Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [02.04.1082] Сезон перелётных девиц


[02.04.1082] Сезон перелётных девиц

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

- Локация
Сильмаил, предместья Деворела, дом Регенлейф. Вторая половина дня
- Действующие лица
Руфио, Аргалад
- Описание
во время [02.04.1082] О том, как лошадь бочку меда испортила
Всегда думайте дважды, прежде чем вламываться в дом к скупердяю, зануде и вообще неприятному типу вместо любящего дяди. Может так статься, что за нужную услугу из вас если не спустят всю кровь – не вампиры же, то душу вытрясут вопросами и измотают, пытаясь разузнать про какие-то там гарантии. А, может, и не измотают: кто знает, какие проблемы на уме у дяди, ну, кроме ворующих в сговоре зелья родственников?

0

2

В доме Регенлейф намечался поздний обед. Все, кто просыпался с солнцем, уже успели перекусить во время полуденных дел и теперь хлопотали в доме. Ляйсан  поднялась наверх, с заданиями, Айла – пошла по комнатам, закрыть окна, чтобы дом не выстывал слишком сильно. Приходящую из города молодёжь, так отчаянно набивавшуюся к алхимику в подмастерья за отцовские кошельки, выгнали разбирать травы на просушку. Аргалад с супругой остался на кухне.
- Мне подруга сегодня написала, – сказала, не отвлекаясь от крупы, Ланайя. Её красные и иссечённые кое-где пальцы с белеющими полосками коротких и вычищенных ногтей делали из зёрен волны и странные узоры, постепенно выбирая чёрные жёсткие точки и колющиеся кусочки стеблей. – У них принцесса пропала, представляешь? Вернулась из Деворела – и вот так вот.
Галад остановился, пройдясь слегка любимым ножом по коже на пальце, и снова поднял глаза.
- Разве твоей подруге не стоило держать рот на замке и не писать нам, если она дорожит своим местом? – эльф дёрнул бровями. Никакого яда в его словах не было, но он знал, что в таких посланиях всегда есть подвох. – Давно ищут?
Они встретились глазами и спокойно, без упрёков, выяснили всё, что не нужно передавать словами. Алхимик привык, что его озабоченная благополучием всех любимая позволяет использовать и себя, и его, пусть косвенно, в не касающихся их дома делах. Он давно понял, что Ланайе как воздух необходимо быть полезной и нужной. Встал бы он когда-то, будь всё иначе?
- Почти пять дней на момент отправления письма.
- Шесть к этому моменту, – подумал вслух мужчина. – И чего хочет леди-навигатор Её Величества, направления, куда с пустыми руками ей плыть?
- Она не может сама сказать точно.  Пишет, что перепробовали свои средства и не вышли на след.
- Не удивительно. Если девушка выбралась из дворца, где её все знают, то уж затеряться среди простолюдья задача будет легче.
- Они искали её следы по вещам, – продолжала Ланайя. – Пути оказались ложными, либо о ней ничего никто не мог сказать.
- Либо она использовала отводящий глаз амулет, либо морок на артефакте, либо зелье… – подхватил мысль Галад и ухмыльнулся. – Только вот я знаю пять сильных рецептов, которые действуют не один день, и только три из них поддаются разоблачителю на крови. И чтобы полить каждое живое существо в округе им мне не хватит семи королев, уже не говоря о том, что такую подлую дрянь я готовить не буду. Да и кого они будут искать, если время потеряно?
- Милый… - эльфийка положила ладонь  ему на локоть и сжала, пока до головы не домчалась призрачная боль. Да, его заносило, когда кто-то хотел за их счёт решать свои проблемы.
Под порезом на пальце уже нацедилась в прозрачную каплю лимфа. Маг цокнул языком и облизал сладкий от сока палец.
- А ещё они как-то забывают, что есть нехитрый способ потеряться принцессе из закрытых дворцов без всякого мошенничества. Просто выкрасить волосы, налепить на губу бородавку и начать говорить на каком-то другом языке, пряча благородный выговор, – добавил он. – Так что напиши своей очень-серьёзной-служащей, что у меня для неё нет ничего, кроме пожелания удачи. Она им понадобится. И пусть больше не разглашает мне свои тайны, надеясь непонятно на что.
Супруги ещё немного поспорили, насколько можно было их разговор считать спором, что за вожжа могла попасть нежной деве-эдельвейс под несуществующий хвост, нарезая батат и остальные составляющие рагу, пока их не отвлёк грохот в большом – не поварском, кстати – котле под столом. Навстречу быстро обращённым к нему взглядам из тёмного зёва показалась чёрная с блестящими глазками-бусинами морда. Колонок, искристо-рыжий, как пушистый всплох огня, быстро выкарабкался, перебирая короткими лапками, опустился на пол рядом с горкой очисток, и точно костёр стал двигать своим длинным телом.
- Кто-то приехал, – расшифровал Аргалад. Говорить с пушистыми жильцами каждый день – магии не напасёшься, так что своих сторожей он натаскивал как прочие честные хозяева, без мистических трюков. – И уже вошёл в дом. Вот как?
- Айла встретит… – шепнула Лан. Хорь гонялся за своим хвостом и верещал.
- Не встретила, – произнёс эльф. – Я сейчас.
Вытерев руки, он быстро пошёл наверх. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что незваные гости в двери не ходят. Ещё на лестнице в флигель Аргалад услышал возню. Ему сразу захотелось развернуться и набрать чашу воды, чтобы не спугнуть залётную птицу, но вспомнил, что это вполне может быть его дочь. Он позвал её, и только после вошёл.
В комнате, отчаянно представленной так, что в ней ничего не происходило, что-то происходило. Зачем-то Ляйсан топталась рядом с полкой готовых зелий. Ощутимо, после кухни, тянуло весенним холодком из открытого окна.
"Наверное, это опять пытались проникнуть во все секреты мальчишки", – подумал, прогоняя паранойю, алхимик.
-…Мне проверить задание?
Дочь мялась и рыскала тёмными глазами всюду, избегая отцовского лица. у них в семье некудышные вруны, он сам такую традицию поддержал. Мимо его ног прошмыгнул поднявший тревогу хвост. Так и не указав дочери на враньё, Галад бросил "двадцать минут" и вышел, чтобы поискать сорванцов и узнать, не прибыло ли их без его ведома. По пути он прихватил у Ланайи глиняную миску и кувшин.
- Я схожу воды наберу.
Не с ведром. Не ложь, но недомолвка. Таким Аргалад грешил сам.

Далеко ходить не пришлось: парни оказались на заднем дворе, под отдалённое квохтание кур разворачивая на козлы грубую ткань и раскладывая к закатной стороне, ведь день тёк к вечеру, травы. Никто не приходил, и во флигель к Ляйсан никто не лазал. На свои вопросы злой наставник получил такие искренне недоумевающие и изумлённые взгляды, что быстро оставил идею. В кувшин он зачерпнул из бочки и, зайдя через заднюю дверь жилой части дома, поднялся наверх.
Окно было всё так же настежь раскрыто, только теперь вместо шторы подоконник закрывал пушистый подвижный хвост. Его основная часть статуэткой замерла, глядя на лужайку. У полки с явно нарушенным порядком зелий виновато мяла листок дочь.
- Ну и кто же твой таинственный друг? - уже слыша из окна голоса, но пока не разобрав точно, спросил эльф. К окну он двигался неспешно, чтобы у девочки было время подумать. Она молчала.
- А-гхм… – прокомментировал Аргалад.
- Пап, ты же не… – вскинула голову дочь.
- Я же не. Кто это с ним?
- Это… Руф сказал, что невеста.
Некоторое время, глядя глазом из-за плотной занавески, алхимик хранил молчание, а потом, покривив губой, фыркнул:
- "Я же не". Давай, покажи мне, что написала.
Племянника и его рыжую, как белки или их домашние хорьки ближе к лету, избранницу, он предпочёл бы оставить сестре. Если у племянника было всё в порядке – Аргалад рад, но их общение заканчивалось перепалками последние лет тридцать, и маг точно знал, что, пока Руфио служит Бурерождённым, большого улучшения ждать не следовало.
Они сели за стол. Ляйсан, пристроившаяся в самый угол напротив, чтобы прятать глаза за сдвинутые к книгам перегонный куб и реторту, читала рассортированные по группам ингредиенты и их антагонисты, отец, за редким исключением, монотонно одобрительно кивал, а в чаше с водой перед ним двигалось отражение гостей Айлы. На рыжую эльфийку он смотрел особенно пристально, перебирая в памяти возможные совпадения. Потом в дверь постучали.
- Хорошо, иди, после обеда продолжим, - сказал Галад дочери, провёл левой рукой с подсохшим бескровым порезом по воде, и поднял глаза на дверь. Он позволил девочке выйти, племяннику – зайти и закрыть дверь, не поднимаясь из-за стола, а потом, чуть дёргая уголком губ, спросил:
- Пришёл мне что-то рассказать, Руфио?
Под этим пристальным взглядом полагалось рассказывать. Всё. Полностью. Пока из дома опять не прогнали пинками.

Отредактировано Аргалад (2015-03-24 01:44:17)

+1

3

Лестничный пролет он преодолел бегом…. Двадцать ступеней – старых, скрипучих, с краями, истесанными и отшлифованными сапогами частых визитеров в лабораторию алхимика – ровно настолько хватило парню уверенности, что в стучаться в эту дверь необходимо. И сделать это лучше быстро, пока решительность не оставила – так он подумал, почувствовав, как в душе уже начинает зарождаться сомнение. А действительно ли это так необходимо?
Лестницу освещал только тусклый свет из холла. В этом уголке дома пахло деревом, пылью и сухими травами-ингредиентами, томившимися в духоте вдоль перил.  Кроме всего этого –знакомого с детских лет – здесь была своя неизменная атмосфера, возвращавшая его в прошлое. Каждый раз, когда он должен был подняться наверх, юный эльф стоял внизу, с минуту собираясь с силами, чтобы сделать первый шаг.  Не важно, шла ли речь об его обучении или ему предстояло быть отчитанным за что-то. Каждый раз он себе обещал, что досчитав до двадцати (число ступеней, которые ему следовало преодолеть), он будет покорен и учтив, как ему всегда советовала мать, или по крайней мере будет молчать. И всегда, досчитав до обещанного числа, он спускался на три шага вниз, чтобы отдались момент встречи.
Сейчас он знал, не получалось быть покорным раньше, не получится и теперь. Неуверенности и упрямство вновь вернулись к нему, как и воспоминания. Полвека назад он не знал, что хочет от жизни, но твердо знал, что желает. Чтобы Аргалад оставил его в покое.
Те, кто уже испытал на себе родительское бремя, оправдал бы старшего Регенлейфа.  Мол, все, что он делал, было во благо мальчишки, чтобы неразумный ребенок не свернул себе шею, скача по крыше, не оттяпал себе руку мечом, и самое главное, чтобы горячая кровь – наследственный дар, доставшийся от деда – не сожгла его дотла на чужом и злом материке. 
И вот какая ирония судьбы: когда желание Руфио наконец исполнилось, и все оставили его жить, как он сам посчитает нужным, он сам вернулся просить помощи. Эльф с неприязнью посмотрел наверх.
«Никто меня, дурака, за язык не тянул,» - сказал он себе и направился к двери, будто шел в наступление. Он набрал в грудь воздух, словно собирался нырнуть под волну и протянулся к дверной ручке. Ляйсан опередила его, открыв дверь с другой стороны… Отлично, ему не пришлось решать, стоит ли стучаться. Он пропустил сестру на лестницу, заметив, как по нем скользнул удивленный взгляд девчонки. Еще бы не удивиться. Десять минут назад он сломя голову выскочил в окно этого самого кабинета и кубарем катился с крыши, ломая старую вишню под окном,  все только для того, чтобы не столкнуться лицом к лицу с Галадом. Сделав это опасное пике, он вновь вошел через дверь, не иначе как для того, чтобы все повторить снова, но на этот раз с легкой руки мага. Как все логично и продумано!
Радушного приветствия от дяди он и не ожидал. В него не кинули заклинанием – куда уж радушней. Слова Аргалада прозвучали так просто, будто они виделись сегодня за завтраком, будто этих семи лет угрюмого молчания и вовсе не было и он сейчас не стоял перед уважаемым родственником с гербом Бурерожденных на плече, столь неприятных для старика. Руфус не мог скрыть усмешки и язык зачесался от колкостей. Что ты себе обещал? Учтивость и покорность!
-Рассказываю: ты не похорошел.
Парень изъял из внутреннего кармана украденное зелье и поставил его перед Аргаладом на стол.
- Случилось невероятное: мне нужна твоя помощь.
Он верил, что у Аргалада хватит ума не пуститься в расспросы: как, что, зачем, почему и для кого. То, что упрямец, позорно выкинутый из своего дома, как паук из чулана, забыл о своей гордости и пришел просить, уже должно было говорить о многом. Если Ляйсан не передала отцу все глупости, о которых сегодня здесь говорилось, то он тем более не будет раскрывать душу, которая сейчас потемки и для него самого.
- Обещаю, что больше тебя обременять не буду.

Отредактировано Руфио (2015-03-25 14:55:29)

+1

4

- Одна молния в твою сторону. У тебя пока есть шанс исправиться, - подперев подбородок кулаком, отбил дерзость маг. Разумеется, никакой молнии не было. - Не уж-то вдруг?
На стол напротив флакона с зельем легла любопытная морда маленького шпиона. Галад посмотрел на него тоже и, когда племянник убрал руку, через паузу взял и прокатил в свою сторону. Грани глухо постукивали по затёртой годами, пусть и добросовестно налаченой, поверхности тяжёлого стола. Конечно, у мага было много колючек под языком, но указывать на то, что парень не в праве, вломившись в родной дом и обворовав своего же родственника, чего-то просить вообще, не говоря об отказе объясниться.
- С учебной полки варево Ляйсан взяли, - слабо фыркнул алхимик, вытаскивая пробку и нюхая жидкость. - Какие молодцы. А я как раз вспоминал, сколько знаю чистокровных рыжих эльфиек в Девореле.
Он перестал подпирать голову узловатым кулаком и вынул из расписанного дочерью цветочками и лошадками, как она их видела в пять лет, глиняного горшочка тонкую трубку. Инструмент из прозрачного стекла сделал пару финтов в непослушных пальцах и опустился на стол рядом с флаконом. С нервирующим глухим щёлканьем алхимик стал её катать туда-сюда, задумчиво глядя на отражение небольшой печи на брюхе реторты.
- Десятка два, во главе списка - дочери Солнцеликих, все три, включая ту, что притворяется мальчиком, потрясает мечом без повода и собралась отхватить себе Серокрылую, - продолжал он, не поднимая глаз на племянника. Из слов не капало ядом, но неприязнь чувствовалась в словах, и сильно. А дочь Сулмедира совсем не рыжая, нет, этого он пока не вспомнил. С его-то памятью на всё, что могут видеть в мире глаза.
Пипетка остановилась, ударившись о флакон, и в неё упёрлись пальцы без живых плоти и крови.
- Ты можешь забрать зелье-шутиху и выметаться сейчас, но я не буду ручаться, что у твоей подружки коса не станет такой же синей, как хвост этого любопытного носа.
Колонок перестал тянуть морду к стеклянной игрушке, сполз под стол и спрятался.
- Или рассказать мне, что за девицу и почему притащил под мои окна, и сколько её дружков я могу ждать в гости. Такой-то малостью ты отплатить можешь за воровство и риск, который я беру на себя, не словив и отправив по адресам назад сейчас же?

Отредактировано Аргалад (2015-03-25 23:47:44)

+1

5

Слова дяди располагали скорее к молчанию, чем к беседе. К сожалению, из них двоих Руфио не был тем, к кому пришли просить. Значит что? Учтивость и покорность.
Интересно, можно ли хотя бы сесть в своем/не своем доме, который он пришел ограбить, но добровольно получил зелья от одной из хозяек усадьбы? Эльф усмехнулся и прошел к софе, стоявшей у стены напротив стола Аргалада. Выводку хомяков, оккупировавших место для гостей, были представлены две возможности: подвинуться или быть подвинутыми недоброй эльфийской рукой. С этими лазутчиками и доносчиками у Руфа отношения так же не сложились с детства. Парень присел на край софы.
Интересно, почему Аргалад не может спросить свое уникальное приспособление о таинственной гостье, раз тот сумел открыть ему столь занимательную чушь о Накилоне… Руфус понятия не имел, как работают подобные магические предметы и решил не уточнять, насколько правдивы его предсказания. Может и аяна окажется мальчишкой? Это поменяло бы ситуацию. Эльф усмехнулся.
Лейтенант был более чем уверен, упомяни он здесь имя Серокрылой, Аргалад, ярый неприятель всех трех Домов, пошлет его восвояси. Но знать правду он имеет право, с тем, что дружки Сула могут заявиться сбда по их следам. И среди них были ловкие следопыты, способные выследить двух лис. Никому в этом доме Руф зла не желал, не смотря на былые разногласия. Накликать беду на свою семью – последнее чего ему хотелось. Если бы он не знал, что дядя сможет защитить Регенлейфов, не привел бы беглянку сюда.
Подумав обо всем этом, парень приструнил свою гордость. Если дядя решит, что это слишком опасно, он настаивать не будет. Но если маг решин не помогать ему из личной неприязни, он учует это сразу.
-   Она – наследница Серокрылых, - без лишних подробностей ответил он. Он внимательно смотрел в глаза родственника, пытаясь распознать его реакцию еще до того, как тот обронит слово.
-Не уверен, что Солнцеликий так уж жаждет ее заполучить, - в этом они с Наком оба, обремененные родительской настойчивостью, были схожи – идея женитьбы им обоим не импонировала ,- зато уверен, что она этого не желает.

+1

6

То, как упоминание двух враждебных Домов отразилось на лице нынешнего бравого лейтенанта Бурерождённых – усмешкой – могло значить что-то или ничего.
"Не дави на ребёночка", – мурлыкала когда-то Лан. Он и старался не давить, правда. Но тяжело наплевательски сложить руки и ждать, если дело касается существа, чья судьба тебе небезразлична.
Прикатились. И теперь Галад не знал, что хуже: сносить горы язв и острот, на которые, несомненно, Руф был способен, или упираться в стену угрюмого молчания и выживать его из дома снова. Бросать без помощи, конечно, он парня не собирался, но и просто так, забыв обо всём на свете, как купившаяся на сказку про невесту Ляйсан, пользоваться собой давать не хотел.
Но, пусть и без мотива (который, на самом деле, был лично интересен дяде), прозвучало нужное фамильное имя. Алхимик дёрнул губами и бровями чуть вверх, приобретая выражение лица "ну, этого следовало ожидать", и сложил руки, подпихивая их под подбородок. Даже если он с самого начала не хотел отказывать в помощи, насчёт её природы следовало хоть чуть-чуть подумать.
Кажется, детей Серокрылого звали Энтрос и Аяна. И старший из них, хоть и собрат по и кипящей колбе, и по волшбе, и даже кто-то упоминал, что вообще парень чем-то напоминает молодую версию Аргалада (под маскирующими чарами, конечно, но кто помнит?), являл собой гротескный образчик жизнерадостного беззаботного дурачка (чем немало оскорблял и так недружелюбно настроенного якобы-двойника). Значит, утащил Руфус умную дочку, которую без её же волеизъявления с места, наверное, сдвинуть невозможно. Хо-хо.
- Да уж, саботировать брак между двумя вражескими домами тебе и твоему господину опасно, но выгодно.
Деревянные пальцы тяжело опустились между ушами пронырливого хоря, уже полезшего играть с освободившейся от рук хозяина пипеткой.
"А мне-то как рисково во всё впутываться – мало того, что не поймут, так ещё же за интригана примут".
От одной мысли о вступлении во все эти хитрые схемы и игры у эльфа на зубах точно собирался налёт тошнотворной патоки. Сколько лет с воцарения ди'Кель в стране царит мир – вдвое дольше его жизни, и даже полный приезжих Ауреллон в порядке, одним обездоленным трём Лордам Сиятельного Ничего по ночам не спится и днём честно не работается. Сколько светлых умов в истории этих мирных лет на острове числится, сколько книг про общественное благо писано – нет, каждый хочет править даже под общим королём. Конечно, подсыпать яд беспокойным господам хотелось даже живущему на отшибе, вдали от муравейника, Аргаладу.
- Та-ак, – сползая правой рукой под стол и выпрямляясь в кресле, начал после раздумий маг. – Со следами я постараюсь разобраться, но, судя по всему, по этой части времени на полную маскировку всё равно не хватит. Проблема вторая
Послышался звук выдвигающегося ящика стола. Охранные контуры, шевелясь, быстро обнюхали хозяйскую руку и дали поднять второе дно с заготовками и некоторыми запасами. Когда присылали воду недостаточно хорошую, чтобы Аргалад варил запас на себя, он всё равно использовал её и некоторые другие скоропортящиеся ингредиенты. Зелье превращения – одно из сложнейших и почти не отслеживаемых, и он на нём собаку съел. Вряд ли подруга Ланайи не знала, что самого Галада, чей фальшивый  облик знают столетие, тяжело поймать следящими чарами вроде зеркала именно из-за свойств зелья, которое он использовал. И отходы его эгоистичного труда, сбытые в ловкие руки, вполне могли попасть к бежавшей принцессе. Это зелье правда нечем было развеять, кроме, пожалуй, сильных очищающих вод, разрушающих любую магию. И времени.
- Хочешь скрыть её, да так, чтобы я сам не смог найти, а её отец – отследить по вещи, – чуть скрипя зубами, алхимик выцарапал нужный флакон из плотно набитого тайника, – тебе нужна такая штука. Правда, с использованием этого зелья есть моменты, о которых стоит помнить.
На первый взгляд содержимое тёмного стекла ничем не отличалось от воды, в которую просто покрошили пыль с крыльев мотылька. Прозрачная жидкость и переливающиеся клубы. Выставив флакон перед собой на стол, Аргалад не спешил его передавать в хапужьи руки горемычного воришки, более того – сгрёб ближе к себе вместе с шутихой и пипеткой и, вместо дальнейших объяснений, выхватил себе небольшой оторванный кусочек бумаги, а на колени посадил хорька. Тонким заточенным угольком – он их любил больше чернил – маг написал "быстро выбери женскую одежду для нашей гостьи, а нынешнюю забери". После этого он, сделав пас рукой, привлёк внимание зверька и, перевивая свои слова чарами, сказал:
- Записку несёшь Ляйсан, после бежишь с братьями по следу до самой дороги. Чтобы кто бы ни прошёл – я знал.
Свёрнутый в трубочку клочок был взят хищником, как собакой кость, и он быстро сорвался в путь.  Эльфам даже подниматься, чтобы открыть дверь, не пришлось: колонок пронёсся по полке и спикировал на ручку, а стоило ему с лёгким "тум" упасть на пол – шмыгнул в щель и был таков.
Как будто забыв, что ему нужно немногословному в их первую за годы встречу племяннику рассказать, алхимик быстро откупорил обе колбы и, достав ещё два флакона: чуть больше и чуть меньше, стал быстро зелья переливать. Сначала – немного серебрящейся жидкости в малую пробу, потом - все во флакон побольше, потом - ещё четверть от шутихи Ляйсан… туда же. В "хорошее зелье". Для мастера с его репутацией такие махинации выглядели (принимая во внимание характеристику результатов дочкиной тренировки) сродни надувательству, даже если не были таковыми по сути.

Использовано:
Взаимосвязь с животными - 35 маны.

Отредактировано Аргалад (2015-03-26 02:37:52)

+1

7

У каждого, наверняка, бывали в жизни случаи, когда стремишься к чему-то без надежды это заполучить, и на ходу, ожидая провала, успокаиваешь себя мыслью, что и без этого можно обойтись. Когда же цель достигнута, момент радости обязательно испортит мысль – и как мне это удалось, где подвох, логика? Именно логики в действиях дяди, Руфус не видел, поэтому начинал подозревать, что что-то здесь нечисто. Ему очень хотелось понять его мотивы, но голос разума мешал пониманию:
«Бери, что дают и сваливай». 
Парень, молча, наблюдал за каждым действием Аргалада, боясь спугнуть удачу лишним словом или снова проснуться в реальности, где дядя, бурно жестикулируя руками и надрывая связки, будет пытаться вправить ему мозги.
«Да ты в своем уме, впутываться в планы старейшин и тем более как тебе хватило рассудка привести ее сюда!?» - скорее это он ожидал услышать, как и остальные жители дома, кто хорошо знал его и Галада. От внимания лейтенанта не скрылась тень, мелькнувшая на лестнице, когда хорек с посланием приоткрыл дверь, выскочив из кабинета. Он и не сомневался, что Айла – их вечный миротворец – будет дежурить у входа. Эльф ждал гуды, как будто проглотил что-то кислое. Сколько бы ему не было лет и каким бы чужим он не был в этом доме, мать вряд ли перестанет волноваться за него.   
Задать вопрос неловко и опасно для его благого дела, и, тем не менее, очень уж любопытно знать: зачем Аргаладу ему помогать... Даже не ему, не своему племяннику, алхимик ведь уже понял, что все, что Руфус не сделает, первым делом он найдет в этом выгоду для хозяина… К слову, для того, кто живет на отшибе деворельского инферно, маг отлично осведомлен о происходящем…  Несколько раз он собирался спросить, но каждый раз прикусив язык, умолкал. Он себе напоминал ненасытного воришку, крадущего сокровища спящего  дракона. И чем тяжелее становились его карманы, набитые златниками, тем интереснее было увидеть реакцию пробужденного ящера. 
- Ты ведь не отравить ее собрался?.. И меня за компанию? – слова, которые должны были прозвучать, как шутка, были произнесены на полном серьезе.  Махинации Галада с зельями его настораживали. Все было слишком просто, чтобы он вот так, раз – и поверил в свое счастье. Нет, конечно, он был неправ и несправедлив в своих обвинениях. Глава Регенлейфов – сын почетного война – применил женское оружие против девчонки. Как бы он не пытался до этого оклеветать своего родственника, лейтенант и сам понимал, что придумал небылицу и сказал глупость. 
- Что ты хочешь взамен? – или чего ты достигнешь, за свою помощь. Интересный и своевременный вопрос. Ты мне, а я тебе, ведь так? Это закон мирового устройства, по-другому не бывает. За время жизни вне семьи эту лекцию Руф хорошо усвоил.

+1

8

На какое-то время Аргалад ушёл в смешивание двух жидкостей, которые не пожелали соединиться в новом сосуде сразу, образовав в прозрачном сосуде красноватого оттенка два слоя, как сметана и протёртая черноплодка. Маг, конечно, всё – ну, большую часть – услышал, но лишь взял на заметку, крутя перед глазами смесь.
"Не годится".
Галад сдвинул рукой всё со стола, выцарапал непослушными пальцами деревянную панель, и открыл круг. Он понятия не имел, что точно мог получить, только знал, что дочь использовала на учебное зелье примерно те же ингредиенты, значит, основные свойства измениться не должны. Ритуальные пляски с бубном были бы едва эффективнее, но под них в древние времена делались первые открытия.
Алхимик снова выхватил стеклянную трубку и поболтал ей в зелье, взбивая клубы, похожие на рисунки поднявшегося ила под масленой плёнкой на воде. Стоило предмету исчезнуть из его правой руки, и пальцы вернулись на небольшой круг, чтобы запустить в него ману. На пару секунд желобки в дереве точно налились лавой, но после просохли. Из горлышка флакона поднялся фиолетовый дымок.
- Удачи и немного благодарности хватит, для разнообразия, – пробормотал маг, ладонью направив испарение к себе. Пахло зелье доверительно, похоже на то, чем были два источника. Если можно было жидкости спаивать – он сейчас именно так и сделал. Рука быстро позатыкала все фиалы пробками и нырнула снова в стол, чтобы добыть новую для ещё горячей бутылочки. Левой кистью с поистине деревянным изяществом Аргалад прочесал волосы от обожённой под чарами скулы по виску и до затылка, выдохнул, и, глянув в глаза явно озаботившемуся творческим процессом Руфа, спокойно объяснил:
- Чтобы варить серьёзное зелье превращения понадобилась бы уйма времени и элементов, которых у меня сейчас нет, а это была заготовка, не усиленная и не прошедшая перегонку. Даже у Ляйсан состав законченный. Но это хитрое зелье: оно превращает выпившего в кого-то из предков, почти буквально. Сострижёшь прядь – она не преобразится назад. На материке его придумали, чтобы проявлять в бастардах знаковые фамильные черты. Я изменил рецепт так, что проявляется что-то далёкое и редкое. Готов поспорить, что ублюдки о его существовании даже не подозревают, – немного тщеславия для себя. Эльф улыбнулся, отставил флакон с замечанием "пока горячо" из круга, и продолжил убираться. – Поскольку это не конечная вещь, я не ручаюсь за время действия. Хорошо, если полдня, с зельем Ляйсан может быть дольше. Но шутиху я добавил больше для искажения – вам же не нужна копия какой-то славной прабабки из гарпий, так? – и количества. Если рассчитаете глотки – выйдет на дюжину дней или две
Алхимик убрал все склянки, задержав в руках самую малую, с пробой.
- Только вот ведь проблема: если даже эту д'Коренаэ скрыть, твой след всё равно возьмут, если уже не взяли. Тебе же хватит ума её в лачугу не тащить?
Ему искренне хотелось, чтобы племянник, как и вся семья, скорее прикидывался глупее и невиннее, чем был на деле, чем строил из себя умного, недооценивая с тем вместе врагов. Конечно, Серокрылые и Солнцеликие могли только вечером спохватиться, когда Галад уже наслал бы на город дождь, как можно более щедро заливая следы. Но лучше полагать, что  реакция следует мгновенно и с неприятелем нужно работать наперегонки. Меньше шанс ошибиться.
Помощь Руфио маг ошибкой, как ни хотел бы из-за гордости и неприятных воспоминаний, не считал.

+1

9

«Значит только благодарность?!» - парень удивленно приподнял брови, но уточнять или высказывать свое удивление вслух не стал.
Больше Руф решил не мешать алхимику с работенкой, которую он сам же ему подкинул. Больше эльф не проронил ни слова. По началу он с любопытством наблюдал за Аргаладом, и подозрительность в нем поугасла – объяснения мага были исчерпывающими. Дядю он слушал в пол уха, как и всегда, когда дело касалось магии или алхимии – такие темы он приучил себя пропускать мимо ушей.  Две недели, которые будет действовать зелье – более чем достаточно. Он и не рассчитывал на то, что какой-то эликсир может сохранять свои свойства более одно дня. Но запас при себе иметь стоит.  Говорить об этом Аргаладу он пока не стал. Пусть пока приготовит один экземпляр, а о резерве он и сам догадается, не из глупых.
Через несколько минут и наблюдения Руфио надоели, и он скучающе переводил взгляд с окна, на Аргалада, с Аргалада на окно. То наблюдал, как зелье в руках Регенлейфа меняет свой цвет и консистенцию, то смотрел как ветви вишни бьются в окно и царапают крышу. 
Насколько он понял по звуку шагов за дверью, Айла их оставила, решив, что ни ее сыну, ни ее брату ничего не угрожает. Наверное, ее отвлек шум, который создавала Ляйсан, со всей ответственностью шарившая по шкафам и сундукам. А Руфус тем временем уже уселся поудобней, откинувшись на спинку софы. Харек уютно устроившийся между мягкой тканью и спиной лейтенанта, в тени и тепле, испуганно пискнул, напугав при этом и парня. Руф вздрогнул и раздраженно вытянул зверька за хвост.  Он уже маялся от скуки и нетерпения. Хотелось отнести зелье подопытной побыстрее и посмотреть, что будет – гарпия или роскошная принцесса.
«Ну скоро там?» - нетерпеливо подумал он.
-Нет, конечно, - усмехнулся племянник на вопрос дяди. Действительно, как можно тащить высокородную девицу в лачугу? - Мы уже там были.
О том факте, что он уже выдал противникам свою личность, тем, что привел Серокрылую в охотничий домик, он и думать забыл. Каэроса тоже могли вычислить, по причине той самой его промашки.  Пугаться уже глупо. Не тогда, когда по правую руку от тебя стоит один из сильнейших магов Гвиндерила. В худшем случае, Госпожа-удача всегда любила его – как-нибудь выкрутится, а главное, будет весело.

+1

10

- Хорошо… – Галад хлопнул ладонью по панели, прибивая её в стол так, что зазоры с основным материалом стали похожи на естественные рассыхающиеся разломы на дереве. – И плохо.
Он задумчиво посмотрел на стёкшего на пол хорька.
- Надеюсь, ты будешь не против, если вечером во время сильного дождя я наведаюсь туда просушить плащ и замести последние хвосты.
Маг поднялся с кресла, отодвинул его, и, пошарив в карманах домашнего одеяния, осмотрел поленницу за своей малой печью.
- Тебе лучше заниматься своими обычными обязанностями. И, если всё выгорит, как я думаю… старайся светиться здесь как можно меньше и не искушать судьбу.
Аргалад повернулся к племяннику и посмотрел на него прямо, глаза в глаза. Лицо у алхимика было спокойное, и даже хмурые морщины, с которыми он намешивал очень рисковое зелье, сошли со лба. Тень озабоченности во взгляде, то непрестанно блуждавшем, и вот теперь – остановившемся – не уходила ни на миг.
- Одну твою шкуру с кошачьей нашивкой на безопасность и благополучие всех я не променяю, как бы этого ни хотела Айла.
Эльф взял со стола флакон. Сначала левой, едва что-то чувствовавшей рукой, потом, убедившись, что даже так зелье не печёт – правой. Стекло и его плещущееся небольшим пузырьком воздуха под пробкой содержимое всё ещё пульсировали жаром, но уже не обжигали, и тепло уходило довольно быстро.
- Готово, – Аргалад прошёл по комнате и с ложной небрежностью уронил затемнённый пузырь из толстого тёплого стекла парню в ладони. – Об этой ярмарке неслыханной щедрости никому ни слова – у меня репутация, и… - добрый дядюшка выгнул правый край губ в лукавую ухмылку. – Не заставляй леди ждать, приятно выметаться. Дверь – там, вниз и направо, если не забыл.
Колонок – второй шпион-то по счёту, эти меховые зверьки лежали и грели уши и хвосты всюду в доме, иногда покушаясь даже на курятник и кухню – уже пропрыгал на коротких лапах к зияющей сумраком лестницы щели меж дверью и косяком, весь из себя вежливый слуга, готовый провожать. Или он расслышал шутку в не располагающем к шуткам голосе и собирался просто помахать напоследок хвостом.

+1

11

Эльф навострил уши. Новость о том, что Галад собирается вызвать дождь, чтобы замести следы вокруг дома Регенлейфов, его бы нисколько не удивила – это разумно, раз уж незваные гости уже явились сюда. Но идти в охотничью лачугу, чтобы прикрыть задницу нерадивого эльфа, это уже верх фантастической заботы. Руфу стало неприятно. Не собирается ли родственник загнать его в долги перед собой? Гордость тут же дала о себе знать.   
- Я не рассчитываю тратить твое время более, чем необходимо для приготовления этого зелья. – сказал он как можно спокойнее, но от слов неумолимо повеяло холодом. -  Тем не менее, если решишь заглянуть в гости, двери всегда открыты для тех, кто хочет просушить плащ.
Зелье в руках эльфа стремительно остывало, как и их наколенные с магом отношения. Если эти два эльфа, с их непростыми характерами, когда-нибудь простят друг другу все обиды, то это вряд ли случится в первую встречу. 
Руфус отвел взгляд от фиала с зельем, которое не было ни синенькое, ни жиденькое, как утверждала Ляйсан. Тем не менее Руф был склонен верить скорее алхимику, чем его ученице.
- Не волнуйся, - сказал он, глядя на Галада снизу вверх. Такая улыбка едва ли могла принадлежать человеку полному признательности, зато была менее язвительной чем прежде, чем обычно. – Только ради собственного спасения я не пришел бы в этот дом, и если бы умирал в двадцати шагах от порога.
Это была своеобразная шутка, которой в будущем предстояло стать пророчеством.
Парень поднялся на ноги и отбивая комичные поклоны попятился к двери. Выметался он с неподдельной счастливой улыбкой и, не собираясь продлевать общение с дорогим родственником, молча вышел на лестницу. Как только зелье оказалось в его руках, причины по которым Агралад решил помочь им, перестали Руфа интересовать. Заставлять леди долго ждать он не собирался.  Парень быстро сбежал по ступеням вниз и свернул в дверям гостиной. Вошел он, даже не подумав постучаться.

+1

12

Когда помогаешь, нужно быть последовательным. Если получается сделать что-то обязательное и остаётся время – не стоит пренебрегать щепетильными мелочами. Хотя укрывать Серокрылую Регенлейф не хотел, сколь бы вольным и смелым ни был её побег от ткущего какие-то интриги неугомонного отца. Союз двух домов тревожил Галада куда меньше, чем риск оказаться под огнём меж всех трёх, всплыви великая комбинация Руфио к глазам хоть его хозяина, хоть обманутого мальчишки (девчонки, как мы помним, у Солнцеликих рыжими веками нарождались девчонки) их'Дрима.
- Очень рад, – махнул рукой эльф, уже не глядя на исчезающего за порогом гостя. Ответ был слишком тихим и блёклым для издёвки. Тон Аргалада вообще, кажется, не содержал ничего, кроме смутной досады. Когда к горлу подступает совсем уж горькая нужда, от первой попавшейся руки помощи отказываются лишь до глупого гордые. Конечно, делаться должником неприятеля паршиво и унизительно (хотя когда он, родной дядя, был Руфу злее голодного волка, или что он там себе вообразил, когда его попросили из дома для прекращения перебранок?), но сам маг такого избегал в первую очередь предельной осмотрительностью поступков и умеренностью взглядов и суждений.
В комнате стало будто бы прохладнее. Провожать гостей глава семейства так и не вышел, поскольку занялся упаковыванием всего, что могло бы ему понадобиться, начиная с достаточно яркого масляного фонаря с огнивом и заканчивая смесью, отбивавшей животным нюх, в которой магии не было ни капли. Поставив сумку на подоконник, он бросил взгляд на мелькнувшие внизу меж ветвей фигуры – гарпия сидела в седле уже в новом платье – и прикрыл его и запахнул штору.
Ему показалось. Комнату студило оказавшееся к вечеру с теневой стороны окно, а не мана.
Остаток дня прошёл в умеренной суете. К позднему обеду, от стряпанья которого отвлёкся, Аргалад так и не пришёл, сжигая где-то в саду платье Аяны и собирая, на всякий случай, пепел в бумажный конверт. Над тем же костром, создав сначала вихрь тёплого воздуха парой огненных заклинаний, алхимик собрал дождь с небольшую бурю. На закате, скрывая от горизонта до горизонта живописные небеса, над всем Деворелом грохотала, загоняя собак в конуры, а их хозяев – в дома и таверны, ранняя весенняя гроза. Западный ветер быстро согнал её к берегу и в Альвийские воды, но вечер для обитающих в садах парочек был безнадёжно испорчен. И не только вечер, и не только для парочек, но кроме эльфа, дюжины хорьков, коня и смутно догадывавшихся домашних об этом так никто и не узнал.
К ужину Аргалад явился на три часа позже, усталый, верхом на фыркающем и исходящем паром парнокопытном соседе и во влажном, но не насквозь вымокшем плаще. Всю дорогу домой, когда полегчало на плечах, хоть вес сумки его сильно и не убавился, он размышлял, как легко в один день дал поворот одной просьбе – помочь найти дочь королевы, что куда благороднее, но принял на себя риск и поучаствовал в обратной афере. Сколько ни вини весну и не старайся по уму жить, голос сердца всякой логике упрямо претит.

Использовано:
Погодник, Хозяин огня (дважды), малый огонь.
Остаток за эпизод был что-то вроде 130 без учёта накопителей.

эпизод завершён

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [02.04.1082] Сезон перелётных девиц