанатиками ей не хотелось в принципе, а уж становиться нежитью – и подавно, но вновь прибывший не выказывал внешних признаков угрозы, а его голос был и вовсе каким-то уж слишком задорным. Правда, от этой показной веселости желание попятиться назад, чтобы оказаться от него подальше и обеспечить себе место для маневра, не убавилось, но гордость и любопытство все же победили, и Эмиресс осталась на месте.
- Нет, не мы, – ответила драконица сразу за двоих и даже на всякий случай покачала головой для пущей убедительности, хотя знала Иена всего несколько дней и, строго говоря, не могла утверждать, что он кого-то не прибил в горах год назад. Впрочем, сейчас для нее это было совершенно неважно – Иен теперь был «своим», а значит, даже если на его руках была чья-то кровь, то она не станет его осуждать. К тому же если этот погибший предшественник тоже был фанатиком и действовал такими же методами, то его убийцу можно только поблагодарить.
Слова Иена, до этого молчавшего, заставили Эмиресс снова прищуриться и громко фыркнуть от волнения, а заодно и понять, что, желая во всем разобраться, она, по сути, оказалась не готова встретиться с устроителем того кошмара в Атропосе, случайным свидетелем которого стала. У нее в запасе не было гневной или обличительной речи, как, впрочем, и сил для того, чтобы испепелить магистра и его сообщника, а потому какое-то время Эмиресс просто переводила взгляд с одного мага на другого, после чего глаза ящера остановились на незнакомце.
- Зачем тебе это было нужно? – раздался в его сознании голос драконицы, все еще желавшую понять суть происходящего, несмотря на опасность. - Ради чего?

+3

18

На пару секунд повисло молчание. А потом Кайлеб расхохотался. Громко, заливисто, истерично. И если чемпион по выявлению очевидного, этот некто никто, уже его порадовал обвинением в неудивительным, то ворвавшаяся в голову мыслеречь драконицы, во-первых, звучала очень странно, неуверенно, пусто, как будто она вообще не знала, что делать с этой небольшой компенсацией за отсутствие речевого аппарата, а во-вторых ещё и жутко наивно. Магистр Беннатор, не торопясь, но наверняка желая скрестить руки на груди с видом, что он не знает, что за бред и бардак происходит. Почему не драка. Он-то был готов приморозить всех, включая драконицу, что неизменно привело бы к её падению вдоль стены вниз на парапеты.
Правда, озвучивать условленную между ними полуправду магистр тоже не хотел, предлагая оправдать его кичливого захватчика. Он сказал:
- Если мы установили, что больше убийств в моём дворе я не увижу - пожалуй, я вернусь к своим делам, - демонстративно заходя под защиту свода стен, в тень своего кабинета, спальни - что бы ни было в этом флигеле.
Но он не ушёл. Была ясно слышна магия и шелест страниц - гримуара с заготовленными чарами, свитков.
Ворлак был только рад.
- Не осуждайте магистра Беннатора - он выбрал жизнь и процветание в обмен на просто сложенные руки! У нас в городе уже стояло полгорнизона лояльных фанатиков, которые саботировали очень много изнутри - да-да, те самые добровольцы и подкрепления. Ты же… капитан Иен, а? Огненный некромант, который моего лича сжёг?
Кайлеб тоже призывал ману в руки, хотя они оставались ледяными в пальцах. Он устал, поэтому тоже не начинал драку. Они все устали. Никто, даже магистр, не был полным магически, а соревнование в том, кто, сколько и в каком качестве спал в последние недели имело бы плотную конкуренцию, наверняка.
Гроссмейстер обратил внимание на драконицу.
- После таких откровений очень сложно верить, что хоть кого-то в этой земле ведёт искренность и понимание блага, правда? Что бы вложили столько сил в неблагодарных лживых тварей, - нет, Кайлеб не был псиоником. Просто ему была знакома ситуация. И досада. Он не прятал своего лица, хотя был готов поднять щит (и Беннатор, судя по морозному хрусту ауры рядом, тоже имел что-то на себе), не прогонял с пустой насмешкой. Он был готов давать ответы и выслушать всё. Если этим несчастным оно надо было. - А знаете, что самое страшное? Меня ведёт! Мне не нравится, что происходит с этой страной, что было задолго до моего рождения. Поэтому сначала я эту безрадостную дыру раскатаю, потом проветрю, выкосив несогласных с этим хозяев, а потом прекращу этот бесконечный пир во время чумы раз и навсегда. Хотите остаться нетронутыми и спасать действительно ценящих ваши усилия людей - летите в Пантендор или как можно дальше прочь из Альянса. Там я гнезда гадов, которое хочу выжечь, не вижу. И не вставайте у меня на пути.
По-жабьи широкая улыбка сползла с бледного лица, на плече перекатилась, блестя жуткими лезвиями-крыльями коса.
- Я вам по-дружески советую, не вставайте.

+4

19

Жизнь и процветание со вкусом нежити, м-м! Города-близнецы многое потеряли, пока пытались уничтожить всю нежить в Пределах. В этом есть вина Магистра Призыва, который долго игнорировал проблему Акропоса и Атропоса, вынуждая их справляться своими силами. Многие воины и маги погибли, пока пытались избавиться от нежити и её источника. Иен потерял всю команду, за исключением удачливого дракона и инквизитора, но он утешал себя тем, что лича они убили и больше никто не будет убивать мирных жителей и его собратьев, которые его же за мохнатую шкурку выкинули, как порченную старую псину. Как он ошибался! Да, это очевидно, что за всеми преступлениями в городах стоял кто-то. Личи – не самостоятельные, а им так и не удалось найти того, кто управлял всей армией из тыла. И вот он стоит перед ним. Самый главный или всё же фанатик и пешка в чьих-то руках?
«Культ давно пора выжечь»
- У нас разное понятие «процветания», - Иен глухо рыкнул сквозь зубы. Продажная шкура никого не спасал. Он знал, как этот маг завоёвывает территории и умы, и поддавался вместо того, чтобы сдать его Магистру Эарлану. Иена не покидала настойчивая мысль подпалить жабры говоруну и он видел, что несмотря на скопление магии, которую огненный маг стягивал и концентрировал на случай атаки, он не торопился убивать их обоих. Навряд ли у человека, который принёс в жертву такое количество жителей городов-близнецов, проснётся желание спасти кому-то жизнь и помиловать. Маленький магический запас? Он не ожидал этой встречи, поэтому тянул время, пока Беннатор готовит ему подкрепление. В любой момент стражники из другой части города подоспеют к дому Магистра и нападут на незваных гостей, чтобы отведали стали, стрел и магии. Тянут время? – Это была проба, - он попытался бы сжечь создателя лича, если столкнулся с ним в горах. Тогда некромант не страдал от ликантропии и не терял силы. Иен убеждал себя, что сошёл бы ему в противники и если бы сложил голову и выжег себя магически, то справился бы, но что у него есть сейчас? Идея? А воплощение через задницу.
Одна его ошибка и пострадает Эмиресс.
Иен не считал политику Эарлана идеальной или хотя бы неплохой, но превратить жителей, которые не виноваты в деяниях своего начальства, в марионеток, выжигать всех несогласных, бросать их на войну и уничтожать Альянс ради цели, которая не оправдывает средства… Нет, Иен себя в этом не видел. Эта система проехалась по нему рукавицами с крюками и заживо сдирала кожу, но чем лучше фанатик на фоне бездействующего Магистра? Да, ничем. Иен сомневался, что этот парень остановится на вычищении Альянса.
- Призывающим Безымянного – здесь не место.
У Иена было два пути – попытаться убить маги и рискнуть жизнью Эмиресс, выбросить защиту и улететь, пока у них есть такой шанс, или… или примкнуть к огненному магу, но от него нет существенной пользы. Он не сможет играть в шпиона и делать вид, что его устраивают методы и цели, что он одержим той же идеей и может быть полезен. Но какие у него шансы удачно атаковать? Мало сил. Неизвестные умения и магические школы противника. Огонь Иен чувствовал, но что ещё? Он наступал себе на горло, когда выпускал ману на заклинание, потому что хотелось выжечь всё пламенем. Девушка может погибнуть и если себя ему было не жаль, то она может погибнуть из-за его прихоти и идеологии.

Дыхание дракона. Основная цель – Кай.
Я почти удачливый засранец, мне выпало 97, ога.
[nick]Иен[/nick][icon]http://sh.uploads.ru/RucOw.png[/icon][status]смертник[/status]

+2

20

офф: по договорённости с мастером, Эмиресс пропускает ход и эпизод доигрывается мной согласно броскам и трактовке кубиков

броски

Кайлебу - на уворот в прыжке во времени назад - 77 (+15) - Ворлак смог избежать страшный удар огнём в упор и получил разве что опалённые брови и кончики волос из-под плаща
Магистру - на защиту магическим щитом от нацеленной не в него атаки - 47 - Дедалуса ошпарило его испарённым щитом, но основной вред от пламени минул и его и ушёл в декор и подпаленные занавески
Кайлебу - на контратаку косой - 64 (+10) - обжёгся краем атакующего заклинания Иена, но и ударил его косой

Дедалусу Беннатору пришлось вспомнить, к его великому неудовольствию, почему пиромагов в Альянсе считали столь опасными и неприятными, что врагами, что союзниками. Кайлеб Ворлак, несмотря на чудесную живучесть, особенно в последние годы интриг и боёв с тенями в Культе, всё же считался человеком не просто опасным из-за своей отчаянности, а безрассудно склонным к риску, несмотря на всю удачу, которая пока преследовала его. Чародей стоял поодаль и потому успел среагировать и выпустить ледяной заряд из посоха, когда фигура Ворлака, разговорившегося с явно недружелюбными маргиналами, скорбными жертвами их махинаций, скрылась в огне. Ледяной щит, впрочем, не успев сплестись, распался не менее смертоносным паром, и в эти секунды Дедалус Беннатор не мог почувствовать, что реальность распалась на две. В одной, Кайлеб Ворлак обгорел столь сильно, что жить ему было несколько часов и в больших муках. В другой, он возник из будущего в предыдущую секунду уже за основным фронтом пламени и вынырнул в сторону Иена и выбросил в прыжке руку с подобным пике и косе своими крыльями оружием и дал ей попробовать крови очередного себе подобного огненного барана. Менее удачливого барана. В этот момент, увидев тёмную тень, почти невредимой вынырнувшую из шквала обуглившего остальной весь балкон пламени, драконица метнулась прочь, забив крыльями, и это откинуло врагов - теперь уже абсолютных - друг от друга.
Кайлеб отъехал в пышущую жаром каменную стену, смазывая коленями и мысками сапог сажу, кашляя, задыхаясь и склоняясь к полу мгновения назад охваченного огнём и паром балкона, глядя на удаляющиеся очертания сбитой с толку наивной ящерицы. Золотая. Солнышко, мать её и наездника демоны из Бездны ети.
Пахло оплавленным камнем и металлом, даже склоняться над ними было жарко, Кай мгновенно взмок и сдувал кашлем с носа чуть опалившиеся кончики тонких выпавших из-под капюшона волос. В тот момент, поглядев на красный матовый оттенок жертвы на крыле косы, он вспомнил о Беннаторе, на чей зов и явился столь… неудачливым переговорщиком. Впрочем, он был жив, а вот двое могли и издохнуть.
- Магистр… - кашляя, позвал, косясь глазами на чадящие и слабо проблескивающие всплохами почти задохнувшегося в паре пламени плещущие на улицу занавески, Ворлак. Он опёр косу о горячий камень и заставил своё тело, сдающееся нехватке воздуха и полной дезориентации от жара, встать и подставить нос веющему над сидящему задом на предгорьях Акропосом ветру и вдохнуть воздухом, а не ядом. - Вы там целы, надеюсь?
В ответ ему раздался не очень внятный низкий и скрипучий голос и першение.
- Не думаю, что это было намеренное покушение, - сдерживая стон от боли, нехватки воздуха, и резкого магического надрыва резерва от перемещения во времени, пробормотал в ответ на то, что он подумал, что услышал, Кайлеб. - Но наивность тоже опасна, и упаси нас боги от орд таких самодеятелей.
Жаль, Вермина слишком ценна, а эти двое - слишком скоры и мобильны на крыльях, чтобы послать её, попробовавшую крови (о заражении оборотничеством Иена Кайлеб ещё не знал, не мог даже знать), по следу. Зато у них в списке срочных дел появилась проверка и укрепление барьеров.
Некромант, шатаясь, завалился в пострадавший кабинет своего гостеприимного заложника и опустился вместе с ним, но не в кресло, а на низкую лавку, предназначенную для спасения ног от сквозняков по полу, и, заметив дым на краю своего плаща, похлопал по нему.
Молчание было очень многозначительным.
Да, это был второй день этой безумно опасной авантюры.
Тут в боги не веруя начнёшь просить помощи.

эпизод завершён

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [20.04.1082] Обыденность и неизбежность зла