Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Рыбак с темноводной


Рыбак с темноводной

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

- Локация
Лунный край » Темноводная река
- Действующие лица
Эйтан, Шаалис, Сакура

Кровь приливала к вискам, пульсировала, отзываясь болью. Мешала думать. Последнее задание обернулось полным провалом. Эйтан не смог подобраться к человеку и на расстояние двадцати шагов. Его люди были отлично натренированными, а алифер не ожидал настолько пылкой встречи. Аванс, который ему заплатили за то, что он взялся за это дело, должен был стать последним, и в этом, на деле, заключалась  его суть, а не в том, чтобы на одного зажиточного ублюдка или конкурента стало меньше. Выяснить, зачем заказчику потребовалась именно его голова, Ален не успел. Он был вынужден убираться из дома, который мог стать его безымянной могилой, а потом отправиться плавать по реке, пока его обглоданный труп не причалит к ближайшему берегу. Причин убить его много, но их имел его дорогой и любимый дядя, которому он неудачно перешёл дорогу ещё в юности, пытаясь показать, какой он справедливый малый. Чем не угодил конкретно этому оппоненту, неизвестно. Он не настолько искусный убийца, чтобы бояться его и пытаться убрать раньше, чем он явится за его головой.
Он скрещивал мечи с телохранителями столько, сколько смог, пока не понял, что это бессмысленно, а многочисленные полученные раны уменьшали его шансы на спасение, о победе речи не шло. Эйтан не мог противостоять такому количеству бойцов, которые были готовы к этому столкновению, в отличие от мага.
Мужчина гневно сплюнул на землю. Металлически привкус собственной крови во рту раздражал, как и снег, который кололся, попадая в глаза. Наёмник остановился, взявшись за ветку голого дерева. Ощущение чего-то устойчивого помогало бороться с головокружением. Преследователей не было. Запутать следы, когда земля покрыта снегом, и он продолжает идти. Останавливаться рано. Если он кого-то не видит сейчас, это не означает, что хвост не появится через час или два.
Что, вляпался?
Проснулся забытый внутренний голос.
- Тебя только не хватало.
Он отлепил замёрзшую побелевшую руку от дерева и продолжил идти. На бег сил не осталось. Попытка обернётся тем, что он рухнет в снег и растянется на земле, продолжая истекать кровью. Регенерация и не думала помогать ему. Порезы и синяки дело плёвое, но последняя рана, была глубокой. Повязка помогла замедлить кровотечение, но её время вышло. Нужно искать другой альтернативный вариант. До города далеко и ему туда нельзя – ран станет в несколько раз больше, а голова может прокатиться по земле отдельно от тела. Умирать убийца не планировал.
Пройдя ещё немного, он сел на снег, найдя опору в дереве. Привал необходим. Целоваться со снегом – не совсем то, что он хотел бы в последние мгновения своей жизни. Эйтан окровавленными пальцами, которые его плохо слушались, развязал повязку. Выдох, рана выплюнула кровь. Если дальше продолжится такими темпами, то у него остался час, от силы – два, что маловероятно. Мужчина вздохнул. Во рту пересохло. Он взял в ладонь чистого снега и отправил её в рот. Вкус крови начал исчезать, ледяная вода обожгла горло, вызывая кашель.
- Просто прекрасно.

+1

2

Вне сомнений.

Ах, как прекрасен Алавий, никогда не замерзающее, таинственное озеро. Плавно снег спускается с небес и исчезает в тумане, который расстелился над всей водной гладью. Наверное, небесный дар даже не успевает коснуться безмолвия озера. Туман, словно серый страж, не позволяет и приблизиться тем, кто не успел с ним сдружиться. Много ли тысяч лет он здесь? Неужели за всё это время он ни разу не оставил свой молчаливый пост? Столько уже прошло... А свинцовый хранитель так и не пустил сюда ни солнца, ни снега.
Когда-то, в детстве ей казалось, что именно отсюда души усопших попадают к Грозовому Богу,было страшно, что однажды и ей придётся вернуться к нему. Она даже боялась подойти и опуститься в серые воды озера. Но годы шли, и теперь это место стало родным домом. Гордые, жестокие, и совершенно не улыбающиеся, русалки стали ей сёстрами. Хоть они и не похожи на тех, с кем она играла, будучи совсем маленькой девочкой. Степенные, серьёзные дриады, не отличающиеся болтливостью, превратились в самых лучших подруг. Раньше она любила петь, сидя на берегу, когда из-под воды доносились голоса дев, а над озером эхом разливались аккорды лесных жительниц. Но это время прошло... Теперь осталась последняя песня Рассвета... Рассвета... Рассвет...
Ночь медленно уступала место Утру, лучи солнышка начали пробиваться сквозь мрачные облака, однако так и не смогли коснуться водной глади. Дверь хижины скрипнула. На белый снег мягко опустилась маленькая ступня в меховой унте. Шаг. Второй. Солнце осветило фигуру, показавшуюся из-за двери. Молочные локоны и острые ушки, румянец, подаренный морозом, на белоснежной коже. Розовые губки, крепко сжаты, а брови сведены вместе, отчего на совсем юном личике видны морщинки. Кажется, девушка сейчас расплачется. Прозрачно-голубые глаза, наполненные слезами, выражали скорбь. За собой девушка вытащила два холщовых мешка, один из которых забит склянками, бутылями и чем-то чугунным, о чём может судить мелодия, соприкасающихся деталей. Другой же издаёт, шипящий звук сушёной травы. Неизвестно зачем она столько набрала. Сначала ей хотелось взять совсем немного, но вроде всё нужное, да и как она оставит это здесь? Мало ли, какое плохое существо решит воспользоваться её ядами, зельями и эликсирами. В общем, девушка решила взять всё. Её тонкий стан скрывал беличий, грубо сшитый плащ с капюшоном, одетый поверх шерстяной кофты и меховых штанов. На спине красовались колчан костяных стрел и длинный тисовый лук, а на бедре виднелся стальной кинжал, испещрённый рунами, выкованный в бывшем родовом поместье дома Райервэйн.
Отложив мешки со всем "необходимым", Шаалис приблизилась к озеру, дабы взглянуть в последний раз на чудесный край, бывшим ей домом. Из-за снежных деревьев начали появляться фигуры девушек с зелёными волосами, а из-под воды появились русалки, чью наготу скрывал серый туман. Их взгляд был обращён прямо на Шаа. Слеза медленно покатилась по щеке. Неужели ей придётся расстаться со всеми? Неужели жажда приключений заставит её бросить свой дом? Нет! Девушка резко повернулась, намереваясь бежать обратно в хижину, зарыться под одеялами и никогда больше не допускать в свою голову подобных гадких мыслей. Никогда больше не думать об этом, никогда больше не собираться улетать... На плечо опустилась невесомая рука, девушка подняла глаза и увидела перед собой грустное лицо дриады. Шаа взглянула прямо в омут её зелёных очей, вопрошая о том, что ей делать. Лесная дева медленно кивнула и завела длинную печальную мелодию. В песне не было слов, но и необходимости в них не было. Жители леса умели общаться и без того.
Прекрасный голос её, казалось не имел источника и раздавался везде. Вскоре ей начали вторить обитательницы озера. На каждый долгий высокий звук русалки отвечали коротким хором, обозначившим такт равный секунде. Из грустного напева получился побуждающий к действиям мотив. Звон их голосов, переливающийся с шелестом листвы, значил ответ на все сомнения девушки. Ей нужно идти, нужно уходить. И друзья отпускают её...
На снег рядом с ней опустился гиппогриф и высокомерно взглянул на девушку, как бы спрашивая, долго ли она будет думать.
- Нет, не долго! Я иду к тебе, мир! ,- Шаалис решилась. Быстро, словно молния, она кинулась к мешкам, подтащила их к Салмердиру и перекинула через его спину. Запрыгнув на него, Шаа оглянулась... Прощай дом, прощайте друзья... Взмах крыльев и вот они уже над хижиной. Ещё один. Они уж над лесом, фигуры медленно стали таять в клочьях тумана. Позади - старая жизнь, а там, впереди, где небеса сходятся с другой землёй - новая...

Холод тысячами раскалённых игл впивался в кожу, пронизывал, казалось, изнутри. Он умудрялся быть даже под одеждой. Руки обхватывали шею гиппогрифа, но пальцы уже еле держались, норовя оставить свою ношу. Ветер так и пытался снести девушку, жестокий ветер, видимо, желал увидеть её бездыханное тело где-нибудь в глухой чаще, и оставить там на съедение волкам. Шаа уже не могла выносить полёта. Хочется обратно, в тёплую хижину. Но дороги назад нет, она решилась идти только вперёд, не оглядываясь. Однако первые трудности уже преподнесли повод для размышлений о возвращении домой. Салмердир - её любимый друг, гиппогриф, кажется, понимал её настроение, потому что в следующую минуту они стали медленно парить, опускаясь к земле. Шаалис взглянула вниз, всё ещё ничего не видно из-за серых туч, одеялом покрывавших тот новый мир, который девушка собиралась покорить. Они прошли сквозь них. Влага. Такая приятная, хоть и холодная. Как же хочется окунуться в воду. Всего на миг. Расслабиться... Скушать рыбки. Ммммм.. Рыба. Приятные мысли чуть было не отвлекли её от дела: стараться не отпустить шею Салмера. Пальцы уже начали разжиматься, но усилием воли девушка вернула их на прежнюю позицию, скрепив ещё сильнее. Постепенно облака становились более прозрачными, а вскоре появилась и земля. Белоснежный лес пленял своей нетронутой красотой, севернее одна полоса, южнее другая, а прямо по середине, словно свежий шрам на невинном личике, разделяла их чёрная быстрая река.
Вода. Туда! Хочу туда! Вода!- внутри Шаа ликовала: фонтаны били, фанфары гремели, русалки танцевали. Только что она мечтала окунуться и вот он, момент. Вот её стихия, совсем рядом. Но Салмер явно не разделял её желаний, ведь он и не стремился опускаться, а стал лететь на север, туда где ещё холоднее и нет таких замечательных рек. Девушку это не устроило.
-Сал! Я хочу к реке!-прокричала она, но ветер унёс её слова, и, видимо, они не достигли её друга.
-САААААЛМЕР! НАЗАД!- ещё сильней закричала Шаалис, но гиппогриф либо не услышал, либо гордо пропустил её слова мимо ушей, как делал, впрочем, не так уж и редко.
-Сал,- она прижалась к его голове так, чтобы её губы оказались возле того места, где предположительно должны быть уши,- милый.. ты же знаешь как я люблю воду. Тут так холодно, позволь мне окунуться разок, за это я словлю тебе пять белок... Нет, десять, десять белок. Пожалуйста, мой благородный гиппогрифик.
На этот раз гордое животное решило уступить. Они сделали небольшой крюк над речкой и стали резко спускаться. Шаа уже сносило, земля быстро приближалась. Девушка зажмурилась. Всё прошло также неожиданно как началось. Они на земле. Голова кружилась, но это ничего, главное, чтобы не тошнило. Ей не хотелось осквернить девственную природу ещё недавно съеденной рыбкой.
Немного пройдясь, дабы размять ноги и хоть чуть-чуть согреться, Шаалис начала скидывать с себя одежду. Салмердир чинно глядел на это, по его мнению безобразие. Да, прерывать дорогу ради купания он не любил. Звук. Треск. Хрипы. Он повернул свою голову вправо, орлиное зрение позволяло ему увидеть на другом берегу широкой реки умирающее существо, отдалённо напоминавшее нимфу. А нет, скорее ламара.
- Куда ты смотришь? Сал...,- девушка обернулась тоже, кажется, она углядела это,- О, Штормовой Бог. Это же ламар? Надо ему помочь. Он сейчас умрёт.,- в панике девушка заметалась по берегу, не зная, что же ей сделать. Гиппогриф устало качнул головой по направлению к умирающему.
-Ты подвезёшь меня?,- быстро спросила Шаа. Но Салмедир лишь покачал головой и надменно отвернулся. Вот хам! Ревнивец!
Делать нечего, Шаалис скинула с себя остатки одежды и кинулась в реку. Быстрое и решительное течение пыталось унести её далеко на запад, но не тут-то было. За несколько секунд ноги девушки срослись, превратившись в огромный русалочий плавник с серебряной чешуёй. Мужду пальцев показались перепонки... Взмахнув хвостом, она погрузилась на самое дно реки, чтобы скорее добраться до того существа, ведь иначе ей могли помешать ветки и прочая ересь. Не прошло и десяти секунд, как она выпрыгнула на противоположном берегу.
Кровь превратила белый снег в розовый. Кровь была везде. Ламар кашлял и задыхался.
Хвост её вновь стал ногами. Шаг. Почему-то девушке стало страшно. Робко приблизилась она к нему и села на колени рядом. Рука сама потянулась к высокому лбу, аккуратно убирая волосы. Мужчина горел. Жар. Он.. Он сейчас умрёт. Нет! Я не позволю!
Девушка приблизилась прямо к его лицу.
-Успокойся, кто бы ты ни был,-мягко прошептала она. Второй рукой она коснулась его груди и использовала заклинание.
Раны ламара покрылись тонкой корочкой льда.
Ему нужно тепло... Шаалис прилегла рядом на снег, прижав к себе это измученное существо...

Офф: Использовано Заклинание Стихии Воды: Заморозка крови.
Потрачено 100 МгМ.
Офф2: Моя героиня ещё не видела ни людей, ни алиферов, поэтому каждый встречный будет казаться ей ламаром.

Отредактировано Шаалис (2014-12-01 19:14:00)

+1

3

В такой заднице ты ещё не был, Князь. В разных был, но в такой нет. Посреди леса, зимой, в снегопад, один и истекающий кровью. Ты прекрасен, друг, как никогда.
Заткнись…
Хуже всего то, что он потратил весь свой запас манны на драку, чтобы уйти оттуда живым, но просчитался, не оставив ничего на зализывание ран. Целитель, который сам не может себя подлатать. Идиот, который всегда просчитывает несколько планов отхода, моделируя разные ситуации, чтобы всегда быть на шаг впереди своего противника или оставаться с ним на равных. Ален просчитался. Конкретно просчитался. На кону стояла его жизнь, а он, пытаясь её спасти, не учёл элементарного.
Алифер осмотрелся. Замыленный взгляд и непогода усложняли задачу. Он хотел понять, где оказался и как отсюда добраться до города или селения, где его могут исцелить. К ульвам соваться бесполезно. Магией они не обладают, шаман с его бубном и песноплясками ничем не поможет, а вожак, если не убьёт сразу, то выдворит за пределы деревни. Чужаков они не жалуют. Возвращаться к людям далеко. Крылья ему не помогут, если он не остановит кровотечение. Дорогу видно плохо, идти сложно, а лететь в такую погоду самоубийство. Если быть откровенным, самоубийством отдаёт любая отдельная им взятая авантюра.
Повинуясь желанию послать всё к мракобесам и отдохнуть, мужчин закрыл глаза. Всё вокруг было настолько белым, что свет бил по зрачкам даже через опущенные веки. Неприятно, он рассчитывал на темноту, но и умереть спокойно не дали. Услышал поскрипывание и хруст снега. Открыл глаза, видя размытый образ. Не понял, кому он принадлежит: мужчине или женщине, но подумал о преследователях. Сработал рефлекс. Воин из него никакой, но рука потянулась к эфесу меча, который он и при желании поднять не сможет.
- Убирайся…
Снежный гость и не думал. Эйтан напрягся. Ему с детства в голову вбивали, что он должен бороться за свою жизнь, пока она у него есть, а в состоянии ты это делать или нет – вопрос другой. Услышал женский голос. Спокойнее от него не стало. Он и среди женщин знал прекрасный убийц и сам предпочитал напарникам напарниц. Но эта особа была особенной.
Что..?
Она села на снег рядом и вместо того, чтобы добить его, имея такую прекрасную возможность, остановила его кровотечение. Шансы выжить увеличились. Это первый раз, когда он удивился, оценивая её вмешательство. Второй раз – она осталась рядом и попыталась его согреть, устроившись голой задницей на снегу.
Ты точно не умер?
Его обнимает голая девушка. Голая. Девушка. Повторил для себя это несколько раз, чтобы осознать. Сдержался, чтобы не застонать и не ударить себя ладонью по лицу. Она не стеснялась своей наготы, не боялась заболеть. Он мог посчитать, что его нашла в лесу самка ульва, но они не обладают магией и у них нет ушей полуросликов вместе с морским цветом глаз. Мог сделать скидку на то, что стесняться мужчины, который умирает, нечего. И ему стесняться нечего, потому что ничего нового для себя он не увидел, но… женское, привлекательное, оголённое тело в такой близости могло вызвать вполне ожидаемую реакцию, окажись он в лучшей форме.
- Ты себе что-нибудь отморозишь…
а мне что-нибудь перегреешь.

+2

4

Обнимая раненого, Шаалис закрыла глаза. На какой-то миг ей стало так хорошо, а по телу прошло приятная дрожь. Она положила голову ему на плечо, прислушиваясь к быстрому, неравномерному стуку сердца. Нужно было что-то делать. Развести костёр, построить шалаш, дабы путник не замёрзнул. Не хочется отпускать. Странно, она попыталась вспомнить ламаров, окружавших её в детстве, их лица.. фигуры. В голову не приходило ничего, кроме пышных форм матери. Существо, лежавшее рядом выгодно отличалось даже от русалок и дриад. Девушке стало любопытно, хотелось получше разглядеть его... Может, пока он лежит, я рассмотрю... Или потом, а сначала разведу костёр? Но всё же... ,- внезапно все размышления прервал вымученный голос, заставивший её вздрогнуть. Приятный голос, не похожий на высокие голоса её подруг. Если в говоре лесных жительниц присутствовали нотки некой женственности и слабости, то его баритон был другим...Как бы это назвать? Знакомые ноты..Отец... у них похожи голоса..
-Не переживайте, вода не сможет меня погубить. В ней мне тепло,-нежно, словно маленькому ребёнку, ответила Шаа,- А Вы скоро совсем околеете. Что же делать? Тащить его через реку к Салмеру было бы глупо, тогда несчастный скончался бы от холода быстрее, чем от ран. Гиппогриф же повернулся к этой стороне реки спиной и гордо вскинул голову, что значило презрение и нежелание делать что-либо. Ох... какой же ты упрямый Саа!
Нехотя девушка встала. Делать нечего, придётся плыть и умолять эту глупую курицу снизойти до жалких смертных. Разбежавшись, Шаалис прыгнула в воду. На этот раз переправа оказалась труднее, но не настолько, чтобы помешать добраться до берега. Несколько минут уговоров всё же помогли. Салмедир явно был недоволен, отчего издал пронзительный ястребиный крик. Однако он позволил Шаа сесть на него и перевезти вещи.
Оказавшись на другом берегу, друзья стали готовить лагерь. Салмер уже был искушен в подобных делах, поэтому своим острым клювом и когтями оторвал несколько внушительных веток с соседнего дерева, а после отправился за хворостом, если таковой вообще можно был найти. За время его отсутствия Шаалис уже поставила палатку: скелет составляли те самые ветки, а сверху был накинут её любимый беличий плащ, благо, подходивший по размеру к этому небольшому укрытию. Закончив с делом, девушка робко подошла к раненому. Приложив огромные усилия, ей всё же удалось оттащить мужчину в шалаш. По прошествии нескольких минут явился и гиппогриф, принеся с собой достаточное количество дерева для костра. После она порылась в своих склянках, нашла несколько бутылочек эликсира и согревающих зелий.
-Для начала дайте мне одеть на Вас мою кофту, так быстрей согреетесь, нас ждёт жуткий холод,- сказала она, напяливая на себя штаны,- Ещё Вам стоит выпить вот это,- девушка присела на колени рядом с мужчиной,- Поможет заживить Ваши раны и согреться. Девушка осторожно поднесла ложку эликсира к его губам, позволяя выпить, затем вторую. Оторвав небольшой клочок от холщовой тряпица и промокнув его в зелье, приложила ко лбу странника. Потом подала ещё три ложки согревающего снадобья.
- Я выйду, может удастся подстрелить какое-нибудь животное...
Шаа быстр выбежала из укрытия, прихватив с собой лук и стрелы,взглянула в небо. Ей оставалось только уповать на то, что какая-нибудь птица пролетит мимо.
Кто он такой? И как оказался здесь, в такой глуши... От него приятно пахнет... тело.. его запах...

Отредактировано Шаалис (2014-12-02 18:22:20)

+1

5

Потеря крови сказывалась, но мозги у него ещё работали. На основании ответа девушки, Эйтан окончательно убедился в том, что его догадки верны. Перед ним ламар. Это объясняет её желание помочь всем страждущим, способности к целительству и необычные глаза и уши. У него и у самого глаза были приближенные к их гамме, но не то. Нет в них чужой стихии. Хаос – да, стихии – нет. Мужчина видел ламаров, знал о них достаточно много и, одно время, очень тесно общался с некоторыми её представителями. Он своим телосложением не мог сойти за её собрата. Дети волн подтянуты и спортивны, но более. У него с этим явно переизбыток. Благодаря артефакту те же уши у него человеческие, а не удлинённые и вытянутые, как у всех ламаров.
Фойрр с ней, с внешностью. Голая женщина…
Ламары не переносят низкие температуры. В воде или нет, разницы никакой нет. Вода такая же ледяная, как и воздух. Она её не защитит и не спасёт от холода. Она находится не в своём родном городе и не в Фалмариле, где климат значительно мягче, чем в Лунных землях. Греть её должен он, а не наоборот. Наоборот у неё получалось неплохо. Выдающиеся округлости и близость женщины делают своё дело, но Ален боролся с двумя желаниями: одеть бедную девушку, чтобы она не мёрзла, или взять, чтобы не искушать судьбу.
Судьбой ты себя называешь?
Он перестал терять кровь. Регенерация замедлена, но справится. Он начнёт восстанавливаться и вместе с тем согреется. Если его спасительница продолжит в том же духе лежать на снегу, то рискует замёрзнуть и уснуть раньше, чем он будет в состоянии как-то на это повлиять. Каким образом, он ещё не придумал, но начал строить планы отхода, помня прошлый прокол.
- Ты замёрзнёшь.
Алифер почувствовал себя старшим братом, который пытается объяснить своей младшей сестре банальные вещи. Шайлер была упрямой и настойчивой, сказывалось родство, но никогда ему не перечила. С незнакомой девушкой так не выйдет. Она встала, когда сама это посчитала нужным, и пошла к воде. Погружение. Эйтан не был в воде, но почувствовал, как тысячи игл пронзают тело до самых костей и болью отдаётся каждое движение. Отвратительные ощущения. Он не хотел бы оказаться на её месте. Но такая картина помогла ему не думать о других вещах, которые были не к месту.
Он выдохнул. Подождал. Нащупал свой меч, и, опираясь на него, предпринял попытку встать. С первого раза у него ничего не вышло, но возвращение девушки заметно ускорило процесс подъема. Гордость не позволяла дать ей тянуть его на себе. Мужчина поднялся, давая ей возможность влезть к нему под руку. Близость отвлекала, как и прикосновения к оголённой холодной коже, но он заставил себя об этом не думать и дойти, рассчитывая в большей степени на свои силы, до сооружённого шалаша. Надо идти в ближайший город. В идеале, лететь, но для этого регенерация должна сделать большую часть работы. Придётся подождать и задержаться в компании девушки.
Ложиться Князь не хотел, но из-за размеров шалаша был вынужден довольствоваться локтями, которые дали ему немного приподняться, но не сесть, как хотелось бы. Рана тревожила, но терпимо. Он не в первый раз их зализывает.
Но второй раз прихожу в себя и понимаю, что подлатала меня девушка.
Внутренний голос гадко засмеялся. Плечо напомнило о себе фантомной болью. Там давно ничего нет, но шрам остался на память о переоценённых возможностях. Тогда он был моложе, но ошибок не прощал ни тогда, ни сейчас. Размышления о прошлом помогли не думать о незнакомке, которая продолжала маячить всеми дамскими прелестями. Ему становилось лучше, а её вид, да он был прекрасен, отвлекал и притягивал взгляд.
- Лучше спрячь вот это, - кивком и взглядом указал на грудь. Она начала одеваться и это прекрасно, но из памяти у него это никто не уберёт. – Я не против, но вместо благодарности я захочу дать тебе что-то другое.
Звучало это не очень, но Ален всегда отличался прямолинейностью и изворачивать смысл слов и желания не имел желания. Руки затекли и он лёг, не испытывая при этом удовольствия. Должен как-то скоротать время, но расслабиться и отдохнуть в её компании не получалось. Пить эликсир с ложки, как ребёнок, самое глупое, что он когда-либо делал, но сделал.
Может, не всё так и плохо.
Подумал он, когда девушка оставила его одного. Эйтан почувствовал, как начинает согреваться и края раны неприятно зудят, пытаясь восстановить разорванный кожный покров, исцеляя его. На груди было по-прежнему холодно, но он сделал скидку на то, что так действовало заклинание магии воды. В остальном всё было практически нормально. Не считая того, что он отрезан от города, не состоянии избавиться от навязчивых мыслей и почти отправился к Люциану, а его преследователи могут напасть на след и закончить начатое.
- Вот дерьмо… - вдохнул и закрыл глаза.

+1

6

...дать тебе что-то другое.
-Вы немного меня не поняли. Мне ничего от Вас не нужно. Я.. я просто шла мимо.
Лучше спрячь вот это. Интересно, что он имел ввиду? Может беспокоился, что я замёрзну? Но я же привыкла к холоду. Мы с мамой давно так жили. Может, его смущает, что у него нет груди? А я его обижаю? Странный тип. Шаа опустила взгляд на свою грудь, прикрытую по его просьбе травяной безрукавкой. Спрячь вот это. Почему? Она ему не по нраву? Нет, скорее завидует. А может, боится, что мне будет холодно.. Ну да ладно. Почему это я о нём думаю?
Девушка всё же не отводила взгляд от неба. Ну хоть какая-нибудь дичь. Хотя бы воробушек. Бесполезно, в такой снегопад птицы под облаками не летают. Только крайне редко и то - вороны. В лесу искать тоже бесполезно, животные спрятались ещё пару-тройку месяцев назад. И как она не додумалась взять еды? Свежачка захотелось, вот тебе и свежачок. Помрём тут с голода. Или съедим друг друга
Рыбу зимой в реке искать бессмысленно. Тем более в такой быстрой. Если даже и найдёшь, то не поймаешь.
Говорила ей мама: "Всегда продумывай наперёд". Только толку мало, ну продумала она наперёд, что улетит, а вот еды захватить - не продумала. Придётся коренья сварить, да, и кажется остались сушеная морковка и лук. Она опустила голову, зачем уже смотреть на небо Ведь ты там был и Бога с ангелами там не было,-ей вспомнились слова из стихотворений безбожников. Снег медленно падал ей на голову, лицо, руки, тая и превращаясь в воду, стекал по коже. Подмораживало совсем немного, но ей не было холодно. С самого детства мать приучила её плавать в ледяном озере, вдруг её захотят убить, и нужно будет отступать. Холодно было там, наверху, когда девушка верхом на гиппогрифе летела, кажется на помощь ему. Тогда да. Было жутко холодно, казалось, что всё тепло мира исчезло там, над облаками. А здесь? Глупость, здесь не холодно. Вечером температура упадёт... Возможно, настанет дикий мороз, тогда придётся жаться друг к другу. Эта мысль заставила Шаа улыбнуться. Ей понравилось обнимать путника определённо. Но на ночь оставлять костёр - самоубийство. Неизвестно, кого он привлечёт. Мать ей рассказывала, о том, что за пределами Озера водятся страшные существа, волки и люди одновременно. По ночам они крадут детей, чтобы потом съесть или сделать своим рабом. Им потворствуют ужасные разбойники, вырезающие кадык себе на память. У некоторых даже ожерелья из кадыков. От этой мысли её передёрнуло. Так же здесь водятся волки, которые могут запросто загрызть их, хоть она и владеет магией управления животными, неизвестно, успеет ли задействовать заклинание, и сколько их будет. Стоять на берегу уже не имело никакого смысла, поэтому Шаалис прошла обратно в шалаш. Присела к костру. Огонь. Как же она ненавидела огонь. Огонь - это и жизнь и смерть одновременно. Он греет её и странника сейчас, но если за ним не следить, он убьёт их обоих, и будет ему всё равно. Огонь не может быть другом, ты ему платишь невинными сухими деревьями за его тепло. А он пожирает их, постоянно требуя добавки, иначе перестанет радовать вас и уйдёт к другим. Одна оплошность - и он сожрёт и вас, наслаждаясь криками и визгами. Девушка достала котелок из одного мешка. Открыла другой, с травами. Нашла парочку корней картофеля, лук и сушеную, порубленную морковь, а ещё и соль. Хоть это взяла!
-Нам не удастся поймать хоть кого-нибудь,- сказала Шаа страннику, перебирая в руках коренья,-Поэтому будем довольствоваться похлёбкой без мяса.
Сбегав к реке и заполнив котелок водой, Шаалис принялась готовить суп.
-Кстати, как Вас зовут?,- спросила она мужчину, прорубая замёрзшую картошку,- Моё имя - Шаалис,- важно произнесла она, сделав особый акцент на первом слоге.
Закинула рубленый корень в воду.
-Что вы тут делает? В такой глуши...,- девушка осеклась, внезапно ей в голову пришла мысль. А вдруг он и есть тот самый получеловек-полуволк, или разбойник, собирающий кадыки?! Вдруг он захочет меня убить? Нет, я же его спасла.. зачем ему убивать меня? А если просто так для развлечения. Отрежет мои груди и оставит их себе, у него же их нет,- последняя мысль повергла Шаа в шок. Действительно, мнительность её не имеет предела. Ну что я как водяной, делающий предложение русалке?! Надо спросить самой, если и хочет убить, тогда подерёмся. А если он хочет в тайне? Попрошу его, чтобы тайно не делал... Да.
-Эмм,- робко начала она,- В-в-вы же... О, Штормовой Бог! Я мямлю, я боюсь его? Нет, я не боюсь. Боюсь. Надо собраться с духом
-Вы же не хотите меня убить и вырезать мой кадык?,- быстро выпалила она,- А если хотите, то давайте подерёмся! Как подерёмся? Он же сам полуубитый. Точно.
- Нууу..,- неуверенно протянула девушка,- Я Вас сейчас вылечу, а потом подерёмся. Я просто не хочу без боя умирать. Если Вы хотите убить меня, то хотя бы в драке, ладно? Но не сейчас, потом, когда Вам станет лучше...
О, Штормовой Бог. Что я несу? Нет, всё правильно, мама всегда говорила, чтобы я не сдавалась без боя.
- А пока не вырезайте мою грудь, ладно? Я вас вылечу, чтобы мы могли драться..
Шаалис кинула быстрый взгляд на него, почему-то её стали охватывать сомнения на счёт убийств и вырезания кадыков. Ну мера предосторожности не помешает. Вдруг он хотел меня убить во сне? А сейчас, видит, что я без боя не сдаюсь, и решит всё же подождать? Или передумает вовсе?

Офф: Мнительность меня не оставит :)
оФФ2: Мда, напутала я с низкими температурами. Давай забудем :)

Отредактировано Шаалис (2014-12-03 04:33:23)

+1

7

Девушка не поняла подтекста. Превосходно. Ему не придётся ничего объяснять.
Сделаем вид, что ничего не было вообще.
Насколько это реально, когда рядом с тобой находится привлекательная особа противоположного пола, посветившая всеми дарами, которыми её наградила мать и природа, Ален не думал. Он вообще старался не думать, чтобы не давать воображению разгуляться ещё дальше.
А есть куда?
Потёр лицо. Положение, в котором он оказался с лёгкой руки спасительницы, которая не понимала, на его взгляд, элементарных вещей, было незавидным. Она вела себя спокойно, держалась ровно, как так должно и быть. Это он тут казался дикарём, который ничего не понимал в жизни и, выпучив глаза, смотрел на банальные и понятные вещи. Проблема в том, что наёмник был мужчиной, а, когда ему показывают соблазнительный и сочный кусок мяса, он начинает чувствовать, как рот наполняет слюна и желудок спазматически сжимается, стимулируя естественные процессы. Девушку сожрать он не хотел, но полакомиться в некотором смысле…
В отсутствие девушки справиться с мыслями и желаниями оказалось проще. Эйтан забил себе голову мыслями о преследователях и неприятностях, которые на него свалились с последним заказом. Долго прохлаждаться в землях ульвов он не сможет. Как только появится возможность и вернутся силы, он отправится в город, а там подальше от этих мест, чтобы во второй раз не натолкнуться на горячих берсельских парней, которым захотелось пощекотать ему рёбра. Ему интересно, почему он мог лишиться головы, но не настолько, чтобы из самодурства лезть туда снова. Просчитать ходы можно, учитывая и то, что они будут готовы встретить его снова, и во второй раз намного лучше. Пусть катятся к Фойрру. Риск в этом случае не оправдан. Он обещал Шайлер вернуться домой и живым, а не кусками и вперёд ногами. Потом. Всё потом.
Алифер услышал шаги и напрягся. Девушка вернулась быстро и ни с чем. Он ей немного обрадовался. На её месте мог оказаться кто-то другой, с оружием и желанием погладить ему горло лезвием. Не время. Он восстанавливается, но не настолько быстро, чтобы дать прямо сейчас отпор даже воину, который в навыках ему сильно уступит.
Я сейчас сам всем прекрасно уступаю.
- Мне всё равно, - равнодушно ответил мужчина, не смотря на свою спасительницу. Еда – это хорошо, с мясом или нет. Она поможет быстрее восстановить магический запас, а ранам затянуться, возвращая ему силы. Есть много других вариантов ускорить это дело, но все они ему в этой глуши недоступны. Он научился довольствоваться малым.
- Эйтан, - ударение пошло на первый слог, но придать особое звучание своему имени воин не посчитал нужным. Имя как имя. Самое обычное. Принадлежало оно раньше аристократу или нет, он, в его положении, ничем от других не отличается.
Вопрос девушки был занятным. Рассказывать всю историю долго и нудно, а ей это не нужно. Ален рассчитывал на то, что их знакомство закончится быстро. Он вернёт себе свои силы, поблагодарит её и их пути на этом разойдутся.
И чем быстрее, тем лучше. Ещё одна демонстрация выдающихся частей и я за себя не ручаюсь.
Услышав словесный поток, которым его наградила девушка, маг получил, как обухом по голове.
Что?
Он сначала ничего не понял. Приподнялся и посмотрел на неё удивлёнными глазами, а потом, выждав несколько секунд, от души рассмеялся. Без издёвки. Ему стало весело от абсурдности ситуации и разговора.
- Прости, - алифер улыбнулся, смотря на девушку. – Я не хотел тебя обидеть. И не собирался тебя убивать.
Как ей такое в голову пришло? Я выгляжу, как извращенец-каннибал?
- Но вид голой груди и не только вызывает у меня желание тебя взять. Прости, - пожал плечами и пожалел об этом, почувствовав, как корка на ране натянулась, доставляя боль. Терпимо, но язык он себе прикусил. – Я не хотел тебя напугать.
Честность тебя погубит, Князь. Или выбьет пару зубов.
- Но если ты в следующий раз сделаешь что-то подобное снова, не удивляйся, когда я начну к тебе приставать.

+1

8

Услышав смех путника, девушка ещё больше напряглась... Почему он смеётся? Я же серьёзно... Ух, странное существо.
Его последующие слова как камень с души сняли. Однако, она не стала доверять ему больше, может это просто уловка? Но, казалось, его глаза горят об обратном... Неужто честно сказал? Русалки её озера - непревзойдённые лгуньи, но даже и их можно вычислить, всего лишь взглянув в омут их глаз.
Ладно...,- неуверенно произнесла Шаа,-я Вам поверю, но ненадолго! Пока Вы ранены..,- только после того, как она сказала это, её захватил стыд... Ой, глупая-глупая! Он не хочет меня убивать, но мера предосторожности - превыше всего.
Мера - это то, что ей нужно было уяснить первей всего. Мера - основа основ. Во всём должна быть своя мера, учила её мать. Нельзя переборщить и недоборщить тоже... Правитель должен уметь делать всё в свою меру. Почему-то ей вспомнились эти уроки, и появилось желание рассказать их своему спутнику. Вернее, Эйтану.
- ... вызывает желание тебя взять,-сквозь мысли прорвался его голос. Что значит взять? Убить?,- недоумение отразилось на её круглом личике. Девушка нахмурилась и сжала губы, с опаской поглядывая на мужчину.
-Значит Вы всё-таки хотите меня у..,- Эйтан не дал ей договорить, прервал.
Как гром с ясного неба. О, Бог Грозы, неужели ты издеваешься надо мной?! Глаза её норовили выкатиться из глазниц, так сильно девушка их выпучила. Шок. Он собрался к ней приставать. Как он собрался приставать? Обычно водяные дёргали русалок за волосы или за грудь. У тех же было две реакции, появляющиеся в зависимости от настроения. Либо они кричали что-то вроде: "Гадкий нахал, не приставай ко мне!", хлопали хвостом о воду и скрывались в глубине или кидались тиной, либо смущённо хихикали, обрызгивая "приставателей" водой. Шаалис этого не понимала, пока одна из русалок не поделилась истинными намерениями водяных и некоторых ламаров, которых она встречала в годы своей юности. Он будет дергать меня за волосы? Девушка оторопела. Ну уж нет, ей не хотелось терпеть такое. Переведя дух, Шаа пристально вгляделась в его глаза.
-Не дёргайте меня за волосы или за грудь. У-у меня е-есть кинжал, которым я...,- что я? надо напугать, водяные - жуткие трусы, хотя он не походит на труса точно,- я...,- перебирая в голове тучу возможных вариантов развития событий, она поймала себя на мысли, что ей даже понравилась эта прямолинейность, и не стоит придумывать жестокого наказания,- .. отрежу Ваши пальцы,- неуверенно промямлила Шаалис, осев на пол. Его заявление шокировало девушку настолько, что она теперь даже не могла взглянуть на Эйтана. Тупой взгляд в шкуры, разложенные на снегу, выдавал ещё больше её растерянность.
- Простите меня,- еле выдавила из себя Ша,- я.. была слишком резка с Вами. Я не стану отрезать пальцы, если вы не станете,- это слово давалось ей с трудом, - приставать,- тихо окончила она, пытаясь подавить в себе робость. Он другой.. не похож на водяных.. как бы мне хотелось услышать о его мире..
По всей палатке и за её пределами начал раздаваться запах трявяной похлёбки. Шаалис тут же кинулась разливать это по тарелкам, дабы отогнать от себя мысли о его мире.. Как у них пристают? Кто он? Как они себя ведут.. Он такой странный. Присев на пол и сложив ноги в позу лотоса, она подала ему тарелку. Мама всегда говорила, что за приятным обедом разговор легче, но очень сомнительно, что её готовка окажется вкусной. Она опустила ложку в суп, подула, распробовала. Вроде ничего, думаю, он захочет поговорить.. Наверное нет, ведь я своими разговорами вызвала только неловкость. Глупая! Но всё же попробую.. С чего бы начать? Ничего на ум не приходит..
-А как у вас пристают?,- слова слетели с губ, совершенно неожиданно для их обладательницы.. Идиотка.

+1

9

Эйтан смотрел на неё снисходительно, как на маленького ребёнка, который пытается казаться взрослым, но иногда путает смысл слов, говоря их с таким видом, как если бы знал в это мире абсолютно всё и пытался показать остальным, какие они глупые, что таких вещей не понимают, а он вот какой молодец. Хорошее настроение было обеспечено. Он не стал ничего говорить по поводу доверия. Ей вообще не стоит доверять ему. Знание имени и спасение – не гарантия того, что он не пришьёт её при случае. Он убийца. На лбу у него это не написано, но с незнакомцами стоило бы  быть осторожнее, независимо от того, ранен он или нет. Опасность может представлять и тот, кто отчаливает на тот свет.
- Я и не думал дёргать, - он шире улыбнулся и вскинул руки. Забавная девчонка. Другая бы уже раз двадцать обиделась, влепила пощечину или бросила его здесь, обозвав хамом, а это и не поняла, что он имел в виду. Алиферу показалось, что открытых намёков, каким он всегда считал подобные выражения, достаточно для того, чтобы понять, что он имел в виду. Девушка не поняла.
Может, и к лучшему.
Кинжал в её руках его не пугал, как и угрозы. Его общее состояние скажется на возможности защититься, но он был уверен в том, что эта особа ему серьёзной угрозы не представляет. И больше боится его, чем желает навредить. Пара угроз – не залог того, что они когда-либо осуществятся. Сказать можно много, а на деле, как показывает опыт, напрудить и свалить.
Ален кивнул. Подоспел и ужин. Мужчина пересилил себя и сел, стараясь свести движения к минимуму, чтобы лишний раз не тревожить рану. Его кормить с ложки никто не будет, а если она и собралась бы, то ничего из этого не вышло бы. Взрослый мальчик справлялся относительно сам. В некоторых вещах.
- Спасибо, - поблагодарил за всё и сразу. Взял у неё из рук тарелку и отправил первую ложку горячего супа в желудок. Не привереда ел практически всё, что ему давали, если еда не просилась обратно сразу, как только попадала на язык. Вполне съедобно. Ему доводилось как-то отведать угощение одной аристократки, которая очень сильно хотела его удивить способностями к кулинарии. С задачей она справилась. А как, дело уже другое.
С насыщением алифер чувствовал прилив сил, а горячая жидкость помогала быстрее согреться и забыть о снегопаде за пределами импровизированного дома. Молча поесть не вышло, девушка решила разрядить обстановку и задала такой вопрос, от которого Князь чудом не подавился, вовремя кашлянув в кулак и положив ложку обратно в тарелку, чтобы не пролить содержимое. Вопрос был неожиданным и обезоруживал.
И как я должен на это реагировать?
Он посмотрел на свою собеседницу. Что-то прикинул, сопоставляя некоторые моменты их общего разговора, и сделал для себя некоторые выводы.
Да ладно?
Брови приподнялись и он удивлённо, всё так же без слов, посмотрел на представительницу народа волн. Не была с мужчиной? Это могло бы многое объяснить в их общении, но мать, по идее, должна была объяснить ей некоторые моменты. Не совсем же девчонка из лесу вышла и мира не знала вместе со своими родителями. Или и такой возможно?
Даже одичалые ульвы знают на уровне инстинктов. Но к наготе относятся так же.
Он мысленно хмыкнул, оценивая своё положение. Он за малым не позарился на девчонку, которая и понятия не имеет, на что его толкала своим, как ему казалось, вызывающим поведением.
Или она всё поняла и решила прикинуться дурочкой, чтобы я не продолжал.
- Приставать – это… - Эйтан замялся. Если он начнёт всё объяснять, то это закончится тем, что он плюнет и начнёт показывать, потому что объяснить он мог, как вести бой, поймать дичь, выбрать лучшую лошадь и прочее, чему его жизнь научила, но не рассказывать девушке подобное. – Это если я буду касаться тебя везде, где пожелаю, чтобы и у тебя возникло такое же желание.
А теперь ударь себя ладонью по лицу и сильнее, Князь. Ты выглядишь полным идиотом и несёшь полную ахинею, друг.
- Мне проще показать, - вздохнул алифер, - чем рассказать. Я не умею объяснять такие вещи.

+1

10

Касаться где он пожелает? Шаалис оторопело глядела на её нового знакомого, отчасти не понимая даже смысла его слов. Так, чтобы и мне хотелось касаться его,- она прокрутила в памяти его слова, стараясь понять, вызвать образ. Она представила, как он коснётся её. За руку. Хм, а что такого в этом? Интерес и любопытство захватили её, унесли с головой в пучину размышлений и представлений. Так, чтобы мне хотелось касаться... Хочу ли я сейчас его касаться? Она попыталась предположить, как она касается его... лица? Нет. Может руки? Тоже не то. Касаться. Это слово звучало в её голове, как какое-то редкое заклинание. Касаться. Она повторяла его про себя снова и снова. И всё же, ей не удавалось понять, как можно тронуть ламара так, чтобы другой тоже захотел тронуть его.
В глаз блестели искорки, выражающие глубокую заинтересованность и желание узнать, что же кроется за этим волшебным словом.
-Мне проще показать,- со вздохом промолвил Эйтан. На миг ей страстно захотелось почуять это на себе. На миг.
-Нет!,- воскликнула она, сама того не ожидая от себя. В последнее время она часто стала произносить что-то необдуманно. Что это? Инстинкты? Может быть страх? Страх - это боязнь чего-то неизведанного, - вспомнила она уроки филосфии, которые преподавала мама. Девушка нервно сглотнула, а пальцы начали биться в непонятной истерии.. Дрожать. Мне же хочется узнать, но только не на себе.
Глаза начали метаться из стороны в сторону. Надо поесть. Успокоит. Но суп не лез в горло. Её захватило ожидание чего-то неисследованного. В голове начали крутиться образы, пуще обычного. Ей виделось, как он прижимает её, ей даже нечем дышать. Она трогает его лицо...
Внезапно, взгляд упал на тело. Какой он? Я ведь даже не рассмотрела его, когда лечила... Мысли начали кружиться в своём безумном танцы, предлагая ей варианты виденного, но уже давно забытого. Шаалис глубоко вздохнула, стараясь отогнать от себя образы мужских тел. Но это не помогало. Глаза будто бы сами начали бегать по его фигуре. В панике девушка отодвинулась от него.
Эх, глупая ты курица.. Надо быть смелее! Нет.. Я боюсь. Может расспросить его лучше? Нет-нет,- Шаа резко мотнула головой в овтет на свои мысли, однако от этого ей всё больше хотелось узнать,- Как же.. Как же.. Спросить. Если постараться он расскажет. О, нет сейчас опять спрошу, а он опять создаст неловкую ситуацию. Но ведь интересно!
Губы задрожали... Может от холода? Нет. Шаа слишком разволновалась. Вдох, задержка, выдох.
-Я... я-я,- Опять заикаюсь, ужас, давай набераемся сил и,- Я хочу узнать!- быстро выпалила девушка, стало легче, слова сами начали срываться с губ, образуя поток невнятных слов,- Расскажи мне, расскажи мне, только не показывай. Расскажи, как это касаться? Так, что бы я тоже хотела касаться. Расскажи мне всё. Только не показывай
Зрачки лихорадочно блестели, руки не могли найти себе покоя, сжимая друг друга. Она готова была слушать и представлять, впитывать как губка любое, произнесённое им слово.

+1

11

Эйтан чувствовал себя идиотом. Ситуация была глупой. Он пытался объяснить то, что описать словами не мог. Воина и мага не учили, как нужно объяснять девушкам, что в жизни бывают такие моменты, когда…
Когда мне лучше промолчать.
Он не мог объяснить то, что понимал сам, а проводить параллели и говорить завуалировано, не вариант. Алифер уже понял, что с Шаалис ассоциации заведомо находятся в проигрыше. Можно попробовать натолкнуть её на ответ мыслеобразами, но, не прочувствовав чего-то похожего, она, каким бы богатым воображением не обладала, выдаст ему сомнительный результат своих трудов.
Зачем я вообще себе этим голову забиваю?
Мужчина видел в её глазах интерес, но не знал, как его удовлетворить так, чтобы оба оказались довольны. Не на пальцах же ей объяснять и не приводить старый рассказ о пестиках и тычинках.
Откуда это в моей голове вообще….
Он только объяснил, как смог, а она уже кричит. Женщины. И это он не пытался её коснуться или придвинуться ближе. Не намекал на то, что мог бы показать ей то, о чём говорил. Он не планировал. Ладно. Он об этом думал, но до того, как понял, с кем имеет дело и с чем будет вынужден столкнуться, если позволит своему воображению гулять дальше, а желаниям не сидеть по стойке смирно.
- Я и не собирался…
Неполная правда, но и не ложь в полном смысле. С ней надо выбирать слова, но там, где ему кажется, что стоило бы подобрать другое выражение, всё проходит гладко, а где и не задумывался, встречает бурную эмоциональную реакцию. Сладить с такой особой сложно, когда ему ничего подобного раньше не попадалось. Обычно её сверстницы что-то знают. Не всегда на практике, но теории им хватает, чтобы ему не пришлось объяснять на пальцах азы.
Отмахнувшись от идеи объяснять что-то вообще, Ален переключился на еду. Это намного важнее пустого разговора. Как объяснить ей что-то без действий, он не представлял, а навязывать что-то против воли не хотел, у него это отбивало желание браться. Алифер поднял глаза, заметив взгляд девушки, которая рассматривала его, как лесную диковинку.
И что она пытается рассмотреть под слоем одежды?
Вспомнил, что не собирался думать об этом. Мысленно выругнулся и закончил с супом. Отставил тарелку и хотел поблагодарить девушку, когда она, заикаясь, начала выражать свои мысли. От её просьбы брови у Эйтана полезли вверх. Рассказать, но не показать. Он же не педагог по приставаниелогии. Практик, а не теоретик, если на то прошло, а не каждый практик умеет объяснить то, что он делает в обычной жизни, не испытывая дискомфорта. Если она ещё у него спросит, что такое целовать, то истерический смешок обеспечен.
- То есть… - он сделал паузу, собирая мысли в кучу, а давалось это крайне сложно, - ты против того, чтобы я показывал на тебе, но не против коснуться меня, пока я буду рассказывать? – удивлённо посмотрел на девушку, пытаясь понять её логику. Она не знает, о чём говорит, но уже настроена негативно по отношению к тому, что ей незнакомо, но при этом хочет узнать больше. Он ничего не упустил? Женская логика прекрасна. Ален подумал, что ему проще вскинуть руки и сразу сдаться, пренебрегая главным правилом того, кто по жизни привык выкручиваться из любой ситуации.
А гордость не пересилит?
- Представь, что я… - какой хернёй я занимаюсь?! – нависаю над тобой, ты чувствуешь, как на тебя давит расстояние, которое остаётся между нами. Я не касаюсь, но наклоняюсь ниже. Ты чувствуешь моё дыхание у себя на губах, потом на шее. Я намеренно тебя не касаюсь. Хочу видеть, как на тебя давит ощущение близости, которая может случиться. Касаюсь твоего живота, не скрытого материей, и веду ладонь вверх, к груди. Ты чувствуешь тепло, я твоё дыхание и сердце, которое отбивает совершенно новый ритм. Касаюсь груди, сжимаю и вместе с этим целую шею, прижимая тебя. Ты чувствуешь небольшую тяжесть и… - Эйтан замолчал и потёр лицо. – Я не умею красиво говорить. Если тебе это чем-то поможет, можешь придвинуться ко мне и коснуться, поделывая то же самое, о чём я говорил.

+1

12

Представь, что я.. Девушка затрусила, внезапно ей захотелось, чтобы всё это прекратилось, но пересилить любопытство не представлялось возможным. Глаза тупо уставились в пол. Рука автоматически потянулась ко рту, дабы прикрыть губы, дрожавшие то ли от мороза, то ли от волнения. Зубы смыкались на коже. Вторая рука стиснула бедро. Эйтан начал рассказывать. О, Грозовой Бог,- она повторяла его имя всё чаще и чаще, внимания образам, которые передавал ей собеседник. После каждого, произнесённого им слова, Шаа пыталась представить это в своей голове... Ладонь всё плотнее прижималась к лицу.
Ты чувствуешь тепло, я твоё дыхание и сердце,- она отдёрнула руку от лица, кажется, её захватило какое-то новое, неизведанное чувство. Теперь мысли стали более упорядоченными, представление событий давалось ей легко. Вот он, над ней. Его пальцы на её груди. Ей нравилось это, нравилось представлять, нравилось... Он нравился.
Целую шею, - раньше она часто играла с озёрными девами в поцелуи, это был ей знакомо, однажды, одна из них даже оставила след на её шее, который не проходил около недели. Но это было, казалось, целую вечность назад... А теперь этот странный путник, в её мыслях, целует её в шею. Она помнила, как пробирала дрожь, когда русалка прикасалась губами к ней. Но теперь, здесь что-то новое, он не будет смеяться над её красным лицом.Он серьёзен. Он...
И... И на этом всё закончилось, её представления резко оборвались вместе, с тем как он начал свои размышления о том, что не умеет красиво говорить. Это не так, за всю жизнь ей ещё не было так жгуче интересно услышать. Ни разу она не ощущала мурашки на теле только от воображения того, что он говорил. А тут раз.. И всё, цепь оборвалась, вызвав лёгкое разочарование.
Но вдруг её резко, словно пронзило стрелой насквозь. Девушка оторопела. Можешь придвинуться ко мне и проделась то, о чём я говорил. Глаза, видимо, планировали уже выпрыгнуть из орбит. Она с неосторожно закусила губу так, что та стала нарывать. Шаа почувствовала привкус крови. Придвинуться и повторить... Все его слова разом покинули голову, она забыла, что он говорил. Отчего распереживалась ещё больше прежнего. О, Грозовой Бог, ты явно издеваешься... Я хочу попробовать это.. о чём он говорил. Нет! Нет и нет! Так нельзя. Вдруг это уловка... Но я.. Нет! Так, всё хватит сомневаться! Я не хочу, чтобы он думал, что я трусиха! Девушка посмотрела на Эйтана, стараясь показать, что ничего не боится, но ей явно далеко было до актёров, умело использующих мимику, чтобы кого-то ввести в заблуждение. Надо быть решительней...,- несмело произнесла она про себя.
Шаалис робко приблизилась к нему, полулежащему на шкурах.
Глубокий вдох. - Я п-постараюсь, но ты... ты не трогай меня. Убери руки..
На щеках проступил багрянец. -Я не смогу касаться,- опять слово, почему-то оно будоражило Шаа,- тебя.. Наверное тебе нужно...,-Оооооо, ну почему мне так сложно говорить?! ,- снять это. Она указала рукой на его одежду.
Шаалис не знала, что ей делать, но желание перебивало все сомнения. Хорошо! Я не буду трусить!
- Только ты, ну.. это. Говори, что мне делать.,- слова стали ей даваться намного легче. Дрожащей рукой она прикоснулась к его щеке. Потом резко убрала её.
-Я не могу так... С-с-сама... Покажи моей рукой...

+1

13

Эйтан не наблюдал за реакцией девушки. Пока он говорил, пытался представить в голове, чтобы он сделал. Выливать мыслеформы в слова давалось с трудом, поэтому делать одновременно одно и другое он не смог. Качество хромало, а рассеивание внимания приведёт к тому, что он забудет, о чём говорил, потеряет логическую цепочку и застопорится. В то время как он будет думать, как ему выкрутиться, он потеряет её внимание и интерес. С этим надо осторожнее. Он чувствовал себя юнгой, который в первый раз отправился в плаванье. Качает, ты понимаешь, что происходит и что должен делать, но на практику твои знания не влияют совершенно.
Алифер замолчал, давая ей время всё обдумать. Глупая затея предлагать ей что-то подобное, но издеваться над собой, пытаясь выдавить из себя то, чего он раньше никогда не делал и не сделал бы, если не она, равносильно самоубийству. Его предложение должно было поставить точку в этом вопросе, как он полагал, основываясь на её реакциях и ходе мыслей, который пытался уловить от самого начала их знакомства. Шаалис колебалась – это он видел. Перестал забивать голову попытками описать то, что выдать мог тот, кто имел соответствующий талант, и вернулся к деталям, которым уделять внимание было привычнее и проще.
Он удивил её своим предложением. Их общение начинает напоминать игру, кто кого больше удивит и загонит в больший тупик, чем его предшественник. Весело и непредсказуемо. Ален привык просчитывать все свои ходы и прикидывать, к чему все приведёт. С ней сделать это не получалось. Девушка поступала непредсказуемо, ломая шаблоны. Он уже понял, что судить её по привычным общепринятым меркам – гиблое дело. Ему это ничего не скажет. Не тот случай.
Ответа он не получил, но девушка придвинулась к нему. Смелость и уверенность в её движениях отсутствовали, но она продолжала поддаваться. Он предположил, что её толкал обычный интерес, который вылился в неправильную форму. Шаблоны не действую, соответственно, и неправильного здесь нет. После этого интересно стало ему. Эйтан наблюдал за её действиями, смотрел на неё, не отводя глаз, слушал робкую с запинками речь. Перепугана настолько, как если бы он собирался её убить или съесть.
Мужчина убрал руки немного назад и облокотился на них, показывая, что они заняты и её просьбу нарушать он не будет. Изменить всё можно, но он на данном этапе не планировал, а что захочет дальше она или он, сплошные потёмки ульвийского леса.
Смущена… Но не понимает, почему? Или понимает?
Алифер продолжал молчать, с интересом рассматривая девушку, в частности, её лицо и эмоции, которые отражались на нём. Она не играла, как он подумал изначально. Глаза умеют врать только у искусных лгунов, а она ему такой не показалась.
- Ты можешь снять их сама, - он приподнялся и сел, чтобы, на тот случай, если она решится, ей было удобнее. Сам с трудом снял куртку. Регенерация заживляла рану, но не всё так быстро, как хотелось бы. Она ещё не затянулась до конца, и потребуется время для того, чтобы она перестала его полностью тревожить. Движение чревато тем, что ей придётся тратить новые силы на заклинание, чтобы переделать свою работу.
Почувствовал неуверенное прикосновение к щеке. Неплохо для начала, но этого мало. Наклонил голову, успев легко коснуться губами её запястья перед тем, как оно ускользнуло от него.
Кто-то обещал не трогать.
Она говорила только про руки, но ничего про остальное.
Показать её рукой. Ален, не задумываясь, подался вперёд, но не резко, чтобы не напугать девушку. Ей и без этого хватает страха и в глазах, и в действиях. Притянул её к себе, усадив на колени. Он нарушил правила один раз, но она хотела, чтобы он показывал её руками, а без прикосновений сделать этого он не мог. Поймал её руку, положил к себе ладонью на шею и повёл вниз, пока она пальцами не задела пуговицы, встречая сопротивление. Одна выскочила, но дальше алифер не настаивал, он убрал руку, давая ей самой решить, как поступать дальше. Он только направлял.

+1

14

Мужчина, не задумываясь, усадил её на себя. Шаа даже не заметила нарушения каких-либо правил. Теперь она видела его в совершенно другом ракурсе. Чёрные волосы, выбились из хвоста и спадали на его лицо. В его тёмно-синих глазах отражалось пламя костра, заставляя их сверкать. Он вскружил ей голову. Зачем я ему поддаюсь?,- вопросы к самой себе роились в голове, словно в пчелином улье, - Хочу так!. Спрашивала - отвечала. Теперь не было сомнений, хотелось узнать, увидеть то, о чём он говорил. Игра? Да, действительно то, что происходило сейчас смахивает на некую битву, нет, скорее догонялки. Он догнал, теперь её очередь... Неизвестно, кто куда побежит, неизвестно, когда догонят... Неизвестно, кто выиграет.. Здесь нет победителей. Он взял её тонкую руку в свою. Пальцы заскользили по коже. Шея, ключицы. Одежда. Эйтан предоставил ей возможность самой лишить его окровавленной рубашки. Он пристально наблюдал за её движениями. Будто, бы он спрятался, а она ищет его в этом тёмном лесу незнания, неумения, непонимания. Пуговица. Девушка резко отдёрнула руку. Что я творю? Что я творю? Что..,- мысли не давали ей покоя, она уже не понимала, зачем что-то делает. Уже не хотела спорить сама с собой. Она влилась в игру. Только нерешительность и боязнь неизвестности всё ещё были преградами. Трясущимися руками она отстегнула пуговицу. Пальцы еле слушались её. Мозг решительно кричал о том, что она сходит с ума, лучше всё это прекратить и так далее. Но она не слушала. Вторая пуговица далась ей намного легче первой. Пугало ожидание. Третья. Словно счёт ведущего, который объявит начало игры, когда преграды закончатся. Четвёртая. Ноги стремились сойтись вместе, но  мешало тело, они сжали его. Пятая. Шаалис довольно громко взглотнула. Осталась последняя... Счёт окончен. На свет явилось его тело. Рана почти зажила, покрылась коркой, но не портила вид... Тёмная кожа, видны мышцы... Взгляд её упал на его грудь, она была, но не такая как у неё. Тёмные соски, казалось, совсем не умели набухать, как у неё и разительно отличались от всех, которые она видела. Ей хотелось изучить их строение, понять почему они другие, но, наверное, не сейчас. Сейчас идёт игра, которую она в уме назвала "Касаться". Появилось желание узнать, действительно ли его грудь твёрдая, не мягкая, как её. Повинуясь прихоти, кончики пальцев слабо дотронулись до его кожи на уровне грудной клетки. Оо, нет, надо убрать их! Девушка зажмурилась, и сильно нажала ладонью на место прикосновения. Да, действительно она твёрдая. Пальцы дрожали, как и ноги, плотно прижимавшиеся к его телу. Шаа открыла глаза и с облегчением вздохнула. И позволила себе посмотреть в его глаза. Её взгляд вопрошал, она не знала что делать дальше. Или знала?
-Нужно касаться и дышать?,- еле слышно спросила девушка. Голос исчез, да и не хотелось особенно громко говорить.
Она плотно сжала губы, как бы готовясь к испытанию... Смелости.
Начала с шеи, медленно опустив туда правую руку, стала вести вниз, по направлению к груди. За это время выражение её лицо переменилось несколько раз. Страх, интерес, страх, смущение. Последнее осталось.
-Так? Это значит "касаться"?,- теперь ей было уже не так страшно,- Тебе хочется от этого меня касаться?
На губах появилась лёгкая улыбка.
-Мне нравится...

+1

15

Испуг и попытки отстраниться – обычная реакция, которую он ожидал увидеть. Промолчал и не вмешался. Она должна была сама перебороть это чувство, и прекрасно с этим справилась без его помощи. Эйтан терпеливо ждал, когда она закончит с рубашкой, и не мешал. У него был достаточно неплохой вид снизу-вверх. Из-за положения она была почти на голову выше, но неудобств из-за этого мужчина не испытывал. Плюс перевешивал в буквальном смысле. Девушка продолжала сидеть на нём, он чувствовал её вес на своих бёдрах и по-своему наслаждался, перекусывая тем, что всплывало в ходе воплощения её интереса.
Алифер почувствовал, как холодный воздух щёдро мазнул по открытой груди. Холодно ему не было, но тонкие пальцы девушки создали яркий контраст. Что она пыталась понять для себя, Ален не знал, догадаться не мог, в силу того, что на происходящее смотрел под другим углом. Интерес тоже может быть разным.
Шаалис ёрзала из-за смущения и положения, которым оно было вызвано. Сжимала. Легче. Контролировать себя было сложно после того, как он уже видел её обнажённой и мог представить всё в подробностях, теша себя образом, который остался в воспоминаниях. Но не делал этого, понимая, что тогда не сможет долго оставаться в роли немого наблюдателя, который обещал держать руки при себе. Вопреки планам, об обещании он быстро забыл.
А было ли оно?
Касаться и дышать.. Дышать нужно всегда. Другое дело, что получается это не при любых обстоятельствах. Маг дышал ровно и внешне казался спокойным. Внутри путались и мысли и желания, которые он не мог успокоить, но пытался дать ей возможность закончить начатое. Её время играть, он подождёт. Немного. Эйтан продолжил смотреть ей в лицо. Он редко уделял эмоциям внимание и не пытался их разобрать или запомнить. Не было острой необходимости, всё шло по накатанной, и он не осторожничал. Сегодня он играл по другим правилам, отдавая девушке инициативу, но, оставаясь в тени её действий, следил за тем, чтобы всё было под его контролем.
Вопросы. Снова вопросы следом за короткими и невинными прикосновениями. Для неё всё шло в привычном неторопливом ритме, он, чем больше ждал, тем больше хотел. Точно сказать, что именно он такого ждал от неё или от себя, сказать мужчина не мог. Первый её вопрос он пропустил, оставив без ответа. Второй интересовал его намного больше.
- Хочется.
Не от прикосновений, а от самой возможности обладать её телом, но Эйтан не стал уточнять детали. После ответа он подался вперёд, поцеловал её открытую шею, положил руки ей на бёдра, двинул вперёд и назад и плотно прижал к себе, мешая двигаться. Взял её руку в свою, которой она его касалась, и повёл от груди ниже, к торсу, тогда, оторвавшись от её шеи, поцеловал. Сначала легко, затем настойчивее. Он старался напоминать себе, что у него на коленях сидит не очередная девчонка из местной таверны, которая привыкла к такому обращению, а девушка, которая не знала слишком многих вещей, которые он привык делать и брать, не задумываясь. Отпустил её руку, и, как зеркальное отражение, положил свою ладонь ей на живот. Материя препятствовала чистому прикосновению, но он не торопился. Пытался не торопиться. Получалось откровенно плохо, но перестроить себя меньше, чем за несколько часов, труд непосильный. А у него на коленях сидит девушка, которую он хотел.

+1

16

Всё произошло настолько быстро, что она даже не успела опомниться. Его губы слились с её. Он.. меня.. целует..,- только сейчас девушка стала осознавать, что произошло. Мужчина прижал её к себе, обнимая сильными руками так, что она не могла вырваться. Но того совсем не хотелось. Голова закружилась. Небольшая палатка осталась там, где-то позади. Шаа закрыла глаза. Вопреки всему, ей нравилось, она горела желанием продолжить. Но. Всё закончилось. Попыталась вспомнить, как всё произошло...
Поцелуй был настолько лёгок, что на губах появилось некое приятное ощущение. Но это лишь начало. Видимо, сам того не замечая, он стиснул её бёдра. Нежный поцелуй в мгновение ока превратился в совершенно другой: страстный, сильный, странный. Девушка не совсем отошла ещё отошла от произошедшего и оторопело глядела на его лицо, уже переставшее быть чужим. Будто бы ударило молнией и мир на миг стал светлым в безлунную ночь... Теперь она не могла даже двинуться. Тело сковало, руки онемели. На круглом личике застыла растерянность. Его рука плавно легла на её животик.
-Ты...-она не знала, что сказать, вернее, что-то думала, а потом в голове будто бы метлой прошлись, сметая по пути все мысли,- ты.. так сделал..
Шаалис замялась. Ей безумно хотелось повторить. Но, как и всегда, мешало смущение, преодолеть которое не представлялось возможным.
-Ты.. так сделал,- девушке стало неовко от того, что она хотела сказать,- только не смейся надо мной!,- она умоляюще смотрела на него,- ты не должен был,- её голос пестрил разными оттенками, слышалась озабоченность, волнение, встревоженность,- но мне... нравится. Для неё теперь они перешли на следующий этап. - Я хочу...
Я хочу, теперь Шаа стала ему доверять, она восприняла его, как того, кто научит, кто покажет абсолютно другой мир, доселе неведомый, незнакомый. Его поцелуй стал ключом, тем, что привязало её к нему. Кажется, раз и навсегда. Её отношение к мужчине за всё их непродолжительное общение успело поменять несколько раз. Сначала желание вылечить, соответственно некие материнские чувства, потом недоверие, потом страх, потом интерес, снова страх, а сейчас он стал для неё чем-то вроде книги, девушке грезилось прочесть её всю, без остатка. Теперь она не сможет остановиться, пока не изучит его мир, пока фолиант не иссякнет.
-Я хочу сама попробовать,- фраза способом подачи разительно отличалась от всех предыдущих невнятных мямлей, сдобренных боязнью и стеснительностью. Слова стали твёрдыми, закреплёнными. Трусость оставила сиё тело, теперь там возбуждение. Она словно загорелась всеми красками, всех самых ярких цветов, серый, которым она прикрывалась всю жизнь, отошёл на второй план. Шаалис хотелось самостоятельно устанавливать правила и получать полную отдачу, всё, что мог предложить ей Эйтан.
-Только не смейся. Ты поцеловал меня, теперь я хочу поцеловать тебя. Не делай ничего... Я хочу попробовать сама.
Постепенно её личико приближалось к нему. Уста приоткрыты. Её язычок коснулся его влажных губ, медленно пройдясь по ним, и войдя вовнутрь. Она целовала его. Она... Сама... Сердце быстро отбивало ритм. На этот раз девушка не зажмурилась. Она глядела прямо ему в глаза, цвета сумеречного неба, прикусывала его губы и играла с его языком. Как когда-то с подругами. Но сейчас всё по-другому. Очи пылали, а сознание захватил слепой азарт.

+1

17

Дал ей возможность сказать, остановил движение руки и посмотрел, выжидая. Нетерпение выразилось в шумном выдохе через нос. Наказаний за излишнюю подвижность и вольность в действиях не последовало. Шаалис не придала этому значения. Без отторжения, с привычным и понятным ему смущением, которому предшествовало желание. Это больше похоже на правду, и маневрировать значительно легче, но тормозить на поворотах будет сложнее, если её непредсказуемые реакции исчезнут полностью.
- И не думал смеяться.
Улыбаться тоже. Не с чего. Девушка вела себя вполне естественно, а в этом нет повода для шуток, смеха и улыбок. Он перестал находить в её поведении забавные моменты. Предположил, что на этом сказалось желание, которое он плохо сдерживал, потому что никогда не умел себе отказывать, если располагало общение. С ней сложнее. Фалмари хотела одно, делала другое, думала третье, но после его самоволки единое мнение начало проявляться, и, если он правильно понимал, то оно приближало её к тому, что он хотел изначально, как только соблазнился привлекательным телом.
Он много чего не должен был делать и думать, но исправлять не планировал. Смысла нет. Она уже поддаётся, а у него нет желания останавливаться и поворачивать назад. Разговор о погоде и жизни отпадает.
- Хорошо.
Хочет сама; он не против. Приятно, когда девушка тебе отдаётся, но значительно лучше, когда она сама не прочь проявить инициативу в некоторых моментах, частичную, а не полную, и к месту. Изменилось её поведение. Желание рождается на почве инстинктов. Достаточно их разбудить и голодный зверь сам потянется за едой, оставленной в пределах его лежбища. Бездействие Алену никогда не нравилось. Он не мог себя заставить не делать ничего вообще, когда женщина дразнит его своими действиями. Шаалис не то чтобы дразнила. Он видел что-то по-своему привлекательное в ней и том, что она делала, но конкретное завлекание отсутствовало. Он сам себя дразнил потоками мыслей и образов в голове, потому что находился в бесконечном предвкушении чего-то большего вынужденно.
Он никогда не был нежен со своими женщинами, не был излишне внимателен и смиренен. Девушка получила то, что он всегда недодавал другим любовницам. Прелюдии опускались за ненадобностью, нежность и трепетность можно проявлять по отношению к любой женщине, а такой у Эйтана не было. Шаалис отхватила всё с лихвой от мага, который сегодня расщедрился на внимательность и понимание.
Эйтан ответил на поцелуй, продолжая сопровождать его действиями. Не требуйте от него слишком многого. Держать себя в руках невыносимо и во всём должен быть предел. Предел этого мужчины был близок. Ладонь поднялась с живота выше, к вздымающейся при дыхании груди. Наличие одежды сильно мешало и препятствовало получению должных ощущений, но прерывать её поцелуй, на который она сама решилась, ради того, чтобы снять вещь, он не хотел. Некоторые её просьбы он решил соблюдать, пока мог. Ограничился тем, что просунул руку под кофту сбоку, провёл медленно от пояса к талии, придержал, притягивая её ближе к себе. Вторую руку переместил на поясницу, которая, благодаря его действиям, смогла коснуться голой кожи; её кофта приподнялась, имитируя частичное отсутствие вещи. В поцелуе появилась жадность, но алифер подавлял часть эмоций, которые настоятельно пытались переубедить его в том, что он поступает правильно. Осталась осторожность, но нежность таяла в желании, оставляя из чуждого внимательность. Много чужеродного исчезло. Привычки пытались вернуться и избавляться от них всех мужчина не успевал. С талии рука перебралась на живот, затем выше и, наконец, коснулась мягкой груди, несильно сжимая.

+1

18

Время текло ни медленно, ни быстро. Размеренно. Во время поцелуя в девушке пробудилось незнакомое чувство страсти. Никаких мыслей больше не осталось. Её захватили животные инстинкты, которые она годами сдерживала, сама не подозревая об этом. Со временем чан наполнялся, а сейчас Эйтан позволил вылиться наружу всему содержимому. Никакой меры, словно из ведра окатило. Он взял её грудь в свою руку, отчего по телу Шаа прокатились мурашки. Она резко оторвалась от его губ. Дыхание участилось. Ладонь потянулась туда, где он трогал её грудь, опустилась прямо на его руке и сжала пальцы мужчины, отчего те сильнее впились в кожу. Боль на этом месте пульсировала в такт ритму сердца, но это вызывало ещё большее возбуждение. Она не знала, что делать и как, но тело будто бы без её участия могло справиться. Плетёная безрукавка оказалась на полу. Обдало холодом. Соски напряглись. Шаалис отвела голову мага в сторону, дабы открыть его шею. Пальцы, еле касаясь, прошлись по ней, вызвав мурашки.
На землю опустились сумерки. Теперь их полуобнажённые тела освещало лишь пламя костра, выгодно бросая тень от рельефа на фигуру. Резонанс цвета их кожи стал ещё более чётким, превращая ситуацию в постановку художника. Девушка придвинулась ещё ближе, груди оказались чуть ниже его лица. Но это не помешало выполнить свою задумку, Шаалис привстала на колени, теперь грудь была на уровне. Пальцы дотронулись до затылка мужчины, направляя его голову к её молочно-белой плоти. Прикосновение вызвало лёгкий стон, взбудоражило девушку.
Бёдра по дуновению ветра стали качаться, она откинула голову назад.
Никогда ещё в жизни ей не было так хорошо, как сейчас, никогда она не ощущала себя такой живой. Время замедлило свой ход, позволяя наслаждаться каждым движением его губ. Дыхание стремилось сорваться, чтобы вызвать её голос. Плавно Шаа положила его руку на свои ягодицы, позволяя почувствовать их движение.
Откуда в ней взялось столько всего? Никогда раньше она не проделывала подобного, но что-то неведомое руководило ей. Казалось, она всю жизнь ждала этого момента, когда сможет понять, как это быть с мужчиной, ощутить его страсть, выражающуюся в действиях и ласках.
Сначала она не понимала, почему её так тянет к нему. Теперь всё прояснилось. Глаза засияли, а на лице появилась счастливая улыбка.

+1

19

Тело девушки отзывалось на ласку – этого достаточно. Мурашки на её коже вызывают возбуждение. Он по инерции потянулся за новым поцелуем, когда Шаалис отстранилась, но не получил ничего, ощутив, как её рука сжимает грудь сильнее, не пытаясь его прервать. Отлично. Этого он и хотел. Одежды стало меньше и, что радовало мужчину, на девушке, а не на нём. Вид оголённой груди ему нравился значительно больше. Близость, в которой они находились, и его общее состояние, которое было намного лучше, чем в первый раз, позволяли насладиться видом сполна. Светлая нежная кожа, характерные изгибы привлекательного тела. Эйтан выждал немного времени, ловя её вдох и выдох, которые приподнимали грудь и вызывали движение по-женски округлого аккуратного живота.
Алифер наклонил голову, поддаваясь её движению. Убрал от неё одну руку, чтобы сбросить с плеча рубашку, потом вторую, проделывая то же самое. На ещё одну вещь стало меньше, но в этот раз – его. Меньше скованности в движениях ему нравилось. Он наблюдал за фалмари, вернув руки обратно на её тело, не скрытое частью одежды. Придвинулся ближе и наклонил голову, чувствуя её руку на своём затылке. Ален поцеловал яремную впадину, опустился ниже, целуя между грудей, а затем саму грудь, опаляя кожу горячим дыханием и прикосновением губ. Мелкие поцелуи с перемещением сверху и до навершения груди. Несильно прикусил сосок, параллельно с тем сжав вторую грудь девушки, сильнее, чем в прошлый раз. Эйтан больше любил глазами, чем ушами, но стон в её исполнении дразнил и служил знаком того, что он движется пока в правильном направлении.
Показывать должен был он, а в итоге девушка сама начала понимать, чего хочет от него, и стала направлять. Неплохо. Вполне. Ему так даже нравится. Необычно, но у них искать шаблон бессмысленно. Покачивающиеся бёдра, нависающие над ним, выглядели соблазнительно, и ему стало жаль, что она, ради этой небольшой ласки, поднялась с него, лишив части ощущений. Отсутствие этого компенсировало прикосновение к её бёдрам. Нет. Одной рукой это не прочувствуешь, а сжимать её ягодицы после того, как он касался её оголённого тела, было не то. Фойррова одежда начинала раздражать и только мешала ему касаться женщины так, как он этого хотел.
Вынужденно оторвался от её груди, чтобы стянуть последнюю вещь, которая ему мешала. Из-за положения вышло спустить только до колен, но, чтобы как-то компенсировать то, что ему пришлось от неё оторваться, уделив внимание немного другому, маг сместил поцелуи немного ниже, периодически закусывая кожу. Оставлять вещь так он не планировал. Пришлось крепко обнять её на уровне талии и приподнять, заставляя налечь на его грудь, чтобы она перестала упираться коленями и дала ему возможность снять штаны полностью. Дико неудобно, но оно того стоило. На это ушло мало времени, и он скоро смог вернуться к тому, с чего начинал. Властно положить руки на теперь оголённые бёдра, сжать и придвинуть её к себе, продолжая покрывать грудь девушку размеренными поцелуями. Поднялся, чтобы стать немного выше, сев ровнее. Теперь он мог целовать её шею и иногда плечи. Одну руку он так и оставил на её ягодицах, а вторую опустил на грудь и медленно повёл вниз, пока не остановился на низе живота. Переместил руки на её ноги, немного выше колен и повёл вверх, пока одна из рук не перешла на внутреннюю часть бедра, а затем дальше, касаясь разгоряченной плоти. Придержал её за бёдра, чтобы она не отстранилась, когда он начал, сначала медленно и осторожно, но настойчиво ласкать её, продолжая целовать.

Отредактировано Эйтан (2014-12-06 00:53:43)

+1

20

Начало пути

8-й день зимобора (марта) месяца, 1082 год

Волчица остановилась на склоне берега, рассматривая возможные пути, чтобы добраться до воды. Уже некоторое время, Сакура бегает в волчьем теле в поисках удобное подхода к воде, чтобы умыться и возможно перестирать одежду, если получится правда. Кровь отстирается плохо, особенно, если ее много.
Каких-то несколько часов назад, блондинка успешно выполнила заказ на убийство, хоть это оказалось чуть сложнее, чем она думала. Жертва оказалась не так проста, но умение убивать, как и опыт в этом деле, был больше на стороне Сакуры, да и теперь, ей нельзя проигрывать и проваливать задание.
Не так давно, Оками смогла захватить главную должность в организации после убийства предыдущего главы. Это теперь значило, что ульв уже не может проявить слабину, любую, ей просто нельзя. Она еще не полностью утвердилась на должности, еще не все ее признали и любое не осторожное действие может понести за собой плохие последствия.
Вот, наконец-то, волчица заметила более-менее удобный подход к воде. Отлично. Сакура еще немного приблизилась к воде и положила на землю сумку, которую все время держала в зубах. Оглянулась, высматривая чужаков, которые могут помешать принимать водные процедуры. Никого не заметила, никого не почувствовала. Оками превратилась в человека и еще более осторожно приблизилась к воде, время от времени скалясь на ветки деревьев, которые то и дело зацепляли кожу. Запоздало девушка подумала о том, что надо было искать другое место, а может даже лучше, другую реку, чтобы умыться, но уже поздно отступать.
Вздрогнула, когда ногами почувствовала прохладную воду, но очень быстро привыкла к ней. Свободно зашла в воду и начала смывать из себя кровь, но не забывала прислушаться к тишине, чтобы не пропустить приближение врага.
После того, как Сакура смысла из себя кровь, то сразу же почувствовала себя лучше. Еще бы, ничто так не раздражает, как присохшая кровь. Умывшись, девушка медленно направилась к берегу.

+1

21

Выбравшись из импровизированного шалаша, Эйтан вдохнул полной грудью свежий воздух. Рана, полученная в передряге, затянулась. После прошедшей ночи он чувствовал себя довольно неплохо. Выспался и набрался новых сил. Но оказаться в новом дермище хотелось как можно позже. Он и старое разгрести толком не успел. Посмотрел в сторону шалаша, ухмыльнулся. Угораздило же натолкнуться на подобную юную особу. Повторять свой опыт он бы не рискнул. Хватит с него одной представительницы народа волн с теорией и практикой. Много возни, много времени, много сил, а результат не совсем тот, какой бы он хотел. Ожидать больше от девушки не приходилось. Алифер остановился на отметке «сносно».
Шаалис спала, а он, пользуясь случаем, собрал свои вещи, планируя уйти без лишних разговоров. Почувствовал себя любовником, который после ночи с чужой женой быстро собирает пожитки, на ходу натягивает штаны и сбегает в окно, а дальше по крыше, пока муж не вернулся домой и не подвесил его вместо флага за яйца.
Неприродный шум воды. Ален напрягся, потянувшись за мечом. Коснулся пальцами рукояти и остановился, удивлённо смотря на девушку. Брови полезли на лоб, и он не удержался от комментария:
- К такому меня жизнь не готовила…
Ему с лихвой хватило Шаалис прошлой ночью, но увидеть поутру ещё одну голую девицу, которая купалась в холодной воде – увольте. Зачарованная темноводная. Он пришёл сюда тихо умереть, зарывшись мордой в снег. Зарылся, но светлую копну русых волос. Планируя умереть, не совсем с честью, он не предполагал, что девица, решившая его спасти, щедро наградит собой. С его пинка, но наградила же. Встретив ещё одну особу противоположного пола, которая, не стесняясь наготы, выходила на берег после купания в холодной воде, начинаешь испытывать чувство дэжавю.
Незнакомке он не сказал ровным счётом ничего. Опустил руку, посчитав, что она представляет для него угрозы. Голая женщина исключительно радует глаз. Он присмотрелся и даже не к женским выдающимся частям, а к глазам. Зелёные. Не ламар. Минус одно совпадение. Он уж подумал, что здесь ламарский слёт невинных девочек, которые решили, как в издёвку судьбы, познать все таинства любви. Он здесь не к месту.
Начало зимобора воду теплее не сделало. Она оставалось холодной, а эта незнакомка не испытывала дискомфорта от подобного купания и не торопилась накидывать вещи. Он попытался посмотреть на уши, но выпирающей серьги в форме волчьего клыка не заметил, что могло бы причислить её к волкам. Но снять её, чтобы не выделяться, тоже никто не мешал.

+1

22

Сакура осторожно выходила на берег, стараясь не оступиться и не полететь вниз, навстречу воде, с которой уже дело не хотела иметь. Она смыла кровь и это хорошо, теперь надо или одеться и направится в ближайший город или превратится в волка и опять же таки, направится в ближайший город ульвов. Второй вариант будет быстрее, намного.
Девушке хватило только наполовину вылезти на берег, как ветер принес запах чужака. Тихо выругалась себе под нос. Остановилась и внимательно присмотрелась к чужаку: парень, высокий и судя по всему – не ульв и не человек. Вдохнула запах, алифер. Ну, неплохая встреча, а внутри уже начало оживать неприязнь к расам, главное, не показывать это, ей как главе – нельзя.
- Чего смотришь? Голой девицы не видел?! – раздраженно крикнула Сакура, начиная свой неторопливый путь к вещам. Она не смущалась, совсем нет, она не понимала, как можно своей наготы смущаться, это же природное, но ее раздражало то, что кто-то стоит как статуя и смотрит на нее.
Если он хотел бы напасть, он же напал бы, ведь так? А если не нападает, значит не по ее скромную душу. Это тешило, но забывать об осторожности нельзя, совсем нельзя, мало ли что может измениться. И одеться все-таки придется, чтобы на нее не таращились, как на весь что. Открыла сумку, достала чистую одежду: рубашка и штаны, оделась, а потом вздохнула и провела рукой по лицу. Сакура забыла положить в сумку сапоги, перед тем как превратиться. Грязную одежду не забыла, а вот единственные сапоги забыла, теперь уж точно надо в город ульвов и найти новые сапоги.
- Ну и, дальше так стоять будешь? Иль чоть надо? – спросила Оками, покосившись на незнакомца. Удивительно, как иногда она спокойно может говорить, но это так должно быть. Если блондинка открыто будет показывать свой настрой к другим расам – ей долго не прожить. Мало кому понравится это, особенно в кругу убийц.

+1

23

Девушка обратила на него внимание. Он усмехнулся, услышав в её голосе раздражение.
- Слишком много вас на темноводной.
Не нравятся лишние взгляды – не демонстрируй себя. Ты же женщина, должна знать, как на твоё тело реагируют другие. Вид быстро пресытился, Ален перестал откровенно пялиться и изучать незнакомку. Странная особа. Не нравится, что на неё смотрят, но не торопится прикрыться. Другая бы нырнула в воду, чем-то кинула в него или быстро бы скрыла все выдающиеся места хотя бы руками. Эта шла неторопливо к своим вещам, как нарочно давая при каждом шаге рассмотреть себя ещё лучше. Отсутствие смущения – плохое качество, если рядом есть мужчина, который вполне мог бы покуситься на женское тело и захотеть чего-то большего, чем открытое подглядывание. Как он уже провернул с Шаалис. Но эта девушка не была похожа на неё. Слишком самоуверенная, без страха и с тонной помоев, которую щедро раздавала каждому встречному. Её поведение было излишне вызывающим, и хотелось её не взять, а ласково, почти нежно ударить по голове «яблоком».
Или дура или в состоянии постоять за себя.
Он ещё раз осмотрел её тело, уделяя внимание натренированным мышцам. Остановился на втором варианте. Хмыкнул своим мыслям.
Незнакомка соизволила одеться, но делала это как-то неохотно и, кажется, из-за того, что он какое-то время рассматривал её нагло и открыто. А чего она ждала от мужчины? Нечего было расхаживать с голой задницей и светить своими прелестями. Приставать конкретно к этой представительнице прекрасного пола желание не возникло.
- Сомневаюсь, что ты бы не смотрела, окажись я без штанов, - равнодушно пожал плечами алифер. – Не уверен, что ты мне можешь предложить что-то стоящее, - он снял с ветки дерева свой жилет и надел его. Перед рубашки был напрочь испорчен из-за полученной раны мечом противника и кровью наёмника, но, посмотрев на «босоножку», Ален пришёл к выводу, что рваная и запачканная в кровь рубашка – не так плохо, как могло быть. Он живой и добраться до города ему будет значительно проще, чем этой девушке, даже если она перекинется волком. Или кто она там по расе?

+1

24

Сакура хмыкнула. Во дела, она еще кому-то должна что-то предлагать? Интересно, кто такое придумал? И с какого это он неба спустился, чтобы такое ей говорить? Сам пришел и еще смеет говорить, что это она должна что-то предлагать. Такому наглецу голову скрутить бы, как птенцу, но не получиться. Судя по его внешнему виду и телу, он сам не ликом шит, с таким можно хорошо развлечься, но влезать в очередную драку после задания, Оками не готова.
- Пха, чего это я должна тебе что-то предлагать, если это ты пришел сюда и мне тут мешаешь? – поинтересовалась Сакура, закидывая через плечо сумку. Девушка решила оставить без комментария то, что бы она делала, если бы увидела этого парня без штанов. Босиком ходить не слишком приятно будет, но да потерпит, а если совсем несносно станет, то тогда придется превратиться в волка и на всех четырех лапах нестись до города. Так, а какой ближайший город? Блондинка оглянулась.
То ли она здесь давно не ходила, то ли чужой запах крови мешал сосредоточиться, но получалось сложновато определить, какой волчий город ближе всего. Непорядок. Что-то слишком много оплошностей на сегодня. Надо успокоиться, отбросить свое раздражение на счет этого парня. Ну, подумаешь чужак, ей то что? Он ведь не зашел на ее территорию. У нее нет своей территории.
Еще раз осмотрела незнакомого парня, оценивающим, но не заинтересованным взглядом. Зачем ей интересоваться кем-то, кто не принадлежит к расе ульв? Незачем. Отвернулась и снова оглянула местность. И так, она здесь раньше была, давно, но была и насколько помнит, это далеко от ее родного города. Если идти вниз по течению, то можно попасть в Анвалор, в принципе подходит, но… ее напрягал этот алифер.

+1

25

- Я ли? – он скептически посмотрел на девушку. Лениво кивнул в сторону шалаша, который был недалеко от них, метрах в семи. – Это ты пришла сюда, - ухмыльнулся алифер. Она не заметила его раньше – её проблемы. – Откуда мне знать. Может ты специально решила поплескаться, зная, что здесь кто-то есть.
И полетел гнилой помидор в чужой огород к доставучему соседу. Эйтан не был злым и шутил он без особого желания. Удовольствие получал плохо, но за словом в карман никогда не лез. Реакция девушки была предсказуема. Он злил её и не отрицал этого. На лице улыбка или ухмылка затерялась в ровной линии губ намеренно. Говорить с серьёзным лицом, серьёзном интонацией без шуток сложнее, чем надевать маску весельчака-балагура и развлекать даму, раздражая её ещё больше. Как показывает практика, любая издёвка, сказанная серьёзно, вызывает больше эмоций, чем шутливый и надменный тон.
- Кто тут и кому мешает, это ещё нужно посмотреть, - спокойно добавил мужчина и, перепроверив крепления на ножнах, осмотрелся. Его временная пассия никуда не делась и в полнее зрения не показалась – отлично. Он сможет ещё уйти тихо и без лишних разговоров. Если эта особа, с босыми ногами, не станет сильно шуметь и донимать его, пытаясь показать, кто здесь альфа. Идиоткая волчья повадка. У них же в крови чувствовать, кто сильнее или он слишком мало знает об ульвах?
Или я её недооценил.
Придя к выводу, что ему всё равно, Ален собрался распрощаться с девушкой и отправиться в город.
- Потерялась? – без издёвки и попытки уколоть спросил наёмник, вопросительно посмотрев на волчицу. Не удивительно, если это так. Лес, покрытый снегом, картина однообразная. Каждый куст похож на своего соседа, дорогу замело. Солнце, показавшееся из-за бело-серых облаков, пригревало и играло лучами на поверхности снега, местами подтаивая его. Но задачу путников, оказавшихся здесь в первый раз, не облегчало. Алифер не был уверен, что смог бы найти дорогу на своих двоих, но ему никто не мешает расправить крылья и посмотреть, куда стоит идти. А с ней что? Ульвы отличные следопыты.

0

26

Стиснула зубы, чтобы придавить желание зарычать. Вот же этот алифер, издевается, злит ее, а ведь проще некуда вывести Сакуру из себя. Как тут можно держаться, если всякие так и жаждут показаться лучшими? Да таких надо просто разорвать и забыть.
«- Сакура, спокойно, дыши глубже, ты же не хочешь влезать в бой? И так силы потратила на задании и бег сюда, а бездумно влезать в бой… хотя, он не выглядит живчиком, сам-то в крови», - мысли крутились в голове девушки, но она странно делала вид, что ее совершенно не задели слова незнакомца.
- Да ты меня прям раскусил, - с язвила Оками, ухмыльнувшись. Не только этому можно выводить кого-то из себя, Сакура тоже умеет и практикует. – Как только тебя услышала, так сразу захотелось к тебе приблизиться, но та девица смутила. Еще права качать начнет, - мило улыбнулась, словно на самом деле заинтересовалась им, а в голове уже себя обругала за очередную оплошность. Сколько можно так себя вести? С каких это пор она позволяет себе ошибаться? Непростительно.
Не удержалась от глухого рыку на последний вопрос. Это у нее на лице написано, или он владеет телепатией? Весело, если это второе, очень весело. Оками постаралась сделать более равнодушное лицо, но через излишнюю эмоциональность получилось плохо.
- С чего это ты решил? – недоверчиво спросила Сакура. Неужели он знает путь к городу? Вот незадача-то. Тут или навязаться к нему, подкосив под дурочку или самой искать, что будет дольше. Везде гордость пострадает.
Так уж получилось, что блондинке пришлось ближе подойти к незнакомцу, ведь это была единственная нормальная тропинка от речки. Лучше чем обходить стороною и повредить ноги.

+1

27

После ядовитых волчьих фраз, Эйтан посмотрел через плечо в сторону шалаша, где должна была отсыпаться Шаалис, а потом на незваную лесную гостью. Выражение лица его не изменилось. Он оставался спокоен, не поддаваясь на её провокации. Он умел держать свои эмоции в руках, а попытки девушки уколоть не оправдались.
- Жаль, - он пожал плечами. – Значит, втроём у нас ничего не выйдет.
Алифер сказал это буднично, как если бы давно это планировал, приблизительного с того момента, как застукал её у озера, и для него это было в порядке вещей. Вспомнить живой практический пример он не смог. Не принципиально. Волчица быстро заводилась. Он не прилагал к этому особых усилий. Шутил почти по-детски, не унижая, но вспыльчивой ульвийской натуре хватило. Не его проблемы. Драться она не планировала.
Не так сильно насолил? Теряю сноровку.
Проблема в том, что он и не планировал окончательно вывести её из себя, но не исключал такого развития сценарий. Он не жил в голове у девушки, и не мог предугадать большую часть её действий. Не всегда можно отталкиваться от знания характера.
От её предостерегающего рыка ровным счётом ничего не изменилось. Ален остался спокойным, равнодушно смотрел на собеседницу, и не думая пугаться или изображать наигранную дрожь, чтобы ещё сильнее позлить её. Сама заведётся, если захочет. Ему для этого напрягаться не надо. Всё выходит само собой.
Он удивлённо посмотрел на волчицу, которая, несмотря на своё негативное отношение к нему, подобралась к нему ближе. Решила оттяпать кусок другой?
- По твоему растерянному взгляду.
Посмотрел на девушку, выждал несколько секунд, которых было недостаточно для ответа, и вышел на удобную часть дороги, где впадин и сугробов было меньше. Говорить ему с этой особой больше было не о чем. С её общим настроением он связываться не планировал. Для этого есть жены, а случайные встречные в его планы не входили. Практически из любого попутчика можно выжать выгоду и из неё в том числе, но Эйтан предпочёл этого не делать. И ему нужно было свалить как можно быстрее, пока не появились на хвосте новые проблемы.

0

28

«- Ты глава, тебе надо учиться быть сдержанней, а то недолго тебе продержаться на должности», - мысленно заговорила Сакура сама с собой. «- А это считай первым уроком», - да, это можно было бы так считать. Первые уроки, чтобы научится быть более сдержанной и не психовать, когда начинают нервировать.  Ведь все главы всегда сдержаны, а не такие вспыльчивые как волчица.
Снова оценивающее осмотрела алифера. Сдержан, хладнокровен и даже безразличен к ее настрою. Хорошая выдержка, это Оками может оценить, но даже это вызывало недовольство. Слишком сдержан и складывает впечатление, что вообще без эмоций, хотя, ей то, что с этого должно быть? Случайно встретились и также случайно разойдутся.
- Тебе кажется, не могу же я в родных краях заблудиться, - уже более спокойно, но еще с нотками недовольства сказала девушка. Гордость не позволит признаться в том, что она не может определить точное направление к городу. Ну, просто не позволит. Скорее Сакура сделает вид, что так надо, чем признает, а ведь в волчьем теле смогла бы, но тут надо уже раздеваться. Только вот, не хотелось еще раз светить своим телом возле этого алифера. Не достоит он такой чести, хотя, у нее же даже нет ничего такого, на что смотреть можно. Вздохнула, опять недовольство своим телом.
Переступила с ноги на ногу, собираясь уходить  в другую сторону от алифера, но остановилась. Волчья сущность почувствовала опасность и забеспокоилась. Не хватало здесь еще проблем. Неужели кто-то нашел ее след? Да ну, этого не может быть! Сакура прикрыла глаза и сосредоточилась на звуках и запахах. Кто-то быстро приближался сюда. Девушка чувствовала запах лошадей, людей и знакомый запах крови? Едва ощутимый, но его хватило, чтобы понять.
- Алиифеерр, - неожиданно протянула волчица, поворачиваясь к парню. На ее физиономии светилась улыбочка, даже догадываться не надо было, чтобы понять, что мысль о погони за этим парнем ей понравилась.
На горизонте не только виднелись всадники на лошадях, но уже можно было услышать топот лошадиных ног и их краткие вскрики людей.

+1

29

Заблудилась волчица или нет – ему какое дело? Если она такая гордая и в его помощи не нуждается, он предлагать и навязываться не станет. Захочет – присоединится, нет – хвост в лапы, нос в снег и вперёд, искать дорогу! У него методы другие. Он повидал слишком много несговорчивых и раздражительных женщин, чтобы уяснить одно, с такими общение может развиваться исключительно в двух направлениях. Направление первое – взаимная нервотрёпка с вытекающей из этого дракой и серьёзными увечьями одного из или двоих, возможно, с летальным исходом, чтобы зараза больше не досаждала. Направление второе – снова нервотрёпка, а потом грубая разрядка. На второе его не тянуло.
На этом его знакомство с самкой ульва должно было закончиться, но он услышал, как она его окликнула. Неохотно остановился и обернулся, присматриваясь в довольному выражению её лица. Прислушавшись, понял, в чём подвох. Преследователи. Он готовился к скорой новой встрече, но надеялся, что к тому времени успеет восстановиться, если не полностью, то наполовину. Выстоять против двух, а то и больше, противников он не в состоянии из-за кровопотери и истраченного магического запаса. Шаалис подлатала его, но для остального нужно время.
Которого у меня нет.
Он окинул взглядом компанию, подозревая, что они начнут стрелять сразу же, как заметят его. Прятаться здесь негде, бежать или улетать – не вариант. Увидят и пристрелят. Выступать с мечом против всадников – он не совсем идиот, чтобы бросать им вызов. Меч из ножен высвободил, но сконцентрировался на притоке маны, который было немного, но на одно заклинание хватит точно. Если повезёт, он сможет немного выиграть времени и увеличить шанс уйти живым. На целостность алифер не рассчитывал.
Когда всадники попали в поле его зрения, маг активировал заклинание. Его воздействия хватило только на одного всадника, и Ален намеренно выбрал лучника. Чёрные сгустки маны обвили его тело, подчиняя себе. Заклинание было прекрасно тем, что разум оставался во владении его хозяина, но тело подчинялось другому. Схваченный понимал, что его убьют свои же, если он будет пытаться сопротивляться внушению, когда может сделать всё, чтобы его не убили раньше. Вылетела первая стрела и попала в своего же по отданному алифером приказу. Вторая могла прилететь в затылок прямо его кукле, а то и ему, когда они поймут, что произошло.
Под удар попала и Сакура. Всадников хватит на всех, и на него, и на неё. Разбираться, причастна ли девушка к авантюре алифера или нет, никто не собирался. Они напали без лишних слов, отрезая ей дорогу к отходу. Защищать её или помогать ей Эйтан не планировал. Ему бы самому отсюда живым выбраться. Разберётся сама, не принцесса.

Игра кукловода

0

30

Сакура догадывалась, что она отсюда не уйдет без приключений, хоть и могла. Сразу как сообщила, взять руки в зубы и убежать, но наверное, ее жажда к дракам не позволила вот так просто бросить все и уйди. Хотелось драться, хотелось чувствовать кровь врага на клыках и когтях, хотелось чувствовать предсмертный сон и даже страх. О да, эти ощущения просто пьянили, сводили с ума, заставляли кровь бурлить в жилах, в общем, много разных эмоций, которые в полной мере нельзя передать словами, их надо переживать. Или как еще один вариант, Сакуре просто нравилось чувствовать смерть, чужую или даже свою, бороться за жизнь и понимать, вот я, живая, смотрите на меня.
Так и сейчас, волчица задержалась, чтобы развлечься и совершенно не помогать алиферу. Зачем кому-то помогать? Не надо, но может так со стороны и покажется, что помогает. Оками быстро вытащила со своей сумки перчатки-когти, отбросила сумку в сторону, чтобы не мешала и сделала вид, что хочет убежать. Когда же ей загородили дорогу, Сакура громко рыкнула.
Рык предназначался не людям, а лошадям. Ведь, это сильные, но очень пугливые создания и не каждая лошадь похвалится тем, что не боится хищника. Просто напугать четыре-копытный обед и все, людей можно без особый усилий сбросить с седла.  Так Сакура и сделала: подскочила к всаднику так, чтобы не попасть по копыта и просто помогла ему свалиться с лошади, а потом перчатками-когтями разодрала горло. Выхватила меч умершего, просто так, вдруг пригодится? Но драться им она совершенно не умела. Оками решила разумно им воспользоваться, крутануться на месте и отпустить его, а меч уже найдет свою жертву, но будут ли это разбойники или сам алифер, Сакура не знала.
Дальше тактика была простая, отскочить на безопасное расстояние, сбросить одежду и превратится, а там уже или убежать или добить всадников, но перед этим попугать лошадей. Главное, не оставить сумку с вещами, а то голышом ходить, даже по городу ульвов не слишком приятно, да еще и без денег на вещи.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Рыбак с темноводной