Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [12.05.1082] Lorelei


[12.05.1082] Lorelei

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

- Локация
Гвиндерил, г. Деворел, Дом рода иш'Синдэ
- Действующие лица
Каэрос, глава Дома Бурерождённых, лорд Деворела
Корнелия, дочь главы Дома рода иш'Синдэ
- Описание
предыдущий сюжетный эпизод - [5.05.1082] Цена бесценного
После кровавой бани в Девореле Каэрос оказался в незавидном положении. После смерти отца он вынужден занять место главы Домы и взять на себя все обязанности лорда. Деворел лишился трёх диктаторов, раздиравших город на три части в бесконечной гонке за первенство. Недовольство горожан, почитавших своего лорда-предводителя, превращается в жажду мести и стычки, сдерживать которые без поддержки младших Домов становится практически невозможно. Чтобы уладить конфликт и обезопасить то, что осталось от его семьи, Каэрос обращается за поддержкой к главе Дома рода иш'Синдэ, надеясь, что старые обиды остались в прошлом, а новый союз положит начало мирной жизни в Девореле.

+1

2

Давний забытый союз. Брак, который Каэрос не рассматривал в силу одной рыжей причины. Покойный Морохир озаботился будущим своего сына и Дома. Бурерождённый забыл о помолвке. Старый инцидент с уличением его в связи с другой Урсулой – эльфийки с медвежьими повадками, стал весомым поводом расторгнуть помолвку. Давняя дружба между главой Дома Раумо и главой Дома иш'Синдэ  помогла избежать скандала, который был невыгоден ни одной из сторон. Каэрос практически вышел сухим из воды, доверив решение проблемы отцу. Со смертью Ривераэль – сестры Анариэль, и последствиями, которые она вызвала, он не думал о чести семьи. Годы практики в переговорах помогли Морохиру уладить конфликт, сохранить помолвку и дать время молодым свыкнуться с мыслью о будущем браке. Эльфам, не обременённым временем, торопиться некуда. Такое развитие событий сыграло на руку Бурерождённому в настоящем.
После разгрома, учинённого народным ополчением Деворела, разгребать проблемы стало ещё сложнее. Каэрос не мог оставаться в стороне. После смерти отца на него упала гора ответственности – он должен был защитить свою семью. В Девореле, который избавляли от трёх голодных до власти волков, не осталось живого места. Лишившись своих господ, опьянённые жаждой мести, эльфы чинили беспорядки. Каэрос старался поддерживать порядок со своей стороны, но бесконтрольные сторонники Серокрылых и Солнцеликих выходили на улицы, оголяли клинки, грабили и сцепляли мечи за своё право кровной мести за отца, брата, друга. Справляться с ними было невозможно – Каэрос не имел такой силы, невзирая на то, что остался единственным живым Лордом Деворела. Он должен был создать и сохранить порядок в городе. Достигнуть этой цели он мог, только заручившись поддержкой младших Домов. Один из таких был ближе ему, чем казалось на первый взгляд.
Оставив мать оплакивать отца, Бурерождённый обратился с просьбой об аудиенции к главе иш'Синдэ. Надеясь, что ещё не слишком поздно заключать союзы, он строил возможные планы по укреплению своих позиций во вверенном ему положением городе. Каэрос не желал власти, но, как убеждал себя, поступал вынужденно из стремления обезопасить семью. Брак по расчёту, если угодно, должен решить созданную проблему до вмешательства королевы – о том, что после известия о бесчинствах в Девореле королева непременно вмешается – Каэрос догадывался.
Получив одобрение на встречу, Каэрос пожаловал к чужому дому в первую половину дня. Он не уделил внимания погоде – всю дорогу думал, какие слова обратить к главе Дома, чтобы не потерять в его лице союзника и сохранить дружбу, которую годами поддерживал его отец. Взыграть на ней после его фиаско с другой девушкой – задачка со звёздочкой, но если помолвка всё ещё в силе, значит, этот вопрос фактически улажен, если после событий в Девореле иш'Синдэ не передумают заключать союз с разбитым Домом.
- Рад приветствовать Вас, господин Маэр, - сословная разница не помешала Каэросу учтиво поклониться старшему, выражая ему своё почтение. – Благодарю, что не отказали мне в аудиенции.
Бурерождённый не умел рассыпать лесть, но держался ровно и собранно, зная, что от его слов зависит многое.

+1

3

- Вам не нужно просить об аудиенции, - голос лорда Маэра был звучным и теплым, что отличало всех членов Дома иш'Синдэ, - Вам же известно, что двери этого дома открыты для Вас всегда, во всякое время дня и ночи.
Они оба сейчас играли в одну и ту же игру, обмениваясь намеками и пряча за учтивостью недосказанность и сомнения.
Подчеркнутая почтительность в упоминании об испрошенной и дарованной аудиенции указывала на то, что юноша пожаловал с официальным визитом и даже готов был выступить если не с просьбой, то с предложением, но обращение по имени свидетельствовало, что он прекрасно помнил о том, что связь его с этим домом отнюдь не ограничена политическим союзом.
Впрочем, и лорд Маэр играл в ту же игру, принимая гостя не в личном кабинете, а в одной из малых гостиных, где явно собирались члены семьи. Об этом свидетельствовала корзинка с рукоделием у одного из кресел и оставленный на столе развернутый альбом с небрежно брошенным поверх незаконченного эскиза - цветник, тонущий в дымке дождя - карандашом. Рисунок явно был сделан с натуры - достаточно было взглянуть в широко распахнутые балконные двери. То, что лорд Маэр не ответил на поклон гостя, опять же говорила о том, что он принимает его как сына, но наброшенный на плечи алый шелк, расшитый золотыми геральдическими знаками Дома, явно свидетельствовала, что он готов говорить как глава Дома и о делах Дома.
- Присаживайтесь же, - легким жестом хозяин дома предложил гостю выбрать наиболее приглянувшееся ему кресло, а сам направился к каминной полке. Зеленоватая струйка ударила в хрусталь, запахло полынью и анисом.
Лорд Маэр протянул гостю один из наполненных бокалов, и, не отводя взгляда, пригубил собственный. Юноша мог выпить свой стакан до дна, мог лишь пригубить, показывая, что вполне доверяет хозяину, но отказ был бы демонстрацией недружелюбия.
Ритуал гостеприимства на сем был соблюден. Можно было переходить к делу.
[AVA]http://s9.uploads.ru/2PnCq.jpg[/AVA]

Отредактировано Корнелия (2017-06-21 18:05:05)

+1

4

Всегда открыты? Каэрос прислушивался с сомнением и предубеждением к любым словам, сказанным аристократами. Он сам относился к их числу и, несмотря на нелюбовь к недосказанностям, маскам и интригам, знал о них с детства. Эльфы не сильно отличаются от людей – паучьи сети, которые они плетут, изысканнее и тоньше, но не менее крепки. За учтивыми словами мог скрываться отравленный нож. Бурерождённый надеялся, что его сомнения окажутся беспочвенными, но после встреч с главами ведущих Домов понимал, что в младших противники и союзники подчас могут оказаться сильнее и ловчее. В их руки упала отличная возможность выслужиться перед королевой и заполучить больше власти в свои руки. Три главенствующих Дома в глазах Мираэль утратили своё право на правление и веру в себя.
- Благодарю.
Каэрос уделял внимание деталям, он вёл себя предусмотрительно и настороженно – внутри, снаружи выдавая лёгкость и собранность, с которыми намеревался подойти к серьёзному делу. Пройдя в гостиную вслед за хозяином, полагая, что этот разговор Маэр пожелает оставить за закрытыми дверьми, он несколько удивился, но не подал виду. Приняв приглашение, Каэрос сел недалеко от главы Дома, выбрав одно из кресел, и принял предложенное питьё. Одного уважительного глотка достаточно для начала. Если дела пойдут, как планируется, в положительном русле, то можно продолжить играть в счастливую и дружелюбную семью.
- Надеюсь, что вас не затронули беспорядки в городе, и ненастье обошло стороной, - Бурерождённый заходил издалека, осторожно пробуя почву. Он заведомо изучил этот вопрос, чтобы не попасть в дом, с вывешенным трауром на обозрение. – К несчастью, как думаю, вам уже известно, мой отец погиб в ту кровопролитную ночь, да будет благосклонна к нему Алиллель, - Кай подавил в себе чувство вины и желание сделать паузу продолжительнее, чем требуется. Своё мнение по поводу смерти отца Бурерождённый неосознанно выдал, сильнее сжав предложенный ему кубок с вином. Он должен был свершить кровную месть, найти всех, кто виноват в случившемся, и отдать их на суд королевы, но не смог выбросить своего друга под ноги правосудия и проявить твёрдость по отношению к тому, кто косвенно виноват с трагедии. – Эльфам отдан продолжительный срок жизни и нет нужды в торопливости, однако между нашими Домами был заключён, практически союз, и, если в свете последних событий иш'Синдэ не изменяют своему желанию объединить наши дома и стать единой семьёй, то я хотел бы продолжить путь в выбранном направлении. Опуская многословие, лорд Марэ, в прошлом я допустил множество ошибок, в том числе, по отношению к вам и вашей дочери, за что хочу попросить прощения и, если вы дозволите, жениться на Корнелии.

+1

5

Ресницы на мгновение опустились, пряча выражение глаз, но лицо лорда Маэра осталось столь же безмятежным. Разве что голос зазвучал с искренней печалью, когда он произнес имя покойного главы Дома Рожденных Бурей.
- Я скорблю вместе с Вами, Каэрос, Ваш отец был щедр на дружбу, и мне повезло быть одним из тех, кому выпала честь быть с ним и в испытаниях, и в радостях... И поддержав наследника Дома Бурерождённых в это недоброе время, я возвращаю лишь часть долга.
Теперь темный взгляд лорд Маэра был открыто обращен к юноше.
- И если Вы, лорд Каэрос, рассчитываете на мою помощь, то я рассчитываю на Вашу откровенность. Верно ли я понял, что Ваш визит связан с тем, что Вы желаете ускорить бракосочетание? Или Вы хотите услышать из моих уст, что помолвка остается в силе?
[AVA]http://s9.uploads.ru/2PnCq.jpg[/AVA]

+1

6

Каэрос видел определённый плюс  в дружбе между покойным главой своего Дома и иш’Синдэ. Он не привык пользоваться связями и пробивать себе дорогу ловко и играючи, одну партию за другой, но вынужденно учился, ища себе оправдание перед каждым новым шагом.
- Бесспорно, я хотел бы знать, что помолвка не канет в историю вместе с Морохиром Бурерождённым, - Каэрос позволил себе лёгкую улыбку, не обременённую лишними эмоциями и подтекстами. – Но я понимаю, что мой кандидатура может быть неугодна Вам или леди Корнелии. По этой причине я хотел лично поговорить с Вами и, если дозволите, повидаться с юной госпожой этого Дома, чтобы узнать её мнение на этот счёт.
Если сама Корнелия не пожелает брака, то её отец может хоть двадцать раз быть другом Морохира – это ничего не изменит. Насильно выдавать дочь никто не станет. Кай не видел в главе дома иш’Синдэ той гадкой черты, которой обладал Сулмердир, выдавая дочь замуж за наследника Дома Солнцеликих, чтобы разом избавиться от двух конкурентов, воткнув одному нож в грудь, а другому в спину.
- Если Вы сочтёте это уместным, то мы можем оговорить дату свадьбы на угодную Вам, - Бурерождённый внимательно следил за реакцией Маэра. В его дружественной преданности почившему лорду эльф не сомневался, но дружба между родителями не распространяется на их детей. Каэрос не хотел, чтобы его стремление в спешке жениться на Корнелии и объединить два Дома выглядело, как вынужденная мера.

+1

7

Лорд Маэр спокойно кивнул.
- Будь на Вашем месте кто-то иной, Каэрос, я бы пожалуй счел бы себя уязвленным. Разве Дом иш'Синдэ предоставил не достаточно доказательств тому, что моя договоренность с Вашим отцом остается в силе? - взгляд хозяина дома стал тяжелым. Мальчик мог не знать о домашнем аресте старшего из сыновей (иного способа остудить голову Халласа на тот момент не нашлось), чтобы избежать вызова жениха на поединок. Поединка, после которого жених, разумеется, становился бы бывшим женихом.
Как вряд ли он знал и о попытке своей невесты покончить с собой - в полном соответствии с кодексом дома: смерть пугала женщин иш'Синдэ куда меньше, чем позор.
Но не заметить того, что даже записные сплетники молчали о случившемся в тот роковой день - правильнее сказать, о случившемся в действительности  - разве такое возможно?
- Но я понимаю, что иногда даже очевидные вещи должны быть озвучены, чтобы сомнений ни у кого не возникало, - хозяин дома поднялся, - я дал слово Вашему отцу, Каэрос, и поскольку Вы наследуете не только власть Дома Рожденных Бурей, но и его обязательства, и заключенные с ним союзы, я готов повторить: былые договоренности остаются в силе, пока Вам не придет желание сделать их недействительными.
- Что же касается свадьбы, - сталь в голосе лорда Маэра погасла, он зазвучал намного мягче, - то мы поговорим об этом,  когда истечет Ваш траур. Не стоит восстанавливать против себя свою же родню, вводя в дом молодую жену в дни, полные скорби. Кто-то непременно скажет, что Вы выказали отцу недостаточно почтения после его ухода. А то и что-нибудь похуже... К тому же, - бархатные брови чуть сдвинулись, - буду откровенен с Вами, Каэрос. Невеста наследника Дома - всего лишь дочь иш'Синдэ, но супруга нового главы Дома Бурерожденных - это мишень для Ваших врагов. Я знаю свою дочь, она охотно встанет между Вами и предназначенными Вам клинком или ядом, и не менее охотно последует за Вами в изгнание или на эшафот. Никакая женщина не будет в безопасности рядом с Вами сейчас. Особенно, если она готова пожертвовать собой.
Кто-то, привыкший оценивать поступки других с некоторой долей цинизма - а лорд Маэр был именно таков - пожалуй, предположил бы, что именно этот мотив мог стать решающим в стремлении юного лорда заключить брак с такой поспешностью. Довольно одно удачного покушения, настоящего или вымышленного, чтобы уже следующей зимой, пролив приличные случаю слезы, молодой вдовец ввел в брачные покои истинную избранницу своего сердца, тогда как дом иш'Синдэ, связанный принесенными клятвами, останется один на один со своей скорбью.
- Я не хочу потерять дочь. Особенно сейчас.
[AVA]http://s9.uploads.ru/2PnCq.jpg[/AVA]

Отредактировано Корнелия (2017-06-23 20:15:52)

+1

8

Каэрос почувствовал напряжение, повисшее в воздухе, но не поднялся с места следом за хозяином Дома. Он наклонил голову вперёд и не смотрел на эльфа, как виноватый сын, который допустил ошибку. Сомнения вполне обычное явление, когда имеешь дело с представителями аристократии. Где-то всегда прячется своё «но», и иш’Синдэ его озвучил.
Эльф поднял голову, слушая. Союз в силе – новость отличная, но сопроводительная речь, на которую рассчитывал Бурерождённый – то самое «но», прозвучало слишком неожиданно.
- Я не знал, что чувства леди Корнелии настолько сильны… - Каэрос был сконфужен этой новостью, чего не смог скрыть под выбранной маской. Одна из причин, почему он отказался продолжать плясать под затею притащить в дом Анариэль в качестве своей жены, - её безопасность. Он думал, что их чувства послужили кровопролитию. Три смерти в роду Солнцеликих и ещё больше других эльфов, которые полегли в стенах всех трёх Домов. Он счёл это знаком от Алиллель, что их союз неизменно приведёт к потерям и смертям. Множество лишений, которые должны были ассоциироваться у Анариэль с Бурерождённым. Он не видел смысла в отношениях, которые построены на крови и ненависти, крепнущей на фундаменте первых сильных чувств.
Брак с ним в нестабильное время чреват последствиями – в этом эльф был согласен с лордом Маэром. Каэрос не подумал об этой стороне вопроса настолько тщательно, чтобы легко парировать слова отца, ставящего жизнь дочери превыше всего.
- Вы правы. Я не могу гарантировать Вашей дочери безопасность. В Девореле неспокойно. По этой причине я хочу подавить бунты и взять под контроль жителей города, пока всё не стало ещё хуже. Дом Солнцеликих и Дом Серокрылых лишился своей силы. Женщины оплакивают павших мужей и не проявляют прежнюю власть. Их сторонники чинят беспорядки. Пока город не утонул в реках новой крови, а Её Величество не возжелала стереть нас с карты Гвиндерила, я хочу это исправить. С Вашей поддержкой. Мы вместе, объединив остальные младшие Дома, можем навести порядок в Девореле.
На словах идея звучала просто, но добиться желаемого результата в кратчайшие сроки не выйдет. Их поджимала столица с неизвестным решением относительно инцидента. С волей королевы никто не поспорит, а его в скором времени могут пригласить в добровольно-принудительной форме в столицу для личного дознания.
- Я не настаиваю на сиюминутной свадьбе и не стану говорить о ней, пока Деворел не станет безопасным для всех нас.

+1

9

Лорд Маэр чуть пожал плечами, в его голосе послышался лед.
- Чувства?.. Нет, я говорил о долге. Моя дочь, как и все члены моего Дома, знает, что данное ею слово обязывает ее к верности. И к тому, что если понадобится, придется пожертвовать собой - чтобы защитить своего отца, своего брата или своего мужа.
Категоричность интонаций не давала усомниться, что говорящий вполне уверен в сказанном.
- Когда Вы станете старше, Каэрос, Вы поймете, что о чувствах говорят те, кто не способен действовать. И именно потому я предпочту удержать Корнэ как можно дальше от ситуации, в которой она могла бы действовать. Вам следует знать, что волей королевы моя дочь будет представлена ко двору. Признаться, я рад возможности сейчас отправить ее в столицу. Тем более, она желала лично познакомиться с Эленандаром Марэ, а он в своем письме любезно согласился уделить ей время при первом же визите в Ауреллон... - сейчас, когда речь шла о вещах вполне привычных и мирных, лорд Маэр снова был тем, кем обычно его видели в Девореле: мужчиной, шагнувшему в ту пору жизни, когда привлекательность молодости сменяет обаянием силы и уверенности в себе.
Имя первого среди артефакторов, легенды чаровничества он произнес без особого восхищения, с легкой ноткой ревности отца, видящего, что его ребенок нашел себе авторитет вне круга семьи.
- Перемена обстановки в любом случае пойдет ей на пользу. И если Вы выскажете свое одобрение ее намерениям, - в брошенном на юноше взгляде был очевидный намек, как и в прозвучавших интонациях, - она отправится в столицу с легким сердцем.
Во всяком случае, он очень на это надеялся. Настроения Корнэ его откровенно тревожили. Но если юный лорд лично уверит ее, что помолвка в силе, а сам он будет только рад знать, что она находится в безопасности вдали от охваченного безумием города... Желание удалить дочь из Деворела было столь сильно, что глава иш'Синдэ лично написал мастеру Марэ, хотя меньше всего он желал, чтобы его дочь посвятила себя созданию вещей, пусть и дивных вещей.

- Однако вернемся к тому, ради чего Вы здесь. Усмирение Деворела. Или возвращение мира в Деворел, если угодно. Разумеется, с новой расстановкой сил. Вам угодно поговорить об этом сейчас?
Лорд Маэр вполне допускал, что молодой лорд, как любой стратег, не утруждался разработкой тактических действий, делегируя это кому-то из своих советников. С этим кем-то тогда и стоило обсуждать конкретные планы, не тратя времени ни своего, ни главы Бурерожденных.
[AVA]http://s9.uploads.ru/2PnCq.jpg[/AVA]

Отредактировано Корнелия (2017-06-24 11:32:49)

+1

10

Брак, как жертвенность, и жену, как щит, Каэрос не рассматривал. Сам союз он намеревался использовать с выгодой для себя. Дому иш’Синдэ, как следствие, тоже перепадут выгодные плюсы. Он пришёл за гвардейцами, потому что в его личной гвардии осталось мало дееспособных эльфов, ещё меньше – верных. Лорд Маэр не потерял в кровопролитной ночи ни одного из своих людей. Его гвардия была сильна и многочисленна, насколько это позволяла толщина кошеля, у Каэроса ситуация сложилась прямо противоположная. Деньги и необходимые средства для содержания и найма воинов были, но в верности новоприбывших он сомневался. Если лейтенант, которому он доверял, как брату, оказался в числе ополчения, то полагаться на остальных – нет смысла. Бурерождённый не превращался в параноика, который в каждом видел врага и предателя, но не хотел принимать в ряды приближённых непроверенные лица. Вера выверяется годами и ситуациями, а у него нет возможности испытывать каждого, когда любая мелкая ошибка дорого обойдётся ему и его семье.
- Здесь мы сойдёмся во мнении. Леди Корнаиэль лучше покинуть Деворел и переждать неспокойное время в столице, вдали от всего, пока ситуация не наладится, - Каэрос говорил спокойно. Он не пытался избавиться от будущей супруги и отдалить её от себя. Возможность вывезти будущую супругу из города, чтобы оградить её от провокаций, нападений и покушений – лучшее, что он мог сделать для неё в качестве извинений за прошлые обиды. Этой же судьбы он желал Анариэль, когда решил порвать с эльфийкой все связи. Находиться рядом с ним опасно. В нынешней ситуации любой глава младшего Дома может захотеть вывернуть положение в Девореле в свою пользу, если королева не решит вмешаться в этот процесс иначе и не посадит на кресло лорда кого-то из своих доверенных и проверенных лиц. – В наших интересах будет разрешить все конфликтные ситуации и прийти к благополучной развязке, чтобы у Вашей дочери появилась возможность в скором времени вновь свидеться с роднёй в родном доме.
Последними словами Каэрос подчеркнул, что сам он рассматривает отъезд девушки, как вынужденную меру в целях безопасности и сам заинтересован в быстром разрешении конфликта, что приведёт к быстрому возвращению Корнелии в лоно семьи и, как следствие, к заключению оговоренного брака. За три года траура по лорду что-то может измениться в индивидуальном порядке, но пока намеченный курс был взят и Кай планировал его придерживаться.
- Если Вам удобно, то я не стал бы откладывать этот разговор, - он ради него пришёл. – С недавнего времени я лишился своей правой руки, поэтому всеми вопросами занимаюсь сам.
Руфио, который вместе с ним продумывал стратегию и тактику, больше не рассматривался, как помощник в таких тонких и важных делах. Искать другого союзника времени нет, если сам лорд Маэр не пожелает им стать.

+1

11

Коридоры дома пахли травами, окутывали мягким светом и тишиной. Последние несколько дней Халл провел вне дома, общаясь с разными личностями, во круг него кто-то вечно шумел, говорил, смеялся, поэтому тишина воспринималась особенно остро. Словно физически ласкалась, стелилась по коже. Он бы сказал, что все это действует умиротворяюще, если бы слуга не сообщил ему заранее о том, что у отца – гость.
Корнэ всегда отличалась изрядным упрямством. С самого детства. Переубедить ее было невозможно. Иногда это было хорошо, сестра была совершенно не подвержена стороннему влиянию. Иногда – откровенно плохо. Халл сам был не способен на эмоциональные вспышки, и потому вообще не представлял, как это вообще возможно – увидеть кого-то и влюбиться до беспамятства. Причина этого беспамятства сейчас торчала в их доме.
Он был старшим, и даже не смотря на ранение, привык присматривать за младшими. Даром, что те уже были сами взрослыми и в присмотре не нуждались. Для Халла это не имело ровным счетом никакого значения. Сейчас плохо было Корнэ, его маленькой единственной сестричке, которая умудрилась выбрать себе в качестве объекта первой влюбленности самого бесперспективный и откровенно говоря, пропащий вариант. В иные времена наследник Бурерожденных мог бы считаться завидной партией, но не сейчас, во времена всеобщей смуты, когда его положение было слишком уж неопределенным. Халл понимал, что отец, скорее всего, поддержит этого недородственника, в конце концов, беспорядки и погромы были никому не нужны. И скорее всего, именно ему, Халлу, придется этим заниматься. И сейчас, шагая по пустым и притихшим коридорам, он прикидывал, что будет, если Бурерожденного внезапно несчастно случат. В конце концов, времена действительно были неспокойные. Нет, Халл вовсе не ненавидел лорда Каэроса, отнюдь. Тот ему был исключительно безразличен. Разве что вызывал легкое брезгливое недоумение.  Но лорд имел право жить в меру своего собственного ума, и Халл ему мешать в этом не собирался.
- Отец? – двери перед ним распахнулись совершенно бесшумно. Попробовал бы кто остановить наследника, - Я слышал, у нас гость?
Усталость последних дней отражалась разве что в чуть более заметной хромоте, слишком много времени он провел в казармах. И легкие одежды. Обычно скрывавшие это недостаток, сегодня уже не помогали. Халл молча осмотрел гостя, едва заметно вскинул бровь. Традиционный поклон вышел безупречным, разве что отец заметил легкую задержку перед ним.
- Лорд Каэрос, - он все же явился. Видимо, ему при рождении достался особый талант – отсутствие совести. Прекрасный дар, что и не говори.

+2

12

Этих двоих не было нужды представлять друг другу. Но следовало удерживать на приличной дистанции.
Даже сейчас за безупречными манерами и подчеркнутой деловитостью сына лорд Маэр чувствовал с трудом сдерживаемую бурю. Было бы странно, чтобы этого напряжения не ощутил тот, кто был его причиной. Но это как раз хозяина дома беспокоило мало. Лорд Каэрос достаточно умен, чтобы понимать, что причина, по которой Дом иш'Синдэ столь покорно снес нанесенное ему оскорбление, достаточно весома. Куда весомее, чем сердечные привязанности маленькой дурочки или дружеские отношения с почившим главой Дома Рожденных Бурей.
В отличие от других, в этот раз Дом иш'Синдэ вполне мог позволить себе роскошь отказаться от мести. Кого-то, кто знал лорда Маэра, это должно было бы насторожить. Но к счастью, все были слишком заняты собственными проблемами. Определенно, дни смуты давали превосходные возможности - тем, кто мог им воспользоваться.
- Полагаю, пришли известия от Тинкерсдама? - последнему и впрямь пора было бы объявиться. Ведь грамота набора была выдана всего на полсотни воинов. Вряд ли требовалась чуть ли не седмица дней, чтобы собрать их. И все же Тинкерсдам запаздывал.
[AVA]http://s9.uploads.ru/2PnCq.jpg[/AVA]

+1

13

- Отец?
Знакомый голос. Каэрос с Халласом не имел должной возможности вести продолжительные беседы в прошлом, но об отношении брата Корнелии к себе Бурерождённый прекрасно знал. На месте Халласа он отреагировал бы так же, поэтому в нынешней ситуации сохранял нейтральную сторону и держался поодаль от возможного очага конфликта. Заминки в отчеканенном приветствии эльф предпочёл не заметить.
- Рад видеть вас во здравии, - ни грамма лести. О положении старшего сына Маэра Каэрос был наслышан. Разные слухи всегда клубятся вокруг детей знати, но близость с родом иш’Синдэ позволяла часть из них развеять и почерпнуть правду.
Эльф не стал влезать в разговор отца с сыном. Во-первых, он не понимал, о чём идёт речь. Во-вторых, не имел дурной привычки везде вставлять своё слово. Их разговор с Маэром не терпел отлагательств, но, получив словесное одобрение и обещание желаемой поддержки, - выполненная треть запланированного дела. В-третьих, Каэрос не знал, как к новому положению дел отнесётся Халлас и есть ли у главы желание ставить сына перед фактом будущего замужества сестры и помощи Дому Бурерождённых прибрать власть в городе к своим рукам.

0

14

Отец, комната, лорд Каэрос, вопрос. Халл сложил все воедино. Не сказать, чтобы результат ему понравился, но отец был спокоен и собран. И это не проясняло ситуацию, но добавляло несколько разных оттенков. А потому Халл переключил внимание на лорда Маэра.
- Тинкерсдам прислал вестника. Он будет завтра к полудню. Поездка была удачной, -из краткого обмена репликами следовало, что  Бурерожденный прибыл сюда с просьбой. И что он в итоге получит нужное, - Наш дом не останется без защит в любом случае.
Уходить он не спешил. Если он понял правильно, а он без сомнения все понял правильно, отец хотел что-то сообщить, и для этого нужно было задержаться. Это полностью соответствовало собственному желанию Халла. Вряд ли лорд Каэрос пришел сюда просто так, попросить об одолжении. На это у него все же фантазии не хватило бы. Халл был плохо знаком с наследником Бурерожденных, слишком мало у них было общего и по возрасту, и по интересам.  Но вообще ни чего слышать об этом эльфе Халл, разумеется. не мог. И не делать собственных выводов - тоже.

+1

15

- Что ж, хорошая новость, - лорд Маэр повернулся к гостю, - итак, милорд, если все пройдет благополучно, завтра после полудня в Вашем распоряжении будет сотня клинков. Под командованием моего старшего сына. Готовы ли Вы положиться на своего нового капитана гвардии, лорд Каэрос?
Вопрос был отнюдь не праздным.
Халлас мог плеваться ядом и бушевать в пределах собственного дома. Вне его, как и все иш'Синдэ, он подчинялся лишь одному - своему долгу. И, лорд Маэр был абсолютно уверен, в своем исполнении долга Халлас иш'Синдэ будет безупречен.
Но готов ли юный лорд терпеть рядом присутствие того, кто лично не питает к нему особо теплых чувств? Юноша руководствуется чувствами и побуждениями, мужчина - голосом рассудка и трезвым расчетом. В каком-то смысле предложение лорда Маэра играло роль пробирного камня, тая в себе желание узнать - мужчина или ребенок встал во главе сильнейшего из домов.
- Кроме того, я взял на себя смелость предложить защиту остальным из трех Великих Домов, - в этом сила нейтральной позиции, приятно быть миротворцем - особенно, если это выгодно, - если они согласятся принять помощь, - а это уже зависело от красноречия Риарио, лучшего из возможных советников, на которого возлагалась непростая задача убедить всех, что дом иш'Синдэ по-прежнему занимает нейтральное положение и жаждет лишь восстановления мира.
- И думаю, будет лучше, если Вы, лорд Каэрос, не станете афишировать пока... что дом иш'Синдэ оказывает Вам какую-то поддержку. Пока считают, мы в стороне, с нами говорят охотнее. И охотнее идут навстречу.
[AVA]http://s9.uploads.ru/2PnCq.jpg[/AVA]

+1

16

Защиты? Каэроса удивило услышанное, но внешне эмоции не отразились. Он давно понял, что в обществе других аристократов стоит вести себя максимально сдержанно и собранно. В особенности в таких тонких вопросах. Бесспорно ситуация в Девореле была накалённой, но в распоряжении лорда Маэра, по мнению Бурерождённого, достаточно сил в черте города, чтобы защитить себя и семью от проблем. Зачем ему ещё понадобились дополнительные воины? Со своим приходом Каэрос это никак не связывал, по той простой причине, что попросил об аудиенции он только сейчас и просьбу-услугу озвучил тут же. У главы Дома не было возможности послать весточку гвардейцам, чтобы призвать их в город. Либо лорд заведомо предполагал, что в нынешнем свете Бурерождённый решится возглавить город, либо же сам хотел прибрать власть в Девореле к своим рукам – силой, если потребуется.
Каэрос внимательно посмотрел на лорда Маэра, когда тот заговорил.
Новый капитан гвардии, говоришь?
Хороша замена Руфио. Бывший друг и собутыльник сменился бывшим воином, который вернулся с койки. Бурерождённый нисколько не умолял умения Халласа, но отлично знал его отношение к себе – раз, и его некоторые минусы, связанные с физическим состоянием, - два. Третий момент, связанный со смертью его дяди – супруга нынешней королевы эльфов, Кай опустил. В той ситуации много разных моментов, чтобы придираться к одному из солдат, не имея для того должных оснований.
Он предполагал, что у этой сделки будут свои условия. Не он один здесь руководит парадом.
- Если Халлас желает возглавить мою гвардию, разве могу я быть против? – сыграв на том, что они почти родственники, Каэрос упустил вполне возможное, если не очевидное, - «да». Он мог быть против его кандидатуры. Неприязнь Халласа была не обоюдной, но, зная об отношении к себе и некоторых других деталях, Каэрос мог отказаться от этой задумки.
Бурерождённый порядком удивился, когда услышал о стремлении иш’Синдэ помочь другим главенствующим Домам. Их главы стояли у многих поперёк горла, как куриная кость, но с их смертью опасения должны были исчезнуть. Наследники мужского рода погибли либо вместе с отцом, либо задолго до этого. Остались дочери, которые отказывались что-либо предпринимать и хранили память об отцах – им не до власти в это смутное время. Каэрос сам не желал каким-либо образом задевать другие Дома. Он решил взять бразды правления в свои руки, в том числе из-за желания защитить Анариэль с Аяной.
- Я за мирное решение, по этой причине не желаю зла ни одному из Домов Деворела. Ваша позиция в отношении главенствующих Домов мне мила, - он не слукавил. – По этой же причине я не буду афишировать наше с Вами сотрудничество. -  Это было бы нелепостью и необдуманным шагом. Но у него был ещё один вопрос, которые он задал после небольшой паузы: - Какую позицию намерен занять дом иш’Синдэ после урегулирования конфликта?

+1

17

Их дом действительно оказался в наиболее выигрышном положении на данный момент. То, что раньше было их слабостью, сейчас обернулось силой. Отец смог сохранить жизнь себе, своей семье и большинству тех, кто им доверился. В отличии от многих прочих, что ранее даже не задумывались о завтрашнем дне. И вовсе не потому, что были заносчивыми глупцами. Хотя, может как раз по этому. Если ты знаешь, если ты уверен, что завтрашний день обязательно настанет, то думаешь не о нем. А о том, что тебе кажется важнее.  Впрочем, это все были пустые рассуждения. годные разве что для досуга.
Халл изволил еще раз поклониться лорду. Дело было не в том, что он хотел возглавить гвардию. тут было бы уместнее спрашивать о причинах этого желания.
- Мы предложили дамам, оставшимся без глав семьи поддержку. Два-три человека для охраны дома. Такое количество воинов не угрожает их самостоятельности, не делает их подчиненными нам. Но поможет обеспечить безопасность для детей и женщин. Разумеется, все это - совершенно добровольно. И создает впечатление, что дом иш’Синдэ совершенно нейтрален, - лорд Каэрос не задал ни одного вопроса, и Халл решил уточнить. Чтобы потом не было неожиданностей, странностей и недопониманий. Проще было изложить свою точку зрения на ситуацию. Чтобы не пожалеть потом. - Поэтому, если станет известно о том, что кто-то из нашего дома бывает у вас, лорд, это ни кого не удивит.

+2

18

- Не Вашей, лорд Каэрос, не Вашей, с моей стороны было бы слишком самоуверенно предлагать кого-то на ключевой пост в доме Рожденных Бурей, пусть даже собственного сына, - хозяин дома мягко улыбнулся, - Халлас иш’Синдэ может отдавать приказы лишь тем, кто присягнул его дому. И никто, кроме лорда Каэроса, не может отдавать приказов тем, кто служит его дому.
За демонстративным разграничением сфер влияния таилось невысказанное предупреждение. Вот только понял ли его юный лорд? Впрочем, не важно.
- После того, как конфликт будет разрешен, я стану требовать восстановления Совета Лордов.
Королева могла быть не в восторге от самоуправления в Девореле, но власть, сосредоточенная в руках одного дома определенно понравится ей еще меньше. В этом лорд Маэр не сомневался. Еще меньше он сомневался в том, что уж совсем не порадует ее то, что роль единовластного правителя занял юный наследник Дома Бурерожденных. Собственно, это никого не порадует. Ни павшие Великие Дома, ни получившие шанс на возвышение Малые. Одно проявление слабости - и мальчика растерзают. Причем, с вкусом. Особенно, если Ее Величество даст согласие на это. Пусть и неозвученное. Звезды Севера, да и согласия ее не нужно! Достаточно кому-то просто вообразить, что оно получено!
- И, разумеется, я намерен сам занять в этом Совете одно из мест, - лорд Маэр не видел смысла скрывать очевидное, - как видите, я говорю об этом вполне откровенно. И не только с Вами.
Дом, исповедавший строгий нейтралитет, дом, естественно занявший место миротворца, дом, славящийся своими строгими нравами и безукоризненным исполнением долга, дом, требующий восстановления привычного правления. Да, город слушал его весьма охотно. И наверняка он найдет поддержку у других, если дом Бурерожденных вздумает забыть о том, кому он окажется обязан.
- Но вернемся к делам настоящего, - лорд Маэр опустился в кресло у стола, - итак, оружие - чтобы усмирить врагов,
деньги - чтобы купить союзников. Вы нуждаетесь в деньгах, Каэрос?
- вопрос был задан с благодушностью отца, интересующегося насколько поиздержался его сын.
[AVA]http://s9.uploads.ru/2PnCq.jpg[/AVA]

Отредактировано Корнелия (2017-07-06 18:08:48)

+1

19

«Поддержка». Два-три человека, выделенные Домам Серокрылых и Солнцеликих не способны помочь иш’Синдэ силой удержать их и склонить, но и защитить при таком соотношении сил – тоже. Зато стать глазами и ушами своего главы, чтобы докладывать ему о состоянии дел в каждом Доме и отсчитываться о действиях членов семьи – вполне достаточно. Каэросу шло на руку то, что люди иш’Синдэ могут свободно навещать его в любое время под предлогом поддержки и помощи, но Бурерождённый привык, что в Девореле играть честно не стремятся и за помощью остальным легко можно спрятать острый нож и не менее острые и опасные намерения. Он надеялся на лучшее, но опасался, что в нынешней ситуации может просчитаться с союзником. Младшие Дома имели отличный шанс всё переменить в свою пользу – им достаточно объединиться.
Свои опасения Каэрос выказывать не стал.
- Прошу прощения за недоразумение, - он легко улыбнулся, когда осознал, что речь шла не о важной должности его Дома. – Надеюсь, что присутствие Халласа в рядах воинов не спровоцирует остальные Дома.
Раз иш’Синдэ планировали занять нейтральную сторону, то их присутствие в финальном действе могут вызвать противоположную реакцию. Каждый в ответе на своих людей – Каэрос видел в этом минус. Разумеется, он не рассчитывал, что лорд Маэр вверит ему своих людей и те станут его послушными и преданными пешками, но согласовывать каждый свой шаг с Халласом, чтобы тот отдавал приказы, если сочтёт решение Бурерождённого, удачным, - лишняя трата времени. Ситуация могла в корень поменяться, если двое эльфов не сойдутся во мнениях или же если Дом иш’Синдэ таким образом собирается контролировать его, чтобы в нужный момент сыграть свою собственную партию. Вариантов слишком много.
Цена помощи оказалась слишком очевидной. Никто не собирался отдавать власть Деворела в единые руки – тем более ему. Младшие Дома, как он и предполагал, пожелают больше власти.
Каэрос улыбнулся – пусть понимает эту улыбку, как пожелает.
- Надеюсь, что Её Величество такой расклад устроит.
Финансовая сторона вопроса не менее важна, чем верность, поскольку верность зачастую покупается именно золотом. Влезать в ещё большую петлю, зная положение своего Дома, Каэрос не намеревался. Он не пешка для управления и не средство занять место в совете помягче и повыше, даже если речь идёт о друге его покойного отца.
- Не настолько, чтобы брать взаймы больше, чем вы уже мне дали.

0

20

Его присутствие в единственном более-менее уцелевшем Доме. Действительно. Уже то, что Дом Бурерожденных смог сохранить взрослого наследника ставило его в неравное положение.  Возвышало над всеми. Возносило почти на небосвод. У остальных  наследников вырезали вместе с главами. Оставшиеся дети не могли играть большой роли на сегодняшний день. И это все, что имело значение. И поэтому Халлас должен был возглавить своих людей. В том числе, и по этому.
- Мы помогаем не просто одному из Домов.
Он просто не мог произнести этого вслух. Пусть будет так. Пусть. Действительно, был ли хоть кто-то, не знавший о помолвке. Кумушки вздыхали и упирали фальшивые слезы платочками, мужчины с пониманием переглядывались. Событие года, как же. Овеянное флером романтики и  со шлейфом политической выгоды. Разумеется. Чем могло спровоцировать другие Дома присутствие практически шурина в доме Бурерожденных.
Халлас безмятежно кивнул. Нарочно или нет, им только что указали на их место. Просто прекрасно. Он не сомневался, что отец и без его комментариев сделает все нужные выводы. И нет, вопреки мнению некоторых, Халлас вовсе не хотел крови Каэроса. Но и мешать свернуть ему шею самостоятельно мешать не собирался. Впрочем, отец мог быть против. Жаль. Впрочем, молодость горяча. И горделива.
- В таком случае, возможно, вы желаете осмотреть оружие? Оно сейчас нужно всем. И далеко не всегда, даже имея деньги, его купишь. Отец?  Возможно, стоит проводить нашего гостя в оружейную? - Халлас повернулся к лорду, - Оружие - это не долг.
В данный момент - это необходимость. Так что не воспринимайте это как попытку вас подкупить или закабалить. В конце концов,
кому нам еще помогать, как не вам.

+2

21

- Оружие? – Каэрос вопросительно посмотрел на Халласа. Несколько секунд эльф молчал, пытаясь понять, не шутит ли его собеседник в этот самый момент. Бурерождённому хотелось верить, что этот - в прошлом приближённый к королевской чете - воин должен понимать, что в Доме, где полегло слишком много эльфов, оружия хватит на всех и ещё останется сверху для каждой руки, а то и ноги. – При всём моём уважении, но достать оружие при наличии должных средств никогда не было затруднительно. По крайней мере, не для моего Дома.
Эльф старался быть обходительным, но в какой-то момент ему показалось, что его держат за простака и дурака, который не смог обеспечить своих людей оружием в нужном числе и качестве. Дело было совершенно в другом. В людях, которые наполняли его Дом.
- У меня из Дома выносили тела, а вот оружия после этих тел осталось в достаточном количестве и достойном состоянии, чтобы вновь вложить его в крепкую и уверенную руку.
Цель своего визита Каэрос уже озвучил. Большего он не стремился получить. Часть его людей перебили, ему нужна новая кровь. Не для того, чтобы снова её пролить. Эльф надеялся, что устрашения хватит, чтобы получить полный контроль. В сердце он понимал, что в случае неповиновения, которое скорей всего будет, ему придётся подавлять этот бунт силой. Ему. Миротворцу Деворела, который всегда держался в стороне от стычек, а если вклинивался, то чтобы их прекратить.
Что сделали с тобой смерть отца и предательство друга?
- Вы можете помочь любому другому Дому, - Каэрос говорил спокойно. Это в его понимании достаточно очевидная истина. – Дом Солнцеликих и Дом Серокрылых лишился своих мужчин, но у них остались наследницы. Леди Аяна и леди Анариэль, с которыми можно сыграть в достойную партию. Думаю, мне не стоит объяснять, что Ваш сын, господин Маэр, может стать во главе Дома?
Именно так поступал Сулмердир, пытаясь выдать свою дочь за Накилона. Получить поддержку другого великого дома и вместе с ним сокрушить Бурерождённых, пока те ещё слишком слабы, чтобы дать ответ. После, по словам самой Аяны, Сулмердир был намерен убить своего зятя и изничтожить последнего противника. У Дома иш’Синдэ в нынешней ситуации дела могли пойти значительно лучше, выступи они против Бурерождённого и предложи свой союз тем же Серокрылым или Солнцеликим.
Если они уже этого не сделали.

0

22

Темные глаза хозяина дома на миг вспыхнули едкой насмешкой: при всей видимой практичности столь неожиданно высказанное предложение выглядело... почти оскорблением. Казалось, юный лорд - предумышленно или нет, другой вопрос - воспроизводит рассказываемую как анекдот сцену из хроник полумифического Серебряного Короля Аммера*, когда тот, не имея возможности вступить в брак со своей любовницей, понесшей от него, спешно заключил брак с принцессой Перельен, состоявшей в любовной связи с принцем Дралаваном. Будучи государем учтивым, но более того коварным и остроумным, он пригласил Дралавана на пир в честь своего бракосочетания, зная, что тот не посмеет отвергнуть приглашение, а после свершения обряда обратился к Дралавану: "Вот, друг мой, я взял в жены твою пассию. По чести, ты теперь должен жениться на моей", с какими словами и подвел того к своей любовнице. Говорят, бедный принц ухитрился улизнуть во время ужина и загнал лошадь, только бы оказаться подальше от радушного хозяина.**
Однако ответить Маэру не пришлось: возникший у двери слуга склонился, ожидая разрешения заговорить. Хозяин дома легко кивнул тому.
- Посланник из дома Бурерожденных, мой господин. Он отказывается войти, требуя, чтобы его лорд вышел к нему.
- Что ж, милорд, дела требуют Вас к себе. Не смею задерживать, - в конце концов, все вопросы были решены. К удовольствию ли обеих сторон - другой вопрос.

ЭПИЗОД ЗАВЕРШЕН


* наверняка, найдется какой-нибудь почти сказочный король и у этих эльфов
** история реальная, только в качестве Серебряного Короля выступал Генрих III Валуа.
интересующегося насколько поиздержался его сын.
[AVA]http://s9.uploads.ru/2PnCq.jpg[/AVA]

Отредактировано Корнелия (2017-08-21 13:56:47)

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [12.05.1082] Lorelei