Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [4.05.1083] Отчаянные миротворцы


[4.05.1083] Отчаянные миротворцы

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

- Локация
Фойррова Кабала. г. Трерьях. Здание Совета
- Действующие лица
Ургаш, Совет (нпс)
- Описание
Война, тщательно спланированная ещё до того, как в умах демонов или вапиров мелькнула мысль явиться со сталью к соседу, разворачивалась под стенами двух столиц. Бойцов готовили к сражениям, но сами главы что? Так ли все стремятся присоединиться к очередной кровавой бойне?

0

2

- Это безумство! – нарушает тишину молодой Правитель Нельвула. – Отправлять юнцов на войну с юнцами. Чем мы тогда отличаемся от Виззариона, если рвёмся в бой без цели? – мужчина, не так давно вышедший из возраста пылкого и горячего демона, лёгкого на подъём, не торопился присоединяться к своим людям. Он с хмурым лицом вглядывался в окно здания совета – на улице маршировали молодые натренированные бойцы, которые вскоре отправятся на войну. – Чем думал Дьессар, когда бросал перчатку в ворота Мирдана? – мужчина помассировал переносицу и отошёл от окна – он больше не мог на это смотреть. – Я мог бы понять зелёного мальчишку, который взошёл на трон, не имея ни способностей, ни опыта, но Дьессар! Где его холёная дипломатия?
Мужчина мерил шагами зал совета, пока его не осадил владыка Третьяха – он здесь такой же достопочтенный гость, как и остальные.
- Сядь, Адельстан, - властный голос, будто отцовский, прорезал звуки шагов. Короткий взмах руки владыки и, поджав губы, правитель Нельвула занял своё место за общим столом. – Сегодня нас собрал вместе не ты, - продолжал мужчина и поднял взгляд на инициатора сборов. – Уграш, - обратился он к владыке Власкома и одарил его пронзительным взглядом зелёных глаз. – Я понимаю твоё стремление и не буду ему препятствовать, но если большинство решит, что война с вампирами – лучшее, что мы можем выбрать сейчас, то ни моё, ни твоё слово ничего не изменят.
Мужчина сделал жест рукой, отдавая демону право выговориться.
Сложно разобрать, кто на деле был прав, а кто виноват. Обе стороны конфликта: демоны и вампиры, гнули свою линию событий и не думали уступать, считая соседей виноватыми, а себя оскорблёнными и униженными. Если копаться в деталях, то виноваты были обе стороны в равной степени, но кто удачно стравил двух собак на одну кость, когда в углу клетки каждой стояло по миске свежего мяса, - никто не думал разбираться. Могли бы вполне обойтись одной жертвой, но копать глубже – пачкать руки, им же захотелось чужими руками вступить в очередную войну, проливая больше крови на Степи Безмолвия, будто прежних жертв, в безымянных могилах, на осквернённой земле недостаточно.
Глупее этой войны – только войны, развязанные за женщину. И в пору бы посмеяться над самим собой, но особо не до смеха, когда и тебя, и твоих сыновей засылают на бойню, отстаивать сомнительное мнение. Прав тот, кто сильнее, да? Забавное утверждение, а сколько за него отдаётся крови – не счесть!
Сценарий войны настолько знаком, что старые демоны качали головой, наблюдая за неразумным молодым поколением. Вновь с обеих сторон посыпались несанкционированные смерти, несмотря на общую договорённость провинившихся не публично казнить, а высылать на родину, чтобы уж там решалась судьба нарушителя закона. А здесь на демонской границе нашли изувеченные тела демонов с эпичными вырезанными надписями на телах – всё в духе херианцев, но для демонов, что Хериан, что Мирдан – всё одно, вампиры. И стоило бы разобраться сразу, но то ли тем же днём, то ли днём раньше в столицу Северных земель пожаловав караван с дарами. Вскрывая телеги с грузом, вспарывая мешки, находились в холщовых тканях отрубленные головы. Кого? Вампиров! Вот вам подарок от добрых соседей. И надпись кровью на деревянных стенах: «В небесную армию к Круснику!».

0

3

Война. Глупое, бесполезное занятие, о котором воспевают старики, полные глупости. Промывают мозги молодёжи, говоря им, сколь это великое дело. Умные предпочитают сидеть в стороне, не желая вспоминать вымораживающий их страх, ужасающую вонь крови, гнили и трупов. Никто не задумывается о всепоглощающем ужасе, который охватывает тебя перед боем, за миг до того, как ты врываешься во вражеские порядки, либо погибаешь, нанизанный на их копья. Ужас, сменяющийся отупением, и уходит не один день, чтобы придти в себя. О таком не расскажут в песнях. Нет в нашей жизни благородных правителей, добрых и злых. Нет ничего того, о чём нам говорят барды. Всё это великий обман, призванный облегчить приток рекрутов. И обман поощряется, покуда правители не попадают в ужаснейшую из ловушек. Ненужная война и горячие, молодые рекруты, жаждущие крови и славы. Совсем не понимающие, что удел всех воинов, даже если они выживают в первых боях - это смерть.
Ургаш крутил ручку скотобойни, впуская внутрь молодых демонов, а наружу выводя пушечное мясо. Власком всегда был городом воинов, этого у него не отнять. Из него выходили бойцы, но не те, кем придётся пожертвовать. Правитель города был рад тому, что мог с честью служить своему народу, и не особенно страдать по поводу политики. В конце-концов, лучшие солдаты принадлежали ему. Кто осмелится особенно шибко задевать владыку Власкому? Только глупая война, превращающая тебя в бесконечную мастерскую по созданию бойцов на убой. Лишь ради того, чтобы выжили остальные. Ещё один день. Ради потакания пустым амбициям врагов и друзей. Зачем? Демон предпочёл подчиниться, про себя пытаясь разобраться в ситуации. С учётом происходящего в мире. С учётом всего этого безумия, вражда вампиров и демонов лишь ослабляла оба народа. Многие уже пали. Следовало покончить с этим, а оттого пришлось Ургашу пойти на крайние меры. Собрать этот совет, всеми правдами и неправдами. Демон любил собственную жизнь, а путь, по которому сейчас шёл он и его народ, вёл к окончанию этого удовольствия. Именно потому удалось достаточно жарко убедить всех собраться, очистить разум и, в конце-то концов, остановить бойню. В ней не было чести и пользы для Кабалы, по факту она и не была ей нужна. Но, когда все собрались, Ургаш молчал. Выслушивал, размышлял над собственной тактикой и стратегией. Дипломатия была тем же полем боя, что и настоящее. Только цена победы и поражения была больше, много больше.
- Совет говорит множеством голосов, владыка Третьяха, и это мне известно. Сейчас, будучи на пороге новых перемен, от наших слов зависит судьба нашего народа. Народа, который мы поклялись оберегать и защищать, вести к процветанию. И я не знаю, с чего вдруг мы заговорили одним голосом. С чего вдруг Дьессар стал говорить за всех нас, фактически объявив войну вампирам,- демон поднялся из собственного кресла, пребывавшего на свету, и достаточно спокойно обвёл всех пристальным взглядом глаз не молодого, но старика. Забавно. В юности он часто бредил войной. Теперь же всеми силами старался избежать подобного расклада,- мы все знаем, что происходит в мире. Одна за другой, расы слабеют. Одни из нас сочли это поводом для расширения, но я вижу это иначе. Что-то извне хочет стереть нас в пыль. Возможно, я параноик, однако вы не можете отрицать всей странности этого развития событий. Я верю в благоразумность совета. Если будет решено большинством, что войне быть, я подчинюсь. Но, каждый убитый в этой войне демон будет на моей совести, поскольку он умрёт из-за глупости. И я не позволю никому из нас забывать об этом.
Вышло несколько кратко, но владыка Власкому не собирался останавливаться, бдительно и осторожно выжидая возражений, строя в мыслях контраргументы на возможные вопросы и крики. В конце-концов, ни одна встреча не проходит так легко и так быстро. Ургаш был не намерен сдаваться, а потому и не опускал руки. Так или иначе, но он добьётся этого проклятого мира. Вампиры могут и подождать, ведь они также являются долгожителями. Если он прав...если правильно всё то, что происходит в мире, то перед угрозой всеобщего уничтожения любая вражда может подождать. До лучших времён.

0

4

На площади, перед зданием совета маршировали ряды солдат. Пушечное мясо, мазнуть по ним взглядом властвующего ока, прежде чем отправить на поле боя. Но они не уходили на войну прямо сейчас, с парада в бой, как бывает тогда, когда бойцы гибнут один за другим, и начинают отправлять детей, не достигших совершеннолетия. Пожалуй, именно в этот день, этот час решалась судьба этих молодых воинов. Или хотя бы их преемников, едва прошедших ускоренный курс молодого бойца. Не решить эти судьбы сейчас, значит приговорить к смерти детей. И других, более опытных, столетиями живущих, воинов, побывавших не в одной битве. Что страшнее: лишиться оплота армии из  самых сильных и мощных воинов, и магов, или отправлять в битву детей и подростков, которые и Кабалы то никогда не покидали? Без последних нет будущего, а без первых некому защищать тех же деток.
-Ты так думаешь, потому что уже пришел к решению продолжать войну?
Мужчина отлип от прорези узкой бойницы, к краю которой прижался плечом, пока рассматривал ряды молодых воинов на улице. Встряхнул головой, глубоко вдыхая, и наполняя легкие воздухом, тут же пригладил разлохматившиеся вихры волос. Когда он зайдет в Зал Совета, где широкие оконные проемы, общий , и его братья, нельзя выглядеть растяпой, надо быть собранным. Это здесь, за дверями он позволил себе замереть, прислушаться, завлеченный шумом с улицы, и невольно подслушать Адельстана, молодого и горячего, скорого на решения...
-Как ты. Ведь мы то знаем, что это мог он кинуть перчатку в ворота Мирдана, и объявить войну?
С этим молчаливым собеседником Дьессар был полностью согласен.  Но на Совете не было разбора полетов и назначения наказаний, наказание пришло само, когда, словно в насмешку, вампиры стали отправлять тела, не убитых, а казненных. Каждый считал своим долгом отловить в городе более менее важную особу из демонов, да и кого угодно, и пустить на мясо. Нет, пока что их сдавали гвардейцам, а те уже казнили. Но все пришло к тому, что готовы были разделать на кусочки любого демона любой вампир, так же как и наоборот.
Толстые стены с крепкими дверями, так же не укрыли и слова и Ургаша от тонкого слуха демона. Что ж, с основами видения собрата он был согласен, но с небольшими поправочками, которые немедленно стоит внести. После слов Правителя Власкома повисла тишина. То ли Совет перешел на шепот, то ли была дана пауза для вопросов и возражений. Что ж, этой паузой стоит немедленно воспользоваться.
Несколько шагов к дверям, толкнуть те, и предстать перед очами Совета. Что ж, господа, здравия вам всем. Быстро отступил от захлопнувшихся за спиной дверей, обводя взором собравшихся.
-Прошу прощения. Был очарован происходящим.. - неопределенно махнул рукой, что видимо должно было обозначать созерцание происходящего на улице, однако даже ни намека на беззаботность на лице не было. Отдавая честь приветствию, краткий поклон отвесил Совету, быстро пересекая пространство, отделяющее общий  от дверей. Прошел к своему месту, однако встал позади , уложив ладони на спинку. Короткий взгляд бросил на Главу Совета, но спрашивать разрешения на право голоса после начала Совета было глупо, тем более, кажется, Ургаш ждал ответных действий, возражений. А у Дьессара, они, несомненно были, потому и решился выступить без прелюдий.
-К счастью, пропустив созерцание выступления, я его услышал, а потому... - Взглядом мазнул по присутствующим вновь, потускневшим, затем уставился вперед, кажется, рассматривая вид из окна. - Первым делом, я хочу ответить тем, кто забыл, моему отцу была дана честь говорить с миром, дана она была ему от его отца, и далее по восходящей, и им ее дал Совет. И эту честь передали мне, так же как я надеюсь, я передам ее своей дочери. Как честь снабжать нас зерном, травами и тканями, Господин Адельстан, легла на Ваши плечи. - Слова эти были сказаны с нажимом, таки же надо давать понять некоторым, что все их слова могут быть услышаны тем, кому этого не говорят в глаза. - Господин Ургаш. - Это было уже произнесено более спокойным тоном, можно даже сказать положительным и мягким, мол, я тебя прекрасно понимаю, и все же.
-Если кто хотел обсудить мое личностное поведение, думаю, стоит остановиться на том, что я совершил ошибку, которая заключена в том, что мои действия не были согласованы с Советом, совершенно не предусмотрев того, что именно мой пост холёного дипломата, и даст толчок происходящему, ведь там, где срываются миротворцы, по мнению народа, воины уже насилуют чужих женщин. - пальцы на спинке  на миг напряглись, крепче сжимая своя опору, и расслабились.
-Если мы закрыли этот вопрос, который, я уверен, не требовал моего вмешательства, я с удовольствием выслушал бы Ургаша до конца, особенно про силу, которая хочет убить нас всех. И поподробнее, что нам предлагается противопоставить. - Дьессар кивнул благосклонно предыдущему оратору, позволив себе легкую рисованную улыбку, дань вежливости, мол, извини, что вмешался тут со своими... После чего обошел собственное кресло и сел за стол.
Возражения надо приберечь до попозже, что бы знать полную картину представлений своих соратников о происходящем. Конечно же, Ургаш крайне прозрачно намекнул, зачем ему понадобился Совет, но в подробности не вдавался, а если Правитель Лестанга хотел отстоять свою точку зрения, требовалось время, что бы донести её детально, а для этого требовалось знать, чего же хотят остальные.

Отредактировано Ди_Иссар (2015-12-08 16:49:12)

0

5

- С чего вдруг Дьессар стал говорить за всех нас, фактически объявив войну вампирам.
- А кто сказал, что он один? – хмыкнул с другого края стола мужчина. – Вампиры нам уже давно стоять поперёк горла, как старая кость – ни глотнуть, ни выплюнуть. Не проще ли удалить её вместе с глоткой, чтоб и дальше не мучиться от удушия?
По совету вновь прокатились перешептывания, ругани и споры всё на той же почве старых обид за павших отцов и дедов. Кого-то грела старая обида, кому-то в голову била молодая кровь, а кому-то так и вовсе не хотелось говорить – что решат другие, то и он примет. Адельстан молчал вместе с владыкой Нельвула. Первый сдерживал порывы горячо высказаться, второй желал дослушать Ургаша до конца.
- Не слишком ли много на долю вампиров приходится плодородных земель? – ещё один недовольный голос тонет в перешёптываниях и спорах.
- Плодородными ты называешь лёд и снег? – язвительно хмыкнул Адельстан и готовился получить в свой адрес колкие слова оскорблённого, но вновь правитель Нельвула, поджимая губы, призвал всех замолчать – Ирар не закончил.
Советники с неохотой замолчали, прекращая споры – каждый оставался при своём мнении и готовился вновь отстаивать его, как только появится такая возможность. Страждущие спокойствия и мира – внимали словам Ургаша и молчанием соглашались с ним, желавшие войны – лишь тихо и недовольно хмыкали, воротя носы – у них была своя выгода с войны и плевать им на пролитую кровь и убитых демонов – не им же воевать, в самом деле! А эти… Пусть отцы стараются активнее прощаться с женами, того и гляди – новая армия пополнится быстрее.
- Что-то извне? – скептический взгляд вперился в Ургаша. – Я вижу лишь кучку кровососов, которые не знают меры, - хмыкнул демон, скрестив руки на груди.
Владыка Нельвула набрал в лёгкие воздуха, но не успел вставить своё слово, как в зал совета распахнулись двери и на пороге появился тот, о ком и без него было слишком много сказано. Мужчина нахмурился, но предпочёл ничего не говорить по поводу опозданию – и без него найдутся те, кто посчитает необходимым лично осадить демона и сделать ему замечание.
- Лёгок как на помине, - тихо вздохнул Адельстан. Он с неохотой приподнял бровь и посмотрел на демона, когда прозвучало его имя, но ничего не ответил, как и никто в зале не поспешил тут же высказаться в адрес говорившего Иссара. Интересно, а что по этому поводу сказал бы сам Фойрр? Неужели ему тоже выгодна эта война?
Слушать милую перепалку – ещё удовольствие, но владыка Нельвула молчал и ждал, когда монолог Дьессара принесёт хоть какую-то пользу или пока не лопнет терпение Ирара.
- О каких внешних силах ты говорил, Ургаш? – спокойно спросил правитель Нельвула, переведя взгляд на демона. Раз уж у них не выходит придти к общему мнению, то стоит поикать другие дорожки, возможно, что именно это смогло бы поставить жирную точку в их междоусобицах.
- Внешние силы одни – боги, - хмыкнул со своего места советник, не желая вообще слушать о мире. – Моё мнение: гнать их всех. Нет нам дела до вампирских богов! – кулак тяжело и решительно опустился на стол.

0

6

Спокойный, сдержанный, холодный. Руки покоились на груди, и Ирар не утруждал себя поворачивать головы, чтобы слушать всех. Отнюдь. Мужчина внимал всем и каждому, полуприкрыв глаза, похожий на змея перед броском, жестоким и кровожадным. Демон знал, что бросит своеобразный огненный шар на этом собрании, стоит только объявить о своих подозрениях. Стоит только сказать, что он увидел во всей этой пугающей картине. В мире, который корчился в муках. Слишком много случайностей за последние годы, и владыка Власкома, как тактик, не мог не измыслить, что видит здесь некий замысел. Обстоятельства складывались слишком удачно, а теперь, когда вот-вот готова была завязаться война, ненужная обеим сторонам...другим словом, тактик, поживший своё, не мог сидеть и молчать. Он слишком хорошо знал, что будет. Против воли на ум демону пришла та молодая девочка-вампир, из города, им ранее посещённого. Вот таких будут пестовать в вечной злобе, в вечных сражениях. Бредящие войной юнцы. Нет ничего хуже для этого мира.
Кроме самовлюблённых правителей. Владыка Власкома всегда не питал особой любви к главе Лестанга, не в силу различий в возрасте, владениях и прочем. Дипломат не внушал даже крох доверия, и сегодня придётся играть на его поле. Поле того, кто так легко признал свою ошибку. Возможно, других это могло тронуть, но Пожиратель внутренне подобрался, уже готовый к броску. Вал вопросов со всех сторон. Как и всегда, требовали ответа. Может, Ургаш и не являлся главным полководцем Кабалы, но не прислушиваться к нему не могли. Всё-таки четыреста лет опыта - страшная сила, а уж редкое для него...целенаправленное спокойствие и того больше выбивали из колеи. Оттого демон достаточно быстро пришёл в себя, внутренне расслабившись. Следовало начинать.
- Ошибка уже сделана, и разобраться с ней мы можем позже, владыка Лестанга. Если будем поминать старые обиды, этот совет затянется до порога вечности. А такого времени у нас нет,- Ургаш смолк лишь на мгновение, чтобы привести в порядок собственные мысли и донести их до совета в достаточно сжатой форме,- Рейлан страдает. Я заметил, что за последние сто лет положение в мире стало резко ухудшаться. Остальные расы погрязли в крови. Нам это шло на благо, ибо они слабели. Но когда явилась Роза Немёртвых, я усомнился. Вы знаете, что многие из болезней остальных не страшны демонам. Однако ни я, ни мои летописцы никогда не слышали о такой заразе, что брала бы даже две и больше расы. Это походит на истребление, ведь, как я помню, мы и ранее истощали землю врага, стремясь не дать ему собраться с силами. По моему разумению, сейчас нечто извне пытается ослабить все расы Рейлана в общности. Вынужден признать, что наша сила велика, а потому её решили обратить против нас. Старая распря вспыхнула вновь. Никто не нашёл странным столь удачное её начало, когда все, кроме вампиров и демонов, ослабли? Подстроить начало войны для любой великой силы - лёгкая игра. Боги, как здесь сказали. Дело в них. И если нам до них дел, то им до нас - ещё есть. Вся эта война служит одному - разрушить Кабалу и государство вампиров.
Монолог вышел до ужаса огромным, но иначе Ургаш не смог, стараясь донести своё мнение и до самых твердолобых из совета. До самых молодых. Однако, когда он уже сказал всё, что следовало, демон вернулся на своё место, предпочтя держать ответа хотя бы сидя, но в уважительной позе. Сказать подобное было нелегко, но труднее одному, в ночи, признать и осмыслить происходящее. Сейчас всем могло казаться, что эта теория выглядела гладкой, притёртой от всех неровностей. Демону стоило большого труда, чтобы свести все известные факты воедино. И то тут зияли прорехи. Но, во всяком случае, после встречи с Некто в деревне Роршана...поневоле начнёшь верить в то, что боги ещё бродят среди них. Оттого Пожиратель не спешил вываливать все факты, лишь самые основные. Сначала они должны были поверить, а для этого придётся пройти через споры и работу с возражениями. Ни одна баталия не означает, что солдаты тупо идут стена на стену. Нет. Придётся сражаться, если он не хочет быть втянутым в порочный круг кровопролития. В любой другой ситуации владыка Власкома бы согласился повоевать, чтобы порядком проверить состояние своих войск.
Но не сегодня. Ургаш не собирался идти на бойню, которая не принесёт ничего, кроме слабости Кабале.

+1

7

Кто-то соглашается, кто-то спорит, те, кто помоложе, даже порой не стараются сдержаться, вон, пар сейчас из ушей пойдет. Но большинство внимают, задавая вопросы по существу, или же замолкнув для того, что бы переварить сказанное. Пальцы бегают по ровной столешнице, как в погоне за пылинками, ускользающими в солнечных лучах, ногти выстукивают неровный ритм, но взор направлен лишь на одного говорившего. Того, кто сумел их убедить здесь собраться. Интересно, стали бы опытные Правители, мудрые советчики, или совсем юные слушать его на каком-нибудь светском рауте? Гляди же, сила извне, слишком смахивает на замануху, для затравки разговора.
Однако, чем дольше говорил Правитель Власкома, тем быстрее смог он заинтересовать остальных, вызвав различную реакцию, не обойдя стороной и Дьессара. Последний негромко кашлянул, привлекая к себе внимание, и сразу вставая со своего места, наподобие первого оратора. Некоторые из предыдущих аргументов отошли на задний план, в виду новых известий, но конечно, множество новых вопросов их заменили.
-Позвольте, для полноты картины, обозначить нынешние рамки. - Мужчина не спеша обвел взглядов присутствующих, словно помечал каждого крестиком на внутренней картине собственного видения. -Есть те, кто хочет войны ради войны. Те кто считает, что вампиры давно заслуживают кары от нашей руки. И те, кто войны не хочет, по различным причинам. И одна из этих причин по своей сути невероятна, кто-то, или что-то, Боги, наши покровители, хотят ослабить Рейлан? - Отступил, отодвигая кресло, и выходя из-за стола для более свободной позиции.
-Я уже сказал, что совершил ошибку, но, по моему мнению не критическую. Отметьте напряжение между нашими государствами, вампиры не желали выказывать должное уважение нам, а наш народ долго хранит память о павших в войне. И новый виток, новый бой случился бы рано или поздно, и уж позвольте, пусть выскажется тот, кто готов бездействовать из вас, зная, что вампирская знать презрительно фыркает о Вас, гвардейцы не прочь позабавиться с любым демоном безнаказанно, а народ считает нас просто зверьем? Зная, что вампиры, как и мы, никогда не расслаблялись, и  точили клинок, что бы вступить в открытое противостояние, или всадить его между лопаток в темном переулке? Каждый, господа, каждый из нас, и наших детей знали, что бою быть, но надо, что бы объявили о нём мы. - Голос затих, но не надолго, то было вступление, как каждого приличного человека, пора было бы и перейти к конкретным вопросам, а их рождала одна пламенная речь здесь прозвучавшая. Дьессар развернулся для удобства, направив взгляд на Ургаша. Что ж, слова того сумели задеть, и вызвать любопытство, учитывая, что чувствовалась какая-то личная недосказанность.
-Мы здесь решаем, быть войне или нет, возвращаюсь к этому. Воинам и народу важно наше решение, а не какими путями мы  к нему пришли, так? - Едва склонился вперед, как бы проявляя свою личную заинтересованность, но скорее то, что сей вкрадчивый тон и вопрос были адресованы именно Ирару. - Но не нам. Вы говорите красиво и интересно. Гладко, без единой шереховатости. Предположим, что когда создавалась Роза, Боги пошутили, выкосив болезнью все расы, а мы, как псы, должны перегрызть горло друг другу. Предположим, все народы объединятся, и будут воевать вместе с внешней силой, что не отменяет того, что под шумок нас будут вырезать вампиры в общем военном лагере, так сказать.  Но почему мы должны верить Вам? Откуда? Или Вам удалось встретить Богов на ярмарке, а не перед алтарем?  - Голос на сем затих, когда наконец-то озвучил последние слова. Пожалуй, сие можно было бы и за усмешку принять или издевку, если бы не тихий тон, заинтересованной, да и если бы каждый не знал, что Совет, явно не то место, где при обсуждении войны или Богов стоит смеяться.

+1

8

Адельстан, как самый молодой и вспыльчивый из них, молчал и прислушивался к Ургашу, пытаясь внять его словам. Молчал и правитель Нельвула, задумчиво хмуря брови – по выражению его лица никогда нельзя было предугадать, о чём думает мужчина и можно ли назвать его мысли положительными или отрицательными, но, тем не менее, он не перебивал и по возможности не позволял этого сделать и остальным демонам, которые излишне рьяно рвались в бой не только с демонами, но и с собратьями ради достижения своих целей – оправданных или нет – дело уже другое.
- То есть.. – нарушил тишину один из демонов, - что некая… сила.. желает уничтожить весь мир? – он скептически приподнял бровь, не отрывая взгляда от Ургаша. – Это бессмысленно, - фыркнул он.
- Абсурд! – подхватил его другой и вновь хлопнул рукой по столу, подскочив на эмоциях с места.
- Боги… Боги… - на выдохе и с неохотой подал голос Адельстан. Скрестив руки на груди, он смотрел на окно, за которым маршировали солдаты, готовясь к грядущему бою. Он не желал войны, но и в сказанное советником верилось с трудом. – Где эти боги, когда они нужны… - он обращался будто к советникам, а будто и не к ним. Да и кто бы стал слушать мальчишку, который по их меркам многого в жизни не видел?
- При всём моём уважении, Ирар, - вдруг поднялся со своего места старый демон и лёгко поклонился, как бы в качестве извинений за свои будущие слова. – Но никто из нас давно уже не видел Фойрра. Вряд ли богам есть дело до их сыновей, даже в этот сложный для нас час, - он нервно пожевал сухую нижнюю губу, размышляя, и добавил: - Я не хочу, чтобы мои дети и внуки гибли на новой войне, ведь отголоски старой ещё не угасли, но.. Я не уверен, что боги причастны к тому, что сейчас творится в мире.
- Всем известно, что розу породили некроманты, когда вторглись в Лунные земли. Отравили почву своей проклятой магией, и она стала непригодной для жизни, отравляя и всё остальное, - хмыкнув, отмахнулся другой советник. – Я придерживаюсь мнения Дьессара. Войне всё равно быть. Так какая разница, когда её начинать?
Совет, поделённых на два лагеря мнениями, не мог придти к общему решению. Решать большинством, когда силы двух сторон практически равны, - бессмысленно. Глава Совета задумчиво почесал затылок, взвешивая каждое слово, прозвучавшее на совете. Он должен был, как и остальные, принять решение, но до последнего сохранял нейтралитет, будто не желала ввязываться в горячие споры и обсуждения.
- Господин Ирар, - официальным тоном обратился он к демону, сложив руки перед собой в замок. – Вы утверждаете, что Боги имеют какое-то отношение к назревающей войне между демонами и вампирами? Бесспорно, всё, что происходит в Рейлане – ничто иное, как деяния наших Творцов, но осмелюсь предположить, что ни Фойрру, ни.. Бэлатору не должны быть годны многочисленные смерти их детей. В таком случае, какая сила, если не наши боги, пытается нас уничтожить и зачем?

0

9

Ирар внимал всем и каждому, не прерывая град вопросов, не мешая высказаться и оценивая возражения каждого. Во многом, вопросы и крики были схожи меж собой, таинственным образом переплетаясь. Так или иначе, но сказанное им зацепило присутствующих, вынуждая перейти от отказа фактов к вопросам. То, что они спрашивали, уже было хорошим знаком. Того, что теории владыки Власкому не оправдались. Значит, никто из совета, либо же он просто уже слеп и не может различить притворную заботу от настоящей. Хотя может статься и так, что здесь нет никого, кто желал бы специально разжечь войну. Впрочем, демон уже увлёкся внутренними размышлениями и, как всегда с ним бывало, философией с внутренним голосом. А сейчас на это не было времени. Пожиратель должен был быть сосредоточен, оттого отринул напрасные, колкие замечания, чтобы высказаться. И разрушить ещё одну веру остальных.
- Ваша основная ошибка думать о том, что богам есть до нас какое-то дело. Никто из них не интересуется нами. Возможно, иначе обстояли дела на заре нашего рождения, но ныне это так. Боги ведут свои игры, однако не убивают собственных детей. В таком количестве. Все мы приносим свои жертвы. Однако не могу сказать, что я был рад встретить Бога в дремучем пограничье,- Ургаш кивнул в ответ на вопрос Дьессара без намёка на радость или гнев. Всю эту встречу демон держался по отношению к другим подчёркнуто спокойно. Либо уже выкипел, либо после этой встречи погромит пару залов и успокоится. Так или иначе, подобные знания никого нельзя было встретить с равнодушием,- не берусь судить, что это было за божество, как и не прошу вас верить мне. Но, учитывая собственные чувства, это был Фойрр. И ему было абсолютно наплевать на всех нас. Однако не все придерживаются такой позиции, и тут кроется ответ на ваш второй вопрос. Вы сами сказали, что Роза была создана некромантами. Учитывая все факты, я склонен решить, что Безымянный хочет нашего уничтожения...либо же тот, кто использует его. Ведь каждый из нас знает легенды о безумцах, пытавшихся подчинить Бога Некромантов. Учитывая Розу, последующие распри и слабость всех рас...я вынужден сообщить совету, что мы имеем именно такого врага.
Владыка Власкома высказался, и, стоит признать, подобное далось ему несладко. Сейчас легко рассуждать о выводах, сделанных на основе немногих фактов. Версия была ладной, даже в чём-то рабочей. Однако для Ургаша был важен совсем иной факт: не враждебные силы, не присутствие в этой истории богов и даже не назревающая война. Главное лицо, затеявшее весь сыр-бор. Всегда есть главный, даже в составе совета присутствует тот, кто командует над всеми. Демократией тиранию не построишь, тут уж придётся согласиться. А учитывая, к чему всё вело...Рейлан мог быть разрушен или подчинён. Только два варианта, иначе объяснить последний век безумия демон не мог. Сила и власть - если он достаточно разумен. Разрушение - коли совсем обезумел. Ургаш не брался бы судить, но, после той неприятной встречи, не хотел бы познакомиться с Безымянным. Боги сами по себе были хаотичными созданиями, чего бы не говорили о светлых божках. Встречаться с ними было самому себе дороже, а плясать под дудку самого худшего из них правитель города воинов не желал с неистовой силой. Одно дело, когда сражаешься за народ, страну, да ту же самую славу. И совсем иначе, когда приходится рвать глотку врага в угоду чем-то амбициям, далеко за пределами твоего понимания. После всего изученного, именно к таким выводам пришёл Ирар, внимательно оглядывая советников и желая вдолбить им в головы собственную точку зрения, весьма близкую к истине.
- Я согласен на войну против вампиров, жажду их крови и трупов также, как и вы. Но сражаться за себя, за остальных, за приемлемое для нас - это дело нам известное. Однако сейчас мы действуем по чужой указке, и наши действия ослабят Кабалу. Таково то, что я узнал и свёл воедино. Верить или нет, дело каждого. Тем не менее, худо будет всем нам, если мы примем решение о войне без обсуждения и второпях.

+1

10

Что ж как и ожидалось совет разделился на два лагеря,  слава всем Богам, не враждующим. Хотя, какое им Богам, дело до них как утверждают одни? А другие утверждают, что дело именно в Высших силах что когда-то породили своих детей, и их демонов, в частности.
Именно эта дилемма и не давала покоя самому Дьессару после своей речи слов остальных присутствующих на Совете и слов Ургаша. Кто-то просто отказывался от войны, как Адельстан, и как он же не верили в то, что Боги пробудились. Сам-то Повелитель Лестанга ничуть не сомневался, что те могут где-то прохлаждаться, наслаждаясь налаженным "бытом" в Рейлане, не встревая в мелкие, по их меркам, распри. Но, кажется, только сейчас да него дошел весь смысл слов, сказанных Ираром, а если слепо поверить в его встречу с Богом на пограничье, и не требовать вещественных доказательств той встречи, то все оборачивалось крайне печально.
Взор голубых глаз скользил от одного советника к другому, по господам, по лицам, отражавшим у кого смятение, а у кого недоверие. Что ж неудивительная реакция, он и сам слабо верил в происходящее, что описывал Ургаш, а точнее, как и многие, не желал верить, боялся. Откровенно говоря, Совет оборачивался совсем иным делом, вряд ли все присутствующие ожидали именно таких изречений, вроде как собирались решать, продолжать войну с вампирами, или отступать.
-Думаю, Фойрр никогда бы не стал относиться наплевательски к своим детям, так же как и остальные Боги. - Подал голос, отвечая высказыванию Ирара, да и опровергая, собственно сомнения остальных. - Они могут давать нам жить собственными жизнями, поддерживая и помогая, но наплевать, отвернуться... - в сознании промелькнули воспоминания, насколько явно, с каждым разом пред алтарем труднее было допроситься Бога, и ведь не последние дни, и даже не года, а гораздо больше. Сколько же времени он, а может и остальные, принимали желаемое за действительное, не замечая присутствие отсутствия их Отцов и Матерей? 
-Боги могли забыть о нас, если им самим приходиться столкнуться с чем-то, заслуживающим внимания гораздо больше, чем мы, и увы, здесь я вынужден согласиться с Ираром. - Пройдясь по зале, пока говорил, вернулся к своему месту и опустился в кресло. - Прошу прощения, если отнимаю у кого бразды правления, но я, думаю, как и многие, требую ответа. Нам надо бы убедиться, что это не обманчивое ощущение господина Ирара, что он не встретил обычного юродивого, может и очень...сильного. Для этого нам надо иметь связь с остальными народами, если происходящее настолько глобально что затрагивает весь Рейлан, они тоже должны были что-то заметить.  Надо знать, с чем предлагают вступить в схватку, и для этого требуется объединится, но... - тяжело вздохнул, собираясь с мыслями, и надеясь, что голос его не будет насквозь пропитан презрением здесь.-...я продолжаю считать, что объединившись против общего врага, те же вампиры не упустят возможность перерезать нам глотки, делая вид что прикрывают спины.
Выдав свой спич, вынеся предложение на обсуждение, поднял раскрытые ладони, частично признавая, что он согласен с тем, кто этот Совет созвал, не готов, а уже принял идею о, его мелко передернуло, сумасшедшем некроманте, подчинившим себе Безымянного. Но так же его не оставляла мысль о вражде с вампирами, и лично в его, Дьессара, светлой голове уже мелькали мысли, если решат объявить мировую вампирам, и соберутся с ними договариваться, то туда отправиться явно не маленькая делегация. А с кем? Ну Глава Совета слишком для того солиден, хоть его мнение весит очень и очень. Конечно же, Ирар, как тот, что задал сию безумную идею, может, Адельстан, что своей молодостью и вспыльчивостью задаст задору, если вразумится, а несчастную тушку Ди закинут для компании, иногда давать младшему подзатыльники, пока никто не видит, да и вообще, кто тут так красиво разглагольствовал о великой связи его фамилии с успехами в дипломатии. Прикрыл глаза, пальцами потирая переносицу, придя к печальному выводу, что, если верить этим мыслям, то он, собственно поверил, и был согласен с Ургашем, с его затеей, и еще печальнее становилось от того, насколько сумасшедшей была та.

+1

11

- И что ты предлагаешь? Выступить против некромантов, аргументируя это тем, что одному из нас якобы показалось, что кто-то в Альянсе снова решил призвать их божество и прокатиться на нём? – хмыкнул демон.
- Альянсу сейчас не до нас, - вмешался старший. – Силы их ослаблены. Магистр потерял сына – единственного наследника, а сам уже одной ногой в могиле.
- Я слышал, что он сам пострадал от Розы и чахнет.
- И что вы предлагаете, господа? – фыркнул демон, рвавшийся в бой от самого начала и, как казалось, до победного конца. – Вывесить белый флаг и после своего же объявления войны вампирам, ехать к ним мириться? – он скептически приподнял бровь и посмотрел на советников. – С нас посмеётся каждый в Рейлане! Демоны сами объявили войну, а потом передумали! Побежали, как трусы, мириться и объединяться, попутно толкуя о неведомой силе, которая убивает нас всех. Виззарион, конечно, не самый разумный правитель и в большей степени малолетний дурень и самодур, но помимо него у короны есть и другие вампиры. Наши действия сочтут за подвох и вывернут против нас же.
Ургаш и Дьессар выглядели со стороны, как две стороны одной медали. Говорили об одном и том же, но с разным подтекстом и направленностью. Владыка Нельвула вновь погрузился в свои мысли, Адельстан не отрывал взгляда от окна, но будто бы сознанием находился в другом месте, и только по хмурым бровям угадывалась скверная направленность его дум. Говорить можно долго и много, но они обязаны принять решение, которое максимально положительно скажется на судьбе их общего народа, независимо от того, в чьи планы изначально входило желание столкнуть две расы лбами на потеху третьей. Никто точно не знал, что произошло, случайность ли или чей-то хитрый замысел. Всё сказанное – это лишь предположения, а у них не так много времени, чтобы искать подтверждение для одной из озвученных теорий.
- Что нам мнение других народов, которые с нами считаться не станут? У кого спрашивать? – фыркал демон, скрестив руки на груди. – Эльфов? Ламаров? Или, может, людей и ульвов? Они все нам так рады. Особенно вампиры. Не мы ли им сделали праздничный караван? – мужчина глухо и наигранно посмеялся. – Даже если есть кто-то, кто стоит за всем этим и кому выгодно сеять смуту в мире, он отлично постарался за последние лет триста рассорить нас со всеми и поддерживать такие натянутые отношения.
Глава Совета, стихнувший после слов Ирара, обдумывал новые озвученные мысли своих соплеменников.
- Мы можем попытаться избежать войны сейчас и отправить к Виззариону своих дипломатов на переговоры. Если так сложится, что император вампиров и его советники пожелают нас выслушать, то, быть может, война и не переступит порог наших домов, но я понимаю Дьессара. Нет гарантии, что вампиры не захотят воспользоваться нашим перемирием и не перегрызут нам всем глотки, пока мы будет мирно спать в своих постелях.
- А другого от них и не дождёшься, - снова хмыкнул воинственно настроенный демон.
Владыка Нельвула вклинился в разговор:
- Пока у нас ещё есть время, я предлагаю прислушаться к Ирару и попытаться решить этот конфликт до выяснения всех обстоятельств. Даже если вампиры откажут нам в примирении или решат воспользоваться перемирием, у нас будет чуть больше времени на то, чтобы разобраться со всем. Военное положение не отменяется, солдаты должны быть готовы к бою, если чёрный флаг не сменится белым.
Глава совета кивнул, соглашаясь с озвученным.
- Ургаш.. Дьессар.. Вы отправитесь к Виззариону на переговоры.
Возможно, отправлять того, кто объявил вампирам войну, к императору не самая лучшая затея, но и сам глава совета нужен был здесь, в Кабале, на тот случай если затея потерпит фиаско и вместо переговорщиков к ним на родину вернутся лишь отрубленные головы да запятнанная честь.

0

12

- Легенда - это всего-лишь легенда, Дьессар, и почти всегда она излишне приукрашена. Богам наплевать на нас, ибо мы их игрушки, о которых забыли за ненадобностью. Тысячи лет изменят кого угодно, все вы знаете эту правду бессмертия. Но тот, кого я встретил, был именно таким. Его сила...потрясала. Конечно, я не являюсь магом, однако, общаясь с вами, могут лишь сказать, что магически он сильнее нас. Может, не бог, у меня нет материальных доказательств. Лишь слово Пожирателя, что никогда не подводил ни этот совет, ни его лидеров, ни наш народ. А предлагать...я ничего не предлагаю, кроме как заявить о том, что демоны не будут ввязываться в глупую войну с кем бы то ни было. Мы сокрушим любого врага, даже того, кто пожелает воспользоваться нами как своим орудием. Мы отправимся к вампирам и бросим им последний шанс, выложим то, что довелось нам собрать, и узнаем об их. Если их правитель так глуп, я выйду в первых рядах наших армий, доведу их до столицы вампиров и отрублю голову ему и всей знати. А если в нём заговорит голос рассудка...что же, тогда демоны станут теми, кто железным кулаком сплотит Рейлан. У победителя в подобной общей войне будут...щедрые трофеи.
Короткий монолог вышел зажигательным, но без особенной жестикуляции. Последняя карта была выложена на стол, и Ургаш принял собственное поражение в подобной затеи. Однако, он донёс свою точку зрения до остальных, и, судя по их поведению, сделал это весьма успешно. Они осознали тщётность молитв и бытия, поняли, что Богам нет никакого дела до собственных детей. Как и он сам, шокированный и униженный, полный абсолютной ненависти. Этот период прошёл достаточно быстро, стоило только понять, что Боги, может, и создали их, но не они задают правила жизни. Нет. Они сами будут выбирать свою судьбу, даже если она пойдёт вразлад с общей стезёй, которую для них выбрали. Пожиратель не мечтал о мире без войн, упаси адское пламя. Однако грезил о том, чтобы его воины не превращались в мясо для мясорубки войны. О том, чтобы его Власком был не только городом воинов, но и истинным украшением Кабалы. Жемчужиной в переливающейся короне, знающей не только блеск и вкус крови. Ради подобных грёз об объединённом Рейлане, не являющемся игрушкой богов, возомнившем о себе незнамо что Безымянном - то, что тут руку приложил последний, Пожиратель не сомневался - демон был готов на многое. Упорство пополам с упёрством. Что же, чему быть, того не миновать. А потому без излишнего рвения, но с холодной решительностью правитель Власкома с глубоким кивком принял сию ношу, как дипломатическая поездка. Если повезёт, старые торговые партнёры хотя бы выслушают его, прислушаются. Всё-таки старый вояка был не из тех, кто не разбирается в торговле, да и репутацию среди демонов и вампиров имел достаточно...любопытную. Жестокий, конечно, кровожадный, но соблюдающий свои обещания и держащий слово. Пускай в основном с выгодой для себя, но не было такого, чтоб специально он обманывал своих соратников. Стоит понадеяться, что Пожиратель справится. А если нет...что же, у императора будет время, чтобы помолиться своим божкам и проститься с жизнью, а также всей своей родни. Если дерево начинает гнить с веток, стоит их обрезать. Жестоко, без милосердия, до самого ствола. Коли и это не поможет, то выкорчевать с корнем. Хотя геноцид целой расы...был деянием слишком безумным даже для Кабалы.
- Да будет так. Мы отправимся к вампирам, заодно выигрывая время на подготовку. Едва вы узнаете ответ, действуйте, но не позволяйте никому спровоцировать вас. Глупо будет поддаться на подобное сейчас. Мы проявим стойкость детей Фойрра, которые готовы сами стать отцами для нового мира.

эпизод завершён

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [4.05.1083] Отчаянные миротворцы