Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [10.04.1082] Грехов истёртые следы


[10.04.1082] Грехов истёртые следы

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

- Локация
Гвиндерил, г. Эденвел, королевский дворец
- Действующие лица
Мираэль ди'Кёль, королева Гвиндерила
Айрэн ди'Кёль, коронпринц Гвиндерила
- Описание
Опасным кольцом пламя разгорающейся революции охватывает княжеский трон. Обеспокоенный своим будущим, князь ламаров собирается заручиться поддержкой королевы эльфов. На важные переговоры он отправляет своего сына - Каэля, и надеется на благосклонность королевы. От её решения зависит многое.
- предыдущий эпизод Мираэль - [27.03.1082] Партизан-самоучка
- эпизод в пределах ветки - Игровая хронология 2.0

0

2

Целый пазл, на котором было изображено местонахождение юной принцессы, складывался по кусочкам. Они нашли одну из зацепок, которую стоило проверить, но Мираэль казалось, что зацепка эта была совсем мала и не шибко-то прибавляла шансы на успешные поиски дочери.
Эльфийка сидела подле своего стола, склонившись вперед всем корпусом. Её маленькая белоснежная ручка лежала на поверхности мебели, а пальцы скользили по бумаге. Губы еле-еле двигались, зато взгляд – блестящий и живой – упорно что-то пытался высмотреть в тексте. Не смотря на то, что королева прекрасно знала содержание книги, которую ей передал Каэрос и, не смотря на то, что она слабо верила в эту «улику», она с глубокой внимательностью изучала каждую страницу в надежде отыскать еще что-нибудь, что могло бы помочь.
Буквы, вскоре, сливались в одну кашеобразную неразбериху, ибо, сколько часов подряд сидела мать за изучением произведения, никому было не известно. Королева приказала не беспокоить ее, а приказания эльфийки выполнять любили. Впрочем, понимая, что больше она не в силах корпеть над текстом, женщина поднялась со своего места и медленно шагнула к зеркалу. Она взяла со стола гребешок, аккуратно освободила пряди тяжелых волос от заколок и цветов, несколько раз провела им по золотистым волосам, уставшими блестящими глазами наблюдая, как зубчики расчески впиваются в пряди.
«Как же я скучаю, Амдир», - с грустью думала Мираэль, - «Как же мне не хватает твоего совета и твоих успокаивающих прикосновений. Ты бы точно отыскал нашу дочь, она так похожа на тебя характером», - рука женщины дрогнула, и гребешок с треском упал на стол.
Стук в дверь. Королева медленно выдохнула, чтобы выглядеть подобающе. Она не должна показывать свою слабость при всех, поскольку она мать, жена покойного мужа, глава государства и защитница всего народа эльфийского. Громко ответив на стук: «войдите», Мираэль терпеливо сложила руки на животе, устремив холодно-безразличный взгляд на выход из ее покоев.
- Ваше Величество, пришло очень важное письмо из Фальмарила от Князя Мэтерленса. Разрешите приподнести его Вам.
Ди`Кель удивленно взглянула на своего человека. Она прекрасно помнит, как сын узурпатора устроил скандал на ее землях, чего эльфийка никак не могла потерпеть. Она, как истинная королева своего народа, запретила молодому князю появляться на ее территориях, чтобы покой и мир царили на землях Сильмарила, но, вестимо, глава рода позабыл об этом недоразумении.
- Неси, - все же коротко ответила Мира.
Князь писал кратко, но с уважением и по делу. Он просил разрешения снять запрет на въезд Каэля Мэтерленса в Сильмарил, чтобы, очевидно, переговорить с королевой по какому-то важному вопросу. Сам князь так же просил прощения за то, что не может приехать сам ввиду важных на то причин. Мираэль, дочитав последние строки, фыркнула, пренебрежительно кинув бумагу на стол, а сама крепко задумалась.
Не нравился ей князь, но еще больше ей не нравился его сын. И, с одной стороны, союз ее с ламарами был не особо ей полезен, с другой же стороны, они представляли опасность для нее и для ее королевства, будь сильной державой. Мира, конечно, была в курсе, как там обстояли дела на землях Мэтерленсов, но легче ей не становилось от этого. К тому же, мысли ее были заняты другим – собственной дочерью (за что женщина, надо сказать, себя очень корила), а потому так быстро эльфийка не могла решить, что предпринять.
К счастью, она была не одна. Где-то там, в соседних покоях, находился ее сын, который был для нее и поддержкой, и опорой. Юный эльф очень походил внешне на Амдира, был первенцем Мираэль, а потому согревал сердце своей матери. Женщина медлить более не стала, а потому, кликнув слугу, приказала позвать к ней принца, как только тот найдет для нее свободную минутку.
Айрэн, конечно, не заставил себя долго ждать, а потому, как только он вошел в комнату матери, Мира шагнула к нему навстречу, с нежностью приветствуя его.
- Сын мой, я позвала тебя не просто так, - в конце концов перешла эльфийка к делу после столь любимых ей теплых приветствий, - я хочу посоветоваться с тобою.
Она знала, что, возможно, Айрэну понравится то, что она сказала. Принц с детства готовился вступить на трон, но по-настоящему в серьезные дела государства Мираэль начала привлекать юношу совсем недавно. Письмо от князя ломаров действительно заслуживало внимание, поскольку от решения королевы (а теперь еще и от самого эльфа) зависела будущая направленность политики государства.
- Мне пришло письмо от князя Ришестэля Мэтерлен. Он просит, чтобы мы сняли арест с его сына Каэля и допустили его до эльфийских земель, - Мира сделала паузу, многозначительно посмотрев на принца, - что думаешь по этому поводу? – Продолжила она затем.

+1

3

Ни один хоть сколько-нибудь важный факт не будет забыт. И инцидент двухнедельной давности – не исключение. В высшем обществе каменная маска всегда предпочтительнее живого лица, – забывшего это правило Айрэна в тот день тотчас же осадила его матушка. И свидетелем этой оплошности стал его двоюродный брат родом из Деворела, который сумел прикрыть свой провал якобы благородными мотивами и чудом избежал хоть сколько-нибудь серьезного наказания.
Хотя все мы знаем, что чудес не бывает. Врагов следует либо ласкать, либо изничтожать, – что-то такое я слышал от людей с континента, – ибо за малое зло он может отомстить, а за большое – увы. Нельзя прихлопнуть одного паука из банки, не получив дозу яда. Гнездо необходимо выжигать целиком... – под такие невеселые мысли кронпринц листал труд известного чародея, из которого каким-то мистическим образом выпало большинство сделанных наспех закладок. От восстановления порядка и повторения записанных на страницах трактата истин его отвлек стук в дверь.
– Войдите, – произнес дежурную фразу Айрэн. Появившегося в кабинете посыльного он видел впервые, и посему, стоило тому поднять взгляд, тут же добавил:
– Это срочно?
Вид давящейся собственными словами челяди всегда забавлял принца, хотя виду он, естесственно, не подавал. Однако, подобная уловка срабатывала самый край трижды на одном объекте, и то не подряд. Выйдя, наконец, из ступора, слуга спешно заговорил:
– Н-нет, Ваше Высочество, но Ее Величество,"сколько же бесполезной мишуры..."просят Вас зайти, когда найдется свободное время.
– Хорошо. Это все? – ответом послужило немое подтверждение, – Свободен.
Не обращая более на посыльного внимания, Айрэн вернул трактат на место, после чего тут же направился к покоям Ее Величества. Гвардейцы у дверей вытянулись в струнку и, казалось, даже не позволяли себе дышать, пока кронпринц не скрылся за дверью покоев.
Поприветствовав, как подобает любящему сыну, свою матушку, он бегло оглядел комнату. На одном объекте его взгляд задержался значительно дольше, чем положено. То была книга на столе королевы, и даже если бы от природы острое зрение не позволяло разглядеть надпись на пестрой обложке, сомнений в том, что это за книга, не возникло бы. Доскональное изучение сказок было простым перерасходом времени, но убедить в этом Мираэль не представлялось возможным. Тень неодобрения на мгновение отразилась на лице кронпринца, но он тотчас же взял себя в руки.
– ...я хочу посоветоваться с тобою, – эта фраза определила дух предстоящего разговора, и юный эльф только кивнул, ожидая, когда будет озвучена суть дела.
Само дело оказалось сомнительным. Князь-узурпатор Фалмарила просил, не много, не мало, позволить его сыну пересечь эльфийскую границу, вопреки совсем недавно наложенному бессрочному запрету. И королева решила прислушаться к мнению своего сына, прежде, чем выносить окончательное решение.
– Ришестэль Мэтерленс. Князь-узурпатор, чей двойной титул не внушает лично мне ни грамма доверия. Как, впрочем, и значительной части Фалмарила. Боюсь, его сегодняшнего авторитета хватит лишь на то, чтобы изложить суть дела на бумаге и смиренно надеяться, что мы сами сочтем такое решение уместным... – не то, чтобы Айрэн говорил серьезно, но и иронии в этих словах было не более половины, – К слову, он хотя бы упомянул, чем вызвана эта просьба?
Без подробной аргументации в пользу именно такого варианта развития событий, подобное письмо может быть расценено попусту как оскорбление. Поразмыслив немного, кронпринц добавил:
– И даже если соответствующее решение будет принято, придется следить, чтобы его отпрыск снова не наделал глупостей, и чтобы новости об этом достигли ушей максимально узкого круга лиц. Последствия слишком широкой огласки могут быть самыми разными. Проблем много, выгода сомнительна...

+2

4

К слову, ди`Кель ожидала негативного ответа в сторону князя от своего сына. Во-первых, потому что она сама считала также и не питала ни малейшего доверия ни к князю, ни к его отпрыску. Во-вторых, Каэль оставил не очень хорошее впечатление о своей персоне на землях не только ее, но, в первую очередь, ее наследника и сына, причем о молодом ламаре негативно отзывался даже народ, что указывало на высокую степень его проступка. В-третьих... а, впрочем, не важно, что было в-третьих, если первые два пункта были уже достаточно внушительными.
- Да, Ришестэль Мэтерленс объяснил, почему ему пришлось снова отправлять сына на наши земли, - ответила Мираэль на вопрос принца, - правитель Фалмарила настолько узурпировал власть, что началась революция.
Женщина подняла голову, многозначительно посмотрев на сына, а затем продолжила.
- Он просит простить и его, и Каэля за то недоразумение (это слово эльфийка выделила интонацией с ярким саркастическим оттенком), что сын князя совершил на наших землях. Он пишет, что он в отчаянном положении, что надвигается серьезная война, и, очевидно, очень хочет нашей поддержки. По правде говоря, я полностью согласна с тобой: я не вижу ни малейших плюсов от визита импульсивного сына Ришестэля. С другой же стороны, обрывать связь в такой опасный момент от земель, с коими мы так или иначе можем быть связаны - тоже нельзя. Остается только один выход, который ты уже озвучил: выслушать его, но так, чтобы больше никто другой не знал о его визите.
Королева закончила говорить и присела подле своего стола. Она достала из шкафчика бумагу и перо, вероятнее всего, собираясь писать ответное письмо.
- Ежели у тебя больше нет других мыслей, то я отвечу князю, что мы примем его сына, но без огласки. Или же, ответ можешь написать ты от моего лица.
Женщина внезапно улыбнулась. Ну, а что? Пора уже принцу учиться вести переговоры, ибо скоро пригодится.

+1

5

– Революция? Шикарно. Мэтерленсу не хватает сил удержать власть в своих руках и он надеется на помощь более стабильного соседа, – все это Айрэн произнес почти что скороговоркой, – Связь с Фалмарилом сейчас обрубать непозволительно, но если мы каким-либо образом поддержим узурпатора в гражданской войне, это окончательно угробит его влияние, ибо он не сумел сам расхлебать заваренную им кашу, и занесет нас в списки врагов ламарского народа. Даже не знаю что хуже: остаться не при делах или встать на сторону Мэтерленса, – перспективы в обоих случаях отвратительные. Я не понимаю одного: как ему в голову вообще пришло просить помощи у нас? На осознание того, что подобный шаг по факту ухудшит его положение, не может уйти больше пяти минут...
По факту, все сказанное являлось мыслями вслух: кронпринц озвучивал тезисы ровно с той скоростью, с какой сам до них доходил. И общая картина в конечном итоге вышла ни разу не радужная. Просьба снять арест была актом отчаяния: узурпатору хватало ума не впутывать другое государство во внутренние проблемы Фалмарила, пока соотношение сил было в его пользу. С такой позиции было хотя бы было понятно, почему князь никак не мог явиться лично или изложить все обстоятельства письменно. Однако возникло множество новых вопросов, ответы на которые в текущей ситуации мог сообщить либо сам князь, либо его невоспитанный отпрыск.
– Аудиенцию, о которой просит Ришестель, организовать придется, ибо нам нужны точные сведения касаемо ситуации в Фалмариле. Но лично я бы сто раз подумал, прежде чем хоть как-то вмешиваться в естесственный ход событий.
Услышав предложение самолично сочинить ответ на отчаянное послание узурпатора, Айрэн позволил себе улыбнуться. Предложение было заманчивым, однако ж...
– Послания такого уровня, насколько я знаю, почти целиком состоят из шаблонных фраз. Однако разница между текстами твоего и моего авторства все равно будет очевидна. Учитывая сложившиеся обстоятельства, актуален вопрос: не вызовет ли подобная подмена каких-либо подозрений?

+1

6

Мираэль с глубоким вниманием вслушивалась в слова своего сына. Она понимала, что он говорит их сколько не ей, сколько самому себе, но вполне связно, вполне обосновано и правильно. И что было самым важным: она согласна была с ним.
Королевой всегда быть очень трудно: на твои плечи ложится бремя ответственности за тысячи жизней, когда ты могла бы быть просто матерью и женщиной. Однако, Мира с детства была готова к этому, а ее мужу в этом плане не повезло. Амдир не был рожден, чтобы править, но отец-король настолько сильно любил свою дочь и настолько хорошо ее знал, что, не одобрив  разрешение на брак с Бурерожденным, он рисковал потерять принцессу. К счастью для королевства, новый король оказался вполне способным, быстро учился и схватывал все на лету, какой была и Мира. А она всегда было такой – даже после смерти своего супруга. Лишь последнее событие с дочерью выбило ее из колеи окончательно, возможно, и по этой причине она предпочла позвать сына и посоветоваться с ним.
- Поступим так, - начала эльфийка, когда принц закончил свою речь, - дадим разовое разрешение на въезд Каэля в Сильмарил и выслушаем его. Нельзя судить о чем-то раньше времени пока всего не узнаем.
Амдир сделал замечание матери, на что женщина лишь улыбнулась. Она рада была видеть, что сын понимает все, что касается дел короны. Он точно станет отличным правителем, каким был его отец и каким был его дед.
- Запишешь под мою диктовку, - ответила она, а затем начала проговаривать содержание письма:
«Поставишь сегодняшнюю дату. Не забудь шаблонное приветствие. 
Многоуважаемый князь, я получила твое письмо. Я вынуждена его перечитать несколько раз, чтобы поверить в то, о чем ты просишь меня. Твой сын нарушил покой моего королевства, чего я проигнорировать не могла, поэтому, я была удивлена тому, что ты просишь снять с него арест. Впрочем, если брать в счет наши вполне себе дружеские отношения до инцидента с княжичем, я пойду к тебе на встречу и разрешение на въезд Каэля даю, но с условием, что приезд его будет тайный, а сам он будет вынужден поселиться у меня во дворце до конца решения всех вопросов. Ему будет запрещено посещать какие-либо места, кроме моей резиденции; в противном случае, ему грозит более серьезное наказание, нежели табу.
С глубоким уважением, Мираэль ди`Кель, королева земель эльфийских».

Так женщина окончила свое письмо, которое, сразу после запечатывания и планировала отправить.

0

7

Конкретно сейчас можно было смело сказать, что разговор себя исчерпал. Каэль таки появится в Сильмариле, пусть об этом, по-хорошему, почти никто и не узнает. К слову, если верить посланию узурпатора, революция уже началась, следовательно, княжич имел неплохие шансы вообще до границ Сильмарила не добраться. Или не вернуться обратно.
Впрочем, об этом голова должна болеть не у нас, а у них. И о том, как дожить до окончательного решения с нашей стороны, и о том как обеспечить безопасность Каэля на их стороне. И будь я на месте узурпатора, я бы постарался не дать революционерам возможности с нами связаться. Ибо всякое может быть...
В предложении матушки написать ответ под ее диктовку особого смысла не было. Равно как не было и каких-то аргументов против. Посему Айрэн невесть зачем перевернул листок, обмакнул перо в чернила, и, опершись свободной рукой на стол, начал выводить на нем несколько непривычные буквы общего языка. Ламарский князь наверняка понимал по-эльфийски, однако ж старые как мир правила требовали писать на общем.
Семнадцатое четвертое восемдесят второго. Каких-то вводных конструкций при таком начале не требуется. Многоуважаемый князь... – и далее по тексту.
Когда последняя фраза ответного послания, написанного, к слову, довольно замысловатым слогом, какой кронпринц при всем желании не смог бы повторить, заняла свое место и была поставлена последняя точка, эльф отложил перо и вновь перевернул лист(теперь это, по крайней мере, имело смысл). Пока сохли чернила, идея, стоящая внимания, пришла в голову Айрэна.
– Возможно, стоит отправить к границе эдакий комитет по встрече из трех-четырех гвардейцев. Они проведут княжича вдали от взоров тех, кто может его узнать, и помешают ему вновь наломать дров.

0

8

Письмо оставалось лежать на столе, а Мира задумчиво поглядывала в собственное отражение в резном зеркале. А что, ежели князь потребует помочь ему с войском? А что, ежели они откажут, а узурпатор возьми, да выиграй революцию? Как после в таких условиях миролюбиво существовать, ведь ламары ныне очень ценные союзники, уж в который раз себе это повторяла Мираэль, в который раз об этом ей напоминал ее же сын. Может, стоит отправить войско на ламаровские земли, но только не для того, чтобы помочь князю?...
Женщина вздохнула и покачала головой. Рано еще забивать такими мыслями себе голову, пока не приедет принц и окажет честь объяснить истинное положение вещей.
От мыслей, благо, ее оторвал Айрэн. Эльф предложил отправить несколько гвардейцев встретить "горячо любимого" гостя на границах королевства. Ди`Кель положительно кивнула, полностью одобрив идею своего сына.
- Распорядись, пожалуйста. А я, тем временем, запечатаю и отправлю письмо.
Дождавшись, пока бумага высохнет, Мираэль бережно сложила письмо в конверт, поставив мягкую печать своего герба, а затем, кликнув слугу, велела ему отправить письмо как можно скорее. Оставалось только заранее поместить гвардию в порте, куда прибудет принц, и ждать. Чем завершится данный разговор даже сама Мира была не в состоянии предугадать.

ЭПИЗОД ЗАВЕРШЕН

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [10.04.1082] Грехов истёртые следы