Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [24.04.1082] Корень всех зол


[24.04.1082] Корень всех зол

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

- Локация Лунные земли, восточный берег озера Алавий и руины города Зенвул
- Действующие лица Оливер, Робин Эль, Рейн
- Описание
Предыдущий эпизод - [19.04.1082] Ни души?
Цель путешествия почти достигнута, однако группа героев совсем не знает, что ожидает их там… ну, там. А ещё никто не подумал о том, как переплыть реку, чтобы оказаться в городе, если все переправы сгнили. Сгнили же?

0

2

Они вышли к озеру ещё на следующий день после знакомства с Робином, и Оливер занёс на карту замок заново, сильно поправив его расположение в сторону севера, но с тех пор продирались сквозь густые леса и заросшие руины стоянок и оседлых поселений ульвов. Когда-то недобитые племена были лишь частью одного из народов-перевёртышей, как и ламары глубоких вод или лесные эльфы, предпочитающими свою дикую натуру и охотничьи ремёсла утончённости рукотворных городов и жизни в роскоши, свозящейся в них. Когда-то в Зенвуле игрались почти все свадьбы меж племенами и хозяевами длинных домов и алтарей. Когда-то город был даже открыт для чужаков, согласных сложить оружие на дальних подступах, а на дальних подступах по проходимым для армий тропам стояли башни и укрепления, которые славились своей прочностью.
Это всё теперь было в руинах, ещё крепким, но настолько пропитанным тленом и опустошением, что даже чёрствое сердце грустило от взгляда на отблески былого.
Воды озера были тёмно-зелёными, непрозрачными, едва движимыми, хотя его просторы простирались настолько, что берегов не было видно на горизонте. Они пахли странно, как и всё вокруг. Кое-где из воды по берегам расползались знакомые белые как кость корни, от которых веяло смертью и жизнью одновременно. В этот раз им путь преградила особо жирная их плеть.
- Обойдём, – предложил Оливер, сворачивая. Его ноги гудели, его живот бурчал, он уже раз пять на привалах красочно описывал, как приготовит проклятого хомяка, и всё время по-разному, однако никогда не предлагал настоящего выхода. Воскресить его как химеру и примотать к магии Рейн как к подпитке. Всё равно его магия была куда более необходима в случае нахождения неживых тварей. Пока что им попадались лишь пару раз какие-то проросшие, тоже все в чёрно-зелёно-белых корнях с гнило-красными бочинами волки. Точнее, они формой напоминали волков. Клоки шерсти на давно вылинявшей шерсти, скорее всего, превратились в подобие колючек среди всего этого месива.
Не касаться по возможности ничего, что Оливер называл “некасабельным”, используя свои некромагические суперсилы (а на самом деле остаточное чутьё бога, заведующего магическими токами), стало вроде как главным правилом последних дней. Помимо него была экономность в еде, которую теперь ещё больше замещали призванной водой, и планирование обратного пути по наиболее короткому маршруту. В Волчий лес, короче, и если повезёт – к людям и ульвам из ещё не убитых проклятьем земель, а там и посмотреть можно.
Корень тянулся и тянулся, правда, не как прежние: ныряя вниз, появлялся из земли ещё жирнее. Это давало хоть какую-то надежду на обход без топтания по буквально имеющей глаза некрофлоре. На втором километре обхода некромант замер, изучая особое сплетение в ложбине меж сухостойными деревьями и истлевшими без червей грязно-бурыми лиственными покровами под ними. Свет пасмурного дня просачивался на находку в своём полном объёме, подсвечивая нечто новое.
Из узла корней вверх торчала деформированная, толстоватая и похожая перетяжками на руку младенца, веточка. Побег. Маленький ствол с парой алых-алых листьев среди давно не цветущего весной леса.
- Это что-то любопытное, – пробормотал Оливер, стараясь запомнить каждую маленькую деталь. Он понял, что уже видел несколько похожие на такое деревья. Точнее, не он, и не помнил, где именно, или откуда слышал о них. – Но брать пробу я, конечно, не буду.
Он старался облегчить настроение шутками и лёгким языком, пусть и сказанными обыкновенным некромантским тоном: с рожей кирпичом, выражаясь словами Её Вульгарщества Рейн Грей. С одной стороны излишняя коммуникабельность, сманипулированная божественным кукловодом, раздражала настоящего Оливера Шоу, который, со всеми заскоками и эффектами избранной стези, умел немного пошутить, как это делают студенты. С другой – хи-хи и ха-ха качественно снимали его ужас перед неведомым, перед столь вероятной смертью.
- Человек-Эль, что видит твой не совсем эльфийский взор? Где уже эта… эта кончается?

+1

3

Нельзя сказать, что путешествие выдалось из лёгких. Пусть в пути они всей толпой из трёх человек были лишь четыре дня, передвижение по некромантической пустоши изрядно подавляло. Причём если остальных подавляло, скорее всего, печальностью зрелища, то вот лично его, Робина, в силу особенностей его характера, подавляла скорее скука и необходимость сильно экономить продукты питания. Даже при том, что он хорошо так запасся, и запасся именно тем, что долго хранится, хорошо заполняет живот, полно питательными веществами и надолго растягивается, запасы их неумолимо таяли. Радовала лишь вода от некроманта, которой вполне хватало на ароматные похлёбки, которые парень неизменно варил каждый вечер на привалах, днём обходясь бутербродами из вяленого мяса с сухарями. А вот невозможность эти самые припасы пополнить раздражала неимоверно, так что вечно голодный вороватый симурами стал буквально проклятием Робина, оказавшегося в условиях лишений тем ещё Плюшкиным, жадным до каждой крошки. И пусть все его проклятия в адрес воришки были бессильным сотрясанием воздуха, умерщвлять эту животинку парень не собирался, а вот свою угрозу он успел исполнить дважды - оба раза он вполне чётко растолковывал Рейн, почему её порция меньше, чем у остальных, сколько именно сожрал её питомец, и сколько дней им остаётся до окончательного истребления всех запасов. В общем, занудничал неимоверно, даже в этом находя возможность поехидничать. Но, опять же, не на пустом месте. А вот в чём он не собирался признаваться - так это в том, что экономя на припасах, экономил он в первую очередь на себе, благо с одним котелком похлёбки или каши на троих это делать было проще всего - делай вид, что ешь, да зачёрпывай поменьше, вот и всё. А уж переносить тяготы и лишения ему, как единственному не раненному, было проще простого.
Как бы то ни было, а в итоге и их путь подошёл к очередному промежуточному пункту - в прошлый раз это было озеро, воду из которого парень набирать не рискнул, уж больно она была подозрительна, в этот раз огромный корень неизвестно чего, которого парень даже и не думал касаться. Собственно, даже тех некро-волков он трогал лишь лезвием своего меча, благо особо напрягаться с ними не пришлось - как и у всех животных, у данных было ровно три типа атак - прыжок, укус и удар когтями. Причём последние два были совершенно ближнего боя, а потому подловить живность в воздухе, где негде увернуться от его ударов, было не так уж трудно с его-то реакцией, а с распоротым от морды до паха брюхом ещё никто долго не жил. Даже нежить.
-Мой не совсем эльфийский взор ничем отличается от твоего совсем не эльфийского взора - я же не полуэльф, чтобы перенять от ушастых все их плюсы и минусы. Но чисто логически, если корень, вдоль которого мы идём, в процессе приближения утолщается, значит идём мы к тому дереву, что эти корни выпустило. И чем толще корень, тем больше дерево, и тем больше расстояние, с которого его можно заметить. Я на горизонте ничего такого не вижу, значит одно из двух - либо нам до сосредоточия всех этих корней ещё пилить и пилить, либо я не прав, и корни выпускает не дерево, а какой-нибудь гриб, картошка или ещё что-то, что растёт не ввысь, а вглубь. Как-то так - как и всегда, если Робин открывал рот, то это было надолго, с излишними отметками, но, по-крайней мере, по делу.

+2

4

- Да ты мне просто завидуешь! – на н-ном нравоучение Робина выпалила ему Рейн. – Что у меня есть преданный питомец, а у тебя даже кукиша нет!
На самом деле алифер сама прекрасно видела, какие неудобства создаёт симурами. Это прожорливое создание не знало меры и постоянно наращивало жиры, словно лютая зима должна была застать их не сегодня, так завтра, а то и вчера, а они, такие непутёвые, не рассмотрели в порывах Кико нажраться от пуза, предзнаменования беды. Крылатая сама не единожды думала о том, что в скором времени из личных запасов у неё будет её же питомец. Впрочем, если так подумать, то жирненький и упитанный симурами намного вкуснее и сытнее, чем черствые сухари.
- А зачем тебе корни? – ну, правда.
Рейн вообще слабо понимала, что в этой жопе мира пытается найти её спутник. Она как бы прекрасно помнила, о чём шла речь тогда, в таверне, когда он только-только предложил ей ввязаться в эту сомнительную авантюру. Но с каждый разом в их путешествии всплывали всё новые странные детали, которые больше притягивали Оливера, когда же нормальный человек, даже будь он некромантом, решил бы в это не ввязываться. По крайней мере, ей так казалось, что за действиями и стремлениями Шоу кроется что-то ещё, чего она не замечает и не понимает в силу своей неосведомлённости.
- Карто-ошка, - почти мечтательно протянула Рейн. – Да ещё и с грибочками… - вздох.
Алифер жаловаться было не на что. Во-первых, её никто насильно с Оливером не тянул. Она в любой момент могла собрать своё ничего и вернуться домой, радостно размахивая крылышками. Во-вторых, еды ей доставалось явно больше, чем Робину, даже если об этом факте она не догадывалась. В общем, жизнь у неё была не так ужасна, как можно подумать. Но вкусно пожрать любят не только мужики, но и мужиковатые бабы с грубыми манерами пьяницы-трактирщика.
- Двуногие.. – тяжко вздохнула Грей, смотря на своих спутников. Ну озеро, ну странные корни, ну не видно другого берега, так что ж теперь? – Учиться вам ещё и учиться..
Поправив походную сумку, предварительно вытряхнув из неё лишний балласт в виде симурами, алифер деловито расправила крылья, подойдя ближе к воде, с сомнением посмотрела на корни, которые Оливер просил не трогать, а потом поставила на него ногу, шатая.
- Крепкий, не гнилой, так что не переломится.
Догадаться о её планах на ближайшее будущее было не сложно.
- Ну? Поднимайте свои тощие задницы и двигайтесь следом, - Грей так легко запрыгнула на странный корень и сделала пару ловких шагов по нему, словно ничего не весила, а пройтись по корням – пустяковое дело. – Давайте, представьте себя пёрышком на ветру.
Нависай корень над водой, вся авантюра могла бы сойти за что-то годное, но корни по щиколотку находились в воде, а это, как минимум, делало их ненадёжной подпоркой, с которой в любой момент могла съехать нога. Ей-то ничего, а господа-мужчины могли хорошо приложиться на добрую память о планах Грей. Вообще всё происходящее выглядело, как издевательство. Свою лепту в ситуацию вложил Кико, который ступил на мокрый корень следом за хозяйкой и, используя хвост, как моторчик, пошёл следом за ней, оставив слабое звено позади.

+2

5

- Это непростые корни, Рейн. Пока ничего точно сказать не могу, но распространение “проросших” связано с ними напрямую. В идеале - надо найти центр этой сети и… бросить в неё факел, например. Но я сомневаюсь, что всё будет так просто.
Недавно он пришёл к выводу, что даже если его носитель не перенесёт пути, по крайней мере обратного, важно сохранить хотя бы крупицы информации. Поэтому он выдавал понемногу гипотезы. Не было объективных причин не доверять тем, кто его не предал до сих пор, даже Робину. Если ему платили за целостность Рейн, то воскрешающий внезапно померших некромант, худой и надкусанный мертвецами мешок с костями и маной, был им полезен даже со своей самоназначенной миссией.
Прежде, чем выдать своим спутникам иные задания, глядя в карту и не понимая, почему они ещё не достигли северо-восточного берега довольно круглого озера, Оливер заметил, что крылатая материализовала свои крылья. Серые. Говорящие односложные фамилии были в ходу лишь у одного сорта богатых отпрысков: бастардов. Интересно, какая история стоит за этой невоспитанной барышней. Она может стать единственным выжившим похода, вестником ко всем братьям.
Идея пройти по корню ему не нравилась, впрочем, вести о том, что берега не было там, где он должен был быть, не нравились ещё больше.
- Воды в сапоги наберём… – вздохнул Оливер. – Но если другого пути не видно – пошли. Робин, помоги, пожалуйста, мне залезть на эту деревянную дорогу, я боюсь, что она слишком… скользкая для меня.
Это был такой скромный намёк подтолкнуть тощий зад. Несмотря на не полную дрыщеватость и способность пару раз взмахнуть мечом, подтягиваться некромант умел почти никак.
Гладкая кора не бывала на простых деревьях.
Вспомнил”.
Спустя некоторое время, всё ещё очень неуверенно ступая вниз, на идущую под поверхностью воды гладкую ветвь, Оливер, выйдя вперёд и завидев среди висящего в пасмурный день над озером тумана тёмные очертания болотистых островков или берегов – не понять наверняка – решил скрасить дорогу разговором.
- Вы когда-нибудь слышали про линии и узлы сил и стихийные знаки, как они проявляются в мире и каждом живом? На старом сильвийском их звали Ллэ, на материке времён основания городов к югу – Пути, в горах Алавис, уверен, тоже как-то их называют по-своему. Я думаю, что нам нужно согреться болтовнёй, пока не замёрзли ноги, поэтому хочу знать, откуда рассказывать мою теорию.

+2

6

-Было бы чему завидовать - естественно, Робин не мог просто так промолчать, особенно в том режиме занудного зануды, в котором он был - питомец, который в любой ситуации сбегает от тебя за хавчиком и объедает тебя. Куда лучше быть самодостаточным настолько, что кроме второй половинки тебе больше никто не нужен был бы.
Впрочем, всё это лирика и забавные воспоминания, сейчас же речь шла о куда более существенном. Безбашенная подопечная с огромным шилом размером с Робина в своей пятой точке, даже на секунду не задумавшись, вспорхнула аки фея на тот корень, который они пытались обойти. И её явно не смущали ни явно противоестественный вид этих самых корней, ни тот факт, что они все последние несколько дней старательно пытались не касаться ничего лишнего, ни предупреждения Оливера. Словом, единственной реакцией, которой девушка смогла добиться от Робина, вынужденного защищать эту самоубийц, был лишь фейспалм и тяжкий-тяжкий вздох. Даже говорить ничего не хотелось - зачем, если в одно ухо влетит, из другого вылетит и в желудок к симурами попадёт? Только зря время терять вместе с нервами, а их лечить тяжело, долго и дорого, два из трёх на выбор.
Оливеру помочь забраться было несложно - пусть у наёмника и не было крыльев, пусть он, как говорил раньше, и не взял от предков-эльфов много разных бонусов и плюшек, но в целом с ловкостью и координацией у него было всё на зависть многим, поэтому "взлететь" на корень буквально в одно касание ему труда не составило - даже так он нашёл повод подколоть рассуждавшую про пёрышко девушку и выпендриться. А вот дальше было проще - тупо поймать некроса за руку и одним слитным движением втащить его на корень, благо после всех лишений и ранений тот стал весить совсем мало, исхудав донельзя.
-В отличие от Рейн, я не маг совсем и даже как работают артефакты на мне, не знаю - работают и ладно. Так что во всех этих Ллэ, шмэ и прочей теории магии разбираюсь буквально на уровне "от этой магии лучше драпать, эту можно разрубить мечом, а эта даже сквозь защитный артефакт не пройдёт". Так что если рассказывать лично мне, то с самого начала и без особых подробностей. Не на пальцах, конечно, я не идиот, но - будь проще, Оливер, и люди к тебе потянутся с куда более благими намерениями, чем сейчас или в замке. А насчёт согреться болтовнёй, пока ноги не замёрзли - я могу предложить по очереди перечислять баллады, кто не сможет назвать очередную, не повторяясь - тот будет должен двум другим по желанию. А чтобы ноги не мёрзли - надо нормальные сапоги иметь и кушать лучше. Но если тебе от этого полегчает - ты рассказывай, рассказывай. Вдруг на меня просвещение снизойдёт? Тут же и выясним всё, что тебе надо, да и назад двинемся - шикарная же перспектива?

+2

7

Кто совершенно точно не боялся набрать воды в сапоги, так это Рейн. Алифер «шла» по воде, едва касаясь её поверхности ногами. Так, чисто для видимости, вкладывая все силы в полёт. Пусть эти бескрылые идут и надеятся, что ничего себе опаснее странной водицы в сапоги не наберут, а она предпочитала выйти сухой из воды и странных престранных вещей. Грей ещё планировала домой вернуться, ага. Желательно живой. Невредимой – вот тут навряд ли, но живой – вполне. Почему бы и нет? Всякое в походах случается.
Демонстративная лёгкость Робина в корнелазанье нисколько её не смутила. По этой самой причине она деловито шагала по воде, пуская едва заметные круги от редкого и слабого соприкосновения грубой подошвы с водной гладью. Вот так точно никто из этих двоих, бескрылых, не мог, а она – запросто!
- Что ещё за линии и узлы силы такие? – Рейн совершила переворот, чтобы видеть лицо собеседника. Не сказать, что ей было так уж интересно слушать бредовые и мифические рассказы Оливера о таинствах мира сего, но в пути, который хрен знает, сколько времени займёт, почему бы себя чем-то не занять? К тому же, это Робин у них любил устраивать языковую пляску, оставляя остальным спутникам крохи. Лучше пусть Шоу толкает речи, чем снова слушать словоблудие её странного телохранителя.
Дорога до берега вышла утомительной и отняла у спутников добрых несколько часов. Лететь столько времени не мог даже натренированный боец из гвардии его величества, что уж говорить о Рейн, которая подобной подготовки отродясь не имела. С прискорбием на радость Робину (ну точно же!) ей пришлось опустить свою задницу, а точнее – ноженьки, на скользкие корни и утопнуть сапогами в воде. Прелесть какая. В любом случае, ничего ужасного от этого пока что точно не произошло. Её спутники намного дольше неё месили ногами воду, и за этот период уже могло бы что-то странное произойти, а раз нет, то и опасаться им особо нечего.
При первой же возможности, стоило крыльям отдохнуть от продолжительного полёта, Рейн снова взмыла в воздух, пытаясь рассмотреть за туманом дорогу.
- СУША! – кося под моряка-пирата или как их там, громко объявила Рейн, почти точно копируя интонацию. Вернее, суша была через пять метров, и, к несчастью, корневой мост как раз на этом расстоянии заканчивался.
Невинно насвистывая какую-то незатейливую мелодию, Грей наблюдала за спутниками, которые в отличие от неё вынуждены теперь добираться до берега своими силами, обмочив не только ножки, но и жопки.
- Давно мылись, господа водоплавающие? – она даже не скрывала ехидной усмешки, наслаждаясь предстоящим зрелищем.

+2

8

- Это жилы и дыхание мира, – пояснил Оливер. То есть как: он выслушал тираду Робина, не сказал ему такой удобный затык, идеально подходящий некроманту, вроде: "я натуралист, а не песняр, и о балладах знаю ещё меньше, чем ты об артефактах", а услышав погодя вопрос Рейн, тоже, наверное, кроме неприличных частушек искусства чуждой, тихо ответил, делая пространный жест рукой. Любое желание чем-либо делиться уже умерло, едва зародившись. Безымянный мог давать знание, иногда опрометчиво, жаждущим его, но никогда – не желающим слушать.
- Потом расскажу, при случае, но в данном случае просто представь себе, что мир – размером в пару деревень, а это волшебный колодец, в который плюнули.
Он больше не рассказывал. Путь длился около часа, может меньше, и другой берег стал виден в клубистой зяби над водой задолго до. И всё же. Разлив впадающей в озеро реки мог быть совсем иным, но был он безжизненным и мрачным. Как и берег.
Остовы каменных зданий переплетались с остовами долго после проклятья ещё пытавшихся жить деревьями и с новыми костекорнями. Город был выстроен по большей мере из дерева, нежели из камня, а потому по большей мере сгнил. Высоких зданий в нём не было, даже трёхъярусные башни, глядящие на озеро пустыми бойницами, были не выше голых сосен напротив них.
И всё же было что-то в покинутом городе не так. Жуткое. Татнственное. То ли лодка слева у берега (которой Оливер очень зря не уделил никакого внимания, потому как ключницы в ней были ещё даже не отсыревшими), слишком целая для не то что трёхсот – десяти лет. То ли аномально густой и льдистый туман.
Не теряйте бдительности, – не посоветовал, но попросил Оливер, проверяя в ножнах меч. Они ступали на запретные доселе территории. И всё ещё не видели никаких перевитых прутьями или чем им там Творец дал тварей.
Все корни бежали как-то не в центр, но вдоль берега и чуть вглубь. Вокруг попадались разбитые лотки, рамы для мездрения шкур, от которых остались лишь ссохшиеся останки, поросшие умершим мхом точильные камни – но ни единого тела. Их путь шёл на площадь, как подсказывал инстинкт любого уроженца иль жителя городов. Но вместо площади они нашли лишь сплетение жирных корней против хилого, но мерзкого кривого молодого дерева. Побега, по сути, но уже и у него, такие контрастные против костно-белого ствола, размашисто раскинулись кровавые листья. Оливер замер далеко на подходе, причувствуясь к чувствам, пытаясь понять, но не роняя ни слова. От этого нечта веяло магией за гранью, как он сам её только и решался назвать. В стволе этого нечта вырисовывались очертания тел смертных и кричащие маски их лиц.
В оглушающей тиши гул пожранных душ под корой-костью гремел, точно ратнве рога и барабаны. Гул, похожий на вой, гул, похожий на плач заполнял не уши, нет: он шёл в жилы и в сердце своими вибрациями, и шатал уже какую-то волю в них. Он шёл из самой земли, из этого кошмарного, кладущегося вокруг ствола концентрическими кругами жирного корневища.

очень далёкая ассоциация к тому, что мы видим

http://cs7009.vk.me/v7009255/930c/-01uQBAIpIg.jpg

+2

9

Как показал ответ Рейн, на которую Робин ссылался, она будучи, в отличие от него, магом, тоже была не в курсе, о чём именно хотел поведать Оливер. С другой стороны, возможно, именно в этом было отличие мага, проучившегося в Академии, от мага-практика - в знании теории, которое порой даёт преимущество. А вот попытка некроманта вкратце объяснить известные ему знания заставила Робина откровенно зависнуть - он застыл как вкопанный, пытаясь осмыслить сказанное, представить предложение и осознать выданное.
-Эээ... Чё? - добрых минут пять бедный и несчастный наёмник, мозг которого только что поимели в особо извращённой форме, пытался справиться с бунтующим вышеназванным органом, и выданная им короткая реплика была точно таким же вкратце сформулированным результатом его напряжённой мыслительной работы. И точно так же, как у Оливера, эта реплика не несла и сотой доли того смысла, что ему хотелось бы вложить в свои слова. Впрочем, у того, что Робин отвис, были и положительные стороны - он, по-крайней мере, продолжил движение вперёд, догоняя оторвавшихся спутников.
Вопль девушки о виднеющейся впереди земле, на которую можно ступить и обсохнуть, явно был хорошей новостью - Робина откровенно достала то и дело заливающая в сапоги вода, так же, как и то, что эта самая вода явно была не кристально чистой. А вот новость о предстоящем заплыве его ни капли не обрадовала - в конце концов, сколько можно мокнуть? Да и если бы они прошли подальше, прежде чем карабкаться на корень, мокнуть им не пришлось бы. Наверное. А то и карабкаться. Словом, во всём виновата Рейн и точка. Благо, план мести у него моментально созрел
-Эй, крылатая, я, конечно, не против поплавать, но если ты не хочешь голодать или жрать отравленную местными водами бурду - тебе придётся полетать с мешком с оставшимися припасами. Уронишь - останемся без жратвы, вещей вроде котелка, огнива и прочего, и тогда я лично твоего хомяка сожру живьём - с этими словами и ехидной ухмылкой Робин, сняв существенно полегчавший за время их путешествия, но всё ещё не самый лёгкий мешок и прицельно метнул его в сторону своей подопечной. Причём именно так, чтобы поймать и подхватить его было нетрудно, но как минимум пошевелиться для этого придётся. А потом ещё метров пять эту самую сумку Рейн придётся тащить на своих крылышках до берега - этим представлением Робин собирался вовсю наслаждаться, бодро плюхнувшись в воду, чтобы ему этот самый мешок не сунули обратно. А вот то, что на берегу некрос не дал им обсушиться и лично ему пришлось топать дальше в мокрой одежде и, что самое главное, в мокрых сапогах, парня ни капли не обрадовало. Ведь это самый верный способ заработать мозоли, причём кровавые, а что будет, если подозрительная вода попадёт в раны, Робину думать не хотелось ни капли. Но разве ж остановить психа, который вообще ничего не замечает и прёт вперёд аки носорог какой-нибудь?
-Хы, забавное деревцо - как и всегда, Робин начал молоть языком первым, в данном конкретном случае пытаясь внешней болтовнёй убрать неприятное чувство, поселившееся внутри - Ну что, расходимся и ищем всякие там топоры с мотыгами? Выкорчуем эту фиговину и можем возвращаться? Готов лично сделать это в перерывах между готовкой и сном.

+2

10

- Соль надо? – с ухмылкой парировала Рейн угрозу Робина сожрать дорогого и жирного питомца. Она ради такого удовольствия непременно бы демонстративно сложила ручки на груди, чтобы смотреть, как господин наёмник мочит в воде задницу, а потом мстительно пожирает симурами, давясь пушистой шерстью. Верь Грей в то, что парень исполнит свою угрозу, точно бы упёрлась рогами в ворота и ждала обещанного представления. Из-за неверия и понимая, что харчи им с Оливером точно нужны, крылатая забрала провиант и перетащила его на берег, напрягая крылья. Тянуть было не так уж далеко и не так много. – Надеюсь, свою жопу перетащишь сам.
Сама любезность.
Рейн с самодовольным выражением рожи вручила Робину по посадке на берег его вещички и с таким же удовольствием наблюдала, как парень шагает в мокрых портках следом за не менее сухим Оливером. Она, вполне себе сухая, не считая обуви, которая всё же успела немного промокнуть за временные передышки на корнях, гордо вышагивала вперёд. Пока не заметила очередную странность. То есть как. Сам Зенвул давно считался мёртвым городом, в котором даже нечисть не водится, да и нежить тоже. По рассказам, которые стали не то выдумкой, не то былью, не то правдой и сильно приукрашенной, в годы войны некроманты своей тёмной магией отравили это место. Получив перевес в войне, как полагали, за счёт жителей города, обращённых в зомби. Что-то в этой истории не вязалось. Ни души, ни намёка на мертвецов или жизнь до.
С одной стороны – радовало отсутствие ходячих тварей, с которыми пришлось бы бороться за свою жизнь. А с другой – замок, встреченный ими ранее, тоже на первый взгляд казался безжизненным и пустым, но успел встретить их озомбевшими хозяевами. Правда, и тех оказалось слишком мало на целый городок.
У Рейн был дар к магии. Сильной и разрушительной, если продолжать развивать его. Она чувствовала присутствие чего-то с того времени, как они втроём переступили порог города и вошли в его осунувшиеся деревянные стены. Дерево прогнило и заплесневело, но ни намёка на термитов или других древесных вредителей, которые привыкли пировать и досаждать владельцам подобного рода крепостей. Это место выглядело мёртвым и покинутым, но по ощущениям – жило и здравствовало и встречало гостей, провожая их невидимыми взглядами.
От Рейн не укрылся жест Оливера – она рефлекторно сама потянулась к мечу и напряглась, как натянутая струна, натягивая на себя магическую энергию, чтобы в любой момент выбросить её вне. Ей казалось, что так она сможет защитить себя от чего-то, но чувствовала, как оно, не пробиваясь через ману, звучит где-то внутри.
- Дерево? – алифер изумлённо смотрела на источник ощущения.
Не нужно быть мэтром в магических искусствах, чтобы понимать, что где-то в этой коре и в этих листьях скрывается ужасающей силы тёмная магия. Даже Оливер, который является некромантом, не рисковал подойти ближе и прикоснуться к творению своих собратьев. Это же они сделали? В войну? И всё это время это грёбанное дерево росло и цвело?
- Как такое возможно..? – последний вопрос из сотни других, вертевшийся в её голове, сорвался с губ.
Алифер не знала, что за существо, вещь или чем бы оно ни было, раскинулось перед ними, опасно показывая лики поглощённых душ, немо говоря – я опаснее всего, что ты знаешь.
- Если я чем-то его и трону, то только огнём.
Стремление Робина помахать мотыгой Грей не оценила. Сама она предпочла бы держаться от такого странного дерева как можно дальше. Что если это оно пожрало тут всё?

+2

11

- Потому-то я и предлагал вам небольшой экскурс в суть вопроса, – флегматично заметил Оливер, глазами не покидая этого явления природы. Продолжая метафору: хорош плевочек, ничего не скажешь. После взрыва Вита любые другие источники не были столь же сильными или влиятельными в масштабе мира. Разве только парящие острова, на которых нынче громоздился Алир, да и Кристалл, но их влияние неслось по розе ветров. Но у этого озера перевёртыши очнулись и неплохо жили очень долгое время. Вопрос в том, что он до сих пор не знал, что произошло. К нему на чай не заглядывал ни один из очевидцев.
- Предложи ты, Робин, выкорчевать любой другой костодрев, который специально сажают на пересечении многих Путей, я бы тебя первым сдал ближайшему крестьянскому селению, сказав, что ты им решил плодородную землю угробить. Под тенью Кристалла в Альянсе до сих пор хоть что-то растёт и рождается лишь потому, что талантливые маги и жрецы жертвовали свои жизни, наполняя силой такие вот деревья. Однако, в нашем случае малыш рождён уродом и я б его выкорчевал с не меньшим удовольствием. Но это отнюдь не так просто.
Оливер поджал губы, близоруко щурясь на очертания, похожие на очертания тел в стволе, а потом сделал шаг вперёд. Его от стоп до макушки пробирало этим, воем, стоном, болью. Нежизнь в древесное ублюдище была вдохнута недавно, но сила была здесь уже очень давно.
- Дерево невысокое… На плодородной почве и под присмотром друида такое вымахивает за считанные годы. Но корни… Вы видели эти корни.
Хлюпающая в обуви (и изрядно уже натёртая) нога встала на изгибающееся белое чудище, приближаясь к стволу. Сверху стало яснее видно, что дерево сидит на развороченном, или скорее просевшем остове дома. Он был накрыт корнями так плотно, что ни дыры в кровле было не разобрать. Некромант воздел свой чёрный клинок и, вновь точно в масло, вогнал его прямо в корень себе под ноги.
Вой стал слышен и оглушающе реален, а навстречу шипящему и дымящемуся у самой рукояти Нэйглингу брызнула лимфа, но не привычная мутно-серая, непонятная, а живая, иззелена, иссиня чёрная, переливающаяся, наполненная магией и силой скормленных ей душ настолько, что умудрялась среди бела дня блестеть и переливаться огоньками. И корни сами заходили, как живые, как будто перебирающая ногами раненная олениха, чувствуя близость второй стрелы. Или волчиха? Это же Роза немёртвых как она есть, хищная дрянь, жрущая сотни и тысячи. Ей так хорошо удобрили землю в последнюю неназванную войну… Ради этого?
Оливер отпустил руки с рукояти меча и поспешил спрыгнуть, пока его не зашибло дрыгающимися ветвями или корнями. Будь у дерева лик, он бы сказал, что оно в ярости. Как! Кто смеет пускать его полные соки!
Тяжело дыша, некромант отбежал на край бывшей площади, или чем это было, и указал рукой – смотрите, мол, а не открылся ль наш ларчик? Он открылся. В скате раздавленной под деревом крыши зиял хороший такой зёв, и из него выло куда сильнее, чем от корней.
- Дерево – это только то, что снаружи, готов руку на отсечение дать, если такие клятвы вас убедят.
Он попробовал призвать в руку оставленный в дереве меч. Вернулась лишь рукоять с дымящимся огрызком и какой-то неясной мутной тенью вместо некогда вполне материального клинка.
- Факелы не помогут. Давайте заглянем внутрь мельком и живо валим отсюда. Здесь нужна целая армия инквизиторов с хорошим алхимическим огнём.

+2

12

-Огнём так огнём. Огниво и трут ты вполне удачно не намочила, так что осталось только найти растопку, чтобы сжечь это извращение природной магии ко всем чертям. - слова некроманта о том, что это за явление и что с ним сделали бы за предложение искоренить адекватный образчик Робин проигнорировал, не став на них отвечать, благо некрос и сам себе вполне прекрасно ответил. А вот принять к сведению - принял. А вот дальнейшее представление парня откровенно вдохновило, особенно тот вой-вопль, который до этого терзал его изнутри, а теперь, став слышимым, ещё и снаружи. И вдохновило в первую очередь на то, чтобы буквально за шкирку оттащить крылатую подальше от разволновавшегося дерева. А заодно с грустью посмотреть на оплавленный по самую рукоять меч Оливера и убедиться, что ему своим мечом лучше не касаться этой отрыжки противоестественного союза Алиллель и Фойра, извращённого ещё больше Безымянным. В конце концов, за эти несколько дней он успел убедиться, что у некроманта оружие явно не из простых и будет получше, чем его, и уж если даже оно оплавилось от одного удара - ему надеяться и вовсе остаётся только лишь на воздушные лезвия. В любом случае, стоило только дереву чуть поутихнуть, как нездоровый энтузиазм странствующего вместе с ними самоубийцы заставил наёмника резко нахмуриться.
-Ты кое-что забываешь, Оливер - лишь на этом моменте меч парня покинул ножны за его спиной, вот только направлен он был не на опасное дерево или возможную опасность из ниоткуда, а конкретно на самого некроманта - я здесь не для того, чтобы помогать тебе в твоих поисках, а чтобы спасти шкуру вот этой самоубийце. И лезть в задницу к этому дереву я не намерен и пускать туда Рейн не собираюсь. Говоришь, нужна армия инквизиторов и алхимический огонь? Хорошо, так тому и быть. Возвращаемся, собираем армию, оснащаем нужным огнём и пусть разбираются тут они, профессионалы, а не два мага-недоучки и один болтливый наёмник. И не забывай - если бы не я, вы оба сдохли бы от голода и сюда не добрались. Хочешь лезть туда? Лезь один, а мы тут тебя подождём и даже встретим очередной порцией горячей похлёбки. А тебе, крылатая, я напомню, во-первых, твои же слова, что ты этой мерзости касаться не хочешь ни капли, во-вторых - что ты ни капли не обязана класть здесь свою голову ни за что, в-третьих - не знаю, кто меня нанял, но есть разумные существа, что крайне обеспокоены за тебя, ну и в-четвёртых - мои слова о том, что если понадобится, то я силой заставлю тебя выжить. Как-то так, господа маги.

+2

13

Потыкать стрёмное дерево мечами и вилами – такого Рейн ожидала от себя, ну в крайнем случае от Робина, но никак не от Оливера. Это же он тут на каждом шагу говорил, что не стоит трогать корни, воду и всё-всё-всё, потому что ну мало ли что. Лекцию, которую тёмный маг собирался добровольно прочитать и поднять уровень эрудиции своих спутников, они дружненько просрали, а теперь сталкивались с практикой, ни буя не понимая в происходящем. Шоу явно что-то знал, о чём сказать не торопился.
Грей поморщилась – её нисколько крики гнилого дерева не удовлетворяли. Она предпочла бы ласкать свой нежный слух чем-то более приятным, с нотками наслаждения, но явно не этим. Дерево, которое априори должны слышать лишь эльфы и друиды, голосило так, что его слышали непосвящённые. Если бы Робин имел какое-то отношение к магии, что Рейн могла бы предположить, что такое наказание доступно всем, кто имеет какое-либо отношение к тёмной магии. Магия Хаоса – одна из разновидностей тёмной магии, именно её активно практиковала алифер.
- Что-то мне подсказывает, что за удар магией Хаоса, оно мне ещё спасибо скажет и попросит добавки
Многие виды нежити отличались своей устойчивостью к тёмной магии, но все они прекрасно горели в пламени, если то было стихией, а не порождением Бездны. Даже пламя бывает разным, а от стихии воздуха здесь толку будет мало, если вообще какой-либо будет. Пробовать корни на свой меч Рейн не рискнула. Достаточно того, что они уже лишились одного оружия. Что-то подсказывало крылатой, что призвать себе новую игрушку Оливер не в состоянии.
Действия Робина порядком удивили бастарда. Грей с неверием смотрела на то, как парень направляет свой меч на некроманта, угрожая ему, словно это он – источник всех бед. В принципе, если так подумать… то львиная доля приключений произошла благодаря Шоу, который, как магнит, притягивал к ним неприятности и всё тёмное, что было в Рейлане. Рейн вообще не помнила, чтобы у людей дела с нежитью обстояли настолько плохо, а теперь это страждущее дерево.
- Опусти свой меч, - Оливер не нанимал её в личные телохранители, но Рейн оголила меч, чтобы направить его на наёмника, который по его словам должен был следить за её жизнью. – Мы же не хотим пролить свою кровь и полить деревце, так ведь?

+1

14

У Оливера всё было схвачено. Ну, практически почти всё и совсем. Например, шум от дерева и болтуна-Робина, от которых болела голова, он не контролировал. А стоило бы. Этакая тревожная вопилка могла собрать на себя немало… Да он сам, как бог, не знал, чего.
“Чего” уже клацало истёртыми лапами с вываленными когтями по каменистым просторам, мча на зов раненого Сердца этой тьмы. Не только гигантские разложившиеся волки, коим костодрев заменял целые куски плоти. Нет. И более свежие жертвы были при них. Человеческие фигуры, общим числом до пяти, были медленнее пары волков, но в руках одного гремел арбалет, а у двоих других в качестве угощения незваным гостям на опущенных безвольно руках искрилась магия.
Оливер почувствовал, потому что услышать через загробный вой было решительно ничего невозможно, присутствие нежити буквально за мгновения перед тем, как на них выскочило первое существо.
- Договорились… Быстрее, выберите какое-то место, чтобы из ловить, я смогу поставить щит, если разберётесь с ближниками!
Нет ничего паршивее для мага, чем покалеченные волчьей пастью руки в середине заклинания.
Разверзнувшаяся в корнях дерева дыра, в свете последних событий, прямо таки напрашивалась стать ловушкой, куда можно было скинуть полуразумные мёртвые тела, но приближаться к истекающему чёрной лимфой дереву Оливер не решался, с тревогой глядя на теперь почти полностью прозрачный Нэйглинг, который раньше был абсолютно материален и точно пригоден для боя. Что это такое вообще? Это… это переход в мир теней? Фантазия просто отказывалась работать, и оставалось лишь только надеяться, что главную свою функцию – резать узы – клинок не утратит хоть в этот день. Его носителю нужно было хоть какое-то оружие в руках, помимо двух телохранителей. Ну, знаете, просто чтобы не паниковать.

+1

15

Вот уж чего-чего, а того, что его представление, практически предательство их маленького отряда, воспримут настолько спокойно, Робин не ожидал вообще никак. Он больше ждал, что с ним начнут спорить, убеждать его в необходимости сложить головы здесь и сейчас особо извращённым способом, а то и подраться придётся, защищая свою ни капли не героическую точку зрения... Но чтобы вот так, главный псих и самый любознательный сам же сходу согласился с ним? Это действительно сбивало с толку. Впрочем, вскоре раздавшийся загробный вой волков быстро всё решил - тупым Робин не был никоим образом, и потому сообразить, что дерево каким-то магическим образом вызвало подмогу, было легко. Дерево-то живое, судя по его дёрганьям.
Говорить что-либо было бессмысленно, оставалось только радоваться, что меч он уже успел достать. В бою, знаете-ли, любая секундная заминка может стоить жизни, а уж увидев, что на них прут всего-то парочка особо извращённых волков и пятёрка ходячих мертвецов, парень и вовсе спокойно выдохнул, недоумевая, чего это некромант так забеспокоился. Или это лишь первая волна их противников? В таком раскладе экономить смысла не имело и наёмник, бросив по взгляду на своих спутников, смело шагнул вперёд, буквально грудью заслоняя магов. И тут же сделал то, что внешне может показаться очень глупым - провёл два удара в воздух, просто в воздух, как будто тренировался, сражаясь с тенью, фантомными противниками, воспоминаниями, как угодно. В общем, выглядело это абсолютно нелепо для любого, кто не знал о свойствах его меча - именно такие, пустышные, бесполезные удары были наиболее эффективны, ибо именно они позволяли вызывать воздушные лезвия, прозрачные, практически неощутимые и смертоносно острые. По одному на каждого из выскочивших на них волков, причём решив перестраховаться, парень был готов в любой момент сменить их направление и в любом случае прибить заражённых животных. А с мертвяками можно будет и потом разобраться. В любом случае, Робин был уверен в своих силах и в том, что эта семёрка ему совсем не противники.

Выпущено 2 лезвия с готовностью поменять направление, 38 лезвий осталось.

+2

16

Рейн удивилась, когда сам Оливер отказался от своей затеи изучать дерево дальше. Причина показалась рядом в лице нежити, с которой снова, как повелось уже давно, придётся сражаться за жизнь. Алифер вздохнула, отводя меч от наёмника – в том необходимости больше не было. Свои разборки они отложат на потом, в нынешнее время – придётся заняться мертвецами, пока они втроём не присоединились к их числу.
- Создавай, - бросила крылатая Оливеру, не глядя на него.
Повернувшись лицом к противникам, она опешила, когда Робин встал перед ней и Шоу.
- А ты какого в первый ряд полез?! – не ну. Это же она тут самоубийца-энтузиас! Чего он у неё хлеб отбирает?
Рейн не планировала тратить свой магический запас сразу же. Тем более что она успела потрепать его ещё в прошлую встречу с немёртвыми. Несмотря на то, что прошло много времени, а они уже успели и поспать, и пожрать, а её рана не тревожила так, как прежде, опасалась, что магические силы могут ей ещё понадобиться в будущем. Это дерево, которое каким-то образом могло мыслить и отдавать приказы, не вызывало у крылатой доверия. Как знать, что оно выкинет в следующую секунду, чтобы пополнить свои ряды мёртвых и покорных прислужников.
Движения Робина не внушили Рейн уверенности в том, что собачки падут смертью храбрых к его ногам. Она по высказыванию Оливера, да и собственным ощущениям, чувствовала, что что-то неладное с этим мечом, которым так ловко размахивал наёмник, но поняла, в чём суть, когда первую налетевшую собаку распополамило невидимое лезвие. Алифер округлившимися от удивления глазами смотрела на мясное месиво на земле и за этим упустила момент, когда вторая тварь, серьёзно раненная Робином, всё же смогла прорваться вперёд. Насколько повезло Оливеру в этом вопросе, Рейн усмотреть уже не успела, но удар приняла на себя. Говорил ей папа, что зевать на поле сражения – вредно для здоровья, и был чертовски в том прав. Взмахнув мечом для атаки, Грей не успела даже слабо задеть тварь, зато она её – от души, вцепившись в живую плоть, чтобы драть и драть, пока в их рядах мёртвых не пополнится. Мысль, что стоило бы использовать заклинание и в первую очередь поднять магический щит на тот случай, если сам Оливер не успеет, пришла слишком поздно.
В этот раз, в отличие от прошлого, когда Рейн решила дать существу покопаться щупальцем в её внутренностях, у Оливера было куда больше возможности спасти свою спутницу и вытащить её на относительно безопасную территорию. При нынешнем раскладе ему нужно было что-то сделать, чтобы защитить их от нападения других тварей, а пятёрка немёртвых уже шла за ними, сокращая расстояние до цели. И если бы только одни они были единственной проблемой троицы, которую на их голову свалило дерево…

Я даже не знаю, как это сказать, но..

Я, мать его, грёбанный неудачник!
1, сука, ЕДЕНИЦА. Второй раз в истории форума и опять моя!
1 (+10) - неудача, тяжёлые травмы.
ОЛИВЕ-ЕР, воскреси мою задницу, пожалуйста хДД

+2

17

Не посмотрели. Оливер только и успел ткнуть своим вроде мы растаявшим из-за встречи с чёрной желеобразной живицей клинком в прилетевшую откуда-то прямо сверху со вздыбающихся корней волчину. Волчина успела вгрызться в горло Рейн, так, что оставалось лишь уповать на солёный ворот одёжек, а Оливер, не рассчитав свой секущий удар призрачным и почти невесомым клинком, чуть не растянулся на шпагат на луже чёрной же гущи, хлещущей из волчары и хлещущей из раны в корне. Он не мог видеть подходящего буквально впритык к из зоне видимости с востока, в отличие от взобравшегося и возведшего ржавый но, наверное (как?!) ещё функционирующий арбалет на корень у ствола, зомби. В то же время из земли, не попадая ни по одному, но опасно близко, выстрелили каменные шипы. Оливер не мог видеть троих зомби, но он и был пока занят, быстро плетя купол, надиктованный ему истинным хозяином его торчащего в поверженном волке и дымящемся каким-то спектральным чёрным сиянием меча. Щит, рушивший любые чары, мог бы спасти раненную Рейн от влияния чудовищного дерева. Подняв щит вокруг себя, крылатой, и зацепляя чёрной прозрачной завесой Робина, от которого даже оглушающие и подавляющие мысли вопли как будто притихли, он повернулся к Рейн.
- Рану покажи! – каркнул некромант, колеблясь, чувствуя, как проседает его резерв, лениво почерпывая из артефакта взамен. – Рейн, я не могу воскрешать тебя опять, тем более здесь!.. Робин – не бей зарядами через щит, он поглощает любую магию… Держи кровь, сейчас…
Ему не хватало рук, ему не хватало глаз, проклятье, да Безымянному смертных мозгов-то не хватало, чтобы решать вопросы привычным ему многопотоковым методом! Он метался, чувствуя боль в потянутой на неловком пируэте лодыжке, не видя ни приближающихся зомби, ни то, как сияет из-за купола как-то совершенно иначе, как сплетение тысячи рук и изогнутых в вечной агонии тел текущая из заражённых существ и корней лимфа. Как мистическая нечисть из сказок, являющая себя лишь сквозь отражение зеркала, неживое и немёртвое проклятье Розы распахивало свою пасть на спину некроманта и на свою такую близкую добычу.

броски и просто чтобы вы понимали видимость и представляли диспозицию на конец кона

атака по волку - 58 (+5) - Оливер добил волчару
Зомби-маг - 19 - зомби из-за угла не попал заклинанием
Зомби-арбалетчик - 56 - арбалетчик выстрелил в Робина, но у него сорвалась ржавая пружина, и он с мечником пойдёт в атаку в лоб
Заклинание Антимагический купол - 100 маны - 69 (+15) - щит от магии поднят
http://i.imgur.com/mqVLfQh.png

+1

18

-Тьфу. Мусор. А я уж было напрягся - довольно ухмыльнувшись, парень бросил взгляд за спину, чтобы полюбоваться отвисшими ртами своих спутников - о том, что его меч непростой, они знали уже давно, а вот что конкретно он может им вытворять, видели впервые. Однако вместо этого челюсть отвисла у него самого. Причём настолько, что ни одного цензурного слова в голове у него не было. Эта больная на голову самка собаки настолько впала в весеннее состояние, что подпустила раненую им химеру слишком близко, а затем и вовсе решила облобызать его - именно такое описание вкратце было самым цензурным аналогом, которое можно было подобрать его мыслям в голове, когда он увидел происходящее за его спиной. Завитавшись в облаках и засмотревшись непонятно на что, Рейн застыла соляным столпом и с радостью отдала своё горло в пасть капитально израненной собаке - такое поведение просто убивало его морально не хуже, чем саму Рейн физически.
-Какого хера?! - справившись со своим охреневанием высшей стадии, Робин как раз удачно оказался в пределах поднятого-таки щита Оливера, а потому можно было чутка передохнуть и прочистить мутные мозги, на всякий случай, обоим спутникам - вам что, делать нечего, кроме как в заднице копаться посреди боя?!
Впрочем, Оливер всё-таки не стал делать вышеозвученное, начав попытки спасти их спутницу, а потому сам наёмник тут же заткнулся - бормотание под руку во время сложных дел, требующих нехилой концентрации, всегда приводит к неприятным последствиям, а в данном случае это явно не тот результат, который ему нужен. Впрочем, даже так было ровно две вещи, которые его интересовали даже в такой ситуации - Рейн недееспособна, Оливер занят, а потому их единственной защитой сейчас оставался именно он.
-Некрос, буквально на секунду - магией понятно, а выйти наружу и покромсать врагов я могу? С учётом надетых на мне магических шмоток? И ещё, я могу ускориться раз эдак в пятьдесят на несколько секунд, но даже за это время успею утащить вас обоих если не на километр, то на половину - точно. Как понадобится - кричи и я вас вытащу.

+1

19

Сегодня явно не её день. Они с Оливером неудачно махнулись Фортуной. Второй раз её тело и сознание прошибает сильная головокружительная боль. Рейн не успела понять, что именно произошло, как дыхание прервалось на вдохе, а она оказалась на земле под тяжестью собачьего тела. У неё не было сил самостоятельно спихнуть с себя пса, а, чувствуя боль вместе с удушением, она успела, выронив оружие, только упереться руками в грудь нападающего в попытке оттолкнуть от себя. Оливер вовремя успел добить раненную тварь и избавить от неё крылатую. Но «вовремя» - понятие относительное.
Как только клыки пса вышли из плоти, не успев прихватить с собой кусок мяса, Грей рефлекторно зажала его ладонью, чувствуя, как под ладонью пульсирует кровь. Горячая жидкость потекла за ворот и лишила её возможности сделать безболезненный здоровый вдох. Мучительная смерть для того, кто упустил возможность вовремя атаковать нежить и оказаться под спасительным куполом.
До дерева, нежити и «могу» «не могу» Оливера Рейн не было уже никакого дела от слова совсем. На внезапно неболтливого Робина – тоже. Её больше заботила невозможность вдохнуть без риска захлебнуться собственной кровью, которая неизменно выплёскивалась из свежей раны, как бы алифер ни старалась её всеми силами зажать. Бегать с выпадающими внутренностями было значительно веселее и проще, чем отплёвываться от крови и судорожно вздрагивая не то от осознания, выдавившего из глаз слёзы, не то нехватки воздуха или попавшей в трахею собственной крови. Боль шла не от разорванного горла, а то, что своим путём создавала и задевала льющаяся кровь.
У Рейн не получалось даже непроизвольно выбросить магию, чтобы как-то облегчить свои страдания. Всё, на что её хватило – это одной рукой продолжать зажимать рану на горле, пытаясь остановить кровотечение и продлить свои мучения, а второй рукой зачем-то вцепиться в ладонь некроманта – не то прося его добить её, чтобы не мучилась, не то делать то, что он должен, даже если у этого воскрешения будут серьёзные последствия, о которых он успеет пожалеть. У Грей не было выбора, как такового. Или позволить Оливеру пустить в ход тёмную магию или подохнуть бесславно в краях, где её никто уже не найдёт. Что-то ей подсказывало, что никто не потянет тело с собой в Алир. Она бы не потащила.

Оливер просил не умирать

Но как же без драмы!
http://se.uploads.ru/xo0B4.png

+1

20

Самыми счастливыми и спокойно впадающими в забвение в дымчатых течениях на той стороне, чтобы выйти чистой искрой когда-нибудь вновь, наполняя мир энергией созидания, обращаемой в магию, в детей, в стихийные бедствия - были умершие старыми в своей постели. Всякая насильственная же смерть, незавершённый душой путь, неисполненная клятва - дарила миру живых нежить: тела, дрыгающиеся по привычке, и призраков, бродящих без своих смертных чувств и материальности по местам, связанные чем-то, пока полностью не потеряют человечность. Что же до того, как умирала Рейн… Из неё оба раза с бульканьем и натугой бежала жизнь. Оливеру хватило пары мгновений, чтобы понять, что так кровь может хлестать только из артерии, а это – считанные минуты до неизбежного.
- Не сейчас, не успеем! – едва услышав, бросил Робину Оливер, уже чертя материальной рукоятью в одной руке круг, второй аккуратно складывая девушку в лежачую позу. – Просто выйди и задержи их!
Ещё убьёт не магия собственного сорвавшегося от болевого шока заклинания, и это ещё хуже: даже всунутая в тело, она будет живой с открытой раной, пока плоть не омертвеет, после - варианты. Значит, следовало остановить кровь.
Как там тебя учили управлять стихией, самое время вспомнить что-то из раздела восстановления…”
- Рейн, смотри на меня и слушай, что я говорю, – рисуя круги с треугольными выемками под части её жизни: капли крови, ножны клинка, сумка с визжащим от страха куском меха в виде её питомца. – Сосредоточься, это важно.
Пытаться подготовить одно заклинание и при этом вспомнить и сплести другое на другой руке – сложно. Ага, круг был закончен. Кровь. Остановить кровь. Оливер бросил меч и стал плести заклинание симметрично.
- На счёт три – отними руку от шеи. Раз… Два…
Рычание зомби и вой от корней мешали, но меньше, чем собственное беспокойство. Проклятье, руки Оливера снова било дрожью. Правило воскрешений было простым: с каждым следующим разом оно бьёт по воскрешаемому сильнее. Поэтому в этот раз он использовал круг.
- Три. Отпускай!
Шею Рейн оплела ошейником каменная корочка, прекращая кровотечение, которое – серьёзный сигнал – уже и само пошло на убыль. Кровь мешалась с грязью и лимфой, размывая круг.
Некромант перестал отвлекаться, абстрагировался и начал читать про себя заклинание воскрешения. Позади него купол оплели, но не пробили корни – заклинание одного из зомби. “Один удар…”
Маги отчего-то были сосредоточены на них с крылатой, заходя с востока, в то время как вся остальная братия немёртвых искала мести за своих собачек у Робина. Не так успешно.
Тяжело уловить и описать момент, когда душа выходит из тела: обычно смерть происходит постепенно, и лучший момент – поймать её в процессе. Ни до, ни после. Оливер не просто так тянул и готовился, прося внимание девушки на себе и следя за тем, как оно ей удаётся, а теперь забыл про поддержание купола. Нужно было наверняка. Вот глаза не вернулись из-под тяжёлых век. Он положил обе ладони на грудь Рейн, прокопал одежду до рубашки, и причувствовался. Сердце билось слабо и уже пропускало удары, паузы становились больше и больше.
Сейчас”.
- Восстань, – вслух закончил заклинание, крепко увязывая созданным заклинанием Рейн с её сжавшимся в луже грязи, на кругах ритуала телом.
В момент тяжёлой паузы, пока он ещё не решался посмотреть ни как дела у Робина, ни что там с очередной магической атакой, в купол ударило заклинание. Волна холодных колючих брызг сначала прошлась по нему, а потом начала разъедать, затормозившись, чёрную грань. У него снова застучало в висках от шума, прибавляя к потраченным силам такой дискомфорт. Заклинание буквально просило подпитки, но Оливер прикинул шансы. Драться? Сейчас?
Без вариантов.
Купол рухнул, не до конца впитав атакующие заклинания: по дуге от него остались куски грязи со льдом и плетей, не белых, но серых. Некромант крикнул:
- Робин! Как освободишься – валим отсюда!

ну просто кубики

Заклинание Жгут (60 маны) - 71 (+15) - кровотечение остановлено как следует, заклинание держится надёжно
Заклинание Воскрешение (110 маны) - 40 (+15) - Рейн в небоеспособном и невменяемом состоянии, возможны другие проблемы в будущем, учитывая обстоятельства и антисанитарию

Зомби-арбалетчик - 26 - не успел нанести Робину ни царапины
Зомби с мечом - 53 - атаковал, но очень неловко и открылся для удара

Заклинание зомби-мага 1 - 66 - заклинание повредило щит
Заклинание зомби-мага 2 - 77 - заклинание пробило щит

Отредактировано Оливер (2017-06-27 14:07:52)

+2

21

Отлично. Просто прекрасно. По-крайней мере, насколько это возможно в данной ситуации. Купол выпустил наёмника наружу, оба его чрезвычайно важных артефакта остались при нём, полные сил, и впереди была лишь разрозненная кучка немёртвых, которые угрожали его подопечным - сам-то он мог даже без царапин свалить в любую секунду. Впрочем, именно в этой разрозненности и немёртвости и были главные проблемы - будь это живые противники, нож в плече гарантированно бы их отвлёк, а дальше добежать и порубать. Стой они тесной гурьбой - тоже не страшно, добежать и порубать. А вот так, сначала до одного, потом до другого, затем весь этот путь обратно и до третьего... И всё это под не прекращающиеся попытки укокошить, причём в первую очередь магов, а потом уже его. Хотя, наверное, в первую очередь ранившего дерево Оливера, а затем остальных, но это уже не суть важно. Вообще почти всё уже не суть важно - под куполом он практически ничем не мог помочь сейчас, а вот снаружи... Снаружи мертвяков ждала взбесившаяся мясорубка.
К моменту, когда Робин выбрался из-под купола, бывший арбалетчик и мечник уже приблизились достаточно вплотную, чтобы за ними даже не пришлось бегать. С арбалетчиком, вырвавшимся вперёд, видимо, из-за недостатка снаряжения, а потому меньшего веса, разобраться удалось на удивление быстро - ровно один хороший, с оттяжкой, удар, и грязная, вонючая голова зомбяка взлетает в воздух, чтобы потом с совсем не эстетичным шмяканьем приземлиться в имевшуюся ровно в этом месте едва ли не единственную лужу - возможно, ту самую, что натекла с форсировавшего водные просторы Робина. А вот мечник умудрился даже замахнуться на него своим ржавым мечом. Правда, замахнулся он так, будто был горным троллем с дубинкой в руке, из-за плеча, от всей отсутствующей сейчас души в своём червивом теле. Естественно, не воспользоваться такой возможностью и не перерубить ко всем чертям мечника наискосок, чтобы на землю упала голова, плечо и рука отдельно, а всё остальное отдельно, было бы самым настоящим кощунством. А вот дальше Робин оказался на перепутье - в противниках оставалось два мага, каждый из которых стоял со своей стороны от дерева. И кого из них бить первым? Времени бросать монетку и смотреть, какая сторона выпадет, не было, а оба мага уже подготавливали очередные заклинания. Впрочем, долго думать парню и не пришлось - щит за его спиной как-то резко побледнел после очередной порции магических снарядов и как-то неловко расползся-распался, показывая внутренности - бледного хуже, чем призрак, Оливера и затихший трупик Рейн. А там уже прозвучала отмашка от некроманта, и Робин послушно "врубил" своё ускорение, успев только крикнуть напоследок "Рот закрой и держись крепче!". А затем время, повинуясь невероятной магии его доспеха, как и всегда, послушно замедлило свой ход. Конечно, парень прекрасно знал, что на самом деле это он сам ускорился, 50-кратное ускорение - это вам не шутки, и откат после применения в первую очередь магического артефакта это доказывал, но всё равно... Всё равно, каждый раз ощущения от происходящего вызывали в нём тот самый, детский, неописуемый восторг и ощущение божественного всемогущества. В таком состоянии он мог бы укокошить не только обоих мёртвых магов или целую армию людей, особенно с учётом возможностей его меча, но и порубать на аккуратные полешки это чёртово дерево, может даже с корнями. Но вместо этого парень, подскочив к своим подопечным, грубо, не церемонясь, закинул практически неподивжного некроманта себе на закорки, силой заставив его скрестить руки на своей шее (и, возможно, даже сломав эти руки, ну или, по-крайней мере, оставив на них неплохие синяки, это уж точно), подхватил раненую на руки под плечи и задницу, после чего припустил со всей возможной скоростью, как магической, так и просто скоростью бега тяжело гружённого, но хорошо тренированного разумного. Три секунды. Всего три секунды реального времени длился этот невероятный забег, по истечению которых запнувшийся, как и всегда, Робин рухнул кулем, лишь чудом успев вытянуть руки и спасти девушку от всяких переломов, и так и остался лежать на земле, судорожно хватая ртом воздух - настигнувший его откат был не слабее, чем раньше, и потому оценить расстояние, на которое им удалось сбежать, Робин не мог. Но вот то, что мёртвые маги не смогут по ним магичить - это можно было гарантировать

+1

22

Второй раз, вляпавшись в приключения, она умирает. На этот раз дела обстоят куда паршивее, чем раньше. Рейн не может этого осознавать из-за сильной потери крови, подступившего страха и растерянности, из которых её грубо выдёргивает каждый раз Оливер, заставляя сфокусировать внимание на нём и успокоиться. Она должна что-то сделать. Он что-то просил. Отнять руку? Но как же..? Алифер понимает, что так кровь вновь будет литься, не встречая преград, а это значит, что в скором времени она закроет глаза и уже не проснётся от большой потери крови. Рейн потребовалось огромное усилие воли, чтобы на «Три» разжать пальцы, которыми она крепко вцепилась в горло, словно сама собиралась сделать дополнительный вклад в действия зубов пса.
Шею неожиданно плотно сдавило каменное кольцо. Грей ощупала его скользкими от крови пальцами, будто до последнего боялась, что напор крови смоет любую преграду, а рукой всё время держать значительно надёжнее. Оставаться в сознании становилось всё сложнее. Она не замечала, что происходило вокруг, а перед глазами всё плыло не то от потери крови и связанного с ней головокружения, не то от слёз, застеливших их влажной пеленой. Бастард видела перед собой лишь размытые очертания некроманта, не имея ни малейшего представления о том, что происходит вокруг.
Ситуация сложилась паршивая. Даже если Оливеру каким-то чудом удастся вновь не позволить ей умереть и прикрепить душу к телу во второй раз, то удержать её после будет ещё сложнее. Магия земли не обладала целительными свойствами, а это значит, что каменный ошейник работает лишь как жгут, не более. С его уничтожением или снятием кровь вновь заструится из открытой раны, которую в  таких условиях зашить будет невозможно. Это не в животе у неё ковыряться. Всё это усугублялось близостью со странным мертвенным деревом, фактом того, что воскрешение было вторым по счёту и уже неизменно имело последствия, которые навряд ли ей понравятся в будущем. Собственная регенерация едва ли ей чем-то поможет – тело слабо. Оставалось уповать на артефакт, который ей заботливо подарил отец, зная скверную черту дочери влипать в приключения. Он должен был ускорить заживление раны и остановить кровь, но насколько силён артефакт и справится ли он с таким ранением – неизвестно. Даже если предположить, что все действия в купе или какое-то одно из – выгорит, то дела обстояли ещё хуже из-за большой потери крови, которую восполнить в нынешних условиях практически невозможно. Рациональнее было бы добить её и прикопать, чтобы не восстала в числе немёртвых и не пожрала своих же.
В этот момент, теряя сознание без всяких магических ухищрений, к которым она прибегала в прошлый раз, она радовалась, что уже не увидит и не услышит, что соратники собираются с ней делать. Бросать или спасать.
Рейн из-за своего беспамятства пропустила самое настоящее шоу с быстрым перемещением. Правда, она бы в любом случае не успела бы ничего сообразить за три секунды реального времени, но точно бы что-то сказала по этому поводу! Кстати, о разговорах… И как теперь грязно ругаться и материться, когда самый важный орган болтовни у неё передавлен и повреждён?!
Полутрупику Рейн повезло. Она после падения Робина далеко не укатилась и вполне себе осталась жива и цела. Ну как цела.. за исключением уже имеющихся ран. Благо, быстро перемещение и относительно мягкая посадка не повредили наложенный на шею каменный жгут. Правда, при нынешней ситуации Грей ничем не могла помочь спутникам, а даже наоборот – стала хорошим таким бесчувственным балластом, который приходить в себя не торопился.

Страшно? Тут дайсы.

На эффект от падения с Робином – 88 – всё кошерно, я не убился.
На действие артефакта – 82 – пациент скорее жив, чем мёртв. Рана затянется, оставив в напоминание уродливый шрам. Какое-то время Рейн будет радовать своим спутников тишиной и активной жестикуляцией.

+1

23

Оливера… тошнило.
Он свалился с Робина, подавляя в глотке булькающий стон, и, зацепившись руками за корневище – нормальное, кстати, не белое – давно вымытое из почвы близким озером – постарался привести себя в вертикальное положение. На берегу пахло туманом и свежестью. Солнца за марью и белым облачным саваном всё так же не видать.
Кто бы ни делал Робину его амуницию, он явно был извращенцем и владел целым замком с пыточными и лабораториями, а артефакты такие делал для психов, готовых попробовать пределы своего хрупкого тела.
Он ничего этого не высказал. У него не было сил. Оливер только перекатился, локтями уперевшись в мёртвый ствол дерева и стал глубоко дышать горлом. На десятом выдохе он нашёл в себе силы спросить:
- Рейн… как?
Он приподнял освободившееся от волны мутоты и слабости тело чуть выше, чтобы разглядеть лежащую рядом в каменном ошейнике крылатую, а затем вспомнил о забытых у костодрева вещах. Сумка с симурами, если её не подобрал Робин, его беспокоила мало, а вот собственный клинок… В передышку можно было разглядеть странный эффект соприкосновения с живицей (дохлицей, скорее) сердца Розы детальнее. Оливер сделал плавный жест кистью руки. Рукоять знакомо легла в ладонь, но начиная от гарды в форме пары кожистых крылий…
Баланс клинка был теперь серьёзно нарушен, яблоко полуторной рукояти хорошо тянуло вниз. Что лезвия, за исключением ассиметричного куска у гарды не существовало физически, не было никаких сомнений, но попытка коснуться живой плотью его оставшейся дымчатой тени вызвала в руке реальную физическую боль, а в человеческом нутре студента Шоу всё похолодело. Ему как будто наживую резали пальцы. Безымянный быстро отнял пальцы от клинка и вспомнил, как хорошо и эффективно, как прежде, он завершил начатое, да не законченное вовремя Робином: умертвил нежить. Значит, вложенные в стародавние времена во время выковки силы хозяина ещё обитали в укороченном мече. Это было хоть чем-то, но как ему объективно поможет полуматериальное оружие в путешествии теперь, Оливер, мягко говоря, представлял плохо. Попробовать порубить в капусту корень костодрева не материально, так энергетически? Юноша устало взглянул на Робина. Нет, точно не сегодня.
Он стянул с обледеневших за время чавканья в сырости ног сапоги, стащил влажную ткань, и попытался растереть стопы, чтобы мучительная судорога их отпустила. Организм немного оживал после бешеной пляски на костях, магического сеанса и побега, и просил еды. Много времени на привал у них не было, даже если зомби не могли пойти по их следу: корни уходили в воду там и здесь, а Оливеру теперь ещё больше казалось, что у них были какие-то глаза-не глаза, способные признать обидчиков. Обидчика.
- Нужно выбираться, как планировали: по этому берегу и на юг, в Волчий лес. С раненной всё будет сложнее, но у неё был какой-то лечащий амулет, а я тоже неплохо поживу на воде.
На самом деле, перспективы у них были не очень. Начиная путешествие, Оливер оперировал знаниями о зоне заражения, которые на деле оказались устаревшими. Если к югу от Зенвула всё так же плохо, как к востоку, то до более-менее живой земли им не добраться и за дней пять почти без привалов, а Рейн потеряла много крови, будет утомляться и есть, есть и есть, иначе её рана даже слегка не схватится. Лодка, срезавшая бы им день-полтора по воде, спасла бы положение, но мало. До самых Кхевалия и Анвалора в Лунных землях было очень мало поселений, а радушных по отношению к некромантам и тем более готовых поделиться припасами и кровлей – считай, ни одного.
Некромант не знал, как ленивый ход его мыслей предвосхитил случай, который иные, более суеверные и смертные существа чаще путают с судьбой.
Где-то вдали в тумане скользили тени, рассекая почти недвижимую гладь, что необычно для озера размером с внутреннее море, клиновидными волнами от пары высоконосых лодок. Туман глотал шелест живых голосов над водой и свет небольшого фонаря на крюке на корме ведущей лодки. Зенвул был не так покинут, как казалось, по крайней мере, за ним следили издали заинтересованные личности. Несколько дней назад, правда, заинтересованные личности заметили в давно покинутом и разорённом первым тестом нового Ключа замке дым, и после доклада пустились следом, отставая в пути не меньше, чем на день. Но у путешественников, этих странных ренегатов, которых Культ планомерно либо уничтожал, либо рекрутировал, не было лодок. А у Культа – были. С унынием гребущие сквозь непроглядную завесу люди в чёрном смотрели, как трепыхался зачарованный наставницей магов маячок, сдвигаясь влево, влево и влево, и приняли решение подплыть к берегу ближе.

+2

24

Если Оливера просто тошнило, то Робину было слегка хуже. Хотя с учётом изначально паршивого состояния Оливера и практически идеального - Робина, сейчас их состояние было наравне, но конкретно наёмник точно знал - буквально пара минут, и озноб вместе с болью отступят, оставляя лишь ощущение усталости по всему телу. Впрочем, ничего удивительного - активация артефакта, как-никак, высасывает его жизненные силы, да, вдобавок, его тело подвергается кратковременным, но зато усиленным в 50 раз от обычных, нагрузкам, и большая часть его тела с такими нагрузками банально не справляется. Хотя именно этот аспект, конечно, с каждый разом чувствуется всё слабее и слабее. В любом случае, было бы желание, а уж даже в таком состоянии подняться и проковылять, посмотреть, поживает там его подопечная или нет, было вполне возможно. Только желания не было, и парень, развалившись прямо на земле на спине и глядя вверх, даже не отозвался, давая отдых телу и успокаивая стучащее словно сумасшедшее сердце. И лишь через пять минут, когда и некромант вполне оправился от происходящего и принялся вонять на всю округу, стянув сапоги, Робин тоже, кряхтя, словно столетний старик, поднялся на ноги, выпрямился, осмотрелся и с тихим стоном уселся обратно на землю. Осмотр одновременно и порадовал, и огорчил, и болтливый парень тут же поделился этим с окружающими
-Ну что. Побег можно признать успешным - Рейн вроде бы жива, зомбей не видать, дерево до нас не домогается своими корнями, ты тоже можешь передохнуть слегка... А вот все наши вещи остались там. Впрочем, тащить за собой ещё и сумки я бы ну никак не потянул, и так помимо себя ещё двоих на себе тащил. Так что щас посидим, передохнём, посмотрим, будет ли за нами погоня, если нет - прогуляюсь обратно за нашими вещами к дереву, вряд ли зомбям интересна еда, вода или вещи для готовки.
Впрочем, как и всегда, как и любые другие планы, этот оказался совершенно нежизнеспособен. Даже в народе говорят - хочешь рассмешить богов? Расскажи им о своих планах. Так и здесь, Робин, конечно, не знал, что рассказывает именно богу, да и вряд ли на самом деле это имело какую-либо связь, но раздавшийся тихий скрип заставил его резко заткнуться. Любой звук в этом проклятом месте помимо тех, что производили они, значил только одно - неприятности, поэтому парень превратился в одно большое ухо, внимательно прислушиваясь к происходящему. И даже подполз тихонько к некроманту, жестами показав, что сейчас стоит вести себя потише
-Понятия не имею, кто это или что, но на реке что-то есть. И вряд ли это самое что-то дружелюбно к нам. Будем драться или тихонько берём Рейн и нычемся где-нибудь? - старательно понижая голос, парень зашептал это буквально на ухо Оливеру - я бы предложил спрятаться, но если это разумно и попрётся к дереву, то из-за наших вещей нас начнут искать. Командуй, некрос, ты же типа глава нашей группы

+2

25

- Ты бы не баловался с такими артефактами, – как бы между делом покачал головой Оливер, всё ещё держа собственный жуткий меч, который на подсознательном уровне нынешнего своего носителя пугал, – даже тела вампиров не предназначены для таких нагрузок и берут плату кровью.
Оливер подозревал, что, в отсутствие собирающих энергию артефактов, такие сложные вещи перекладывают откат на носителя, но спрашивать не стал. Не его дело, такое мелкое. Магия и её дар даёт очень и очень многое. Но берёт, и берёт, и берёт стократ. Чего стоили иные дома призрения, набитые адептами или просто одарёнными силами школами мистицизма или псионики, которые там оказывались под старость, от гениальности и нехристоматийности, или просто по ненаущению, заблудившись в своих собственных чарах. Непреложная истина, которую, увы, не понимали даже все заточившие своего родителя в кости материального мира боги: не иди против своей природы и предназначения. Некромантия, наряду с упомянутыми им школами высшей магии, шла против естественного порядка вещей более всех. Результаты были заметны там и здесь, незаметнее или ярче, как расползающаяся подобно выжженной дыре в карте мира болезнь.
На слова про "кого-то" Шоу сначала сказал:
- Река осталась в паре часов на север, – а потом до него дошло значение. Он близоруко прищурился и быстро начал натягивать влажные сапоги на размякшие ноги.
- Никаких драк, Робин. И никаких сумок ты уже забрать не успеешь. Уходим отсюда, быстро. Юг – направо. Шевели Рейн и пойдём.
Убраться незамеченными они не успевали, но голоса культистов и попытки вслепую задежать болтами и метательными ножами в спину не возымели успеха: берег из-за вымывания почвы под линией мёртвых корней был крутой, не пристать, а со своим магом воды, чтобы добежать ногами, у этих ребят, видно, не заладилось. Или они решили, что им не нужно торопиться преследовать их сейчас. Далеко ли без вещей и припасов уйдут незваные гости.

+1

26

Обсуждать свои вещи было явно не время и не место, но разве Робин был бы собой, если бы не поднял эту тему потом? Впрочем, это и в самом деле было потом, совсем потом. А сейчас, услышав команды своего временного начальства, наёмник, недолго думая, подхватил девушку на руки и, мобилизуя все ресурсы уставшего и недовольного происходящим организма, сцепив зубы и покрепче сжав булки, в прямом смысле этого слова поскакал в указанном направлении - корни под ногами не позволяли бежать абы как сломя голову, а природная и натренированная ловкость позволяла спотыкаться примерно эдак каждый десятый шаг, не чаще. Так что удалялся от места высадки особо злобных и агрессивных, судя по арбалетным выстрелам и попыткам ножами их задержать, Робин вполне успешно и достаточно быстро. Не сравнить, конечно, с недавней скоростью, но там работал артефакт, а не собственное любовно, а сквозь кровь и слёзы иначе как без любви к себе и не пройти, тренируемое тело. В любом случае, преследователи быстро отстали - скрывавший приближение их самих туман теперь работал на пользу беглецов, растворяя в себе их фигуры, благо и звуков те особо не издавали.
-Кажись сбежали. Идём дальше, и побыстрее - без еды, на одной воде, и с раненой девушкой на руках, мы протянем... Не знаю, пару дней, ну может три. Вряд ли больше. А если я ещё пару раз свою броню использую - и того быстрее, мне после неё всегда кушать хочется не хуже, чем Рейн после очередных подвигов. Да не смотри ты так на меня - Робин в буквальном смысле отмахнулся от некроманта, которого сам же и нашёл в этом тумане, резко вынырнув из него за его спиной готовый уклоняться от неприятного меча Оливера - о том, что тот всё ещё способен был резать даже в такой туманной форме, наёмник был вполне осведомлён, проверку некроманта на это парень заметил и в памяти отложил - я знаю, что делаю, честно. Во-первых, артефакт сделан мастером-драконом, и на использование такой фишки тратит не только и не столько мои жизненные силы, сколько магию, которую сам же, автоматически, и собирает. Во-вторых, опасно будет повторное применение в короткий срок или вообще без перерыва - я после такого подвига в буквальном смысле буду лежать пластом не в силах пошевелиться, было дело, проверял. В-третьих - большая часть повреждений организма на такой скорости - от перенапряжения мышц, этот момент я почти полностью отменил суровыми тренировками, так что, опять же, почти не страшно. Ну и в четвёртых - пользуюсь я им крайне редко. В процессе, конечно, ощущения и возможности шикарные, чуть ли не богом себя чувствуешь, но это всего на три секунды реального времени, а откат такой, что врагу не пожелаешь - как будто чешется буквально каждая кость и болит каждая мышца. Даже задница, ей-богу. Но это явно лучше, чем умереть в толпе противников, не находишь? Так что под вторым ускорением я тех бандюков, глядишь, и успел бы перебить. А теперь придётся голодной смертью помирать
Хоть болтал Робин, как и всегда, долго, вдохновенно и без остановки, понизить голос, чтобы было не так далеко слышно, он, естественно, догадался. И конечно же, разговаривал он на ходу, продолжая тащить девушку на руках - возможность вытворять и не такие вещи была ещё одной привилегией долгих лет суровых тренировок под началом настоящего дракона, даже сейчас, после того, как всё закончилось, парень вздрагивал, вспоминая некоторые особо страшные моменты.

+2

27

Робин имел свойство озвучивать уже подуманные или же умышленно отринутые мысли. Многословно. Продолжая прыгать по малопроходимой местности с ношей живого веса. Ему так легче, что ли, было? Удивительный человек, как дыхания-то ему на это хватает. Оливеру-то одному, после одной безуспешной попытки засунуть в ножны укороченный меч, прыгать с жутким полуторником наперевес было сложно, и по темпу, и по дыханию, и по ощущениям ног – он едва поспевал. Себя бы не порезать, что ветки… Впрочем, корни белого цвета он миновал с особым усердием, чувствуя пронзающую его тело всякий раз дрожь. Параноидальное ощущение преследования теперь было везде, проклятый туман с озера сидел по тенистому западному берегу, среди невыкорчеванного сухостоя с жухлыми листьями прямо в обтрёпанных ветрами кронах, куда плотнее, залезал в лёгкие, холодил и выпивал жар с кожи.
- Как с языка снял, – только устало и выдохнул на очередном трамплине некромант, подытоживая Робинову размашистую прозу. – А драконы… драконы несут больше искр творения, чем любые иные народы вместе… даже печально, что они, немногим лучше ульвов, скитальцы без собственной земли и с рассеянными по миру детьми, забытыми языком, обкоцанной культурой… Но всё лучше умирания в проклятых землях, полагаю.
Нэйглинг выковал дракон-полукровка во времена, когда крылатых и их родину за морем ещё не постигла та печальная участь, о которой он говорил сейчас. Сам Нэйган был из ныне позабытых водных кочевников, тех изгоев и миролюбцев, что оставили земли в ранние эпохи, бежав от войны, да так и пропали к моменту, как война пришла с новыми кораблями на море; но сошёл на берег, находя среди народа матери мало комфорта и повинуясь той самой искре огня.
Интересно, мог ли человек-Эль с Силвы родом и из гор Алавес по одеждам и стилю… всего судя рассказать Безымянному что-то из свежих мифов. Потому что пока что, находясь впервые за столетия так долго в теле, он наблюдал лишь забвение, извращение магии и прочую горькую катаклизменную деградацию.
Спустя полчаса и не больше, в конец устав каждые пять минут призывать которое по счёту второе дыхание, Оливер взмолился:
- Нет, всё, не могу… хватит. Привал, пожалуйста, мы зашли в глушь достаточно, чтобы оторваться
Голодная смерть как никогда ужасала в принципе запросто игнорировавшего нужды своего тела (пока сидел в лабораториях и за книжками) некроманта. Более того, было интересно потыкать палкой Рейн и выяснить, не собирается ли она визжать по поводу просранных… проклятье, да всего, осталась лишь Шоу худая сумка с бурдюком, неразгрызаемой горсткой сухарей и прочими вещами. Ну, котелком небольшим, ну, с ниткой и иглой. Не то чтобы вода выглядела сильно здоровее и в ней что-то подавало признаки жизни, чтобы рыбачить.

+2

28

-Ну не знаю, с ульвами я, конечно, не встречался особо, как у них с культурой, своей землёй и так далее, не в курсе, но про драконов ты так зря - конечно же, Робин не мог не встать на защиту своей приёмной семьи - может у драконов и нет своего полноценного государства, как у людей или некросов, но это не значит, что драконы - варвары какие-то. Да и будь они вот такими дикарями, как ты описываешь - они бы не смогли нести называемое тобой искрами творения, разве нет? Конкретно те драконы, что меня приютили... У них и своя земля, и свои дети, своя деревня, тщательно сберегаемые знания и наверняка сохраняемая культура. Так что всё с драконами хорошо. Не идеально, не прекрасно, но хорошо. Вот. Так что нечего тут на моих приёмных родителей гнать
Как бы там ни было, а привал Робин устроить согласился. Честно говоря, его вообще удивляло, как этот маг-хлюпик умудрялся так долго держаться с ним пусть и не наравне, но не больно-то отставая. Уже по одному только внешнему виду было однозначно понятно, что он совсем не увлекался физическими упражнениями, а вот поди ж ты - брал же где-то в себе силы, чтобы продолжать двигаться. Так что Робин аккуратно уложил Рейн на придирчиво выбранный кусочек земли вперемешку с корнями, присел рядом с ней и вытянул ноги, давая им отдых - тренировки тренировками, а усталость никто не отменял, особенно после ускорения. Да и таскать на руках девушку при всей романтичности этой фразы означает переносить на вытянутых руках килограмм эдак шестьдесят, семьдесят живого веса - никакие сумки с едой с таким по весу не сравнятся.
-Ну что, командир, переводи дух и будем думать, как нам выживать. Еды ни крошки, воды практически нет, даже неприкосновенный запас мяса в морде симурами - и тот потерян. Людей жрать я точно не стану, а на одной воде до обитаемых земель мы не дойдём. Так что я всё ещё предлагаю мне одному вернуться и тихонько вырезать наших преследователей - на лодке наверняка будет что пожрать, да и плавать - это явно не так тяжело, как ножками ходить. - пока Робин всё это проговаривал, н сидел и аккуратно так, легонько, тыкал пальцем под рёбра лежащей рядом девушке в слабой надежде, что та от такого бесцеремонного обращения таки очнётся - я просто особо не представляю других вариантов, как выжить - как и в том замке, фигу с два мы найдём припасов в этой проклятой земле

+1

29

Верующие говорят, что перед смертью алифер видит, как с небес спускается Ньёрай, чтобы сопроводить в потусторонний мир своё дитя. А перед тем, как протянуть ему руку навстречу, крылатый переживает всю свою жизнь от рождения и до момента гибели, и в том находит свою благодать, дабы смиренно принять уготованную ему судьбу.
Дерьмо собачье это всё.
Всё, что вошло в список запоминающегося, - страх, боль, немая просьба прекратить кровопотерю и лицо Оливера, который над ней шаманил. Ни больше, ни меньше. Дальше была всепоглощающая темнота, которая оставалась её верной спутницей продолжительное время, пока тело, осваиваясь с большой кровопотерей и насильственным удержанием души в полудохлом теле, не подчинялось воле хозяйки. Впрочем, у неё и воли не было. Одна голая пустота и темнота, а потом… потом темноту прорезал удушающий запах гари. Дым заполнил пространство вокруг, а Рейн стала свидетельницей чего-то, что сама не понимала. Огромное дерево прямо перед ней пылало в лунной ночи, в истерики билась женщина, будто живьём сжигаемая на столбе, но ни лиц, ни чётких деталей – лишь обрывки чего-то, за что невозможно ухватиться. Всё то исчезало, то появлялось вновь из темноты и в огне.
В этом странном сплетении реального и нереального она едва отыскала себя. Всё тело Грей обернулось для неё камнем, повелевать которому она не могла ни голосом, ни мыслью. Приходя в себя, пропустив изрядную долю приключений, она смутно различала через высохшие глаза мир вокруг. Первым ей на глаза, как ни странно, попался Робин – а она думала, что и по пробуждению рядом окажется некромант. Разодранное горло и шея, овитые плотным и грубым камнем, ныли и болели. Ошейник создавал ощущение удушения, но крылатая не чувствовала, чтобы по коже вновь струилась горячая кровь. Зато она почувствовала, как её тычут в бок.
Каков наглец! Рейн попыталась что-то сказать, но лишь немо шевельнула сухими бледными губами. Попытка пошутить или бросаться угрозами могла бы сойти за хороший знак, но невозможность говорить ответила ей резью в повреждённом горле. Всему своё время. Хрипло вздохнув, алифер не стала предпринимать резких движений и пытаться сесть и, тем более, встать. Тело болит и истощено потерей крови – значит, она жива и воскрешение удалось Оливеру. Едва нащупав пальцами браслет на руке, Грей успокоилась – он не треснул и не сломался, а значит, у неё есть шанс исцелиться и выжить. Потребуется время, но это уже хороший знак. Отсутствие нежити и корней – тоже, но… где они?
Рейн немо посмотрела на некроманта и попыталась дотянуться до него рукой, чтобы парень обратил на неё внимание. Раз сказать словами не может – пусть читает по губам и глазам. Что-то подсказывало, что матерный вариант Оливер расшифрует проще, чем литературно-культурный.
Глуп тот путешественник, который оставляет все свои припасы на съедение врагу. Кико, который всё время сражения прятался в хозяйской сумке, благополучно переждал нападение нежити и недовольство корней. Симурами их не интересовал совершенно, а потому у зверька, брошенного группой, появилась прекрасная возможность дожрать оставшиеся запасы и раздобреть на них ещё больше. Только он подлез к одной из сумок, как услышал шевеление – напугавшее его в отсутствие хозяйки ещё больше, чем при полудохлой ней. Схватив сумку за ремень, Кико со скоростью света помчался по следу за хозяином, не разбирая дорогу. Ему повезло не стать обедом ни для немёртвых, ни для культистов, а потому, стоило группе трёх самоубийц, устроить себе привал, как у симурами появилась возможность догнать их и с чистой совестью гремя котелком и едой, усесться с другого бока от некроманта, довольно и почти любовно воркуя, что он их дескать нашёл.

+1

30

…кажется, Робин был слишком занят, слушая свои речи или думая над новыми, чтобы действительно понимать, что именно сказано, а что додумал он себе сам.
- Я не это имел в виду… – покачал головой некромант. Он не умалял драконов. Он просто размышлял над таким издавна перекошенным балансом сил. В их случае – незаслуженным.
Оливер устроился от Робина и усаженной на трон из земли и корней Рейн на некотором удалении и в тусклом свете пасмурного дня терялся густым пятном черноты и грязи среди теней. Усталость, подёрганный магический запас и голод предлагали лишь одну альтернативу: подремать самому, и, честно говоря, некромант почти успел мгновенно заснуть, но увидел… это.
Кто бы подумал, что такая упитанная плюшка на коротких ногах могла бегать, да так быстро, чтобы найти их в часах пути.
- Что ты там говорил о еде? Вот тебе мраморная симурамятина с доставкой, – вяло усмехнулся Оливер, вытащил свой бурдюк и стал колдовать призыв воды. – Рейн, как шея?

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [24.04.1082] Корень всех зол