Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши (арх) » Что бы я, да еще раз...


Что бы я, да еще раз...

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Остебен. г. Берсель » Пристань

Начало игры. Первый пост.
«Способен ли кто-нибудь, кроме всеведущей высшей силы, познать, откуда в мир приходит вдохновение и как оно рождается? А, самое главное – для чего? Я бы не удивился, если бы ответы на эти вопросы оказались совсем простые… И одно я знаю точно: не ограниченному и жалкому разуму смертных кичиться тем, что дух творчества подчиняется ему. Это ужасно… Вот я снова невесть зачем переплёл мелодию и слова на новый лад, сочинил очередную песню… Но я не могу найти никого, кто в состоянии был бы беспристрастно оценить, хороша она или никуда не годится!» - примерно таким вот образом Анри уже битый част распространятся про себя, всё больше и больше негодуя. Он был готов уже сам объявить своё новое произведение бездарным и выкинуть его из головы. Да-да, именно так, поскольку только в голове юноша и хранил всю свою информацию. Он мог забыть что угодно, даже название столицы, но то, что ему может реально пригодиться "на работе", - которую парень, впрочем, работой почти и не считал, для него это было всем смыслом жизни, – никогда. Лишь тот, кто регулярно пытается что-то сочинять, понимает, как после горячо хочется поделиться плодами своих усилий. Ни поэт, ни художник, ни лицедей не могут изливать душу в пустоту, посредством своих трудов они хотят что-то донести другим, раскрывают себя, делятся идеями, мыслями, чувствами, переживаниями, опытом, даже мечтами. Лишь в гармонии со слушателями и зрителями "люди искусства" обретают себя. В одиночестве же эти несчастные обращаются в ничто. И, хотя Анри никогда не доходил до подобной степени отчаяния, ему весьма и весьма подчас не хватало тех, кто оценил бы его фантазии или, хотя бы, развенчал их не грубо и жестоко, как делает порой толпа, когда ей не по вкусу представление. Одним словом, что-то новое всегда нужно сначала испытать, а лишь потом предлагать это широким массам.
«Я, по крайней мере, могу попытаться зачаровать их…» - "попытаться", потому что юноша и сам никогда не знал, подействует или нет единственная подвластная ему на сегодняшний день активная способность, - «Но прибегать к магии, чтобы продать своё произведение… Ну нет, так низко я никогда не опущусь…» - конечно, наш парень никогда и никому не рассказал бы о том, но Анри очень хотелось позабыть про несколько последних случаев, когда он полностью выдохся, а чары всё равно пропали впустую. Вот, скажем, неделю назад. Да, таких толстокожих чурбанов ещё стоило бы поискать! Юноша, помнится, позволил себе поинтересоваться, не входят ли они в родственные отношения с троллями – кстати, несмотря на свой "кочевой" образ жизни, он до сих пор ну совершенно не имел понятия, существуют ли таковые на самом деле хоть где-нибудь, хоть в небольшой популяции, или же они имеются лишь в страшных сказках да легендах. Да, сказок таких Анри знал буквально тьму. Ха! Тролли! Если бы этим тем вечером всё и ограничилось! Но нет же, меры мы не знаем! Когда нам не пытаются открутить голову, попутно поливая бранью - нам не интересно! Далее, впав в раж и издевательски сверкая чёрными глазами, Анри сказал, что и тролли для них – слишком высокая планка, и образно сравнил ту публику со скотным двором в плане понимания лирики. Сравнил довольно красочно, а, главное, доступно. Это парень умел профессионально. Убегать пришлось быстро и едва ли не кувырком. Тупицы тупицами, а насмешки поняли на удивление быстро, и решение по поводу того, что делать с шутником, также приняли скоро, единодушно и почти без слов. Ну, не считать же за слова гневный ор! - «Никогда больше не буду с ослами дела иметь! Я лишь одного приличного осла знал, и тот давно околел!» - всё-таки припомнив поневоле этот бардак, - у людей очень неудобно устроена память, - твёрдо сказал себе Анри и даже улыбнулся. Нежно, но и не без затаённого лукавства. Так, будто вспоминал не о разборках, которые могли, возможно, стоить ему жизни, а о любовном свидании. Или, в качестве альтернативы, как малое дитя, которому удалась задуманная давным-давно и наконец-то осуществлённая забавная шалость.
Если честно, такое обещание юноша давал себе не в десятый раз и даже не в сотый. Видимо, вера в лучшее в мире и в других всякий раз перевешивала в нём здравый смысл. Да, Анри нередко был склонен переоценивать понятие "разумного существа". Разумные, но далеко не идеальные. Как и сам он, конечно же. Куда уж тут до "высокого общения", оно вообще больше прерогатива прекрасных и утончённых эльфов.
«Эх, может, и впрямь мне лучше было бы тогда податься в маги? Я всё равно бездарность… Скучновато там, в ученичестве, наверно, оказалось бы, зато беспокойств меньше. Ну да что уж теперь жалеть, поздно…» - Анри потому и отказался тогда, что предполагал, что затосковал бы и, в итоге, ничтоже сумняшеся совершил бы побег от дражайшего наставника ещё в самом начале их совместного сосуществования. Оставаться в одном и том же месте, заниматься одним и тем же делом… Хуже вряд ли что-то можно придумать. Некоторые птицы, как известно, в неволе не только не поют, но и вовсе не живут. И Анри был уверен, что относится именно к таковым. Он вообще старался избегать даже долгого пребывания в закрытых помещениях.
Милые размышления, не правда ли? Ну, а чем ещё заняться, когда без особой цели прогуливаешься по городу, в который день назад заявился просто так – то есть не ради встречи со знакомым или знакомыми, не ради любования видами, не ради утоления праздного любопытства, одним словом - вообще без причин? Вот Анри и думал обо всякой ерунде, благо, пока что никто ему ничем не докучал. И на пристань юноша забрёл совершенно случайно. У него так происходило всегда. Утром парень не знал, где окажется вечером и чем станет заниматься. Если поразмыслить – и в такой жизни имеется своя прелесть. Если это не свобода – что тогда вообще свобода? Делать что хочешь, быть в гармонии с собой, ни перед кем не отчитываться, жить с чистой совестью, на всё иметь свою точку зрения, но не опровергать чужие.

0

2

«Что бы я, да еще раз...Да никогда...»
Вяло рассуждала она, шествуя темными улочками к пристани, попутно обтираясь обо все стены, что находились рядом. Со стороны можно было сказать что девушка была или пьяна или пряталась от кого-то. И скорее уж второе. В который раз она с утра сбежала с гостиного двора, где до нее пытались добраться очередные мужланы. Без этого пожалуй не обходилось ни одно ее ночное пристанище. Почему то многие лица мужского полу липли к ней как мухи к ...варенью.
«И что они могут разглядеть в ребенке?!»
Ведь и вправду девушка отличалась чересчур субтильным телосложением и не плотное платье, ни широкий плащ не придавали ей так сказать особых объемов. И сегодня с утра она, как уже известно сбежала с гостиного двора, даже не заплатив. Ведь многие хозяева разрешали ей заплатить с утра,и обычно за платой приходили здоровые мужланы, надеющиеся получить благодарность далеко не звонкой монетой.
Порой это помогала девушке, ведь в основе из-за этого она и сохранила свои небогатые сбережения, но такая приставучесть со стороны мужского пола не слабо настораживала.
Да, да, несмотря на свое боголюбие, она не брезговала иногда приврать, или где-то сбежать не заплатив. В конце концов, она юное и милейшее создание, разве много с нее возьмешь?
Но это все философия, и сейчас девушка быстрым шагом направлялась к пристани, все время оглядываясь. Она как наивное создание не только считало что все вокруг желают ей добра и готовы помочь,а до совсем наоборот. Скорее она верила что вот каждый мужлан хочет ее ущипнуть за то место которое пониже спины, а каждая дама унизить и оскорбить.
Вот наконец-то девушка выпала на мощеную крупным камнем пристань, причем в самом прямом смысле. Не забывала ведь попутно молиться за спасение своей души...да какой к идиотом, души?! Жить хотелось целой и невредимой, так что больше молилась за свое тело, а занятая одновременно двумя занятиями-оглядыванием и тихим бормотанием молитв, которых знала великое множество- не следила за дорогой под ногами, и вот когда до широкой дороги оставался лишь шаг, под ноги попался камушек.
Банально и некрасиво навернулась, приземлившись на колени и локти, головой боднув чьи-то ноги. Расценив что ноги принадлежат мужчине, по отсутствию длинного платья, девушка все так же на карачках попятилась назад, стараясь сделать вид, что ее собственно здесь не было, не было никокого столкновения, и вообще - «меня нет, меня не существует». Однако все же исподлобья взглянула на того кого осчастливила своим паданием-темные волосы, бледная кожа, поношенная без изысков одежда.
«Аристократ что ли обнищавший?»

Отредактировано Эсзли (2012-01-07 23:37:15)

0

3

Вот уж точно - пути Господни неисповедимы... Анри гулял себе спокойно, не шалил, никого не трогал, разве что примус не починял – за неимением такового. Да куда там – юноша и слова-то такого по вполне понятным причинам не ведал. Бродил себе сперва по улицам, потом по пристани, то на водичку любовался … То на городские дома… То на небо – вот уж точно самый регулярный для него источник вдохновения... А тут вдруг раз - и такой подарок ему на голову. Ну, хорошо, допустим, не совсем на голову, но всё же. Сам виноват, конечно. Нужно ведь хоть изредка следить, что по сторонам от тебя происходит, ладно сейчас, а так и в настоящую беду угодить можно. И оправдывайся потом, когда тебе голову снимут или, допустим, арестуют, рассеянностью поэтов и прочей возвышенной ерундой. Ну да, благо, Анри-то от толчка равновесия не потерял, и заслуги незнакомой девушки в этом уж точно не было. В первую секунду юноша немного растерялся, даже ни одной привычной колкости, даже добродушной, на ум не пришло, хотя губы и чуть дрогнули, будто он собирался что-то сказать, но в последнюю секунду передумал. И вот почему - парня вдруг осенило, что встреч "просто так" на свете не бывает, у всякой есть какой-то смысл. Может быть, в лице нового человека, с которым свела тебя Судьба, ты встретишь смысл своей жизни, может быть - ступень к тому, чтобы узнать что-то новое, стать чуть лучше, просто пережить какое-то важное ощущение. Даже если "общение" окажется совсем коротким и внешне ничего, кроме проблем, не принесёт. Так просто всё бывает только у тех, кто не хочет ничего видеть, понимать и принимать. Им, последним, удобно существовать в насквозь выверенном и обыденном мирке, где все физические тела движутся лишь по определённым траекториям, всякое отклонение от которых – чушь, бред или катаклизм.
И вот, взгляд Анри, только что готовившийся снова стать насмешливым и дерзким, потеплел и смягчился. И кто поверил бы, что в этих зрачках, стоит задеть парня за живое, запляшут, образно выражаясь, дикий танец развесёлые чертенята? Подумать только – он даже никакой глупости в адрес неизвестной не ляпнул, а всего лишь тихо вздохнул, покачал головой в духе: "Ой, ну разве же так можно?" и с видом смиреннейшего на свете долготерпения, шагнув к этой странной особе, осторожно, чтобы она не подумала чего не того, поставил её на ноги. Понять, что парень при этом думает, по его лицу было почти невозможно, уж очень оно казалось спокойным, безмятежным… Вот только взгляд, такой же ласковый, как и прикосновения, мог бы сказать вместо молчавшего Анри – эта девушка ему, вообще-то, понравилась. И впрямь, довольно милая юная леди. И реакция забавная. Правда, не совсем нормальная. С его точки зрения.
«Симпатичная. Только такое ощущение, будто кто-то всю жизнь её усердно запугивал… Ну, или ей пришлось пережить что-нибудь ещё похуже…» - впрочем, гадать без наличия хоть каких-то фактов молодой человек не любил - «А очаровательные места всё же эти города с большим населением... Кого тут только не увидишь...» - начала-таки просыпаться в нём романтическая нотка. И, как всегда, незваная и негаданная. "Ага, привет, давно не виделись, братишка!" - "Ну и чего тебе сегодня надобно?".
А всё дело в том, что перспектива нового знакомства, пусть даже призрачная, его всякий раз воодушевляла. О причинах уже говорилось выше.
-С Вами всё в порядке, я надеюсь? – поинтересовался юноша с такой вежливостью, какой сам от себя не ожидал. Даже, что уж совсем нонсенс, с лёгким беспокойством. Странно, очень странно. Скорее, он выдал бы что-нибудь вроде: "А Вы что, всегда так знакомитесь?" или "И чем Вам так не угодили мои ноги? Обзор, что ли, заслоняли?". И вот такое поведение являлось для черноволосого парня обычным. А вот теперь ему и шутить над этим и без того каким-то замученным, по крайней мере – внешне, созданием не хотелось. А что хотелось – так это прямо в лоб спросить, в чём же дело, куда и от кого она так спешит. Нет, ну не просто же она прогуливается таким образом! Это было бы весьма необычно и оригинально. И, вероятно, кое-кто решил бы, что от такой дамы лучше держаться подальше, но Анри редко когда поступал в соответствии с общепринятой логикой. А, точнее, практически никогда. Разве что если его силой заставляли. Или если в противном случае он угодил бы в такой переплёт, который живым, в здравом уме и трезвой памяти юношу уже не выпустил бы. Логика! Боже! Это же так скучно! Она, эта самая логика, придумана исключительно для того, чтобы жизнь усложнять. Многие люди это любят. Анри никогда не мог их понять. Накрутят себе такого, что самим после не разобраться, а для чего? Как правило, чтобы быть несчастными и никем не понятыми. Так несказанно глупо и нелепо. Как, впрочем, и многие другие вещи в мире, включая некоторые смертные случаи.

0

4

Итак, сделать так будто ее никогда здесь и не было, не получилось. Порой она мечтала о такой сказочной способности как магия. Но нет, встряхнула головой, отчего кудри заслонили лицо.
«Это крамольные мысли!»
Затвердила вновь про себя. Как никогда не видела ни единой нежити, так же ни разу не знала ни одного мага.
«А как хотелось бы...»
Но, опять же, как и выше, это все философия, а сейчас источник препятствий, а точнее черноволосый юноша приблизился к ней, отчего девушка дернулась назад. Платье не смотря на то что было широкого кроя, и запутаться можно была в тканях на раз-два... задралось и девушка коленкой проехалась по тому самому злосчастному камушку, раздирая нежную кожу в кровь. Машинально, тот кусочек камня, сунула в один из многочисленных карманов платья. После чего уже, смирившись со своей судьбою позволила помочь себе подняться, хотя ведь у него был такой спокойный взгляд.
«Не то что те...»
Эсзли вздрогнула, вспоминая с каким пьяным блеском, хоть и трезвые мужчины смотрели на нее. За те полтора года что прожила вместе со старушкой на божницей, как ни банально успела забыть что такое желание, пожалуй даже свой первый поцелуй забыла. Хотя..Ведь тогда, во время первого поцелуя ей и было всего четырнадцать... Но дело есть дело, девушка чувствовала что те мужланы от нее что то хотели, но понять не могла, и сейчас, не смотря на доброжелательность своего невольного помощника, опасалась именно этих прикосновений к тканям ее одежды, именно этого участливого взгляда.
-С Вами всё в порядке, я надеюсь?
Изумление отразилось на юном личике. Пожалуй еще никто не интересовался ее самочувствием. Почти насильно забытые родители вспоминались жестокими, какие были последние годы, сожительница лишь хотела научить ее Богословию. Но поинтересоваться самочувствием? Это было что то действительно новенькое!
«Может он и не так уж плох?»-лишь короткие обрывки мыслей.
-Спасибо,я в порядке.-голос оказался с легкой хрипотцой, словно бы девушка долго до этого болела, или наоборот, была на пороге простуды. Закончить ей не дали.
-Эй леди!
Одновременно два запыхавшихся мужских голоса окликнули видимо ее, ибо больше «леди» на пристани не наблюдалось. Эсзли даже не стала оборачиваться, собственно это были именно те, кто утром пытался вытребовать с нее непомерную и невозможную плату за ночлег.
-Помоги-едва слышно, практически одними губами, без звука произнесла взглянув на юношу глазами полными слез.
Рванулась вперед, коснулась пальцами рукава одежды незнакомца. Сейчас уже забыв про то что позади-бегом, отстукивая каблучками нервный ритм, неслась к деревянным настилам, которые уводили в море, давали возможность прокрасться на корабль, и главное не попасть в руки к тем, кто ее преследовал.

0

5

Анри, понятное дело, не доставило особого удовольствия то, что он воочию убедился в том, что всё действительно так, как парень предполагал. Иными словами – девушка действительно пыталась от кого-то скрыться. Парень предпочёл бы сохранить хотя бы частично свою сильно пострадавшую, но весьма живучую веру в людское благородство. Так нет же, в очередной раз не позволили! Он чуть улыбнулся, но теперь уж совсем нехорошей вышла улыбка. Такая обычно говорит, что человеку нечего терять и он пойдёт до конца - куда угодно. Мысли, тем не менее, текли хладнокровно, легко подсказывая единственное решение проблемы, и юноша лишь кивнул незнакомке – за секунду перед тем, как она помчалась прочь. Но смотрел Анри не на неё – на тех… Тот позор всего рода мужского, который, точнее – которые посмели повести себя так вызывающе по отношению к представительнице прекрасного пола. Для поэтически чувствительной души молодого человека подобное поведение было непростительно. Женщина, всякая женщина, являлась для него предметом уважения и поклонения. А эти… Хм. Он не обладал такой магической способностью, чтобы видеть других насквозь и читать мысли, и даже не пытался никогда, даже чтобы убедиться, что ему такое не по силам и никогда не будет, являясь вообще по жизни убеждённым, что внутренний мир другого - нечто неприкосновенное, однако, они для Анри выглядели совершенно понятными.
Всего двое. На самом деле песни Анри могли повлиять на гораздо большее количество людей – но там это были даже не полноценные иллюзии, а просто образы, которые он не "рисовал" для них полностью, а лишь подсказывал воображению слушателей, а дополняли всеми подробностями они сами.
«Впечатлительны? Это вряд ли, но я уверен, что внушаемы… Легко внушаемы… Если смысл будет воздействовать не на душу их, которая явно подчиняется желаниям тела, а на ум… Точнее, на то, что таковой им заменяет… Видит Бог, этого хотел не я, они напросились сами...» - размышляя, парень уже знал, что собирается делать. Главное только, чтобы его воля оказалась сильнее их – с их похотью, с низкими устремлениями и потребностями, тайными страхами и подлыми замыслами. Да кем нужно быть, чтобы посметь посягнуть на кого-то, кто не способен себя защитить и может только в испуге и отчаянии убегать! И чего стоит жизнь таких существ? Нет, Анри никогда не изменит себе, он не причинит физического вреда ни одному живущему в мире творению, но ведь его способности действуют совсем иначе. Он может позаботиться, чтобы они запомнили эту ночь. Чтобы она навсегда запечатлелась в их мозгу, возвращаясь тёмными ночами в кошмарных снах.
Вот его любимый инструмент уже в руках. Вот пальцы с нежностью, словно заново приноравливаясь, скользят по струнам. Так, будто спешить некуда. И неважно, насколько они близко. Тронули… Ещё раз… Мысль Анри воплотилась в нотах, зазвучавших в воздухе, в звуках слов, и, признаться, сгущённый его возмущённым сознанием образ мог бы заставить содрогнуться и бывалого воина. Эта музыка… Было видно, что он часами отрабатывал одно и то же, и что, несмотря на это, мелодия требует огромной степени сосредоточения. Одно неверное движение – и все старания перестанут чего-либо стоить.
-Кричит земля, и воздух раскалённый,
Ласкающе касаясь, в Ад манит.
Расколот мир, и каждый, в нём рождённый,
Пускай за все грехи в огне горит.

Страшная вещь – импровизация, не правда ли? Анри, закрыв глаза, увлечённо представлял себе горячее алое марево, заполнившее всё вокруг, накрывшее тех людей. По всем признакам – явно раскалённое. Даже наполовину приняв внушаемый им образ, оба несчастных должны были ощутить, что им нечем дышать. Ложь, конечно, но тут уже сыграют роль эффект неожиданности и следующие прямо за ним животный ужас и самовнушение. Но не только изменённый воздух они должны были увидеть, ещё землетрясение – будто даже самая терпеливая и выносливая субстанция отказалась терпеть на себе святотатцев и грешников. В разломах, которые должны были возникнуть перед взорами тех, на кого была направлена эта ужасающе реалистичная иллюзия, полыхало яростное багровое пламя Преисподней – да такой, какой и священник на обличающей проповеди своей пастве не изобразит, ибо речь смертных для такого слишком бедна. И каждая пропасть грозила поглотить жалкие тела обоих посягателей без остатка, жадно растворить в себе. И лишь сам музыкант во всём этом кошмаре – отрешённый, неумолимый, с вдохновенно прикрытыми, чтобы не отвлекаться ни на что внешнее, глазами, не ангел смерти, но за вестника и верного слугу её, пожалуй, сойдёт легко. Могло бы даже почудиться, что он готов погибнуть вместе с ними - даже легко, когда не известно, что всё происходящее существует лишь в качестве эффектной выдумки. Да. Пожалуй, фантазия Анри превзошла самое себя.
-Вас не простит ни Бог наш, ни природа,
Умрёте вы, рассеется ваш прах,
Осудит вас создатель небосвода,
И ваш позор не смоют и века…
Ведь кара всех на свете настигает
В необходимый год, и день, и час.
Всё созданное бренно, исчезает.
Забвенье – наказание для вас.

Энергия. То, что тот маг назвал странным словом "мана". Он знал, что у него на долгое время не останется сил даже на самое простенькое внушение, самый обыденный образ, однако ни о чём не жалел. Вот отступить сейчас – такого поступка юноша никогда бы себе не простил. Ставить свой гнев себе же на службу… Конечно, он останется серьёзно измотанным и, вероятно, даже потеряет сознание, но, если получится, все его труды вполне окупятся. Оставалось лишь надеяться, что сработает.
Такое напряжение… Парень точно знал, что надолго его не хватит. Но он не верил, что та парочка окажется бесстрашными и великими героями, а только на таких его иллюзия не произвела бы впечатления. Юноша рассчитывал, что жажда самосохранения заставит их бежать прочь так быстро, как позволят ноги, и специально оставил среди созданного его творческим воображением Ада единственный путь к отступлению – даже не путь, лазейку. У них должно быть ощущение, что она вот-вот исчезнет раз и навсегда – авось подобный факт заставит их пошевелиться.
-Полны вы низости и мерзостных пороков,
Слепого сладострастия сыны!
Хороших не хватило вам уроков.
Таким нет места! Вы обречены!

Совсем не такие звуки, какими обычно Анри очаровывал публику. Резкие, отрывистые, он не играл – он практически терзал струны, и те дрожали под его пальцами обиженно и сердито, будто предупреждая, что прощают ему подобное в первый и последний раз. А он так увлёкся, что пришёл бы в себя, только если бы вовсе оборвал их, и грозные, наказующие звуки при этом, разумеется, сразу кончились бы.
__________________________________
Использовано:
Иллюзия: 70 МгМ.
Остаток: 22 МгМ.

+ 2 МгМ к общему резерву
проставлено Шериан

Отредактировано Анри (2012-01-11 00:33:44)

+1

6

Она и не подозревала, а если честно даже и понятия не имела как он собираеться ее защищать, или помогать.
«Если вообще собирается...»
Он не кинулся ни вслед за ней, не бросился в другую сторону на них, да и было бы смешно как тонкий юноша идет против двух мужчин, выросших явно не на утонченных напитках. В чьих головах пожалуй глупости столько же сколько и массы на их телах.
Ее просьба пожалуй являлась разве что криком о помощи, она уже больше не могла терпеть этих ежеутренних погонь за своей личностью, в следствии которых ни свет ни заря выскакивает в окно приютившего ее дома, и в сумерках ищет выход из этого квартала. Но поскольку останавливалась в основе своей из-за нехватки денег в бедных кварталах, то по хорошему плащу охотников ее быстро вычисляли и отправляли обозленных хозяев гостиниц по ее следу безошибочно. После этого еще полдня отираться в серых улочках города, и все это ради...
«Ради чего?»
Пожалуй не только для того что бы сохранить свою девичью честь, но еще и ради той цели, из-за которой покинула родную деревню и город, в котором прожила почти два года. Наконец-то покинуть эти земли где обитали люди, и этот город, где жили сплошь работяги. Ей как всякой девушке хотелось увидеть хотя бы аристократов, ну хоть одним глазком, а вместо этого она носилась словно загнанный заяц по улочкам города. И за все это время встретив лишь одного человека, который не пожелал ее обидеть, а даже поинтересовался здоровьем.
Пока мужчины, что являлись ее обидчиками попали под действия заклинания, и уже явственно видели перед собой именно то что им и по наобещал юноша, именно эти мысли гнездились в ее голове. А она уже бежала по деревянному настилу, не забывая вертеть головой  в разные стороны, что бы оценить и вообще понять куда ей можно примоститься в виде случайной безбилетной попутчицы, а откуда попрут...
Бац! Тихонько вскрикнула не ожидая подобной подлости от собственных ног, которые собственно заскользили по мокрому настилу и унесли ее.. Нет, Слава Господу, не в воду, успела сумкой зацепиться. И тут уж тело вспомнило о бодром детстве и действовало само, отдельно от головы, вытягивая хозяйку обратно на влажные доски. Выкарабкавшись, девушка попыталась отдышаться и все таки взглянуть в ту сторону, откуда сбежала. Благодаря позднему часу, пристань тоже уже засыпала, лишь некоторые суда светили огнями в каютах, так что никто не помешал девушки, закрывая ее обзор. Не понимала что творилось, ведь заклинание было направлено не на нее, но почему то что это именно магия, она не сомневалась. Не смотря на некоторую определенную направленность заклинания, все таки до нее долетали отголоски звуков, и Эсзли невольно залюбовалась происходящим
«Ничего не видно, ничего не понятно, но интереееснооо...»
Всю жизнь мечтать увидеть мага, а еще лучше демона или некроманта, ненавидеть их последние два года, и вот сейчас прямо таки залюбоваться непонятными действиями. Словно позабыла куда направлялась, наблюдая за действом, все в той же позе: сидя на коленях на мокром дереве, и вот еще бы только ротик разинуть...
Да, да и в итоге ротик она все таки распахнула, издав тихий, но уважительный возглас восхищения в тот момент когда мужчины просто развернулись и затравленно озираясь, сбежали, а ведь их даже пальцем не коснулись!

Отредактировано Эсзли (2012-01-13 15:34:00)

0

7

Ненастоящими, судя по всему, оказались эти двое мужчин. Анри, полностью сосредоточившийся на своей песне, боявшийся ошибиться хоть в одном звуке или слове, которое нарушит общую гармонию и уничтожит волшебство, так и не открывал глаза, пока не почувствовал, что обе его "жертвы" покинули пределы действия заклинания иллюзий. И вот тогда, резко прекратив играть, юноша опустил свою верную лютню и громко, весело, заливисто рассмеялся. Он мотал головой в движении отрицания и, по всем признакам, явно не ожидал такого хорошего результата своего выступления, и был таковым более чем доволен.
-Идиоты! - на краткую секунду успокоившись, - ровно настолько, чтобы быть в состоянии произнесли указанное слово, - выговорил парень, глядя в ту сторону, в которую скрылись те двое, после чего снова разразился смехом, - Кретины... - выдохнул музыкант, когда сил веселиться уже не осталось, - Люди, Боже мой, насколько же низко можно опуститься! - Анри покачал головой, и вот торжествующая, насмешливая радость начала его отпускать. Чёрные глаза обрели своё обычное, спокойное, рассудительное и в целом доброжелательное к окружающему миру выражение.
«Да уж, не герои… Вот только мне почему-то кажется, что эта девушка ненамного их лучше…» - в самом деле, с точки зрения юноши эта незнакомка поступила не очень красиво. Как будто знала, что он не сможет не попытаться помочь, а, значит, ввяжется в разборки с её преследователями. Откуда ей было знать, что у него окажутся магические способности. А, если бы Анри полез к ним разбираться просто так, голыми руками, без какого-либо приличного оружия, результат при подобном соотношении сил оказался бы достаточно предсказуем. Иначе говоря, парень решил, что она попросту его эксплуатировала, и вообще едва ли не подставила. Ну и с Богом, пусть совесть этой девушки будет ей судьёй. А он обещал помочь и помог, и его дело сделано, он может идти дальше куда захочет. Да, вот только никуда не хотелось, Анри поймал себя на том, что беспокоится, куда занесло эту непутёвую дурёху и не угодила ли она в неприятности ещё похуже. Версия о том, что тех мужиков было больше, чем двое, и они могли её подстеречь, среди того, что пришло в голову молодого барда, была ещё далеко не самой страшной.
-Эй, девушка... Девушка! Вы там живы?! С Вами всё хорошо?! - обернувшись в ту сторону, куда, по его представлениям, умчалась "ночная красавица", позвал он, не особенно надеясь на ответ. И, вроде бы, почти убедил себя в том, что, если та никак не отзовётся, его совесть будет совершенно чиста и он сможет предоставить эту особу самой себе. Как она, с его точки зрения и рассуждая беспристрастно, и заслуживала. Однако, к чему врать себе? Анри теперь не успокоится, пока не разузнает, куда делась эта "леди", и не убедится, что она в безопасности. Таковы были его понятия о вежливости и о том, чтобы быть парнем, а не куском непонятно чего, как, например, те, так быстро убежавшие отсюда. Правда, записываться в няньки сему неудачливому, судя по всем ныне имеющимся признакам, существу, способному бросить наедине с неприятностями, источниками которых будет являться само, с неведомым и, вероятно, тёмным прошлым и невесть каким будущим он отнюдь не собирался. Игра не стоит свеч, она, похоже, профессионально умеет обводить мужчин вокруг пальца.
«Как знать, не за такие ли штуки и та парочка хотела рассчитаться с ней?» - да, разумеется, он не одобрял ни тех людей, ни их методы, в конце-концов, как бы с ними ни обошлись, совесть и честь никто не отменял, кроме них самих и других им подобных, что, разумеется, не в счёт, однако просто так ничего никогда не случается, - «Она ведь не такая сногсшибательная красавица, сомневаюсь, чтоб они так вели себя лишь из-за её скромных достоинств…» - миленькая - одно дело, красивая - совсем другое, а в той девушке не было ни той жгучей женской притягательности, которая сводит мужчин с ума, ни умения эффектно флиртовать. Заинтересовать кого-то на месте - ещё куда ни шло, но чтоб гоняться за ней по городу... Нет, явно она им вдобавок чем-то да насолила.
Анри повесил свой инструмент обратно за спину и коснулся кончиками пальцев правой руки местечка под носом, пытаясь выяснить, откуда явилось ощущение чего-то влажного. Кровь. Ну, ничего удивительного. Похоже, немного перестарался. Не страшно, такое иногда случалось, если Анри неправильно использовал возможности своей маны. Ну да о чём может быть речь вообще, если юноша никогда не учился волшебству, а занимался самомучительством - да-да, именно так, иначе не назовёшь. Эксперимент удался и стоил ему относительно небольшой крови, всё в полном порядке.
Пытаясь промокнуть кровь рукавом, молодой человек продолжал вглядываться в ночь, пытаясь высмотреть свою знакомую незнакомку. Даже не зная, зачем, и не представляя, собирается ли что-нибудь ей сказать или спросить, или же просто пожелает удачи и попрощается.

0

8

Поднявшись, потерла коленки, и иные участки тела, которые подверглись ушибам и теперь наверняка не обойдутся без синяков. Сумерки окончательно превратились в темную ночь, освещаемую теперь лишь редкими огнями из кают, или же луной со звездами небесными. Замечал ли кто как чисты звезды над морем? Там, где не горят огни окон гостиных дворов, улица не полна звуков, которые издают случайные прохожие.
-Эй, девушка... Девушка! Вы там живы?! С Вами всё хорошо?!
Когда она услышала что ее зовут, уже успела развернуться и вновь пойти по настилу вдаль, где как раз пришвартовывался небольшой корабль. Она узнавала, и поняла что стоянка его будет не долгой, и может экипаж согласиться ее взять под свое крыло. Да, да, ошибки жизни не шли ей впрок, и явно то что вот только что за ней гнались двое мужчин явно не  с намерением подарить букеты цветов и спеть дифирамбы, она верила в то что команда сможет ее приютить, хотя бы за умение убираться и готовить... И совершенно не смущало что там есть свои уборщики-читай матросы- и уж точно собственный кок.
Но печальные мысли ее не посещали, и она в таком случае надеялась пробраться на судно незамеченной. Кажется, она так же совершенно не задумалась о том что во втором, а именно противном случае ей придется ночевать где-то в трюме в компании с крысами и мешками товаров.
Но услышав мужской голос, остановилась. Она-то думала что про нее уже забыли, но нет... Оглянулась, и густо покраснела. Эсзли стало стыдно. Сначала она сбежала, буквально оставляя на растерзание его, а сейчас уходит, не сказав даже спасибо.
«-Да что он обо мне подумает?»
Не подумайте, ее не мучило честолюбие, пожалуй больше не хотелось обижать человека. Ведь в конце концов он даже рисковал собственной жизнью..
Развернулась в обратную сторону и с бодрым стуком каблучков она рванулась в сторону ту, где оставила юношу. Спешила так потому что боялась что он вот так вот и уйдет не дождавшись ответа и явно если не затая на нее обиду, то наверное разочаровавшись в людях.. ну или в отдельных личностях, вроде молоденьких одиноких девушек.
Притормозила рядом с ним, представая как лист перед травой.
-Я Вам очень благодарна-взглянула на него внимательно и действительно глаза ее светились именно что радостью. Но тут же взор опустила-Вы мне очень помогли. Дело в том что..что мне нечем им платить, ну или.. они не брали деньги и хотели..-замолкла, ведь и объяснить то чего они хотели просто напросто не могла! Потому что не знала. Но чувство самосохранения было в ней сильнее чем желание узнать чего же все таки хотят эти субъекты.
-У вас кровь.-нет, она конечно не считала что он не заметил, особенно если учесть что остался след от крови всего лишь, но.. Желание помочь явно было у нее природное,а не богонажитое. Скинула с плеч сумку, та повисла на локотке. Вынула оттуда платок, потрепанный, но чистенький. Следующей под свет луны явилась фляга, водой из которой смочила платок девушка. Приблизилась к юноше донельзя, касаясь платком его лица, тщательно стараясь вытереть следы крови. Почему то даже в голову не приходила, почему она просто не дала тряпицу ему, а сама приступила к «врачеванию».
-Не болит? Вас ударили? -ведь видела далеко не все и не знала что успели натворить ее преследователи.-Простите, я виновата, вам следовало уйти, простите я не хотела.-Однако ничего пожалуй не мешало ей тараторить довольно быстро, не прекращая своих действий, хоть в голосе явно чувствовались действительно сожаление.

Отредактировано Эсзли (2012-01-13 22:26:14)

0

9

Не сказать, чтобы Анри всерьёз был обижен на эту девушку, ему даже отчасти доставило удовольствие небольшое приключение, которое сейчас довелось пережить а также и то, что представилась возможность кому-то помочь. Однако, иметь дело с наивными идеалистами всегда чревато беспокойной жизнью, сопровождаемой обильными неприятностями. Юноша это по себе знал, сам был таким же. Сколько за ним самим гонялись - и недовольная публика, и городская стража, и какие-то пьяницы, которым не понравилось его присутствие в одном с ними помещении! Только так, хотя, пожалуй, и с иными целями. И ведь ничему не учит, всякий раз Анри снова и снова нарывался на проблемы, хотя в половине случаев мог бы решить дело тихо, мирно и спокойно. Но как же так - ведь это неинтересно, чего в таком случае вообще будет стоить жизнь! И, хотя эта девушка сама беды вроде бы себе на пятую точку не искала, результат выглядел в точности так же.
«А она всё-таки очень даже миленькая…» - парень улыбнулся. Легко, дружелюбно, безмятежно. Словом, совсем как обычно. Словно ничего ровным счётом и не произошло, а они с этой юной леди уже давно знакомы. Кстати, самому Анри почему-то казалось, что это было бы очень даже хорошо. Как же, размечтался... - «Неужели у неё нет молодого человека? Хм… Ну, если есть, он явно не умеет её ценить… Допускать такое…» - не обязательно ведь являться сносшибательной красоткой, чтобы быть любимой. Она была привлекательной, этого более чем довольно. И, если у неё был кто-нибудь, юный музыкант с удовольствием бы сделал ему хорошее внушение. Похожее на то, которое выпало на долю тех двоих мужчин. Чтобы, чёрт побери, даже сон дурной девушку за тысячу вёрст облетал, не говоря уже о злоумышленниках. Хотя, если этого изначально нет, то и говорить не о чем, всё равно уже совсем не то будет. И вообще, кто просит вмешиваться... Это их дела. Наверно. Ну и что, что у него совсем другое мнение.
-Да ладно, не переживайте так, Вы похожи на меня... - встрял в поток слов незнакомки Анри, одновременно перехватывая её руку с платком - так, чтобы, не приведи Господи, не причинить ей боль, - Ну куда бы я, по-Вашему, ушёл? Терпеть не могу подобных субъектов... - и лишь на миг, но очень отчётливо, в глазах черноволосого юноши блеснуло нечто опасное, как это бывает у людей, задетых за живое в негативном смысле, - Меня не ударили... Это не более чем последствия применённой мной магии... Я немного перестарался... Увлёкся, - он чуть вздохнул и улыбнулся так виновато, будто нечаянно повредил что-нибудь этой девушке, физически или из имущества, а не защищал её в меру своих скромных сил, - Это пройдёт само, а Вы лучше скажите мне, куда Вас отвести? Девушкам одним ходить по улицам в такой поздний час не стоит... У Вас есть близкие? Друзья? Знакомые? И, кстати, может быть, Вы откроете секрет - как Вас зовут? - серьёзно проговорил молодой человек, хотя, на последний вопрос он правдивого ответа не ожидал и был даже готов, что его попросят отстать. Он прислушивался к своим ощущениям, пытаясь понять, хочет ли в действительности просто доставить её к семье или куда бы она ни попросила, а после расстаться, чтобы никогда больше не увидеть. И понимал, что подобная перспектива вызывает нечто вроде лёгкого тоскливого холодка в душе. Хотя, Анри, бродяга без родителей, определённого места жительства и солидной, - с точки зрения других, потому как ему самому она вполне нравилась, - профессии, вряд ли мог надеяться на что бы то ни было. Он никогда и ни с кем старался особенно не сближаться, за исключением некоторых случаев - например, когда с человеком ему было долго по пути и были высокие шансы на продолжение общения после. И, конечно, с таким отношением у него не могло появиться никого действительно близкого. Да, Анри всегда предпочитал вести себя открыто по отношению к другим, всегда нести хорошее настроение, относиться ко всем тепло, однако, своё личное пространство огораживал негласно, но чётко, и, чтобы юноша кого-то туда впустил, нужно было стать частью его души. Иными словами - заставить его искренне и всем сердцем полюбить себя. Лишь от такого человека у парня не осталось бы ни тайн, ни секретов. Но, увы, он старался ни к кому не привязываться настолько, чтобы долгая разлука могла принести боль, а всякая любовь именно этим и чревата. Да, парню часто становилось одиноко и грустно, когда он оставался наедине с самис собой. Но у Анри была музыка - вместо любимой и постоянного собеседника одновременно.

0

10

Когда руки ее коснулся, замерла, словно бы ей показалось что он разозлился за такое панибратское отношение... Но вскоре заметила что лицо юноши вроде бы даже как то просветлело и в ответ ему улыбнулась.
-Похожи? Не думаю что за вами носятся оголтелые мужчины, движимые лишь злыми помыслами, которые вам и в принципе неизвестны, и вам не понятно в чем вы же провинились.
Действительно, даже когда Эсзли пыталась заплатить монетой, деньги почему то не принимали. Желали получить живой товар, ну что..В этот раз это вышло им боком, причем крайне не удобным. И даже после следующей его фразы улыбка не сошла с ее лица. Чуть задорная, веселая, словно услышала какую-то славную шутку.
-Я не хотела Вас обидеть, ей богу, честно, не хотела-вновь затараторила быстро, словно боялась что ее сейчас прервут и не дослушав, вновь гневное что нибудь выдадут. -Как можно этим увлечься? Магия-это грязно - приучено сообщила, правда на самом деле сильно удивилась его словам, ведь искренне привыкла считать, что любое проявление того, что неизвестно большинству людей-не есть как минимум хорошо.
-Куда меня отвести?-хороший вопрос, она даже примолкла наконец-то, перестав тараторить.
«Куда меня вести...»
Мысленно уже задала себе вопрос. И куда она хочет? Ведь действительно, единственное ее устремление ее было, которое превратилось в мечту, навязчивую идею-это пожалуй лишь ы сбежать с этих земель. Но куда? И неужели вот так прямо попросить проводить ее до... Вновь вспомнила те чарующие отголоски звуков, которые едва касались ее слуха. Вампиры! Демоны! Драконы!
-Цахес! Мирдан!
Или нет, эльфы? Перевертыши, а точнее, ульвы?!
-Анвалор! Эденвел!
Каждое восклицание было похоже скорее на возглас человека, который голодал несколько дней и вот видит накрытый богато стол, но его не пускают. Вас удивляет с какой силой набожная девица стремилась в самые дебри мира, населенные коварными и кровожадными существами? Ну что ж... Ей в последние полтора года последние, все уши, как говориться прожужжали про то что, их надо ненавидеть, нельзя даже думать о них..Но ведь запретное всегда притягивает, да? А уж старушка, с которой прожила рядом те самые полтора года, внятно объяснила что надо делать. Куда не стоит соваться, или же наоборот надо бы туда наведаться, что бы посмотреть на этих чудовищ, и тут же исчезнуть раз и на всегда с этих черных земель. Под запретом были даже эльфийские... Старушка - сожительница, кажется назло ее дразнила.
Глаза девушки загорелись огнем. Да, точно, она будет путешествовать по этим запрещенным для светлого человека землям, что бы убедиться...ну хоть одним глазком, что это все не легенды и не байки...А потом вернуться в людские земли, откуда придется вот вот бежать, что бы обустроить спокойную жизнь с любимым...ну не суть, каким нибудь мужчиной, завести собственный дворик и родить пару тройку ребятишек. Эту мысль девушка загнала далеко далеко, потому что на самом деле ее от этого воротило. Хотелось хоть небольшого приключеньица...
-Сеонес!-выдала наконец твердо, и оглянулась на миг на корабль, на который планировала попасть. Туда уже устремились люди. Небольшими группками, явно рабочие и небогатые купцы. Судно действительно стояло самую малость, и уж теперь то она точно под надзором такого количества пар глаз туда не попадет. Но Эсзли об этом ни мало не сожалела. В конце-концов, подождет здесь до следующего корабля... Она вообще по жизни была оптимисткой, а что ж поделаешь. Тем более юноша скрашивал ее одиночество, и его доброта останется с ней, даже если он сам сейчас уйдет.
-У Вас есть близкие? Друзья? Знакомые?
-У меня никого нету. Я одна.-Ответила коротко. Без грусти, без отчаянного веселья. Так говорят об отсутствии какой либо маловажной вещи.-Я Эсзли, а фамилии нету-улыбнулась кратко, и аккуратно попыталась высвободить свою руку, которую он еще не освободил от своей хватки, желая же освободиться от ее заботы.

Отредактировано Эсзли (2012-01-17 17:55:57)

0

11

Слушая эту девушку, Анри лишь хитро и как-то неопределённо улыбался, едва сдерживаясь, чтобы не рассмеяться. Уж очень наивны были все слова юной леди. Впрочем, видя, как ей не нравится, что он держит её за руку, молодой человек отпустил кисть Эсзли. И посмотрел он на неё странновато - так, будто они только-только повстречались, и не было того небольшого инцидента, не особенно оригинальной прелюдии. Боже, более банальной версии знакомства не придумать. Ночь, девушка, разбойники, таинственный спаситель... Избитый сюжет, верно? Вот именно. Следовательно, можно не брать это в расчёт.
-Фамилии нет, вот как? Однако, я рискну предположить, что семья у Вас, тем не менее, была. Хорошая семья... - «Потому что Вы мне кажетесь мало приспособленной к самостоятельной жизни, следовательно, так или иначе о Вас пусть в небольшой степени, но заботились…» - Впрочем, вряд ли знатная и роскошная… - «Хотя, насчёт этого я бы не поручился, мне кажется, Вы не избалованы так, как это бывает с богатыми наследницами, но как знать, встречаются весьма эксцентричные натуры…» - И у Вас наверняка связаны с Вашей семьёй какие-то очень неприятные, возможно - очень тяжёлые воспоминания... - «Если учесть, с каким рвением милая, обаятельная девушка без денег и каких-либо определённых планов действий стремится попасть в места, гибельные или попросту не особенно-то предназначенные для большинства людей… Явно стремитесь забыть прошлое, заслонить его новыми, острыми впечатлениями...» - Вы хотите всё забыть и поэтому бежите. Но не только поэтому. Природное любопытство... О, да, этого у Вас не отнять... - парень говорил негромко, проникновенным, стремящимся затронуть самые потайные струнки человеческой натуры человека голосом. Тем, который принято называть "интимным". Он даже начал обходить девушку по кругу, однако, сделав несколько шагов, остановился. Взгляд Анри объяснить было невозможно. Насмешливость? Симпатия? Заинтересованность? Презрение? Влечение? Ох, нет, не всё так просто. Юноша смотрел на Эсзли одновременно как на увлекательную загадку, чудесную тайну, и как на притягательную молодую особу. А ещё... Да, пожалуй, тут было то восхищение странным стечением обстоятельств, которое наступает у некоторых людей, когда они находят свою давно потерянную и практически забытую вроде бы родную и единственную любимую сестру, которую, однако, втайне мечтали увидеть всю жизнь, - Как, впрочем, и у меня. Я всё больше убеждаюсь в том, что мы весьма похожи. Да, за мной тоже гоняются, правда, не только тупоголовые, гормонально озабоченные мужчины. Видите ли, я по профессии и призванию бард. Менестрель. Музыкант. Поэт в какой-то степени, хотя некоторые не раз предлагали подвергнуть меня вместе с моими "бездарными виршами"... - тут он весело усмехнулся, - ...аутодафе. Как и я, Вы верите в лучшее, склонны часто следовать зову души и сердца, а не рассудительной мысли, - Анри вздохнул и, повернувшись к морю, устремил взгляд вдаль, будто силясь воскресить какие-то давно отложенные на самое дно копилки памяти воспоминания. Волнительные, немного страшноватые, но, тем не менее, драгоценные. По тому, какой мечтательностью и ностальгией осветились черты молодого человека, это было заметно совершенно отчётливо, - Города, которые Вы мне назвали... Знаете, я бывал в некоторых из них. Мой отец был тогда ещё жив, хотя ему немного оставалось... Там тяжело. Очень тяжело, особенно когда попадаешь туда впервые, в одиночестве и нет никаких знакомых. Достаточно вспомнить некоторые типичные качества обитающих там рас... - юноша вновь взглянул на Эсзли, - Да, я обладаю способностями к магии, я таким родился. Я могу... - глаза его цвета беззвёздного ночного неба озорно блеснули, - ...очаровывать людей. Когда-нибудь я покажу Вам, как это действует, если захотите... Вы убедитесь, что магия не всегда бывает грязной и страшной. Тот дар, которым Господь наградил меня... - глубокий вдох, пауза, лицо обрело выражение чуть безумное, но, лучше сказать, вдохновенное, - ...он прекрасен. Знаете, мне совершенно нечем заниматься и я поеду с Вами. Надеюсь, Вы не против, – впрочем, Анри заявил это так, словно у Эсзли и выбора-то не было, кроме как взять его с собой. Да и как бы она ему помешала, вряд ли он намного младше её, если вообще не старше.
«Да уж… В тех краях за пару дней поседеть можно…» - Анри припомнил, как был рад покинуть чужие в самом буквальном смысле берега и возвратиться на земли, в которых обитали люди. Не то чтобы их кто-то прогонял - просто, когда имеешь дело с чужими народами, никогда не знаешь до конца, чего от них ожидать по отношению к себе. Даже если они ведут себя мирно и располагают к себе - неизвестно, когда им взбредёт в голову перестать быть лояльными и дружеюбными, - Мы можем не вернуться, но, похоже, о нас с Вами никто на свете не вздохнёт, так что есть смысл рискнуть, - слова о том, что никто о них с Эсзли не пожалеет, были сказаны беспечным и легкомысленным тоном - так, будто юному музыканту было всё равно, что произойдёт, лишь бы было не скучно. Впрочем, так дело и обстояло. Перспектива "поиграть" не с глупыми в большинстве своём представителями рода человеческого, а с куда более страшными и интересными существами, весьма привлекала его. И, по большей части, как раз своей неопределённости. Если бы Анри сейчас в доскональности рассказали, что ждёт их "с той стороны", он был бы крайне разочарован. Скорее всего, даже всерьёз расстроился бы, - О, я, кажется, не представился. Анри, - фамилию парень решил пропустить за ненадобностью. В конце-концов, не на допросе. Там бы он, конечно, назвал себя полностью, но во всех других случаях терпеть не мог этого делать.

0

12

-Хорошая семья...
Широко распахнув глаза на него уставилась. Нет, ее не удивили его слова, скорее ей было донельзя интересно почему вдруг он заговорил об этом, ведь куда проще было выложить сразу все что думает,а не рассуждать о ее семье.
-Очень тяжелые воспоминания...
Прищурилась, на шаг от него отступила, внимательно разглядывая. Вслед удивлению пришло..нет, не негодование или желание сделать гадость в ответ на такие слова, «с чего он так решил?!», скорее взгляд говорил нечто вроде «Ну и что еще ты мне сможешь сообщить? А я скажу угадал ты или нет...». .
Когда он начал ее обходить, позволила зайти сбоку, но дальше уже сама повернулась, вслед за ним, не давая зайти себе за спину. Вряд ли обладала привычкой всегда держать собеседника перед глазами, как какой либо воин, нет, просто ей было интересно увидеть выражение его лица, глаз, когда он произнес следующее утверждение, или же может приговор? Припечатывая каждое свое слово или шагом или довольным вздохом собственной персоны.
-Вы собираетесь меня разглядывать как белую белочку в лесу?
Не выдержав выдала сие. Да, да, именно белочку. Именно белую. Без возмущения, насмешки,а  с детским любопытством, так дочь просит отца отвести ее поближе к уличному представлению с удивительными животными. Валяла или делала из себя дурочку? Выбора было действительно всего два. Или она немного того, юродивая, или же действительно настолько чиста и наивна, какой себя выставляет. Заподозрить ее в хитроумности не представлялось возможности, ибо медовые глаза светились искренним любопытством, направленным на собственный вопрос. Либо же была идеальной артисткой, из тех что умеют краснеть до кончиков ушей и плакать в любой момент.
-Гормонально озабоченные мужчины.
-К...ккто?-произнесла, заикнувшись. Но заминка ее длилась недолго ибо вскоре, вновь раздался веселый голосок-Ах, менестрель! Бард! Как я люблю музыку! Под которую можно кружиться, кружиться, кружиться!-казалось она сама, умудрившись влезть в монолог юноши, сейчас раскинет руки и начнет кружиться по мощеной пристани,радуя своей детской выходкой темные небеса. Но и этот приступ веселья быстро закончился. Казалось ее настроение может меняться несколько раз на дню. На дню? Несколько раз в час-вот это будет правильно!-Аут..что?
Незнакомое словцо, заставило ее замолчать и приобрести вполне серьезный вид, хотя рядом с этим молодым человеком, хотелось юлить. «В конце концов, он лишь слегка занудный, говорливый, но не злой, на..». Запнулась о мысли свои когда тот заговорил о своем..даре. Магия одновременно притягивала и пугала ее.  «Он так говорит. Его очаровали. Очаровала та мощь, которой он обладает. Бесстыдник...». Вынесла приговор, но стояла все же на месте.  Тихо оттолкнувшись дал ход корабль, на котором она планировала уплыть отсюда.
«Он собрался со мной?!»- Этот чудак и со мной?! - пожалуй это была первая мысль действительно наполненная иным эмоциональным окрасом, кроме как печали. Изумление, чуточку возмущения, и все. Казалось даже не заметила его слов об опасности тех мест,куда собралась. Вместо этого она вдруг приблизилась к юноше, и схватив его за локоть, потащила в сторонку. Куда? Да все по тому же деревянному настилу. На одном из судов загорелись огни, из-за того самого переулка, откуда пришла она, стали выходить люди, некоторые шли от набережной самого города. «Куда направляется этот корабль?»-неизвестно. «Долго ли куда-то туда-то плыть?»-тоже неизвестно. Просто повезло в том что еще один капитан судна решил отправить свою посудину в плаванье, и сейчас раздавались командирские крики. Появились заспанные матросы и грузчики, явно отплыв был незапланированным.
Вся пристань словно спала, и сейчас резко ожила, хоть на дворе и была ночь. Эсзли, чуть не подскользнулась, но продолжала тянуть нового знакомого за локоть к этому кораблю. Видимо забыла о том что он маг, или все же это действительно ее больше притягивало чем пугало. И сейчас успевала его потянуть за локоть, отпустить, обогнуть, подтолкнуть в спину, потянуть за руку, перехватиться за рубашку. Словно боялась что он вот так вот согласился, и решил обмануть, исчезнув в тумане. Может поэтому и не давая ему опомниться, все время тараторила.
-А вы из богатой семьи, потому что ученый. Вас учили, да? Вы столько про меня правильного рассказали. А вы умеете перемещаться в пространстве? Что бы, раз-и здесь, два-и там! Как там.. Телепорт! -хлопнула себя по лбу-А как мы попадем на корабль? Очаровываете? А можете их очаровать, что бы мне выдали хотя бы уголок теплый? Ну и вам соответственно.- «Сама тащу, сама спрашиваю. Просто хамство какое-то. Чувствую, что сейчас вот все таки я поплыву одна, и узнаю что такое...гормональный озабоченные мужчины. Вроде так?»

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши (арх) » Что бы я, да еще раз...