Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [24.04.1082] Солнце недвижимо


[24.04.1082] Солнце недвижимо

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

- Локация Деворел
- Действующие лица Аяна, Руфио
- Описание Прошло несколько недель с тех пор, как Элвин появилась в Раумо. Соблюдая осторожность, девушка не  покидает пределы усадьбы. Для прогулки, устроенной двумя эльфами как исключение, были выбраны самые людные районы города, где легко затеряться в толпе и спрятаться от любопытных глаз. Увы, иногда не так-то просто укрыться от чужого внимания.

Отредактировано Руфио (2015-03-25 02:09:26)

0

2

…Алебарды зазвенели. Одна, цепляясь и падая на другую, утянула к полу всю оружейную. Мальчишка вужал голову в плечи и зажмурился, чтобы не видеть финала своей роковой неосторожности. Пугал его не грохот, не внимательные взгляды окружающих  и не беспорядок, который ему придется убирать, а эльф, на которого должна была упасть последняя «костяшка». Острее оружия разрезало в воздух, который, казалось, тоже замер, и с лязгом грохнулось в трех пальцах от ноги лейтенанта. Оружейная потонула в тишине, и взоры всех окружающих обратились к этой трагической сцене. Кто-то заблаговременно похоронил оруженосца, и отвел взгляд, кто-то напротив с интересом наблюдал, что будет дальше.
Руфус кинул взгляд на алебарду, которая благодаря не неимоверной удаче не оттяпала ему полноги. После медленно перевел взгляд на виновника непреднамеренного покушения на его здоровье и прекрасный день. Взгляд, направленный на юнца, был недобрым, брошенный исподлобья, и тут уже и вторая половина свидетелей сделала вид, что занята своими делами. Каждый знал, что влезать в эту историю чревато. Оруженосца, сжавшегося, как кролик перед удавом, все равно по стенке размажут, вопрос в том его ли одного.
Лейтенант неспешно приблизился к юнцу – тот даже не пытался спасаться или обороняться – и дружески опустил ему руку на плечо.
«Будь добрее Руфи». Серьезно, зачем же портить настроение в такой день и пачкать руки.
-Больше так не делай, - вкрадчиво сказал эльф и усмехнулся на изумление оруженосца.
Сослуживцы проводили лейтенанта, самого на себя не похожего и сильно изменившегося за этот месяц, удивленными взглядами. О чем будут судачить за закрытыми дверьми, его волновало по стольку поскольку. Мыслями он уже был вне Раумо, в улочке, по которой они шли с Каэросом не так давно, возвращаясь с охоты на дригло к усадьбе. Там, подальше от посторонних глаз они, договорились сегодня встретиться с новой арфисткой Дома Бурерожденных. Специально ради нее он постарался всеми хитрыми и бесхитростными способами освободить этот день от дел: немного приврал причину своего отсутствия, доверенным лицам рассказал, что нужно отвечать командору, если тот будет его искать.
И так... в назначенный час Руф прибыл на уговоренное место.

+1

3

За две недели, что она провела в доме своего бывшего врага, Аяна свыклась с новой ролью, полученной ещё до того, как она переступила порог не безызвестного в Девореле дома. С прислугой на удивление обходились по-доброму. Ирвин была хорошей хозяйкой, которая не гоняла слуг до седьмого пота и напоминала им в очередной раз, кем они были до того, как попали под крыло Буреророждённых. Морохир бывал дома мало. В такие моменты все ходили по струночке, чтобы лишний раз не тревожить хозяина, но она ни разу не видела, чтобы кто-то вывел этого статного эльфа из себя. Он часто пропадал в разъездах, а дома занимался какими-то важными делами, запираясь у себя в кабинете. Серокрылая видела его только на ужинах и иногда обедах или завтраках. Приём пищи мужчина часто пропускал, погруженный в работу. В такие моменты даже супруга его не трогала, занимаясь своими делами. По большей части Элвен играла именно для неё, стараясь подбирать каждый раз новую композицию, но чаще хозяйка дома просила её сыграть ту, что она вспомнила, играя перед господином в первый раз.
Жизнь на новом месте и в новой роли скрашивала хорошая компания, включающая сына главы и лейтенанта гвардии, но после инцидента с Анариэль Каэрос ходил темнее тучи и чаще напоминал девушке своего отца. Призрак Раумо, который слишком погружён в себя, чтобы придавать значение всему остальному. Всей истории эльфийка не знала, а в душу к парню лезть не пыталась, потому как в друзьях у него была на куриных правах. Если уж Руфио не удавалось поднять настроение эльфу, то чем может помочь она? Женским советом? Она не могла представить себя на месте Солнцеликой, хотя понимала отчасти обоих. В редкие встречи девушка старалась немного приободрить парня и выказать ему свою поддержку, мол, что-нибудь придумаем, и со временем всё наладится.
У неё же события били в другом ключе. Отец не давал о себе знать, хотя эльфийка понимала, что Сулмелдир заметил её пропажу ещё в первый час её побега в лес от стражи и уж точно искал её и в городе и за его пределами, но пока не смог ничего найти. Мужчина не стал шуметь на весь город, и ещё неделю девушка слышала отголоски грядущей свадьбы с Накилоном. Её покинутому жениху не стали сообщать тут же радостную весть, а в тайне искали беглянку. Слушать о себе любимой из уст служанок дома Бурерождённых ещё то удовольствие и, не будь у неё Руфио, она бы уже точно выдала себя, не выдержав перемывания костей. Она была слишком счастливой, чтобы обращать внимания на чужую глупость.
Во избежание встреч с отцом и людьми её дома, Аяна проводила всё своё время в пределах Раумо. Как ещё не вызвала этим подозрения – удивительно, ведь её «суженный», о котором знала только хозяйка дома, не мог проводить с ней столько времени, а найти общий язык с остальными служанками было проблематично. С Галадриэль она так и вовсе побаивалась пересекаться после того, как та застала её в истинном облике. Конечно, о том, что за маской арфистки скрывается именно та рыжая девица, она знала навряд ли, но Аяна старалась дать ей как можно меньше поводов для подозрений.
Свободного времени было слишком много, а тратить некуда. Ирвин иногда просила сыграть её, пока ты вышивала, сидя у окна, но это бывало не так часто, чтобы не скучать в ожидании возвращения благоверного со службы. Сегодня день был особенный. Вот-вот в её распоряжение должен был поступить сам лейтенант гвардии Бурерождённых. Первая вылазка за пределы Раумо да ещё и в новом облике была несколько волнительной и Аяна какое-то время пыталась понять, от чего волнуется больше: от того, что её кто-то узнает, или что выглядит неподобающим образом. Мать бы всплеснула руками с усталым «Наконец-то!», узнав, что её дочурка провела больше времени перед зеркалом, пока проверяла, всё ли в порядке с платьем и причёской.
Увидев парня в назначенном месте, она широко и радостно улыбнулась, от волнения чуть прикусив уголок нижней губы. Тихо подкралась сзади и, привстав на цыпочки, закрыла эльфу глаза, продолжая улыбаться.

+1

4

Руфус не удивился и не вздрогнул. Конечно же он сразу узнал руки и прикосновение любимой, но еще раньше чувство, которому нет точного определения, подсказало о ее приближении. Он улыбнулся милой шутке девушки и, подыгрывая, назвал одно из самых нелепых для этой ситуации имя.
-Накилон?
У него еще было две попытки, но продолжать игру он не стал. Легко сжав руки Аяны, лейтенант обернулся. Только чувствовать было недостаточно, не терпелось видеть… Красавица, как всегда.  Эльф поспешил заключить Серокрылую в объятья, иначе бы треснул от широкой улыбки и счастья. Он успел соскучиться, хотя виделись сегодня. Хуже разлуки могут быть только частые встречи в коридорах усадьбы, полные деланного равнодушия и негодования от собственных действий. Чего не сделаешь ради того, чтобы не дать посторонним повод для слухов. Да только все зря, если тебя наполняет неподдельное чувство : посторонние не слепы и не глупые – напротив, многие из них крайне внимательны, обладают незаурядными аналитическими способностями и длинными языками. У них уже есть небольшие поводы для сплетен. Один, два раза прямолинейный парень, и заслуживший этой чертой жажду до сплетен о себе, продемонстрирует, насколько сильна его воля, а после нет-нет, да оглянется на арфистку, дав ее новым приятельницам повод поговорить.
И все-таки терпение оправдает себя в глубине нежности теперешнего момента, где все, что казалось важным за стенами Раумо, теряло свою значимость.
-Ну наконец то, - сказал он, будто ему пришлось ее долго ждать.
Парень чуть отстранился, пропустил через пальцы, локоны девушки, спадавшие ей на спину, и запечатлел на ее губах легкий поцелуй.  Руф спохватился почти вовремя.
-  Извини. Плохой из меня кавалер – на свидание, да без цветов… - он с наигранной растерянностью огляделся по сторонам. Привычка его народа жить в гармонии с природой и украшать сады и дома цветами, позволила быстро исправить проступок. Руфус сорвал один бутонов клематис, охвативших всю стену ближайшего дома. Как только он протянул цветок девушки, двери дома отворились, и на крыльце показалась хозяйка кустарника, судя по выражению лица, глубину и романтичность момента она не разделяла. 
Лейтенант не нашел ничего умнее и остроумней, чем, быстро сорвать еще один бутон, и протянуть его непосредственно хмурой даме. Реакция была предсказуема: в свою очередь дама, замахнулась на парочку метлой. Из переулка пришлось спасаться бегством. Схватив спутницу за руку, Руф увлек ее быстрей-быстрей вперед по улочке, потом резко свернул направо,  где им открылась просторная площадь, пестрившая разношерстной толпой.
Торговая площадь Деворела была самым лучшим местом, для тех, кто хотел потеряться. Яркие палатки залетных торговцев,  разношерстная пестрая толпа, через которую с трудом можно было пробиться, и оглушительные зазывы торгашей (звучавшие иногда на чистом эльфийском, а иногда коверканные иноземным акцентом), летевшие над этим муравейником, Здесь было на что и на кого посмотреть, и было что унести с собой, если кошелек позволял. 
Парень с девушкой проскользнули в самый центр этого хаоса и торговцы, узрев «легкого» покупателя уже начали наперебой приглашать к своим ларькам.

+1

5

Вот уж не ожидала услышать это имя! Аяна удивлённо захлопала глазами, чудом, что рот не открыла и не возмутилась. Тут уж и не поймёшь, что ужаснее: услышать имя несостоявшегося женишка или неизвестной девицы, на которую ссылался её дорогой лейтенант. Она терпеливо ждала другие варианты, хотя понимала, что этот прохвост уж точно знает, чьи лапки закрыли ему глаза. Новых вариантов не последовало. Оказавшись в объятиях, девушка улыбнулась; глаза забегали по лицу эльфа, словно она его не видела долгие месяцы, а не несколько часов. Хождение под одними замёнами даровало возможность часто пересекаться под крышей Раумо, но уделить внимание друг другу за пределами комнаты и чердака возможности не было. Ирвин и Каэрос знали, а вот остальным совсем не обязательно совать свой любопытный нос. Взгляды были, что не удивительно, Серокрылая пыталась не реагировать на появление Руфио, но нет-нет да задержит взгляд дольше, чем следовало. Их план был безупречен раньше, когда история, рассказанная матери Бурерождённого, не имела основания, а с другой стороны… меньше вопросов от хозяйки. Любящая женщина должна понимать, что скрывать чувства невозможно, если они настоящие.
- И часто с вами так подшучивает Солнцеликий, лейтенант? – усмехнулась она, а весёлая и задорная улыбка проступает, не давая покоя.
Аж не верится, что можно не прятаться и не думать об отце и его попытках разыскать её. Аяна как-то сразу выкинула это из головы, когда оказалась в компании парня и получила возможность не скрывать своих чувств. Она радовалась встрече и не думала о цветах, пока эльф о них не заикнулся. Выкрутился он быстро, так что запоздалый цветок оказался в руке девушки, но не успел занять почётное место, как водится, в волосах эльфийки. На пороге дома, обнищавшего на один бутон, появилась хозяйка. Серокрылая только хотела извиниться, как действия парня вызвали совершенно другую реакцию. Лицо хозяйки она, пожалуй, никогда не забудет. Пришлось быстро удирать от пламенной метлы, пока им не прилетело за разорение чужой клумбы. Аристократка едва не выронила трофейный цветок, пока пыталась в туфлях угнаться за эльфов. Это ей не в сапогах и штанах по городу бегать. Зато весело!
Напоследок только и успела крикнуть «извините», но веселая улыбка не сходила с её лица, что скорее больше подливало масла в огонь, чем сглаживало ситуацию. Настроение от этого хуже не стало. Два нашкодивших котёнка скрылись из виду, так и не отхватив по причинному месту.
- И часто ты разоряешь местные клумбы? – не без шутки и веселья спросила эльфийка, повертев в пальцах цветок, который, к счастью, не потерял лепестки во время их пробежки и даже занял почётное место в венке из волос, чтобы руки ничем не занимать. Ладонь эльфа она не отпустила, когда исчезла надобность бежать. Потеряться в толпе значительно проще, а она планировала с ним и вернуться, а не по отдельности.
Торгаши, оглушающие возгласами, влекли её мало, но благодаря толпе, окружившей их со всех сторон, легко было затеряться и не попадаться ненужным людям на глаза. Кто хочет, мог и здесь их выследить, а то и случайно натолкнуться. Вдруг кому из хозяев приспичит послать служивого на площадь за какой-то безделицей.
Прилавки, заваленные всем, чем только можно, влекли покупателей и блеском камней, которые не удостоились чести попасть на полки ювелирных лавок, и ароматом сушёных трав, которые годились для изысканных блюд, и оружием, и просто пряностями. Ни на чём конкретном взгляд не заострялся, пока во внимание не попали клетки с птицами. Аяна обратила на них внимание, когда за крепкими прутьями заметила молодую гарпию. Как же пройти мимо того, кто гордо значится на гербе твоего дома? Вот только живая копия в клетке была значительно меньше размером. Ещё птенец совсем. Мелкое, пушистое создание, которое скорее выглядело смешно, чем страшно. Кое-где белого ушка  и вовсе недоставало, и проступала серовато-розовая кожа.

+1

6

- До встречи с тобой я был законопослушным гражданином! – лукавил лейтенант.
Аяна оказалась хорошим подельником, как и всегда: на мелкие шалости не  критиковала и, судя по веселому смеху, получала от их мелкой авантюры удовольствие. Чувство опасности и бегство чуть разогнали по жилам кровь.
Руфио ловко петлял между посетителями рынка, ведя девушку за собой. Ближе к центру, где в ряды стояли телеги фермеров,  толпа становилась гуще, и эльф повел Аяну именно туда.  В Девореле лавки торговцев стояли вокруг центра площади, будто круги на воде, поднявшиеся от упавшей капли. Ряд за рядом, ряд за рядом, пока не упирались в городскую стену или вековые деревья, отгораживающие рынок от жилых кварталов. Рынок Деворела нечета торговым площадям в соседних городах. В Ауреллоне или Эденвеле торговые ряды были в разы больше.  Но всех их можно было обрисовать одним словом: «смесь». Смесь цветов, народностей, наречий, запахов. Цветочная и ювелирная лавка поражали многообразием красок. От лавки кузнеца шел легкий звон молотка и запах угля, смешивавшийся ароматом выпечки и копченостей, продаваемых по соседству. У палатки со сладостями крутится ребятня – один из их шайки отвлекал торговца, второй за его спиной сбил аэрболом  малиновый марципан с прилавка, а третий быстро собирал добычу из-под прилавка. Дамы вьются у прилавка ткачихи, едва удерживаясь, чтобы не вырвать свертки ткани у соперниц с руками. Его спутница, к счастью не такая, птички ее привлекают больше украшений и дорогих платьев. Заинтересовала бы ее канарейка или пара неразлучников, клетка бы тут же оказалась в руках Шепард, а торговец бы разбогател на пару монет. Но мелкие певчие птички его Серокрылую не интересовали.
Лейтенанта даже кольнул ревность, когда он проследил за взглядом эльфийки. Он изо всех сил старался, чтобы Аяна перестала думать о доме, и боялся, что однажды она захочет вернуться. И тут как на зло, живой символ Коренаэ в клетке.
- Симурами на тебя тоже жалостливо смотрит, - заметил парень, если в девушке проснулась жалость, было бы несправедливо не пожалеть других пленников. Он указал на соседний прилавок, где странное создание, полное решительности и упрямства, изо всех сил пыталось устроить подкоп в деревянном полу клетки.

Привлеченный задержавшимся у его лавки клиентом, из-за рядов клеток показался владелец птиц. Кидаться с уговорами он не стал, лишь поздоровался и остановился поодаль, плетя из ивовых прутьев еще одну клетку. И он и его товарищ за соседним прилавком, оба - охотники и птицеловы – отличались других говорливых и шумных конкурентов и внешне, и поведением. Им представилась столь удачная ситуация: дама заинтересовалась товаром, а ее кавалер должен был бы раскошелиться, чтоб не предстать в ее глазах жмотом. Оставалось только немного помочь ситуации, убедив  парочку, что гарпия им просто необходима. Но оба молчали, что, впрочем, не означало, что они свое упустят.

Руф чуть слышно вздохнул и приобнял девушку за талию. Тащить гарпию в усадьбу только лишний раз внимание к арфистке привлекать. Но разве можно ей отказать?
- Если хочешь, она будет твоей

Отредактировано Руфио (2015-03-31 15:31:01)

+1

7

Девушка перевела взгляд на пойманный комок шерсти. Симурами был довольно упитанным, явно нагулял жирок до зимы и не спешил расставаться с ним после. Или это у него шерсть такая пушистая и на обвисшей растянутой коже смотрится настолько массивно? Он настолько быстро шевелил лапами, не теряя надежды освободиться, что изрядно успел устать и тихо пыхтел, как старик, но слишком уж он упрям, чтобы быть в возрасте, да и шкурка выглядит молодой. На детёныша не похож, а попытки вернуться к братьям меньшим указывают на то, что поймали его совсем недавно. Аяне было жалко всех: и птиц в клетке, и другую живность, которая родилась за пределами города, а вынуждена прозябать в клетке, если кто-то не освободит его. Специально выращенные зверьки в клетках смотрелись более естественно – они другой жизни не знали, а потому на свободу не рвались. Впрочем, даже такого бы любителя прутьев девушка бы не стала держать в клетке, а позволила свободно расхаживать дома. Проблема в другом, дома у неё теперь, как такового, нет.
- Ставлю серебреный, что вечером он попытается перегрызть прутья, если идея с подкопом провалится, - усмехнулась эльфийка, надеясь, что в её словах не прозвучало горести.
Почувствовав объятия, Серокрылая отвлеклась на эльфа. Она перевела с парня взгляд на клетку, где молодая гарпия одиноко и тоскливо-обиженно прятала клюв в скудный пух на грудке, а затем чуть прижалась к парню боком и тихо шепнула ему на ухо, чтобы лишний раз не нервировать продавцов по пустому поводу:
- Хватаем и бежим? – она озорно-шутливо улыбнулась, добавив голосу львиную долю веселья. Воровать птицу она, конечно, не собиралась и таким образом лишь припомнила недавнюю заслугу лейтенанта перед невинной клумбой разгневанной хозяйки.
Мужчины, желающие при любом раскладе толкнуть свой товар, переглянулись, пытаясь сообразить, что же такого секретного прилетело в ухо возможному клиенту, но с места пока не сдвинулись, давая ещё немного времени на спокойный разговор, не обременённый заезженными фразами торгашей. Удивительно, как они сразу не стали впихивать свой товар, добавляя к нему любую ненужную мелочь, о которой бы они никогда и не задумались.
- А если без шуток, - сказала она уже чуть громче и, отстранившись от его уха так, чтобы видеть лицо, но по прежнему обращаясь только к своему спутнику, - Морохир выгонит меня, если я притащу туда клетку, и тебя вместе со мной, когда прознает, чьих это рук дело, - улыбнулась эльфийка.
Она теперь на службе у Бурерождённых, а в её доме прислуге не позволялось содержать питомцев, даже птиц, которые не могли погрызть мебель или отметить на углах или в хозяйских тапках. Аяна хоть и на особом положении перед сыном Морохира, но пользоваться этим – чревато последствиями. К тому же, обзаведись она певучим подарком, придётся долго объяснять любопытным служанкам, откуда у неё взялась такая красота. Давать им лишний повод для сплетен, а их и так было не мало, не хотелось.
- К тому же, у меня есть мой персональный неразлучник, - чуть привстав на цыпочках, она легко коснулась щеки эльфа, оставив на ней тёплый поцелуй, и улыбнулась.
Крепче взяв спутника за руку, Аяна верно повела его мимо торгашей, пока те не бросили свои дела, чтобы переубедить девушку в её выборе. А пока очередная толпа из девушек пыталась выбить себе яркое украшение, которое Шепард даже рассматривать толком не стала, эльфийка не по воле акцентировала внимание на прилавках с атрибутами для лучников. Привычка – вторая натура. Тут уж как не прячься за чужим лицом, прикрываясь всеми зельями Рейлана, а интересы никуда не делись, и падкая до луков и стрел девушка едва останавливала себя мыслями о том, что арфистке стоило бы уделять внимание музыкальным инструментам, а не оружию, с которым она, по идее, не должна знать, как обращаться. Как назло с другой стороны от прилавка, только она нашла в себе силы отвести взгляд, как какой-то мальчишка начал зазывать попробовать свои силы в стрельбе. И мишень, и лук, конечно же, прилагались.

+1

8

В соавторстве с Аяной

За беззаботной парочкой уже наблюдала пара злых желчных глаз. Они выцепили эльфов из пестрой толпы, когда те приблизились к прилавку птицелова. Человек в сером плаще наблюдал пристально, глядя на эльфов из-под капюшона.  Этим двоим было трудно ускользнуть от постороннего внимания – они и не скрывались, более того вели себя так, будто хотели, чтобы их заметили. Счастливые… Человеку, наблюдавшему за ними, Лазересу, вовсе не понравилось счастливое выражение на их лица.  Такое состояние было ему знакомо. Они думают, что ничего плохого с ними случиться не может, что весь мир и солнце крутятся вокруг них. Но солнце недвижимо. Он хорошо познал это на собственной шкуре.
Пока он не видел подвоха, но девушка привлекла его внимание более, чем сопровождавший ее мужчина. Она была куда интересней, чем самый редкий зверек на прилавке охотника. Магический след оставляемый зельем, под действием которого эльфийка находилась, был человеку хорошо знаком. Скрывшись в тени между палатками, он наблюдал, не сомневаясь, что девушка рано или поздно сама даст ему подсказку, кто она на самом деле и от кого прячется, кому будет интересно узнать о его находке, и кто заплатит за его не молчание.
 

- Рискнешь? – усмехнулся девушке лейтенант.
Аяна ничего так не любила в мире, как свой лук и родные стрелы, как последний вдох перед выстрелом, когда сердце замирает в груди, и каждый раз волнуешься, словно это происходит впервые. После получения новой должности, да ещё и под крышей Раумо, эльфийке пришлось забыть о былых увлечениях, и самым любимым стала не вещь, а живое существо, точнее эльф. Удержаться было сложно, да и Руфио не стал тащить её подальше от возможности немного развлечься. Он сам вложил Шепард лук в руки - пусть веселится. Насладиться полётом стрелы в полной мере не выйдет – арфистка это понимала, поэтому старалась приложить все свои актёрские способности и сыграть свою роль неопытной леди, которой уж очень хочется попробовать что-то новенькое.
- Ты ведь всегда хотела научиться стрелять, - с веселым блеском в глазах сказал лейтенант, разыгрывая перед оружейниками маленький спектакль.
Для пущей правдоподобности стоило бы смутиться, но в голову не пришло ни одного момента из жизни, вспомнив который, она могла бы покраснеть до кончиков ушей.
- А вдруг я в кого-то попаду? – наивно захлопала глазами и, неуверенно держа лук, посмотрела на своего кавалера. – Ты мне покажи как надо.
Эльф тяжело вздохнул, мол, да что тут показывать, да что тут уметь. Окружающие смотрели на них с умилением и насмешкой, но это значило только, одно Аяна: играет хорошо и ее неопытности верят. Чтож, их ждет разочарование.
– Это тетива, а это стрелы – все, что тебе нужно теперь ты знаешь. Иди, стреляй.
- Вот так? – чуть дрожащими пальцами она некрепко и не уверенно взяла в руку лук и попыталась наложить стрелу, которая упрямо у неё выпадала, и вопросительно-неуверенный взгляд на «учителя». – Я её сейчас сломаю, - в виду имелась, конечно же, стрела, а не мишень, но грусти или неловкости не было, скорее неподдельное веселье – девушке такое позволительно, если она влюблена и волнует её не глупое положение, а возможность побыть ближе с избранником даже в такой необычной форме.
– Надеюсь, ты не забыл, как нужно быстро бегать, - сказала так тихо, чтобы её смог расслышать только лейтенант, и с подтекстом, но, раньше, чем он смог бы понять, что она имеет в виду, Серокрылая охнула, пошатнулась, отпустив тетиву, и стрела полетела куда-то не туда. Через несколько секунд справа они услышали недовольный крик и брань.
- Вот я вам сейчас!
– Я такая неловкая, - как же хотелось вложить в эти слова сарказм! – Простите! – и виновато-невинно улыбнулась, смотря на хозяина зверушек. На одного питомца у него стало меньше. Несчастный симурами-копатель, чью клетку она сбила, удирал со всех ног через сломанные прутья. Он быстро понял, что к чему и, решив не рисковать хвостом, скользнул под палатку с тканями. Его появление произвело среди покупательниц фурор и рынок наполнил женский визг.
- Предлагаю присоединиться к пушистому комку и быстро!
Вручив мальчишке лук, она перехватила парня за руку и побежала, потянув его за собой.
Такого трюка от Аяны лейтенант не ожидал. Даже фраза «Надеюсь, ты не забыл, как нужно быстро бегать» не могла его приготовить к последующим событиям. Когда торговец выскочил к ним из-за прилавка, Руф не сразу осознал, что грозный взгляд и брань адресованы им. Настала его очередь бежать за своей спутницей, кидая неловкое «Извините» через плечо. Но извинениям мешал давивший его смех. Разница с его шалостью была только в том, что в руках обедневшего на одного симурами охотника была не метла, а фаербол. Расплата за дерзкий поступок могла быть болезненной. Оставалась смутная надежда, что эльф не рискнет бросать его в толпе.
Быстро лавировать в потоке людей было непросто, но скрыться от преследования в толпе было легче.  Добежав до конца торгового ряда, эльфы быстро свернули направо, чуть не встретившись нос к носу с тремя стражниками. Те, судя по удивлению на их лицах, еще не были в курсе событий, но шум у оружейной палатки они слышали, и спешили в ту сторону. Увидев их Руфус, тут же снова свернул, в свою очередь увлекая Аяну за собой. Девушка не могла остановиться. Ей распирал веселый смех, который она даже не пыталась сдерживать, со всех ног удирая от разгневанного хозяина. Юбка платья сильно мешалась, но безкультурно подхватить её, выставив на обозрение колени, смелости не хватило. Ещё немного азарта и дойдёт даже до этого!
Серокрылая и не надеялась, что они смогут скрыться в толпе, но получала удовольствие от невинной шалости и зашкаливающего адреналина. Ещё бы. Сначала от метлы убегали, а теперь от фаербола. Какой парень, такая и девушка! Два сапога – пара.
Тем временем, разозленный охотник заметив их нехитрый маневр, щемился на соседний торговый ряд между лавками. Избежав встречи со стражами порядка, товарищи влюблённые рисковали попасть под горячую, в прямом смысле этого слова, руку разозлённого хозяина. Смелости кинуть горящий шар у него все-таки хватило. Толпа начала разбегаться, а аристократка только и успела, что потянуть эльфа вниз и схватить щит (хорошо, что не деревянный) с оружейного прилавка, который в спешке покинул хозяин, и прикрыться им. Подручные средства всегда лучше подгоревшего за… места, которое всегда находит приключения. Шар пролетел мимо них, несильно задев щит, но этого хватило, чтобы тот нагрелся.
- Горячо-горячо! – выбросив железку из рук, да ещё и не посмотрев куда, она задела стойку с идеально ровно выстроенными в ряд копьями – те сложились словно домино, привлекая внимание. – О-ёй…
Мужчина создавал уже новое заклинание, собираясь кинуть его в виновников, когда из палатки с тканями показался освобождённый симурами. Удирая от торгашей, он прошмыгнул между ног своего бывшего хозяина. Маг переступил с ноги на ногу и не удержал равновесия.
- Бежим!
Пользуясь моментом, она снова потянула парня за собой, свободной рукой подхватив юбку платья. Не хватало ещё упасть, когда так повезло!
Крики,  визги,  топот сапог стражи, фаербол, просвистевший у самой макушки...  До парня дошло,  что с этой девушкой он до благородных седин вряд ли доживет,  зато прокатится с ветерком… Они снова бежали,  теперь уже скорее для того,  чтобы оказаться подальше от переполоха. Больше за ними никто не гнался.  Стража уже связала не того - несчастного торговца редкой живностью,  который был скорее жертвой ситуации,  но осмелился творить заклинания в толпе.  А главный злодей - симурами,  фыркая и сопя, благополучно скрылся с места происшествия. Да,  непросто вершить правосудие,  непросто и спасаться от него,  когда перед тобой мелькает пара ног девушки,  чьи лодыжки и колени тебе небезинтересны.  Руф радовался возможности свернуть в безлюдный переулок, чтобы отдышаться и, главное,  унять смех. А как бы было весело,  если бы их сцапали... Удирать от стражи, когда в тебе в любой момент может прилететь и стрелой, и шальным фаерболом, покажется не самым романтичным способом провести свидание для многих, но Аяна была вполне себе довольна. Да что там! Она не могла прекратить смех, и даже сбитое после пробежки дыхание не стало помехой для веселья. Она ещё раз выглянула за угол, чтобы убедиться, что за ними нет погони,  и переключила внимание на лейтенанта, продолжая широко улыбаться.
- Сумасшедшая девчонка.  Как тебе это только в голову пришло,  - он широко улыбнулся Шепард,  нежно убрал с ее лица выбившуюся из прически прядь волос. 
Самое время сказать "больше так не делай".
- Нужно будет повторить.
- Дурной пример заразителен, - осталось только язык ему показать, но с улыбкой, которая надёжно закрепилась на её лице вместе со счастливыми глазами, выбор был невелик. А всё началось с невинного воровства цветка. – Упс, - вспомнив о юбке платья, которую она придерживала во время бега, Серокрылая отпустила её и улыбнулась ещё шире, но уже выглядела, как нашкодивший кот. Руф отвел взгляд в сторону, на лице мелькнула улыбка человека, который, опускай юбку или не опускай, уже все видел и все знает. Знает, что ножки стройные и красивые, и лодыжки настолько тонкие, что кажется можно перехватить двумя пальцами. И хотя все свидетельствовало о том, что оказия с юбкой случайность, Руфио полагал, что случайностей в жизни не бывает.
- Я с тобой и не то придумать могу, - улыбнулась девушка и, подойдя чуть ближе, обняла эльфа за шею, чтобы следом увлечь его в поцелуй.
От весёлых приключений кровь бурлила. Выход ей Аяна нашла в поцелуе и вполне себе была довольна крепкими объятиями. В усадьбе подобное входило в категорию роскоши, как и свободное общение без подозрений и косых взглядов, а прятаться за дверями отведённой ей комнаты – проблематично. Парадоксально то, что волю себе дали в месте, где в любой момент может пройти толпа незнакомцев или прошмыгнёт кто-то из Раумо, разнося радостную весть по всей усадьбе, что он видел в городе. Но где тут в голове зародиться здравой мысли, когда думаешь всё не о том и не тем?
Краем уха Руф слышал, как мимо простучали три пары сапог. Что это ? Стража? В эту секунду все происходящее было неважно, и он отмахнулся от мысли об опасности, как от назойливого жука. И что она с ним делает? Не иначе как Серокрылая, хочет совершенно лишить лейтенанта сна и покоя. Как можно оставаться невозмутимым и каждый вечер возвращаться в казармы, зная, что по Раумо скользят такие ножки.  Руки крепко обняли стан Аяны и плавно соскользнули ниже, и так же легко заскользили на верх, увлекая за собой легкую ткань платья.  Одурманенному эльфу было мало видеть, лучше всего еще и коснуться. То, что дело происходит в переулке, его не заботило. Серокрылая немного пришла в себя, когда ощутила лёгкую прохладу, увлечённая поцелуем, и не заметила, что снова светит ногами, а затем на смену пришло тепло от прикосновений уже не безызвестно каких вместе с лёгкой дрожью.
Аристократка покраснела и в поцелуй затесалась неловкость, как нежеланная гостья. Девушка не отстранилась и не попыталась найти увесистую вещь в переулке, но от губ отпряла.
- Сумасшедший… - Аяна говорила тихо, почти шепотом, но в её словах не было обиды или злости. Она и сама не поняла, как именно прозвучал её голос, но отчего-то смутилась ещё больше. - Увидят же, - что конкретно увидят: её ноги или то, чем они тут занимаются – не уточнила.
Руф усмехнулся словам девушки, будто она сказала какую-то милую глупость. Но Аяна была права, если не считать что секунду назад их искала городская стража, в переулке мог в любой момент показаться, скажем, хозяин тех дверей, у которых они стояли, или могла выглянуть из окна очередная цветочница.
-Увидят, - спокойно сказал эльф, будто уже знал это наперед.
Он снова усмехнулся, и к голосу примешалась ирония:
- И, конечно, осудят. Но разве это важно?
- Значит, ты не против, что кто-то будет пялиться на мои ноги, да? – вот тут в шутке проснулась старая добрая Аяна, с прищуром и хитрецой смотрящая на лейтенанта, не выпуская его из объятий.
Руки Руфио разжались, и гладкая ткань вновь упала на ноги девушки. Не отстраняясь, он смотрел в глаза Серокрылой, погладил ее по щеке, по румянцу. Он бы хотел ей сказать, что она прекрасна, но разве это уместно, когда ее истинный облик скрыт под действием зелья. И дело было уже не во внешности, она будто для него создана…  На шутку он ничего не ответил, привлекал внимание своим молчанием. Послушай, я собираюсь сказать тебе глупости. Очень важную глупость, слова, которыми так просто так не кидаются и обратно не берут. Тех, кто пользуется этими словами, обманывая, я бы заковал в кандалы, как клятвопреступников. 
- Я люблю тебя.     
Это не было сиюминутной прихотью. Он тщательно взвешивал решение сказать это. То, что слова эти прозвучат в городском переулке, он и не предполагал. Но вдруг иного случая не представится, а сейчас… все-таки он сумасшедший. Еще раз он этого точно никому не скажет…. Оказывает, для того, чтобы произнести эти слова, ставшие для всего мира банальностью и признаком инфантильностью, необходимо набраться отваги. И еще более смелости необходимо в последующие несколько мгновений, пока не прозвучит ответ, который вроде бы и был очевиден. И все-таки за этот краткий промежуток времени, он успел пережить несколько вариантов исхода своего сумасшествия. Но оно того стоило.
Она и подумать не могла, что после нежного прикосновения и пары обоюдных усмешек последует что-то большее, чем поцелуи в переулке. В пору было отшутиться в духе «на что только не способны мужчины, только бы приподнять леди юбку», но шутка, по личным соображениям Аяны, была не к месту. Нигде ничего не ёкнуло  - желание шутить крепко спало и не думало даже ворочаться, а вот другое… Румянец спал, чтобы вспыхнуть с новой силой, сердце застучало быстрее, усердно разгоняя кровь, так что Серокрылой показалось, что она слышит, как эхо ударов отдаётся в ушах.
Аристократка прильнула к груди эльфа, запечатлевая на его губах новый поцелуй, задержавшись на несколько коротких мгновений, чтобы после, немного отстраниться и, не убирая ладони с его затылка, сказать:
- Ты самый безрассудный эльф, которого я знаю, - она нежно улыбалась, не отрывая от него чуть прикрытых глаз, смотревших с теплом и привязанностью, - но таким я тебя люблю.
Перед тем, как говорить столь громко, принято долго думать, но Аяна стойко знала, что хочет сказать об этом здесь и сейчас, не думая о том, что будет завтра.
Руфус притянул девушку к себе. Объятия стали ещё крепче, а улыбка Аяны от этого - шире.
- Тише. Раздавишь, - а самой и не хочется, чтобы они становились слабее. Эмоции переполняли эльфийку, и куда их денешь, как не в попытку обхватить своё счастье и крепко-крепко держать его, чтобы никуда не делось?
- Пойдем, - он взял свою спутницу за руку и повел к выходу из города.
Куда? Еще все-таки не вечер и свидание еще не закончено.. Возможно, они еще успеют укокошить очередную виверну ,и жаря шашлыки на костре, будут наблюдать как заходит солнце и занимается рассвет.

Конец эпизода

Отредактировано Руфио (2015-04-06 00:57:03)

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [24.04.1082] Солнце недвижимо