Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [15.04.1082] Неловкое сватовство


[15.04.1082] Неловкое сватовство

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

- Локация
Северные земли, г. Мирдан, Дом Белого Лотоса (госпожи Анри)
- Действующие лица
Сара (Сарэлет Анри, глава Дома Белого Лотоса)
Авель (член Тайной канцелярии, брат-бастард действующего Императора)
- Описание
Предыдущий эпизод - [14.04.1082] Touche!
После решения императора женить своего единокровного брата на дочери покойного главы Дома Белого Лотоса, начинается новая партия интрижек за спиной Виззарионов. Авель вынужден наведаться в дом к своей нежеланной невесте и сообщить ей пренеприятнейшую весть - насильно отданные ей его рука и сердце, а следом голова убитого Археля Анри.

0

2

После феерии прошедшей ночи с двумя вчерашними мальчишками Авель долго думал, глядя в потолок, что же происходит с казавшейся стабильной и прочной страной и с ними всеми. Он уснул в своей комнате, но во сне видел, будто ходит по проходам и запечатывает двери неизвестным магическим ключом, а когда проснулся – понял, что не сделал ничего. Впрочем, судя по спокойствию дворца до заката, никого не убили. Убрав в скрытые ящики и за замки свои документы, бастард даже не завтракая взял на конюшнях соловую послушную лошадь и, сделав изрядный круг, чтобы проверить вести относительно поисков Виктора, к установленному времени добрался до особняка семьи Анри, в котором Сарэлет-сине должна была ожидать его. И Кречета, возможно, но вряд ли – Шейн мог изъявить пожелание засвидетельствовать сватовство единокровного брата и укрепить взаимопонимание между двумя службами, хранящими власть, занимающимися безопасностью города и императорской семьи. Признаться честно, Авель до сих пор от такого количества здравых мыслей, зародившихся в дырявой голове единокровного брата и им же изречённых, ходил немного растерянный и с удивлением смотрел на знакомые вещи. И ещё более растерянным он был от не очень здравой мысли Шейна, что Сарэлет Анри должна стать партией для него. Хотя не мог же Шейн знать, что Авель уже связался узами крови с Элен. И не должен был. Но, проклятье, зачем было так усложнять?
В Золотом квартале почти не было видно следов того, как аристократию и новую августейшую чету ароматно и щедро облили народным вниманием и освистали. Прошло всего-то два дня. "Административный ресурс весь в действии, как я погляжу…" – подумал бастард, останавливая лошадь перед воротами. Он был без сопровождения, один, но его и так было очень сложно спутать с гвардейцами и Харукой. В пику горделивым белым птицам, будь то Кречеты или, скажем, петухи как Ролан, Авель носил чёрное и золотое.
Официально Арратс в письме вчера заявил, что он желает навестить одинокую и безутешную, как полагалось, по крайней мере, ей быть, Сарэлет Анри, новую главу Дома Белого Лотоса, для повторного приватного обсуждения деталей участия её Дома в попытке государственного переворота. Ворота отворились перед ним без единого вопроса, и он прокатил игольчатым колесом шпоры по боку лошади, направляя её неспешно внутрь, а сам поискал глазами в окнах или за овальной клумбой с фонтаном хозяйку на ступенях парадного входа. Он не видел её чуть меньше месяца, когда девушку нашли в доме Бойера, с выкрашенными волосами и в простоватом платье, никто ещё не знал, что до этого она была в принадлежащем её покровителю борделе. Авель в компании полукровки Алекто просто сообщили девушке о полной последовательности событий в день не состоявшегося переворота, задали несколько вопросов о брате и Ролане Бойере, принесли глубокие извинения за ложные подозрения и то, что приняли её за слугу, и передали гвардии, которая сопроводила находку в родовой дом на правах единственной его ныне законной госпожи.
Шейн, конечно, был прав в своём предположении, что Сарэлет, сколь бы компетентной девушкой она не представлялась, в совет не пропустят, а голос бастарду нужен. Что же до проблем с её семьёй, то для себя Ворон решил, что слово о смерти Археля и известных поныне её обстоятельствах передаст Кречету, а сам… а сам разберётся. Но Кречета было не видать.
- Госпожа Сарэлет дома? – обратился, спешиваясь, Авель к конюху. Простолюдин коротко качнул головой. Бастард выдохнул, хрустнул шеей и, снимая перчатки и затыкая их за пояс, поспешил к крыльцу особняка.
Думая ещё раз, он, конечно, видеться с предполагаемой невестой скорее не хотел. С тех пор, как Кречет видел Авеля, спокойно въезжающего во двор дворца с принцессой после того, как её поиски сопровождались несколькими часами паники… о, нет, меньше всего Ворон хотел, чтобы его в чём-то подозревали, потому что он всегда скверно увиливал и врал, но согласиться на свадьбу с чужачкой никак не мог. Оставалось только уговорить Анри самостоятельно сопротивляться их свадьбы. Любыми средствами. От этой мысли на душе у бастарда возник скверный осадок.
- Сообщите обо мне своей госпоже, скажите, что Авель Арратс по указанию Его Величества прибыл.

Отредактировано Авель (2016-07-19 15:56:49)

+1

3

Без малого месяц – сколько стоит спокойствие? А свобода? Анри стала свободной в тот самый день, когда её вывели из дома Бойера и отправили на допрос до выяснения обстоятельств кончины императрицы и заговора с участием её брата, но свободной она себя не чувствовала. Сару оправдали. Отчасти именно её вынужденное нахождение в борделе Бойера, а после пребывание у него дома на правах сомнительной гостьи сыграло свою роль в опровержении причастности к делам Виктора. Знал ли Архель об этом и пытался ли тем самым защитить сестру от последствий своей грязной игры или же действительно настолько ненавидел и яростно презирал её, что таким образом гнусно и грязно решил избавиться от родной крови? Неизвестно. У Сарэлет не было возможности переговорить с ним и узнать правду.
Утомительные допросы, а следом беседы, которые тянулись за ней бесконечным хвостом до самого дома и не оставляли в покое и там. Белый лотос омрачила очередная смерть наследника, а вместе с ней и его причастность к заговору против короны. Им не доверяли, и Сарэлет готовила себя к худшему – лишению титула и теснению на месте главы. Она не отрицала того факта, что и с прошением её отца передать главенство Дома ей – женщине, всё прошло бы легко и гладко, а что теперь? Архель разворочал осиное гнездо, отправился пылиться в темницы, готовясь ехать на рудники, а все ядовитые жала были направлены именно на неё. И твари жалили, не переставая. Анри держалась гордо и холодно, как привыкла, терпя каждую пощёчину общества, зная, что она сможет их вынести. Её связь с Бойера перекрутили до невозможности и намели под двери её дома столько сора и грязи, что выбраться из него было невозможно.
Она много думала. В частности над тем, как ей поступить с должностью главы. Рано или поздно Виззарион примет решение и в её двери постучатся. Любой пожаловавший будет для неё непрошенным и нежеланным палачом, но как вывернуть всё так, чтобы в итоге на плахе оказалась не её голова? Как переубедить мальчишку на троне в том, что она не предавала и вполне сгодится потягаться в совете с самой Иль Хресс, если представится возможность? Кинуть вызов патриархальному обществу, а хватит ли на это сил?
Время шло. Нежеланные визиты охочих до правды происходили всё реже, а вердикт императора не выносился ни на общее обозрение, ни на личную аудиенцию с самой виноватой. Анри не нервничала и не наматывала круги по дому в ожидании воли императора. Какой смысл? Пока что у неё никто и ничего не отбирал, а за время, проведённое в свободе, она могла делать то, что считала нужным.
- Миледи.
Сара отвлеклась от игры на музыкальном инструменте – бати завис, так и не коснувшись струны. Подняв голову, она вопросительно посмотрела на прислугу, посмевшего помешать её игре.
- Прибыл Авель Арратс по указанию Его Величества.
- В мою обитель теперь слетаются даже вороны? – холодное лицо аристократки не изменилось, она беспристрастно склонилась над сямисеном, возобновляя игру. Слуга, не получив распоряжения, терпеливо ждал вердикта. – Пусть войдёт, - после короткой паузы отдала приказ девушка, но сама не торопилась покидать насиженное место и откладывать инструмент в сторону.
- Да, миледи, - мужчина поклонился и поспешил встретить непрошенного гостя и проводить его в гостиную. Он не забыл предложить бастарду Эльдара вина и удалился с учтивым поклоном, как только в гостиной показалась Сарэлет.
В комнату она вошла гордо, шелестя длинным подолом платья. Дорогая ткань не липла к телу, но заметно тяжелила – аристократка успела отвыкнуть от этой роскоши за то время, что провела в борделе, довольствуясь дешевыми тканями и простыми платьями, годящимися в её понимании для тряпок.
- Приветствую, Авель Арратс, - она прошла мимо вампира и села в просторное кресло напротив него. – Чем я обязана Вашему визиту?
Упоминание императора тонко намекало на то, что волею Виззариона сейчас может решиться её судьба. Что уже придумал этот мальчишка? И почему послал к ней бастарда? Неужели, другого посыльного не нашлось для вынесения своей воли. Харука снова чем-то занят? Или дело не столь важное, что его доверили Ворону?

+1

4

Его терзало чувство чуждости и невольного предательства от одной мысли, что ему предстоит, глотая честное признание, что ему эта партия как гончей поводок сторожевой собаки.
- Сарэлет-сине, – приветственно и учтиво кивнул аристократке, приблизившись, бастард. Чтобы не стоять глупо столбом, он протянул к ней, севшей, ладонь, чтобы поцеловать руку. Во рту и на губах было пресно и сухо.
- Как вы могли понять из моей записки, – выпрямившись после паузы и отступив на шаг, чтобы не раздражать хозяйку своей нависшей над её креслом густой тенью фигурой, – я прибыл известить вас о некоторых деталях в деле о несостоявшемся перевороте.
Авель сглотнул вязкую слюну, набирая воздух и многозначительно посмотрел на Анри прежде, чем начать.
- В день бракосочетания Императора на тюрьму Мирдана произошёл налёт. В ходе стремительной атаки во время беспорядков в городе неизвестные вызволили своего лидера и… убили Археля Анри. Все найденные нами улики указывают, что к его гибели причастна не оборонявшаяся стража, а подельники или же сам Виктор Эрейн Силиврен, которого мы на данный момент разыскиваем.
Он склонил голову и опустил глаза на пол, давая Сарэлет время переварить известие прежде, чем продолжить.
- В свете данных событий и исходя из собранных нами информацией было принято решение снять с вас и с членов вашего Дома за исключением уже выявленных личных слуг Археля Анри и его друзей, все обвинения. Благодарим за содействие и примите мои соболезнования.
Авель вынул из небольшой тубы на поясе скреплённый сургучом документ, чуть не выронив из рукава безделушку в шёлковом мешочке, и передал хозяйке.
- Тело вашего покойного брата, которое было варварски обескровлено, сохранено в леднике нашего штаба, вы можете забрать его для захоронения или отказаться. Также теперь вы можете просить аудиенцию Его Величества, когда пожелаете, потому что, боюсь
Его Величество о вас позабыл и решил скинуть мне эти заботы, – про себя подумал Авель.

Отредактировано Авель (2016-07-22 19:49:10)

+1

5

Целуй – если так хочется соблюсти этикет. Анри в нём особой надобности не видела, а учитывая бочки слухов, витавших вокруг неё, так и вообще почтение, скрывающее презрение, считала, если не оскорблением, то проявлением дурного тона. Увы, он свойственен верхушке вампиров так же, как продажной женщине брать деньги за подаренную фальшивую любовь.
- И что за детали должна знать моя не скромная персона? – без особого интереса полюбопытствовала аристократка. Слуга успел войти в комнату, чтобы предложить новой хозяйке дома вина, но быстро ретировался, получив небрежный взмах руки с отказом. Сейчас были дела важнее, однако Сарэлет не торопилась соблюдать секретность и просить слуг закрыть плотно двери. Ей нечего скрывать, а закрытость всегда порождает интерес.
Она слышала, что брак Виззариона прошёл не совсем гладко. Этот мальчишка не смог жениться нормально, что уж говорить про управление страной. И это Старейшины ещё боятся, что подле трона в числе верноподданных советников окажется женщина. Лучше бы свои мужские ряды подчистили от гнили прежде. Шейнир отличался неопытностью во многих делах и после смерти Мирры наставлять его стало некому – ничего удивительного в том, что он не справляется и делает лишь новые и новые глупые поступки. Другое дело, что Анри сама теперь имела честь или не честь крутиться в этой влияющей верхушке, если ей, конечно, позволят. Она сама была достаточно молода и не столь опытна, чтобы толкать мудрые предложения Владыке, а Совет после переворота теперь состоял больше из излишне молодых вампиров, не набравшихся должного опыта для управления страной, как подобает.
Проблема монархии отступила, когда Авель заговорил о побеге Виктора. Меньше всего Анри хотелось слышать о том, что этот Арис покинул каменную клетку и вновь оказался на свободе. Он пожалует за головой каждого из тех, кто встал на его пути в прошлый раз. И Сара была в их числе.
- Харуке надо было лишить его головы сразу же, как только появилась такая возможность.
Убили? Этот поворот был вполне ожидаем ещё до побега Виктора. Сарэлет точно не знала, кто стоял за переворотом, но подозревала, что если из Эрейна так и не смогли вытрясти всю правду во время допросов, то верхушка осталась на свободе, а это значит, что в любой момент всех пойманных убьют, заметая следы. Ей брат никогда не отличался выдержкой и преданностью, чтобы молчать во время пыток. Не исключено, что он уже сказал больше, чем ему позволили. И всё же.. Внутри засело чувство вины и ком сожаления свернулся остро и больно. Какой бы мразью Архель ни был при жизни – он её брат, и до недавнего времени был единственным родным ей вампиров. Теперь она последняя из рода Анри.
Сара приняла протянутый документ с невозмутимым видом, будто не ей сообщили о смерти родного брата. Взглядом вскользь пробежалась по строкам, удостоверяясь в правильности и ценности полученных бумаг, девушка свернула их и отложила на столик за ненадобностью. Оставит себе на память, как Его Величество её оправдал и помиловал, а для этого целый месяц потребовался! И это с тем, что каждый не ленивый псионик лез к ней в голову, копаясь в правде вдоль и поперёк, словно очевидного ему было мало. Впрочем, с таким окружением и родственниками – недоверие вполне объяснимо и ожидаемо.
Сын Иль Хресс не сдвинулся с места, а его общее настроение вызывало подозрение, что не известия о помиловании или смерти Археля являются главной причиной его визита. Анри перевела взгляд на бастарда, пытаясь с несколько секунд прочесть по его лицу эмоции, не копаясь при этом в голове, прибегая к использованию способностей. Ей после постоянного чужого присутствия в своей собственной голове лезть в чью-то без острой надобности хотелось меньше всего.
- Я должна знать что-то ещё, Авель-синсу? – тёмная бровь приподнялась, девушка с вопросом, но всё с той же сдержанностью и непоколебимостью смотрела на стоявшего перед ней Ворона. Какую игру вновь затеяли наверху, что даже этот, купающийся в грязи с рождения, принимает её неохотно и словно каторгу? Смутные догадки начали закрадываться в голову к аристократке, но она решила дать время вампиру самому собраться с мыслями и озвучить то, что его тревожит.

+1

6

Она напоминала ему ледяную статую. Хуже, чем Глациалис, которая, будто по коварному умыслу, до того, как своим вмешательством подставить бастарда, показала ему куда более живой и приземлённый лик.
Это подобие Авелю не нравилось. Может, иной сын ищет  невесте черты своей матери, но во всём, кроме крови, матерью Арратса стала Мирра. Очень приличная, очень тихая, мягкая, деловая, но не резкая, когда надо - и Элен взяла от матери лучшее, включая ум и красоту. А Сарэлет...
Да, этой свадьба ни к чему, эта сама себе мужчина и советник, - подумал бастард, глядя в непроницаемое лицо. Именно то, что надо, но как же сложно заставить себя пройти по уже очерченному пути!
Кажется, он продержал паузу слишком долго, и она же с неизменным каменным спокойствием подтолкнула визитёра не тратить ей время.
- Боюсь, касательно вашей персоны, Сарэлет-сине, - продолжил где бросил Авель с подавленным вздохом, как можно тише, чтобы суть его речи не уловил полностью слуга, - Его Величество интересует только вопрос вашего замужества и восстановления представительства Дома Белого Лотоса в Совете.
Уже на этом моменте аристократка могла запросто понять, куда ведёт бастард Эльдара. Её обзанностью было принять каждого сватающегося, а её мнение относительно самого факта замужества никого не интересовало.
- И хотя по долгу службы в начале своего визита я был вынужден донести до вас скорбные вести, - Авель медленно подступил к сидящей аристократке, опускаясь на одно колено, - пришёл я и просить вас госпожа Анри, рассмотреть мою кандидатуру.
Он извлёк из вышитого золотой нитью чёрного рукава атласный мешочек с эмблемой известного ювелира, в котором, лёжа на такой шёлковой подушечке, прощупывался внутри аксессуар. Подарок был вытянут пальцами на свет и преложен девушке.
Не лотос, но две каллы, мягко сцепленные друг с другом как на механизме застёжки, так и в украшении, поблескивали белым золотом с россыпью мелких многогранных цитринов на изящных золотых язычках цветков.
Бастард понимал в украшениях куда меньше, чем в оружии, но когда в срочном порядке, едва осознавая масштаб катастрофы, метался в поисках подарка аристократке по трём лавкам, эта брошь была самым "свежим и ненавязчивым", что он смог подобрать, имея в запасе лишь немного времени для того, чтобы ещё отнести к чаровнику. Срочность стоила денег, но Авель жил довольно скромно, чтобы иметь их на такие безделицы в избытке, и впервые в жизни прочувствовал, как он был прав. Если сватовство к столь серьёзной девушке требует хорошего подарка, то попытка не посвататься, не обидеть и уговорить помогать одинокую вампиршу, сделав правильный вид для поддержания иллюзии взаимного интереса на время, требует отличного подарка со смыслом и изящества, достаточного, чтобы его правильно представить и вручить.
- Вы позволите - я покажу небольшой секрет, - ещё не выпустив, что было невежливо, подарка, бастард отцепил одну каллу от другой и, прокатив в подушечках пальцев стебелёк три раза, что вызвало  странный перелив в цитринах и по краю лепестка, шепнул: - активируйте магию броши и мы сможем по-настоящему поговорить.

+1

7

С несколько секунд Сара молча смотрела на преклонившего колено вампира, а после от души и громко расхохоталась, да так сильно, что тяжёлые дорогие серьги вторили её голову тихим насмешливым «дзынь». С её стороны это смотрелось некрасиво – леди полагается снисходительно и сдержанно говорить «я подумаю над вашим предложением», но сама ситуация показалась аристократке до нелепости смешной.
Сначала ей сообщают от смерти брата, побеге Виктора и помиловании императора, а следом выдвигают предложение выскочить замуж за бастарда Эльдара! Это такая милость или наказание за то, что уродилась женщиной?
- Ох, - шумно выдохнула Камэль, всё ещё весело улыбаясь – холодная маска собранности рухнула под натиском иронии. – Виззарион не перестаёт меня удивлять.
Именно «Виззарион». Не «Величество», не «император». Отозвалась, как о каком-то мальчишке её круга, а не Владыке Северных земель, и это в присутствии его старшего брата, пусть Арратс и бастард, но имел хоть и косвенное, но всё-таки отношение к короне, а так же в окружении слуг, гревших задами стены гостиной и двери.
Указательный и средний палец  левой руки мягким массирующим движением коснулись виска и скользнули к брови; большой палец послужил опорой подбородку. Так склонив голову к руке, Анри посмотрела на бастарда.
Знатного ей жениха подкинули. А какая у него насыщенная биография!
- И, разумеется, моё мнение императора не интересует, - на выдохе и со снисходительной улыбкой протянула Сарэлет. Цирковая постановка – не иначе, но когда в этой стране что-то было по-нормальному и серьёзному? Кажется, что с тех пор, как на покой отошёл Эльдар, такого в землях вампиров не водилось. И вряд ли будет, если Виззарион не начнёт растрачивать время и силы на что-то полезнее никчемных и ненужных браков.
Ух ты. Он ещё и с подарком! Анри не была столь избалованной девицей, чтобы с ходу оценивать дороговизну безделушки. Честно говоря, её она вообще не интересовала, как и само предложение. Более того, Сара прекрасно понимала, почему император решил провернуть подобный ход. Ей бы в любом случае попытались найти подходящую мужскую партию. Подходящую в понимании Совета и самого Шейнира, конечно же. А всё ради того, чтобы на кресло в зале совета сел мужчина, а не женщина. Эк, как они заморочались!
С широкой улыбкой девушка, которая, наверное, до этого Авелю казалась каменной и отстранённо холодной, наблюдала за вампиром, не говоря больше ни слова. Её мысли занимала попытка найти решение этой проблеме, но вот незатейливый жених (как страшно это звучит!) показывает ей, что вещица не так проста, как показалось на первый взгляд.
Анри протянула руку, переняла подарок и повторила за бастардом махинации с брошью. Теперь его проступок её заинтересовал. Не одной ей не хотелось выходить замуж по наставлению «старших», а разговоры с закрытыми ушами посторонних – уже что-то интересное.
- Удиви меня ещё больше, Ворон. Вдруг я действительно за тебя выйти захочу.
Не захочет. Позволить императору вертеть собой как хочется – всё равно, что добровольно передать в его руки правление её Домом. Нет уж. Она доказала свою верность, извольте права оставить.

+1

8

Авель сдержанно улыбнулся, видя, что не жаждущая под венец невеста поняла его намёк, и, ухватив для очередного сухого поцелуя левую руку аристократки, сказал:
- Спасибо. Теперь суть нашего разговора останется известной только нам, хотя сплетники смогут читать выражение наших лиц и двиения.
Он прикрепил одну из половинок броши на ворот, мысленно засекая себе не забыть отдать подарок по окончанию визита.
- Разрешите мне сесть? – дежурно попросил Ворон, дожидаясь жеста.
- Ну что же. Думаю, для вашего проницательного взгляда уже не секрет, что славная затея моего кровного брата предсталяется мне страшным промахом. Вашему дому полукровка в родословной – оскорбление проигравшим, пусть в переворот как глава Белого Лотоса замешался ваш брат – ещё раз простите за неприятные вести.
Авель сделал паузу, играя пальцами по тыльной стороне своей другой ладони.
- Для меня женитьба – конец того, что я больше всего ценил в своей жизни бастарда: свободы выбирать за себя одного. Предлагаю подумать вместе, как бы нам вместе выкрутиться из этой щекотливой ситуации, тем паче, что ваше пребывание в "гостях" у господина Бойера до сих пор эхом аукается в молве.
Что они могут, кроме как разыграть в лицах, предавая веру Элен, заинтересованность столько, сколько это необходимо для правдоподобного разрыва.
- Может, вы предложите прогуляться мне по саду, Сарэлет-сине, и расскажете, что на уме у вас по этому вопросу прежде, чем я предложу хоть что-то?

+1

9

- Не будем создавать картину семейной идиллии.
Лишние подозрения ни к чему. Кто поверит в то, что Сарэлет и Авель радостно под ручку тут же кинулись прогуливаться по садам Дома Белого Лотоса, как только услышали весть о принудительном заключении брака? Поищите идиотов. Анри не стремилась создавать видимость и напрягаться лишний раз, пусть всё выглядит естественно. Воля императора будет исполнена, но неохотно – зато правды в этом больше.
Указав взглядом на кушетку, пока ещё глава Дома предложила гостю присесть. Жестом руки она приказал слугам прикрыть двери, хотя и без того прекрасно знала, что никто стараниями артефакта не услышит их разговор.
- И что же за эхо из Замка Утех успело долететь до вас, Авель? – девушка расслабленно откинулась на спинку кресла, расслабленно и не без властности в жесте устроив руки на подлокотниках. Слухов было предостаточно для любого вызвавшегося в женихи к Анри. Их природу Сара знала прекрасно, но раз уж они решили играть не по правилам и говорить честно и откровенно – пусть выкладывает любые свои соображения на этот счёт.
Что она сама думает?
- Надо же… Кого-то в патриархальном обществе ещё интересует мнение женщины, - Анри слабо ухмыльнулась, смотря на вампира. Авель её приятно удивил, если, конечно, его вопрос не прозвучал лишь из необходимости намеренно показать, что и её мнение имеет свой вес – а это всё не часть хитроумного плана бастарда Эльдара. – Меня не прельщает перспектива отдавать главенство Дома. Мой отец ещё при жизни имел прекрасную возможность сделать своим прямым наследником Археля, но выбрал дочь вместо сына.
Об этом уже давно все знали и ни для кого не секрет, что именно такой ход покойного главы Дома мог спровоцировать его сына сопроводить Сарэлет в неблагородные покои борделя.
- В Совете уже есть одна женщина, так почему бы не увеличить их количество до двух? – и на этот вопрос она тоже знала совет – Старейшинам Иль Хресс, как кость в горле: мешает, а не достать. – И в то же время я прекрасно понимаю, что император настаивает на заключении брака, если не с Вами, то с другим прельщающим его лицом. Я не хочу гадать на картах и испытывать судьбу, полагаясь на то, что другой кандидат от короны окажется достойным, при наличии нынешнего, который, как мне кажется, разделяет мои взгляды на этот брак. Возможно, что со временем мне удастся переубедить Вашего брата, но для этого потребуется время.

+1

10

А вот сейчас обидно было, - беззлобно, но с досадой думал Авель, за разом раз, за фразой фраза. Жестом он показал, что скажет позже, и внимательно дослушал Сарэлет до конца.
Какая неприятная Сарэлет Анри, оказывается, женщина... Да, в Совете ей самое место.
- Я так понимаю, это значит да, - наконец выдохнул бастард. - Считаете, лучше разыграть помолвку? А о пути отступления вы подумали?
Ворон никак не мог сесть по-настоящему удобно, он опирался то на руку, то на подлокотник, то боролся с желанием закинуть ногу на ногу, лишь бы погасить неприятные впечатления от близкого знакомства. Авыель понял, почему к Анри посылали преимущественно Алекто.
Полукровка Виан и подражательница Глациалис были бы достойны друг друга.
- Не примите за бестактность, Сарэлет-сине, я очень хочу соблюдать приличия и положенный этикет, но вопрос, трогал ли вас Ролан Бойер или кто-то из его, - лицо Ворона пробежало отвращением, - гостей - очень важен для того, чтобы наш план протянуть время не рассыпался раньше, чем было бы выгодно мне и вам. Даже малая ложь может вызвать скандал, а мой венценосный брат не будет ждать доказательств. Его доверие к Бойеру пошатнулось из-за его махинаций с благородными девами - вами и принцессой Элениэль, однако гениальные идеи приходят в голову Императора чаще, чем всем хотелось бы.

+1

11

- Не с Бойером же мне разыгрывать помолвку, в самом деле, - фыркнула вампирша.
Об отношении Виззариона к бордельщику не знали, разве что, не задействованные в интригах Виктора, а о его репутации - хромой, глухой и слепой без медяка в кармане. Пусть он и занимал пока что должность первого советника императора, не располагал милостью Шейнира с тех самых пор, как заварушка приобрела отчаянные повороты. Анри лично была введена в курс дела со сбором подписей и понимала, что Ролан успел сделать для Виззариона, но проступки перевесили поступки и вот, пожалуйста, её уже сватают не за прославившегося на весь Мирдан Бойер, а за бастарда! Кому ещё в лицо плюнул Его Величество?
- У нас будет достаточно времени, чтобы придумать пути отступления. Дата свадьбы ещё не назначена.
У Сарэлет на этот счёт были некоторые соображения, но она решила отложить их озвучивание на более продолжительный срок – ей нужно всё тщательно обдумать и взвесить, чтобы повод казался достаточно весомым и в то же время со стороны не выглядел, как спешное бегство двоих из уз нежеланного им брака.
В патриархальном обществе поведение женщины было прописано на камне. Сарэлет не могла себе позволить мягкость Мирры и её уступчивость, а уподобиться Глациалис, означало показать своё подобие и равенство с мужчинами при отсутствии должных… средств внушения.
- Бестактность?
О-о! Этот вопрос она ждала, как обязательный и важный, а встал он в горле у всех охочих с того дня, как раскрылась тайна исчезновения Анри. Ничего удивительного в том, что даже Ворон решил сунуть свой клюв под чужое одеяло, даже если это одеяло отсутствовало и больше напоминало грязную юбку бордельской шлюхи.
Сарэлет тянула с ответом. На её лице больше не играла насмешливо-расслабленная улыбка. Она поднялась со своего места, позволяя юбке скользнуть вниз, занимая более привычное и естественное для неё положение, и прошла вперёд по направлению к вампиру. Бутылка вина и бокал, оставленные на столе, оказались как нельзя кстати. Сара взяла бутылку, наполнила вином бокал, не подзывая слуг, а сама всё будто решалась открыть Арратсу какую-то страшную и неприятную для неё тайну.
Ютя наполнившийся бокал в руках, Сара подошла к бастарду ещё ближе, а секундой позже, сминая приличие и стыд, нагло и вульгарно уселась у него на коленях, лицом к нему, не терпя возражения.
- Раз уж вам так интересно, может, сами и проверите? – тихим шепотом пропела Анри, глядя в лицо бастарда. Юбка платья смялась и приподнялась, но не открыла взгляду ни колена, ни белёсых холеных лодыжек, зато всё остальное, включая губы, грудь и бёдра, оказалось достаточно близко. Он мог почувствовать тепло её дыхания на губах, а бокал с вином завис в правой руке Камэль, не смея пролить его на дорогую ткань кушетки. – В любом случае – результат вас удовлетворит, Авель-синсу.
Окажись она уже тронутой – вот повод, а если нет.. что ж.. на нет он сразу же бы всё исправил. И то, что раньше было слухом, превратилось бы в правду в раз-другой активного влияния. Вот только Сара, пусть и знала Авеля плохо, подозревала, что бастард не будет пользоваться надуманным случаем. Мгновение-другое и вес её тела исчез с бёдер вампира. Сара слезла с колен, повернулась спиной к бастарду, не по-девичьи опустошила бокал одним махом и мягко, совсем неестественно в сравнении с этим, поставила его на стол. Она повернула лицо в сторону вампира и глянула на него через плечо.
- Считайте, что мы договорились. Вы можете возвращаться во дворец с моим согласием, а повод расторгнуть помолвку я вам предоставлю.

+1

12

У Авеля не вылезли глаза на лоб, не изменила цвет кожа, не появилось першения в горле, он ни вскочил, ни сел, однако ощущения за выдержанным постным лицом скрывались непередаваемые.
Вот те на, Ворон, невеста, не в бровь, а в глаз!
Пауза, в которую бастард приложился к вину, отвлекаясь на свои мысли о реакции Элен на эту лукавую авантюру - всё же, он предавал её доброе имя, даже не держа в сердце предательства. А что если Шейну в голову взбредёт выдать и её? За Лэно, этого безвольного парня? Или другого?
Он пропустил момент, когда белая лиса решила напасть, и даже поперхнулся, быстро отставляя вино.
- Сарэлет-сине, что это значит? - больше смущённо, чем возмущённо пробормотал, Авель, откидываясь назад и пытаясь избежать касания вампирши. Чужой ему вампирши. Если самоуверенность, стремительность и деловитость Сарэлет смущала его умеренно, то непристойное предложение и действия заставили онеметь от возмущения. По скулам Ворона поиграли красные пятна.
- Ведите себя достойно, госпожа Анри! - наконец, откашлялся вином бастард, и хотел столкнуть с себя аристократку как-нибудь аккуратно, но понятно, а она уже и исчезла. - Не знаю, за кого вы меня принимаете, но я не собираюсь даже рук ваших трогать без вашего разрешения, тем более... тем более это.
Авель всегда чувствовал себя не таким, он был воспитан иначе, да и сам, будучи внебрачным, чувствовал себя обязанным быть ответственным и скромным. Может, он не заметил, как с Кречетом оказался в другом поколении, воспитанном строго в отличие от распустившегося следующего. Возможно, из-за этих своих убеждений он и самоустранялся от всех вызванных безнаказанностью разврата проблем. Он не хотел знать, с кем гуляет его сбегающий из дворца брат, и тем более он не желал знать, с кем, в каких позах, как давно и с большим ли удовольствием кувыркалась его кровная мать, представшая с Элен "в подарок" в платье чуть более закрытом, чем пеньюар. Вот сейчас он тоже испытывал жгучее желание закрыть глаза рукой и не смотреть и не видеть. Его не возбуждала ни Сарэлет Анри, ни мысли, ни перспективы. Они решили вопрос скорее, чем он думал, но радости Авель особенно не испытывал.
- Что ж, - быстро встав и уже некуртуазно допив вино, сказал взявший себя в руки при всём недоумении и негодовании, бурлящими внутри, Арратс. - Полагаю, на сегодня мы с вами договорились. Я сообщу Его Величеству, что вы согласились, а детали обсудим позже. Скажем, через неделю, ведь нам нет смысла торопиться, - Авель пересилил себя и шагнул к госпоже Анри, протягивая руку к её руке, а заодно снимая с ворота брошь. - Благодарю вас за радушный приём и ясный ответ, Сарэлет-сине.
Он чмокнул её руку второй раз, губы были в этот раз не сухи, но лишь от чуть не выплюнутого от неожиданности вина.
- Вы великолепны и изящны. Как в море буря.

+1

13

- О-о! Какой правильный! – в мыслях посмеялась Анри. Кажется, манеры и достойное поведение в раздаче генов Эльдара закончилось на бастарде, а вот мальчишке Виззариону уже не досталось. Удивительно, как только у такой, как Иль Хресс, вульгарной и до безобразия дерзкой, и у правителя-сходившего-на-сторону смог родиться такой правильный и скромный сын.
Какой тонкий комплимент! И снова этот поцелуй в руку, фу. Позволила, но довольно быстро вернула себе всё, что ей от рождения принадлежало. Вернуть бы ещё главенство Дома, которое почти открыто собирался отнять у неё Виззарион.
- Проводите Авеля-синсу, - обратилась она к слугам, когда артефакт перестал действовать.
Анри осталась стоять у стола в занятой ей строгой и деловитой позе ровно до того момента, пока бастард не покинул её дом. Сарэлет прошла к креслу, шурша подолом платья. Она скосила взгляд на документ, лежащий на столе, и в глазах, что несколькими минутами раньше были подёрнуты холодом, дерзостью и собранностью, проскочила грусть. Больше не было надобности скрываться за ликом холодной женщины и делать вид, что любой промах в жизни, любое лишение делает её в глазах других сильнее, чем она есть. Жизнь в борделе научила подавать себя иначе, но…
- Болеть от этого меньше не стало.
Взяв в руки помилование в бумажном виде с запахом сургуча и чернил, Сара прошла к горящему камину и обратилась к слугам, глядя в играющее пламя:
- Оротар, заберите тело моего брата из вороньего гнезда. Принесите ко мне.
- Да, госпожа.
Слуга удалился исполнять приказ без лишних слов; помилование императора отправилось гореть в пламя камина. Анри ещё долго смотрела на то, как пергамент чернеет и обращается в пепел точно так же, как обратится в прах тело её брата. Она не могла похоронить его в родовом склепе, предав холодному камню рядом с телами отца, матерью и других, но и бросить его в ледниках, отдавая на растерзание этим поморникам – тоже. Он её брат и Сара всегда любила его по-своему.
Виктор и его соратники заплатят за это, но сначала… сначала она должна убедить Виззариона в том, что она достойна должности советника.

эпизод завершён

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [15.04.1082] Неловкое сватовство