Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [1.05.1082] Тленное небо


[1.05.1082] Тленное небо

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

- Локация
Северные земли, г. Мирдан, дворец
- Действующие лица
Шейн Виззарион, император Северных земель
Мередит, императрица Северных земель, первая жена императора
- Описание
предыдущий эпизод - [29.04.1082] Холодный рассвет, [29.04.1082] В сизой гриве
параллельный эпизод - [1.05.1082] Благодарность со вкусом грязи
Поездка в старое поместье Виззарионов обернулось для Мередит ещё одним тяжёлым уроком от призрака. События смешались в голове императрицы и не дают ей покоя. Слуги, переполошенные внезапным исчезновением Мередит, успели поднять на уши всех. Когда её поиски ни к чему не привели, слуги со страхом послали весть во дворец. Император, слишком занятый обществом наложницы, узнал о событиях уже по пробуждению, когда Мередит вернулась во дворец.

0

2

Мередит лежала в постели многие часы, но так и не смогла поспать. Она опускала и поднимала занавеси балдахина, занавеси на окнах, даже днём, звала служанок с новыми книгами и отсылала всех тех, кто хлопотал о её самочувствии и голоде до еды, крови и сплетен. Девятнадцать часов кряду Императрица пребывала в своих покоях, не являясь ни ужинать, ни завтракать, ни на сбор прогулки принцессы и жрицы, лишь обкладывалась всё больше книгами и записями, мерила шагами в своём спальном платье просторную комнату, и задумчиво глядела сквозь губительно светлое окно и свою законченную работу в подарок Ариго, и пребывала в глубоких лихорадочных размышлениях. На все поскрёбывания служанок, если только они не принесли что она просила, Мередит отвечала тишиной, а за хитрость — раздражённо выгоняла. Она слышала шёпот, мол, это она узнала о ночи Шейнира с Ясмин, вот и беснуется. Ясмин, вот эта вот скучная душка-простушка, отлично оттенявшая сволочную и недалёкую в своей гнилости Талису на смотринах, но не зацепившая глаз безутешного вдовца. Ревновала ли Мередит теперь, нося корону? Нет. К сожалению, в Шейнире было куда меньше тайны и оригинальности, и больше глупости, чем можно было ожидать от парня с его-то образованием и воспитанием. Мередит себя всю жизнь строила, прогрызаясь сквозь скучные многословные труды философов, чтобы перестать быть просто деффектной чашкой в сервизе и обратить все “не такая” в изюменки. Ревновала ли она, когда мужчина, не готовый разбираться в сложном, искал девушку попроще для простых утех? Нет. Но уступать место не собиралась. И она поговорит с Шейниром о границах супружеской верности, когда… когда разберётся с его проклятой призрачной семьёй, сможет не выплёвывать назад трапезу, не будучи даже беременной — оказалось, для резни вблизи желудок у неё всё же слаб. Невозможно носить ребёнка нелюбимого мужчины, чья мёртвая семья желает довести тебя до ручки. И долечит оставшиеся сухой стянутой корочкой ожоги на скулах, кистях рук и предплечьях. Мередит ещё раз посмотрела в тёмно-лиловые послезакатные небеса, затянувшиеся под вечер грязным полотном облаков, и прошла к накрытой клетке своего питомца, не одобрявшего попыток хозяйки держать свой разум сосредоточенным на проблеме несмотря на усталость и рассеянность весь бессонный день и вечер.
Это для Игла на столе у Мередит всё же лежало несколько приторно сладких виноградин. Острый нос показался из кокона кожистых крыльев.

+1

3

Виззарион благополучно проспал всё утро. Компания Ясмин оставила приятное послевкусие, которое превратило вампира в ленивого зажравшегося кота. Забыв о государственных делах и срочности решения проблем голода, он отсыпался, как в последний раз. С наступлением заката, когда Шейн соизволил отпустить сон и поднять свою задницу с постели, он не отпустил девушку от себя. Хорошее расположение духа императора – редкое явление после смерти матери и бывшей возлюбленной. Обществом Ясмин он скрасил свой досуг, забыв о жене. Отдав распоряжение принести завтрак в покои и убраться, он отмахнулся от слуги, который пытался сообщить ему новости о супруге. Виззарион не стал его слушать. Руководствуясь жопой, а не мозгами, вампир в своё удовольствие, как привык, наслаждался общением с девушкой, не заботясь о чувствах Мередит.
Распрощался с Ясмин он, когда вспомнил о своих обязанностях. Распорядившись, чтобы девушку сопроводили в гарем, вампир собирался наведаться к сестре, но вынужденно изменил направление. Слуга добился своего – донёс до Виззариона запоздавшие сведения. Шейн знал, что его жена периодически наведывается в старое родовое поместье и пытается его облагородить. Сам он интереса к её трудам не проявляли и ни разу не посмотрел на эффект её стараний. Он не удивился, что вампирша снова поехала туда, но вернулась утром..? Мередит так удачно вовремя оставила дворец, что не помешала им с Ясмин. Виззарион подумал о возможном вмешательстве супруги, когда о ней заикнулся слуга, но эти мысли оставили его, когда вампир озвучил другие подробности поездки.
- Потеряли? Что значит: «потеряли»?
Об отсутствии чувств между императором и императрицей знала каждая собака во дворце. Это неосторожное выражение после которого слуга, запинаясь, пытался объяснить, что под утро императрица нашлась живой и невредимой, а сейчас она отдыхает в своих покоях, вынудила Виззариона остановиться и развернуться. Он ждал, когда всплывут все подробности до мелких деталей, чем занималась его жена во дворце и каким образом её могли потерять. Поместье не настолько велико, чтобы её не нашли. В сопровождении наверняка был маг, который мог быстро выйти на след императрицы. Что за чертовщина там произошла?
Не получив нужной информации, он решил узнать её из первых уст – направился в покои жены. Виззарион подошёл к дверям, когда из комнаты вышла служанка с подносом; она уносила еду, к которой едва притронулись. Заметив вопросительный взгляд императора, служанка, опустив голову, объяснилась:
- Императрица плохо себя чувствует. Отказывается есть. Мы пытались, но…
- Но «что»?
- Её организм отторгает любую пищу.
- Лекарь её уже осмотрел?
- Нет…
- Тогда почему ты ещё здесь? Приведи в покои императрицы дворцового лекаря.
- Да, Повелитель.
Тошнота – не главный и стопроцентный признак беременности - это знал даже Шейн, но бессмысленно отрицать, что он подумал именно об этом. Мысль он быстро отмёл, как невозможную, если Мередит в его отсутствие не выбрала себе другую компанию, чтобы исправить мизерное внимание со стороны мужа. Рассказ слуг не объяснял, что послужило причиной для странного поведения вампирши. Узнать о связи с наложницей она могла лишь по возвращению, а всё произошло значительно раньше. Не гадая, вампир вошёл в покои жены. Он застал Мередит в неподобающем виде. Невзирая на время суток, его жена не спешила расставаться с одеждой для сна. Девушка была бледна и пребывала в своих мыслях, как если бы её огорошили какими-то неприятными новостями. Вампир заметил тонкую корку на лице от зарастающего солнечного ожога.
- Мередит, - мягко позвал он жену и подошёл к ней, не спрашивая разрешения войти. У него было много вопросов к девушке. Остановившись напротив, он протянул руку к её лицу, касаясь грубых следов на коже. – Мне сказали, что ты плохо себя чувствуешь, - мимолётное прикосновение исчезло; вампир убрал руки, но не отошёл от жены. – Пусть лекарь осмотрит тебя.
Проявление заботы не из чувства вины. Холодность в отношениях не отменяет того, что она - его женщина, и он несёт за неё определённую ответственность. Состояние её здоровья – одна часть из всей головоломки, которую он должен был решать, чтобы поддерживать иллюзию семьи и благополучия.
- Ты всю ночь провела в поместье? Почему?

+1

4

Шейнира встречала едва одетая женщина, её ручная летучая мышь, кормящаяся виноградом, и ледяной взгляд. Его тронутая лгущими руками, до сих пор пахнущими другой женщиной и похотью, но мужской нос куда менее чуток, чем женский, Императрица поспешила прервать.
Кажется, мой дражайший супруг мог послушать просьбу и оставить меня в покое, как и вся эта толпа за дверями. Моё самочувствие прекрасно.
В словах звучал сарказм, и Мередит, развернувшись, стояла спиной к входу и супругу, сводя к минимуму видные части тела — и ожоги тоже.
Выведите лекаря, я отказываюсь от его услуг. Если разговору суждено быть, то он должен быть приватным, иначе — будьте добры и идите заниматься делами владыки.
Если в слова можно было запрятать ножей и ядовитых игл, Мередит выдала одним голосом и парой фраз целый арсенал. Даже слово с демониса было неслучайно, всё связанное с демонами ходило ругательством среди всех рас мира. Нетопырь балансировал на её руках, цепляясь за кожу и оставляя царапины, но женщина не торопилась вешать своего питомца на насест, давая ему щериться рыльцем на незваных гостей. Волна золотистых кудрей закрывала открытую спину этого платья, но лицо Императрицы было повёрнуто: к вышитому ей гобелену для Дома Красного Солнца, к развалу книг на столах, на кровати. Поверх тех, что разбросались по подушкам, лежало официальное письмо, на имя сюзерена, с требованием нанять некромантов и очистить родовой дом от призраков. Аргументация была сдержанной, как и слова Мередит, но тон прошения был до отчаянного требовательным.
Если ответы не сможете дать мне вы, то не сможет никто, потому что все книги избегают называть имена либо вовсе не упоминают историю зловещей резни.

Отредактировано Мередит (2017-05-22 23:40:00)

+1

5

Разозлилась? Идиоту понятно, что женщины не терпят наличия других особ подле своих избранников. Для Мередит вполне естественно отреагировать таким образом – отстраниться от него и пресечь попытки прикоснуться снова. Виззарион усмехнулся, смотря в спину жене. От своей такой холодной и неласковой супруги он не ожидал эмоционального ответа – девушка пыталась держать себя в руках, но он чувствовал и видел её напряжение. Вампир мог уйти прямо сейчас и не тратить время на пустые разговоры. Убеждать её, что ему было скучно, и он скрасил свой досуг? Что это незапланированная ночь? Что она будет последней? Бессмысленно лгать.
Себялюбивая мысль, что Мередит демонстрировала свою ревность, посетила Виззариона в самую первую очередь. Заметить что-то кроме этого – потребовалось время и немного напрячь мозги, анализируя ситуацию. С этой женщиной никогда не было просто. Простушка не смогла бы вытянуть его из апатии сокрытым под любезностью колким нравом. Ему нравилось её непослушание. Поначалу. Позже оно могло стать кублом змей, которые с радостью отравят его ядом, чтобы освободить место жене.
Он начал смутно понимать настоящую причину, которая тревожила Мередит. Окинув взглядом беспорядок в её комнате, он заметил письмо, но не успел подойти и прочесть его содержание. Слов императрицы о событиях в поместье – достаточно. Он вспомнил мать, которая умоляла его покинуть старое родовое поместье и больше там не появляться. По её словам там жило что-то или кто-то, убившее его дядю, а потом нацелило руки на него.
В комнату осторожно постучались и вошли.
- Ваше величество, пришёл лекарь. Он…
- Оставьте нас, - ответ прозвучал резче, чем он хотел.
Растерянная служанка спешно поклонилась и вышла, закрыв двери.
Мередит неосознанно дёрнула мужа за старые нитки, вынудив вспомнить мать. О поведении Мирры и её фанатичности, которая росла по отношению к дому, никто кроме него не знал. Это не намеренный ход его жены, но кто-то мог наплести ей ложь.
Виззарион прошёл к столу жены, взял с него письмо и быстро пробежал взглядом по содержанию. Ему не понравилось то, что он увидел. Мередит отличалась от его матери, но в её поведении он замечал те же беспокойные ноты, которые грозили обернуться бедой их дому. Он помнил, как девушка демонстрировала ему синяки на животе, оставленные, по её словам, призраками в том доме во время сеанса спиритизма.
Пренебрежительно отбросив письмо на стол, он поднял взгляд на девушку и заговорил медленно, пытаясь вложить нужный ему смысл в слова, и не позволить раздражению от воспоминаний о матери просочились в интонации и взгляде.
- Между кланами всегда были напряжённые отношения. Чтобы пресечь ненужные войны и кровопролитие, предводители кланов решили объединиться. На тот момент их должен был возглавить вампир, которому они все доверяли, но кандидатуру моего дяди и власть в руках клана Камэль поддержали не все. Во время праздника на поместье напали. Погибли многие из тех, кто поддерживал моего дядю, включая его, двух его братьев и жену. Моему деду и его сестре удалось спастись. Ты не нашла никаких сведений, потому что этот инцидент – показатель того, что противники клана были всегда, а мой дядя не отличался умом, пресекая недовольства смертями и живя в своё удовольствие, наслаждаясь властью.
Виззарион не знал, зачем рассказал об этом. Он сам в юности читал последнюю книгу о своём роде, правдивую и не переписанную, как говорили. В ней было много странностей, но Шейн никогда не проявлял особого интереса к прошлому – оно никак не влияло в его глазах на настоящее.
- Это самый обычный дом, Мередит. В нём нет ничего необычного. То, что мне удалось призвать девушку… Это дурман, - он не считал встречу с Арникой реальной. – Никакой призрак не способен физически навредить живому. Я прожил в этом доме достаточно, чтобы заметить что-то странное. Ничего. В нём убили много вампиров, с ним связывают два кровавых события, значимых для Северных земель, но больше там ничего нет. Моя мать была одержима этим поместьем, считала, что оно может навредить мне, если я останусь, но, как видишь, я единственный, кому удалось выжить в этом поместье из Виззарионов. Я буду тебе признателен, если ты выбросишь из головы мысли о доме и не будешь превращаться в безумную жену моего деда. Ты где-нибудь видела упоминания о ней? А ведь она всё ещё жива.

+1

6

Мередит отпустила Игла, отчего рукокрылый сделал круг под потолком прежде, чем вернуться на насест, а сама стала вполоборота в середине рассказа. Руки сложились под грудью в тугой узел, а плечи стали подрагивать. Мередит изо всех сил давила в себе зловещий горький хохот. Да читала она уже версию с чистенькими Виззарионами! Бред и кастрированная ложь!
Большая часть Золотого квартала и территории дворца в те времена была окружена крепостной стеной, а старый ров положил позднее начало городским стокам, — с раздражённым педантизмом, будто ментор чиркает изучаемые учеником слова, завидев ошибку или кривое начертание буквы, начала чеканить Императрица. — А даже если без них, через барьеры крови, которые сильны и теперь, незваные гости незамеченными не могли бы прорваться.
Лицо Мередит нынче напоминало что угодно, но не холодную, полную лёгкого снисхождения и скучающего отсутствия интереса маску. Подрагивающие уголки губ, хмурые брови, защитная поза, широко раскрытые глаза, лихорадочный блеск в них. Ей хотелось ругать муженька, то ли слишком слепого, то ли глухого, то ли тупого и вообще вот это всё вместе последними словами. Поведение, годами шлифованное спокойствием и самоконтролем, катилось в пропасть под названием истеричная баба, ногти впивались в локотки.
Дурманом балуетесь вы, а вот Императрица-мать, Арника, тот ваш служка и ещё целая армия старых призраков в стенах дома сидят. Одному лишь небу известно, что их останавливает, чтобы не передушить остатки рода махом — опаздывают что-то, лет на триста! — Мередит не собиралась всего этого говорить. В её слова начали просачиваться ненужные детали. Но, признаться честно, сидеть на беспокоящем факте не помогало: вот уже в словах дурака всплыла сошедшая с ума выжившая бабка. Куда бежала она? Как спаслась? — Если даже ваших несуеверных сиблингов, носа в проклятом доме не кажущих, а последнее время и даже за дворец, — тут уже камень летел в сторону принцессы, которая нос таки решила высунуть, но Мередит вовремя остановила зловещее предсказание на кончике языка, — преследуют неудачи, грозящие смертью через раз — да-а, наверное, это кто-то перепил, какое нелепое совпадение! Десять раз? Или сколько?
Игл сжался в комочек, а его хозяйка прошла к вышитому полотну и начала вытаскивать из него лишние иглы и нити.
Да не будь у вас верного Ариго, чьего предка, верно, тоже убили там — нашей свадьбы никогда бы не случилось, — много спокойнее сказала Мередит. А она случилась. Ах, жаль, жаль, что она влезла в старое поместье, жаль, что познакомилась с призраками. Её жизнь могла бы быть много проще. Она бы дожила до двухсот лет, вышла из стен дворца ещё молодой, образованной и умной, вышла бы за видного купца из клана Камэль, а может и человека — чем Фойрр не шутит, и стала бы уважаемой матроной.
Можете не верить мне дальше, резвитесь, у вас ещё целый курятник потенциальных жён: глупее, нежнее, постарше — на любой вкус. Весельчака Уильма и второй раз потерпят до края… Но я теперь с вашим родом в расстрельном ряду, и я этого не оставлю, потому что мне не хочется умирать или до конца дней прятаться от воздаяния даже не за мои грехи!

+1

7

- В числе приглашённых были вампиры из разных семей. Выставлять себя сторонником нового порядка, чтобы при удачном случае вонзить нож в спину – значительно проще, чем пытаться пробраться на закрытую территорию, выискивая лазейки. Опыт Виктора с удачными манёврами – тому подтверждение.
Вампир, который в глазах многих казался  другом семьи, брал на себя обязанности негласной правой руки императрицы-регента и верховодил в пользу государства, всегда был в гуще событий, показывал себя преданным человеком короны. Бросить в него камень тогда – не могло никому прийти в голову, но время показало истинную личину советника. Стремление к собственным идеалам всегда стояло выше преданности Виззарионам. Ради неё он складывал на могильные плиты головы порченных, по его мнению, правителей и их сторонников.
- Я не говорю, что история, изложенная на страницах книг, является правдой. Достаточно вспомнить, сколько раз менялся наш герб и чем не полюбился первый, - уголок губ вампира приподнялся в улыбке. – Правду, которая, возможно, устроит тебя, никогда не узнаешь ни ты, ни я. Советники, которые застали те события, давно мертвы, а Старейшины столетиями переписывали историю, чтобы выставить наш клан, как самый чистый и безгрешный. Думаешь, захотят поделиться с тобой или со мной? – он не отрицал, что весь рассказ, которым он надеялся удовлетворить интерес жены, далёк от правды, но что он мог? – Последний вампир, который может что-то знать – не объявлялся в столице со дня моего рождения. И она не самый желанный гость здесь, если её недуг не стал за это время ещё хуже.
Ширайя не явилась на похороны собственной дочери. Надеяться на то, что она захочет приехать и повидаться с женой своего внука и поведать ей, из-за чего её вышвырнули из дворца, как полоумную бабку, - не меньшая глупость, чем желать добиться правды о роде, когда её столько лет тщательно хранили в тайне. Любыми способами.
- Смерть, которая преследует нас всех, связана с неудачными поступками. По большей части – это последствия моих необдуманных поступков. Списывать эти случаи на поместье… призраков… - он сдерживался от ироничного смешка. – Мередит… это глупость. Любого из нас могут убить в собственных покоях. Или отравить во время чаепития. Я могу стать жертвой собственных слуг, которое каждое утро помогают мне одеться или счищают грязь с моих сапог. Это не будет виной призраков и старого заброшенного дома, - Камэль отмахивался от этого, как от предрассудков и бредней, которыми кормила его мать. Он уже готов был поверить в то, что каждая жена императора неизменно помутится рассудком. – Ты права, своей жизнью я обязан Харуке, но ничего не защищает меня сейчас здесь, в этой комнате. Не защищало, когда я жил в родовом поместье с Арникой.
Мередит не сдерживалась. Успела проехаться и по мужу, и по гарему. Виззарион слушал, молчал – спорить с ней было бесполезно. Если женщина что-то решила для себя, переубедить её практически невозможно. Проще гору сдвинуть с места.
- Чего ты хочешь от меня? – вампир с усталостью смотрел на взвинченную жену. – Чтобы я нанял некромантов очистить поместье? Выгнал из дворца наложниц? Увёз тебя к Ширайе?.. Освободил?

+1

8

Если бы сама Мередит знала всё, она бы мрачно рассмеялась. Много же Шейнир на свою безалаберность берёт. Берёт, да особо не исправляется, стоит заметить. Но Мередит пребывала в своём убеждении, что ей следует разобраться во всём прежде, чем судить. С существованием призраков вопросов не возникало, значит, их уже можно брать в ежовые рукавицы. Точнее, пригласить кого-то опытного в вопросах упокоения неупокоенных. Но слухи и шепотки про проклятье Виззарионов тоже были очень похожи на правду. Суровые проклятья на крови и роду были отзвуками былых лет, когда карта Рейлана ещё не была поделена с небольшим слепым пятном в виде Лунных Земель на континенте, и теперь об этой магии не приветствовалось даже говорить ни одним законом ни одного государства. Проклятья считались тяжкими, излишне жестокими, и даже демонов чему-то научила Северная война. Если всем было плевать, что творилось в сердце острова Силвы, где в былые времена всё меж собой решили боги, изгнав третий народ с его предтечей, то здесь в дело пошла магия людей, оставившая гнилую и тревожно расползающуюся рану прямо посреди известных земель. А сколько истории стёрто победителями?
Только неверие и бездействие никогда не приводят ни к чему хорошему, можете спросить могилы родителей ваших и ваших вассалов из клана, насколько хорошо послужило им пренебрежение. Я хочу иметь столько свидетельств и версий этой, и прочих историй, сколько можно достать, — сказала, настаивая, Императрица. Она смотрела искоса, опустив голову и густую золотистую волну волос, но вместо поджатых губ, мол, “почему ты мне не веришь?!”, приобрела в лице прежний лёд. — Вашу безумную бабку, горстку пропахших вересками с могильников некромантов, вашего брата-бастарда, в конце концов, из всех придворных последнего советчика, которого я бы взяла. Наложниц оставьте себе, пусть греют вам постель, хранят заложницу на верхнем этаже и держат под замками родовые книги до поры. Не то чтобы мне есть чем заняться, между вашей деятельной сестрой, вашим безразличием и этим
Она пренебрежительно махнула рукой в сторону лежащих на столе звёздных карт и записей врача и астролога. Хорошие дни. Фойрра с два хорошие, когда ни месяца вместе не отжили, а её нервы начинают сдавать перед угрозами.
Смотрите только в своём отрицании не погубите ещё больше женщин. Незавидное достижение для мужчины.
А вот это уже было подло, и Мередит знала это. Ясмин была ей никак, не самая худшая из обитательниц садов, но и не подруга. В любом случае, у неё не было причин желать Ясмин зла. Пока. Пока раздражали Мередит поведение и поступки Шейнира. И, может быть, если с Ясмин или Элениэль что-то когда-то произойдёт после этого разговора, хоть тогда в его тугой ум войдёт идея, что нелюбимая жена могла быть не очередной паникёршей, как его покойная мать, а права.
А Мередит больше всего на свете нравилось, когда она была права. И она боялась иных своих пророчеств.

+1

9

- Мередит… - он устало потёр переносицу, выслушав требования жены, - как я объясню это Совету и Старейшинам? Моя жена проявляет интерес к истории моего рода, а подтолкнуло её к этому увиденное в старом поместье призрачное марево? – вампир поднял взгляд на императрицу, выжидая её реакции. Она сама должна понимать, как это выглядит со стороны. – Списать на то, что мне резко захотелось увидеть свою безумную бабку и попросить её почитать мне сказки о кровопролитии на ночь, а заодно тайно вызвать в столицу отряд некромантов, упокоить души или что ты хочешь с ними сделать..?
Он за короткий период своего правления успел прославиться самодуром, который принимает необдуманные решения, не считаясь ни с кем. Получает того, что он хочет, а хочет, порой, нелогичных вещей. Но разнести по Северным землям, что в то время как его народ голодает от нехватки крови, он запирается с книгами во дворце и пытается изгнать духов из старого поместья, которое не даёт покоя его жене..?
- У меня не так много сторонников, чтобы привлекать к себе внимание ещё больше.
Как она себе это представляет?!
Виззарион видел в этом проблему, но решать её собирался другими способами. Лекарь, который ждал приглашения войти,  в его понимании – лучший вариант. Пусть осмотрит девушку и выдаст своё заключение о её физическом и моральном состоянии. Навряд ли кому-то взбрело в голову медленно травить императрицу и подмешивать ей в чай галлюциногенные травы, но пока такая вероятность существует, он хотел от неё избавиться. Поиск простого объяснения происходящего и её решение – то, к чему он стремился, стараясь изо всех сил не быть резким в словах. Будь Мередит беременна, он бы списал её переменчивое настроение и несдержанное поведение на это, но один из простых путей отвалился.
- Я император, Мередит, если ты не заметила или забыла. Гарем существует для того, чтобы удовлетворять мои интересы, если с этими обязанностями не справляется жена. У меня нет желания через слово слышать, что я в чём-то виноват перед тобой, - свою вину он отрицал для самого себя. – Ты хотела моего внимания – я здесь. Пришёл, как только узнал о твоём состоянии и инциденте в поместье.
Мог не приходить, удовлетворившись тем, что императрица жива и здорова. Она даже не беременна, чтобы он проявлял к ней такой интерес больше, чем из вежливости и отчётной супружеской заботы.
Разговор он считал законченным, но Мередит ступила на опасно тонкий лёд, задев тему, которую не стоило поднимать в его присутствии. Движение императора вышло резким и грубым – перехватив жену повыше локтя, он дёрнул её к себе, развернув и вынудив оказаться на интимном расстоянии, если отбросить контекст и то, что он сказал ей после:
- Если что-нибудь случится с Элен, ты будешь первая, на кого я подумаю. Ты получишь намного больше моего внимания, чем могла бы себе представить и я сомневаюсь, что ты будешь рада моему внезапному интересу, - он неотрывно смотрел в холодные глаза жены, хмурился и не скрывал своей злости, которая рокотала внутри. Он позволял ей слышать угрозу в своём голосе.
Отпустив руку жены, Шейн позволил ей отступить на шаг, если захочет. Распрямив плечи с глубоким вдохом – который должен был его успокоить, он заговорил отчётливо и громче.
- Лекарь осмотрит тебя. Считай это проявлением заботы мужа или приказом императора – мне всё равно. Итог будет один.
Последнее слово. Разозлённый словами Мередит, вампир направился к выходу из покоев. В двери нетерпеливо постучались и вошли, не получив на это разрешение. Воин, который припал на колено, мог попасть под горячую руку Виззариона, но заговорил так быстро, что эта мысль не успела прийти императору в голову.
- Ваше Величество, беда.
- Говори.
- На отряд Карателя напали. Двоих мы нашли мёртвыми  у отрогов гор, но следы Харуки и принцессы…
- Принцессы..? Что Элен делала за пределами дворца?!
- Она отправилась на конную прогулку, но рудокопы…
Договорить ему не дали. Виззарион забыл об угрозе, которую адресовал Мередит. Он спешно покинул покои жены; воин поспешил за ним, на ходу отвечая на вопросы. Кажется, этот вечер обещает преподнести ему ещё ни один запланированный сюрприз, и встреча с женой – самая малая из проблем.

+1

10

Солнце беспощадное, неужели мне надо… — учить Императора, как играть изящно и делегировать задачи? Мередит проглотила это, отчаянно отстаивая свою цивильность перед волной бесконечного раздражения и разочарования. — Мне только нужна свобода действий и вес слова, чтобы просить ваших наперсников о мелочах и услугах, а уж перед шквалом критики я как-то удержусь, мой-то счёт не замаран.
Мередит хотела сказать, что у госпожи Ариго в старом имении был жилец нужной характеристики, и сама охотно съездит с визитом в дом под предлогом подарка. О судьбе имения Мередит слышала смутно и не помнила, но попытать судьбу стоило в любом случае. Проживающих в Северных землях постоянно тёмных магов были единицы…
Но в этот момент Мередит поняла, что он просто придуривается. Хорошо, качественно. Ей не следует ждать от него ничего, вообще ничего. Это было обидно, и горько, но ей попался в супруги мужчина, который продпочитал думать членом, если выбирал думать вообще. Она уже сняла руки с рёбер, делая жест ими, мол, я лучше промолчу, как он от гарема, который своим существованием обязанности выполнял куда лучше, чем он — свои — перешёл к грубости. Мередит упёрла ему в грудь кисти рук, изо всех сил не давая распластать, как игрушку, и холодно процедила:
Мне больно!
В ней тоже начинала кипеть кровь. Мередит могла спокойно сносить невнимание и равнодушие, пренебрежение просьбами даже, но вот это уже переходило всякую грань. Его что, воспитывали Виан? Она искала в муженьке хоть след зрелого мужчины, а видела неуверенного и одновременно слишком уверенного в себе мальчишку, готового драться с ней! О, она была бы готова подраться — будь она столь же низкого достоинства. Гордость заставила Мередит замолчать, и замолчать до поры, пока её правота не будет доказана. Кидать себя в лапы армии призраков ещё раз она была не готова — не в ближайшее время, но…
Нужно было что-то делать.
Мередит с видимым спокойствием и отрешённостью снесла осмотр, недовольно поморщившись, когда ей пришлой наского за счёт голода залечить вместе с остаточными ожогами наливающийся синевой след на локте.
Если бы у неё был какой-то выход, если бы Элениэль хоть подвинулся…
Лекарь не нашёл причин её дурноты помимо недоедания и душевного расстройства. Мужчины могли сколько угодно смеяться и бахвалиться своим мужеством и каменной бронёй на сердце, это был их мир. Но от несчастья умирали. И если несчастные юноши кидались с обрыва чаще заламывающих локти и кусающих губы дам, то жещины вяли, с причитаниями или молча. Мередит не могла сказать, что когда-либо цвела, но сейчас ей хотелось снега в поздней осени.
Если бы только у неё был хоть какой-нибудь выход.

эпизод завершён

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [1.05.1082] Тленное небо